Главная

Поиск


?

Вопросы






FAQ

Форум

Авторы

Любовные романы » Любовно-фантастические романы »

Вкус жизни

Она... Была его единственной любимой девушкой. Любила его... Но однажды она умерла, и проснувшись в новой жизни - забыла обо всем.
Он... Любил ее больше жизни, даже несмотря на то, что не знал, что такое Жизнь. Однажды Она - его жизнь - умерла и кое-кто постарался, чтобы он забыл ее навсегда.
Она - человек. Он - вампир. Что будет, если они вновь встретятся?..
 отзывы (0) 
Оценить:  +  (+1)   
07:11 19.11.10
I глава
В дверь постучали. Я вздрогнула от неожиданности, а потом взглянула на часы – половина двенадцатого ночи! К слову сказать – на улице осень, в окно барабанит дождь, а в дверь снова раздался стук. Ну, кого еще принесла нелегкая в такое время?..
Я поставила стакан с лимонадом на столик и нехотя спустила ноги в пушистых белых гольфах на пол, нащупала тапки. Влажные, после душа, волосы упали мне на лицо, я раздраженно заправила их за ухо.
Снова стук.
– Да, иду я, иду! Уже поспать не дают! – сказала я скорее сама себе, все еще мысленно вопрошая о причине столь позднего прихода и о нарушителе моего вечернего спокойствия.
Меня зовут Мэри Шэдоу. Я – истребитель вампиров. На вид мне около 17 лет, хотя по паспорту – 21, а в душе и вовсе все 30, потому что, пережив столько, сколько я – стареешь за мгновения.
Выгляжу я… как все. Самая обычная девушка с не самой обычной жизнью и… судьбой? – да, наверное, это все же моя судьба…
Размышляя, я подошла к двери, взялась за ручку. В тот же момент я ощутила, что на пороге – зло. То самое зло, с которым я боролась уже больше трех лет…
Я многое повидала, но чтобы вампир сам приходил к моему дому – впервые слышу! Может, у меня галлюцинации? Вздохнув, я открыла дверь. И онемела – чутье меня не подвело – это действительно был вампир.
Злой, оскалившийся и рычащий на меня вампир, держащий направленный мне в грудь пистолет.
Мгновенно сработала моя защита. Внутренняя защита, которая давала мне возможность убивать вампиров, подкрадываясь к ним сзади, оставаясь незамеченной. Я просто внушала себе, что я – ничтожный, ничего не стоящий, совсем не опасный человек, и меня словно не замечали… Через мой запах это внушение улавливали и вампиры. Это интересное свойство – возможность менять по желанию и держать под контролем ощущение себя – было следствием одной особенности моей крови. Но об этом чуть позже. А сейчас…
Я "включила" защиту.
"Я – никто. Я тебе не нужна. Я тебя боюсь", – и я вопросительно посмотрела на вампира, переведя взгляд с дула пистолета на его лицо.
– Чем я могу вам помочь? – спросила я тихо. В лицо мне подул ветер, на пол возле двери летели капли дождя.
Вампир был мокрым с головы до ног. Будь я дурой, – засмеялась бы.
– Мне нужна Мэри Шэдоу. – Прохрипел незваный гость. – И чем скорее я ее увижу – тем лучше. Позови ее.
От мыслей у меня чуть мозг не взорвался. Он пришел меня убить (?) и даже не знает, как я выгляжу. Но если он меня до сих пор не убил, что говорит о том, что не убийство – цель его визита, – то зачем я ему?
– Может, вы для начала уберете пушку, - я кивнула на пистолет. – И скажете, зачем вы пришли?..
Моя просьба была проигнорирована. Пистолет лишь поднялся выше и приблизился – теперь он почти касался моей переносицы. Оскалившись, вампир прорычал:
– Зачем я пришел, я скажу Мэри Шэдоу. У меня для нее послание, - обронил он, словно, между прочим. – А если ты, мелочь пузатая, не уберешься с моего пути, - я за себя не ручаюсь.
Послание?.. От вампира?.. Мне?!! Да вы с ума все посходили что ли?!!
– Похоже, вежливости и хорошим манерам вас не учили, - пробормотала я.
Вампир зло прорычал:
– Я же предупредил…
Злить его я не собиралась, поэтому распахнула перед ним дверь, надеясь, что не умру сегодняшней ночью, и сказала:
– Проходите…
Без приглашения вампир не может зайти в дом. А меня, что удивительно, тревожило любопытство: какое послание у него для меня, и какое мне до этого дело?!
"Я – никто. Я тебе не нужна. Я тебя боюсь". Теперь защита давалась мне намного легче, нежели в самом начале пути.
Не опуская пистолета, держа меня на мушке, что уже начинало бесить, вампир прошел мимо меня. С него ручьями текла вода.
Вот бы заставить потом отмывать полы и чистить ковры… – замечталась я.
– Послушайте, хоть от вас за километр несет темными силами, но эта штука, – я кивнула на пистолет, – раздражает еще больше. Давайте соблюдать хоть какие-то приличия? Мало того, что вы заявляетесь в полночь, заливаете мне все полы грязной водой, так еще и угрожаете…
Не знаю, сдался он или нет, может, я его просто достала, но пистолет молниеносно исчез. Очевидно, в полах плаща, в который был одет мой "дружелюбный" гость.
– Спасибо. А теперь говорите, зачем я вам понадобилась? - я нервно теребила кулон на шее в виде кошки и ожидала скорейшего окончания этого дурдома.
– Я же сказал, мне нужна Мэри Шэдоу…
Я усмехнулась про себя. Вампир явно не понимал, что происходит.
"Я – маленькая девочка. Мне так страшно".
– Да уж, далеко мы не уедем. Хорошо, я и есть Мэри Шэдоу, так что вам, настырный вы наш, надо?
Ровно секунду вампир молчал, а затем расхохотался, запрокинув голову назад.
Боже, идиотизм! Ну что поделать, если их не снабжают фотороботами своих жертв?
– Слушай, малыш, не шути со мной… – угрожающе сказал вампир, когда успокоился. – Я сегодня совсем не в настроении. День, знаешь ли, неудачный… – Последнюю фразу он прорычал.
– Не могу не согласиться… – я покачала головой и прошла мимо него в гостиную, где оставила стакан с лимонадом.
