Главная

Поиск


?

Вопросы






FAQ

Форум

Авторы

Поэзия и драматургия » Драматургия »

Страдания по Элис

url  Leroy Начинающий писатель
Люсьен не любит никого, мечтает об идеале, между тем не пропускает того, что есть. Жирар – его друг влюблен в Элис, но она не отвечает ему взаимностью, она безнадежно влюблена в Люсьена. Анет также нравится Люсьен, что однако не мешает ей кокетничать с Жираром время от времени. Дядюшка Фирс лезет во все дела сразу, за что и получает со всех сторон. Тетушка Дорис мечтает о счастье своего сына Жирара и желает, чтобы его мечты об Элис сбылись.
 отзывы (0) 
Оценить:  +  (0)   
11:52 06.10.10
url  Leroy Начинающий писатель
Действующие лица:

Жирар – молодой человек, чувственный, мечтательный, пылкий, жизнерадостный, эгоистичный.
Люсьен – мужчина средних лет, изящный, тонкий, лиричный, избалованный женщинами «прожженный» холостяк.
Антуанетта (Анет) – молодая девушка, легкомысленная, любвеобильная, непостоянная, веселая, корыстная кокетка.
Элис – молодая девушка, застенчивая, добрая, послушная, мнительная, мечтательная.
Дядюшка Фирс – умудренный жизненным опытом, старый скряга, любит читать наставления, моралист и праведник.
Тетушка Дорис – мать Жирара, любящая, открытая, «добропорядочная», бескорыстная, «добрая душа».

Сцена первая

(Люсьен с Жираром прогуливаются и беседуют возле кабачка Фирса)

Люсьен (самоуверенно и иронично): Как часто мне случалось видеть красивых женщин, пышных дам, и, знаешь, мне порой казалось, всего себя за них отдам. Бывает, что на вид холодна, за маской прячет страсти пыл, но будь уверен: что угодно дозволит делать, коль ей мил. Жирар, послушай, непременно найди себе что по душе, отринь мирские наслажденья и обывателей клише. Так много в этом мире бренном пустой житейской суеты, здесь, как всегда, все неизменно – от этой тошно простоты. Послушай, мне твоя угрюмость уже наскучила давно, скажи, на что дана нам юность? Или тебе уж все равно?

Жирар: Люсьен, тебя давно я знаю, мы так давно с тобой дружны, но знаешь, я не понимаю, зачем секреты нам нужны? Ты знаешь обо мне так много, я душу всю тебе открыл. Я пред тобой как та дорога, и ты сто раз по ней ходил. И мне порою так обидно, ты весь в себе, своих мечтах, в твоих глазах веселье видно, в моих – за будущее страх.

Люсьен: О, милый друг, твоих терзаний давно природа мне ясна: ты жаждешь сладостных лобзаний – немудрено, сейчас весна. Потом все будет, как и прежде: влюбленность, брак, семейный быт, и ты в бессмысленной надежде там будешь заживо зарыт. Да, женщины, конечно музы, не все, конечно, только часть, коль не висят на шее грузом, когда владеет ими страсть. Играть дано им от природы, в любовь, стыдливость и порок. Тебе понадобятся годы, чтоб это осознать ты смог.

Жирар: Конечно, знаешь ты немало, ты, как перчатки, их менял, а в душу хоть одна запала? Иль всех оттуда выгонял?

Люсьен: Пойми, все женщины, как кошки, мурлычат, ластяться и льнут, пока любовь даешь им с ложки или стегаешь страсти кнут. Лишь только чувства охладели – пошли упреки, слезы, гнев, и думаешь: куда глядели? Зачем все превратили в хлев?

Жирар: (с чувством): Но если любишь, не устанешь дарить любовь и страсти пыл, ведь сердце ложью не обманешь, коль совесть ты не позабыл…

Люсьен: (с иронией): Конечно, милый мой, конечно, пусть будет так, как хочешь ты. И право, ты такой безгрешный, ты так далек от суеты. Тебя не развратила пошлость, ты счастлив, зная лишь о том, что любишь и отодвигаешь все остальное на потом. Мой друг, печально мне от мысли, что я уже не тот, что был. Поверь, и я когда - то также страдал, надеялся, любил. Ловил мгновенья страстной встречи, писал стихи, романсы пел и, знаешь, я тебе замечу, я в этом очень преуспел. Наверно думаешь, зазнался и высоко свой нос задрал…

Жирар: (озабоченно): Нет, нет, я думаю, что с прошлым ты все равно уже порвал. Но в чем причина, ты ведь молод, красив собой и не дурак. Быть может, точит сердце холод или печали черный мрак? Тебе нет равных в обольщенье, об этом здесь давно молва, но страсть твоя как будто мщенье, нет чувств, а лишь одни слова.

