Главная

Поиск


?

Вопросы






FAQ

Форум

Авторы

Фантастика » Детективная фантастика »

666 6-Преступлений 6-наказаний 6-искупление

Это загадочная история которая ставит все по своим местам. Время и место преступления и наказания может быть любым, а искупление ждет своего часа. Настолько ли страшен дьявол на сколько страшны люди?
 отзывы (1) 
Оценить:  +  (0)   
02:17 01.10.10
1
Утренние лучи солнца осветили своим золотым сиянием, просыпавшийся город Н… Роса на траве как первая морозная наледь поблескивала в лучах солнца. Птицы радостно плескались в лужах на асфальте, которых оставила после своего вчерашнего визита гроза. Город наполнялся легким запахом свежести и невинной чистоты рассвета.
По аллее через парк шли два гражданина. Один был худощавого телосложения, довольно высок, его золотые кудри скрывала кепка в мелкую клеточку. До блеска начищенные тапочки отвадили взгляд от посеревших со временем брюк. Его спутник был упитанного телосложения, среднего роста. В отличие от своего собеседника у него была огромная лысина на затылки, которую не могла, прикрыть его шляпа. Новый отглаженный костюм, подчеркивал его солидность и благосостояния. На вид ему было лет сорок-сорок пять. Гладко выбритое лицо носило огромные очки в позолоченной оправе. Он был не кто иной, как Антонов Николай Сергеевич известный в городе как адвокат.
У Николая Сергеевича была ноющая головная боль. Он не мог понять, чем вызвана эта боль: простудился, попав вчера под дождь или просматривая вчерашнею газету, мысли не давали покоя, где была опубликована статья, <Дипломаты протестуют против опубликования тайных договоров>. Среди тех, кто подписал заявления, была фамилия некого господина, который недавно навещал его на работе. Ведь в дипломатии нет серьезного дела без тайны. Там тайна душа суть, каждого дела. Ведь лишнее слово могло сейчас привести к серьезным последствием. Задумавшись, он не заметил небольшую ямку и споткнулся. От неожиданности резко пришел в себя.
-Да, Дмитрий я все хочу у вас спросить, вы, как поэт, собираете информацию в огромных количествах, но пишите только маленькие статейки в журналы. Неужели вам не хочется опубликовать роман, написать книгу?
Николай Сергеевич, вы как умный и мудрый человек знающий нашу политику должны понимать к чему это может привести. И кстати, пару строк может донести до человечества гораздо больше, чем целая книга. Аллея парка проходила через пруд на берегу, возле которого находилась церковь. Повернув голову к церкви, Дмитрий перекрестился, и они сели на скамейку под липами. Ветер перебирал листья деревьев. Плавающие, на пруду птицы отражались в зеркально чистой воде.
Николай Сергеевич - Дмитрий снял кепку и расстегнул первую пуговицу рубахи,- а вы вчера читали статью в журнале <САРКС>, про дипломатов? Как вы думаете, что все, это значит и откроется ли какая правда? Нахмурив брови он сел поудобней и настроился слушать четко и внимательно, так как для него все сообщаемое адвокатом, являлась новостью первой важности.
Ошеломленный этим вопросом, над которым он провел всю ночь, адвокат встал в тупик. Пойми Дмитрий- адвокат полез в карман за платочком, что бы вытереть пот со лба - популярная форма диалектически - материалистическую теорию человека в результате научных исследования
его развития в современную эпоху, главным образом в социалистическом обществе, изложить теоретические принципы марксистского гуманизма человеку. Другие течения. Его разговор прервал батюшка, который стоял над господами. Можно я присяду? спросил батюшка.
Конечно отец Михаил – Дмитрий быстро перебрался к краю скамьи. Отец Михаил сел по середине и наступила минутная тишина.
Я случайно услышал ваш разговор, вы говорили о течениях и местах в обществе. А разве люди не единое целое? Почему нужно делить то - что, не принадлежит нам, благо дано беречь, а не разрушать.
Отец Михаил скажите нам, пожалуйста, свою правду - сказал адвокат. Я бы очень хотел послушать. Ведь жизнь так жестока – чуть ухмылка проблеснула в его глазах.
Правда, не моя, дал ее нам господь Бог. Ибо священная история ветхого завета гласит: древний союз Бога с человеком. Бог обещал людям спасителя, требуя от них веры в себя и своего обетования.
Отец, подождите – перебил его молодой поэт, Бог обещал и где он, мы перестаем верить в себя уже, нежели в спасителя.