Это было верхом безрассудства – находиться в одном доме с вампиром, стоять к нему спиной, да еще и нервировать его, пока совсем не взорвется. Я взяла стакан и допила лимонад. Прохладная жидкость вернула мне способность мыслить, остудила мою голову и придала бодрости. Я по-прежнему защищалась от вампира фальсифицированными эмоциями.
Вампир почти бесшумно вошел за мной и теперь стоял сзади. Вскинув взгляд на камин, и увидев в тайнике несколько своих охотничьих ножей, я повернулась к вампиру прежде, чем он подумал о нападении.
– Какого черта ты испытываешь мое терпение? – громче обычного сказал вампир. – У меня нет времени болтаться тут с тобой!
– Слушай, – я поставила бокал на стол, чтобы не дай бог не разбить его в пылу сражения, которое похоже все же состоится. – Ты действительно забыл поинтересоваться, как выглядит Мэри Шэдоу? Мог бы подготовиться, что ли… Нет, он пришел, вооруженный до зубов и думает, ему все можно… – я взмахнула руками.
– Не угрожай мне… Посмотри на себя… Ты не можешь быть Мэри Шэдоу!
Защита прекрасно работала, как всегда…
– Почему? – я наигранно удивленно вскинула брови.
– Ну-у… – он презрительно оглядел меня с ног до головы.
Интересно, он видел то же, что и я каждый раз в зеркале?.. Темно-русые волосы с челкой, серьезное выражение лица, усталые и испуганные (но только по мнению вампира) глаза с постоянно расширенными зрачками (нет, я не наркоманка), стройная фигура, которая просто не могла испортиться, благодаря охоте… А затем я вспомнила, во что я одета (чтобы не привлекать внимания, я не стала себя разглядывать, а следила за вампиром): белая футболка с двумя сердечками на груди, мягкие серые брюки до колена, белые гольфы и тапки… О…в роли тапок были две великолепные мышки с ушами и хвостиками. Я чуть не расхохоталась – вампир даже по фото не опознал бы меня, ведь на охоте (а где еще меня можно было бы сфотографировать?) я выгляжу иначе…
– Ты просто не можешь быть ею… – закончил вампир с таким отвращением и желчью в голосе, что я чуть не вышла из себя, и не лишилась защиты.
Но не успела я подумать об этом, – он развернулся и шагнул к выходу.
– Как будто ты чувствуешь еще кого-нибудь в этом доме?..
Ну, кто тянул меня за язык? Ушел бы он – и к черту! Нет, Мэри, ты всегда была любопытной до собственной смерти.
Вампир остановился, но не соизволил повернуться. Он же чуял, что от меня не исходит опасности – лишь мой страх.
Вампир будто ждал, что еще я скажу, чтобы убедить его.
Я же быстро подошла к камину, взяла нож.
– Тебе, что, нужны доказательства? – усмехнулась я.
– Да… Заставь меня удостоить тебя взглядом. – Он играл со мной. Возможно, рассчитывал неожиданно напасть…
Думал, что я вся такая запуганная, маленькая, беззащитная, шучу с ним, и за это он сможет меня убить и порадовать свою глотку теплой кровью. Я про себя усмехнулась, что если это когда и случится, – он будет не рад такому…
На самом деле, в этой игре жертвой был он. Гордый, высокий, стройный вампир. Он отличался от тех, кто раньше вставал на моем пути. Был… благороднее что ли? Выше остальных по статусу…
А что, если он… – мелькнуло у меня в голове. Сейчас и узнаем…
– Что ты чувствуешь, вампир? – спросила я. – Что ты чувствуешь с того места, где я нахожусь? Как ты меня ощущаешь?
Я подходила ближе к нему, но чуть сбоку. А внушала, что страх приковал меня к полу. Эту возможность – фальсификацию местоположения я придумала и использовала совсем недавно. Это было труднее, чем зафиксировать мысль об определенных эмоциях. Правда с эмоциями я всегда допускала, каюсь, небольшую оплошность – интонации моего голоса и эмоции "для вампира" не совпадали. Они были даже противоположными, и если бы он прислушался, то уловил бы эту разницу и понял, что что-то не так, но вампиры прислушивались лишь к своему чутью…
– Как?.. – повторил он и глубоко вздохнул. Усмехнулся, пробуя мой страх на языке. – Как младенца, забившегося в страхе от ужасного монстра. Ты ничтожество, всего лишь мелкий, несуразный человечек, который не то, что боится, а прямо таки в ужасе оттого, что пустил в свой дом вампира…
Ха! Ну, он немного перегнул… Или на него так убеждение кровью действует?..
Я была уже рядом с ним, разве что не касалась его, когда сказала:
– Посмотри на меня…
Вампир начал оборачиваться, я – обходить его с другой стороны и вот я уже оказалась за его спиной. Мои руки развернули его, – я была обязана видеть его глаза, – и сильно толкнули. Я поставила подножку, – вампир свалился на пол, оказался подо мной и в его шею острым лезвием уперся нож.
Я сняла защиту.
– А как ты чувствуешь меня сейчас? Когда ничтожество смотрит на тебя сверху вниз?! – я тоже почти рычала.
Он ощущал мои реальные эмоции – бесстрашие, отвагу, гнев… Мои глаза горели ярким пламенем, а тело ломила жажда крови… его крови…
Пройдя замешательство, которое отразилось на его лице бесстрастной маской, вампир дернулся. Я сильнее прижала нож к его горлу.
– Это Драконово дерево. – Я с удовлетворением заметила, как он удивился. Драконово дерево – очень редкое растение… – Если ты шевельнешься, – я легко рассеку тебе глотку, и на ближайшие сутки ты будешь обездвижен. А если я проткну твое сердце…
– Ладно, – его голос смягчился. – Я понял…
Он смотрел на меня своими багровыми глазами. Он уже не усмехался, не улыбался, а лежал неподвижно. Это дало мне возможность рассмотреть и, можно так сказать, оценить его. Когда его клыки втянулись в десны, то я обнаружила, что за мной послали очень красивого вампира. Похоже, из чистокровных… может, из Главного клана? Вот это меня и беспокоило раньше. Но чем я им обязана?
– Кому ты служишь?
– Никому, – он фыркнул, будто я его оскорбила.
– Но ты пришел, чтобы сказать мне что-то, значит ты чей-то посланник.
– Посланник, но не слуга. Я из рода Найдкроу. Нам не пристало служить кому-либо…
Опа! Найдкроу. Это выше Главного клана. Это – Главный клан всех главных кланов. Что говорить, если им даже солнце не страшно...
