Главная

Поиск


?

Вопросы






FAQ

Форум

Авторы

Фантастика » Фэнтези »

Седьмой - Страж Жизни. Пробуждение.

Книга про магию без эльфов, гномов и т.д. Но фэнтезийные понты присутствуют. Иногда будет капелька философии. Прошу обоснованную критику, без оскорблений.
Сергей учится в обычной школе и готовиться к обычным экзаменам, но после одного школьного испытания он узнаёт страшные новости о его родителях и о нём самом. Ему предстоит вместе с почти незнакомыми людьми отправиться через королевство Времени, где он столкнётся с невероятным и сразиться с предателем. Не думайте, однако, что это очередная фэнтези-история про Непобедимого Стража, который смело громит пантеон богов, поминутно ловя пули... Ой, стрелы зубами аки Щвярч О'Негеро. Нет, он простой парень-недоучка, незнающий что ему делать и как поступать. Гениальными мыслями мозг не блещет, но своё устойчивое мнение имеет. Книга изменяется раз в год, что обусловлено ленью и... всё. Черновик, возможно, будет готов в период с 2017 по 2020 годы. Что уж говорить о полноценной книге?
 отзывы (5) 
Оценить:  +  (+2)   
10:23 22.11.16
                                                 ПРОЛОГ
Прежде чем я начну свой рассказ, я хочу нарисовать мир, в котором будут происходить описываемые ниже события. Я делаю это прежде всего затем, чтоб хоть как-то представить мир читателю, ибо завернуть это в текст я либо забуду, либо сделаю ещё хуже.
      Где-то далеко в океане есть остров, где есть Север, Юг, Запад, Восток.
      На Севере, среди холмов и гор, полей и равнин, процветает королевство Сумарок. Правит в нём король Яромир. Не сказать, что бы он был глуп или не умён, но он распоряжался своими людьми неохотно, словно ему не нравилось быть королём. Но когда кто-то шёл против него, пытаясь что-то ему доказать, он словно оживлялся, начинал спорить ожесточённо, пока наконец не выиграет или не проиграет спор. В целом, оценивая его по шкале "добро-зло", можно сказать так: "пациент скорее добряк, чем злодей". На Юге, где много озёр и рек, раскинулось королевство Филисон. Правит там больной король Древлин. Мало кто знает, что его проклял Пятый дух Старых времён, известный также под именем Дьявола, ещё в его юности. С тех пор он обречён на страдания до тех пор, пока не умрёт. Но как бы странно это не звучало, Древлин, благодаря проклятью, стал больше ценить жизнь. На Востоке, среди болот, расположилось Болотное царство. Правит там, если конечно под словом "правление" подразумевается полная власть и абсолютное могущество в пределах своей территории, Болотный король. Путём немыслимого заклятья, бывший обычным человеком, Болотный король стал существом столь могущественным, что он мог изменять даже законы магии. На Западе, словно паук, притаилось королевство Времени. Чего там только нет: Духов Старых времён, Духов Новых времён, проклятые души, неупокоенные души. Искатели приключений, теперь уже старики, говорят так: "Лучше два раза сходить к Болотному королю, чем один раз перейти границу Времени". Теперь перейдём к герою.

                                                Глава 01. Часть 01 – Испытание.