А я скажу, слушай внимательно и ты все поймешь, кто виноват. Отец посмотрел в небо и его голубые глаза наполнились радостью и надеждой, что его услышат. Земля сначала была неустроенная; вода и тьма покрывала ее. После Бог дал устройство земли в шесть дней. Сотворив из нечего небо и землю. В первый день, по повелению Божью явился свет. И назвал Бог свет днем, а тьму – ночью. Во второй день Бог сотворил твердь или видимое небо, которое окружало землю. В третий отделил воду от земли и повелел земли производить растения. В четвертый создал, святило небесные; солнце, луну и звезды. В пятый рыб и птиц. В шестой животных и наконец человека, по образу нашему и подобию. Поселив его в райском саду, в котором было всякое дерево, приятное на вид и хорошие для пищи. Посреди его находилось два необходимых древа: древа жизни, древо познания добра и зла. И Бог сказал < От всякого древа ты будешь есть, а от древа добра и зла не ешь: если вкусишь от него, то умрешь >. И наслал Бог на Адама сон и извлек он ребро и создал ему жену Еву (жизнь). И сотворил Бог ангелов не только разумных, но и свободных. Они могли слушаться его и не слушаться. Ослушавшихся ангелов назвал он диаволами, сатаною. Непослушный ангел позавидовал, блаженству людей захотел лишить их блага. Диявал вошел в змею и сказал Еве, <правда ли, Бог запретил , вам есть плоды от всех деревьев?>Ева ответила, нет: <нет, Бог велел, есть от всех райских растений, а запретил вкушать только одно от плодов древа, которое посреди рая, чтобы не умереть>. Но змей убедила Еву, что если вкусить их, то будете сами как Бог. Она взяла плоды и дала мужу. Не послушавшись Бога, она согрешила. Тот час же они увидели, что они ноги и им стало стыдно и страшно. Явился Бог и сказал< Адам, где ты?> Адам ответил я здесь <Господи, но я ног>. Вместо того, что бы раскается и просить прощения они начали слагать в себе вину. Адам говорил, что его соблазнила жена, а Ева, что ее прельстил змей.
Тогда Господь Бог осудил виновников грехов. Он проклял соблазнителя – Диавола, что между ними и людьми будет борьба, в которой люди останутся победителями.
Понимаете господа - обратился отец Михаил, нам даны блага, в безвозмездное пользование. Совершив грех, нужно просить милости господни, а не накапливать свои грехи. И только высший суд вершит судьбу наказуемого.
Позвольте отец – адвокат чуть наклонился вперед и сжал пальцы в замок. Правосудие вершит суд, не так ли Дмитрий? Николай Сергеевич пытался найти поддержку в лице поэта. Я уважаю вашу церковную политику, но я не скажу что я атеист, конечно, есть что–то, но я более придерживаюсь правды политической. Какое наказания за убийство может понести преступник от Бога? Его посадит правосудие.
Прошу извинить меня – голос донесся бут-то из преисподни, он был спокойный и притупленный. Мужчина в сером плаще и шляпой с огромными полями, стоял спиной к ним. Медленно повернувшись лицом к скамье, чуть наклонив лицо в бок и приподняв подбородок. Незнакомец снова заговорил. Сердце адвоката от неожиданности остановилась на секунду, и после забилось с невероятной скоростью. Пот на лбу выступил так сильно, что стоило затронуть его платочком, он оказался мокрый насквозь.
Я не хотел вас напугать, но я думаю, если человеку нечего скрывать, то ему и нечего боятся. После взгляд незнакомца, на сквозь прошел через адвоката. Адвокат замешкался, ему стало не по себе.
Прошу меня извинить, незнакомец обратился к мужчинам – я не хочу ни кого обидеть, просто нам философам трудно держать фразы в себе.
- Позвольте, - Николай Сергеевич с агрессией набросился на незнакомца, – если у вас есть какие, то доказательства, по поводу моей вины в чем либо, прошу сказать мне ее в лицо. А если вам нечего сказать то тогда попрошу не говорить мне, подобные намеками.
Позвольте присесть. На лице незнакомца царило спокойствие. Не одна жилка не дрогнула на его лице.
Отец Михаил с Дмитрием сдвинулись к адвокату. Конечно, присаживайтесь – сказал отец. Вы сказали, что вы философ, а вы не похожи на местных жителей.
Да, отнюдь вы в чем -то правы – я не местный, я неоткуда. Положив ногу на ногу, он поставил свою черную трость, на которой была странная гравировка, на непонятном языке. На конце трости был черный камень, лучи солнца отражались в его гранях, в нутрии его мелькали какие-то блики.
Как человек может быть неоткуда? Поэт удивленно смотрел на незнакомца.
Незнакомец снял свою огромную шляпу и приложил ее к груди. Позвольте, представится, - мое имя Виладо Тасана. Конечно я не неоткуда – моя родина это весь мир - земной шар, я просто путешественник. Путешествую, открываю очень много нового для себя. Народы не так сильно отличаются друг от друга.
Лицо адвоката приобрело настороженный вид, - и чем же они отличаются? Николай Сергеевич хотел вывести незнакомца на чистую воду. Ему казалось, что незнакомец шпион, служащий верхам. Посланный следить за ним, и если Николай Сергеевич взболтнет лишнего, он понесет серьезное наказания.
Отец Михаил задумчиво сидел и смотрел в некуда. В его голове мелькали странные мысли, он не по немал почему незнакомец ему знаком. Ведь его имя не давало намека, что где-то они были знакомы.
Поэт открыл свой черный чемоданчик и неряшливо доставал тетрадь с ручкой, из его рук по очереди падало то одно то другое.
Что вы хотите делать? С широкой улыбкой, но лице, спросил незнакомец.
Я бы с огромным удовольствием сделаю некоторые заметочки, о вашем рассказ. Конечно если вы не против? Поэт с взглядом как у мальчишки сидел и смотрел в лицо незнакомца.
Я с огромным удовольствием вам расскажу некоторые факты и истории. Но с сперва бы мне хотелось бы вернутся к разговору, который я нечаянно услышал?
