Главная

Поиск


?

Вопросы






FAQ

Форум

Авторы

Фантастика » Фэнтези »

Шах и мат

url  Debt Начинающий писатель
      Что делать, если еще вчера ты часами просиживал за компьютером, а сегодня тебе приходится открывать для себе новый полный загадок мир? Приходится вставать на ту или иную сторону раздираемой гражданской войной Империи. Но, даже в запале битв и изучении изнанки мира, остается главный вопрос: кто есть ты сам?
 отзывы (0) 
Оценить:  +  (0)   
12:01 13.12.13
url  Debt Начинающий писатель
 отзывы (2) 
Оценить:  +  (+1)   
03:16 20.02.14
url  Debt Начинающий писатель
Глава первая
Найти себя?


      Я лежал, чувствуя под собой что-то теплое, мягкое...
Стоп! Кто это - я? Как меня зовут? Да и кто меня вообще зовет?
Я был совершенно сбит с толку...
Сбит с толку?! Что это значит?Не помню...
Что здесь вообще происходит? И опять же , где это здесь?
А я вообще живой? Я испытал странное чувство. Кажется это называется интерес.
Хм..я могу испытывать чувства?..Я могу...Кто я?
      В голове - просто бедлам. Отрывочные мысли мечутся с сумасшедшей скоростью. Я открыл глаза. Это было ошибкой: свет больно резанул глаза. Немного привыкнув к освещению, я огляделся. Надо мной простиралось бездонное лазурное небо, поражая чистотой цвета. Кое-где виднелись легкие штрихи белоснежных облачков. Вокруг, грозно нацелив в беззащитное небо макушки-копья, высились громадные чудные деревья.Я пригляделся получше. А деревья-то и впрямь странные! Вот взять хотя бы этого лесного исполина: с виду обычный тополь, но видно, что листья совсем другой формы, кора с каким-то грязно-желтым отливом, да и все дерево хоть и громадное, но слишком уж корявое. А вот под ним растет куст - у этого вообще листья были почти синего цвета, и при этом они до такой степени скрутились в трубочку, что больше были похожи на иглы. Странное местечко... А собственно почему странное?
      Я приподнялся и сел. Тело плохо слушалось, будто мне пришлось долго неподвижно лежать. Вокруг, на сколько хватало взгляда, высились все те же деревья.
Прекрасно! Совершенно не помню кто я, да еще и лежу себе один в незнакомом лесу!
      Чувство голода появилось довольно неожиданно, и мне ничего не оставалось, кроме как пойти, куда глаза глядят. Мысли ползали заторможено, лениво. Голова раскалывалась от боли, а на предплечье саднила свежая царапина. Посмотрев вперед, я остановился. Передо мной из земли рос гигантский "гриб" - круглая лепешка на двух тонких ножках. Шляпка его была покрыта тонкой серебристой пленкой. "Гриб" выглядел совсем не аппетитно, но больше поблизости ничего не было. Делать нечего. Скрипнув зубами и отломив от шляпки небольшой кусочек, я нерешительно откусил чуток. Отвратительный вкус и столь же мерзкий запах сделали своё дело: меня согнуло в приступе рвоты. Во рту остался ужасный привкус, хотелось пить. Мне ничего не оставалось, кроме как брести дальше, проклиная злополучный "гриб"
      Время летело незаметно. Покружив по лесу, я наткнулся на небольшую полянку. Там то я наконец нашел то, что искал: между деревьев резвился какой-то странный зверек."Это" было похоже на пушистый мяч на четырех коротких ножках. Совсем небольшой, пару ладоней в высоту, он ловко прыгал и носился в разные стороны. Мне пришлось довольно долго наблюдать за ним , притаившись за кустом, а неугомонный зверек все носился без малейшего намека на усталость. Когда он, наконец, порезвившись вдоволь, присел, а может и прилег, у выступавшего из земли корня и стал греться в лучах солнца, у меня уже затекло все тело.Я поднял с земли камешек, прицелился и бросил его, целясь в зверька. Тот повернулся на звук прошуршавших листьев, отпрыгнул в сторону, и камень пролетел мимо. Глаза его удивленно расширились, но уже через миг помчался вглубь леса. Я вскочил, побежал за ним, но споткнулся о корень, упал и потерял сознание...