– Неужели мне обязательно было нападать на тебя, чтобы ты просто рассказал мне все? – устало спросила я.
Настенные часы забили полночь.
– Зачем тебя послали?
– Мой отец – Ричард – хочет тебя видеть. У него есть для тебя задание, и я обязан тебя привести.
Я уже устала что-либо понимать. Задание от Ричарда Найдкроу, которому более тысячи лет, задание для меня? Окончательно и бесповоротно мир сошел с ума…
– А если я не приду?
– Ну, на этот случай есть другая моя обязанность – я должен тебя принести. А если я не вернусь к утру – за свой город можешь не переживать – его уже не будет.
Он опять мне угрожал! Но он здесь не при чем… Я была наслышана о Ричарде, и скорее мой незваный гость мог считаться слугой, а не посланником. Он был пленным в своем доме.
– А что это за задание?
– Я не знаю. Отец настаивал на аудиенции с тобой, не разглашая своих планов.
– За кого ты меня принимаешь?! Неужели ты думаешь, что я просто пойду с тобой к Ричарду, к могущественному вампиру, чтобы меня поджарили, как индейку?
– Я даже не заметил, как ты подошла ко мне… – прошептал он. – Я… я ищейка, и я не понимаю, как ты это сделала. Возможно, это и надо моему отцу. Но у тебя нет выбора, Мэри Шэдоу. Либо ты, либо весь Брокер-сити.
Терпеть не могу, когда за меня что-то решают! И шантажируют… и угрожают! Замечательный вечер…
Я зевнула, а потом усмехнулась:
– Ну, еще бы, давай выставляй меня эгоисткой… Шэдоу – мое прозвище, – вот почему ты меня не заметил. Вот почему никто не знает меня в лицо – я тихо подкрадываюсь сзади, и меня никто не видит до тех пор, пока не почувствует смерть у себя за спиной…
Он усмехнулся в ответ:
– Тогда надо было назваться "невидимкой", а не "тенью".
– Нет… Уж поверь мне на слово…
Я убрала от его горла нож и встала. Завела руку за спину и спрятала нож за пазуху.
– Ты никогда не узнаешь, почему я – тень, а не невидимка. Вставай, – я протянула ему руку, так как парень все еще взирал на меня снизу.
Он покосился на мою руку, но помощь не принял, встал сам… Высокомерный…
– Значит, ты идешь со мной?
– Да. Только сейчас я хочу спать, а в шесть утра я начну собираться.
– Мы не успеем.
– Ты смерти моей хочешь? Я человек, забыл? Ричарду понравится, если в твоих воспоминаниях я соглашусь пойти с тобой, а ты принесешь им обессилевшее тело?.. – Я не стала ждать ответа. – Вот поэтому я иду спать. А ты можешь побыть здесь.
Я обошла вампира, взяла пустой стакан и ушла на кухню. Из гостиной донесся голос:
– А ты не боишься оставлять меня одного и оставаться со мной одна ночью? – он усмехался, но уже по-доброму, без злого сарказма.
– Нет. – Прокричала я. – Хотел бы убить – давно убил. Пожалуй, я тебе верю… – добавила я тише, скорее сама себе.
Я сполоснула стакан и поставила его на полку. Потом вернулась к вампиру. Он уже сидел, будто у себя дома, в кресле, с непроницаемым лицом. Я прокляла себя за доверие ему, по меньшей мере, тысячу раз с того момента, как впустила в дом, но мое доверие было оправданно. Он мог убить меня в самом начале и еще сотню раз, но не сделал этого. Значит, я действительно нужна его отцу.
– Спокойной ночи! – сказала я, поднимаясь по лестнице наверх, в спальню.
– Я не сплю!..
– Тогда приятного времяпрепровождения… – я открыла дверь и почти сразу упала на кровать и уснула.
 отзывы (0) 
Оценить:  +  (0)   
07:10 19.11.10
II глава
Я проснулась из-за боли. Страшно ныло левое плечо – старые воспоминания и раны. В комнате тускло светила настольная лампа, – с некоторых пор я не могла спать в темноте; в окна пробивался свет фонарей и словно змейки сбегали по стеклу прозрачные капли дождя.
Я присела на кровати, потерла плечо, от чего оно зашлось лишь сильнее.
– Ненавижу дождь! – буркнула я.
– Доброе утро! Нам пора! – нарушив тишину и заставив меня дернуться, сказал вампир. Он стоял в дверном проеме.
– Ты любишь пугать людей, да?
– Очень. Так ты идешь?
– Сколько время?
Он усмехнулся: – Около шести… – Он вышел из комнаты, и продолжил из-за двери: – Жду тебя внизу! И поспеши…
– Еще и приказы раздает…
Нехотя я вылезла из-под теплого одеяла и направилась к шкафу, взяла все необходимое, и прошла в ванную. Перед тем как открыть дверь я посмотрела на часы на тумбочке. Хоть я больше не смогу заснуть, но интересно знать. 4:40 АМ.
– Ах, ты, не спящий наш!.. "Около шести!" Ну, я тебе устрою… – фыркнула я и, наконец, зашла в ванную. Я догадывалась, что, обладая идеальным слухом, вампир услышит мое недовольное высказывание, но бояться его гнева я не собиралась.
После душа я надела любимые черные джинсы, сужающиеся книзу, белоснежную футболку с рукавами до локтя, расчесала спутавшиеся за ночь волосы. Чуть подкрасив глаза тушью (интересно, для кого я наряжаюсь?) и, нанеся каплю блеска на губы, я почувствовала себя счастливой.
Я улыбнулась любимому отражению. Помирать? Так с музыкой!
Затем я спустилась вниз. Вампир уже освоился у меня дома и теперь, попивая кофе, смотрел телевизор.
– Ты питаешься человеческой пищей? – я остолбенела.
– Да. Это один из способов восстановить энергию ищейки, – ответил он, не отрываясь от экрана.
– Впервые слышу! – от шока я даже забыла, что хотел отругать его из-за столь раннего подъема – на улице еще было темно. – Может, ты и меня покормишь? – спросила я, уходя на кухню. Вампир оставил мою реплику без ответа, только усмехнулся и покачал головой.
Уж если кому кого и кормить – так это мне его во вполне определенном смысле, и мы оба это понимали.
Раньше я не сталкивалась с вампирами-ищейками. Это были сильные, выносливые создания (намного сильнее и выносливее, чем остальные вампиры-чистокровки), за сотни километров чуявшие жертву. Обычно в роли их жертв выступали молодые девушки, девственницы, чья кровь лучше других возрождала истощенные силы.