Конечно, с преогромнейшим удовольствием, сказал адвокат. Здесь на этой скамейки находится: представитель церкви отец Михаил, верующий поэт, немеющей власти, я имеющий власть атеист, а вы Виладо атеист или верующий?
Я неверию в Бога. Слова незнакомца были перебиты адвокатом.
Значит вы атеист? Вы тоже поддерживаетесь политической точки мировоззрения?
Позвольте мне закончить, чуть нахмурив лоб, незнакомец обратился к адвокату. Я неверию в Бога я знаю, что он есть!
Значит вы верующий. И склоняетесь к тому что небесный суд вершит судьбами людей. И когда человек убивает или ворует, так называемый вами Бог осуждает и садит в тюрьму? Или человек болеющий идет к врачу но не к Богу.
Вы Николай Сергеевич здесь не правы, Бог создал человека и в отличие от животных дал разум. И человек благодаря именно ему и лечит и наказывает. Ведь человек сам сделал, токую жизнь, что бы болеть и идти на грех.
Я поддерживаю высказывания Виладо, сказал отец Михаил. Бог дал жизнь всему на земле, даже Диаволу. Бог дает нам жизнь и милости за грехи, а Диавол дает искушения и кто им поддается, дает им кару.
Господа прошу меня простить, сказал адвокат, доставая из кармана часы, мне нужно идти. Вы приятные собеседники с вами приятно поспорить. Николай Сергеевич встал со скамьи, снял свою шляпу, сделал маленький поклон головой, блеснув при этом лысиной. Вы идете Дмитрий?
Прошу прощения мне бы хотелось побеседовать еще, но работа ни ждет. Адвокат с Дмитрием быстрым шагом направились в парк по аллее от куда они и пришли.
Слишком он самоуверен, сказал адвокат. Да кто он такой чтобы быть так уверен в Бога. У него нет документальных доказательств, а слова его простой пустозвон.
Солнце начало припекать скамью, легкий ветерок щекотал листву деревьев.
Мне тоже пора. Отец Михаил начал привставать.
Отец Михаил, а вы давно служите церкви? И мне интересно, что вас на это с подвигло?
Отец снова присел. Я служу Господу Богу уже тридцать с небольшим лет. А с подвигло меня грехи людские, прошу я милости Господни за пороки отца моего.
Разве можно просить милости, например за такого человека как Николай Сергеевич? Такие люди как он должны сами это делать. А вот за своего отца вы уже вымолили.
А я прошу дать людям веру, а молю я за больных и несчастных. А кто вы на самом деле?
А я ангел, ослушавшийся Господа Бога, в его голосе царило спокойствие. Прошу меня простить мне тоже надо идти. Еще раз говорю ты вымолил прощенья за отца своего. Я думаю мы еще встретимся. Внезапно подул сильный ветер, ветки деревьев жутко начали скрипеть, пыль с дороги поднялась туманом и встала стеной в след незнакомца. Как резко она поднялась, так резко она опустилась, только на аллее уже некого не было видно.



2
Прием у прокурора был в самом разгаре. Огромный дом напоминал замок, он был обставлен старинными вазами и статуэтками, хрустальные люстры в золотой оправе, освещали каждую комнату. Зал был наполнен ароматным запахом духов и кокетливым смехом дам. Свет люстр отражался в хрустальных бокалах и играючи переливался, в дорогих украшениях на телах милых дам. Как всегда они обсуждали последние тенденции моды и сплетни за последнею неделю.
Здравствуйте милые дамы! Прошу принять мои комплименты по поводу вашей красоты. Вы как всегда просто обворожительны, мои глаза некогда не видели такого собрания прелестных муз.
О дорогой мой Петер вы всегда разбрасываете такие комплименты?
Нет, я не разбрасываюсь я божий раб, который спустился на землю что бы дарить их женщинам, которые это заслуживают. Позвольте вашу ручку, могу ли я наградить себя лишь поцелуем вашей ручки?
О боже, боже вы такая душка Петр! Дама медленно протянула свою пухленькую ручку, а второй интенсивно начала махать веером. Она была не так молода и прекрасна, но ее толщина кошелька, закрывала второй подбородок, который был окантован брильянтовым колье плавно переходящие в не первой свежести декольте.
Неужели ваши ангелочки доченьки так похорошели. Скоро и замужества не за горой только времени вы не подвластны, с каждым днем все хорошее, чем вчера! Дамы улыбнулись так, что их поросячье глазки скрылись под слоем жира.
Петр! Все собрались, пойдемте, раскинем партийку. Обернувшись назад, он увидел невысокого роста мужчину с вздернутым носом наверх и такими же глазками как у дочерей. Боже мой, как противно терпеть этих аристократичных свиней, подумал про себя Петр. Но выхода чтобы разбогатеть Другово он себе не представлял. Покорно поднялся с калена и пошел в другой зал.
Как он красив! Вы заметали, какой он высокий, а его глаза словно морская волна синее, густые золотые локоны. Его ум и интеллект даст отпор многим мужчинам. Говорят он еще и очень багет? Дамы запоем начали его обсуждать.
А вы знаете, он был женат, его жена скоропостижно скончалась. У пала с обрыва не далеко от дома. Он очень ее любил и так переживал. Потом уехал помойку за границу и был там год, потом путешествовал по миру. Но рана на душе наверно чуть затянулась, а вы обратили внимание на его глаза, в них нет блеска, он еще сильно переживает.