       Когда я очнулся, голова шла кругом, перед глазами летали разноцветные мушки. Я сел - и вдруг увидел под собой зверька. "Неужели раздавил?" Я устроился в тени раскидистого дерева. Нужно было как-то разжечь огонь. Палку о кору тереть? Не стоило и пробовать - занятие бесполезное.Что-то кольнуло ногу. И я с удивлением вытащил из кармана шорт осколок стекла! Провел по острой грани..Ай! Это зря. Из пореза тут же потекла алая струйка. Вытерев кровь сорванным листком, я с интересом рассматривал стекло. Сквозь него все казалось больше, чем было на самом деле...Рука сама потянулась к кучке заранее собранных сухих листьев и веточек. Я, стараясь унять дрожь, поднял руку со стеклышком, остановив "солнечного зайчика" на листьях . Наконец, поднялась легкая струйка дыма. Потом листья лизнул маленький язычок пламени и, разгораясь весело перескочил на веточки. Мне оставалось только подбрасывать в огонь ветки. В созерцании этого огня было что-то удивительно завораживающее. Вроде бы не большой костерок притягивал внимание, ни на секунду не давая перевести взгляд. Огонь будто танцевал никому неведомый, но древний, как сам мир, танец. И придавал ощущение полного и безоговорочного спокойствия. Все вокруг перестало существовать, остались лишь я и огонь...
      Из оцепенения меня вывела начавшая затекать нога. Пришлось встряхнуться и вставать. Снова пришлось суетиться. Я как мог приготовил мясо. В голове метались ничего не значащие и пустые мысли. Эти, даже не мысли - мыслишки, и стали последним ударом, в клочья разорвавшим мимолетное чувство безмятежности и удовлетворения. Поедая поджаренное мясо я снова и снова всматривался в костер, но то, особое ощущение, уже безвозвратно ушло, улетучилось, исчезло...
      Набитый живот не принес удовлетворения, напротив, захотелось пить, а все тело казалось неподъемным. Я неуклюже поднялся и побрел куда глаза глядят. От ходьбы сделалось еще хуже, меня начинало мутить, но жажда заставляла передвигать свинцовые ноги. Не помню, сколько я бродил между деревьев, пока с огромной радостью не услышал веселое журчание воды. Я упал на колени и стал с жадностью пить ледяную воду из звонкого родничка. Холодная вода неожиданно очистила голову, заставив мысли, а затем и все тело, избавиться от охватившей их тяжести. Мне было легко и хорошо лежать на мягкой траве возле тихо журчавшего ручья. Глаза закрылись сами собой, незаметно все мысли угасли.
      Мне снилось что-то темное, я не мог сделать ни единого вздоха. Проснувшись, я вскочил, легкие раздирало, все вокруг было в тумане, пахло гарью. Жадно глотая воздух и кашляя, я вдруг понял, что это не туман, а дым! "Костер!" - Пока я бежал, лишь одна короткая мысль билась в голове, словно птица в клетке. От дыма слезились глаза, меня мучил кашель. Деревья расступились, и я увидел, что огонь перекинулся на растущий рядом куст. Сочные листья и трава не дали огню распространиться, но из-за них дым и был настолько густым. Начав задыхаться, я побежал в сторону родника. Бежать пришлось долго, ноги то и дело подкашивались. Грудь разрывали сотни раскаленных игл, меня загибало от кашля.Дым потихоньку начинал рассеиваться. Над ручьем его уже не было совсем. Все тело ныло, дышать все еще было тяжело, хотя кашель почти прошел. И снова я жадно хлебал из ручья. И снова, напившись ледяной, до стука в зубах,воды, развалился на траве. Подул свежий ветерок, окончательно рассеяв запах гари.
      Я посмотрел в небо - начинало смеркаться. Спать под открытым небом мне совсем не улыбалось. Я решил построить вокруг дерева небольшой шалаш. Конечно он получился немного кособоким, но на одну ночь хватит. После этого я буквально валился с ног, да и солнце уже почти скрылось за кронами лесных исполинов. Было неописуемо приятно лежать на мягкой теплой земле, слушать шелест листьев и журчание родника. Я закрыл глаза, но долго не мог уснуть.
 отзывы (8) 
Оценить:  +  (+6)   
13:56 30.11.13
url  Debt Начинающий писатель
 отзывы (2) 
Оценить:  +  (+5)   
03:22 20.02.14
url  Debt Начинающий писатель
      Когда я проснулся то понял, что проспал далеко не пять минут. Была уже глухая ночь, правда на редкость светлая, дул пронизывающий ветер. А, посмотрев наверх, я так и обомлел. Верхушки деревьев были залиты бледно-желтым светом луны, от чего посверкивали серебром. Ветер в клочья рвал реденькие облака, прогоняя их прочь, словно не хотел закрывать бездонного неба. А небо! Это словно еще один мир! Огромный мир, наполненный сиянием тысячи огней; волшебный мир, полный своих загадок и необъяснимых чудес. Вон та яркая звезда представлялась одиноким огоньком дома в бескрайней степи. А вон то созвездие напоминало вставшую на дыбы лошадь. Это зрелище настолько захватывало, что казалось само время замедлило свой извечный бег чтобы полюбоваться открывшейся панорамой. Я боялся даже пошевелиться, дабы не нарушить величайшей гармонии ночи. В этой картине не было ничего из ряда вон выходящего, и в тоже время не было ничего лишнего. Как же часто мы не замечаем тот казалось бы простой, но в то же время бесконечно целостный и упорядоченный мир! Это нельзя передать словами, а можно лишь почувствовать.