Люсьен: (весело): Мне скучно, хватит разговоров! Пора уже глотнуть вина. Пойдем же к Фирсу и, надеюсь, свое получим там сполна!

(заходят в кабак Фирса)

Люсьен: (нахально): Привет тебе, развратник старый! Налей-ка нам скорей винца. Клянусь, коль кислым оно будет, не миновать тебе конца!

Фирс: (с поддельным изумлением): О, боже правый, будь свидетель! Что за напраслина, мсье? Я ревностный его хранитель, давно об этом знают все. А то, что в прошлый раз из бочки слуга случайно вам налил, так он ведь сразу, без отсрочки, и оплеуху получил. А вот и рябчики готовы, румяны, свежи, хороши, немного мелковаты все же, но стоят - сущие гроши!

Люсьен: (возмущенно): Пардон, что это за цыплята? А впрочем, ладно, подавай и, кстати, зелени, оливок подкладывать не забывай.

Жирар: (обращаясь к Люсьену): Хочу давно тебе открыться: влюблен, страдаю и горю. Мне от любви моей не скрыться. А впрочем, что я говорю? Я безнадежно, безраздельно, влюблен в нее. Она как сон, и я мечтаю, чтоб когда то два сердца бились в унисон…

Люсьен: (с интересом): И кто она? Скажи мне имя. А впрочем, угадаю сам. Мне здесь давно уже знакомы все имена прекрасных дам.

Жирар: (пылко) Ее нисколько ты не знаешь, она невинна как дитя, она как ангел понимаешь? От страсти погибаю я…

Люсьен: (задумчиво) О боже, трепетный любовник! Как будто знаешь в чувствах толк, любви коварный треугольник не рвал тебя, как страшный волк. Наивный, мне скажи, ответь мне, ответных чувств дождался ты? Иль наслаждаешься виденьем пустой, холодной красоты?

Жирар: Она приветлива со мною, смеется, шутит…. Говорит, что чувствует ко мне иное. С ней время бешено летит! Меня считает другом верным, но разве это нужно мне? И я в отчаянье сверх меры, душа моя горит в огне! Цветком любуюсь и вдыхаю чудесной розы аромат, но муке адской созерцанья, поверь, уже почти не рад. Ее застенчивы ресницы, а губы просто, как бутон, порой, я думаю, мне снится, прекрасный, дивный, сладкий сон…

Люсьен: Да, Элис чудо, без сомненья, красивый трепетный цветок, нежна, юна и, откровенно, ты верным мужем стать ей мог. Будь рядом с нею повсеместно, ведь верность, словно поводок, всегда в руках, всегда удобна, поверь, придет желанный срок.

Жирар: (удивленно) Так ты все знал?

Люсьен: (нарочито безразлично) Да, несомненно, прости, пожалуй, мне пора.

Жирар: (возмущенно останавливая Люсьена) Ты прикасался к ней? Скажи мне! Все это для тебя игра?!

Люсьен: (насмешливо) Да успокойся, ты, ревнивец! Конечно, нет, хотя порой меня преследует желанье и мыслей шаловливых рой. Нет, нет, прошу, не беспокойся, все это лишь играет желчь, тебя обидеть не желаю, однако все ж могу обжечь. Она чиста и непорочна и я, поверь, здесь ни при чем, ты дверцу сам ее откроешь когда-нибудь своим ключом.

Жирар: (с горькой усмешкой) Прощай, Люсьен, я безутешен, в твоих словах холодный яд, конечно же, ты не безгрешен, чего лишь стоит этот взгляд!

Люсьен: (хлопая Жирара по плечу) Мой друг, отбрось пустые думы, я не виновен, бог судья, да не гляди ты так угрюмо! Люсьен не подлая свинья!

(Люсьен уходит. К безутешному Жирару подходит Фирс и присаживается рядом)

Фирс: (заговорщически) Мой господин, не огорчайтесь, все право пусто, все пройдет. Ваша любовь горька, конечно, но жизнь совсем не сладкий мед! Позвольте, угощу вином вас, залейте всю свою печаль! Все в первый раз когда - то было, смотрю на вас, и мне вас жаль. Пустоголовая девчонка вскружила голову, и что? Легко быть молодой и тонкой, но не любить же их за то…

Жирар: Меня жалеть совсем не нужно, в советах не нуждаюсь я. Разочарованье в лучшей дружбе, как нож в спине, гнетет меня. Где получить мне утешенье? Не знаю: прав иль виноват? Быть может, все предать забвенью? Быть может, все пойдет на лад?