Меня передернуло… Скольких он убил, прежде, чем вчера постучался ко мне?..
Но я не могла никак понять одного – почему я не дрожу от страха? Почему доверяю, и почему впустила в дом? Только ли из-за боязни потерять город и своего безграничного любопытства?.. Ведь, по сути, я шла на верную смерть. Не сегодня, так завтра…
От картины, возникшей в мыслях – пустого пепелища на месте Брокер-сити – голова пошла кругом, а шрамы на лопатке под левым плечом задергались.
Но я не боюсь вампира, сидящего на моем диване…
"Значит, пришло время тихой и спокойной кончины…" – заявило мое "Я".
Что?! НЕТ! – запротестовала я, ругая свой внутренний голос. – Я не хочу умирать так глупо!
Посмотрим, что выйдет из этой пречудесной прогулки к Ричарду Найдкроу – главе всех кланов ночных созданий, – решила я.
Я села рядом с вампиром на диван и быстро позавтракала яичницей и пятью бутербродами с крепким черным чаем. За завтраком я не произнесла ни слова, да и вампир, похоже, был не против тишины. Он оглядывал гостиную (будто ночью его здесь не было, и ему не хватило времени) и периодически пил кофе из моей любимой, между прочим, чашки.
Он был… похож на человека. Будто мой приятель зашел в гости на утренний кофе-брейк. Я была готова поверить в эту чепуху, если бы он не прожег меня кроваво-красным взглядом.
Я вздохнула и сползла по дивану ниже так, чтобы голова удобно легла на спинку. При этом я чуть не облилась горячим чаем, недопитым мною до конца.
– Мне нужно как-то особенно выглядеть или сойдет мой нынешний наряд? – спросила я.
– Ты нормально выглядишь. Для охотницы, отправившейся в логово главного зверя. Это же не королевский прием…
– Да, действительно, какая разница, если меня убьют – все равно все будет в крови…
Вампир устало вздохнул и взъерошил рукой черные волосы.
– Никто не будет тебя убивать. Тогда меня послали бы не привести тебя, а именно убить. А это разные вещи… Отцу что-то нужно от тебя, но что – мы сможем узнать лишь по прибытии в особняк.
– Если бы я доверяла каждому слову вампира – у меня не было бы такой проблемы, как ты… – я смотрела в потолок и по второму разу считала квадратные лампочки.
Секунду помолчав, вампир сказал:
– Не вижу связи между доверием и моим приходом…
– Да просто не к кому было бы приходить, – пояснила я. Очевидно, и я поняла это только сейчас, я была настроена на худший исход этой поездки, подразумевавший мою смерть.
– То есть ты настолько глупа, что однажды доверилась вампиру, и это вышло тебе боком?.. Что же он пообещал тебе? Осыпать золотом?.. – вампир засмеялся.
– Он предложил мне помощь, поскольку мы хоть и были врагами друг другу, имели общего врага, которого он захотел уничтожить. Я в то же время в том же самом месте охотилась на того самого вампира, столь ненавистного ему. Так мы и столкнулись…

Удивительно, что он сделал, чтобы я рассказала ему о происшествиях той ночи?.. Заколдовал, не иначе! Тем не менее, это всего лишь воспоминания, – попыталась я себя успокоить.
Воспоминания, которые оживают каждую ночь и заставляют гореть мое плечо, шрамы на спине и просыпаться ни свет, ни заря, – ехидно усмехнулось мое подсознание в ответ.
– И… вы вместе одолели этого гада? – молодой вампир снова улыбнулся.
– Можно сказать и так. – "Если не считать, что вампир его всего лишь оглушил, а убила все же я". – Только после смерти нашего общего врага он вдруг решил, что я – его следующая жертва. Отличная ночь для вампира, не правда ли? Уговорить охотника сотрудничать, убить врага, а потом как награду слопать охотника… – Я покачала головой – непозволительные надежды для жалкого чудовища…
– И что произошло потом? – с интересом спросил мой гость. – Поскольку ты сидишь передо мной, значит…
– Да… Та ночь была отличной для меня. Я убила двоих вампиров, по очереди, не опасаясь, что они нападут разом. Нам пора собираться, – я приподнялась и села на диване. Чай уже остыл, и я осушила чашку залпом.
– Не могу спорить. – Ответил вампир.
Но ему-то не надо было идти мыть посуду, обуваться и брать кое-какие мелочи, которые могут пригодиться в поездке, поэтому он остался сидеть, а я забрала у него свою любимую чашку и отправилась на кухню, потом – в спальню.
Через пару минут мы вышли из дома. Когда я обувалась, то предусмотрительно спрятала в один сапог серебряный освещенный нож.
Вампир ждал меня на пороге. Его недавно высохшие волосы и одежда вновь намокали.
– Давай скорее! – поторопил он меня, когда я замешкалась в прихожей.
– Не командуй тут, не у себя дома!
– Так и не у тебя, – я уже на улице… – усмехнулся он.
Еще и остроумничает!.. Я поторопилась выйти за дверь. Снаружи она была бордового, а внутри – белого цвета. Такая окраска позволяла мне ставить защиту и на дом.
Я наклонилась и достала из сапога нож.
Вампир за спиной недовольно рыкнул:
– Не думаю, что моему отцу понравится оружие… Ты это зря…
– Это не для него, а для меня. – Заявила я в ответ. – Тем более, вас серебром не убьешь…
– Для тебя?..
– Да, – я повернулась к вампиру, дождь нещадно хлестал в лицо. Если мы не поторопимся, – я вымокну насквозь. – А теперь, будь добр, иди, заведи машину, надеюсь, ты знаешь, как это делается? – я кинула ему ключи, которые он ловко поймал.
Вампир нахмурился и не сдвинулся с места. Я тяжело вздохнула.
– Пожалуйста, – сказала я. – Тебе не стоит этого видеть…
Очевидно, вспомнив, как я его обманула (ведь он не знал еще, как я это сделала), он сдался, решив не экспериментировать.
– Хорошо, – он молниеносно оказался у двери моего форда. Вот он уже открыл дверь и сел.
А я, поправив на плече сумку, чтобы она не свалилась, обернулась к двери. Дурацкий, не вовремя начавшийся дождь! Надеюсь, достаточно будет навеса над дверью, чтобы защиту не смыло…
Для защиты мне естественно была нужна моя собственная кровь. Чтобы оставить вместе с ней информацию… Почти не раздумывая, что лишь могло остановить меня, я надавила острым лезвием ножа на ладонь и порезала ее.