       В кустах застрекотал сверчок, над кронами деревьев бесшумно пронеслась какая-то ночная птица. Казалось, что это могло изменить? Все! Я будто проснулся: почувствовал жажду, озноб, по телу пробежала волна дрожи. В голову налетели мириады никому не нужных ( в том числе и мне самому! ) мыслей. Хоть и была глубокая ночь спать совершенно не хотелось. Хотелось лишь пить. Да у меня же с утра ни капли во рту не было! Холодный ветер пробирал до дрожи, мне пришлось вскочить и побегать на месте, чтобы хоть как-то согреться. Нет, так больше нельзя! Нужно идти, все равно куда: я уже заблудился. От быстрого шага по телу начало разливаться живительное тепло, но очень скоро пришлось сбавить темп, потому что я начал задыхаться. В горле ужасно першило, и мне стоило больших усилий не обращать на это внимания. Не знаю сколько времени прошло, однако когда начало светать, я совершенно выбился из сил. Попытался было жевать листья, но это мало чем помогло, к тому же во рту осталась ужасная горечь.Перед глазами летали разноцветные мушки. Похоже только жажда заставляла меня переставлять ноги. Кажется, несколько раз я падал. Боль немного подгоняла меня и то лишь поначалу. Что было дальше я не помню. Вроде бы перед глазами все исчезло, я упал и больше не смог подняться...

Глава вторая
Рожденный заново


      Утро выдалось пасмурным. Плотные облака затянули небо, дул пронизывающий ветер. Корн сегодня собирался снова пересечь лес, а затем и границу. Из-за проклятой войны цены на железо подскочили до небывалых высот, а Империя требует все больше. Вчера снова приходил десятник, угрожал расправой, если не выполню заказ. И привел с собой двух каких-то амбалов. Рожи - ну чисто ребята с большой дороги!
- И смотри, чтоб все было качественное, а не как в прошлый раз! Понял, Корн? Не как в прошлый раз! - уходя, крикнул он.
       Да конечно! А материал необходимый мне с неба на голову свалится! Тьфу! В бездну тебя! Вот и приходится, рискуя шкурой, пробираться в графство, обходя караульни и прячась от патрулей. А по ту сторону границы ждет "доверенное лицо". Гном Дарин - торгаш редкостный, но товар поставляет всегда вовремя. Гномы они такие - на них всегда можно положиться. А кто не слыхал про гномью сталь - лучшую сталь во всем мире?
       Вот такие дела нынче творятся Империи. Трор накинул грубый суконный плащ и вышел из дома. Натянув капюшон он побрел в сторону леса и уже вышел за пределы небольшого селения, когда за спиной послышался топот бегущего человека.
- Несносный мальчишка! Вернись домой, Трор! я тебя все равно не возьму! Это слишком опасно! Знаешь, что будет, если нас увидят?
      Молодой парень на бегу одевал темно-синий плащ.
- Знаю, отец. - Он остановился возле Корна, - И ты это прекрасно понимаешь. Я уже достаточно взрослый, чтобы ходить с тобой!
- Что, волосики на подбородке пробились, сразу мужчиной себя почувствовал? - Мужчина усмехнулся, - Беги домой, да к моему приходу чтоб кузня сверкала и про уголь не забудь!
- Никуда я не пойду! Я уже вчера все сделал! - Трор вздохнул, - Как же я стану настоящим мужчиной, если не могу даже из дому вылезти? А если Мятежники до нас дойдут? Что я убегать буду со стариками да детьми?
      Корн строго посмотрел на единственного отпрыска, а после смерти Инвиль, еще и единственного родного человека. Как он быстро повзрослел! Сейчас на старого кузнеца смотрел уже статный юноша, тогда как еще вчера, кажется, был еще непоседлевым мальчишкой.
- Ладно. Но только, чтоб не слышал от тебя ни звука! Сам знаешь - если увидят, не сносить нам головы! - Корн не спеша зашагал в сторону леса.
- Отец, я!...
-Ни звука!
      Так как все тропы в лесу постоянно охранялись ( Граница-то в двух шагах!), приходилось идти через заросли и бурелом. Отец и сын медленно но верно приближались к границе бывшей Великой Империи. Когда мятежники убили наместника в Северном Графстве и захватили Нордвилль, огромная армия двинулась на город лишь за тем, чтобы обломать зубы у крепостных стен. В том бою сгинула и когда-то элитная "Серебряная" тысяча. После этого имперцы стали сдавать позиции. И вот сегодня Империя разорвана гражданской войной на две огромные части: новоиспеченное королевство Нордвилль и остатки Торбурской Империи.
