Главная

Поиск


?

Вопросы






FAQ

Форум

Авторы

Поэзия и драматургия » Поэзия »

Географ-2, или Штольни

Повесть в стихах
 отзывы (0) 
Оценить:  +  (0)   
15:14 08.10.10
Вступление
Уж сорок лет прошло с тех самых пор,
Как наш аквалангист-географ смелый
Проникнуть смог на Каменное озеро в разлом
И край родной прославил этим делом.

Он знал, что много тайн скрывают Жигули,
Не разгадать их многим поколеньям,
Загадка вечная природы в них
Ждет-не дождется своего решенья.

Но сколько бы не изучал географ наш отважный
Родные горы вдоль и поперек,
И сколько бы открытий для науки важных
Ни сделал он, и сколько б ни был мудр,

Он всех еще сокровищ не разведал тайных
И вновь, и вновь хотелось изучать ему
Луку Самарскую родную, Жигули,
Долину Волги-матушки-реки.

I
Географ весь в работе был,
Он план в своем уме сложил,
Как обустроить Жигули,
Зверей и птиц там развести,
Совсем их мало уж осталось,
Медведей там совсем не стало,
Пытались завозить оленей,
Но волки тут же всех их съели,
Косуль постигла та же участь,
Охотились на них к тому же;
Лосей нещадно истребляли,
Теперь редки они все стали.
Хоть Жигули все под охраной,
Но браконьеров там немало.
И обеднели Жигули,
И звери там теперь редки,
Из крупных хищников лишь волки
Случайных зайцев ловят только.
Когда-то рысей было много,
Их не встречали очень долго.
Орлан летал там, белохвост,
Из красной книги он наш гость,
Как ГЭС построили у нас,
Зимой ловить он рыбу стал.
В районе том гидроузла
Ведь водоем не замерзал.
Лишь многочисленен кабан,
Лисица, заяц, белка. Нам
Пытаться надо их спасти,
Других зверей здесь развести.
По крайней мере хоть леса
Не вырубаются пока,
В отличие от гор Сокольих,
Которых вид теперь весь голый.
Над этим рассуждал географ.
Ученый в думу весь ушел,
В работу был он погружен.
Он был уже на склоне лет,
Но также бодр был и смел,
И верил, что открытий массу
Он пооткрыл не понапрасну.
Не для себя он открывал,
А для людей. Он это знал.
Сидел так, думал он и вдруг
Раздался очень сильный стук.
Его за дверью кто-то ждал,
Настойчиво в нее стучал.
«Сейчас открою», – молвил он
И, посмотрев в дверной глазок,
Увидел на площадке парня,
Лет двадцать вы бы ему дали,
Стоит – молчит и все стучит.
«Тебе что нужно, паразит?!
Зачем тревожишь ты меня
В столь поздний час, ответь сперва,
Только потом открою я».
«Пришел к географу по делу, –
Промолвил парень тот несмело, –
По личному по делу, –
Добавил он при этом.
«Пришел я за его советом».
«Географ – это я, ну заходи», –
К себе он парня запустил.
Да, парень был ошеломлен,
Что в комнатах увидел он:
Квартира будто бы музей,
Диковин всевозможных в ней
Навезено со всей планеты:
Щиты, доспехи, пистолеты
И африканские тамтамы,
И сувениров всех навалом.
Вместо обоев были карты
И вместо люстр канделябры,
Штурвал морской стоял в углу
И книги, книги… «Так живу, –
Проговорил географ мудрый, –
Так постигаю я науку,
По сторонам ты не смотри,
Скорей по делу говори».
«Талант огромный в вас заложен,
У вас большой открытий опыт,
Вы только мне помочь способны.
Я – начинающий географ….»
«Переходи же парень к делу!»
«В начале этого я лета
С друзьями ездил в Жигули
Заснять там о природе фильм,
Начать хотел снимать со штолен,
Что близ Верблюд-горы выходят,
Прошел немного в темноте
И вдруг вдали увидел свет,
Пошел на свет – передо мной
Столь чудный вид предстал такой,
Что камера из рук упала,
Но не жалел ее немало.
Стоял на гребне я скалы,
Но не боялся высоты,
Со всех сторон вздымались горы,
И водопад передо мною
огромный
Воды низвергал,
Питает что его – не знал,
Но видел, что внизу – река,
И из него ее вода.
Река была не широка,
С огромной высоты видна
Как будто ручеек она.
Росли леса по берегам,
Красы такой я не видал.
Обратно заспешил к друзьям,
Поведал, что увидел сам.
Теперь я только огорчился,
Что камеры своей лишился.
Заснять я мог долину ту,
Тогда бы не навлек беду
Я на своих друзей несчастных.
Зашли мы в штольни, но…(ужасно)
Своих друзей я потерял
И не нашел, как не искал
Я их потом. Они пропали!
И, что случилось, я не знаю.
Вдоль-поперек прошел я штольни,
Лишь стены видя пред собою,
Которыми они кончались,
Недалеко вглубь углубляясь.
Быть может все приснилось мне,
Долины может вовсе нет,
Я знаю, сорок лет назад
Разлом открыли на дне скал,
Один отправились на дно,
Чтоб не тревожить никого,
Чтоб вашу смелую затею
Никто не высмеял, не веря
В существование разлома.
Теперь прошу я с вас лишь слова:
Да или нет, согласны ль скоро
На место то со мной пойти,
Друзей моих помочь найти».
«Тебя, коллега, понял я,
Но почему ж кроме меня
Никто не сможет их найти,
Ты обращался ли к другим?»
«Мы целый месяц провели,
Пытаясь в штольнях их найти,
Но будто в землю провалились,
Или как будто испарились.
Когда же я про ту долину
вдруг рассказал
Меня лечили
Почти неделю в психбольнице,
Но выпустили – «излечился».
Рассказ мой посчитали шоком
Потери той друзей тяжелой.
Давно уж поиск прекратили
И о друзьях моих забыли,
Теперь на вас надежда вся,
Ведь сотни раз вы в Жигулях
Исследовали все места,
И, я уверен, что словам
Моим поверите всегда,
Но может, я надеюсь зря?»
На то географ говорил:
«Надежду, парень, ты внушил,
Что тайны в Жигулях остались,
И очень сильно ошибались
Ученые мужи-друзья,
Что говорили про меня,
Что я – мечтатель-фантазер,
Поскольку думал с давних пор,
Что в штольнях много есть загадок
И все их изучить нам надо.
Сегодня же я соберусь,
С тобою завтра в трудный путь
Отправлюсь я, коллега».
«Спасибо вам за это!»