Рано утром Сергея разбудил настойчивый стук в дверь. "Как меня смеют будить в воскресенье, в единственный выходной в неделю?" – недовольно думал он. С трудом открыв левый глаз он осмотрелся: прикроватная тумбочка, по которой Сергей понял, что он находится в горизонтальном положении, а именно, на правом боку, была полностью захламлена совершенно не учебными книжками, шкаф, покрытый толстым слоем грязи, до которой не доходила рука человека, огромное окно, куда свободно мог залететь на бреющем полёте слон, односпальная кровать со старыми пружинами – все эти вещи были единственными соседями Сергея по комнате, которая была размером где-то 10 квадратных метров. Сюда он переехал недавно, поэтому не все его вещи из такой же школьной комнаты, как и эта, были здесь. Так же в комнате были: стол со стулом, большие водяные часы и одинокий кактус на подоконнике.
      Стук не прекращался.
– Да, кто там? – Сергей еле сдержал свой гнев. – Что вам нужно в столь ранний час?
– Вам почта. – Ответил хриплый голос. – Из замка Лопран.
      "Чёртов почтальон" – первые мысли Сергея, после второго предложения, сменились на "дай бог ему здоровья ". Дело в том, что замок Лопран принадлежит его родителям, которые бросили его в эту школу, дабы он обучился здесь всему и вся. Несмотря на это, подросток любил своих родителей и ждал, когда его заберут отсюда. Сама школа находилась в небольшом провинциальном городке Цукерске и ничем не могла похвастать перед путешественниками. Разве что, статуя древнего вампира могла привлечь внимание, но всё же, по доброй воле – даже учителя – никто сюда не приходил. Школа была в три этажа и в форме русской буквы "П".
– Заходите, открыто.
      Стучавший не заставил долго ждать, открыв дверь, он протянул Сергею помятое, но целое, письмо.
Он, в свою очередь, достал из тумбочки пару медяков и отдал их почтальону. Тот тут же взял оплату, предварительно попробовав медяки на зуб, что было довольно странно, ведь обычно так проверяют золотые монеты. Сергей, не обращая внимания на уходящего почтальона, положил письмо в карман и подошел к столу за ножницами. Но не дойдя пару шагов до стола, взгляд Сергея упал на водяные часы, которые показывали без четверти восемь.
– О, нет! – Вскричал от он отчаянья. – Всего пять минут осталось.
      Всего пять минут осталось до школьной проверки боевых навыков. "Что делать?". Разве может быть вопрос надоедливее его, ведь он мучает и не отпускает пока ответ на него не будет найден, но иногда возникает его братец "Кто виноват?". Виновника Сергей знал. Это был он, он читал вчера, перед сном интересную книгу и совершенно забыл про экзамен. Идти вниз по лестнице было чревато опозданием из-за снующих туда-сюда особенно рьяных зубрил. Их было много, как пчел в улье, и толкотня их была ужасающей по своей плотности и скорости. Он смог бы пройти там, но точно опоздал бы. Нужен был другой выход.
      Неожиданная догадка осенила Сергея. "Ну конечно! Окно!". Правда, он сомневался в своих знаниях заклинания левитации, но как говорится, "риск – благородное дело". Подойдя к окну, Сергей открыл его и отошел к двери для разбега. Он поглубже запихал письмо в карман на пуговице и, сделав глубокий вздох, разбежался и прыгнул в окно. В полёте он сгруппировался и прошептал:
– Перо.
      Он представил что-то легкое и воздушно-невесомое. Если бы его видел учитель продвинутой магии и учитель по физкультуре и разным боевым навыкам, то они точно похвалили бы его за правильность выполнения этого заклинания. Со стороны это выглядело бы смешно: мальчик лет 14, расставив руки как крылья и подогнув под себя ноги, медленно приземлялся. В последний момент, когда до земли осталось совсем чуть-чуть, Сергей посмотрел на землю, вследствие чего он потерял контроль над гравитацией и весьма некрасиво упал на чахлый кустик ежевики. Потирая ушибленную ногу, Сергей побрёл в сторону двора.
      Там, в круге диаметром около пяти метров, вокруг которого расставили скамейки, уже сражались двое его ровесников. Одного он знал – это был Борислав, одноклассник, слегка толстый, но не менее опасный. Второй был не знаком, был худощавого телосложением и особой красотой не отличался. Оба одеты были в старые облегчённые железные доспехи и держали короткие, но широкие мечи. Такая комбинация позволяла двигаться быстрее, быстрее вытаскивать мечи, быстро пускать заклинания, быстро орудовать в близком бою и , в конце концов, занимали места меньше чем тяжелые, громоздкие и неповоротливые двуручники.
      Королевство уже добрую сотню лет ведет бессмысленную и, слава Семерым, бескровную – так как общей границы у противоборствующих сторон нет – войну с Филисоном, поэтому во всех школах обучают с десяти лет воинским искусствам, таким как: магия, владение мечом и луком, тактике и выживанию. Но мало кто из учеников знал всё, предпочитая выучить пару стоек и ударов из обучения владения мечом.
      Пока Сергей вспоминал то, чему их обучали в школе, ход поединка стал однообразным: Борислав яростно нападал, проводя вихревые атаки, постоянно меняя положение меча и перебрасывая его из рук в руки, а его противник используя только уклоны и блоки, довольно свободно перемещался по кругу. Наконец, Борису удалось неожиданно ударить кулаком своего вёрткого врага, но тот смог правильно упасть и, сделав кувырок назад, снова принял боевую стойку.
      В толпе раздались подбадривающие крики:
– Размажь его, Борька!
– Давай уже, нападай, Кирилл!
      Борислав, сделал пару быстрых ударов в воздухе, словно отпугивая врага. Он снова начал проводить серии ударов, стараясь сделать их как можно более неожиданными. И вот, под один из таких ударов поднырнул Кирилл и быстро, и точно ударил в бок локтем, в место, лишенное брони. Борис согнулся и упал. Воздух сотрясся от возгласов болельщиков. Все, даже те кто поддерживал Борислава, наперебой начали поздравлять победителя. Тот слегка улыбался и снисходительно принимал поздравления. "Все знали, что он победит" – внезапно понял по лицам Сергей. Вся эта мишура с эффектными, но не эффективными атаками Борьки и каменным спокойствием Кирилла была заранее выучена и отрепетирована. Досада, стыд за своих ровесников и внезапное безразличие – чувства, задевшие Сергея на чуть больше, чем на полсекунды. Когда ученики немного успокоились, директор школы громогласно объявил:
– Итак, в первом поединке на мечах побеждает Кирилл Гостов! А теперь вторая битва! Битва на мечах с применением боевой магии третьего разряда! Поборются: Николай Карлов и Сергей Назаров!
      Сергею не хотелось сражаться с неизвестным противником, и тем более он не хотел быть посмешищем, которого скоро начинят заклинаниями, ведь весь его багаж заклинаний сводился к "Окаменей"(боевое заклинание 3 разряда, превращает жертву в камень),"Остолбеней"(боевое заклинание 3 разряда, парализует на неопределённое время, более слабый вариант - "Замри"), "Огонь"(боевое заклинание 2 разряда, очень мощное, если вовремя не поставить защиту, то жертва умрёт в мучениях) и, уже нам известное, "Перо". Все боевые заклинания, по степени причиняемого вреда, разделяются на три разряда: первый - особо опасные заклинания, способные не только убить, но и подчинить несколько целей своей воле, что иногда опасней, чем убийство; настоящее колдовство, могущее поднимать мертвых и т.д. Но также они требуют большой силы воли, концентрации и магии. Второй разряд включает в себя заклинания тотального уничтожения, подчинения себе воли примитивных существ, мелкого колдовства и врачевательные заклинания. В третий разряд входят не причиняющие особого вреда заклинания, они не убивают, не влияют на здоровье, это миролюбивая магия.
      Как бы Назарову не хотелось уйти, провалиться под землю, он заставил себя встать и быстро вбежать в круг. На него начали надевать доспехи, когда он увидел своего противника: это был коренастый, низенький семиклассник в очках из параллельного класса. Сначала Сергей не принял его всерьёз и начал было предвкушать лёгкую победу, но вскоре он внимательно посмотрел на его стойку и по её отсутствию начал подозревать в нём мага, что было весьма прискорбно для Назарова.
      Как только прозвучал удар гонга, Карлов начал атаковать. Он метал в него заклинания, один за другим, не давая передохнуть. Сергей только успевал отражать их мечом. "Да может ли быть хуже" – подумалось Сергею. Оказалось может. Николай вытащил длинный и узкий кинжал и атаковал заклинаниями с двух рук. С этим надо было закончить. Назаров вытянул меч в сторону противника и выкрикнул "Зеркало". Прямо перед его мечом возникла туманная дымка, в которую влетело "Остолбеней", вылетевшее обратно, поразив не успевшего даже удивиться Карлова. Органы его работали как часы: грудь поднималась и опускалось – он дышал. В общем, тело функционировало как надо, не давая повода для опасения за жизнь Николая. Врач и по совместительству учитель русского языка, нерасторопно подошёл к Карлову и, после быстрого осмотра, вынес вердикт:
– Минут через двадцать очнётся. Плюс-минус десять минут.
      Было ещё много поединков – до самого захода солнца. Сергей, конечно, показал средние, даже ниже, результаты, но всё же был допущен к ИБН. Испытание боевых навыков проходило каждый год среди семиклассников. Для каждого ученика подбиралось особое испытание: одного усыпляли и оставляли в какой-нибудь пещере с обрывком карты и тупым ножом, другого сажали на самую длинную берёзу, без еды, третьего могли, вообще, приставить сторожить воду, причём, ему нельзя было бы её пить. Конечно, это было испытание не физических сил, а умения приспособиться, выжить, выполнить задачу. Такое проводилось исключительно с письменного разрешения родителей, только под присмотром учителей. На каждое задание для ученика отходило определённое количество времени. Для Назарова выделили день. Он волновался. Хоть он и готовил себя психологически к этому, его сердце билось быстрее школьного маятника. Хотя это казалось невозможным, вскоре, оно увеличило скорость вдвое. Его отвели к колодцу. На первый и, даже, на второй взгляды, колодец выглядел обычным. Он был сделан из обычных кирпичей и глины, но заглянув внутрь, человек сразу терялся: лишь верхняя часть была кирпичной, остальная же состояла из монолитного камня и уходила глубоко под землю. В здравом уме, обычно, никто не брал из колодца воду, не смотрел в его завораживающие глубины, чёрт, даже, не подходил к нему, но сегодня был день ИБН. День Испытания на прочность, Его испытания.
      Серёга боялся и одновременно хотел прыгнуть поскорее в колодец. Это чувство не было таким, какое было перед первым боем. Нет, тогда он, лишь, хотел поскорее закончить поединок, быстро мелькнуть на ринге и уйти в неизвестность, а сейчас же, им движело желание поскорее окунуться головой в тьму колодца. Он боялся. Боялся монстров, рисуемых воображением, боялся провалить тест, боялся заранее, но больше всего он боялся, что сейчас ноги откажут ему, пойдут против его воли, что руки не смогут держать меч и задрожат, боялся струсить. Учителя оставили его наедине с колодцем. Пускай малец сам прыгнет в бездну.
      И он прыгнул. Прыгнул молча, скрестив руки на груди. Падение заняло примерно пять секунд, но для школьника прошло секунды три, не больше. Приводнившись, он жадно глотал воздух – весь полёт он не дышал, да, и, когда барахтался в воде, тоже. Отдышавшись и осмотревшись, он пришёл к прескучному выводу, что придётся нырять в глубь колодца, так как на стене не было даже подобия двери. Опрометчиво вдохнув малое количество воздуха, он через несколько секунд вынырнул снова. Назаров сделал пять глубоких вдохов-выдохов и опять погрузился в, казавшуюся антроцитово-чёрной в темноте, воду. Глаз он не открывал – какой смысл, если и так темно как ночью, да, и, плавать он толком не умел, что уж говорить о его способности видеть в воде. Так или иначе, вскоре, после множества попыток, он нащупал рычаг, а именно, железную балку, торчащую из стены. Ещё после нескольких неудачных попыток, Серый всё-таки смог надавить на неё, и после этого раздался скрежет. Вынырнув, Назаров-младший горестно вздохнул: фальшь-стена отъехала в сторону на расстоянии метра от воды. Сергей безуспешно цеплялся пальцами за камень, проклиная учителей, которые придумали это задание и строителей, построивших этот колодец. Вода в колодце не была холодной, но и тёплой её нельзя было назвать, поэтому находиться в колодце дольше положенного Назарову не хотелось. Он стянул с себя кожаную куртку и вытащил меч из ножен.
      Мысль, только что пришедшая в голову Серёги, была проста: он выбросит лишнею одежду и оружие в проём, а сам нырнёт под воду и попробует оттолкнутся от дна и попытается выпрыгнуть из воды, чтобы зацепится за выступ. План сработал на половину: Сергей хорошо нырнул, хорошо оттолкнулся, но когда он вынырнул, он, максимум, подпрыгнул над водой на локоть-полтора. В ярости Назаров стал бить по воде кулаками - эмоции всегда требуют выхода, хотим мы этого или нет. Времени, казалось, было много, но потом, по мере прохождения ИБН, могло этого самого времени и не хватить, что не есть хорошо для итоговых оценок. Поэтому решать проблемы надо сразу, пока они не переросли из проблем в нечто большее.
      Успокоившись и прядя себя, он повторил попытку. Попытка оказалась удачной. От пещеры тянуло холодком. Одежда не согревала. Основательно растерев руки и ноги, Сергей, пританцовывая и чихая, направился в глубь пещеры.