(Жирар в задумчивости уходит)

Сцена вторая

(Элис с Анет сидят в беседке, вышивают полотно)

Анет: (ворчливо) Молчишь, вздыхаешь…. боже правый! Ну, разве можно так любить? Тебе другие не по нраву, его не можешь позабыть! Красавчик он, ну, что тут скажешь? Хорош собой, и не дурак. Но сердцу все же не прикажешь, не любит он тебя никак. Любвеобильный Казанова! Бесстыжий, наглый сердцеед! Скажи, что не права я снова: лишь он источник твоих бед!

Элис: (с болью в голосе) Анет, прошу тебя, не надо! Не надо рану бередить. Люблю его, лишь он отрада, тебе меня не убедить! Пускай лишь я люблю, но все же моя любовь, как два крыла. Он счастлив? Рядом с ним – я тоже! Печален – жизнь мне не мила.

Анет: Не стоит он таких страданий! А вот Жирар – у твоих ног. (с усмешкой) Минуты сладостных свиданий тебе дарить давно бы мог. Но нет, увы, мы слишком горды, к чему нам эта благодать? А он всегда, без колебаний, жизнь за тебя готов отдать.

Элис: Жирар, он мил и безупречен, он близок мне, как брат, как друг. Но за любовь платить мне нечем, с ним сердце не забьется вдруг…

Анет: (горячо) О, как порой бываем слепы, ведь счастье рядом, в двух шагах. А мы проносимся нелепо, любовь ушла, остался прах… (вдохновленно) Ну, нет! Пока жива надежда, в душе горит огонь любви, пусть будут яркими одежды, святыми клятвы на крови. Хочу любви и обожанья, пусть страсть грохочет, как прибой! И станет расставанья горечь лишь нескончаемой игрой! К чему же ханжество, скажи мне? Порой так просто быть собой. Искать любовь и ошибаться, быть счастливой своей судьбой…

Элис: (задумчиво) Мне снился странный сон сегодня… букет фиалок на окне… потом, как будто мчусь в ночи я, на красном огненном коне. Мне страшно, сжалась я от страха, а конь весь в пене и храпит, потом все оборвалось махом, ударом сильным он убит. Я падаю, кричу и плачу, и бездне нету той конца….Что был за сон, и что он значит?…

Анет: (взволнованно) Да на тебе же нет лица! Послушай, знаю я гадалку, разложит карты, кинет масть. Она так объясняет ловко, что утолит любую страсть.

Элис: (растерянно) Не знаю, право, может статься, я буду сожалеть потом. Как просто снова испугаться, нет, не желаю знать о том! А вдруг сей сон сулит беду мне? Быть может, это свыше знак? Не знаю, трудно мне решиться, как поступить, скажи мне, как?

Анет: Как поступить? Идти конечно, по мне так страшного здесь нет. Ты скажешь: чересчур беспечна? Да, такова я с малых лет. Мужчинам нравиться та легкость, с которой я свой флирт веду, и с этим знанием по жизни я без проблем всегда иду. (берет Элис за руку и тянет за собой) Идем скорей! Отбрось сомненья! Ведь это просто баловство. Бог видит: это провиденье, пойдем, проверим колдовство.

(уходят)

Сцена третья

(Тетушка Дорис с сыном Жираром. Сидят в своем доме за столом, разговаривают)

Дорис: Сынок, родной, что происходит? Ты мрачен, скучен, нелюдим. С ума меня все это сводит, ведь знаешь, как ты мной любим. Ты моя радость, моя гордость, ну что с тобой? Скажи сейчас. (заглядывает в глаза и по- матерински гладит Жирара по руке) Куда исчезла твоя бодрость? В глазах твоих огонь погас. Быть может, сердце твое точит неразделенная любовь, забыть о ней ты не желаешь и вспоминаешь вновь и вновь?

Жирар: Все хорошо, не надо, мама, я лишь устал, тяжелый день, поверь, нет повода для драмы, воспоминаний грустных тень.

