Главная

Поиск


?

Вопросы






FAQ

Форум

Авторы

Детские » Сказки »

Для чего нужна дорога

О том, как мыши искали волшебную страну Сырландию
 отзывы (0) 
Оценить:  +  (0)   
10:35 14.10.10
ДЛЯ ЧЕГО НУЖНА ДОРОГА
(Мюзикл по мотивам сказки Дюлы Урбан «Все мыши любят сыр»)

Действующие лица:
Семья серых мышей:
Дед Сероштан
Серафим – отец,
Серафима – мать,
Серёга – сын.

Семья белых мышей:
Бабушка Изабелла,
Альберт – отец,
Анабелла – мать,
Белка – дочь.

Кот Коттерфильд.

Сцена 1

В темноте мигают разноцветные огоньки, раздаются диковинные звуки – так бывает, когда заденут музыкальные инструменты. Мелькают неясные тени, звучат голоса.

Голос АЛЬБЕРТА. Что это? Куда мы, э-э-э, попали?
Голос АНАБЕЛЛЫ (с насморочным прононсом). Мама, вы здесь? Где вы, мама?
Голос БАБУШКИ. А?
Голос АНАБЕЛЛЫ. Пробирайтесь сюда.
Голос БАБУШКИ. А?
Голос АЛЬБЕРТА. Белла, я спрашиваю, куда вы нас завели?
Голос БЕЛКИ. Сейчас, сейчас, папа. Я, кажется, нашла выключатель.

Вспыхивает свет, освещая семью белых мышей и подвал с музыкальными инструментами. БЕЛКА бежит к ударной установке, усаживается за барабаны и стучит по ним.

БЕЛКА. Ой, папочка, я никогда не видела таких красивых барабанов!

Идут бесприютные мыши
Чтоб где-нибудь норку найти.
А солнце всё выше и выше,
Мышам всё труднее идти

Но всё же никто не сдаётся,
Хотя уже хочется спать.
И если нора не найдётся,
Придётся им дальше искать.

Гремите, мои барабаны,
Чтоб норку быстрее найти.
Тайфуны, шторма, ураганы
Встают у мышей на пути.

Но всё же никто не сдаётся,
Хотя уже хочется спать.
И если нора не найдётся,
Придётся им дальше искать.

Родители и БАБУШКА подпевают и подтанцовывают. К середине песни входят СЕРЁГА с оркестрантами и слушают, оставаясь незамеченными.

АЛЬБЕРТ. Белла, вам надо умерить свои, э-э-э, фантазии. Ну, какие шторма-ураганы, что вы придумываете?
АНАБЕЛЛА. Пока что её фантазии завели нас в подвал с этими ужасными барабанами. У меня от них мигрень.
СЕРЁГА. И вовсе они не ужасные, й-о! А очень даже прекрасные, й-о!
АНАБЕЛЛА. Боже мой, кто это?
АЛЬБЕРТ. Видимо, это хозяева данного, э-э-э, подполья.
СЕРЁГА. Точно, папаша, в самую точку, й-о! (Белке). А ты, наверное, папина дочка, й-о! Не бойся, мы вам ничего не сделаем. А ты чего вся такая белая?
БЕЛКА (отстукивает такт на барабане). Никто тебя здесь не боится, й-о! Я знаю борьбу джиу-джитсу, й-о! Попробует кто полезет – всей серою шкурой облезет. Я – дочка и мамы и папы, й-о! И от меня убери свои лапы, й-о!
БАБУШКА. Молодец, внучка! Так его!
АНАБЕЛЛА. Но он, кажется, серый. Какой ужас!
СЕРЁГА (Белке). Меня Серёгой зовут. А тебя?
БЕЛКА. Я – Белка.
СЕРЁГА. Здорово ты на банках играешь. Кто это тебя учил?
БЕЛКА. Бабушка.
БАБУШКА. А?
АЛЬБЕРТ. Послушайте, молодой человек… Э-э-э, Серёга, кажется?.. Мы ищем место для норы. Вы, случайно, не могли бы указать нам адрес?
СЕРЁГА. Да легко! ВыхОдите здесь из подвала, й-о, свернёте налево, и – драла, й-о, й-о! Там близко тусуется кот, в момент обдерёт и сожрёт. Бегите вдоль старой ограды, й-о, увидите мельницу рядом, й-о! Ещё пробежите две улицы – дырявый амбар нарисуется. И если вы даже дойдёте все вместе, в амбаре для всех вас отыщется место, й-о, й-о!

Во время описания маршрута оркестранты аккомпанируют СЕРЁГЕ.

АНАБЕЛЛА. Послушайте, любезный, что это за намёки: «если», «дойдёте»? Что вы нас пугаете?
АЛЬБЕРТ. Да, маршрут, конечно, весьма, э-э-э, своеобразный. Но, тем не менее, покорно вас благодарю. (Домочадцам). Ну, делать нечего, двинулись дальше.
АНАБЕЛЛА. Нет, но он действительно серый. Какой ужас!

Белые мыши уходят. СЕРЁГА задерживает БЕЛКУ.

СЕРЁГА. Слушай, мы готовимся к Празднику сыра, а ударника у нас нет. Приходи, а. Мы тут каждый день репетируем. Придёшь.

БЕЛКА улыбается и молчит.

(умоляюще). Придёшь?
БЕЛКА (ещё подержав жуткую паузу). Приду.

СЕРЁГА всё ещё держит БЕЛКУ за руку.

СЕРЁГА. А ты – красивая.
БЕЛКА. А ты – серый.

Убегает, смеясь.

Сцена 2

Небогатая комната серых мышей. СЕРАФИМА накрывает на стол. СЕРАФИМ лежит на диване, смотрит телевизор, где, судя по репликам, идёт футбол.

СЕРАФИМА. Я хозяйка хоть куда,
на работе я всегда.
В моих лапах всё хозяйство.
Ну, а главное – еда.

Припев
И в подвале, и под крышей,
Мыши всюду, где ни сесть.
Для чего на свете мыши?
Для того, чтоб что-то есть.

В целом мире даже двух
не найти таких стряпух.
Я на кухне – королева
и не дуюсь на крупу.

Припев
И в подвале, и под крышей,
Мыши всюду, где ни сесть.
Для чего на свете мыши?
Для того, чтоб что-то есть.

Всех забот моих не счесть,
просто некогда присесть.
Если в доме есть порядок,
значит, в доме есть, что есть.

Припев
И в подвале, и под крышей,
Мыши всюду, где ни сесть.
Для чего на свете мыши?
Для того, чтоб что-то есть.

Серафим!
СЕРАФИМ. Сейчас, сейчас…
СЕРАФИМА. Что «сейчас»?
СЕРАФИМ. Да что ж ты делаешь?! Куда тебя?!.. Лапы тебе оторвать, мазила!
СЕРАФИМА. Серафим! Ну, сколько же можно смотреть этот футбол? У тебя давление подпрыгнет.
СЕРАФИМ. «Подпры-ы-ыгнет»... Он подпрыгнет, как же… Держи карман шире. Ему с такими лапами только через скакалку прыгать, а не в футбол играть. Ведь что такое футбол?!

Футбол – неудержим,
Весь мир болеет им –
И старики, и молодёжь, и детвора.
Футбол нам стал судьбой,
И скажет вам любой:
Футбол, футбол, футбол,
Ты – жизнь, а не игра!

У футболиста нет почётнее работы,
Чем закатить любой ценою мяч в ворота.
Через защитников пройти,
Чтоб не мешали на пути
И вколотить в конце концов победный гол.
Не поддаваться на тычки и не сдаваться
И своего всегда и всюду добиваться,
Удобный пас не ждать,
Искать и побеждать –
Всё это вместе называется «футбол».

Мы бьёмся за успех
И одолеем всех.
Мы все в футболе – знатоки и мастера.
Пускай летят года,
Но в форме мы всегда.
Футбол, футбол, футбол,
Ты – жизнь, а не игра!

У футболиста нет почётнее работы,
Чем закатить любой ценою мяч в ворота.
Через защитников пройти,
Чтоб не мешали на пути
И вколотить в конце концов победный гол.
Не поддаваться на тычки и не сдаваться
И своего всегда и всюду добиваться,
Удобный пас не ждать,
Искать и побеждать –
Всё это вместе называется «футбол».