*      *      *

– Вы уверены в своих действиях? – голос министра гулко звучал в покоях короля Филисона.
– Я бы сказал неправду, если бы подтвердил ваши слова. И, всё же, мне придётся принять решение. – Древлин поставил печать на гербовой бумаге и облегчённо вздохнул.
      Документ отправится по тайным лабиринтам замка, на верных гонцах, прямиком до Приграничья, где он решит судьбы многих людей. А пока он ещё полежит в сумке министра благочестивости и порядка.
– Марк, как ты думаешь, мы имеем право на... – Тут Древлин закашлялся. Была ли это простуда или король не хотел говорить страшное слово, но, так или иначе, он его не произнёс.
– Ваше Величество, мы просто обязаны пойти на это. У нас нет выбора. Мы должны мыслить шире.
– Марк, благими намерениями устлана дорога в сам-знаешь-куда. – Древлин внимательно посмотрел на министра, будто только что его увидел.
– Ваше Величество, – министр всегда терялся, когда король играл с ним в гляделки. – мы обязаны.
– Кому мы что обязаны, Марк? – Древлин потянулся в удобном кресле и зевнул.

*      *      *

      Сергей не знал, что ответить. Он находился в подземелье. Перед ним стоял мальчик лет 10-12 и спрашивал:
– Дяденька, вы не знаете где выход отсюда?
– Нет, я не знаю где выход. – Назаров не хотел говорить этому, явно странному существу, где выход. – А как ты здесь оказался?
– Я поспорил с Ромкой, что я не смогу просидеть три часа в старом лабиринте Рансена – Мальчуган вытер подступающие сопли носовым платком. – Я не мог проиграть.
      "Он явно врёт. Это наверняка тот самый противник, о котором меня предупреждали". Ему было стыдно за эти мысли, но осторожность никогда не помешает.
– Ты тоже потерялся? – Теперь, когда малолетний пацан разглядел его, он обращался на "ты". – Может, вместе пойдём?
      Сергей медленно вытащил свой короткий, но широкий меч и направил его на мальчика.
– Что вы делаете? – От волнения тот снова перешел на "вы". – Вы хотите у-уууубить беззащитного мальчика?
– Нет, я убью того, кто скрывается под его маской. – С этими словами, Назаров-младший сделал короткий и быстрый замах мечом, целясь в горло.
      Если бы кто-то наблюдал эту сценку со стороны, то очень удивился бы тому, что произошло дальше. Мальчуган слегка отклонился назад, а затем резко сделал пробивающий удар ногой так, что Сергей отскочил и пребольно ударился головой о каменный пол. Пока он отходил, его враг начал превращаться в нечто, чего наш герой точно не ожидал увидеть. Тело мальчика вытягивалось и утончалось. Воспользовавшись моментом, Назаров с трудом встал на ноги, поднял свой меч и посмотрел на то, во что превратился мальчик. Перед ним находился огромный змей, длиной где-то 12-15 метров. Гигантские зубы и отвратительное зловоние - вот с чем предстояло сразится Сергею.
– Что с тобой? Неужели преподы не могли придумать что-нибудь более оригинальное? – Сергей надеялся завязать разговор и отвлечь внимание противника. – И как мне тебя называть? Чудище, не чистящее свои зубы? Монстр-недомерок? Червяк-переросток?
– Сейчас съем тебя и узнаешь. – Монстр явно не был настроен на разговор.
      Змей сделал резкий выпад в сторону Назарова, но тот был начеку и успел отпрыгнуть в сторону и, даже, сумел рубануть мечом по шее чудовища. Меч, несмотря на ожидания Сергея, отскочил от чешуи монстра и едва не задел голову незадачливого мечника.
– Что, не можешь пробить мою броню? – Теперь уже змей изгалялся перед Назаровым. – Уж не думал ли ты, что твой первый противник окажется слабаком?
      Сергей провёл ещё несколько ударов, теперь уже колющих, но результат оставался по-прежнему безрезультатным. Чудовище, не обращая внимания на удары, быстро скрутило своё тело вокруг жертвы, тем самым не оставляя пространство для манёвра, и приготовилось задушить ученика. "Надо что-то делать". Мысли путались от волнения, а назойливый вопрос " что делать?" не давал покоя. И что же нужно сделать нашему герою? Ведь по правилам жанра его смерть должна быть как можно более героичной, и в конце какой-либо трилогии.
      Но вернёмся к приключениям.
– Может мы сможем договорится? – Если бы вчера ему сказали, что он будет разговаривать со змеем, тем более уговаривать его обратиться к голосу разума, он бы покрутил пальцем у виска и послал куда подальше.
– Что, поубавил свою дерзость? Хочешь сотрудничать? – Змей откровенно издевался над беспомощным человеком. – А фраг тебе. Проглочу, не подавлюсь.
      Змей приблизился и грозил задушить Назарова. Тот отчаянно думал, пока не наткнулся на одну, очень интересную мысль:" Он змей, а все змеи хладнокровные существа, а значит, я, применив заклинание огня, смогу поджарить его до хрустящей корочки, только надо его как-то отвлечь".
– Да брось, мы ведь чем-то похожи. – Сергей даже ещё не придумал чем они схожи, но времени на раздумья оставалось мало, поэтому риск был оправданным. – Ты да я, я да ты. Ну...?
– К чему ты клонишь? Чем мы похожи? – Спросил недоверчиво змей. Видимо интеллектом существо не блистало. Он остановил свои кольца смерти, что Назарову было и нужно.
      Он мысленно представил себе ярость, всепожирающею ярость в чистом её виде, и, направив меч в морду чудища, выкрикнул:
– Огонь!
      Заклинание, попав прямо в пасть змея, запустило целую цепь реакций. Сначала монстр мотал головой направо-налево, затем начал кататься по земле, чудом не задев Сергея, а потом, когда чудище начало гореть изнутри, оно свернулось в невозможный, с точки зрения физики, клубок из переплетающихся колец чудовища, под конец змея, в прямом смысле этого слова, вывернуло наизнанку и он... исчез.
– Нда... Делаааа. – Сергей внимательно осмотрел место, где недавно был его ползучий противник, но ничего не обнаружил. – Призрак, призрак раз-два-три в порошок себя сотри?
      Сергей любил связывать два-три слова в рифму по ситуации. Например, на уроке магии, когда один из одарённых, но неудачливых детей стал метать во все стороны самые разные заклинания, он тут же срифмовал: "Заклинания вразлёт - никому не повезёт".
– Что ж, раз новые противники не вылазят, а старый преждевременно скончался, надо продолжать путь вперёд. – Сергей также любил разговаривать сам с собой, когда его никто не видит.
      Так как подземный коридор был всюду увешан факелами, проблем с ориентацией не было(:~). Назаров шел вперёд, осматриваясь по сторонам. Впрочем, ничего интересного стены или потолок поведать не могли. На полу также ничего нет, хотя... Сергей заметил чьи-то следы. Они были странной формы, а именно, круглой. Их было много, как будто здесь прошло целое стадо гигантских крабов. При этих мыслях Назаров ужаснулся: магии осталось немного, и, если он будет её использовать как боевую, он может просто не выдержать напряжения и упасть в обморок, что чревато проигрышем в этой, во второй части испытания. "Ладно, придётся полагаться только на меч и на мою находчивость" – такие мысли блуждали в голове Сергея.
      Спустя час осторожной ходьбы, Сергей заметил странную закономерность: факелов становилось все меньше и меньше. Это заставляло насторожиться. Не прибавляла успокоения и паутина, развешанная по всевозможным местам. Воображение Сергея уже нарисовало гигантского паука, с огромными жвалами и стекающего с них яда.
      Но ожидания его не оправдались – вместо паука перед ним, через несколько минут, предстало существо явно не принадлежащее ни к арахноидным, ни к гуманоидным. Это был необычайный кальмар. Да, правильней сказать было нельзя, это был левитирующий кальмар, с двумя парами глаз и одной, ОДНОЙ ногой, что на некоторое время ввело Назарова в ступор, чем уродец и воспользовался. Он молниеносно переместился в сторону Сергея и врезался в него со всей своей кольмарьей дури. Сам удар не был больным, Назарову даже показалось, будто в него шмякнулся мешок с гнилыми помидорами, но последующее столкновение с каменным полом было, как и в прошлый раз, весьма ощутимым.
– Эй, головоногий, может договоримся? – Попробовал Сергей уже испробованную тактику забалтывания.
      Но в ответ он услышал лишь молчание. Видимо, Одноног (в очередной раз Назаров придумал прозвище для противника), не мог разговаривать или же, как думал Сергей, не имел мозга, чтобы обработать речь. Как бы там ни было, беспозвоночный противник мог быстро передвигаться, больно толкаться и, возможно, умел летать. В принципе, с монстром сражаться возможность была.
      Ученик встал в боевую стойку, держа меч наготове. Но он всё равно не успел уклониться или выставить меч, ведь, кальмар атаковал с неимоверной скоростью. На этот раз Сергей был готов к падению и уже смог быстро встать, правда, голова немного гудела после удара, но в целом он был в порядке. "Надо придумать что-нибудь действенное" – пульсировала мысль в голове Назарова, постепенно передаваясь всему телу, превращая его в бойца. Он вытащил нож и начал попеременно делать короткие взмахи обоими колющими предметами, стараясь не подпускать врага близко. Кальмар, вероятно, обладал зачатками разума, поэтому не изъявлял желания подходить, наоборот, он отошел подальше и вдруг... Все его четыре глаза налились кровью. Из них начал исходить красный свет, он приманивал, заставлял глядеть в глаза, гипнотизировал. Руки Сергея непроизвольно разжались и оружие выпало из его рук, с лязгом стукнувшись друг с другом. Безволие, полное безразличие наполнили его голову. Какая-то часть его сознания всё ещё пыталась сопротивляться, крича Назарову прямо в мозг: "Болван, очнись поскорей и задай тому уродцу по первое число". Но это было бесполезно, и через некоторое время его сознание отключилось.
      В это время совет учителей наблюдал за ходом поединка, сидя за большим круглым столом на улице и смотря в алмазный шар посередине стола. Круглый стол когда-то означал равенство всех сидящих за ним, но это знали лишь немногие учителя. Директор, как председатель школьного собрания, встал из-за стола и осторожно, будто пугаясь нарушить стоящую тишину после ухода Сергея в подземелье, а остальных учащихся по комнатам в школе, спросил остальных:
– Ну, господа, что будем делать? Дадим ему ещё немного времени или заберём его оттуда?
      "Господа" замешкались и, совсем не как взрослые и образованные люди, тут же начали наперебой высказывать свои мысли, ничуть не заботясь о том, услышал их директор или нет. Директор с грустью подумал о деревянном молоточке, принадлежащем его брату-судье. Такой полезный инструмент некогда пользовал и он, когда сам был судьёй. Это профессия была семейной чертой Пургиных. "Да, вот были славные денёчки. – мысленно вздохнул бывший судья. – Никаких преступлений, а зарплата достойная." Пожалев ещё раз о своём прошлом, председатель с шумом вобрал в себя воздух и во весь голос прокричал:
– Господа!
      Преподаватели недовольно посмотрели на него, но всё же приумолкли, ожидая что он дальше исторгнет из своей глотки. Директор основательно прокашлялся и уже более спокойно продолжил:
– Что решили?
      Учителя переглянулись, и вот, один из них встал. Это был довольно молодой человек, учитель географии, наверняка сам только что вышедший из школы, опрятно одетый, но с развязной манерой говорить.
– Что тут думать-то? Итак всё яснее некуда: с заданием он не справился, так что пусть катится на все четыре стороны.
– Я думаю, ему надо дать ещё немного времени. – Это произнёс уже немолодой учитель музыки. – Дадим ему шанс, вы ведь знаете, чей он сын.
      Остальные не спешили высказывать свою мысль, видимо, знание того, чьим сыном является Сергей давило на них сильно. Председатель потёр переносицу, достал носовой платок и громко высморкался, надеясь что-нибудь придумать за такое короткое время. Наконец он вздохнул и вынес вердикт:
– Если он не очнется в течении пяти минут и не продолжит испытание, то мы его вытащим, но дальше продолжить проверку он не сможет.
      Чувствовал ли кальмар что-нибудь? Вряд ли, ведь это всего лишь фантом с определёнными характеристиками и, иногда, умеющий передавать голос мага, управляющего им. Так и Сергей ничего не чувствовал, ничего не обдумывал, ибо был в отключке. А его враг завис в воздухе, ожидая приказов директора. Сознание свернулось в клубок внутри мозга, даже не пытаясь взять под контроль своё тело. Но когда вырубается сознание, на выручку спешит подсознание...
      Назаров видел сон, про своих родителей, как будто они снова вместе празднуют какой-то праздник или день рождения. Это был светлый и радостный сон, после которых не хочется вставать и хочется досмотреть, насладиться другим миром, таким одновременно реальным и нереальным. Но после того, как контроль над его сознанием исчез, сновидение растаяло как дым, как призрачная надежда многих школьников, что каникулы будут длиться вечно. Сергей встал, в недоумении осматривая темные стены подземелья, не понимая где он находится. Осмотревшись, он вспомнил про экзамен, бой, змея и кальмара. Тут же, рука сама дернулась к лежащему на полу мечу. Но это было напрасно, кальмара нигде видно не было. Он подобрал нож и внимательно осмотрел то место, где по его мнению должен был быть головоногий, но как и в прошлый раз следов не осталось. Более того, он чувствовал себя отдохнувшим, полным сил.
– Хм... – У Сергея даже пропало желание что-нибудь сказать вслух, что было знаком высшей степени удивления.
      И он снова пошел дальше, сняв по пути с железного кольца факел.