Стены домов очень хорошо впитывают эмоции хозяев, по которым их потом легко найти, об этом мне говорила знакомая ясновидящая, у которой я узнала о своих способностях и смогла так их развить… Единственная проблема – дождь. Смывает все фальсифицированные эмоции, оставляя лишь реальные… это нехорошо. Надеюсь, мы ненадолго, а то ко мне в дом, почуяв охотника, ворвутся толпы вампиров.
"Ох, сколько дел, сколько дел. Дети, работа, машина, снова дети… Интересно, мне это скоро надоест?.." – защитой на моей двери стали эмоции суетливого, погрязшего в проблемах человека, спешащего на работу.
Кровь уже текла из раны, мне же было важно, чтобы она не капала на землю или асфальт, тогда любой вампир недоучка раскроет меня. Поэтому я приложила ладонь к двери рядом с замочной скважиной и чуть выше ручки. Потом отдернула руку и, убедившись, что кровь не выделяется на общем фоне двери, спустилась к машине, где послушно ждал вампир. Слегка кружилась голова, но я забинтовала рану предусмотрительно захваченным из дома бинтом и забыла о головокружении. Садясь в машину, я прижала раненую руку к животу.
– Поехали, – сказала я.
Вампир наткнулся взглядом на мою руку в бинте.
– Что это? Только что все было в порядке…
– Это ненадолго. И если ты не хочешь, чтобы я начала ругаться, ведь ты заставил меня встать в пять утра, а не шесть, то поехали к твоему отцу. Я хочу как можно скорее узнать, ждет меня смерть или нет.
– Какая ты нетерпеливая… – фыркнул он, и мы выехали на проезжую часть.
Интересно, мы часто будем с ним ругаться? Так, Мэри…это уже перебор. Лично я не собираюсь с ним больше встречаться…
Я посмотрела на свою забинтованную руку. Раны на мне заживали быстро. Не так как у вампиров конечно с их способностью к регенерации, но быстрее, чем у обычных людей. У вампиров то даже следов от ран не остается, а у меня после того, как кожа срастется, останется рубец… Но и из этого правила есть исключения. Если рану мне нанесет вампир или другое опасное животное без использования оружия, а с помощью своих зубов и когтей, то такие раны будут заживать очень долго и потом всю оставшуюся жизнь напоминать о себе покалыванием и нытьем в плохую погоду.
***
Вампир вел машину, соблюдая все правила дорожного движения. Вот бы он соблюдал правила общения с незнакомыми людьми.
Я смотрела в окно на проезжающие мимо машины. Сейчас все казалось каким-то нереальным, будто одна моя часть здесь, а вторая по-прежнему находится дома и бездельничает… Словом, так мне казалось уже несколько лет.
Кто знает, могла ли я еще недавно предпочесть встречу с главным, истинным, не обращенным вампиром проведению скучного дня в тишине любимого дома?..
Любимый дом…
Я посмотрела на вампира. Мы ехали к нему домой, но хотел ли он туда возвращаться?.. Конечно, я никогда не узнаю, как Ричард Найдкроу обращается со своей семьей и подданными, но и слухи тоже не могут быть выдумкой. Как говорится, не бывает дыма без огня.
– А как тебя зовут? – вдруг спросила я. Пора, наконец, узнать, кто он.
Вампир мельком посмотрел на меня.
– Зачем тебе? Ведь ты, я уверен, надеешься, что мы больше не встретимся.
– Ммм, да, но все же хотелось бы знать, кого за мной послали?..
– Я сам вызвался привести тебя, я никому не подчиняюсь…
Про себя я с ним не согласилась – никому, кроме отца, который может порвать любого из трех сыновей.
– А зовут меня Джейсон.
– Приятно познакомиться, – улыбнулась я.
Мы затормозили на перекрестке перед красным глазом светофора, и вампир одарил меня удивленным взглядом. Очевидно, в ответ на мою последнюю реплику. Джейсон был младшим из сыновей Ричарда.
– Это просто вежливость, – пояснила я. – Просто так принято. – И тут же в моей голове пронеслось: а кем так принято? И можно ли им было доверять? – Но ты, очевидно, так долго сидел в своем роскошном особняке, младший из рода Найдкроу, купаясь в беспечности, что совсем не знаешь мира людей. – Я сказала это слишком грубо. И уже пожалела об этом…
Было видно, что мои нападки поколебали его ледяное спокойствие, но вампир подавил рычание и сказал:
– Ты меня не разозлишь…
Светофор дал зеленый сигнал. Руки Джейсона напряглись на руле, из-за чего рукава плаща поднялись выше и оголили запястья. Я ахнула – на обоих запястьях вампира были еще не затянувшиеся раны и несколько широких багровых шрамов… Чтобы у вампира появились такие травмы, которые на бледных руках Джейсона выглядели чуть ли не как переломы, его надо было заковать серебряными плавящимися наручниками… но это перебор даже для Ричарда.
– Что это? – тихо спросила я. Вампир проследил за моим взглядом и с остервенением опустил рукава плаща, закрывая раны.
– Я их все равно уже видела. Так это правда?.. Слухи о Ричарде никакие не слухи на самом деле…
Вампир вздохнул, но не удостоил меня взглядом и не стал ничего объяснять. Костяшки его пальцев, сжимающих руль, побелели еще сильнее.
– Мне очень жаль, извини, пожалуйста, за то, что я тебе наговорила.
Мое сердце рвалось из груди, будто хотело сказать ему "прости" лично. Какая же он сволочь, чтобы измываться так над родным сыном?..
– Твои извинения – тоже просто вежливость? – прохрипел Джейсон, глаза его были полны гнева.
– Нет. – Мне было необходимо, чтобы он мне поверил, поэтому я сказала это как можно серьезнее. – Прости меня…
Я знала, что сейчас он мне не поверит. Возможно пока, но я надеялась, что Джейсон Найдкроу не будет равнять меня со своим отцом. Я отвернулась от него – не могла больше видеть его глаза, в которых, как теперь мне ясно за гневом и ненавистью скрывались боль, отчаяние и непонимание той несправедливости, что происходила с ним все эти годы…
Я, что, защищаю вампира?.. Пытаюсь найти оправдание?..