II
Автобус мчал быстрее ветра,
Теперь минут за пять проехать
Могли герои наши смело
И Волгу пересечь при этом.
«Как изменились времена!
Чрез Волгу чтоб проехать нам,
На пароходик мы садились:
На «Ом» иль на «Москву» спешили,
Иль на паром билеты брали
И массу времени теряли.
Теперь же целых два моста
Соединили берега,
Теперь с «Поляны» иль с вокзала
Мы по мосту проедем рьяно,
Теперь удобно стало им,
На правом берегу кто жил,
На левый берег всем добраться,
За пять минут там оказаться», –
Так говорил географ старый,
Он в жизни повидал немало.
«А я читал: у нас в Самаре
Дома из дерева стояли,
«Самарой старой» звался город,
И простояли они долго».
На тот вопрос географ старый
Ответил молодому парню:
«Я хорошо дома те видел
И помню, как все их сносили,
До твоего рожденья дом
Снесли последний. Помню то».
С моста на город вид открылся:
Как все же он преобразился!
Стоят повсюду небоскребы,
Площадки в них под вертолеты,
Все стены из стекла у них
И пластик всех скрепляет их.
«Когда-то комплекс «На Ладье»
Был небоскребов выше всех,
Теперь же затерялся он,
И будто нет теперь его».
«Мне говорили, что в Самаре
Проехать пробки всем мешали», –
Сказал географ молодой.
«Да, было время, я был злой,
Держа свой путь к себе домой.
С тех пор же, как метро связало
Концы все города Самары,
Как навесные эстакады
Дороги все пересекают,
Проблема с пробками отпала,
Ее теперь как не бывало.
Я помню, когда десять станций метро
Лишь было, а сейчас
Их сто, а может уж сто двадцать
Подземных и надземных станций».
Автобус мчал двоих коллег
Вдоль Жигулей. Какой уж век
Не изменяются они,
Родные наши Жигули.
Вот озеро то Каменное справа,
Которое разлом в себе скрывало,
А слева Белая да высится гора,
Внутри пещера Ледяная там.
Минут чрез двадцать уж гора Верблюд,
Ее вершину все узнают тут.
Ведь с головой верблюда очень схожа.
«Пора нам выходить, коллега, тоже», –
Проговорил географ молодой,
Уж стал путь к штольням для него родной.
«Ну вот и штольни. Отдохнуть
Нам надо. А потом продолжим путь», –
Сказал географ старый мудрый,
Свалил рюкзак он под березой тут же.
«Какой здесь гладкий спуск идет,
Как будто шлифовал его народ?» –
Спросил с недоуменьем парень наш.
«Внизу на Волге много барж
Стояли, нагруженные камнями,
Отсюда известняк на них кидали,
А в штольнях там его и добывали.
На этом месте в девятнадцатом столетье
Известняка добычу вели смело.
Отсюда – штольни эти рукотворны,
Поэтому не может быть такого,
Чтоб заблудиться можно было в них,
Кончаться слепо ведь должны они,
Поэтому я очень удивился,
Куда твои друзья вдруг провалились.
Я в параллельные миры ничуть не верю,
Реальная загадка скрыта где-то
И нам ее разведать предстоит,
Сейчас же, верный друг, перекуси,
Потом же, не забудь, фонарь возьми,
На каску присоедини,
Веревкою себя ты обвяжи,
Не потеряли чтоб друг друга мы в ночи.
Конец веревки привяжу к березе,
В любой момент по ней вернуться сможем.
На камеру наш путь снимай все время
Чтобы осталась память поколеньям».