*      *      *

      По случайному стечению обстоятельств и по моей прихоти, одноклассница Сергея, Анна тоже проснулась от стука, но стучались не в дверь её магазина, а в стенку. Аня протяжно потянулась и одним рывком встала с постели. Она быстро оделась и поспешила в соседнюю комнату, ведь с тех пор, как заболела бабушка, она присматривает и за ней, и за магазином. Четырнадцатилетняя девушка ворвалась в комнату старушки как ветер, едва не поскользнувшись на разлитой луже молока. Схватившись за второй этаж деревянной кровати бабули, Аня остановилась и медленно осела на пол - всё же она успела удариться лбом об угол кровати.
– Ой-ой-ой! – Раздалось на втором ярусе. – Бедная ты моя деточка. Какая же ты у меня невезучая.
      Аня молча терпела боль и смотрела как её бабушка, уже немолодая женщина лет 65-70 лет, с проседью волос на поникшей голове, быстро спрыгивает на пол, даже не скрипнув при этом костями. Она довольно проворно подошла к горе-спасательнице и внимательно осмотрела чело и, видимо решив, что ничего серьёзного не произошло, вопросила:
– Как же тебя угораздило-то? – Понизив сочувствие и повысив любопытство, посмотрела с молодым задором на Аню. – Неужто опять как угорелая носилась по городу пока я спала?
– Да что вы, бабушка? – С явной иронией в голосе ответила ей школьница. – Я поскользнулась на луже молока, которую непонятно кто разлил, поскольку очень спешила помочь вам. Это ведь вы позвали меня, постучав в стенку?
– Вот как?
      Собеседница Анны даже сумела картинно приподнять бровь, что вконец заставило Аню прыснуть в кулак от смеха. Они обе: и бабушка, и Аня начали заразительно смеяться, не переставая иногда вставлять некоторые реплики из получившейся только что миниатюрной сценки.
– Серьёзно, ба, зачем звала-то? – Вытирая слёзы смеха, спросила Аня.
– Да, сон мне приснился. – Резко погрустнела бабка. – Жалко не могу рассказать тебе.
      Взгрустнула и Анька. Она понимала причину неразговорчивости старушки, ведь бабушка была далёкой родственницей Провидцев, обитающих в горах, где круглый год длится зима. Провидцы, собравшись вместе, могут наблюдать за небольшими участками земли, поэтому они служат королевской разведкой. Они также могут заглядывать в будущее, изредка, но могут.
– Ну хоть в общих чертах опиши. – Взмолилась Аня, молитвенно сложив руки. – Пожа-аааалуйста.
– Нет, не могу. – Покачала головой Анина бабушка, Екатерина Петровна.
– Скажи, хотя бы, о ком твой сон.
– Он о тебе, дорогая. – Тяжело взглянув на Аню, произнесла Екатерина Петровна.
– Как это? – Оторопело спросила Анна. – Но твои же сны обычно про какие-то важные события, а не про меня.
– Так это. – Чуть ли не со злостью ответила бабка. Она явно была недовольна тем, что проговорилась о своём сне.
– Ну скажи, ну пожалуйста. – Как в детстве начала выпрашивать Анька. – Ты ж знаешь: я не отстану.
      Бабушка вздохнула, поправила пенсне и, погрозив пальцем, грозным голосом сказала:
– Я опишу лишь то, что я могу тебе рассказать. В принципе, ты и так будешь поступать согласно моему пророчеству, так что, учитывая что тебе предстоит пережить, подтолкнуть тебя лишним не будет. Итак, скажу напрямую: сегодня ты пойдешь на рынок и купишь в лавке первую понравившуюся вещь.
– И всё? Я надеялась на что-то более значительное, типа моего будущего или ещё чего-то в этом роде. – Разочарованно протянула Аня.
– Это ещё не всё пророчество. – Как можно более таинственно произнесла Екатерина Петровна. – Ладно, теперь иди на кухню и поешь, а то суп стынет.
      Анна поцеловала бабушку в щёку и отправилась на кухню, поедать суп.
      А бабушка смахнула слезу, подступившую уже во сне, и печально произнесла про себя:
– Как бы я не хотела видеть этот сон.
      Распорядок дня Ани отличался от расписания уроков в школе: с раннего утра она вставала, прибиралась и открывала красивую наружную, сделанную из чистого железа, дверь в семейном книжном магазинчике, которым управляла её мама до своей смерти, а до неё – бабушка. После она уходила в школу, оставив проворную старушку управляться с мини-библиотекой, а потом проходилась по рынку и покупала продукты и что-нибудь, что могло бы привлечь внимание четырнадцатилетней школьницы. Дома она сама готовила или помогала готовить бабушке. Причиной такому графику было отсутствие родителей, ибо мать погибла в кораблекрушении, а отец служил пограничником. Школьница никогда не понимала, зачем он работал на такой опасной работе, ведь и на границе с Временем, и на границе с Болотным царством было очень опасно: время от времени разные чудовища прорывались из обоих...даже не знаю, как их назвать. Государствами? Нет, государствами их точно назвать нельзя – граждан нет. Может странами? Тоже не получиться. Тогда остаётся только враждебные территории. Да, враждебные территории. Именно такая формулировка звучала везде: в газетах, в официальных разговорах и т. д. и т.п.
      В глубине души Аня знала почему отцу не дорога жизнь: после смерти своей жены он потерял смысл жизни, отдалился от родной дочери и своей матери; он как будто хотел умереть, но открытое самоубийство отбросило бы тень презрения на Анну(несмотря на нежелание жить, Александр Павлович всё же не желал дочке вреда). А кто бы не потерялся, не замкнулся в себе после смерти очень близкого человека, особенно, если он покинул сей мир нелепым образом: мать Ани не была домохозяйкой, она была путешественником, открывателем тайных троп и дорожек. Умерла Кротова Валентина Михайловна во время бури, в возрасте тридцати четырёх лет, когда она и ещё кучка таких же как она сорвиголов проплывала мимо острова Фывапролджэ. Гигантские волны, водоворот, в который попало их судно, предрекли судьбу "Колумба" – большого, трёхмачтового корабля, названного в честь одного древнего героя-путешественника, чьи подвиги, собранные из множества недостоверных источников, невозможно перечислить пальцами двух рук. "Историю пишут победители" или, говоря проще, переделывают победители, но что переделывать, если прошлое неясно как "прогноз погоды". "Даже это выражение дошло до наших дней кое-как, и до сих пор неясно, что оно означает. Если воспринимать его в буквальном смысле, то смысла(извините за тавтологию) не добавится, а лишь появятся новые вопросы: древние люди могли предсказывать погоду? Если да, то почему мы утратили их знания?" – думала Аня, поедая суп.
      Мать Ани, отправляясь в плаванье, говорила что-то насчёт "большого" открытия, которое принесло бы семье богатство и славу. В принципе, она так говорила почти каждый раз, когда отправлялась в путешествие. Не стоит, однако думать, что Валентина Михайловна была легкодумной особой, умеющей только строить "грандиозные планы". Нет, она состояла в Алимагском Географическом Обществе, что говорило о её высоком уровне знаний. Алимаг, есть столица Сумарока, находящаяся на западном берегу острова, у Кремового моря. Как утверждают историки, своё название море получило из-за одной прихоти безумного Мудреца, короля на заре четвёртого столетия Нового Времени, которого слуги, придворные и прочий люд, несмотря на королевский указ, называли не иначе как "безмозглый дурень". Этот правитель действительно запомнился потомкам как самый невменяемый монарх своего времени. Он приказывал всем есть соль вместо сахара, не умываться вообще, а все науки он запретил, сказав, что теперь мы вернулись к истокам бытия и теперь мы можем ТВОРИТЬ, как творят боги. К счастью, народные массы были против такого короля и тут же свергли дурня, отправив его гнить в темницу под скалой. Сохранились утверждения очевидцев, которые говорили, что сумасшедший король не понимал, за что его посадили и искренне думал, что делал всё правильно. Но вернёмся, пожалуй, к морю. Да-с, это была одна из прихотей короля: взять все крема, средства омоложения и прочие лекарства и выбросить их в море, дабы не употреблять продукты деяния науки – главного врага естества.
      Анька всегда любила размышлять во время еды: так она могла уйти в себя и полностью отдаться нелегким думам, ибо всё остальное время она (с)читала книги, чистила их, вела учёт деньгам. "Кстати, как там, на первом этаже: не появился ли покупатель?" – подумала про себя Анна. Она тут же спустилась по старой, скрипучей винтовой лестнице, схватив по дороге с гнутого гвоздя небольшой, сделанный, как утверждал продавец из "Всякой всячины", из чистого золота, колокольчик с каким-то куском железа вместо язычка. Не достигшая совершеннолетия хозяйка взяла специально приготовленный для неё колченогий табурет, поставила около внутренней двери и, сняв тапочки, встала на него, приподнялась на носочках и закрепила музыкальный инструмент на ещё один гвоздь.
      День прошел так же как и все остальные: пришли несколько постоянных клиентов, купили парочку недавно выпущенных книг и ушли. Прибыли с магазина было немного, но все расходы оплачивал отец: за его работу платили большие деньги, где-то двести золотых, двадцать тысяч серебренников или двести тысяч медяков, что, по нынешним меркам, довольно высокая зарплата. Аня кое-как дождалась вечера, чтобы закрыть железные двери на ключ и уйти на рынок, исполнять бабушкино пророчество.

