Главная

Поиск


?

Вопросы






FAQ

Форум

Авторы

Фантастика » Юмористическая фантастика »

Легенда о Мудоструне

url  Bastrik Матёрый писатель
О бедном тролле замолвите слово. Текст содержит взрослые сцены. Детям до 16 лет читать запрещается.
 отзывы (1) 
Оценить:  +  (0)   
04:30 26.09.12
url  Bastrik Матёрый писатель
Далекие стародавние времена, в горном ущелье, уединенно, жила семья троллей. В одно распрекрасное утро там родился мальчик. Мать с отцом, когда его в первый раз увидели, обнаружили довольно большую «пипку».
О!- возгордился отец, - будет славный продолжатель рода. Мальчик быстро рос, и, еще быстрее росло его «достоинство». У него очень рано открылись музыкальные способности; он обладал абсолютным слухом и чудным голосом. В семь лет отец научил сына азам игры на гитаре. Мальчик все свободное время пел, бренча по струнам. В честь его музыкальных способностей его назвали - Струн.
Пещера, где жило семейство, была далеко от поселения троллей, но все же слух о даровитом мальчике прошел и туда. Раз его маленького лечила старуха – знахарка из эльфов, специально приглашённая к троллям; она увидела его не скромные размеры, и шепнула, кому то, и пошел слух по горам - о голосистом и мудастом.
Он уже в юношестве понял, приобщение со сверстниками, о своем отличии, и очень переживал из-за этого. Парни, с кем он общался, тоже обнаружили его аномалию, и подшучивали над ним. И его стали про себя называть Мудак, и, приклеила ему молва приставку Мудо к Струну, и стали его звать Мудострун. От юношеской гиперсексуальности его «большой друг» был в постоянно в приподнятом «настроении», его чрезмерная выпуклость бросалась в глаза, и мешала ходить. На молодежных посиделках девушки слушали его пение, но их мысли были, о другом, они посмеивались, переговариваясь между собой. Он понимал, над чем, они шушукаются, и, это его сильно смущало. Он хотел быть популярен из-за своего великолепного голоса и душевных качеств, красивых песен и музыки, а не великого пениса. Вот он не выдержав мученья, от страха, что избранница поднимет его на смех, увидев «чрезмерность». Он взял все самоцветы, которые с таким трудом отрыл в горах, и пошел на поклон к эльфийской старухе, знахарке, попросить, чтоб уменьшила размеры его «аппарата».
Долго ли коротко ли шел он, все-таки попал в эльфийский лес. Там чудом поймал, стрелы Эльфо – охраны, и был сам пойман, но откупился самоцветами.
Старуха хоть и была бессмертная, но уже устала от колдовских и лекарских дел, ушла на пенсию, поручив дела своей 200 летней, смешливой, востроухой блондинки - внучке, по имени Дуси. Чтоб больше было доверия, внучка встречала «гостей» под темной вуалью, подражала скрипучему голосу своей бабки. Приклеенные ногти хищно торчали из дыр черных перчаток.
И так, постучался Мудострун к двухсот летней миловидной, юной особе. Она быстренько накинула черную вуаль. Была одета в черном платье, на руках черные перчатки, ну с такими «когтями», не дать не взять эльфийская Баба - Яга. Скрипучим голосом говорит:
- Заходи, кто уж там. – Наш Мудострунище и входит. Смотрит: полумрак, чадят свечи, магический кристалл крутится на блюдечки.
-Здравствуй бабушка.
- Чего пожаловал хлопец? Вижу, троллиной расы будишь, как тебя в нашем лесу стража не подстрелила, как куропатку.
- Да, не спрашивай бабушка.- При слове бабушка, колдунья хмыкнула, еле сдерживая смех. - У меня охранная грамота из самоцветов, если меня вылечишь, и тебя одарю. Вот, полюбуйся,- и он высыпал на стол горсть самоцветов. Камушки заиграли гранями. Дивчина залюбовалась ими, глазки так и вспыхнули, сквозь темную вуаль.