СЕРАФИМА. Серафим. Оторвись ты от этого ящика ради Бога. Садись ужинать.
СЕРАФИМ (не отрываясь от телевизора). Ужинать? Это хорошо – ужинать. А что у нас на «ужинать»?
СЕРАФИМА. Сало копчёное, куриные грудки в майонезе, запеканка из творога с изюмом и сыр рокфор.
СЕРАФИМ (взвивается над диваном). Что??! Что ж ты молчала? Где??! Где всё это??!
СЕРАФИМА. Где-то наверняка есть. А у нас – хлебные крошки и пара куриных косточек.
СЕРАФИМ (горько). Разве можно так шутить, Серафима?
СЕРАФИМА. Прости ты меня Серафимушка, виновата. Чуть не забыла. Есть ещё ковшик холодной воды. Кипячёной.
СЕРАФИМ. Хоть бы уж про сыр не говорила. Я не помню, как он и пахнет.
СЕРАФИМА. Не помнит он… Не удивительно – мы сыр только по большим праздникам и видим.
СЕРАФИМ. Ну что ж, будет и на нашей улице праздник.
СЕРАФИМА. Да уж, конечно, с тобой попразднуешь. Валяешься целыми днями у телевизора вместо того, чтобы делом заняться.
СЕРАФИМ. Да разве я не занимаюсь? Но я же не виноват, что дело мной не хочет заниматься. Ничего, ничего. Я уверен: это всё – пока.

Пусть мне счастье в руки не даётся,
Пусть жалеет даже медяка,
Всё моё со мною остаётся,
Я уверен: это всё – пока.

Пусть моя судьба ко мне спиною,
Пусть пообломала мне бока,
И перед судьбою не заною.
Я уверен: это всё – пока.

Пусть мне жизнь попалась не из видных.
Пусть бывает горше мышьяка.
Мне не стыдно, даже не обидно.
Я уверен: это всё – пока.

В конце концов, крошки – это тоже еда.
СЕРАФИМА. А вот в других семьях сыр со стола не переводится. Нет, правильно моя мама отговаривала идти за тебя замуж, правильно. Какие мышьчины за меня сватались, подумать только!
СЕРАФИМ. Завелась волынка…
СЕРАФИМА. И завелась, и завелась!.. Другие мыши живут себе и в усы не дуют. В тепле, в сытости. А мы в подвале дырявого амбара ютимся. Вон, в коридоре доска провалилась, голову сломать можно. Да ещё на чердаке котище устроился, того и гляди, в лапы к нему попадёшь.
СЕРАФИМ. Ну, и что ж? Все мы под котом ходим. А по мне, чем погибать в грязных когтях какого-нибудь мурзика или барсика, лучше пасть от лап Великого Коттерфильда.
СЕРАФИМА (заполошно). А-а-а!
СЕРАФИМ. Ты что?
СЕРАФИМА. А-а-а!!!
СЕРАФИМ. Да что с тобой?!
СЕРАФИМА. Серега, сыночек мой! Попал в зубы Коттерфильду! А-а-а!
СЕРАФИМ. А-а-а!!! (Опомнившись) Да ты с чего это взяла?!

Появляется растрепанный ДЕД СЕРОШТАН с барабаном.

ДЕД СЕРОШТАН. Тра-та-та, тра-та-та!
Не боимся мы кота.
Даже и с собакой
Мы затеем драку.
Курицу, барана,
Зайца, обезьяну,
Волка, попугая –
Всех перепугаем!

Что за шум, а драки нету? Кот – за дверь, и мыши в пляс?
СЕРАФИМ. Тут у нас…
ДЕД СЕРОШТАН. Молчать! Как стоишь? Молчать! Забыл, кто перед тобой? Молчать! Сыржант в отставке перед тобой. Молчать! Смирно! (показывает на Серафиму) Это кто тут в штатском?
СЕРАФИМА (всхлипывая). Серафима я, господин сыржант. Жена сыночка вашего.
ДЕД СЕРОШТАН. Какого-такого сыночка? Почему не знаю?
СЕРАФИМА. Да вот же он стоит.
ДЕД СЕРОШТАН. О, и, правда, сын. Так чего молчишь, как пуля в стволе?
СЕРАФИМ. Молчу как приказано, господин сыржант.
ДЕД СЕРОШТАН. Вот это правильно. Хвалю. Дисциплину держать, – значит, побеждать. Вольно. Докладывай.
СЕРАФИМА. Мальчик пропал, папа!
ДЕД СЕРОШТАН. Какой мальчик? Почему опять не знаю?
СЕРАФИМ. Да Серёга наш. Серафиме пришло в голову, что с ним что-то случилось.
ДЕД СЕРОШТАН. Ничего с ним не случилось. И случиться не могло! Внук в меня пошёл, любому сдачи даст. Даром, что ли, я его обучал приёмам борьбы «беги-беги».
СЕРАФИМА. О, Господи, это что ещё за борьба такая.
ДЕД СЕРОШТАН. Становись! Показываю.

Все становятся в кружок

Знают взрослые и дети:
Тяжело мышам на свете.
Мышеловки, клети, сети,
Кошки – главные враги.
От такого мышеедства
Лишь одно спасает средство,
Нам оно дано в наследство,
Лапы – в кучу, и беги!
И быстрей беги-беги, беги-беги, беги-беги!
Вот такая есть борьба: беги-беги!!!

У мышей забот навалом,
Каждый день грозит скандалом.
Кот не ел сегодня сало
Или встал не с той ноги.
За ужасностью ужасность,
За опасностью опасность,
И для нас одна лишь ясность:
Лапы – в кучу, и беги!
И быстрей беги-беги, беги-беги, беги-беги!
Вот такая есть борьба: беги-беги!!!

Все бегают по комнате, кричат, дурачатся, входят во вкус, опрокидывают мебель. Входит СЕРЁГА.

СЕРЁГА. Йо! Вот это да! Классная чехарда! Эй, родители, включайте глушители.
СЕРАФИМА. Живой! Сыночек мой дорогой. Где ты был?
СЕРЁГА. Мне – где ни быть, лишь бы сыру добыть! Быть или не быть? Быть! Йо – шучу! Я не только сыр хочу. Я любую харчу – йо! – сейчас замолочу.
ДЕД СЕРОШТАН. Молчать, салага! Замолотит он. Яков лаком, съел кошку с маком. Тебя мать спрашивает, где ты шлялся?
СЕРАФИМ. Уж больно ты суров с ним, папа.
ДЕД СЕРОШТАН (Серафиму). Молчать! Хочешь из него размазню сделать? Смирного кота и мышата лижут. (Сереге) Отвечать!
СЕРЁГА. Да ладно, дед, не кипятись. А где я был – и сам не знаю. Я только знаю, что теперь я не живу, а оживаю. Мне всё равно, каким я был между мышиной толчеёй и благодарен небесам, что встретил именно её.
ВСЕ. Кого?
СЕРЁГА. Как передать словами сиянье лучезарной чистоты? О, Белка – белоснежный ангел и гений чистой красоты. Стань у окна. Убей луну соседством – она и так от зависти больна, что ты её затмила белизною.
СЕРАФИМ. Никак, мышку больную встретил?..
СЕРАФИМА. Почему – больную?
СЕРАФИМ. Ну, слышишь же – болезная белизна у неё.
СЕРАФИМА (отмахивается от мужа). Что это за болезни такие? (Сереге) Зачем же она так напудрилась, сыночек?
СЕРЁГА. При чем здесь пудра? Это от природы белизна. Она неизъяснимой прелести полна.
СЕРАФИМА. Ты просто устал от своих репетиций, вот тебе и кажется невесть что. Белых мышей не бывает.
СЕРЁГА. Ах, как бывает, мама. Как бывает!
СЕРАФИМА. Мне не веришь – у деда спроси, он жизнь прожил. Господин сыржант, скажите внуку, что белых мышей на свете не бывает.
ДЕД СЕРОШТАН. Ах, как бывает, дочка. Как бывает!

Затемнение, в луче света остается ДЕД СЕРОШТАН

Сцена 3

ДЕД СЕРОШТАН. За морями, за горами
Есть волшебная страна.
Золотистыми сырами
Вся заполнена она.
Там забыты мышеловки,
Там забота и уют.
И всем сырные головки,
Сколько хочешь, раздают.

Сырландия, Сырландия,
Прекрасная страна,
Где всюду льется музыка
И каждый день весна.
Где счастье улыбается,
Где в масле сыр катается.
Сырландия, Сырландия,
Прекрасная страна.

В Сырландии мне довелось побывать совсем молодым. Я был тогда полковым барабанщиком. И однажды попал на бал-маскарад выпускниц Сырбонны – Института белых мышек. Там было очень много красивых белых мышек. Но была среди них одна…

Врывается сцена бала. Музыка, кружатся пары, все в масках. Молодого СЕРОШТАНА изображает СЕРЕГА. Белую мышку – БЕЛКА. Среди танцующих пар они зачарованно движутся навстречу друг другу и встречаются в центре авансцены. Затемнение. Высвечивается только эта пара.