Какой кошмар, за что такие мучения такому чуткому человеку. Со скорбим в глазах сказала одна из дам.
Перестаньте нести чушь. Разговор прервала одна дама, которая сидела возле камина и пила шампанское бокал за бокалом. Он обычны обманщик, который пользуется женщинами. Не удивлюсь если он сам ее и убил, мне интересно, сколько у него еще таких жен было и как мне известно, на гране банкротства. А блеска в глазах нет потому-то это блеск души, а души у него нет. И жадно наполнила свой бокал до краев.
Дамы не слушайте ее, может, перейдем в другой зал? Это пьяный бред, человек не контролирует сваю речь! Мадам поднялась и направилась в другую комнату.
А что ты уходишь? Что забыла, в чьем ты доме живешь, как ты с моим братом начали, меня подпаивать после смерти мужа? Конечно это легче всего, жить за счет других. Бездушные твари! Глаза ее наполнялись кровью и слезы покатились по щекам.
Боже мой, как мне за нее стыдно, я прошу прошения за ее пьяный бред. Мы с мужем и дочерьми переехали к ней, чтобы она не сошла с ума после смерти мужа. Но помойку наши старания она не ценит совершенно. Дама закрыла свое лицо веером и выдавила из себя слезу. Дочери тут же подошли к матери и начали демонстративно ее успокаивать.
Дорогая мы тебя понимаем, добра от добра не жди! Потерянный человек. Не кто не знает, чем это закончится.
В зале где сидели господа стоял дым дорогих сигар. Приглушенный свет падал на круглый стол, где сидело шесть мужчин. Хозяин дома известный как прокурор Иванов Геннадий Петрович, начальник тюрьмы Пятухов Борис Михайлович, ранние известный нам адвокат, директор пары заводов Семен Сергеевич Грушевский, Петр дамский угодник и почти бывший богатый наследник Александр Сергеевич Миронов. У Миронова была огромная слабость к карточным играм, он был на гране разорения.
Простите, сказала милая девушка, которая была в прислуге у прокурора – Геннадий Петрович к вам мужчина, он сказал, что ваш знакомый.
Кто такой? Ты спросила его имя? Кого я приглашал все здесь. Он повернулся к господам.
Да, его имя Виладо Тасана.
Скорей иди за ним.
У адвоката образовался комок в горле. Да вот это сюрприз, разговора сегодня утром не хватило мне. Надеюсь это не он.
В зал зашел высокий мужчина, его короткие волосы стольного цвета и зеленые глаза, были первой приметой, что это действительно он.
Виладо, воскликнул прокурор. Боже мой, сколько лет, сколько зим, ты не был у меня в гостях и как обычно без предупреждения. Позволь я тебя представлю, своим гостям. Это мой замечательный знакомый Виладо Тасана. Мы познакомились в Москве на приеме у одного чиновника, жаль, он скоропостижно скончался. Хороший человек был он, только скуп и жаден. Прокурор почесал свой второй подбородок.
Здравствуйте, приятно познакомится, Николай Сергеевич еще раз здравствуйте. Небольшая улыбка образовалась на лице незнакомца, Так вот куда вы так спешили.
Мне тоже приятно увидеть вас вновь, это фраза звучала не очень убедительно.
Николай, а если не секрет где вы уже успели, познакомится? Хозяин дома с удивлением смотрел на адвоката. Я уверен, что Виладо точно не пришел бы за юридической консультацией к вам на работу. Этот еще такой жук ему всегда удается вылезти сухим из воды!
Геннадий Петрович, вы правы, точно не у меня на работе, сами знаете на месяц все расписано. Сделав пару глодков виски, он ехидно улыбнулся. Мы с Виладо познакомились в парке на скамье. Надеюсь, он не скажет, с кем я там находился, подумал про себя адвокат.
Прошу к нам за стол, прокурор отодвинул стул, который мистическим образом оказался седьмым из шести.
Мариночка, будьте добры еще один бокал.
Хорошо Геннадий Петрович. Девушка худощавого телосложения с огромными голубыми глазами, тихонечко покинула комнату.
Мы действительно познакомились в парке, Николай Сергеевич очень интересный человек.
Виладо сыграете с нами пару партиек? Спросил начальник тюрьмы. Он был невероятно огромный, его холодный взгляд пронзал на сквозь.
А на что вы играете? Или у вас просто спортивный интерес?
Конечно на деньги. Просто так нет задора, а если бокал другой виски, то интерес все больше и больше. Неправда ли господа?
С огромным удовольствием я к вам присоединюсь, неловко признавать, но я в покер не силен. Зато очень люблю поговорить, мне бы хотелось узнать вас всех поближе, если вы конечно не возражаете?
Виладо здесь все атеисты и спорить о духовности просто бесполезно. Так, что давайте не будем трогать этот разговор. С улыбкой победителя сказал адвокат.