*      *      *

      Сергей шел вперёд, ожидая любого противника. Так он прошел около пятисот метров и в нерешительности остановился, так как проход закончился тупиком. Назаров внимательно осмотрел при помощи факела все углы и подозрительные выступы, но никаких кнопок, рычагов и т. п. не обнаружил. Многозначительно, как показалось Сергею, хмыкнув, он пошел назад, пытаясь увидеть хоть какую-нибудь щель, отверстие, ход, но, очевидно, сзади нигде не было ответвлений и ещё чего-то в этом роде. "А может, это иллюзия? – подумалось Серёге. – Возможно, стоит только пройти сквозь неё?" Попытка не пытка. Он вернулся к стене и попробовал сделать шаг внутрь стены. Безуспешно. Впоследствии следующих десяти минут он только и делал, что ломился за эту стену, колотил по ней мечом, умолял её впустить. В конце концов, Назаров сел на пол и всхлипнул.
– Чёртова жизнь, чёртово испытание. – тихо ругался он. – Чёртов я.
      Он хотел было вытереть подступившие слёзы рукавом, но одного взгляда на его грязь хватило, чтоб отвергнуть эту мысль. Тогда он порылся в карманах своих широких кожаных штанов и наткнулся на свёрнутый в рулон прямоугольник бумаги. Вытащив его на свет прислонённого к стене факела, Назаров увидел письмо.
– Что ж, раз делать нечего, так хотя бы прочитаю, что там мне написали. – Разговаривать с самим собой уже вошло в привычку Сергея. Судя по почерку, писала мама, и писала очень поспешно, второпях, в некоторых местах даже пропадала мысль.
      "Дорогой сын, тебе наверно известно, что мы работаем на короля, но мы никогда не говорили тебе кем, так что если ты стоишь, лучше сядь. Сел? Тогда слушай. Когда-то давно существовали Девять Духов Начала, они были самыми могущественными созданиями, именно с них всё и началось. У нас мало времени, так что прими к сведенью: мы отправились через королевство Времени в Филисон, так как что тебе предстоит занять отцовское место, место Седьмого – Стража Жизни. Не преследуй нас, ибо мы к тому времени, пока ты читаешь это письмо, уже мертвы или взяты в плен. Мама."
      Дочитав до конца, Сергей недоумевающе уставился в последние строки. "Уже мертвы или взяты в плен. Мама". "Это не похоже на какую-то шутку или розыгрыш" – проскользнула в голове Сергея мысль. Значит, случилась беда, значит, что-то произошло. Конечно, Сергей даже не допускал мысли, что написанное правда, но разобраться с этой белибердой следовало. "Вероятнее всего, какой-то шифр. Но какой?" – напряженно думал Назаров-младший. Надо было что-то делать. Ну, не стоять же ему, тупо уставившись в стенку. В принципе, у него было два варианта развития ситуации: первый – пойти назад и рассказать директору про письмо и второй – пройти испытание и попытаться разобраться самому с этим бредом. Лучше всего, конечно, был первый вариант, но у него нет на руках ничего кроме короткого письма, поэтому он выбрал третий: всеми силами постараться пробиться сквозь преграду, попутно стараясь пройти тест, при невыполнении задачи, он пойдёт наверх и объяснит всё директору Пургину. "Ох и влип же я." – подумалось Серёге. Как это ни прискорбно, но наш главгер являл собой пример типичного домоседа, нежелающего покидать привычный уклад жизни и никогда не меняющего свои привычки. Мда...
      Внезапно, Серому пришла в голову идея разрушить стену магией, долбануть что есть мочи чем-нибудь мощным. Тут он крепко позавидовал отличникам, одинаково хорошо владеющими и магией, и физматом. Да будь здесь самый распоследний маг-недоучка из деревни, то он точно бы расправился с этой несчастной стенкой, а он только и может, что лупить по ней мечом, да материться на манер старых стражников, которые проводят выходные только в кабаке или ещё в каком злачном месте. Как же ему стало жалко потраченных на всяческую ерунду минут, как же захотелось ему узнать хоть самое слабое заклинание, могущее вышибать кирпичи из кладки.
      Оставалось только одно: жахнуть по "противнику" "чистой" магией. "Чистой" называется магия, идущая напрямую из силы мага т. е. запаса магии как таковой. Вообще, магия делится на "чистую" и "рабочею". Рабочая магия – это магия, которая идет из запаса магии, но в отличие от "чистой", она не так сильно тратится, облегаясь в заклинание. Это можно сравнить с бойцами: одни, затрачивая кучу энергии, машут оружием направо и налево, силясь попасть в цель, но лишь тем самым проигрывают бой, другие, обученные профессионалы, стараются точно дозировать все свои движения, поэтому мастера оттачивают каждый приём из кладовой своих знаний. Пример не ахти какой подходящий, но так им обычно объясняли на уроках магии.
      Для каждого заклинания существовал свой оттенок эмоций. Например, для заклинаний разрушения нужен был спектр ярости, для левитации – легкость мысли, а для мелких бытовых – лишь весёлое настроение. Причём, эмоции должны быть неподдельными, истинными, ибо если добавить хоть грамм фальши, то может фраг знает что получиться. Теперь представьте, как сложно запомнить не только само заклинание, но также и тон эмоции. К примеру, хотите вы пальнуть по камешку несмертельным хулиганско-мальчишеским "Отлетайкой", но, вот беда, забыли смесь эмоций. Вы пытаетесь кричать на каменюку самым грозным голосом, топаете ножками, но толку от этого ноль. Вы злитесь, не понимая что для таких типов заклинаний более характерно раздражение, вы ещё мучаетесь, возомня себя Мерлином, и под конец плюёте на магию вообще и начинаете заниматься мечом, физухой и т.п. И вот однажды, идя по короткой незнакомой тропинке, обнаруживаете бандюгана, который решил присвоить ваше имущество. Вы, как порядочный мечник, достаёте из-за спины свой двуручник и с истошным воплем, который должен выражать ваше глубочайшее возмущение таким беспардонным хамством, несётесь к нему с уже занесённым для раздвоения личности орудием возмездия, но он, паскуда такая, отбрасывает вас, вместе с вашим мечом, ровно на один метр тем самым заклинанием "Отлетайка", которую вы так и не смогли понять. Вы в непонятках валяетесь на земле, пока "хулюган" забирает ваш меч, тем самым отобрав вашу единственную возможность защищаться. Так что найти чистого мага или чистого мечника, очень трудно; по большей части те кто обучается самозащите изучают и физмат и магию, чаще всего взяв только два-три "коронных" приёма, не изъявляя желания обучаться дальше.
      Что-то я опять отвлёкся. Так, о чём это я? Ах, да, вышибание стены Назаровым. Так вот, принялся наш богатырь стрелять по кирпичной стене "Окаменеем" и "Остолбенеем", да всё с одним и тем же результатом: шиш с маслом, а также, в довесок к нему и фраг с капустой. Да оно и понятно: эти заклинания настроены на живое существо, а не на кирпичную стенку. Приходилось использовать голую магию, без облегания его в заклинание. "Что же мне тут изобразить? - подумалось Сергею. - Может, злость в чистом виде?" А что, могло и сработать. Он отошёл от стенки, представил только одному ему известную картину из детства, когда его оставили в этой чёртовой школе, вытянул меч, как указку, в самую середину стены, и высвободил получившееся недозаклинание. Эффект был очень эффектным: заклинание прошло сквозь кирпичи, как раскалённый прут через масло, насквозь, пробив ещё несколько стен впереди. Назаров ошарашено наблюдал как края дыр также быстро остывали, как расплавились. Он, конечно, предполагал, что натворит делов своим экспериментом, но чтоб так, даже не подозревал. Серый с опаской дотронулся до того, что недавно было кирпичом и, посчитав, что чем быстрее он справиться с заданием, тем быстрее он сможет разобраться с непонятным письмом.