БЕЛКА. Какая маска странная на вас,
И сами вы, простите, слишком странны.
СЕРЁГА. Нет, я не странен. Залпом нежных глаз
Я не убит, но я смертельно ранен.
БЕЛКА. Но кто же тот безжалостный стрелок,
И из какой он выстрелил засады?
СЕРЁГА. Ах, если бы осмелиться я мог,
Его бы не молил я о пощаде.
Я счастлив был бы гибнуть вновь и вновь
И в бездну милых глаз вершить паденье.
БЕЛКА. Но кто же стал причиною раненья?
СЕРЁГА. Вы стали ею. Вы зажгли любовь.
Но невозможно в одиночку мне
Гореть на этом сладостном огне.
РАСПОРЯДИТЕЛЬ. Внимание! Вниманье, господа!
Прошу вас всех пожаловать сюда.
По древним указаньям ритуала
Я нарекаю королеву бала.

Берёт БЕЛКУ за руку, выводит на середину зала, СЕРЕГА скрывается в затемнении.

Ту, кто на бале ярче всех блистала,
И красотой всех прочих затмевала.
Вы – королева бала, и сейчас
Должны вы подарить кому-то вальс.

Начинает звучать вальс и падает затемнение.

Сцена 4
Высвечивается комната серых мышей.

СЕРЕГА. А дальше, дед? А дальше?!..

В комнату влетает Альберт. Он, видимо, споткнулся в коридоре, по инерции подхватывает Серафиму и делает с ней несколько танцевальных па.

СЕРАФИМ. Это что за белый танец?
АЛЬБЕРТ. Умоляю простить меня, но там, в коридоре оторвана доска, и я не смог, э-э-э, устоять.
СЕРАФИМ. И что – это причина хватать мою жену?
АЛЬБЕРТ. Разумеется, нет. Однако вы должны понять…
СЕРАФИМ. Это пусть Коттерфильд понимает, у него голова большая… (после удивлённой паузы) А ты чего такой белый?
АЛЬБЕРТ. А вы почему такой, э-э-э, серый?
СЕРАФИМА. Это нормальный мышиный цвет.
АЛЬБЕРТ. Нормальный мышиный цвет – белый. А серый – это, э-э-э, ненормальность, нонсенс.
СЕРАФИМ. Сам ты нонсенс. Ты у меня сейчас синим станешь. Тебе чего здесь надо, подлива ты мучная?
АЛЬБЕРТ. Я убедительно прошу вас не переходить на личности. Мне сказали, что здесь можно найти, э-э-э, уголок для проживания.
СЕРАФИМА. Кто сказал?
АЛЬБЕРТ. Некто Барыга.
СЕРАФИМА. Кто?

Альберт достает из кармана бумагу и вглядывается в нее. Серега в это время незаметно исчезает вместе с дедом.

АЛЬБЕРТ. О, прошу прощения – Серега.
СЕРАФИМ. Серега? Наш Серега?
СЕРАФИМА. Где этот архаровец? Ну, я ему покажу.
СЕРАФИМ. Ты вот что… Давай так: ты нас не видел и амбар наш стороной обошел.
СЕРАФИМА. Правильно, правильно, нам и самим тут тесно.
АЛЬБЕРТ. Позвольте, но нам сказали…
СЕРАФИМ. Ты что, слов не понимаешь? Ну, сейчас ты у меня станцуешь…

В комнату влетает Анабелла. Видно, что она тоже споткнулась в коридоре и с разгону оказывается на руках у Серафима. Тот от неожиданности кружится вместе с ней в странном танце.

СЕРАФИМА (язвительно). А вот это действительно белый танец. Ты не надорвался, Серафим?
СЕРАФИМ (смущенно). Ну, это ты зря, Серафима. Ну, совсем зря.
АНАБЕЛЛА. Эта несносная доска в коридоре чуть меня не убила. Альберт, должна заметить, что вас только за дустом посылать. Вы не забыли, что на улице ждут ещё ваша дочь и моя мама? (Серафиму) Да отпустите же вы меня, наконец, мужлан.
СЕРАФИМ (опускает Анабеллу на пол). Однако!
АЛЬБЕРТ. Позвольте вам представить мою жену Анабеллу. Прошу, э-э-э, любить и жаловать.
СЕРАФИМА. Ещё чего!
АНАБЕЛЛА. Насколько я понимаю, переговоры закончились ничем?
АЛЬБЕРТ. К сожалению, вы абсолютно правы, дорогая. Эти серые, э-э-э, особи не расположены к знакомству, а тем более, к соседству.
СЕРАФИМ. Это кто особь? Кто особь? Ты чего тут обзываешься?
АЛЬБЕРТ. Послушайте, по какому праву вы мне изволите «тыкать»? Я с вами, э-э-э, кошек не пас.
СЕРАФИМ. А вот я тебя самого сейчас попасу!

Я с ума сойду от злости
СЕРАФИМА. Кто занёс таких гостей?
СЕРАФИМ. Я от них оставлю кости
СЕРАФИМА. Лучше вовсе без костей.

АЛЬБЕРТ. Вас не очень испугались,
АНАБЕЛЛА. Не страшнее вы котов.
АЛЬБЕРТ. Нам такие попадались
АНАБЕЛЛА. И остались без хвостов

СЕРАФИМА. Ай-ай-ай-ай!
СЕРАФИМ. На чужое не вздыхай.
АНАБЕЛЛА. Ну-ну-ну-ну!
АЛЬБЕРТ. Я ещё не так вздохну!

СЕРАФИМ. Вот нахалы, так нахалы!
СЕРАФИМА. Посмотрите вы на них.
СЕРАФИМ. Мы сюда не приглашали
СЕРАФИМА. Всяких белых щеголих.

АЛЬБЕРТ. Не прошу у вас прощенья.
АНАБЕЛЛА. Подыскать жилище чтоб,
АЛЬБЕРТ. Нам не нужно приглашенье
АНАБЕЛЛА. Всяких серых недотёп.

СЕРАФИМА. Ой-ой-ой-ой!
СЕРАФИМ. Убирайтесь вы домой!
АНАБЕЛЛА. Но-но-но-но!
АЛЬБЕРТ. Дома мы уже давно.

Гордо уходят, за дверью слышится грохот, восклицания: «проклятая доска!», СЕРАФИМ и СЕРАФИМА оторопело смотрят друг на друга. Затемнение.

Сцена 5

Комната белых мышей с остатками былого достатка. БЕЛКА за ударной установкой барабанит и поёт, БАБУШКА – бэг-вокал и подтанцовка.

Ночью, вечером и днём
Славу сыру мы поём.
Мышь без сыра никуда –
Это лучшая еда.

Пармезан, альпидамер
Адыгейский, камамбер
Пошехонский, куломер,
Моццарелла, радомер.
Брынза, гауда, бофор,
Мирабо, фета, рокфор,
Пекорино, пелордон,
Сулугуни, пикодон.
Только самый классный –
Это сыр колбасный.

Если в сыре много дыр,
Это самый вкусный сыр.
Ну а если сыр без дыр,
Это тоже вкусный сыр.

Пармезан, альпидамер
Адыгейский, камамбер
Пошехонский, тильзитер,
Моццарелла, радомер.
Брынза, гауда, бофор,
Мирабо, фета, рокфор,
Пекорино, пелордон,
Сулугуни, пикодон.
Только самый классный –
Это сыр колбасный.

Вбегают АЛЬБЕРТ и АНАБЕЛЛА

АНАБЕЛЛА. Белла, ради всех святых, прекратите этот барабанный бой, вы сведёте меня с ума. А всё вы, мама.
БАБУШКА. А?
АНАБЕЛЛА. Я говорю, вы виноваты. Мало того, что сами пронесли через всю жизнь это дикое увлечение барабанной трескотнёй, так ещё и внучку приучили.
БАБУШКА. А?
АНАБЕЛЛА. Вконец оглохли от своих барабанов.
БАБУШКА. А?
БЕЛКА. Бабушка ни в чём не виновата. Барабаны – это музыка сердца.
БАБУШКА. Правильно, внучка! Молодец!
БЕЛКА (залу). Кто не верит, пусть проверит. А ну, подняли ручки, и хлоп-хлоп себя по коленкам.

Отбивает ритм на барабане, остальные помогают ей, хлопая в ладоши.

Раз-два, раз-два,
Стала лёгкой голова.
Два-раз, два-раз.
Всем нам весело сейчас.

Ну-ка дружно! Не молчим.
Все стучим и все кричим.
Постучали, покричали,
Помолчали. Застучали!

Раз-два, раз-два,
Стала лёгкой голова.
Два-раз, два-раз.
Всем нам весело сейчас.

Мало нам стучать руками,
Постучим ещё ногами.
Ну-ка дружно! Не молчим.
Все стучим и все кричим.