III
Квадрат огромный – в штольни вход
Зияет чернотой проход,
На улице жара кругом,
А в штольнях – вечный холодок.
Камней здесь груды под ногами,
Которые пройти мешают,
И мрак кругом со всех сторон,
Скрывает тайны в себе он.
Остановилось будто время
И будто в позапрошлом веке
Географы вдруг оказались,
История им представлялась.
Пред их глазами проходила
Истории живой картина:
Рабочие долбили камень,
Его на тачки весь кидали,
С трудом везли его к обрыву,
Для этого огромной силой
Должны те люди обладать,
С обрыва камни чтоб толкать
На баржу, что внизу стоит,
Такой тяжелый труд у них.
Повсюду слышны голоса
И различаются слова
Как будто. «Неужели мрак
Здесь кроме нас людей скрывает?
Остановись. Прошу тебя я, –
Прислушался географ старый, –
Еще людей нам не хватало…
Я будто слышу голоса
Двоих людей. Бежим туда,
Я выключаю свой фонарь,
И ты скорее выключай,
Мы притаимся у стены,
Послушаем и помолчим».
«Перерезаю я веревку,
Не то вдруг побегут вдогонку
За нами. Вдруг бандиты это…», –
Географ молодой при этом
Достал охотничий свой нож,
Веревку перерезал. «Что ж,
Они за той стеной, пригнись,
А лучше – и совсем ложись».
Высокий свод у штолен был,
Он звук прекрасно проводил.
И вот услышали они
Два хриплых голоса в ночи.
Один уж очень грубый был,
Другой как будто бы осип.
Тот, что грубее, говорил:
«Я точно знаю, что раскрыл
Какой-то парень вход в долину,
В начале лета его видел.
Ты, остолоп, забыл прикрыть
И валуном щель затворить,
Тот парень все увидеть смог,
Тебе я зуб даю за то».
На то ответил голос хриплый:
«Его нам следует найти,
Не то он тайну разболтает,
Сюда комиссия нагрянет
По изучению пещер
И клад найдут, ты мне поверь,
Что скрыт в скале за водопадом».
«Ты тише говори про клад».
«Да брось, ты, кто здесь нас услышит,
Здесь не летают даже мыши».
«Затихни, будто звук я слышал,
Ружье держи ты наготове,
Не то всем нам грозит неволя,
Быстрее клад нам надо сбыть
И в дело весь его вложить».
«Через неделю на рассвете
Вернемся мы в долину эту».
И удалились голоса,
И больше не слышны слова.
На входе в штольни виден лишь
Двоих бандитов жуткий вид:
Один худой, другой толстяк,
По два ружья на них висят,
Ушли они. «Что будем делать?»
«Скорей бежать, не то заметят».
«Постой. Куда?! Быстрей заметят
Тебя бежащим из пещеры,
Иль хочешь, чтоб ты был пристрелян?
В долину вход найти нам нужно
От нас в двух метрах быть он должен».
Географ хоть и был в годах,
Но смелость он не растерял.
Он в ситуации любой
Найти способен был простой ответ.
Отважен был он с ранних лет.
Вот и валун, что закрывает
В долину выход, и скрывает
От посторонних глаз прекрасный
пейзаж,
Географ что внезапно
открыл,
А что там было – непонятно,
Откуда там взялась долина,
И водопад, река. Вот диво!
«Ты напряги свои все силы,
Валун нам нужно срочно сдвинуть,
Еще чуть-чуть …»
«Я вижу свет,
Что видел я в тот самый день,
Когда долину обнаружил».
«Тебя потом убить, иль тут же?» –
Раздался голос за спиной,
И был тот голос очень злой.
Пред ними были те бандиты,
Готовясь выстрелить им в спину.
«Не нужно нам тебя искать,
Сам прибежал ты к нам опять.
Ха-ха, с тобой еще старик,
Умрешь сейчас ты вместе с ним».
Прицелились, стрелять собрались,
Но оба вдруг осечки дали.
«И где такие взяли ружья?
В металлолом отправить нужно!».
Мгновенья этого хватило,
Географы чтоб оценили
Всю ситуацию. В долину
Они спускаться тут же стали,
А что внизу – того не знали,
Но все бежали и бежали.
«Нашли себе они погибель,
Ведь выход есть один в долину,
Друзей поставим мы на стражу,
А завтра спустимся за кладом,
А клад найдя, взорвем мы штольни
Про них про всех забудут вскоре» –
И смех их душу всю пронзал
И стены штолен сотрясал.