      Всего стен было три. И каждая отличалась по плотности, по качеству и по старости. Например, первая была сделана недавно из обоженного кирпича, а вторая была сделана неопределённо давно из необожженного кирпича, ну третья состояла вообще из каких-то природных материалов - кусков глины вперемешку с ветками и камнями. Свободно протиснувшись в образовавшиеся отверстия, Серёга увидел перед собой в помещении, которое формой своей было похоже на купол какой-нибудь церкви, огромных размеров фонтан с не менее огромным стеклянным шаром, парящим над ним.
– И что это всё означает, фраг тебя побери? – Задал вопрос Сергей то ли себе, то ли шару.
      Он понял, в чём состояло его задание. Да только идиот не догадался бы: нужно было спереть сферу, при этом не превратится в кровавый блин с косточками. И конечно, не надо иметь семи пядей во лбу, чтобы догадаться, что фонтан был здесь не просто так, а представлял собой защиту. Впрочем, весьма непростую защиту. Назаров кинул камешек, подобранный только что, и увидел весьма интересное зрелище: камень без плеска и звука вошел в воду, а затем взмыл под потолок и остался там висеть, словно не имел веса. Серый присвистнул и уже по-другому взглянул на фонтан: с уважением как-то что ли. Вернее, с уважением к устроителем этой, поистине неординарной ловушки.
      Тем не менее, надо было заполучить "шарик" и удрать с ним на поверхность. Мысли Серёги как всегда, когда предстояло решить какую-нибудь проблему, путались и превращались в бред. Сначала, школьнику пришла в голову идея шандарахнуть по фонтанчику "Огнём", но потом, подумав, он всё же отказался от этой мысли, так как после разрушения фонтана, вода, не дай бог, разлилась бы по полу, и что произошло бы после этого... Случился бы казус неимоверный, точно. Может, парадокс, вроде, пола на потолке. Затем пришла мысль разбежаться со всех сил и прыгнуть, сделав попытку ухватится за сферу. Но Назаров тут же отмёл её за невозможностью. Он больше не смог ничего придумать.
– Да что мне сделать, фраг вас побери? – отчаянно крикнул Сергей.
      Внутренний голос тут же мягко сказал успокоиться и просмотреть все варианты, даже самые безумные. Сергей обошел фонтан кругом в поисках подсказки, слабого места или ещё чего-нибудь в этом роде. И он нашёл. На самом верху, над сферой, мерцала красная кнопка. Вернее, фантом красной кнопки. Это значило, что на неё может повлиять только такой же, фантомный объект, то есть нематериальный. Глупость, конечно, даже фантомы материальны, ведь совершенно недавно Серого мутузил кальмар-одноног-левитатор-гипнотизёр. Всё в мире материально, даже мысли, так как они у нас в голове, а голова материальна, значит и мысли материальны. Фантомы обычно создаются воображением мага, но бывает, и другие существа, обладающие магией, могут создавать фантомы. Вообще, фантомы разные бывают и различаются по таким критериям: по материальности(бред полнейший, но таковы законы магии), по силе, то есть, какими примочками их наделил создатель, по размерам и по контролю над ними. "По материальности" – это значит, что одни могут влиять на объекты сего мира, а другие не могут.
      Итак, вернёмся к фантомной кнопке. Судя по мерцанию, активировать её брошенным камешком не удастся. "Да, дела плохи. – Подумал Назаров. – Да, когда же это закончиться?"
– На кнопку может повлиять только фантомная вещь. – протянул он задумчиво.
      Ответ пришел сразу.
– Ну конечно, надо самому создать что-нибудь фантомное и тогда я смогу нажать на кнопку.
      Серёга тут же начал представлять что-нибудь, что могло бы нажать на кнопку, но все старания уходили впустую. Ничего не происходило. Он не сдавался раз за разом всё сильней придумывая фантом. К сожалению, Сергей не знал как создаются фантомы и теперь вовсю клял себя за ленивость на уроках. Учись он как следует, может он и смог бы создать фантом, но он, как и большинство его одноклассников, надеялись только на свою удачу, бездумно проводя вечера за играми в карты и другими школьными развлечениями. Назаров полчаса отчаянно пытался вспомнить уроки колдовства, но безуспешно.
      Ну, дорогой мой Серёжка, добился своего? – проорал он в пустоту. – Учиться, блин, надо было, неуч двуизвилинный.
      Он ещё много наговорил на себя ругани. Он где-то читал, что ругаться впустую полезно для организма. Во-первых, снять напряжение как-то ведь надо, во-вторых, если обругать кого-то, то можно нехило огрести.
      Поорав ещё немного, Сергей вяло уселся на неровный каменный пол и закрыл глаза. Так он просидел около пяти минут. Потом ему это надоело, и он встал и снова обошёл фонтан кругом, но ничего нового и полезного не появилось. Кнопка по-прежнему находилась на потолке, вне зоны досягаемости. В который раз призвав себя к здравомыслию, Сергей снова попытался представить камешек-фантом, но как он ни старался, ничего не происходило. Внезапно его привлёк шум. Это была возня двух летучих мышей. Назаров стал с интересом наблюдать за ними. В темноте трудно было разглядеть их и предмет их спора, но судя по звукам, борьба была скорее потешная, имеющая развлекательный характер. "Видимо, молодняк забавляется." – Подумал Серый. Они смешно барахтались, подпрыгивали и отпрыгивали в разные стороны.
      Вдруг школьнику пришла неожиданная идея. Она состояла в том, чтобы создать фантом на основе летучих мышей. Ну, в смысле, глядеть на мышей и представлять фантомную копию. Так он и сделал. Представлять фантом, глядя на живых его оригиналов, было легко, и вскоре, перед ним, резко махая прозрачными крыльями, летало призрачное подобие летучего мыша. Назаров едва не ослабил контроль, увидев, что он таки смог, что он не совсем неудачник, как думал минуту назад. Но время поджимало, и он, не тратя его даром, мысленно приказал фантому лететь к кнопке. Мыш тут же подлетел к цели и надавил на призрачную кнопку, чтобы сразу исчезнуть в небольшом облаке тумана.
      Так или иначе, задача была выполнена. Вначале ничего не происходило, но потом... Шар начал уменьшатся и уменьшился до размеров теннисного мячика. Теперь дело было за малым: нужно было достать светящийся шар и уйти на поверхность. Ничего магического Серёга придумать не смог, и он просто завязал вместе шнурки своих кожаных ботинок и, сделав небольшую петлю на одном из концов, закинул получившееся приспособление для ловли мяча, стараясь петлёй попасть по шару. Где-то с четвёртой попытки ему удалось заарканить добычу, и он стал осторожно тянуть на себя. Выйдя за пределы фонтана, шарик с грохотом упал на пол. За полсекунды до этого, закрывший глаза Сергей, ожидал увидеть разбитую на мелкие кусочки сферу, но вместо этого, с удивлением обнаружил хрупкий с виду стеклянный шарик абсолютно целым, а крепкий камень, из которого был в основном сделан пол, в месте падения, дал крупную трещину. Трещины там не было – Сергей это помнил точно, так как, когда он осматривал фонтан, он ещё и пол вокруг него осмотрел. Покрутив сферу в руках, он пришел к выводу: материал, из которого был сделан шар, был непростой: он был необычайно лёгок, твёрд, и в то же время, хорошо гасил удар, и это точно был не алмаз: тот сразу раскололся бы.
       Дорога обратно не заняла больше получаса, но Назарова время тянулось медленно: вопросы и комары, непонятно откуда потомвозникшие, роились и мешали как могли. Живот урчал, а из еды были только шерстяные носки и провонявшие ботинки. Когда же, наконец, наш герой достиг колодца, появился вопрос – как подняться наверх? Серый со стоном осел на пол и устало распластался на полу.
– Да когда ж, фраг тебя за ногу, это кончится? – Вполголоса матюкнулся он.
      Усталость брала своё. Веки слиплись, дыхание стало ровным, и он уснул. Храпеть он не храпел, но громко сопел и присвистывал носом. "Концерт" продолжался бы ещё долго, но рука Сергея разжалась, и шарик скатился на камень..
 отзывы (30) 
Оценить:  +  (+8)   
21:30 19.11.16
                                                Глава 01. Часть 02 – Пророчество?
– Ах ты, паскуда гнилая, чурка с глазками, верни мне мои деньги или я подам на тебя в суд! – Молодой горластый студент брызгал слюной на примерно такого же возраста торговца-казара.