Раз-два, раз-два,
Стала лёгкой голова.
Два-раз, два-раз.
Всем нам весело сейчас.

АЛЬБЕРТ. Ну, хорошо, хорошо. Однако можно же стучать несколько э-э-э, потише.
БЕЛКА. Невозможно, папа! Барабан должен звучать громко, а иначе это – бубен какой-то.
АЛЬБЕРТ. А что это вы тут, э-э-э, исполняли? Вот это вот «сыр без дыр, бр-р-р, др-р-р»?
БЕЛКА. Готовлюсь к Празднику сыра. Буду играть в оркестре с Серёгой.
АНАБЕЛЛА и АЛЬБЕРТ. С кем?
БЕЛКА. С Серёгой…
АНАБЕЛЛА и АЛЬБЕРТ. С кем?!!!!
БЕЛКА. Мама, папа, вы что, тоже плохо слышите, как и бабушка?
БАБУШКА. А?
АНАБЕЛЛА. Это невозможно.
АЛЬБЕРТ. Этого не будет, э-э-э, никогда.
БЕЛКА. Нет, будет. Будет!
АНАБЕЛЛА. Нет, не будет. Этот невежа вам совсем не пара.
АЛЬБЕРТ. Он такая же, э-э-э, серость, как и его родители. И у вас с ним не может быть ничего общего.
БЕЛКА. Нет, может. Мы оба любим…
АНАБЕЛЛА и АЛЬБЕРТ. Что?!!!
БАБУШКА. А?
БЕЛКА. Мы оба любим музыку.
АНАБЕЛЛА. Пожалуйста, любите себе на здоровье. Но только в одиночку.
АЛЬБЕРТ. Ступайте сейчас же к себе, и выкиньте из головы все эти, э-э-э, глупости.

БЕЛКА и БАБУШКА уходят.

АНАБЕЛЛА. Ах, что это за дети!

Как тяжело быть мамою
С девчонкою упрямою.
Изволновалась прямо я,
Я прямо не в себе.
И кто надул ей в уши,
Родителей не слушать?
Ведь так легко разрушить
Всё лучшее в судьбе.

Припев.
Ах, что это за дети!
Не слушают советы.
Упрямы наши дети
От малых до больших.
Но мы за них в ответе.
И как без них на свете?
Ведь счастье – это дети!
Куда же мы без них?!

АЛЬБЕРТ. И папе трудно с дочерью
Такою несговорчивой.
Хоть сердце и отходчиво,
Но я уже охрип!
А у неё всё то же!
На что это похоже,
Когда ей всех дороже
Какой-то серый тип?!

Припев.
Ах, что это за дети!
Не слушают советы.
Упрямы наши дети
От малых до больших.
Но мы за них в ответе.
И как без них на свете?
Ведь счастье – это дети!
Куда же мы без них?!

Сцена 6

БЕЛКА страстно горюет в своей комнате. БАБУШКА утешает её.

БЕЛКА. Оказались понапрасну
Мои слёзы и мольбы.
В одиночестве угасну
Под ударами судьбы.

Всё, что было сердцу мило,
Всё сгорело, отцвело.
Горе дверь мою открыло,
Счастье в эту дверь ушло.

Барабаны отгремели
И умолкли навсегда.
Заметут меня метели,
Заморозят холода.

Я навеки позабыла,
Как была я весела.
Старость дверь мою открыла,
Юность в эту дверь ушла.

БАБУШКА. Ты, внучка, что-то уж чересчур. Тебе до старости ещё ждать-переждать. Всё пройдёт, всё утрясётся.
БЕЛКА. Ничего не пройдёт и ничего не утрясётся.
БАБУШКА. Уверяю тебя, так и будет. Со мной когда-то ведь тоже произошло что-то подобное.
БЕЛКА (оживляясь). Что – произошло?
БАБУШКА. Да вот то самое. И мне встретился юноша.
БЕЛКА. Расскажи, бабушка!
БАБУШКА. Давно это было. И не здесь, а в далёкой прекрасной Сырландии.

Затемнение, в луче света остается БАБУШКА.

Сцена 7

БАБУШКА. За морями, за горами
Есть волшебная страна.
Золотистыми сырами
Вся заполнена она.
Там забыты мышеловки,
Там забота и уют.
И всем сырные головки,
Сколько хочешь, раздают.

Сырландия, Сырландия,
Прекрасная страна,
Где всюду льется музыка
И каждый день весна.
Где счастье улыбается,
Где в масле сыр катается.
Сырландия, Сырландия,
Прекрасная страна.

Был бал для нас, выпускниц Сырбонны. Там я и встретила юношу.

И снова – бал. Распорядитель держит за руку Белку.

РАСПОРЯДИТЕЛЬ. По древним указаньям ритуала
Я нарекаю королеву бала.
Ту, кто на бале ярче всех блистала,
И красотой всех прочих затмевала.
Вы – королева бала, и сейчас
Должны вы подарить кому-то вальс.

Начинает звучать вальс, БЕЛКА идёт к СЕРЁГЕ.

БЕЛКА. Коль вы не против, приглашаю вас.
СЕРЁГА. Я – ваш слуга. Благодарю за вальс.

Идёт нежнейший танец. Его прерывает громкая барабанная дробь. В центре зала возникает ПОЛКОВНИК и поднимает руку.

ПОЛКОВНИК. Прошу вас бал немедля прекратить!

Музыка смолкает. Все останавливаются. БЕЛКА и СЕРЁГА держат друг друга за руки.

РАСПОРЯДИТЕЛЬ. Но почему? И по какому праву?..
ПОЛКОВНИК. Я честь имею всем вам сообщить:
Здесь мой солдат. Но здесь он быть не вправе.

Общий шум. Возгласы: «как – солдат?», «серый солдат здесь, на балу?!», «какой ужас!», «какой позор!».

Он серый, как сгоревшая зола,
Забыл о дисциплине и о чести.
Но серость не отмоешь добела,
И серому нет среди белых места.

Общий шум усиливается.

БЕЛКА. Его прошу найти я сей же час.
Какая дерзость! Серость среди нас!

СЕРЁГА застывает на месте.

ПОЛКОВНИК. Военный барабанщик Сероштан,
Извольте перед нами появиться!
Ведь это бал, а не кафешантан,
И вам здесь неприлично находиться!

СЕРЕГА осторожно высвобождает руку БЕЛКИ

СЕРЁГА. Я – здесь!
БЕЛКА. Вы?! Серый барабанщик?
СЕРЁГА. Да. Ну, и что же? В чём я виноват?
Я – барабанщик и простой солдат.
Но я сказал вам правду.
БЕЛКА. Вы обманщик!
Вы уверяли в страсти неземной.
Я так хотела верить в уверенья,
А вы без совести зазренья
Под маскою смеялись надо мной.
Да и чего другого можно ждать
От серых барабанщиков-солдат?
СЕРЁГА. Куда вас завело происхожденье:
От серой шкуры вас кидает в дрожь.
Но я и серый ненавижу ложь,
И ни к чему мне ваше снисхожденье.

Поворачивается и убегает, БЕЛКА падает в обморок. Затемнение.

Сцена 8
Высвечивается БАБУШКА.

БАБУШКА. Больше я никогда не встречала этого юношу. И – ничего страшного. Я вышла замуж, родила дочку. Потом у меня появилась красавица-внучка, которая мне дороже всех на свете. Словом, всё, как у других мышей. Есть, правда, небольшое осложнение. Совсем небольшое: я так и не смогла забыть той встречи на бале, и всю жизнь, всю свою долгую жизнь любила и люблю несчастного барабанщика. А ты думаешь, почему я научила тебя играть на барабане?

БЕЛКА кидается ей на шею.

БЕЛКА. Ах, бабушка, ты такая счастливая. А я такая несчастная. Я такая несчастная, что даже счастлива от своего несчастья.

Оживает ноутбук. В нём появляется СЕРЁГА.

СЕРЁГА. Белка, привет. А я тут, прикинь, у вас под окнами стою.

БЕЛКА подбегает к ноутбуку, стучит по клавишам

БЕЛКА. Что случилось?
СЕРЁГА. Я вам сыренаду сочинил.
БЕЛКА. Кому – вам?
СЕРЁГА. Ну, тебе.
БЕЛКА. А говоришь – вам.
СЕРЁГА. Так в сыренаде положено: чтобы обращаться на «вы». Ты только не смейся.
БЕЛКА. Мне сейчас совсем не до смеха.
СЕРЁГА. Ну, смотри.

СЕРЁГА остаётся в луче света и исполняет сыренаду.

Месяц сияет над нашею крышей,
Звёзды поют над рекой.
Встреча с красавицей белою мышкой
Прочь унесла мой покой.