Но мои шрамы, полученные в битвах, не шли ни в какое сравнение с его шрамами, полученными от любимого отца. Конечно, Джейсон любил своего отца, вампиры чтут семью, это больше чем закон, семья – единственное что обеспечивает им поддержку, защиту и понимание… но выказывать свою любовь так, как это делает Ричард Найдкроу… Господи, он держал Джейсона закованным в наручники, которые при малейшем трении расплавлялись и серебро причиняло ему неимоверную боль, ведь серебро попадало в кровь. Когда наручники снимали, раны медленно затягивались и оставались неизлечимые шрамы. Но поверх старых шрамов у Джейсона я видела новые открытые, саднящие раны, значит, его заковали повторно и не раз.
Но за что?.. За что можно так мучить ребенка?.. Должна быть причина! А если ее нет – Ричард Найдкроу отправится в святилище, чего бы мне это не стоило. Я сначала оторопела от своих мыслей – я собиралась мстить за Джейсона, вампира и сына главаря клана, и пускай он потом сам убьет меня – моя совесть будет чиста, а душа спокойна… Ненавижу несправедливое отношение, пусть его творят вампиры или люди, никто не дает им такого права.
 отзывы (0) 
Оценить:  +  (0)   
07:11 19.11.10
III глава
Конечно, Джейсон вызвался привести меня отцу – за возможность вырваться из этого ада, называемым домом, он бы отдал все на свете. Но почему я уверена в его словах?.. Я защищаю его?... Но раны могут и не быть подтверждением жестокого обращения Ричарда… Не спрашивать же мне у Джейсона напрямую?.. Хотя…
Только я собралась открыть рот, как почувствовала, что мы замедляем ход. Приехали. Трехэтажный особняк из черного мрамора не мог не броситься в глаза. Я огляделась, кажется, я так задумалась, что теперь не узнаю окрестности, возможно, мы были в другом штате. Я посмотрела на часы – ехали мы около часа, в северном направлении, значит это…
– Вылезай. – Это был приказ, хоть и был сказан голосом, не выражающим эмоций.
Дождь на улице закончился. Я ступила на гравий подъездной дорожки. Джейсон посмотрел на меня, наши глаза встретились. Кажется, по выражению его глаз можно было сказать, что он надеется, – меня тоже закуют в цепи и подвесят под потолком…
Я боялась представить это себе. С моими регенерационными способностями я буду бесконечно мучиться от боли, а умру от голода… Я повернулась к машине, сняла бинт и вместе с курткой оставила их на переднем сидении, затем захлопнула дверь. Ранка на моей ладони еще не зажила до конца, поэтому я надеялась, что свежий воздух ускорит этот процесс, и в логове вампиров я не буду ходить с открытой раной.
Джейсон прошел вперед. Я молча последовала за ним по узкой тропе. Пока мы приближались к дому – тот рос у меня на глазах. Когда мы поднялись на крыльцо, его крыша исчезла под козырьком, и черная громада перестала пугать меня своими размерами. Джейсон распахнул дверь и пропустил меня вперед, следя за каждым моим движением. Надеется, что я не сбегу? Мои героические планы по его спасению, мое доверие к нему таяли на глазах…
Я прошла внутрь. И глаза мои распахнулись, красноречиво говоря о моем поражении. Мы стояли в прихожей, но уже отсюда открывался невероятный вид на особняк, впечатляющий своим убранством. Небольшой коридор, где мы сейчас находились, выходил в огромный круглый зал, по бокам которого две красные витые лестницы, выполненные рукой мастера по ковке железа, вели на второй и третий этажи. Лестничные пролеты поддерживали шесть красных колонн из мрамора. Джейсон подтолкнул меня в спину. Мы вышли из коридора и теперь моему взору предстал весь особняк. Как я убедилась, этажи, кроме небольших проходов от лестницы к лестнице, не имели потолков. Я запрокинула голову наверх, рассматривая дом. Казалось, он держится на честном слове. И я уже готова была поверить, что Ричард Найдкроу заключил контракт с дьяволом ради этого.
Джейсон молча вел меня к левой лестнице. Не знаю, чем я была потрясена больше – дорогостоящим особнячком или же фактом своего нахождения здесь, поскольку Джейсон, поймав мой ошарашенный взгляд, фыркнул и покачал головой. Это означало: как будто раньше ты не предполагала, что мой отец богат.
Ну и думай, что тебе хочется. Вредный вампиреныш! Меня отрезвил вид лестницы, на которую стал подниматься Джейсон, и как я поняла – я должна следовать за ним.
Лестница эта поднималась на десять метров ввысь, не имея никаких ограждений кроме тонких перил, и мне стало не по себе…
– Я надеюсь, ты не хочешь, чтобы я пошла за тобой т-туда, – я показала наверх, и мне стало плохо уже от одной мысли о происходящем.
– Нам надо всего лишь подняться на третий этаж… – он даже не посмотрел на меня.
А я за одну секунду лишилась эмоций и воздуха в легких… словно меня в черную дыру сбросили, или насильно удерживали под водой, – я панически боюсь открытых пространств на большой высоте. Экстрасенс Дженни, моя лучшая подруга и духовная сестра, объясняла это тем, что в нескольких прошлых жизнях я умирала насильственной смертью от падения с крыш высотных зданий.
– Я… не могу… – стоя на месте, я пыталась отдышаться. – Джейсон, я боюсь высоты… Очень…
Когда он посмотрел на меня, я продолжила:
– Я не смогу подняться по этой лестнице, там же нет никаких ограждений…
Меня буквально трясло от ужаса.
– Не волнуйся, – Джейсон оскалился улыбаясь. – Я не дам тебе упасть…
– Мне что, должно стать от этого легче?
Если честно, я уже хотела убежать оттуда, и сделала шаг назад. Но вампир быстро оказался рядом и взял меня за руку. Его глаза приковали к себе мое внимание, я не могла отвернуться, не могла пошевелиться, – так действовал гипноз вампиров. Ранее мне не доводилось испытывать его на себе, очевидно, ранее я не встречала столь сильных вампиров.
Джейсон заговорил:
– Послушай меня, ты уже семь часов провела под одной крышей со мной – голодным, злым чудовищем, – он произнес слово "чудовище" с отвращением, – ты спала, когда я бодрствовал и все время находился в твоей спальне. А сейчас ты боишься подняться по маленькой лесенке?..
Из его речи до меня дошла только одна фраза: "Ты спала, когда я бодрствовал и все время находился в твоей спальне", но возразить я не могла. Удивительно, я еще была жива после ночи проведенной с голодным вампиром в одной комнате. Хотя за сегодня я заслужила не только укуса, но и…я горько усмехнулась про себя.