А кокой духовности может идти речь, например я работаю начальником тюрьмы и не разу не видел в глазах заключенных какой-то духовности. Они готовы убить друг друга за кусок хлеба. Они подчиняются мне а я это закон, который им предназначен на какой-то либо срок. Был, правда, один заключенный, который по ночам просил милости господни, кричал, что он не виноват. Но сокамерникам это быстро надоело, и они его избили до смерти, вообще у нас там самосуд происходит. Жить в любом обществе нужно передерживаться мнения большинства, нельзя жить в обществе и идти против общества, быть изгоем значит быть задавленным обществом. Предателей и крыс надо убивать, давить как мошек! Своим огромным кулаком Борис Михайлович ударил с такой силой по столу, что стоявшие бокалы на нем подпрыгнули вверх.
Геннадий Петрович, дрожащий голос молодой девушки ослабело напряжение в комнате. Ваш бокал, я могу идти? Золотые кудри девушки, небольшими локонами падали на ее плечи.
Да конечно, я позову, если ты понадобишься. Девушка покорно повернулась и тихонько покинула комнату.
Давно она у вас работает? Что то раньше я ее, не видел у вас Геннадий Петрович.
А, что Петр понравилась? Прокурор приподнял одну черную бровь и нахмурил лоб.
Геннадий Петрович как вы можете так подумать обо мне! Вы же знаете, что я к вашей старшей дочери свататься хочу. А Марину просто я у вас не видел. Его лицо имело маску оправдывающегося человека. Разговор перебил Семен Сергеевич, его лицо наполнилось возмущением.
Господа, я считаю нет не чего постыдного в том, что молодая, красивая девушка может быть в дальнейшем любимой женой. Например вот, не имея богатства, моя жена вышла за меня замуж. Ведь живем, душа в душу. Жуткий смех Александра Сергеевича, прервал лирические басни Грушевского.
Именно по старой своей памяти ты таскаешь к себе в постель молодых девушек, пока жены дома нет. Друг мой ты просто старый кобель, но я тебя понимаю. Молодое тело просто творит чудеса, не правда ли? Компания жутка засмеялась.
Петр, но если ты моей дочери с делаешь больно я тебя. Не успел прокурор договорить, его перебил Виладо.
Господа давайте поднимем наши бокалы за встречу! Бокалы были подняты и опустошенны до дна.
Нус, раскидываем карты, с нетерпением сказал Миронов, потирая руки. Сегодня везенье мне присуще. Делаем ставки, первая по сотни.
Бокал за бокалом, азартная игра набирала еще больше задора. Везение было присуще всем. Сигарный дым еще больше наполнял комнату. Блестящие глаза мужчин, мелькали, словно огоньки в ночи.
Виладо и где ты был это время до приезда в наш город? Чем ты сейчас занимаешься?
Николай Сергеевич, я странник, собирающий от каждого народа жизненные и нравственные ценности. Я знакомлюсь с интересными людьми, от которых я могу что-то усвоить, а кого-то направить на путь истинный. Александр Сергеевич я думаю, вы сегодня уйдете с нашими деньгами. Третий раз за подряд выигрываете. Глаза Миронова наполнялись жадностью. Алчность царила в его душе. Мысли в его голове бегали так же быстро как и его глаза. Именно сегодня я могу вернуть то что я проиграл. Везет, значит, могу подправить свой капитал. Ну, что поднимем ставки до тысячи, господа?
Я пас, и так проиграл, еще и выпел. Петр не будете ребенком, не хорошо выходить в самой середине из игры.
Александр Сергеевич, ну что вы, не хочет, мы его не будем заставлять.
Вы правы Виладо. Кто еще хочет выйти из игры? Возражений нет, играем, ставки до тысячи! Игра продолжалась, кон за коном Миронов выигрывал, господа по одному выходили из игры. Виладо с Мироновым остались в вдвоем. На кону было педесят с лишнем тысяч.
Ну, что Виладо откроем карты? Достав из кармана клетчатый платок, Миронов начал активно вытереть пот со лба и шеи.
Откроем, ну что ж вы дорогой мой выиграли. Предлагаю еще столько же с верху, и мы играем дальше? Спокойный взгляд Виладо прошел сквозь господ. Огромный спор происходил в нутрии Миронова, но искушение было сильнее.
Да я играю, раздавайте. Опрокинув в себя еще бокал виски, начали дрожать ноги. Время еще есть, что бы отказаться, но ком образовавшийся в его горле не позволил произнести не слова.
А куда делся Петр? С удивлением смотрел по сторонам хозяин дома. Наверно пошел к нашим дамам, как всегда доставлять им удовольствие, хваля и восхищаясь ими. С ухмылкой сказал Пятухов. Так, что вы будете открываться?
Да, пожалуй, Виладо положил карты на стол, у меня пара дам и пара десяток. Теперь ваша очередь Александр Сергеевич. Миронов открылся, как ведете, пара вольтов, все потерянно, зачем я согласился сыграть еще, я все проиграл.
Что вы поставите на кон сейчас? Или вы не хотите отыграться? Голос как будто из преисподни донесся к Миронову.
Я отыграюсь, ставлю свой завод! Будете играть большими деньгами, если у вас есть, что поставить на кон?
Поверти, у него есть, что поставить! Глубоко затягиваясь сигарным дымом, сказал прокурор.
Я ставлю на кон свой новый особняк, стоящий больше вашего завода. Только у меня одно условие все должно быть официально, и заверено у нотариуса.
Вполне законно. Я как адвокат могу посоветовать хорошего нотариуса. На кону стоит завод и особняк. Нус господа, раскидываем еще партийку!?