– Слющай, дарагой... – Казар был спокоен. – Так я должен по-твоему говорить? Если я не русский, значит я тупой, да?
– Мне плевать, кто ты по национальности. Ты мне продал точильный камень, который не точит!
– Ну, так, не я же виноват.
– А кто?!
– Производитель. – Потупив глаза, отвечал торгаш.
– Послушай, я живу на другом конце города, снимаю комнатушку три на два метра, подрабатываю дровосеком по воскресеньям. Я студент. Я не имею права бросать деньги на ветер. Так что возвращай мне мои 30 "серых".
– Ладно, ладно. Верну я тебе твои деньги. – Поспешно поднял руки чернявый казар: кому хочется иметь дело с голодным студентом-дровосеком?
      Такие споры не были редкостью на рынке. Поэтому Анна лишь мельком прослушала перепалку. Сейчас её занимало совсем другое: что бы прикупить, какую безделушку сегодня она освободит из рабства прилавка? Но что выбрать, если каждая поделка из дерева, каждое колечко и браслет кричали, чтоб их купили? Глаза разбегались. Причём, в разные стороны. В лавке драгоценностей её внимание привлекло кольцо. Обычное кольцо, без камней и каких-либо украшений. Понравилось оно Ане исключительно надписью с внутренней стороны: "Ищите и обрящете". Понравилось оно своей простотой и какой-то неведомой спокойной силой. Чем-то веяло от этих слов. Про себя Анна поставила галочку на этом кольце. Следующей "полезной" вещью оказалась книга о приключениях некоего Феодора Неомирского. В них он, как странствующий принц, спасал принцесс и убивал жраконов(жрущие всё подряд оглоеды - дети от драконов и пауков), их охранявших. Третьей вещью оказалась потрёпанная фарфоровая статуэтка собаки. Что её привлекло в ней, Аня никогда бы не сказала, поскольку понятия не имела. Может, хрупкая красота материала или миниатюрность, а может и показавшийся озорной блеск в глазах, завораживающих своей ярко-синей глубиной.
      Нетрудно понять, что понравилось Ане больше всего. Но ей было жалко и остальное. Поэтому, она купила все три подарка этого дня. Внутренний счетовод обиженно заворчал.
      Аня с тремя "освобождёнными" ёрзала на стульчике в кафе, в которое она по пути заглянула. Может и вправду она слишком расточительно обошлась с бабушкиными деньгами? С другой стороны, бабушка это должна была предвидеть, так что всё в порядке. В принципе, что в этом такого? Неужели нельзя выбрать "и вкусно, и полезно"?
      Аника-воин, как её называл отец, выложила на стол кольцо, книгу и статуэтку. Не долго думая, она надела кольцо на палец, книгу положила в сумку, а собаку поставила перед собой, силясь оторвать взгляд от её глаз.
      Так бы Аня и просидела до утра, но смуглый официант принёс заказ: чашка кофе, чай и мягкие булочки. Аня хмуро уставилась на виновницу, но та даже ухом не повела. Конечно, кафе работала всю ночь, что было очень удобно для таких романтиков, как Анна, но Кротова-младшая не хотела волновать бабушку и, съев булочки и выпив чай, расплатилась за них и поторопилась домой. По дороге домой, от неё шарахались в сторону как огромные цепные псы, так и маленькие домашние кошки.
      Дома было сыро. Вечерний туман обволакивал дома Шаховского района. Влага проникла сквозь приоткрытую дверь. Аня осторожно отворила её, переступила порог. Тишина. Она звучала в доме сильнее обычного. Ступеньки скрипели, не щадя ушей.
– Бабушка? – тихий голос Ани разрезал тишину.
      Шорох в бабушкиной комнате не походил на шаги человека. Аня осторожно прокралась к бабушкиной двери, схватив по пути ножницы.
      Аня принюхалась. Пахло табаком. "Когда бабушка стала курить?" – подумала Анька. Входя, она споткнулась о порог, увлекая за собой человека, который стоял в полумраке комнаты. То, что это был мужчины, Аня поняла, когда нечаянно ударила его коленкой между ног. Раздался сдавленный крик:
– Чёрт тебя побери! Роберт, свяжи её!
– Сейчас, сейчас. – Засюсюкал голос сзади девчонки.
      Не успев что-либо сообразить, Аня вскочила, подобрав выпавшие ножницы, и побежала в сторону окна. В темноте было слышно лишь сопение и топот. Школьница уже хотела откинуть шторы, как раздалось заклинание:
– Свет!
Аня зажмурилась и прикрыла глаза рукой. Когда вспышка улеглась, она увидела трёх мужчин с ножами в руках. Один, тщедушного вида мужичок с красным лицом держал узкий стилет, второй был его полной противоположностью – здоровяк огромных размеров поигрывал тесаком, а третий был карликом с корявой палкой.
– Не глупи, девочка. – Прокаркал карлик. – Отдай нам вещь, и никто не пострадает.
      Аня держала ножницы в руке и думала, выдержит ли их металл заклинание. Тем временем здоровяк начал по-тихому подходить к ней. Аня вскрикнула, метнула в него ножницы. Те стукнулись об плечо детины и воткнулись в ногу тощего. Карлик едва успел зажать ему рот. Раздались всхлипывания и ругательства.
– Чего стоишь, дуболом? – Заверещал тощий, присев на стул. – Ну же, хватай её, Роберт!
      Роберт в два скачка оказался у Ани, и не успей она со всей силы садануть его между ног, то громила разом бы её скрутил.
– Бесполезные кучи отбросов! – карлик ругнулся в короткую бороду и, направив палку на Аню, выкрикнул заклинание паралича. Заклинание попало прямо в центр груди и мгновенно заставило застыть.
– Что вы сделали с ней, изверги? – Бабушка, привязанная к стулу, подалась вперёд и гневно посмотрела на карлика. – Если с ней хоть что-то случится, я вас до седьмого колена прокляну!
– Успокойся, карга. – Отмахнулся от неё маг. – С ней всё нормально. А если ты помолчишь, то и совсем хорошо будет.
      Роберт подобрал выпавшую сумку Ани и передал карлику. Тот высыпал содержимое на пол и принялся копаться в вещах, светя посохом. Книга привлекла его внимание, но пролистав, карлик скривился и отбросил её в сторону. Паралич Ани уже прошёл, и она стояла, придерживаемая сзади за руки Робертом. "Странно, что статуэтка пропала" – мелькнуло в голове Ани. И верно, лежавшая прежде в сумке собачка, вдруг, неизвестно куда пропала.
– Где вещь? – Карлик, видимо, тоже не нашёл того, что искал. – Куда ты спрятала это?!
– Не надо на меня кричать. Я вообще не знаю о чём вы говорите. – Аня смотрела высокомерно и нарочито независимо. Но сердце её бешено стучало, призывая к немедленным и решительным действиям.
– Ты скажешь мне где она или я вырву это из твоей памяти! – карлик опять направил на Аню палку, приближался, смотря прямо в глаза, и он уже готов был выкрикнуть наверняка очень сильное заклинание, как вдруг раздался лай собак и шум шагов на первом этаже.
      Карлик тут же подошёл к тощему, вытащил из ноги тощего ножницы, чтобы тут же загнать их в шею, отчего тощий захрипел и завалился набок. В это же время здоровяк метнул стул в окно и выпрыгнул на улицу. Карлик последовал его примеру. Сразу раздались выкрики, шум и чей-то протяжный крик. Аня же метнулась к бабушке и стала развязывать её, но узлы были сделаны так, что развязывать было очень трудно, проще было перерезать верёвку, но Аня не могла себя заставить взять нож убитого. Так её и нашли подоспевшие стражники: абсолютно спокойную, упрямо пытающуюся зубами развязать узлы веревки. Позже, когда стражники их допросили, она не проронила ни слезинки, вела себя так, будто всё произошло не с ней, а она просто пересказывает случившееся со стороны. Расплакалась Аня лишь тогда, когда порезалась, убирая осколки разбитого окна. Бабушка успокаивала как могла: прижалась к ней, раскачивалась вместе с ней одним, известным только им, тактом, говорила, что всё хорошо, что они живы, а это главное. Но Аня плакала, плакала не переставая. В эту ночь никто в книжном магазине Шаховского района не спал: бабушка и внучка пили чай, болтали о пустяках, иногда замолкали, так как просто нечего было сказать, но всякий раз бабушка начинала вспоминать очередную, но от этого не менее интересную историю своего детства.