- Рассказывай, что у тебя случилось? Какая хвороба на тебя напала?
- Ну, это вообще-то это не болезнь. Я просто от рождения обладаю дубинкой, даже не дубинкой, а дубиной, - смущенно выдавил из себя Мудострун
- Дремучие тролли до сих пор дерутся дубинами? Я оружие не колдую, лучше обратится к гномам, они тебе за эти самоцветы, и палицу и меч выкуют.
- Ты меня не поняли бабушка. У меня живая «палица» в штанах,- решил он играть в открытую. Девчонка чуть не поперхнулась. Она рот раскрыла от удивления и, не могла слово вымолвить. Пауза затянулась.
- Можете уменьшить мое толстое непотребство? Минутная растерянность прошла. В глазах Дуси загорелись озорные огоньки.
- Ну хорошо попробуем, что нибудь наколдовать. Показывай свою «дубину». Надо определить, насколько она огромная? Хватит у меня магии? - Ох как она пожалела, что это сказала. Она ведь не «бабка», а совсем еще девица, и, с такими «приборами», (тем более у эльфов они малюсенькие), дела не имела. Мудострун плюхнул «докторскую» на стол. Дуси включила все свои магические силы, чтобы не грохнутся в обморок. Участившиеся дыхание, сбивало магический настрой.
-Блин, так расклеится при виде «питона» разомлевшего на солнце,- повисла у нее мысль в голове. Она вот минутное замешательство прошло, она немого успокоилась. Но все же глубокое порывистое дыхание вздымало ее девичью грудь. Она взяла палочку служившею одновременно указкой и волшебной палочкой и орудием наказания - бабулька больно шлепала внучку по мягкому месту, если та чересчур проказничала. К ней не только вернулась присутствие духа, но и появилась какая то бесшабашная веселость. Вот она тыкнул тупым концом, этой указки в это «нечто» и сказала.
-Какая это дубина, это, похоже гигантскую сосиску.
- На что?- Мудострун даже оскорбился.- И не какая это не сосиска. Если ты была не старой бабка, это сосиска превратилась было в дубину. Слово бабка не понравилась Дуси, и, она психанула (хотя это совсем не к лицу начинающий колдуньи).
- Это я старая бабка!?- И она сдернула с себя вуаль. Красивое, молодое личико, открылось троллю. Девица ехидно улыбаясь, смотрела на Мудоструна. И без всякого волшебства, своя же «дубина», огрела его по лбу. И он от неожиданности или от перевозбуждения или от удара или оттого и всего вместе, он грохнулся на пол. Дуси перепугалась, давай приводить Мудоструна в чувство, забыв про свою магию. Била его по щекам, крутясь, два раза запнулась об его «достоинство». Побежала за холодной водой.
- Что здесь происходит? - вдруг раздался голос настоящей бабки.- Вот мерзавка только я на пенсию, так она уже с парнями кувыркается, и, врезала указкой по жопе Дуси. Та взвизгнула, и отскочили к стене.- Да еще с кем? С троллем! В заповедном лесу!
- Ой! бабушка вы не о том подумали!- Бабка опять врезала ее по спине.
-Ой, ёй, ёй! – Она отскочила в сторону.- Ой! Бабуля я все тебе расскажу.
- Он, что тебя колбасой прельстил.
- Ну, какая это колбаса бабуля, это член.
- Член ? Убью мерзавка! После нескольких кругов по комнате. Дуси все-таки удалось, бабки объяснить, зачем пришел тролль.- А ну марш за ширму, и учись как огромные члены превращать в маленькие письки. Старух, экономя магический потенциал, сунула поднос Мудоструну, ватку нашатыря. Он резко дернулся, открыл глаза, увидел пред собой сморщенное лицо, с густыми, нависшими бровями, огромным орлиным носом - бабы яги. От такого образа эрекция превратилась в «коррекцию»; член уменьшался на глазах. Старуха схватила его рукой.