Мариночка принесите нам еще виски и коньяк, сегодня я хочу выпить! Друзья давайте поднимем бокалы, за встречу и за великолепных игроков! Хозяин дома, приподнявшись, рухнул на стул.
Да друг мой вы уже пьяны!
Дорогой Борис Михайлович, мы не сильно от него отличаемся! Приметил адвокат. Только у нас Виладо почти трезв и уже трезвеет наш дорогой Александр Сергеевич. Гул, громкий смех, сигарный дым еще больше давили на рассудок Миронова.
Ваши карты Александр. Слова от Виладо звучали роковыми. Будете менять карты? Смятения одолела Миронова, у меня три короля и шестерка две девятки. Что делать? Я поменяю, три короля я должен выиграть, но шестерку лучше поменять.
Да, одну карту. Вот черт опять шестерка, три короля я отыграюсь. Открываемся.
Пожалуй, у меня четыре туза и пара дам.
Нет, нет, не может быть! Ты жулик. Этого не может быть. Вокруг все закружилось, пьяные лица товарищей превратились в поросячьи морды, которые издавали звуки похожие на хрюканье и частое повизгивание. Стуча своими копытами по столу, неловко поднимали бокалы и прижимали к своим пяточкам.
Я отыграюсь, ставлю свой дом, у меня больше ни чего нет. Обхватив свою голову руками.
Ты уверен, что ставишь свой дом? Виладо наклонился к Миронову. Ведь поставив на кон свой дом, ты лишае всего свою семью. Где будет жить твоя старая мать жена и дочери, в случаи проигрыша? Или ты хочешь большего, вернуть все в двойне?
Я играю. И это мое последние слово.
Ты сейчас распорежаешся не только своим благом. Если ты проиграешь они будут бедствовать. Виладо встал из за стола и подошел к Миронову, наклонившись к нему прошептал на ухо - а люди не очень обеспеченные, большинству которым приходится думать о хлебе насущном. Их повседневное, обыденное существования, в котором так много не заметных, но полных трагического накала, коллизии. Твоя дочь пойдет работать шлюхой и зарабатывать тебе на хлеб деньги, ты хочешь этого? Виладо отошел на зад и сел на место. Это будет нищее существования а не жизнь. Но и может повернутся, так что я буду бедствовать. Ты же веришь в себя не так ли, фортуна переходит к тебе. А может, кто из друзей отдаст твой долг? Миронов соскочил с места и тут же встал в стопор, его друзья только хрюкали и пили, как бы он не хватал их рукава дорогих костюмов. Виладо широко улыбался и говорил - ну же спроси их, кто прейдет к тебе на помощь. Разве ты еще не понял как только ты попадешь в беду тебя все покинут. Мы все носим маски добропорядочности и жалости.
Нет, нет я не хочу бедствовать, я отыграюсь. Эгоизм и уверенность в себе превышала совесть и страх за близкого.
Карты разложены, ты уверен?
Да. Менять будете?
Нет.
А мне две.
Пожалуйста. Открываемся? Карты были положены на стол, картинки смотрели лицами его друзей и жутко смеялись и кричали. Здравый ум пришел к Миронову слишком поздно. Его резко наполнила опустошенность и раскаяние. Он понял что натворил, ком в горле не давал сказать не слова. Тихая не связная речь – существования, жизнь. Собравшись из его уст бормотав себе под нос донеслась фраза, которая разрушала всю его беззаботную жизнь – это нищее существования, а не жизнь, лучше смерть!
Что ты будешь делать? Тебе все равно на свою жизнь, может ты хочешь, вернуть все на зад?
А, что я могу еще поставить я беден, у меня ни чего нет. Слезы наполнили его глаза.
Жизнь! Глаза Виладо блеснули и поменяли цвет, теперь на Миронова смотрели две бездонные ямы черного цвета. Ты же хочешь спокойной жизни и беззаботной радости?
Да, кто ты такой? Ты не человек, нет, что происходит, почему мои товарищи свиньи? Выскочив из - за стола он побежал к двери, но ее не было на своем месте. Помогите, кто ни будь, меня слышит?!
Да не слышат, не слышат, сядь, успокойся, спокойным притупленным голосом сказал Виладо.
Я не чего тебе не отдам здесь нет моих друзей не кто не докажет что мы играли я не чего не подписывал. Мандраж и злость исходили от Миронова.
Вот документ, ты его подписал, а так же подписи свидетелей, так называемых твоих товарищей. Ты поддался своему искушению и сам вынес себе вердикт. Лучше смерть, чем нищета, так зачем теперь отступать? Схватив документ со стола – Миронов порвал его на мелкие косички.
Да хоть зарвись, бумаги мне не жалко. Твои слова были произнесены в слух, и подкреплены свидетелями. Ты в игре? Отдай мне свою жизнь и я оставлю твое имущество, хоть раз подумай не только о своем самолюбие, а о других.
Я нечего тебе не отдам. Фраза Миронова была окончательной.