Четвертый год шла кровопролитная война между имперцами и мятежниками, ужасная война, когда брат шел на брата, обнажив сталь. Казалось бы, откуда у мятежников армия, не уступающая регулярной имперской? Кто-то шептался по трактирам, что здесь не обошлось без магов. Но ведь они уже сотни лет и носа не кажут из своей Островной Академии! Хотя кто знает этих хитрецов, они могут и мятежникам помочь, за хорошую плату. Говорили еще что они снова набирают учеников. Втайне Корн мечтал отдать сына в Академию, но туда не поступишь за красивые глазки, да и старому кузнецу не хотелось оставаться одному.
      Неожиданно где-то справа послышались стук подбитых сапог и приглушенный разговор. Корн жестом приказал сыну спрятаться и сам упал на землю, затаившись возле ближайшего куста. Двое. Кажется, обычный патруль. Когда стук сапог затих вдали, кузнец поднялся. Откуда-то вышел Трор с кинжалом в руках.
- Они ушли? - одними губами шепнул он.
- Убери железо, парень.- Родитель строго посмотрел на сына- неужели ты хотел сражаться с нашими " доблестными защитникам" этим ножичком?
      Солнце уже стояло в зените, когда путники забрались в глухую часть леса. Здесь и до мятежа нечасто можно было встретить человека, а теперь можно было неделями плутать в одиночестве. Основная граница проходила восточнее, а здесь был тот небольшой перешеек, через который можно было перейти в Нордвилль. Он не имел стратегического значения, так как здесь могла пройти небольшая группа человек, а тяжелой пехоте здесь дороги не было.
-Отец!
- Ты когда-нибудь замолчишь, мальчишка? Ты своим криком всю Империю созовешь!
- Отец, здесь кто-то лежит! Кажется, он без сознания!
- Только этого нам не хватало - Корн нахмурил брови - Пошли отсюда! Быстро!
- Что ты говоришь?! Куда пошли? Неужели мы оставим его здесь одного?
- Это не наше дело, Трор! Идем скорее, его могут разыскивать!
      Он развернулся и сделал несколько шагов. Парень не двинулся с места.
- Маме было бы за тебя стыдно - Дрожащим голосом произнес Трор.
- Инвиль - Отец поднял на него тяжелый взгляд - уже давно нет. Она уже ничего не чувствует... Ничего!
      Мать умерла, когда Трору было одиннадцать. Поначалу он не мог найти себе места, по ночам тихо плакал в постели. Прошли годы и парень свыкся с мыслью, что ее больше нет. Однако Корна смерть жены на несколько недель буквально выбила из колеи. Трор уже давно заметил, что любое, даже косвенное, упоминание о матери заставляет отца надолго замыкаться в себе.
      Старый кузнец, не говоря ни слова, долгое время стоял, устремив в пустоту невидящий взгляд. Затем все также молча он подошел и склонился над лежащим человеком, приложив ухо к его груди.
- Кажется живой... Трор! Иди найди пару жердей подлиннее! - Хрипло приказал Корн, - И плащ мне отдай!
       Пока отец мастерил из плащей и веток импровизированные носилки, Трор внимательно осматривал найденного им парня. Одет он был странно - сыну старого кузнеца впервые приходилось видеть такую одежду. На сером лице выделялись бледные потрескавшиеся губы, темные круги под глазами. Похоже, парень потерял сознание от жажды.
Эта догадка тут же подтвердилась: он неожиданно приоткрыл глаза и прошептал всего лишь одно слово: " Воды!". Трор тут же поднес ему ко рту флягу. Несколько секунд тот жадно пил, потом дрожащей рукой отодвинул флягу.
- Ты... Кха! - он закашлялся - Ты кто?... - только сказал и тут же снова закрыл глаза.
       Трор повесил флягу на пояс. Подошел Корн.
- Давай положим его на носилки. И пойдем быстрей - скоро стемнеет.
      Вся обратная дорога прошла без происшествий. Когда они вышли из леса, солнце уже спряталось за кронами деревьев. Небо заволокло облаками, дул порывистый ветер. От кромки леса уже виднелись первые огоньки в окнах домов. Отсюда до деревни было рукой подать, но кузнец с сыном шли осторожно: здесь еще мог попасться пограничный отряд имперцев. Однако и тут им повезло: на дороге не встретилось ни одной души. Дверца дома, закрываясь, тихонько скрипнула, и больше ничто не нарушало тишину летней ночи.