- Что милай, уменьшит в размерах?
- Да бабуля.- Она наклонилась, и дунула. И член исчез ее в руке.- Ну, бабуля я просил не до такой же степени.
-Писать сможешь. А вот с девками? Не знаю, как получится. И, не зли меня, а то вообще в таракана превращу.- Мудострун выскочил и землянки колдуньи как ошпаренный.
Добравшись до своих гор, Мудострун впал в еще большею меланхолию. Он удалился от всего мира. Ведь все знали, что у него огромный; теперь у него, наверное, самый мизер.
Он ушел из дома, поселился пещере, где жил один, сторонясь сородичей, помышляя охотой и рыбной ловлей. Иногда спускался в долину, продать самоцветов, что бы купить немного и муки и соли, там он почти не с кем не разговаривая, удалялся опять свои горы. По вечерам из пещеры раздавались грустные и мелодии.
***
- В это время неподалёку охотился знатный, богатый человек, по имени Скупорд со своим другом, и, с большой свитой из прислуги. С ним была дочь, довольно взбалмошная, своенравная, избалованная особа. Собственно он ее не хотел брать; она сама напросилась, довела, своим просьбами попашу до белого каления. Богач взял в горы проводника, из местных жителей - старого тролля, который знал хорошо эти горы, где пасутся дикие бараны, великолепная дичь для охоты. Дочь беспрестанно, хныкала в пути, изводила папашу, хотя все переходы она совершала на осле, это выносливое животное могло пройти по узким тропам, где и не всегда могла пройти лошадь. Вся остальная копания шла пешком. Носильщики несли большие баулы с поклажей. Сам богач с другом двигались налегке, имея за плечами только лук и стрелы. Сам Клопильда, его дочь (будим звать мягко Клопи) дулась папу, из-за того что она вместо лошади, ехала на ишаке. Но лошади в тех местах были большая редкость, даже для Скупорда были не по карману. Рядом с ишаком, на котором ехала Клопи, шел друг ее попаши - местный бай, кстати, он имел виды на неё в плане женитьбы.
Клопи была в шатре, на первой ночевке в горах, когда у костра, тролль - проводник, посмеиваясь, рассказал, о том, что этих местах живет отшельником Мудострун, он поет песни, и, не стесняясь, поведал об его « огромном достоинстве». Клопи загорелось его увидеть, только не понятно, то ли его самого или ….. На другой день, вечером, когда они разбили шатры в ущелье горной речки, проводник и сказал.
- Вон там , на террасе, где растут на лугу цветы, выше в горах пещера Мудоструна. Тут Клопи сразу же захотелось размять ноги, подняться вверх, увидеть, на небольшом возвышении полянку с красивейшими эдельвейсами, в сопровождение охранника и проводника. Те молча согласились, и шли, рядом чертыхаясь на несносную девчонку. А вот девчонка кроме вредности и сварливости, еще была толстенькая, с курносым носиком обсыпанным веснушками, вечно задранным вверх; полными губками и пухленькими щечками. Миловидная злючка. Собственно она кое-что себе натерла, трясясь, целый день на ишаке. Но, все же пыхтя, подымалась по склону. Полнота была ей к лицу, у нее было крутые бедра, талия, грудь « знойных размеров». Поднявшись выше, где уже не доносился шум горной речки. Они услышали песню, струившеюся над альпийским лугом.
- Слышите? Что это? Кто поет? – спросила Клопилда, вся превратившись вслух. - Это поет менестрель, Мудострун, с самым большим членом в округе. Может быть, даже во всех смутных горах, вот так без обиняков ответил проводник (что вы хотите, он же тролль), чуть смутил даму, но она сделала вид, что ничего не расслышала. – Он очень живет отшельником и сторонится людей.
- Ой! Как интересно! Давайте скрытно подойдем по ближе. Я хочу посмотреть на этого Мудоструна.