Белою мышкой душа моя дышит,
Только прошу вас учесть:
Если на свете есть белые мыши,
Значит, и серые есть.

Вы для меня – существо неземное,
Слаще восточной халвы.
Я так хочу, чтобы были со мною
Вы, только вы, только вы.

Встретили мы не случайно друг друга,
Только прошу вас учесть:
Если на свете есть белая вьюга,
Значит, и серая есть.

Вас обожаю сильней, чем сметану,
Лишь позовите – приду.
Вам своё сердце дарить не устану,
С неба достану звезду.

Пусть обойдёт вас любое ненастье,
Только прошу вас учесть:
Если на свете есть белое счастье,
Значит, и серое есть.

В луче света рядом с СЕРЁГОЙ появляется БЕЛКА

БЕЛКА. Спасибо тебе Серёга, ты немного развеял мою грусть. Я так несчастна.
СЕРЁГА. Я – тоже.
БЕЛКА. Нет, я несчастнее. Родители запрещают мне встречаться с тобой.
СЕРЁГА. Мои – тоже.
БЕЛКА. И я не знаю, что делать.
СЕРЁГА. Я – тоже.

Приближаются друг к другу

А знаешь, в сыренаде всё – правда. Я не могу жить без тебя.
БЕЛКА. Я – тоже.
СЕРЁГА. Я всегда буду с тобой.
БЕЛКА. Я – тоже.

Они уже совсем близко друг от друга.

Ур-р-ра!
СЕРЁГА. Ты что? Что с тобой?
БЕЛКА. Я знаю, что надо делать. Жди меня здесь. Никуда не уходи, я скоро вернусь.

Убегает. СЕРЁГА напевает последний куплет сыренады

СЕРЁГА. Пусть обойдёт вас любое ненастье,
Только прошу вас учесть:
Если на свете есть белое счастье,
Значит, и серое есть.

Уррр-ра! Я тоже знаю, что делать!

Убегает.

Сцена 9

Комната КОТТЕРФИЛЬДА. КОТТЕРФИЛЬД исполняет несложные фокусы.

КОТТЕРФИЛЬД. Я достану тигра из подмышки,
Или умещу слона в карман.
И, поверьте мне, любая мышка
Скажет вам, что это не обман.

И всё это правда, поскольку
Я лучший знаток в чудесах.
Ведь жизнь – это фокус и только,
Придуманный на небесах.

Многое я в этой жизни значу.
Я велик и знаю это сам.
Я решаю сложную задачу:
Помогаю верить чудесам.

И всё это правда, поскольку
Я лучший знаток в чудесах.
Ведь жизнь – это фокус и только,
Придуманный на небесах.

(в зал). Сколько здесь детей собралось, полный зал. А, наверное, сидит кто-нибудь в уголке и думает: хвастает кот, никакой он не волшебник. А? Есть такие? Не слышу. Или вы все мне верите? Верите или нет? Ну-ка громче. А вот я вам докажу, что я самый настоящий волшебник. Например, я знаю, что сейчас сюда прибежит белая мышка и начнёт кричать: господин Коттерфильд, помогите, господин Коттерфильд!

Вбегает БЕЛКА

БЕЛКА. Господин Коттерфильд! Помогите, господин Коттерфильд!
КОТТЕРФИЛЬД (в зал). Ну, что я вам говорил. Волшебник я или нет? Не слышу, громче. Вот то-то. А хотите знать, что будет дальше? Ну, тогда давайте вместе крикнем: ти-ши-на. И будем смотреть дальше. Ну, вместе: ти-ши-на.
(Белке). Ты откуда здесь взялась? Да ты знаешь, что я с тобой сделать могу?
БЕЛКА. Знаю, господин Коттерфильд.
КОТТЕРФИЛЬД. И неужели не боишься?
БЕЛКА. Мне уже ничего не страшно, господин Коттерфильд. Потому что, если вы не поможете, мне безразлично, что будет со мной.
КОТТЕРФИЛЬД. Ого, как тебя прихватило. И что же ты хочешь?
БЕЛКА. Я хочу, чтобы вы превратили меня в серую мышку.
КОТТЕРФИЛЬД. Что-о-о? Да ты, милая, с ума сошла.
БЕЛКА. Нет, господин Коттерфильд. Только вы можете помочь мне. А иначе мне и жить незачем.
КОТТЕРФИЛЬД. И думать об этом забудь. Где это видано, чтоб мышь свой цвет меняла. Выбрось из головы, говорю тебе.
БЕЛКА. Хорошо, господин Коттерфильд, я пойду искать других волшебников, если вам это так трудно сделать.
КОТТЕРФИЛЬД. Но ты, мышь белая, придержи язык, мне ничего не трудно. Ладно, будь по-твоему. Но если что – пеняй на себя.
БЕЛКА. Конечно, господин Коттерфильд.
КОТТЕРФИЛЬД. Становись сюда и закрой глаза.

КОТТЕРФИЛЬД закрывает БЕЛКУ ширмой, выходят ассистенты, начинается превращение.

КОТТЕРФИЛЬД. Фокус-покус, статус-кво,
Начинаем волшебство.
Фокус-покус, интернет,
Вам назад дороги нет.
Фоку-покус, перебой,
Вы прощаетесь с собой.
Фокус-покус, просвистал,
Кто был белым, серым стал.

Из-за ширмы появляется серая БЕЛКА. Оглядывает себя, чуть не плачет, но держится.

БЕЛКА. Спасибо, господин Коттерфильд.
КОТТЕРФИЛЬД. Да уж не за что. Сама напросилась, теперь не плачь.
БЕЛКА. Не буду, господин Коттерфильд.

Убегает.


Сцена 10

КОТТЕРФИЛЬД (в зал). Как, по-вашему, красивее стала Белка? А теперь знаете, кто прибежит? Ну, кто? Громче, громче. Вот, правильно, Серёга сейчас примчится. И что он сначала скажет? Кто волшебник, кто знает? Ну, что ж, все вы волшебники, но ещё маленькие, поэтому не угадали. Ничего он не скажет. Молчать будет, как сыр.

Вбегает СЕРЁГА. Увидев КОТТЕРФИЛЬДА, застывает на месте.

Та-а-ак, пришёл. И знаешь, что я с тобой сделать могу.

СЕРЁГА энергично кивает

И, выходит, не боишься.

СЕРЁГА энергично машет головой

И ты хочешь превратиться в белого мышонка.

СЕРЁГА энергично кивает

А иначе жить тебе незачем.

СЕРЁГА энергично кивает

Становись сюда и закрой глаза.

КОТТЕРФИЛЬД закрывает СЕРЁГУ ширмой, выходят ассистенты, начинается превращение.

Фокус-покус, статус-кво,
Начинаем волшебство.
Фокус-покус, интернет,
Вам назад дороги нет.
Фоку-покус, перебой,
Вы прощаетесь с собой.
Фокус-покус, просвистал,
Кто был серым, белым стал.

Из-за ширмы появляется белый СЕРЁГА и довольно оглядывает себя.

Ну что, так и будем в молчанку играть?
СЕРЁГА. Спасибо, господин Коттерфильд.

Убегает.

Сцена 11

Комната белых мышей. АЛЬБЕРТ с гитарой и АНАБЕЛЛА дуэтом исполняют жестокий романс.

Расцветает весна под распахнутым небом,
Зеленеет трава по камням-валунам.
Только белая мышь, точно белая лебедь,
Непокорно плывёт по житейским волнам.

Мышку хищная жизнь потрепала немало,
Посылала на бой с роковою судьбой,
Низвергала во тьму и опять поднимала –
Всюду белая мышь оставалась собой.

Это лишь полбеды, коли кот на заборе,
И полгоря, коль мышь в неуютной норе.
Полбеды – не беда, и полгоря – не горе,
Значит, будет весна и у нас на дворе.

К концу романса появляется БЕЛКА. Незамеченная, она мнётся у дверей.

БЕЛКА. Вы очень хорошо пели.

Родители недоуменно смотрят на гостью, друг на друга и снова на гостью.

