Главная

Поиск


?

Вопросы






FAQ

Форум

Авторы

Любовные романы » Эротика »

Ипостась

три ипостаси влюбленного
 отзывы (0) 
Оценить:  +  (0)   
21:33 03.10.10
Если перед путником есть замок из слоновой кости, то он не может пройти мимо, потому что вокруг сплошная пустыня, и нет ничего, кроме этого ослепительной красоты замка. К тому же его ангел сказал ему, что внутри крепости есть счастье, столь многообещающее упокоение защищенности за метания и страдания. Потому бедному путнику нет дела до убранства, он просто увидел место, где, возможно, найдется ночлег его блуждающей душе и глоток воды изнемогающему от жажды. Но замок надежно защищен прочными стенами и возвышается на вершине гор. Я поднимаюсь легко на любые вершины, потому что умею летать. Но я стою перед входом, и не могу войти. Болью разломился порог. Я стучу то еле слышно, то с яростью, но здесь простой вход, я кричу на все голоса, но здесь не нужны слова. Но как же я могу проникнуть внутрь, если я сплошная истерика, что не может замолчать, если не будет внутри? И тогда путник перестает стучать и пытается вступить в диалог, он просто стоит и вглядывается с надеждой то в небо, то в окна, и начинает говорить об истине, что становится столь зримой, когда мы стоим на самом пороге между бытием и ничто. И тогда в окнах зажигаются блики, и можно видеть лик. Что от страдания и отчаяния, бесконечных строчек молитв воплощается в образ единственного. Будучи перед ликом, он бросает ему крылатые сообщения, и стоит на прежнем месте,продлевая время, ставшее счастливым,когда душа может по каплям ловить мгновения, что брошены другим в дар. Но он и несчастен и чахнет на глазах, его руки дрожат от того, что окно, через которое перебрасывают письма,может... больше не откроется.
Даже если они видят друг друга, даже если касаются друг друга нежными фразами, что всегда упакованы в конверт приличия, стены замка будут служить свою службу и они никогда не заговорят одним голосом, не закричат в одном экстазе и никогда не станут молчать одним молчанием. Потому что между ними пропасть и различие, а путник даже не смеет говорить о своей боли и нужде, он постепенно умирает как тело и обращается птицей, что способна петь божественную музыку. Он остается жить подле замка и разбивает вокруг сад. Чтобы удовлетворить взор возлюбленного, что устремлен лишь через окно, потому что он никогда не покинет своей крепости. Но, возможно, тебе понравится красивый вид из окна, что я подарю тебе. И я взлетаю и пою, я пою на каждой ветке, повторяя твое имя, и я выращиваю прекрасные грезы, я поливаю их своими слезами. Этот сад будет жить до тех пор, пока он освещен радостью твоих глаз. Этот сад существует только во мне, но он растет только потому,что ты кидаешь на него свой взор.
Когда несется черный всадник, то ему нет дела, что этот замок дорогого стоит, и ему нет дела до живописности стен. Он есть лишь ветер,что весь растворен в порыв ярости, он есть лишь волна, что принадлежит всем водам мира, он есть лишь вспышка, что разожглась от взгляда, брошенного ему как вызов и обратилась во всепоглощающий огонь. Моя внутренняя сущность выносит меня за пределы тебя, она настолька абсолютна, что метит в абсолютное требование любви. И она жаждет разорвать твое сердце. Она такая смертоносная,что желает поглощать, она может смести в ничто этот замок из слоновой кости,она может разровнять поверхность, взорвав ко всем чертям и тебя и меня во всепоглощающей бесконечности смерти. Ибо не существует никакого бытия вне самого порыва, в котором так легко унестись, достаточно лишь присесть ко мне, ласкаясь, и я пришпорю черную лошадь. И тогда я покажу тебе, что значит умирать по-настоящему, и ты не сможешь опомниться от этого головокружения, что у нас на двоих, и тебя очаруют все открывающиеся бездны того, что только и может завораживать. Да, это убийство, и я жажду уничтожить тебя. И это уже не я, а лишь та стихийность, что от меня осталась. Потому что меня уже нет, я совершила героическое самоубийство по твое имя,когда оседлала черненького. А