- Но вам вряд ли, что-то увидишь, ведь он в штанах.
- Заткнись, тупой хам! Меня вообще не интересует его член, если он даже толще и длиннее драконьего,- немного слукавила Клопи. Ее уж очень заинтересовало «мудо» Мудоструна.
-Вот у драконов как раз и не большие, и вообще они, как курицы несут яйца.
Молчи дурак, если ты не заткнешься. Я скажу папочки и точно «твой» уменьшит наполовину и язык тоже.
- Он чурается всех, и людей и троллей. Ведет очень скрытный образ. Брегет свое сокровище от посторонних глаз.
- Надо к нему подойти скрытно, и послушать его песенки, сказала Клопи.- Они стали, перемещаясь не заметно куста к камню. Довольно близко подошли к Мудоструну. Он сидел на камне и грустно пел.
- Оставьте меня одну идите в лагерь, отцу скажите, что я цветочки собираю, приду позже. Живо выполняйте приказ, и не вздумайте ослушаться.
- Как прикажите, госпожа.
- Верней, нет, стойте. Проводник отправляйся один, соври что-нибудь отцу, охранник останься. Проводник удалился.- А ты охраняй меня, стой в отдалении, и не кому не рассказывай, что там увидел, а то поплатишься жизнью.- Она сверкнула зло глазенками на совсем растерявшегося охранника. – Понял?
- Все понятно госпожа.
- И сделай так, чтоб тебя тролль не обнаружил. Теперь исчезни.- Клопе решила притвориться, что сильно повредила ногу. Она легла на ровном месте, развязала шнуровку на юбке, оголив бедро, распахнув куртку довольно прилично раскрыв декольте, сделав так, что грудь почти вывалилась из рубашки; сделала гримасу, как будто ей сильно больно, и закричала:
- Помогите! Помогите!- Первым делом прибежал охранник:
- Что с вами случилось госпожа? Он удивленно уставился на обнаженное бедро, и приглядно оголившийся верх груди.
- Что вылупился? Вот тупоголовый! Проваливай, и не подходи, пока я тебя не позову
- Понял,- сказал охранник, и удалился в соседние кусты.
-Помогите! - она закричала громче. Теперь ее голос услышал Мудострун, побежал на зов.
- Кто вы? что с вами случилось,- он подскочил к ней, и припал на одно колено.
- Ой, как больно! Я, наверное, сломала ногу Клопи, картинно имитировала боль, выгнув дугой спину, подалась всей грудью к Мудоструну.
- Кто вы? И как попали в наши края?
- Как больно!
- Разрешите я посмотрю.
-Да конечно, если вам не трудно. Сссс как больно.- Дуси зажурила глаза и откинулась на спину
Он осторожно еще больше открыл разрез юбки и ощупал ногу от голени до бедра.
- Странно опухоли нет, синяка тоже. Возможно вывих. Давай я попробую вставить сустав на место. Возможно будет не много больно.
- Хорошо лечите меня, только не выдерните мне ногу совсем, вижу какой ты сильный. Мудострун взял осторожно ногу в руки и, резко дернул. Раздался хруст, и нога благополучно вывихнута. Клопи ойкнула, и от боли потеряла сознание. Мудострун перепугался. Суетливо расстегнул курточку, вывалил уже совсем спелые груди. Четыре раза он надавил на грудную клетку, и приложился к ее «сахарным» устам (какие-то магические действия или просто искусственное дыхание). Увидел дел все это охранник, понял, что пошло что-то не так. Выхватил меч, он выскочил из кустов, бросился защищать свою госпожу.
-Отойди от госпожи гад! Фигура с мечем, нарастала стремительно. Мудострун вскочил на ноги, и наряжено уперся в глаза, надвигающемуся войну, дубина которую он всегда брал с собой была рядом - в метре от него. Нападавший видел это, и что бы ни допустить Мудоструна к оружию, провел резкий, без замаха, секущий удар мечем. Мудострун импульсивно, втянул живот и лезвие скользнуло, вблизи, чуть не распорола ему брюхо.