АЛЬБЕРТ. Спасибо, конечно, за вашу, э-э-э, доброжелательность, но мы, признаться, не ожидали гостей. Тем более, таких.
АНАБЕЛЛА. И мы уж как-нибудь обойдёмся без ваших оценок.
БЕЛКА. Мама, папа, неужели вы не узнаёте меня.
АНАБЕЛЛА. Что?
АЛЬБЕРТ. Что такое?
БЕЛКА. Это же я – Белка.
АЛЬБЕРТ (сардонически смеётся). Ну, тогда уж, э-э-э, Серка.
АНАБЕЛЛА. Наглость, какая!
БЕЛКА (чуть не плачет). Это, правда, я. Я!
АЛЬБЕРТ. Милая, да вы взгляните на себя в зеркало. Ну, какая вы Белка?
АНАБЕЛЛА. Наглость, какая!
БЕЛКА. Я была у Великого Коттерфильда, и он превратил меня в серую мышку.
АЛЬБЕРТ. Перестаньте говорить глупости!
АНАБЕЛЛА. Наглость, какая!
БЕЛКА. Это не глупости. Я – ваша дочь! Белка!
АЛЬБЕРТ. Нет, нет и нет! Но даже если вы действительно говорите правду, то это больше, чем глупость. Это предательство. Прошу вас немедленно покинуть мой дом.

Белка мгновение смотрит на родителей, круто поворачивается и убегает. АЛЬБЕРТ и АНАБЕЛЛА ошеломлённо смотрят друг на друга.

АНАБЕЛЛА (плачет). Наглость какая…

Сцена 12

Комната серых мышей. СЕРАФИМ у плиты, СЕРАФИМА у телевизора.

СЕРАФИМ. Незавидная доля мужская
Мне на плечи, как камень, легла.
День-деньской я пеку-выпекаю.
Как ты, доля моя тяжела.

(отрываясь от плиты). Серафима, ну, сколько можно сидеть у телевизора? Это же вредно.
СЕРАФИМА. Серафим, дай мне посмотреть футбол.
СЕРАФИМ. Я тоже хочу смотреть футбол.
СЕРАФИМА. Смотри.
СЕРАФИМ. Но я и есть хочу.
СЕРАФИМА. Тогда готовь.
СЕРАФИМ. А ты?
СЕРАФИМА. А я хочу посмотреть футбол.
СЕРАФИМ. Я тоже хочу смотреть футбол.
СЕРАФИМА. Смотри.
СЕРАФИМ. Но я и есть хочу.
СЕРАФИМА. Тогда готовь.

СЕРАФИМ вздыхает и возвращается к плите.

СЕРАФИМ. Я теперь только помню и знаю
Сковородки, горшки, вертела.
День-деньской я пеку-выпекаю.
Как ты, доля моя тяжела.

Входит СЕРЁГА, ему явно не по себе, но он бодрится.

СЕРЁГА. Привет родители! Сына покормить не хотите ли?
СЕРАФИМ. А где он?
СЕРЁГА. Кто?
СЕРАФИМ. Что – кто?
СЕРЁГА. Кто – он?
СЕРАФИМ. Кто-он – что?
СЕРЁГА. Кто – где?
СЕРАФИМ. Кто-где – что?
СЕРЁГА. Ну, кто-где-что-он – кто?
СЕРАФИМ (после паузы). Сейчас как дам сковородкой!
СЕРАФИМА. Правильно, Серафим! Эти наглые блондины достали вконец.
СЕРЁГА. Да я сын ваш! Серёга! Меня Великий Коттерфильд превратил в белого мышонка.
СЕРАФИМ. Нет, вы посмотрите на него. Мало того, что меня заставили торчать у этой проклятой плиты, так теперь я должен выслушивать всякую чушь от белобрысого жулика.
СЕРАФИМА. Хватит разговаривать, гони его в шею, Серафим. Дадут мне когда-нибудь спокойно досмотреть футбол или нет?!
СЕРАФИМ (неуверенно). Слыхал, что тебе говорят? Или надо ещё повторить?

СЕРЁГА убегает. СЕРАФИМ смотрит ему вслед, подходит к телевизору, выключает его, отходит к плите и плачет.

Сцена 13

С разных сторон вылетают навстречу друг другу БЕЛКА И СЕРЁГА

СЕРЁГА. Всё решилось, Белка. Теперь твои родители разрешат нам встречаться.
БЕЛКА. Почему?
СЕРЁГА. То есть как это почему? Я же теперь – белый.
БЕЛКА. Правда? А я и не заметила.
СЕРЁГА. А ты чего такая грустная?
БЕЛКА. Меня выгнали из дома.
СЕРЁГА. И тебя тоже? Вот здорово! То есть, я хотел сказать – почему выгнали?
БЕЛКА. Но я же стала серой, хотела понравиться твоим родителям. Неужели ты не видишь?
СЕРЁГА. Я вижу свою Белку, и больше мне ничего не надо, будь ты хоть серо-буро-малиновая.
БЕЛКА. Выходит, мы зря старались?
СЕРЁГА. Ничего не зря.
БЕЛКА. Но ведь нас обоих выгнали. Куда же мы теперь?
СЕРЁГА. Я знаю, куда. В Сырландию. Есть такая замечательная страна, мне о ней дед рассказывал.
БЕЛКА. Я знаю, мне бабушка рассказывала. А как мы туда попадём?
СЕРЁГА. Ребята подскажут. Подскажете ребята?
ЗАЛ. Да.
СЕРЁГА. Идти нам в Сырландию?
ЗАЛ. Да.
БЕЛКА. Идти в Сырландию сюда?
ЗАЛ. Да.
СЕРЁГА. А может быть, сюда?
ЗАЛ. Да.
БЕЛКА. А вы хотите с нами?
ЗАЛ. Да.
СЕРЁГА. Здорово! Только будет очень трудно найти Сырландию.

БЕЛКА и СЕРЕГА поют дуэтом.

Надо очень постараться,
Чтоб Сырландию найти.
Не реветь и не бояться
Ям и кочек на пути.
И Сырландию с друзьями
Мы найдём когда-нибудь.
Отправляйся вместе с нами,
Только песню не забудь.

Сырландия, Сырландия,
Прекрасная страна,
Где всюду льется музыка
И каждый день весна.
Где счастье улыбается,
Где в масле сыр катается.
Сырландия, Сырландия,
Прекрасная страна.

БЕЛКА (открывает ноутбук). Я знаю, что делать. Я позову бабушку, она подскажет, как найти Сырландию.
СЕРЁГА (тоже открывает ноутбук). А я позову деда, вместе они быстрей разберутся.
БЕЛКА. Бабушка сейчас придёт.
СЕРЁГА. И дед сейчас примчится.
БЕЛКА. Кто это только придумал: различать мышей по цветам?
СЕРЁГА. Да баран какой-нибудь и придумал.

Поют дуэтом.

Нет ничего глупей на свете,
Чем различать мышей по цвету.
Какие шкуры ни даются,
Мышами мыши остаются.

Припев
Сыры бывают тоже разные:
И белые, и жёлтые, и красные,
Зелёные и голубые.
Но любим мы сыры любые.

Мышей живёт на свете много,
У каждой есть своя дорога,
Но где б ни шёл наш путь заветный,
Нас мир встречает разноцветный.

Припев
Сыры бывают тоже разные:
И белые, и жёлтые, и красные,
Зелёные и голубые.
Но любим мы сыры любые.

Сцена 14

Поспешно выходит БАБУШКА. За ней выскакивает ДЕД СЕРОШТАН, обгоняет её и толкает.

ДЕД СЕРОШТАН. Прошу простить, мадам! Очень торопился.
БАБУШКА. Ничего, ничего. Я, наверное, и сама виновата.
ДЕД СЕРОШТАН (приглядываясь к ней). Верно говорят: поспешишь – мышей насмешишь.
БАБУШКА (всматривается). Да-да. Какой вы, простите, странный.
ДЕД СЕРОШТАН. Нет, я не странен…
ДЕД СЕРОШТАН и БАБУШКА (вместе). Это вы?!
ДЕД СЕРОШТАН и БАБУШКА (вместе). Это я.
БАБУШКА. Простите Бога ради. Говорите.
ДЕД СЕРОШТАН. Нет, это вы меня, пожалуйста, простите.
БАБУШКА. Да говорите же, мне надо отдышаться.
Года уже не те, приходится признаться.
ДЕД СЕРОШТАН. Да что мне те года?! Года – всегда вода.
Года приходят и уходят снова,
Но больше я не буду бестолковым.
Я встретил вас – теперь уж навсегда!
БАБУШКА. Вы всё такой же – пылкий, бесшабашный,
И слушать вас, не скрою, мне приятно.
Я не забыла вас, мой милый барабанщик,
Но время улетело безвозвратно.

Звучит бальный вальс.

Время прошло.
Утекло
беспощадное время.
Тех юных дней
отзвенела живая вода.
Словно коней
подгоняет жестокое стремя.
Мчатся года
в никуда.
Не вернутся они никогда.

ДЕД СЕРОШТАН кружит БАБУШКУ в медленном вальсе.

ДЕД СЕРОШТАН. Время пришло.
Принесло
долгожданную встречу.
Тот светлый вальс
мы танцуем вдвоём, как тогда.
Словно сейчас
мы вернулись в тот памятный вечер.
Мчатся года –
не беда.
Нам счастливая светит звезда.