IV
«Спускаемся уж целый час,
И метров здесь семьсот как-раз, –
Проговорил географ старый, –
Теперь спешить скорей за кладом
Вдвоем с тобой нам нужно, парень,
Бандиты чтоб его не взяли.
Опередить их нужно нам,
Домой вернуться и про клад,
И про долину рассказать.
И брось ты парень унывать
Уверен я: твои друзья
Все живы, и как ты да я
Здесь где-то бродят по долине,
Пока же просто их не видно».
«Согласен с вами я коллега,
Уверен, что найду друзей я.
Но посмотрите все кругом,
Как радует все это взор!»
И вправду, что здесь был за вид!
За жизнь за всю таких долин
Не видел старый наш географ.
И до него не видел тоже
Никто из всех из тех людей,
Кто знатоком был Жигулей.
Скрывали горы всю ее,
Людской не доставал здесь взор.
На метров на семьсот долина
На глубину вся уходила,
И ниже уровня реки
Она скрывалася от них.
Ведь были Жигули дном моря,
Долина ж впадиной большою
Была в то время. Много лет
Прошло с тех пор. И моря нет,
Но неизменен дна рельеф.
Вода ушла в разломы дна,
Пробила путь себе река,
И Волгою звалась она,
Долина в центре Жигулей
Образовалась с давних дней.
«Откуда ж взялся водопад?» –
Географ недоумевал.
Возле реки они стояли
И с восхищением взирали,
Как низвергается вода
Примерно метров с пятиста,
Огромный шум создав при этом.
И падала вода та в реку,
До водопада ж – километр,
Фонтаны брызг, густой туман.
«Откуда здесь взялась река,
Не Волга ж путь здесь прорвала?
Нет, это вовсе не она.
Разведать нужно это нам, –
Так молодой сказал географ, –
Исследований очень много
Здесь, верю, люди проведут,
В науку вклад они внесут».
На то сказал географ старый:
«Прошел весь день, уж до заката
Осталось времени нам мало,
Считаю нужным отдохнуть,
Немного нам с тобой вздремнуть.
А, отдохнув, идти за кладом,
Нам перепрятать его надо,
Чтоб он бандитам не достался.
Через неделю обещался
Толстяк с дружком придти опять,
Их не хочу я вновь встречать.
А, сделав дело с этим кладом,
Отправимся с тобой обратно.
Домой вернемся, сообщим
Всем людям, что здесь скрыт за мир.
Теперь проход сюда мы знаем,
Его там до сих пор скрывает
Там, в штольнях, наверху, валун,
Находимся ж теперь внизу.
И чтоб туда опять подняться
Теперь нам стоит сил набраться».
Заночевать они решили
В лесу, который у реки
Не оставлял пустого места
И покрывал густою сетью
Все оба берега реки.
Не слишком далеко зашли,
Чтобы обратно путь найти,
Но в тоже время, чтобы их
Не видно было с той тропы,
Что проложили здесь они.
«Смотри-ка, парень, это ель,
«Кровать» устроим мы на ней,
Побольше веток ты нарви,
«Постель» себе ты застели,
Ложись ты спать, я сторожу,
Потом тебя я разбужу».
Уснул географ молодой,
Остался бодрствовать седой,
Но вскоре и его склонило,
И тоже захрапел он мирно.
Луна взошла, светло вдруг стало,
И как-то вдруг похолодало.
Географ старый пробудился,
Привык в тепле он спать обычно.
К тому же шум был на реке,
И он достиг его ушей.
«Кто там плескается в воде?
Разведать надо мне скорей», –
Проговорил географ наш
Отважный, смелый как в тот раз,
Когда исследовал разлом
И погружался ночью он.
Он вышел к берегу реки,
И свет луны ему открыл
Причину шума на реке:
То был большой-большой медведь,
Охотился на рыбу он,
Медведь был голоден и зол.
Прыжок, еще один прыжок,
В своей он пасти уж несет
Такую рыбу, что она
Не умещается в зубах,
Уж очень рыба велика,
В длину, быть может, метра два.
На берег вытащил он рыбу
И стал он грызть ее так сильно,
Что треск был слышен далеко.
И страшно было за него,
Кабы он зубы не сломал,
Так он ее всю искусал.
Медведь ее не дожевал,
Поскольку что-то услыхал,
И бросил есть медведь тот вдруг,
Ушел, оставив рыбу тут.
Ее решил географ взять,
Медведя у того украсть.
Географ подошел. И что же?
«Белуга ж это! Быть не может!
До Волгоградского узла
Теперь доходит ведь она.
Соорудили гидроузел
И больше нет у нас белуги.
Она же в Каспии живет,
Сюда на нерест лишь идет.
И в Волге уж истреблена,
Здесь сохранилась же она!
Медведей тоже в Жигулях
Давно уж истребили. Факт!»
От счастья важного открытья
Не чувствовал он веса рыбы,
Хотя тащил он еле-еле,
Достиг он быстро своей цели.
Географ парня разбудил,
Сенсацию ему открыл.
«Быть может много здесь животных
Сохранены с тех самых пор,
Когда здесь не было людей.
Давай же рыбу есть скорей,
Не то бандиты на рассвете
Нам не дадут здесь пообедать», –
Проговорил географ старый
И спички вынул из кармана.
Костерчик быстро разожгли,
И рыбу жарили они,
Потом же снова спать легли.