      Хотя, тиха ли летняя ночь? Нет. Листья деревьев шуршат на ветру, ночные птицы отправляются на охоту. Природа не терпит пустоты, потому мир всегда наполнен звуками. Но сегодня был тот редкий случай, когда наступает затишье. Затишье перед бурей...
 отзывы (5) 
Оценить:  +  (+7)   
11:09 12.12.13
url  Debt Начинающий писатель
      Трор, как обычно, поднялся еще до восхода солнца и вышел из дома. Уже с самого утра погода не радовала: дул пронизывающий до костей ветер, накрапывал мелкий дождь. На красивый восход сегодня можно было не надеяться." Ну и пусть!" С тоской поглядывая на серое небо и кутаясь в плащ, сын старого кузнеца побрел на сеновал, под навес. Капли негромко стучали по крыше, строго придерживаясь установленного самой Природой ритма. Ночной сумрак нехотя отступал, хотя солнце так и не бросило из-за сплошной пелены туч ни единого лучика света. Трор сел лицом на восток, как делал это не один раз, и стал наблюдать за разворачивающейся перед ним панорамой. А сегодня представление обещало быть грандиозным. Дождь усиливался. В воздухе появился тот самый запах, скорее даже ощущение, которое возможно уловить лишь во время дождя. Где-то слева сверкнула вспышка молнии, а немного погодя ей раскатистым басом вторил громовой раскат. Вот еще одна вспышка озарила небо, ослепительно белая ветвь ударила в землю и, словно втянувшись в нее, исчезла. Гроза похожа на битву между небесами и землей. Копья-молнии безустанно летят, но лишь затем, чтобы разбиться о каменные щиты и бесследно исчезнуть. Небо яростно ревет, грохочут барабаны, призывая к бою все больше воинов, огромные ветви молний разят безмолвных каменных стражей. Твердь же земная похожа на холодного расчетливого полководца. В ее распоряжении нет легкой, подвижной конницы, зато есть тяжелая, но безупречно защищенная пехота. И этого было более чем достаточно для отражения молниеносных вражеских налетов. Но каждая битва рано или поздно заканчивается. Та же участь постигла и это противостояние. Небо умерило свой пыл, словно поняв: в сегодняшнем поединке не будет победителя, сегодня будут лишь павшие...
      Многие на месте Трора были бы поражены столь впечатляющим спектаклем стихий. Кто-то бы испугался, кто-то - стал восторгаться зрелищем. Кто-то, но только не он. Каждое утро сын кузнеца приходил сюда не затем, чтобы полюбоваться красотой встающего солнца. Конечно, он наблюдал за рассветом, видел и бури, подобные сегодняшней ( Хотя, пожалуй, нет. Сегодня в буйстве природы есть что-то особенное!). Но ум его занят был размышлениями далеко не о красоте пейзажей. Трор страстно жаждал битвы. Он уже словно наяву видел себя в сверкающих имперских доспехах восседающего на вороном коне. Вот ладонь сжимает шершавую рукоять тяжелого гладиуса, в воздухе свистят редкие стрелы. И с грозным боевым кличем имперская конница устремляется на разрозненные ряды мятежников. Те пятятся, затем вступают в непродолжительный бой и, конечно же, обращаются в бегство. По полю брани проносится победный возглас воинов Империи, а в небе гордо реет красно-синий штандарт...
      Но это были лишь фантазии. В реальности же Великая Империя сдавала позицию за позицией, и уже скоро, очень скоро война должна докатиться и до его, Трора, родного дома.
- Ну и долго ты собираешься здесь прохлаждаться? - Корн стоял на крыльце, хмуро поглядывая в небо. - Давай, поднимайся. Кажется наш друг приходит в себя.
* * *
      Это было похоже на глубокий сон без сновидений. Очень странный сон. Я словно спал, зная, что сплю, и не мог проснуться. Разум уже полностью "очнулся", а вот тело не спешило вырываться из беспамятства. Веки все никак не хотели подниматься, мышцы не слушались. И еще одна очень странная вещь - тишина. Тишина повсюду. Царство Тишины и Темноты - вот где гостил мой разум. Сколько я уже здесь пробыл? Здесь это не важно. Есть в мире такие места, в которых время течет ужасно быстро, есть места, где время тяжелое и вязкое, оно словно цепляется за вещи, не желая сдвигаться ни на секунду. А есть особенные места, где бег Великой реки не имеет значения, здесь у времени нет власти, потому что его здесь попросту нет. А что же тогда здесь есть? Пространство? Нет, пространства здесь тоже нет, ибо в сущности пространство - это всего лишь материальное проявление все того же времени времени...
      "Интересно, откуда я это все знаю? Может, это не мысли? Может кто-то все это говорит? Но я по-прежнему ничего не слышу! Такое ощущение, что кто-то "думает" у меня в голове. Кто-то чужой... Как странно!"