– Я поняла, можешь меня отпустить.
Легко высвободив руку из его сильных пальцев, я стала подниматься наверх, стараясь не думать о высоте. Но на последних ступенях при подходе к третьему этажу, эти мысли меня все же одолели. Я вцепилась обеими руками в перила.
Все хорошо, никто не будет меня отсюда сталкивать. Я доверяю Джейсону. Ой, мамочки, как же круто изменилась моя жизнь со вчерашнего дня…
Я услышала что шаги Джейсона стихли за моей спиной. Он не стал ничего говорить, он вообще был молчалив; не могу сказать, что мне это не нравилось, я скорее симпатизировала людям, говорящим только по делу, а не болтающим без умолка. Джейсон ожидал до тех пор, пока собравшись с силами, я не припустила наверх бегом. Там я прижалась к стене спиной и медленно сползла вниз.
У всего должна быть причина. У моего страха она есть… Я закрыла глаза, бешено колотилось сердце, и я неровно дышала. Ну, неужели нельзя было нормальные потолки сделать?..
– Ты в порядке? – голос Джейсона был более мягким, нежели внизу. Я так плохо выгляжу, что мне сочувствует вампир?
Открыв глаза, я увидела его сидящим передо мной, и смотрящим… с жалостью?
– Ой, не уверена… – протянула я. – Идем…
Он улыбнулся и подал мне руку, я не стала отказываться от помощи. Его кожа под моей рукой была прохладной, словно он жил в холодильнике. Чего можно ожидать от того, чье сердце не бьется… Но… мне не было противно, даже приятно…
Все, пора заканчивать сегодняшнее общение с миром тьмы. У меня уже крыша едет…
Отвернувшись, я стала смотреть на стену, а не тоненькую полоску пола подо мной, так мы дошли до первой двери. Джейсон не отпускал меня. Интересно, что он чувствует своим обостренным чутьем сейчас, когда я не фальсифицирую эмоции? Может мой страх, воспоминания, которые мешают мне уверенно идти вперед, смущение из-за того, что я держу за руку вампира, которому доверяю или… наслаждение – теперь я знаю, где живет главный вампир страны…
– Пришли, – сказал Джейсона, указывая на большую дверь с инициалами Р.Н. Хм, подписался, будто никто не знает, в какой из комнат он сейчас находится…
Я не хотела входить в комнату вперед Джейсона, но он, выпустив мою руку из своей, легонько подтолкнул меня вперед, и мне пришлось взяться за круглую ручку.
***
Перед глазами возникла картина… В ней я была главной героиней. Как выяснилось, в недоброй истории…
И я была немало удивлена, когда поняла, что это мое прошлое, – я заново все переживала, ощущения были более чем реальные… Но прошлое это было далекое, – мои прошлые жизни.
Вот я убегаю от преследователей и оказываюсь возле пожарного выхода на крышу. Где я? Услышав сзади шаги, я выхожу на крышу, так как другого пути нет. Но и там я заперта – лишь ветер и десять этажей мертвого бетона…
Сзади раздается шорох, почти незаметный. Человек так не передвигается. Я оборачиваюсь и мой взгляд приковывают два глаза, без белков, налившиеся кровью, грозящие вот-вот лопнуть. Меня передергивает от отвращения. Но вот…я ощущаю толчок в грудь. Я отступаю назад, и меня захватывает чувство полета… а потом конец… У меня начинает кружиться голова, плечо загорается огнем от шрамов, но тут возникает еще одна картина…
Не хочется умирать… но эти глаза, они снова меня находят…уже в другой жизни. Глаза кроваво-красные, глаза монстра, дьявола. Все то-же – дом, крыша, дальше пустота, только другой пейзаж, – солнце уже заходит. Снова удар, снова полет. Мой труп найдут только утром… Кадры, как в кино сменяют друг друга. Эти глаза сначала вдали, потом все ближе и ближе… Они проникают в мою душу и мысли, рвут их на части, крушат защитные стены психики. Последний кадр: чернота ночи поглощает мир, нет звезд, нет луны, и лишь два тускнеющих красных глаза, угольками светящиеся в ночи.
Меня рывком возвращают к реальности. Я стою у двери, держась за ручку, а рядом кто-то говорит:
– Ну, мы идем?
Постепенно ко мне возвращается понимание происходящего и осознание настоящего. Что это было? Что за..?
Голова кружится, меня тошнит. Но я сдерживаюсь, поворачиваю ручку, и меня вталкивают в помещение.
Я оказываюсь в круглой комнате в тех же черно-красных тонах, как и весь особняк. По стенам – шкафы и книжные полки, в центре – огромный стол и два больших кресла. Рядом со столом, спиной ко мне стоит человеческая фигура. Но когда она оборачивается, услышав нас, я понимаю, что эти глаза – без белков, налитые кровью сотен тысяч жертв – не принадлежат человеку. Сам дьявол вернулся из прошлого, чтобы найти меня и вновь предать земле мой остывший труп.
С трудом успокоившись, мое сердце начинает учащенно биться, но видения не захватывают мой разум полностью. Я делаю вид, что ничего не произошло, и начинаю фальсифицировать ужас перед Ричардом Найдкроу, страхом перед сложившейся ситуацией. Успел ли он понять, что я знаю его?..
– Доброе утро, Джейсон, – сладким голосом произносит глава вампиров. Мое пережитое только что потрясение не дает мне растаять перед его очарованием – Ричард мощно притягивает к себе людей.
– Доброе утро, отец, – не слишком радостно отвечает Джейсон. – Я выполнил твое задание, как видишь. – Кивок в мою сторону.
– Мэри Шэдоу… – пропел Ричард. Его взгляд, не мигая, уставился на меня. По телу пробежали мурашки. Он читал меня: мысли, эмоции – реальные, не поддельные, – чувства. Неужели он видит мои воспоминания? – подумала я, когда одна бровь вампира поползла наверх, а губы искривились в жуткой ухмылке.
Что, убьешь меня прямо сейчас? Достаточно столкнуть с лестницы…
Я усмехнулась про себя. Ну, уж нет, он не увидит мою слабость, – и я решительно подавила страх перед прошлым, боль, головокружение и сконцентрировалась на защите.
– Я хочу лишь предложить вам, – (именно так, именно с маленькой буквы, без уважения) – небольшую работу за разумную плату естественно.