А когда ты выигрывал и забирал последние гроши у игроков ты не задумывался что тебе тоже когда-то надо будет что – то отдать. Виладо приподнял свою трость и его камень приобрел желто – коричневый цвет блики все больше и больше мелькали в нем. Миронова заворожил этот блик, он оказался под гипнозом. Блик все казался больше и больше, переходя в тень, он окружил его жуткое черное лицо тени, было без глаз. Оно смотрела на него и его руки оказались без движными как и он сам. Тень проскочила сквозь него и вытащила себе подобную, только она сопротивлялась и жутко кричала, резко скрылась назад в камень, и он снова почернел. Миронов пришел в себя, его глаза казались пустыми, он потерял рассудок. Дорогие друзья мне нужно идти, а то время поздние, а завтра рано вставать. Виладо поднялся со стула операясь на свою трость.
Виладо ну куда ты пойдешь? Оставайся у меня место всем хватит.
Нет, нет большое спасибо, я к себе в гостиницу.
Давай хоть мой шофер тебя туда доставит?
Еще раз огромное спасибо Геннадий Петрович, но я хочу пройтись пешком и протрезветь не мешало бы.
Да и мы уже засиделись, надо забирать своих дам и по домам. Пятухов поднялся из за стола и образовал огромную каменную скалу из мышц. Его дикий и пьяный взгляд облетел всю комнату. Нус кто домой?
Да, наверное, все время поздние, адвокат посмотрел на свои карманные часы, прищурив один глаз.
Положив руку на плече Миронову, пытался опереться, что бы устоять на ногах, ели как произнес фразу - Александр Сергеевич ты идешь?
Я вас догоню, только вот чуть посижу и иду. Подняв голову и посмотрев пустым взглядом на товарищей. Господа направились к выходу, Виладо выходил из комнаты последний, неся в руке документы на имущество. Улыбнувшись и кивнув Миронову в след, надел свою шляпу и растворился. Миронова одолевала скорбь сваей жизни, воздуха не хватало, его душило чувство безнадежности. Налив бокал виски, и выпив его одним гладком, он думал, как теперь жить, куда подается, и что будет, когда семья узнает.
На улице было темно, только тусклые фонари ее освещали. Темно синее небо было осыпано звездами, луна казалась огромным желтоватым блюдом. Поддувал прохладный ветерок, заставляя шевелится листве. Ночную тишину прерывали редкие машины проезжающие по дороге и толпа людей вышедшие из дома прокурора.
Да, засиделись мы у тебя, темнота, то какая, хоть глаз выколи.
Брось ты свои шутки, чего чего, а это делать не надо. Грушевский со своими дамами садился в машину как его окрикнул Петр.
Стойте я с вами.
Друг ты наш любезный, где вас черт носил, пол вечера?
Как всегда с милыми дамами, что мне ваши игры, я не любитель. Досвидание и спокойно ночи уважаемые друзья. Машина тронулась и через пару минут скрылась за поворотом.
Вот еще вам машина, я же сказал, всех развезут по домам. Виладо может и тебя все-таки доставить до места назначения, а то поздно, мало ли, что ждет за углом?
Нет спасибо, я прогуляюсь, до встречи, обязательно еще увидимся, сегодня все изрядно выпели и надо спать. Виладо снял шляпу, кивнул головой и отправился по аллее за дом. Резкий звон стекла раздался на всю улицу, он издавался из дома прокурора.
Что это было? Кто – то разбил стекло? Толпа быстро пошла назад к дому. Жуткий крик, из окна находившийся на третьим этаже особняка, вещало то, что произошло неладное. Боже мой, он разбился! Господи помогите, кто не будь, истеричным и испуганным голосом, женщина привела к месту происшествия. Ужас наполнил лица гостей, когда они обнаружили тело Миронова, на каменной дорожки. На него медленно падала колода карт, и разлеталась на ветру, не долетая земли, только король пикей лежал на теле без движимо. Кровь медленно растекалась по дорожке и нагоняла еще большей ужас.
Он жив или нет? Что случилось? Он только на пару минут задержался в доме. Вызовите скорее врача и милицию. Что ты вопишь!? Скорей врача, громко закричал адвокат женщине в окне. Суетливо прыгая во круг тела и пытался нащупать пульс. Но было уже поздно.
Что с ним он жив, на мой пиджак останови кровь. Дрожащей рукой Пятухов протягивал пиджак.
Он мертв и это точно, сказал адвокат, накрывая труб пиджаком, который в секунды напитался кровью. Лицо Миронова потеряла свой контур, кровавое месиво ему было присуще. Толпа затихла и резко протрезвела. Хозяин дома покрылся трупными пятнами от страха, когда лица других приобрели окраску белого цвета и мрачное выражения.
Как так? В моем доме? Почему? Из - за чего? Эти вопросы не выходили из головы прокурора.
Милиция и врач приехали. Женщина суетлива, пробежала в дом.
Здравствуйте Геннадий Петрович, что у вас случилась. Среднего роста мужчина в фуражки с усами под носом смотрел на закаменевшую толпу. Врач подбежал к телу, потрогав пульс, вынес вердикт - он мертв. Я уже не чем не помогу, поздно. Криминалисты начали свою работу, обрисовывая тела и фотографировать.
Господа прошу не расходится и пройти в дом. Сейчас нам всем предстоит серьезный разговор. Да, Геннадий Петрович, что ж это получается, где я только не бывал, но что бы такое и в доме у прокурора. Еще я бы очень хотел, что бы вы собрали всю прислугу и жителей дома.
Филипп Адамович, что делать с картами? Помощники собирали их по всему саду.
Собирайте их как вещ док, а потом в каптерку можете забрать если все соберете. Да, а от, куда они здесь взялись? Хмыкнув носом, следователь направился к входу в дом.