- Что с ним? Он словно спит с открытыми глазами! - Первый звук "снаружи". И опять - тишина... Но вот тишина медленно переходит в знакомый звон в ушах. В голову вползает монотонное постукивание по крыше. Дождь. Звуки казались невероятно громкими: капли барабанами стучали по перепонкам, и неожиданно прогремели ( по-другому не скажешь!) чьи-то тяжелые шаги. Послышался невероятно мелодичный звук переливаемой воды. " Вода!" Вспышка! Перед глазами наконец-то появилась пока еще мутная картинка: что-то темное над головой. "Крыша...". Глаза жгло. Я несколько раз моргнул. Это помогло - взор обрел четкость. Вместе со зрением возвращались и остальные чувства. Я лежал на чем-то ужасно жестком и неудобном. В воздухе стоял легкий запах дыма и каких-то засушенных трав. Такой объем информации просто вытеснил из головы все воспоминания до того времени, как я очнулся. Это словно забываешь с утра сон: ты просыпаешься с утра, и помнишь каждую деталь сновидения, но уже через минуту, не можешь вспомнить даже его общей картины.
- Ну что, очухался? - Спросил стоящий передо мной мужчина. Маленькие черные глаза его внимательно наблюдали за мной из под густых, кажется опаленных, бровей. Смуглое, морщинистое лицо, посеребренные сединой волосы - все в нем говорило о преклонном возрасте. Однако, широкие плечи, прямая спина и бугрящиеся на руках мышцы не позволяли назвать его стариком. Так наверное мог бы выглядеть стареющий богатырь. Рядом с ним, переминаясь с ноги на ногу, стоял парень лет двадцати. Худощавый и долговязый, чертами лица он все же был похож на первого. "Наверняка сын!"
- Где... я? - Слова не желали выходить из глотки. В горле першило. То небольшое усилие, которое понадобилось, чтобы произнести два простых слова, заставило меня зайтись в приступе сухого кашля. Мужчина подал мне деревянный ковш с водой.
- Это мой дом. Я - Корн, кузнец Серебряных ручьев, что в Империи. Это - мой сын Трор. А...
- Погоди, дядя. - Напившись, я отставил ковш, пролив холодной воды себе на грудь. - Какие еще ручьи, какая Империя?
- Ты откуда такой свалился? Торбурской Империи, конечно! Деревня Серебряные ручьи. - Звонкий голос парня (кажется, Трора?) прозвучал насмешливо.
- Самому бы знать, откуда... - Я тяжело вздохнул - Два дня по этому треклятому лесу бродил, чуть...
- Ты бы поел сначала, а потом уже и рассказывать будешь - Корн смотрел необычным взглядом, и я знал, что на меня уже давно никто так не глядел. Очень давно.
* * *
- И что, ты совсем ничего не помнишь? Даже имени? - Трор недоверчиво поднял брови.
- Зачем мне врать? - Я понимал, что нельзя вот так все рассказывать им, но что-то внутри меня подсказывало, что этим людям можно довериться. Возможно, это еще обернется против меня, но об этом лучше даже не думать.
- Зачем врать? Ну причин на самом деле может быть много. Например, ты можешь быть лазутчиком - шпионом Нордвилля. Или ты скрываешься от правосудия. Ну что? Может пойти, представить тебя десятнику? У них разговор недолгий - чуть что, сразу на дыбу. - Корн буквально буравил меня взглядом.
- Я что, похож на преступника или шпиона? - Я старался, чтобы эти слова прозвучали уверенно и чуть насмешливо. Но голос все таки дрогнул - старик изрядно напугал меня своими словами.
- Что, небось уже в штаны намочил? - Корн засмеялся - Не бойся, в своих лохмотьях ты, скорее, похож на нищего!
      Мы разговаривали, сидя за массивным деревянным столом и прихлебывая из деревянных же кружек горячий густой напиток ( не помню, как он называется ). По всему телу разливалось приятное тепло.
- Ну, нельзя мне засиживаться, - Кузнец встал и со стуком поставил опустевшую кружку - У меня дел в кузне по горло. Ты тут объясни гостю нашему что к чему. Похоже, сегодня вам придется самим к Дарину идти. -Корн посмотрел на сына пронзительным взглядом и вышел, закрыв тихонько скрипнувшую дверь.
- Дарин?
- Гном. Мы когда тебя нашли, как раз пробирались к нему - он нам частенько сталь поставляет. - Трор поглядывал на меня с интересом.
- Гном?! - Я поперхнулся. - Какой еще гном?