Дорис: Душа моя болит, а сердце - все неспокойно и дрожит. Все кажется, что где - то рядом беда безжалостно кружит. Быть может, помогу советом, скажи мне, точит что тебя? Ты не со мной, ты в мыслях где – то, о ком – то думаешь, любя…

Жирар: (задумчиво) Скажи мне, мама, если сердце, мне говорит: «Она твоя!», могу ли я надежды дверцу тянуть за рваные края? Быть может, я настойчив слишком, иль недостаточно хорош? Теряюсь с нею, и невольно любовная колотит дрожь.

Дорис: Мой мальчик, ты как бог, прекрасен, достоин счастья и любви, любую твой союз украсит, лишь только нежно позови. Ты сердцу доверяй, рассудок порой бывает нам во вред. (задумчиво) Как много горестей и бед, как много неудачных шуток.…Тебе ответила она? Отвергла или просто мучит? Иль все же есть надежды лучик, скажи, она всегда одна?

Жирар: Она со мной мила всегда, но чувств ответных не встречая, я с ней все чаще замечаю, что между нами борозда. И в это есть моя дилемма, мой лучший друг тому виной, не вижу связи я иной, он с ней - и в этом вся проблема. И эта мысль как жгучий яд на кровоточащую душу, мои надежды грубо рушит, я разорен, задушен, смят…

Дорис: Ах, если б только я могла снять твою боль, убрать обиды и склеить чашку, что разбита, собрать рассыпанную соль. Как мать хочу тебя сберечь, судьбы удары так жестоки, сынок, послушай, мало проку от этих мимолетных встреч. Забудь ее, найди другую…. Я знаю, знаю - тяжело, сердце обидой так свело…. Я за тебя поставлю свечи…

Жирар: (обнимая за плечи Дорис) Прости меня, я не хотел тебя расстроить, так случилось, надеяться на божью милость – остаться вовсе не у дел. Все будет скоро хорошо, ты не волнуйся, время лечит, я позабуду с нею встречи, и боль стереться в порошок…(целует Дорис в лоб) Я ухожу, но буду скоро, не беспокойся, спать ложись…(про себя) По сути, сон - вся наша жизнь, и у нее не мягкий норов…

(Жирар уходит)

Сцена четвертая

(Люсьен прогуливаясь, останавливается возле гадалки)

Гадалка: (улыбаясь) Ну что, красавчик, погадаем? Желаешь знать судьбу свою? Давно сегодня здесь стою, ты не случайно здесь, я знаю. В глазах твоих один вопрос, так спрашивай и не стесняйся, но прежде «ручку золоти», ну что стоишь? Не улыбайся!

Люсьен: Стесняюсь? Право, не смеши. Твоя краса тому виною, (притворно хватаясь за грудь) о боже, мое сердце ноет! Я прав, гадалка? Мне скажи.

Гадалка: Напрасно ты не веришь мне, твои насмешки неуместны, попробуй быть с собою честным и правду поищи на дне. В душе твоей царит смятенье, ты опечален и смущен, скажи, кем хочешь быть прощен? Что ты готов предать забвенью?

(Люсьен ошарашен и смущен)

Люсьен: (раздраженно) Цыганка глупая, отстань! Что ты несешь, что за намеки? Хватит с меня твоей мороки, уйди, не то услышишь брань!

(Люсьен пытается уйти)

Гадалка: (цепляясь за его рукав) Куда бежишь ты от судьбы? Она найдет тебя повсюду! (кричит) И пусть я проклятою буду, но на челе твоем гробы! Виновник бед! Кровавый след твой путь сейчас сопровождает! …
(Люсьен вырывается и быстро уходит не оглядываясь)

Гадалка: (обреченно)… Безумец! Он еще не знает на свой вопрос простой ответ…
(вбегают радостно возбужденные Анет и Элис и подходят к гадалке)

Анет: (обращаясь к Элис) Ну, вот, мы здесь, ты в нетерпенье? Суть сна сейчас раскроют нам. Таких, как мы, солидных дам, обслужат быстро без сомненья. (сует гадалке мешочек с монетами)

Гадалка: (посмотрев на Элис и печально улыбнувшись, разговаривает как бы сама с собой) Злой рок…, так видно, быть тому, прервется путь, завянет роза, любовные остынут грезы, ты не достанешься ему…

Элис: (с испугом) Анет, мне страшно, что она твердит? (обращаясь к цыганке) Что скоро будет? Умоляю! Скажите правду, не виляя, о боже, сердце как стучит! Что будет!? Что!? Зачем сюда пришла я? Ведь знала, знала - ни к чему! Анет, скажи мне, почему? Скорее…воздуха мне мало… (падает в обморок на руки к Анет).