назад, как известно, он не умеет поворачивать. Мужчины боятся этой одержимости и дикости, подобно тому, как разумное и окультуренное существо боится мести природы, что выходит из границ. Но все преграды лишь подогревают эротическое движение ярости, что обрушится на твою крепость. Оно снесет его купол порывом ветра и пустит тебе клубы пыли в глаза,оно обратит в пепел все эти лишние украшательства и оно уже размывает фундамент твоей крепости, свернувшись котенком у ног. Я просто готовлю ровную поверхность, на которой произойдет слияние и соединение,растворение в точке и на самой вершине твоих гор, и на самом пике экстаза. А достичь этого растворения возможно через разрушение замкнутости. Когда нагота и открытость заменит собой укрепления и ширмы, за которые люди привыкли прятаться, чтобы не видеть друг друга. И я не оставлю тебе ниодного зеркала. Да, это вторжение, и это насилие над довольством твоей автономии, твоей ложной крепости, в которой невозможно жить. Ты не можешь даже видеть сквозь окна, потому что твои стекла - это зеркала, и ты желаешь видеть во всем свое красивое отражение. Но я восстала из ада, куда ты сбросил меня одним прикосновением. И твой страх, это цепляние за себя - это страх не быть, быть уничтоженным и раздетым. Но я несу тебе освобождение через бытие влюбленности, освобождение от оков тебя самого. Я приглашаю тебя в лодку, на которой можно накататься до головокружения. Отталкиваясь от берегов и двигаясь все дальше. Возможно, она перевернется и мы уйдем под воду, а я могу потопить, и я буду виновна в этой нелепой прогулке. Но это не так страшно, потому что замок уйдет под воду, потому что я уже близко, а затопление всегда происходит с фунамента, а значит - с самого основания. Так почему же ты не хочешь учиться плавать?
Когда я приношу жертву, твои стражи не принимают этих жертв. Как жаль, что дело идет об обнажении без умерщвления, но ведь оно уже произошло,и это новая жертва. Я уже раздета до гола,и лежу, распростертой на алтаре. Моей самости уже не существует, потому что мир, что открылся через тебя моему взору, вся полнота и радость бытия теперь неразличимы с тобой, а значит, мир уже снова на выдвинутости в ничто. И мне нужен только жрец, что совершит надо мной ритуал и смешает меня с моими стихиями и моими богами. И потому от взмахов ножа я прихожу лишь в волнующий трепет, потому что я жажду этой смерти,чтобы обрести новое рождение в тебе,чтобы обрести эту вечность, чье свечение я видела в твоем лике.
Но как найти компромис между трагическим пафосом и блестящей поверхностью моего тела, что нужна тебе?Тебе нужна моя форма, но ты боишься моего содержания. Я играю на поверхности в любые роли и образы, но ты восхищаешься только отточенностью формулировок, не понимая, что они высечены в сердце. Моя смерть тебе не ко столу, тебе не ко двору,ибо она не может питать, и строить, под-страиваться. Тебе нужна просто блестящая поверхность, потому что ты знаешь, что в пустоту могут проваливаться, в ней могут запутаться. Тебе нужно что-то отражающее тебя самого, и я напитаю тебя этим медом сладострастия. Я покорно продолжаю сиять поверхностью-приманкой, и мои воронки умеют разливаться радужным блеском и я всегда смогу убедить тебя, что мои слезы — это прекрасная роса нового утра. Моя работа по возделыванию сада как моего собственного позволяет притормаживать потоками ничтожения,требующим признания. Пусть это просто будет сад, возделанный рабом, и пусть ты будешь по-господски располагаться в нем, и это будет радовать твой взгляд много больше, чем мегаполисы, господствовать посреди которых ты желаешь.
Когда меня не станет, я оставлю тебе весь этот сад.О, пусть этот сад останется, я бы так хотела оставлять после себя не пепел, не руины замков, а просто сад, о котором можно вспомнить как об опыте эдема, где возможны и искупительные жертвы. Возможно, я смогу жить как-то, утешиться, что к чему прикасается мой негативный эрос не разлетается в разные стороны,но есть что-то созидающее.
 отзывы (0) 
Оценить:  +  (0)   
21:33 03.10.10