- Самый обычный. Коренастый бородатый коротышка, торгаш - все они, гномы, такие. Свой грош не упустят, будь уверен! Хотя руки у них, как говорится, золотые. Оружие какое куют - глаз не оторвать! А доспехи! Гномью кольчугу ни один меч не пробьет! - Парень мечтательно поднял глаза.
      Я даже рот раскрыл. Я точно помнил, что ни каких гномов в жизни не встречал.
- Ты откуда такой взялся? - Трор заметил мое замешательство ("Еще бы не заметить!"). - Неужели, про гномов не слышал?
- Я уже говорил, что ничего не помню.
- Я сначала думал, ты с Нордвилля,но теперь ясно, что ты явно не наших мест. Да и язык у тебя странный. Неужели из-за моря?
      " Язык? " Только сейчас я обратил на это внимание. И кузнец, и его сын говорили на другом языке! И все же я понимал их, а они - меня! Данное обстоятельство окончательно сразило меня. Я невидящим взглядом уставился перед собой.
- Как мы можем понимать друг-друга, если говорим на разных языках? - Трор, видимо, догадался, что я заметил это только сейчас, - Это подарок магов, что из Академии на востоке. Когда-то давно мы бились бок о бок, и после победы Архимаг и еще несколько его приближенных наложили заклятье на всю Империю.
      Сын кузнеца улыбался, видя мое состояние. А я был полностью подавлен. " Гномы, маги, Империя? Где я оказался? И откуда я тогда сам?" Мысли бешено метались в голове. Они словно бились о стенки черепа: может от этого так разболелась голова? Мне нужно было отдохнуть. Короткий разговор с Трором опустошил меня совершенно.
- Я пойду, прилягу. Что-то мне нехорошо. - Даже голос изменился: какой-то тихий хрипловатый полушепот.
А парень все также молча, улыбаясь, смотрел на меня...
 отзывы (3) 
Оценить:  +  (+7)   
11:56 07.12.13
url  Debt Начинающий писатель
      Немного спустя Трор ушел - хлопнула дверь.А я так и не уснул. Лежать на широкой жесткой скамье было ужасно неудобно. Я поднялся. Мысли вдруг стали очень четкими. Я не могу здесь засиживаться. Нужно было действовать. Время на раздумья истекло.
      Я вышел на улицу. Дул свежий прохладный ветер. После утренней грозы в воздухе все еще воздухе чувствовалось напряжение. Справа от крыльца стояла деревянная бочка, наполненная водой. Подошел, посмотрел на отражение в воде. Кто это? Прямые черты лица, темные волосы. И глаза - странные, чужие глаза. Правый - карий, и левый - серо-зеленый. Я словно смотрел на картину. Портрет совершенно незнакомого человека. Плеснул холодной воды в лицо - сразу словно проснулся. Будто с разбегу влетел в полный звуков и ощущений мир.
      Послышался звон железа. Я обернулся - звук доносился из-за прикрытой двери низкого покосившегося строения. Из трубы на крыше валил дым. Поколебавшись, я открыл дверь и вошел. Длинное помещение оказалось кузней. Справа, вдоль стены тянулся массивный стол с инструментами. Возле наковальни в дальнем углу стоял Корн. Он непрерывно стучал молотом по раскаленной заготовке. Даже не взглянул в мою сторону. Рядом, у огромной печи, стоял Трор. Кажется, плавил железо. Парень коротко кивнул мне.
- Там, под верстаком, мешок с углем. Поставь сюда - Он показал пальцем - Одевай перчатки и иди ко мне.
      Казалось, кузнец и его сын могли работать вечно. Я же через пару часов просто валился с ног. Посмеиваясь, Трор спросил, не устал ли я. Корн за работой хранил молчание. Меня поразила его выносливость: так орудовать молотом целый день не всякий сможет. За окном уже стемнело, и кузню освещал лишь огонь печи. Корн убирал заготовки. Трор показывал мне, как затачивать меч. Лезвие только что выкованного короткого, но тяжелого гладиуса сверкало в свете угасающего огня. Кузнец ушел.
- Ну вот, еще один для имперцев. - с этими словами он бросил меч в ящик с дюжиной таких же. - Хочешь, я покажу шедевры отца?
Он ковал их на продажу, еще до мятежа.
      Он взял с полки ключ и отпер замок на массивной двери. За ней оказалась небольшая комнатушка с полками и стойкой для мечей. На верхних полках лежала пара латных перчаток. Внизу стояли кожаные сапоги с пластинчатыми стальными наколенниками. В углу висела, поблескивая, кольчуга. Но более всего мое внимание привлекла стойка. На ней висел длинный полутораручный меч. На лезвии было искусно выгравировано переплетение ветвей и листьев. Простая рукоять, обмотанная кожаной лентой заканчивалась противовесом в виде короны.