VI
Но вот рассвет. Запели птицы,
И солнце светит прямо в лица,
Туман прохладный и густой
Опутал все вершины гор.
Географы уже не спят,
Они хотят найти тот клад,
Который в водопаде спрятан
И от бандитов перепрятать.
До водопада с километр.
И на вопрос тот нет ответа:
Как до него добраться людям?
Ведь заросли густые всюду
И берега как-такового нет,
Зиял хотя бы где просвет,
Весь берег лесом был покрыт,
Непроходимый был на вид.
Нет смысла по реке идти,
Нет лодки, да и как грести
Против такого-то теченья,
Снесет оно в одно мгновенье.
Географы так рассуждали,
Как поступить они не знали.
Сквозь чащу предстоит идти
По направленью вдоль реки
И слишком в лес не углубляясь
(Там хищники наверняка скрывались).
«Идти в обход придется дольше,
Раз в семь займет наш путь иль больше.
Коллега, ты не отставай,
По сторонам ты не взирай,
А коль отстал, то поспевай», –
Проговорил географ старый,
За жизнь прошел чащоб не мало.
«Пойдем мы по тропам звериным,
Животный мир богат в долине,
Вот только б нам не заблудиться
И далеко не удалиться
От нашего ориентира –
Реки, что здесь течет в долине», –
Так шли географы, все шли,
Уж полчаса идут они,
Прохода ж нету к водопаду,
Не слышен шум воды громады.
Географ молодой внезапно
Окрикнул старого коллегу,
Остановившись вдруг при этом:
«Смотрите, там в кустах лежит
Огромный зверь! Он мертв, иль жив?»
И вправду, зверь в кустах лежал
И не был жив он, не дышал.
В длину он был под метра три,
А в верхней челюсти клыки
На сантиметров на пятнадцать
Свисали вниз уж очень страшно.
Сомнений не было у них –
То саблезубый тигр был.
Как очутиться здесь он смог,
Ведь в плейстоцене вымер он?
Какое счастье для науки,
В долине не умрешь со скуки!» –
Так радостны коллеги были,
Что об опасности забыли.
«Но путь нам надо продолжать
И слух почаще напрягать.
Кто будет нас здесь защищать,
Коль хищник вздумает напасть?
Для них мы – только легкий завтрак
Скорей, скорей же к водопаду!»
Географы вновь в путь пустились,
Над головами проносились
Совсем невиданные птицы
И оглашали чудной трелью
Верхушки высоченных елей.
Ведь смешанный был лес пред ними,
Росли там ели, сосны, липы,
И клены, тополя, дубы
Довольно густо там росли.
Географы объелись ягод,
(Кустарников росло немало:
И ежевика, и черника,
И всякая другая «-ика»)
И, наконец, уж водопада
Стал слышен отдаленный шум,
И на него направлен слух.
Они идут на грохот вод,
Что водопад в себе несет,
Давно с тропы они свернули
И через чащу чрез густую
Уж пробираются к реке,
Водой уж пахнет вдалеке.
Географы ломают сучья
В глаза впиваются им прутья,
И обжигает их крапива,
И лица все их в паутине,
И об обеде позабыли:
Вот как географы спешили.
Ну вот и синева воды,
И, стало быть, они дошли.
Дошли они до водопада,
Наверх теперь им лезть тут надо.
«Ну, начинаем восхожденье,
Пусть нам поможет провиденье».
Все лезут, лезут, нет конца,
Везде туман, везде вода.
Географ, парень молодой,
Заметил что-то за скалой.
Увидел за потоком вод:
Чернеет будто бы проход.
«Туда проникнуть нужно нам,
Уверен: там запрятан клад», –
Сказал так парень.
Вдруг за камень,
Он очень сильно ухватился
И, перепрыгнув, очутился
За водопадом, изнутри.
«Эй парень, мне ты помоги!»
И два географа отважных
В пещере оказались страшной,
И полностью вход закрывал
В пещеру мощный водопад.
Проход же чернотой зиял,
Но смельчаков не устрашал.
Но долго не пришлось идти.
«Эй, парень, ты сюда смотри! –
Воскликнул радостно географ, –
Смотри, что я в стене нашел».
К стене той парень подошел,
Сундук увидел он большой.
«Как нам теперь его забрать,
Его вдвоем нам не поднять»
«Теперь не двое вас, а пять!» –
Из темноты раздался голос,
И показался он знакомым
Исследователю молодому:
«Друзья! Не верю я ушам,
Знакомый голос я узнал!»
Из темноты пещеры вышли
Три друга парня. «И отлично!
Как рад, что вы здесь вместе с нами,
Потом расскажете, что с вами
В злосчастной штольне приключилось».
«Так, к сожаленью, получилось,
Куда-то все вдруг провалились,
В пещере темной очутились.
Уж целый месяц бродим мы,
Уже и нет у нас еды,
Зато достаточно воды,
Все по пещере этой шли,
Случайно мы до вас дошли.
«Бандиты скоро будут тут,
Они хотят забрать сундук,
И, верно, знают они ход –
Из штолен в водопад проход.
Мы время не должны терять,
Быстрей сундук нам нужно взять.
Давайте, парни, молодцы,
Еще чуть-чуть … Ну все, пошли».
Сундук тяжелый очень был,
И чем же был он так забит?
Но открывать его не стали,
А то бы время потеряли.
Быстрей обратная дорога
Всегда нам кажется. Не долго,
Быть может, где-то пять часов,
Казалось же, что час всего,
Друзья обратно наши шли,
Все входы-выходы они
Уж изучили за неделю,
Пока бродили по пещере.
Они уж к штольне подходили,
Но им внезапно преградили
Бандиты путь. И очень злыми
Казались лица всем друзьям.
«Смотри, толстяк, нашел их я!
Все пятеро передо мною,
Не скрыться от меня, герои!» –
Собрался тут же он стрелять,
Но перед ним толстяк вдруг встал:
«Ты что, дурак! Сундук у них,
Его помогут нам нести,
Быть может, ты один способен
Нести такой сундук тяжелый?!»
«Ты прав, толстяк, совсем я туп
И голова моя тук-тук,
Сундук помогут нам нести,
А после их прикончим мы».
Толстяк промолвил: «Что вы встали?
Идите, мы пойдем за вами,
Осечки ружья не дадут,
Коль обернетесь – вам каюк».
«Да, с ними спорить бесполезно, –
Друзья подумали при этом, –
Нам главное из штолен выйти,
А после что-нибудь случится».
Идут они, вдруг слышен рев.
«Ты слышал? Парни! Эй! Постой!
Я слышал…», – не успел сказать…
Пред толстяком возникла пасть,
Его вдруг начала кромсать
И во все стороны кидать.
«Пещерный лев! – географ крикнул, –
Его я видел на картинках!
Бежим скорей! Сундук бросай
И жизнь свою быстрей спасай!»
Бегут… Вот штольни, воздух, свет.
Вот, наконец, и выход здесь.
Передохнули, отдышались,
Бандитов все жалели, зная,
Что хищников природа злая;
Пещерный лев их растерзает,
Друзья же, благо, убежали.