Анет: (обращаясь к гадалке) Как ты могла? С ума сошедши, такую чушь можно нести. (укоризненно) Покой душевный обрести должен любой, к тебе пришедший. (раздосадовано) Ну, что мне делать? Соль нужна! Она без чувств, вот незадача! Ну, помогай же, а иначе ты наживешь себе проблем!

Гадалка: (задумчиво) Порою, правда так жестока, и знать ее - тяжелый груз, но, избавляясь от обуз, мы отдаемся воле рока! (подает Анет мешочек с монетами обратно) Возьми, оплата не нужна, моя вина – и я отвечу, когда мне бог назначит встречу, средь облаков, где высь снежна.

(гадалка медленно уходит)

Анет: (держа голову Элис на коленях, дает ей нюхательную соль из баночки) Ну что ты, Элис, ну, очнись! Я здесь, с тобою, просыпайся! Открой глаза, ну, попытайся и мне скорее улыбнись.

Элис: (открывая глаза) Анет, скажи мне, что случилось? Все как в тумане, плохо мне…

Анет: (прикасаясь ко лбу Элис) Да-а, лоб твой будто бы в огне. Что делать мне, скажи на милость?

Элис: Быть может, виновата я? За что такие испытанья? Любовь приносит лишь страданья, как жить, не веря, не любя? Устала я, уйдем отсюда, хочу скорее все забыть,… так сердце продолжает ныть, (риторически) Скажи мне, где я завтра буду?

(уходят)


Сцена пятая

(Жирар сидит в кабачке у Фирса и пьет вино)

Фирс: (обращаясь к Жирару) Мой господин, прошу прощенья, мой опыт жизненный велик, гляжу на ваш печальный лик и чую: жаждете отмщенья. Прощать обиды не резон, коль честь задета – лейся кровь, а коль поругана любовь – по мне, так его песня спета! Я молодой горячим был, чуть что – за нож быстрей хватался, потом конечно обтесался, но сумасшедшим долго слыл. (достает и показывает Жирару свой нож) Что может быть надежней стали? Подружка бросит, друг предаст, лишь нож уверенность вам даст в том, что тебя не оболгали.

Жирар: (хмельно) Уйди, старик! Так тошно мне! К чему твои слова пустые? Я знаю истины простые, с тобой быть может наравне. Что можешь знать ты о страданьях? Когда рвет душу страшный крик! Самоуверенный старик, тебя прощаю по незнанью. (наливает еще бокал вина)

Фирс: Я допускаю, что вы правы, пусть не во всем, отчасти лишь, но коли в корень ясно зришь, заметна горькая отрава. Она изъест вас изнутри, измучит и иссушит душу. Не верите? Я не спешу, но это скоро вас разрушит. Симпатию питаю к вам, мой сын будь жив, был вам бы другом, … он юным умер от недуга, рубец утраты не зажил…

Жирар: Налей – ка лучше мне вина. Садись, отец, его помянем. А впрочем нет, пожалуй встанем, твоя настойка так хмельна… (пытается встать, Фирс усаживает его на место)

Фирс: (задумчиво) Когда мне было ровно двадцать, я страстью бурною пылал. Богатую красотку с юга я больше жизни возжелал. Она была юна и мила, ее отец вельможей был, однако был ужасный деспот, хоть дочь свою боготворил. Я был никто – моряк портовый, без дома, чина и судьбы. Отец ее тогда сказал мне, что не потерпит «голытьбы». (усмехаясь) Упечь в тюрьму меня пытался, наемных подсылал убийц, я до сих пор не позабуду их ненавистных злобных лиц… (с силой втыкает нож в столешницу)

Жирар: ( удивленно) Подумать только, ты любил! А что она?

Фирс: Была прекрасна! Как солнце в летний день ненастный. Пылала страстью и ждала. Мы были счастливы недолго: отец увез ее в Марсель. С тех пор прошло всего немало, и вот я здесь засел на мель.

Жирар: Найти ее ты не пытался? Искал? Надеялся? Любил?

Фирс: Любил всегда, мечтал и верил, и до сих пор не позабыл. Ее искал везде, повсюду, но след найти так и не смог. Марсель облазил не жалея ног, но тщетно, (усмехается) а теперь – не буду.

Жирар: Я жил в Марселе много лет. Мы с матушкой беды не знали…
 отзывы (0) 
Оценить:  +  (0)   
11:52 06.10.10