- Это - Вепрь - его собственный меч, - Парень не без гордости смотрел на меня - Отец говорил, что когда-нибудь и я пойду с ним в бой.
      Мы молча закрыли кузницу и не разговаривали уже до самой ночи. После легкого ужина Трор лишь сказал, что завтра рано утром мы пойдем к Дарину и посоветовал мне хорошенько выспаться.
      Трор разбудил меня еще до восхода. Я умылся. Холодная вода помогла немного взбодриться. За довольно скромным завтраком кузнец и его сын объяснили, что мы должны сделать.
- Вот какая штука получается, - начал Корн - Мы как раз направлялись к этому торгашу Дарину, когда тебя подобрали.
- Гномы продают нам сталь и не только - Трор заговорщицки подмигнул мне. И тут же умолк, посмотрев на отца.
- Так вот, мы шли к нему за сталью. - С нажимом сказал кузнец - Я сейчас не смогу пойти с сыном, а у тебя перед нами должок.
      Я не возражал. У меня просто не было выхода. Хотя идти неведомо куда мне совсем не улыбалось.
- Дело в том, что сейчас в Империи междоусобица. Естественно, пересечение границы, а именно это вам и надо будет сделать, незаконно. Трор дорогу знает, но будьте осторожны! Сначала загляните в кузницу, я там одежду теплую приготовил. И поторапливайтесь - солнце вот-вот встанет.
      Вскоре мы с Трором уже шагали в сторону леса. Пронизывающий ветер заставлял кутаться в предусмотрительно захваченный теплый плащ. Пояс непривычно оттягивали ножны с коротким мечом.
- Про какую междоусобицу говорил твой отец?
       Трор даже приостановился.
- Ты и верно чудак! Как это "про какую междоусобицу"?! Великая Империя и Нордвилльское графство! Уже четвертый год воюют!
Ты не знаешь, или не помнишь? - Он в упор смотрел на меня.
- Откуда я могу знать, не помню я или нет? - Я уже жалел, что заговорил с ним. Парень мне не нравился, но выбирать не приходилось. - Может ты просто все мне расскажешь?
- Ага, а расположение сил Империи Торбурской тебе не отметить на карте?
- Причем тут расположение сил? Ты думаешь, я - шпион?
- Ну вот, опять поверил! - Трор засмеялся - Какой ты все-таки наивный!
      Либо я совершенно ничего не понимал, либо парень попросту издевался надо мной. Должно быть, раздражение отразилось у меня на лице.
- Ой, какие мы обидчивые! - Он фыркнул. - Ну ладно, я расскажу. Слушай же и не говори, что не слышал!
      Его поведение меня просто взбесило. Но я предпочел молчать. Этот "шутник" был мне нужен.
- Значит, слушай. - Трор скорчил серьезно-задумчивую гримасу и продолжал - Вот уже столетия на этих землях простирается Великая Торбурская Империя. Империя людей. Говорят, когда-то здесь были и нелюди, да только кроме гномов уже давно здесь никого нет. Ушли. Люди заселили весь материк от Гиросского моря на юге, до Ледяного острова на севере и от Восточных пустынь, до Гномьих гор на западе. Даже на негостеприимном острове Одис-Тан, что в Закатных водах, нашли приют изгои Империи и варвары. Велика была Империя Торбурская! Даже когда пришли орды нелюди с Заката, отстояли мы свою землю. Не без помощи магов, конечно. Тогда Империю и стали называть Великой.
       Я внимательно слушал его. Всего моего раздражения как не бывало. Трор рассказывал все это, гримасничая и дурачась. Между тем мы уже вошли под тень деревьев. Видимо, сын кузнеца отлично знал дорогу, он даже ни разу не остановился. Солнце уже начало свой путь по небосклону, но в лесу царил полумрак.
- И вот, три с лишним года назад мятежники, будь они прокляты, убили наместника в графстве Нордвилль. Не успевшие соединиться отряды Имперской армии были разбиты по одиночке. Когда же имперцы смогли наконец объединиться, то большей частью полегли под стенами Соунберга из-за неумелого командования. Говорят, мятежникам помогали маги. Во всяком случае под властью повстанцев оказалось все Северное графство и портовый город Хорибор. Сейчас обе стороны зализывают раны после большого столкновения у Бронтейма. Тогда битва закончилась почти полным взаимным истреблением. Кстати, скоро будем проходить сторожевую линию, так что гляди в оба! И постарайся не шуметь.
      Парень замолчал. Я и не заметил, как мы оказались в тени древесных гигантов. Наверное, мы пробирались по самому сердцу древнего леса. Кругом, насколько хватало взгляда, не было и намека на хоженую тропинку. Трор шел очень уверенно, и я решил не беспокоиться.
 отзывы (0) 
Оценить:  +  (+4)   
03:45 13.01.14