Сцена 15

Вбегают БЕЛКА и СЕРЁГА.


БЕЛКА и СЕРЁГА (вместе). Бабушка! Дед!
ДЕД СЕРОШТАН и БАБУШКА (вместе). Это ваш внук? Это ваша внучка?
БАБУШКА. Какой милый мальчик.
ДЕД СЕРОШТАН. Какая красавица ваша внучка. И как она похожа на вас.
БАБУШКА. Вы смущаете меня, право.
БЕЛКА. Бабушка, как там дома?
БАБУШКА. Ах, внученька, с твоими родителями что-то неладное творится. Твердят в один голос: не допустим серость в дом – и всё тут. Я тоже ушла от них.
ДЕД СЕРОШТАН. Далась им эта серость! Мыло серо, да моет бело.
СЕРЁГА. Дед, вы должны помочь нам.
ДЕД СЕРОШТАН. Да я уже помог! Ишь, чего придумали – родного сына на улицу выгонять. Рано мышки заплясали, как бы к кошкам не попали. Я там всех выстроил как надо, можно домой возвращаться.
СЕРЁГА. А Белка с бабушкой?
ДЕД СЕРОШТАН. И они с нами. Что имеем — вместе; чего нет — пополам.
БАБУШКА. О, нет. Жить в чужой норе и постоянно ловить на себе косые взгляды – это не для меня.
БЕЛКА. Мы решили идти в Сырландию.
ДЕД СЕРОШТАН и БАБУШКА (вместе). В Сырландию?!
ДЕД СЕРОШТАН. Тогда и мы с вами? Не правда ли, дорогая?
БАБУШКА. Может быть, меня сочтут сумасшедшей, но я согласна.
ВСЕ. Ур-рр-а!!
ДЕД СЕРОШТАН. Слушай мою команду. С левой ноги в дорогу шагом марш! Запевай!

Герои маршируют сначала по сцене, потом по залу. Последние две строчки каждого припева поют все вместе и вместе с залом.

СЕРЁГА. Мы уходим, вырастая
Из уюта и тепла.
Нас дорога непростая
За собою позвала.
От домашнего порога
Все пути нам по пути.
Для чего нужна дорога?
Чтоб куда-нибудь дойти.

БЕЛКА. На дороге могут встретить
И туманы, и дожди.
И никто нам не ответит,
Что там будет впереди.
Чтобы не устали ноги,
Надо меньше отдыхать.
Для чего нужна дорога?
Чтоб на месте не стоять.

ДЕД СЕРОШТАН. Если мы шагаем дружно,
Нас усталость не берёт.
И всего-то лишь и нужно
Только двигаться вперёд.
На дороге очень многих
Мы обязаны согреть.
Для чего нужна дорога?
Чтоб душою не стареть.

БАБУШКА. Есть закон дороги строгий:
Обойдите целый свет –
Если вышли вы в дорогу,
Вам назад дороги нет.
Быть крутой или пологой –
Вам дорогу выбирать.
Для чего нужна дорога?
Чтобы жизнь не растерять.

Процессия из зала вновь выходит на сцену.

СЕРЁГА. Дед, а мы правильно идём? По-моему, мы здесь уже были.
БЕЛКА. Были-были, я тоже это место помню.
ДЕД СЕРОШТАН. Да, действительно оплошка вышла. И на мышку бывает промышка.
СЕРЁГА. Эх, а ещё сыржант.
БАБУШКА. Ах, не будьте так строги к дедушке, ведь столько лет прошло. Я вот тоже не помню дороги.
БЕЛКА. Так что же нам делать? Куда идти?
СЕРЁГА. К Великому Коттерфильду, он всё знает.
ДЕД СЕРОШТАН. Чего стоим, кого ждём? Вперёд!

Убегают.

Сцена 16

Выходят АЛЬБЕРТ и АНАБЕЛЛА.

АНАБЕЛЛА. Кажется, я слышала голоса.
АЛЬБЕРТ. Но здесь никого нет.
АНАБЕЛЛА. Как вы наблюдательны, Альберт. Вам бы ещё немного снисходительности добавить к собственной дочери, цены бы вам не было.
АЛЬБЕРТ. Но, дорогая, вы же сами…
АНАБЕЛЛА. Что я сама? Ну, что? (Передразнивает). «Это больше, чем глупость. Это предательство». Разве это мои слова? Сказать такое родной дочери.
АЛЬБЕРТ. Но, дорогая, вы же сами…

Входят СЕРАФИМ и СЕРАФИМА.

СЕРАФИМ. Точно говорю, отсюда голоса слышались… (Увидев белых мышей, язвительно). Здравствуйте вам. Вы чего тут рыщете-ищете?
СЕРАФИМА. Серафим, ты только не волнуйся.
АЛЬБЕРТ. Не будете ли вы так любезны, пройти мимо. Нам сейчас в высшей степени не до вас.
СЕРАФИМ. Ишь ты, «не до вас». У нас из-за вас сын пропал.
АНАБЕЛЛА. Нет, это у нас из-за вас дочь из дому ушла.
СЕРАФИМА. У вас из-за нас?
АЛЬБЕРТ. Да у нас из-за вас.
СЕРАФИМ. Нет, это у нас из-за вас.
АЛЬБЕРТ. У вас из-за нас?
СЕРАФИМ. Нет, у вас из-за нас. Тьфу ты, запутал меня совсем, кочерыжка капустная.
АЛЬБЕРТ. Это я – капустная кочерыжка?
СЕРАФИМ. Ну, не я же. Это ты у нас такой белый, как кочерыжка.
АЛЬБЕРТ. Всё! Моё терпение лопнуло. К барьеру, сударь!
СЕРАФИМ. А – давай!
АНАБЕЛЛА. Опомнитесь, Альберт, до дуэлей ли сейчас?
СЕРАФИМА. Серафим, успокойся, тебе нельзя волноваться.
АЛЬБЕРТ. Ну, получишь ты у меня!
СЕРАФИМ. Ещё посмотрим, кто получит!

Бегают, поливают друг друга разноцветными макаронами, потом жён и зал. Жёны тоже включаются в эту неразбериху. Если макароны нельзя будет достать, можно использовать разноцветный серпантин и конфетти из хлопушек. В конце концов, все плюхаются на сцену и, глядя друг на друга, смеются.

СЕРАФИМ (Альберту). Ваше сиятельство, где же ваше сияние?
АЛЬБЕРТ. А куда подевалась ваша серость?
СЕРАФИМА (Анабелле). Мы сейчас так похожи на салат «оливье». Но вам идёт.
АНАБЕЛЛА. Я с вами согласна, милочка. Вам тоже к лицу этот салат.

Смех разливается с новой силой и постепенно затихает.

СЕРАФИМ. А ведь получается, что все мы одинаковые. А? Мыши – и мыши.
АЛЬБЕРТ. Да, конечно, ерунда всё это: серый-белый. Какая, в сущности, разница?
АНАБЕЛЛА. Только из-за этой ерунды мы потеряли своих детей.
СЕРАФИМ. Почему – потеряли? Надо их найти.
АЛЬБЕРТ. Вместе мы их обязательно найдём.
АНАБЕЛЛА. Да, но где же их искать?
СЕРАФИМА. Я знаю, что надо делать. Идёмте к Великому Коттерфильду, он поможет.
АЛЬБЕРТ. Правильно.
СЕРАФИМ. Точно.
АНАБЕЛЛА (Серафиме). Ах, милочка, вы такая умница!

Уходят.

Сцена 17

КОТТЕРФИЛЬД и ассистенты готовятся к празднику, вешают оформление, надувают шары и пр. Входят СЕРЁГА, БЕЛКА, ДЕД СЕРОШТАН и БАБУШКА.

БЕЛКА. Уважаемый господин Коттерфильд, мы просим минутку вашего внимания.
КОТТЕРФИЛЬД. Да. В чём дело? (Залу). Ну, вы-то понимаете, что я для виду интересуюсь. На самом деле я уже знаю, что им надо попасть в Сырландию. Сейчас мы им устроим концерт. Поможете мне?
ЗАЛ. Да.
КОТТЕРФИЛЬД. Тогда следите за моими помощниками и делайте то же, что и они. Договорились?
ЗАЛ. Да.
КОТТЕРФИЛЬД. Так в чём дело, я спрашиваю?
СЕРЁГА. Господин Коттерфильд, нам нужно попасть в Сырландию.
БАБУШКА. И только вы можете нам помочь.
ДЕД СЕРОШТАН. Покажите нам дорогу в Сырландию.
КОТТЕРФИЛЬД. Да показать-то – дело нехитрое. Только больно уж трудна дорога в эту самую Сырландию.
БЕЛКА. Это ничего.
СЕРЁГА. Это ничего.
БАБУШКА. Мы дойдём.
ДЕД СЕРОШТАН. Одолеем.
КОТТЕРФИЛЬД. Ну, глядите, сами напросились.