3

Обеденное солнце ясно в окна прокурору. Головная боль одолевала его даже после трех таблеток анальгина.
Геннадий Петрович к вам Виладо. Все та же милая девушка с золотыми локонами тихонько зашла в зал. Ее огромные голубые глаза были испуганные как у котенка, после вчерашний ночи.
Пусть проходит, да еще принеси нам кофе и мне еще одну таблетку анальгина. Прокурор потер лоб и откинул голову назад.
Здравствуй Геннадий, Виладо медленно входил в комнату, с довольным лицом. Ну и ночка тяжело вздохнул гость.
Здравствуй, ты уже знаешь про Миронова? Я не как не могу поверить, ведь мы были вместе весь вечер и тут такое. Ты был у следователя сегодня, подозрительный взгляд пронзил Виладо на сквозь.
Конечно, следователь меня опросил, но я ушел после Грушевского и Петра. Я нечего не слышал и не видел, так что мне нечего было сказать. Как сказал Филипп, забыл отчество.
Адамович.
Да да да , как сказал Филипп Адамович обычное самоубийство по пьянее. Привиделось, что либо вот и испугался, запнулся да и выпал из окна.
Ваш кофе и анальгин, пожалуйста.
Спасибо Мариночка, иди.
Милая девушка, Петр вчера не на шутку ей заинтересовался! Приметил Виладо. А, что красивая, золотые рыжие локоны не одного мужчину с ума сводили. Где ты ее откопал?
Ее отец раньше у меня по хозяйству работал, потом умер, зимой в прорубь провалился и от воспаления и умер, хотя крепкий мужик был. А ее взял, так как сиротой совсем осталась, жалко, да и работает по хозяйству хорошо. А жука Петра затопчу, больно дочке сделает, мягкотелый он, так что под моим присмотром будет. Гляди и мужика хорошего воспитаю. Виладо ты знаешь мне не понятно одна вещь, нахмурив лоб, сказал прокурор, от – куда вязалась это колода. Ведь наши то остались на столе, не тронутыми, а у него не было привычки носить с собой колоду. Он говорил - это плохая примета. Мистика, какая то, взялись не от куда, и были проводниками в другой мир. Прокурор замер на минутку, очнувшись, мороз по коже пробежался по всему телу, кинув пристальный взгляд на Виладо, замешкавшись, произнес - А ты его вчера все-таки выиграл, может из - за этого?
Брось нести чушь! Я обменял все, что я у него выиграл. На одно маленькое условие – я возьму то, от чего он сам откажется. И он это мне и от дал – свою душу и жизнь, про себя произнес Виладо.
Если не секрет, что это? Разговор прибила женщина, которая вошла в комнату, и начала громка кричать.
Вот, ты добился. Теперь еще один грех повиснет на моем доме. Зачем ты привел эту свору! У незнакомой дамы дрожали руки, ее глаза наполняла обида.
Замолчи и выйди из комнаты. Ты наверно еще не выпила свою порцию. Я не понимаю как мой брат жил с тобой, пьянь. Эти слова звучали приговором прожитый жизни. Дама всхлипнула носом и покорно вышла из комнаты.
Извини, жена моего умершего брата, пила, пьет, и будет пить, потерянный человек. Не пойму что я то с ней мучаюсь от дал бы в дом для духовно больных, и жизнь станет легче.
Так что не отдашь?
Грех на душу брать не охота. Да и дом не достанется, прошептал про себя прокурор.
А что как будто раньше не брал, грех на душу. Ухмылка на лице Виладо припугнула прокурора. Геннадий Петрович резко поменял тему разговора.
Не как не могу понять, как так случилась. Представляю что напишут на первых страниц газет и журналов. Эти журналюшки с утра дом во всех ракурсах уже сняли. После завтра похороны, пойдешь?
Обязательно, нужно простится с усопшим. И скорбь выразить его семье.
Скорбь, возмущенно прикрикнул прокурор. Знаешь, я и не знаю его женушка наверно даже рада. Хозяин дома растекся по креслу, головная боль начала его отпускать.
Почему ты так решил, настороженно спросил Виладо.
Да, он же все в карты проигрывал, был он очень богат все на ветер. Миронов совсем не мог удержатся, от такого соблазна как сесть за игровой стол. Сначала выигрывал, после поднимал ставки и даже изредка в долгу оставался. Знаешь, а он был на гране банкротства. Если бы он во время вразумился.
Теперь, наверное, как ты говоришь, вразумился, но уже поздно. Виладо посмотрел сквозь камень на трости.
Виладо я все у тебя хотел спросить, а что это за камень на трости? Можно? Протянув руку к камню, прокурор почувствовал холод и необъяснимый страх. Но свет камня манил его.
Нет, не надо рано еще, время не пришло. Виладо убрал трость чуть на зад. Это подарок от одного китайского колдуна, здесь вся сила души.
Вот бы и мне такой, только учти не трость, перстень с этим камнем. В подарок привези мне. Даже не успели вчера с тобой поговорить, ты к нам в город на долго, или как всегда опять исчезнешь через неделю.
Посмотрим, не люблю на будущее загадывать. Завершу дела и в путь по миру, дел много.
 отзывы (1) 
Оценить:  +  (+1)   
02:17 01.10.10