-Серьёзный парень, - мелькнула у него мысль.
Умри гад!- и уже меч, сделав дугу, гильотиной рухнул на тролля с веху, готовый рассечь его надвое. Тролль, ушел от удара, развернув корпус одновременно сделав шаг сблизившись с противником. Меч просвистев, вниз не встретив препятствия. Стремительный рывок, на сближение, обладая не дюжей силой, тролль обхватил стражника, и кинул его на землю. Человек полетел головой вниз и ударился лбом об камень, меч, звеня, отскочил в сторону. Стражник остался лежать недвижим. Мельком взглянув на тело, Мудострун бросился к девушке, которая все еще находилась без сознания. Он быстро встал на колени, приложив ухо к груди, ощущая приятное тепло, мягкость кожи, и самое главное, удары сердца и дыхание. Тролль понимал, что вляпался в жуткую историю, сейчас сюда придут люди, и кроме того, ему было очень жаль девушку. Он взметнул руки к небу, в знак непомерного горя, издал задавленный рык, что вероятно означало.- Что я сделал, козел!- Но, у него не было слов, чтоб отругать себя этими последними словами, остался просто задавленный вопль, отчаянья и свирепой злобы на себя. Он уже любил эту человеческую, распластанную передним, и кое где нагою, девушку. Он взял ее на руки, (О! где то это уже было - Как Квазимодо Эсмиральда), и быстро понес вверх по склону. Из глубоко посаженных глаз катились крупные слезы, (сентиментальность редкая черта в троллиной расы). Мудострун шел с девушкой в себе в пещеру, и не туда, где был главный вход, который знали все, а в другой запасной, скрытый, не большой лаз, о котором знал только Мудострун. Он зашел в этот тайный вход. Долго шел по лабиринтам с драгоценным грузом, и наконец, попал в довольно обширный зал, куда в глубокую в расселину под потолком даже проникал дневной свет. Здесь было довольно сухо и тепло. Не большой ручеек, наполнял вырубленное в скале корыто, своего рода ванна Мудоструна, проточной водой. Кстати, там же уединялись Альфред и Шиза, вот только ручек давно высох.
-Теперь нас, не кто не найдет! И я тебя вылечу моя красавица,- сказал Мудострун и припал к губам девушки, делать искусственное дыхание, и одновременно массаж сердца. Естественно от такой реанимации девочка очнулась. И раздался звук звонкой пощечины.
-Чмок!- Мудострун отпрянул. Клопи, морщась от боли, запахнула куртку, прикрыв грудь.
- Что ты со мной сделал, урод? На хрена ты мне сломал ногу? – зло выругалась Клопи, страдая от боли.
- Я тебе не сломал ногу, это просто небольшое растяжение, - оправдывался Мудострун.
- Где это я? Куда ты меня притащил, сволочь?
- Это моя пещера, здесь ты будешь в полной безопасности.
- Какая к чету безопасность, неси меня в лагерь. И где мой стражник? И зачем я поперлась в эти дебильные горы.
- Он кинулся на меня с мечем, но споткнулся, и ударился головой об камень, но я его лечить не стал.
- О, тапок некроманта! Ты мне ногу сломал, и еще прибил моего стражника, лучшего война отца. Немедленно неси меня в лагерь, и оставь, где-нибудь не далеко, чтоб я могла криком привлечь людей. Я не могу, находится в этом жутком месте, с тобой вонючим, и потным уродом. Мудострун потянул носом воздух, как бы принюхиваясь, и потом украдкой нюхнул у себя подмышкой. Все благоухало.
- Хорошо, хорошо. Я отнесу тебя, куда ты захочешь, я покорный твой раб моя госпожа.