VII
«Ну, парни, что, пойдем в пещеру?
Ну, кто из вас здесь самый смелый?» –
Проговорил географ старый,
Был очень смелый он, немало
Он приключений перенес,
И не был для него вопрос:
Идти иль не идти за кладом.
Он знал, что просто это надо.
(Для изучения долины
Ему необходимо было
Побольше денег раздобыть
И в дело их скорей пустить).
Друзья географа младого
Отправились все звать подмогу,
А два географа пошли:
В знакомой штольне вновь они.
«Мои друзья здесь провалились,
Вот здесь пещера им открылась,
Проход под штольней был сокрыт,
И по нему туда проник
Пещерный лев из той долины.
Быть может, много там реликтов
Сохранены с древнейших пор,
Не истребил их там никто.
Людей же не было в долине,
И жили звери себе мирно», –
Сказал так молодой географ.
«Ты прав, коллега, еще долго
Нам эти горы изучать,
Но что-то плохо мне видать.
Где лев, где клад, а где бандиты,
Мне в темноте здесь плохо видно».
Вдруг справа кто-то прохрипел.
«Спасайся! Может это лев?!» –
Успел вдруг парень закричать
И тут же бросился бежать.
«Как будто дышит человек,
И не хрипит совсем так лев», –
Географ наш не ошибался,
В действительности оказалось,
Что на земле лежал бандит,
И тут же лев был перед ним.
«Спасите, умираю я,
Мой друг убил льва из ружья
И этим самым спас меня,
Но поступил он плохо очень,
Сбежав в долину, меня бросив.
Воды, воды, меня спасите
И, сколько в силах, помогите».
Географы не отказали,
Его спасли, а льва забрали,
Чтоб доказательством он был
В существовании долин.
Потом сундук, хоть еле-еле,
Но вытащили из пещеры.