*      *      *


Головная боль была тупой. Мягко давила, обволакивала и мешала думать. Назаров-младший открыл глаза, сел и осмотрелся. Он был определённо в больничной палате. Впрочем, осмотрев себя, Сергей никаких повреждений не заметил. В палате не было никого. Одежду он нашёл на стуле. Кто-то заботливо постирал и высушил штаны, кофту и куртку, сложил аккуратными прямоугольниками. Здесь же была и сфера. Одевшись, Сергей направился к выходу, но только он хотел повернуть ручку двери, как она сама открылась, впуская директора школы.
– Виталий Анатольевич? Почему я в палате, со мной всё в порядке?
– Да... Не волнуйся. – Директор старался не встречаться с Сергеем взглядом. – Мы тебя вытащили... Так сказать... Кхм... Да... Так что, не волнуйся.
– Я не сдал ИБН? – Сергей хмуро уставился на директора. – Ведь так?
– Да. Ты провалялся там слишком долго. Пришлось тебя вытаскивать. – директор заискивающе посмотрел, мол, извини, мне жаль что так вышло.
– Всё нормально, Виталий Анатольевич. – Сергею было неловко от того, что директор относился к нему лучше, чем к остальным. Быть любимчиком не хотелось, но директора он уважал. – Я не стремлюсь в армию.
      Здесь стоит упомянуть, что все семиклассники, прошедшие испытание боевых навыков, попадали под учёт призывной комиссии как первые кандидаты в солдаты к призывному возрасту, конечно, который наступал в 20 лет. До этого срока в армию невозможно попасть.
– А сфера? Она останется у меня?
– Да. Возьми в подарок. Она, знаешь, светится в темноте. Как фонарь сгодится.
– Спасибо. – Сергею не то чтобы нужен был фонарь, но расстраивать директора не хотелось. – Могу я пойти в свою комнату?
– Да, да, конечно. – Виталий Анатольевич пожал руку Назарову и быстрой торопливой походкой пошёл в сторону выхода.
      Сергей молча пришёл в комнату, разлёгся на кровати и смотрел в потолок. Приходили немногочисленные друзья, знакомые, хвастались успехами. Кто-то принёс фрукты, кто-то яблочное пиво. Было весело. Правда весело. Гуляли по городу, вспоминали прошлое. Было грустно. Потом наткнулись на параллельный класс, кто-то что-то не поделил, началась драка, окончившаяся победой. К ночи все разошлись по домам. Сергей же не имел дома в Цукерске, поэтому пришёл в свою комнату в школе. Комната встретила жарким и затхлым запахом. Водяные часы показывали без четверти двенадцать.
Августовская ночь заняла своё законное место, просыпая кое-где мелкий моросящий дождь. Может, от дождя, а может, и от проигрыша, Сергей заплакал. Заплакал тихо, в подушку. Причин было одновременно много и ни одной стоящей. Хотя, была одна: скука по родителям. Все семь лет они приезжали только на Новый год, и на его день рождения. По сути, он рос в полном одиночестве. Некому было обнять его, успокоить, погладить по голове и сказать, что всё хорошо, что всё образуется. Так он плакал чуть ли не каждый день. Боль в груди не утихала. Сердце стучало, гулко отдавая в эхо.
      Внезапно раздался стук. Стук в окно. "Интересно, кто мог забраться на второй этаж посреди ночи?" – подумал Сергей отрешённо. Он подошёл к окну, отдёрнул штору и увидел огромных размеров орла. Сказать, что Сергей удивился, значит ничего не сказать. Орёл же продолжал так настойчиво барабанить, что грозил в скором времени разбить стекло. Назаров открыл осторожно окно. Орёл с неудержимой силой залетел в комнату. Оставляя повсюду пятна дождя и следы огромных когтей, птица взгромоздилась на табурет у труб отопления и начала отряхиваться, забрызгав таким образом все стены и потолок.
 отзывы (3) 
Оценить:  +  (+1)   
17:24 15.05.17