Ну да, за обещание уничтожить мой городок чуть позже?.. Такая ведь плата за неповиновение?.. – подумала я, но промолчала.
– Нет, плата не в этом… – Ричард покачал головой, а у меня сорвалось дыхание и что-то, раньше находившееся в груди, ударилось о пятки – мое сердце. Он все знал…
Краем глаза, я видела, как Джейсон посмотрел на меня.
– Плата заключается в том, что я оставлю вас, вместе с городом, в живых…
– Как мило с вашей стороны (ага, именно так, с маленькой буквы – без малейшего уважения), – пробубнила я. Угрозам Найдкроу старшего лучше не перечить. Пока что я жива, и жить, черт возьми, очень хочется…
– Несмотря на то, что ты перепугана, находясь здесь, ты еще и дерзишь мне. – Он усмехнулся. – Это то, что надо.
Странно, он читает мои мысли, буквально видит их насквозь, но убеждение кровью на него действует… Я старалась не думать об этом, – просто отметила про себя, что его слова странно звучат, – чтобы себя не выдать.
– Поправьте меня, если я ошибаюсь. Оставить меня в живых вы сможете лишь в том случае, если я останусь в живых после выполнения задания?
– Вы совершенно правы.
– А если я откажусь? – не перестаю надеяться на лучшее.
– Вы еще даже не знаете, в чем состоит задание.
– Ну, все таки…
Он посмотрел на меня очень выразительным взглядом, точнее – сожрал глазами, и вопрос отпал сам собой. Меня прикончат в этом же помещении, и вместо таблички Р.Н. повесят "Кладбище. Вход запрещен".
– Ну и в чем же заключается задание?
– Все просто. Вы должны убить оборотня-вампира.
Пока я не успела понять, что он имел в виду, Джейсон вышел вперед и спросил Ричарда:
– Я могу идти? Кажется, я исполнил поручение.
– Нет, сын. – Из его уст это слово было противно слышать, ни капли любви и нежности в нем не звучало, а Джейсон звал его отцом с невероятной привязанностью после того, что он с ним сделал.
Убью…
– Видишь ли, она должна убить, а ты должен выследить его и защищать Мэри до момента наступления смерти, если такое все же случится.
– Что?!! – Мы с Джейсоном одновременно переглянулись. Я была в ужасе. Убью два раза!
– Я не желаю, чтобы эта охотница, – продолжил Ричард, – считала меня безответственным лгуном, – мне надо поддерживать репутацию. Поэтому я прилагаю все усилия, чтобы до выполнения задания она была жива. Я не нарушаю данного ей обещания.
Джейсон отвернулся с непроницаемым лицом.
– Что еще я должен сделать, отец?
Выполняет его просьбы, как приказы. Или просьбы Ричарда Найдкроу и есть приказы, за неповиновение которым – казнь.
– Ничего особенного. Лишь соединить вас своей печатью. Ты должен всегда знать, где она и что с ней…
"Все просто, ничего особенного…" Чтоб его молнией! Оборотень-вампир…а такие вообще существуют? В Брокер-сити нет ни одного оборотня, откуда там взяться такому созданию?.. Или он у черта на рогах обитает? Отлично, – я саркастично улыбнулась. – Следующая остановка преисподняя, мы идем искать рога черта…
Джейсон посмотрел на меня, затем его взгляд скользнул на мои руки. До меня еще не дошло, что такое "печать", как Ричард сказал Джейсону:
– Могу подержать ее, если боишься, что будет вырываться.
Джейсон легонько кивнул, и его отец оказался за моей спиной. Левую руку он заломил мне за спину, а правую поднял и держал так, чтобы запястье с тонкими сине-зелеными венами было на уровне моей груди. Джейсон приблизился. Он прокусил свое правое запястье, и я увидела, что на его клыках осталась кровь, а потом он уже стал рядом со мной. Он должен был укусить меня, чтобы поставить печать, но… нет, такое количество крови не обратит меня, но…
Было поздно что-либо говорить. От моей крови вампиры становятся лишь ватными куклами – такое она оказывает на них воздействие, а затем я их убивала. Они перестают понимать, где находятся и что происходит, и это отличное свойство моей крови…
Джейсон прокусил мне руку.
– Нет… – успела я пискнуть напоследок, смотря в его глаза.
Ни Джейсон, ни Ричард не знали, к чему это приведет…
Мне стало больно, когда он начал жадно глотать мою кровь. Я закусила губу и зажмурилась, а Джейсон продолжал, пока…
Ему стало плохо, он отстранился от меня. Его глаза начали мерцать, стали карего цвета (хм!), он пошатнулся и без чувств рухнул на пол.
Печать вампира уже стояла на мне, поэтому первое время я ощущала себя не лучше Джейсона – онемели кончики пальцев, в голове начались пляски, но глубокий вдох позволил мне вернуть мир на круги своя. Ричард отпустил меня. Маленькие ранки на моем запястье затянулись от крови вампира, и стали красными пятнышками, которые чесались и холодили кожу.
– Что ж, не думал я, что он настолько слаб… – Ричард прошел мимо лежащего на полу сына.
Я присела перед Джейсоном и коснулась его щеки пальцами. Его кожа была чуть теплее, нежели тогда, на лестнице. Но он был без сознания. Я надеялась, что он жив.
– Джейсон…
Я не знала, как моя кровь подействует на него. Раньше я убивала вампиров прежде чем они придут в себя и расскажут мне о своем самочувствии после действия моей крови. А что, если после этого нельзя прийти в себя?..
***
Моя кровь как пластилин, леплю, что хочу, любые искусственные эмоции она поглощает и делает их настоящими для вампиров, но сама по себе она – ничто. Это та особенность, о которой я говорила в самом начале, я назвала это фальсификацией эмоций или убеждение кровью. Я пробовала свою кровь на вкус, и, по-моему, даже его она не имеет.
Но ради того, чтобы Ричард посочувствовал своему сыну, я не собиралась говорить ему об этом. Вместо этого я произнесла слова, за которые поплатилась:
– Он же без сознания! Как вы можете говорить, что он слаб после того, как сами замучили своего сына до полусмерти?!! – не слишком вежливо…
Ричард громко зарычал, бросился ко мне и ударил меня по щеке так, что оставил глубокий след от своего кольца; последним, что я видела, были его красные глаза, затем я начала оседать на пол, теряя сознание.
 отзывы (0) 
Оценить:  +  (0)   
07:11 19.11.10