VIII
Бандит исследует пещеру.
В надежде все ж достигнуть цели:
«Уверен – не один сундук
Скрывается в пещере тут».
Однажды много лет назад
Один старик им рассказал
О том, что есть одна долина,
Она от глаз людских сокрыта,
Проход в долину через штольни,
Что под Верблюд-горой проходят,
Долина сверху лишь видна.
Смотря же сверху никогда
Не разглядишь ты глубины –
Обман здесь зренья с высоты.
Никто не мог вообразить,
Что глубоко так уходить
Могла та чудная долина,
Но в книгах очень уж старинных
Ее упомянули как-то,
Старик поверил этим фактам,
Двоих бандитов он нанял
И половину обещал,
Коль обнаружат они клад.
Старик доволен был и рад,
Ведь сам не мог пойти никак,
Поскольку слаб он был и стар.
Бандиты тоже были рады,
Ведь счастье взять клад на халяву.
Они решили, что потом
Совсем с наивным стариком
Нет смысла даже и делиться.
Уехать сразу за границу
И замести свои следы
Решили поступить они.
Старик тот говорил тогда:
«В долине той есть водопад,
За ним – пещера, в ней лежат
Два сундука, и в них скрыт клад».
«Два сундука… один забрали
Те сопляки, что нам мешали.
Но ничего, найду второй
И заберу его с собой,
Ни с кем не буду я делиться,
Один отправлюсь за границу,
Скорей бы золото найти,
Да на себе бы унести», –
Так сам с собой вел речь бандит.
И был он очень уж сердит,
Что бродит по пещере он,
Наверное, все пять часов.
Все разветвления пещеры
Исследует он все, но к цели
Не приближается бандит,
Вот от того он и сердит.
Бредет он в полной темноте,
Прощупывает склоны стен,
Но сундука нет и в помине:
«Ну где же, где его хранили?»
Вот он дошел до водопада,
Который закрывал каскадом
Отверстие в конце пещеры,
Достиг бандит конечной цели.
Свет пробивал сквозь водопад,
Немного стены освещал.
И в этом очень тусклом свете
Бандит в стене вдруг щель приметил,
Он камнем начал щель долбить
И известняк вовсю крошить.
В стене он нишу обнаружил,
И в ней был сундучок к тому же,
Объемом был он литров десять.
«Поэтому и не заметил
Его мой конкурент с парнями,
Сундук огромный они взяли,
А мне достался малый, но
Один владелец я зато,
Ни с кем не буду я делиться
Хоть мне на месте провалиться!»
Кричал бандит: «Ура! Ура!»
Плясал и камни вверх бросал.
Открыл сундук он – в нем алмазы
И малахиты, и топазы,
И золотых монет полно.
«Ну, это прямо как в кино!»
Он сундучок под мышку взял
И по пещере побежал.
Внезапно пол под ним осел,
И зашатались камни стен,
Посыпалось вдруг с потолка.
«Бежать назад. Не то меня
Здесь погребет землетрясенье», –
Мысль пронеслась в одно мгновенье.
Бандит обратно побежал,
Спешил пройти сквозь водопад.
Сундук в руках бандит держал,
Поток воды его смывал,
За выступы скалы хватался,
Но все-таки не удержался,
В поток воды бандит сорвался.
Сундук в его руке остался,
Он с ним быстрее вниз летел,
Но клад бросать он не хотел.
Почти на дно он погрузился,
На метров десять опустился,
Уж в легких воздуха не стало,
Сундук на дно тянул упрямо.
«Прощай, мой клад, тебя достану
Когда-нибудь. Всплывать мне надо».
Остался клад на дне реки,
Бандит же наверх тут же всплыл,
Поток реки его схватил,
Понес его теченьем мощным.
«Мне одному не выплыть точно, –
Подумал наш бандит, – Спасите!!!
(Как-будто кто-то его слышал), –
Кричал бандит. Его несло,
Из сил он выбился давно,
Не мог грести он, уж сознанье
Почти он потерял. Вниманье
Его вдруг люди привлекли.
«В бреду, наверно, вижу их».
Два человека впереди
Хотели там его спасти,
В руках у них большая ветка:
«Хватай ее, держи же крепко!»
Бандит за ветку уцепился
И крепко-накрепко схватился,
На берегу он очутился,
Открыл глаза и… удивился:
Пред ним стоял географ старый,
А рядом был географ малый.
«Я жизнью вам теперь обязан,
Процентов двадцать я вам с клада
Пожертвую, так уж и быть,
Но больше – даже не просить!»
«Да, хороша цена спасенья!
Давай его обратно в реку!» –
Проговорил географ старый.
«Ну, ладно, тридцать дам вам с клада».
Но не было уж больше сил,
Бандит глаза свои закрыл,
Но был он жив. Его спасли.