Свет приглушается, начинаются вспышки, погромыхивания и проч.

(завывает замогильным голосом). Вам дорогу покажу.
ПОМОЩНИКИ (вторят вместе с залом). У-у-у-у.
КОТТЕРФИЛЬД. О дороге расскажу.
ПОМОЩНИКИ (вторят вместе с залом). У-у-у-у.
КОТТЕРФИЛЬД. Жутко всем идти по ней.
ПОМОЩНИКИ (вторят вместе с залом). Эй-эй-эй-эй.
КОТТЕРФИЛЬД. Там полным полно зверей.
ПОМОЩНИКИ (вторят вместе с залом). Эй-эй-эй-эй.
КОТТЕРФИЛЬД. С ними рот не разевай.
ПОМОЩНИКИ (вторят вместе с залом). Ай-ай-ай-ай.
КОТТЕРФИЛЬД. Если схватят, то прощай.
ПОМОЩНИКИ (вторят вместе с залом). Ай-ай-ай-ай.
КОТТЕРФИЛЬД. И с дорогою такой.
ПОМОЩНИКИ (вторят вместе с залом). Ой-ой-ой-ой.
КОТТЕРФИЛЬД. Лучше вам идти домой.
ПОМОЩНИКИ (вторят вместе с залом). Ой-ой-ой-ой.
БЕЛКА. Господин Коттерфильд, а нельзя ли поближе к делу?
БАБУШКА. Вот именно.
КОТТЕРФИЛЬД. Нет, ну, я так не играю. Вам что, не страшно?
СЕРЁГА. Очень страшно, господин Коттерфильд, только пора уже идти.
ДЕД СЕРОШТАН. Правильно, внучек, где дорога, там и путь. Вон и вечер уже в окно стучится.
КОТТЕРФИЛЬД. А это не вечер, это ваши родители пришли.
ДЕД СЕРОШТАН. Атас! Прячься, кто может!

Все бестолково мечутся по комнате, издавая невнятные междометия.

КОТТЕРФИЛЬД. Ну, куда, куда вы? Да не сюда! В ту комнату бегите и тихо там.

Все скрываются за кулисы.

(залу). Ну что, этих тоже будем пугать?
ЗАЛ. Да.
КОТТЕРФИЛЬД. Тогда помогайте. (В сторону двери). Заходите, кто там?

Сцена 18

Входят удручённые, но решительные родители.

АЛЬБЕРТ. Мы к вам, господин Коттерфильд.
КОТТЕРФИЛЬД. Вижу.
АНАБЕЛЛА. Мы очень несчастны.
КОТТЕРФИЛЬД. Тоже вижу.
СЕРАФИМА. Помогите нам.
КОТТЕРФИЛЬД. Это смотря чем.
СЕРАФИМ. Мы потеряли своих детей.
КОТТЕРФИЛЬД. А чего их терять, они в Сырландию ушли. Вместе с вашими родителями, кстати.
СЕРАФИМ. Мы должны их догнать.
СЕРАФИМА. Должны, должны!
АНАБЕЛЛА. И попросить прощения.
СЕРАФИМА. Попросить, попросить.
КОТТЕРФИЛЬД. Ну, раз так, придётся помочь. Только больно уж трудна дорога в эту самую Сырландию.
АНАБЕЛЛА. Это ничего.
СЕРАФИМА. Это ничего.
АЛЬБЕРТ. Мы дойдём.
СЕРАФИМ. Одолеем.
КОТТЕРФИЛЬД. Ну, глядите, сами напросились.

Свет приглушается, снова начинаются вспышки, погромыхивания и проч.

(завывает замогильным голосом). Вам дорогу покажу.
ПОМОЩНИКИ (вторят вместе с залом). У-у-у-у.
АЛЬБЕРТ. Дорогой господин Коттерфильд, а нельзя ли без этих, э-э-э, предисловий?
СЕРАФИМ. Слышь, Киса, ты нам только лапой покажи, куда идти, а там уж мы сами.
СЕРАФИМА. Нам бы их быстрее догнать.
АНАБЕЛЛА. И домой вернуть поскорее.
КОТТЕРФИЛЬД. А как же серые мыши уживутся с белыми?
АНАБЕЛЛА. Ах, это так неважно.
СЕРАФИМА. Важно, что мы их любим.
ВСЕ. Мы их очень любим.

Выскакивают БЕЛКА и СЕРЁГА и бросаются к родителям. За ними – БАБУШКА и ДЕД СЕРОШТАН

СЕРЁГА. Папа, мама!
БЕЛКА. Мама, папа!
СЕРАФИМА. Вы здесь, родные!
АНАБЕЛЛА. Простите нас.
АЛЬБЕРТ. Доченька моя!
СЕРАФИМ. Как ты вырос, сын! Какая ты красивая, дочка.
СЕРАФИМА. Вся в маму.
АЛЬБЕРТ. Здравствуй, сынок. Спасибо за то, что не оставил нашу девочку.
АНАБЕЛЛА. Он – настоящий джентльмен. Мамино воспитание.
КОТТЕРФИЛЬД. Вот всё и наладилось. А как же Сырландия?
СЕРЁГА. Нам теперь и здесь хорошо.
БЕЛКА. Ведь теперь мы все – вместе.
СЕРАФИМ. А вместе мы и здесь построим прекрасную жизнь.
АЛЬБЕРТ. И никуда не надо будет идти.
ВСЕ. Мы – вместе!
КОТТЕРФИЛЬД. Теперь Сырландия и сама к вам придёт. Всё хорошо, что хорошо кончается. А праздник сыра начинается.

Сцена 19

И взрывается праздник! Гремит музыка, летают воздушные шары, кружатся танцоры, помощники строят громадный торт. На авансцену выдвигаются ДЕД СЕРОШТАН и БАБУШКА.

ДЕД СЕРОШТАН. Вы счастливы, дорогая?
БАБУШКА. Да. Может быть, это и смешно, но я счастлива, как девчонка.
ДЕД СЕРОШТАН. А кто говорил: время ушло.
БАБУШКА. Я была неправа. Время пришло!

Поют вместе.

Время пришло.
Принесло
долгожданную встречу.
Тот светлый вальс
мы танцуем вдвоём, как тогда.
Словно сейчас
мы вернулись в тот памятный вечер.
Мчатся года –
не беда.
Нам счастливая светит звезда.

Стариков сменяют родители. АНАБЕЛЛА под руку с СЕРАФИМОЙ, СЕРАФИМ с АЛЬБЕРТОМ.

АНАБЕЛЛА. Милая моя, нам теперь надо чаще видеться.
СЕРАФИМА. Конечно, я научу вас болеть за футбол.
СЕРАФИМ. Да переезжайте к нам, и будем жить все вместе.
АЛЬБЕРТ. И вместе воспитывать наших детей.
АНАБЕЛЛА. Ах, что это за дети!

Поют все вместе:
Ах, что это за дети!
Не слушают советы.
Упрямы наши дети
От малых до больших.
Но мы за них в ответе.
И как без них на свете?
Ведь счастье – это дети!
Куда же мы без них?!

На авансцене останавливаются БЕЛКА и СЕРЁГА.

СЕРЁГА. Белка, а ты не хочешь снова стать белой?
БЕЛКА. Если ты этого хочешь…
СЕРЁГА. Мне всё равно.
БЕЛКА. А мне ещё всёравней.

Поют вместе

Мышей живёт на свете много,
У каждой есть своя дорога,
Но где б ни шёл наш путь заветный,
Нас мир встречает разноцветный.

Сыры бывают тоже разные:
И белые, и жёлтые, и красные,
Зелёные и голубые.
Но любим мы сыры любые.

На авансцену выходит КОТТЕРФИЛЬД, за ним все герои спектакля.

КОТТЕРФИЛЬД. Мы вам сказку рассказали –
Сказка – ложь, да в ней намёк –
Чтоб любой сидящий в зале
На себя взглянуть бы мог.
По земле ходите прямо.
Будьте счастливы, друзья!
А Сырландия, как мама,
Есть у каждого – своя.

Все подхватывают припев.

Сырландия, Сырландия,
Прекрасная страна,
Где всюду льется музыка
И каждый день весна.
Где счастье улыбается,
Где в масле сыр катается.
Сырландия, Сырландия,
Прекрасная страна.

ЗАНАВЕС
 отзывы (0) 
Оценить:  +  (0)   
10:35 14.10.10