IX
Аквалангист, географ старый
Сам поднырнуть решил за кладом,
Он формы ведь не потерял,
Ведь тренировок не бросал.
За пять минут он погрузился,
На дне реки он очутился,
Сундук по дну он поволок
И вытащить его он смог.
Дележ произведен был сразу,
Примерно третья часть от клада
Географам досталась нашим,
Бандит же, прихватив впридачу
сундук,
Сбежал, его не задержали
И догонять его не стали.

X
Автобус мчит друзей домой,
Там отдых ждет их и покой,
Там ждет друзей почет и слава,
Там ждет признанье и награда.
А что же было в сундуке,
Узнаем в следующей главе.

XI
На площади полно народа,
Там чествуют двоих героев,
Которые вдвоем открыли
Такую чудную долину,
Где сохранились даже звери,
Что вымерли по всей Земле.
Животные такие там,
Которых нет и в Жигулях,
Хотя они давно там жили,
Но люди всех их истребили.
В долине той река течет
И из земли она берет
Источник своих ценных вод.
Она огромным водопадом
Там низвергается внезапно,
И дальше смело держит путь
Лишь прямо и, боясь свернуть,
Она теряется в лесах
И пробивает путь в горах.
А где кончается она,
Не рассказала нам река,
И тайна скрыта в ней пока.
Так вот, сундук открыть решили
На площади, и чтоб там были
Науки высший цвет страны,
Корреспонденты и все СМИ,
Чтоб от народа не скрывать
И все им тайны рассказать.
Замок пришлось все же взрывать
И всем при этом отбегать.
Торжественный момент настал,
Географ крышку приподнял,
Открыл и видит: не алмазы,
Не бриллианты, не топазы,
Не золото, не серебро
И не столетнее вино
Там было. Нет! Сундук хранит
В себе большую массу книг.
Он ими доверху забит.
И были там такие книги,
Которые в пыли старинной
Хранили память о долине.
Исследователи там бывали
Назад лет триста, и все знали
Про ту прекрасную долину,
Ее в те времена открыли.
О ней давно хоть стерлась память,
Вновь обнаружили на счастье,
Теперь вовек уж не забудут,
Ведь далеко ушла наука:
Изучат вдоль и поперек
И из всего найдут здесь прок.
Долина взята под охрану,
И обнаружено немало
Живых зверей-реликтов в ней,
Не встретишь больше их теперь.
Поток исследователей там
И летом, и зимой. Всегда
Не прекращается работа,
О Жигулях теперь забота
Вдруг появилась у людей.
Планете всей живой пример:
Загадок много у природы,
И не раскроем мы их долго.

Эпилог
О, Жигули, краса природы русской,
Безмолвно вы взираете на нас
То с радостью, а то с печальной грустью
За то, что засоряем нынче вас.

В отличие от гор Сокольих Жигули
Пока еще не так подверглись униженью
Своих одежд лишиться за мгновенье;
Леса пока еще на них сохранены.

Сокольи горы же свой облик потеряли,
Что стало с ними в нынешний наш век?
Непроходимые леса их покрывали,
Всего за миг пропал совсем их след.

В них известняк обильно залегает,
Богатство стало гибельным для них,
Лишь скалы голые теперь на нас взирают,
Утерян навсегда их прежний вид.

И наши Жигули подверглись бы тому же,
Коль их бы тот же человек не защитил,
Создав национальный парк «Самарскую Луку»
И заповедные места те сохранив.

Густые дебри там еще остались,
В которых не стихает пенье птиц,
И чащи там наполнены зверями,
Не встретишь их – пугливые они.

Растет там много эндемичных трав,
Растений много плейстоценовой эпохи,
Чудесный ощущаешь аромат,
Когда в долины на луга выходишь.

Число огромное там видов насекомых
Ученым предстоит еще открыть,
И остальных беспозвоночных незнакомых
От глаз людских все прячут Жигули.

Нехоженых там троп осталось много,
Пещеры, мелкие озера и ручьи,
И красотой своею Жигули надолго
Еще способны человека удивить.

Стоят безмолвные свидетели открытий
И смотрят, как сменяются века,
Они теперь такие же как были,
Наш долг – такими их хранить всегда.

Так сбережем же наши горы для потомков,
Учтем весь горький опыт предыдущих лет,
А Жигули в ответ на нашу ту заботу
Чуть приоткроют двери тайн, сокрытых в них.

2009

 отзывы (0) 
Оценить:  +  (0)   
15:13 08.10.10