- Не пялься на меня. Неси меня, меня быстро, к папе.- Он попытался ее приподнять.- О ооо! Тапок некроманта, как мне больно. – У нее потемнело в глазах, и она опять лишилась, чувств. Мудострун, припал в благородном порыве искусственного дыхания, к полным, чувственным губам, «мня» в прямом сердечном массаже, молочно белые купала персей. Очнувшись, Клопи решила чуть просимулировать обморок.
- А что, пускай поразминает, морда троллиная. Ведь страстно, целуется губошлеп противный. Кода импульсивный массаж перешел границы страсти, и Мудострун случайно задел повреждённую ногу Клопи.
- Ой! Мама!- Опять от боли завопила она. Ты, что это со мной делаешь, урод паршивый.
- Ой ёй ёй моя, госпожа, я увидел, что вы сомлели, и, всевозможными пасами хотел вас вывести из синкопального состояния.
- Зачем губы муслявил поганец?
- Дух жизни в тебя вдувал госпожа.

¬- Сиськи, зачем мял, наглый?- Клопи с хитрым прищуром, взглянула на Мудоструна.
- Массаж сердца, так сказать,- ответил Мудострун.
- Ты бы лучше ногу полечил, скотина. Лед надобно приложить, видишь, как распухла - будит как у мастодонта.
- Сейчас госпожа, я принесу лед. Мудострун ушел, оставшись одна, Клопи задумалась:
-И что я здесь делаю в этой троллиной пещере? Нашла приключения на свою голову. Вообще то, этот уродец не чего такой - обстоятельный, и пахнет от него травами, ручищи огромные, а сиськи нежно лапал. Да и целуется подлец в засос «обстоятельно». Эх! папка убьет - меня и тролля. А что? Я скажу: Меня тролль украл, и к себе в пещеру утащил.
-А вдруг он надругается надо мной?
-Я ему надругаюсь! Я ему яйца то откручу. Хотя, поживем - увидим. – Она улыбнулась своим мыслям. Для начала пусть ногу вылечит подлец, а там посмотрим. Пришел тролль:
- Вот госпожа, лед принес,
-Ну, прикладывай к ноге, раз принес, - она приоткрыл, скрытую рогожей ногу.
- Видишь как ты, нечисть, даму изуродовал. - Действительно нога горела, опухала куда-то под юбку. Тролль приложил завернутый в ткань лед, и стал им водить по горячей ноге Клопи.
- Как хорошо? Не сильно холодно?
- Три уж мерзавец. Мудострун протирал ногу кругами, подымался все выше и выше по бедру, стремясь в жаркие, страстные без приделы.
-Куда? А ну брысь!
- Ну, опухоль ведь едет выше.
-Я тебе дам выше. Ну, подлец, изуродовал девчонку. Хоть глаза то закрой и руками не трогай, только льдом. Тролль с готовностью закрыл глаза, и уже смелее начал кругами подыматься по бедру. Клопи тоже, зажмурила глаза. Нога горела и подергивалась от боли. Но боль убывала, была, не такой отстрою, скорее – тупые, ноющие отголоски прежней боли, но готова острой болью, как иглой пронзить тело при любом шевелении. Лед скользил по телу, приносил явное успокоение, снимая горячку. Мудострун уже ловко шуровал рукой под юбкой, лед таял у него в его руке. Тань юбки была мокрая в районе бедра. Это холодное воздействие, успокаивало, чуть снимая жар и припухлость. Радуясь, что боль притихала, ей начали, нравились, заводные, приятные движения руки, Мудоструна, который почувствовал, дозволенность, и проникал в не дозволенные е места, и уже трусики стали, мокрыми от тающего льда, и это спровоцировала у Клопи желания «пипи». Она с ужасом отрыла глаза, и уже сладострастные чувства, едва нахлынувшие, резко исчезли. Паника от того, как она будет делать «пипи» с большой ногой, охватила ее.
-Как об это сказать троллю?- у нее язык не поворачивался.- Покинь меня мерзавец, я хочу побыть одна. Тролль удалился. Долго не решалась, что предпринять, но позывы принудили ее к действию. С превеликими муками, искусав губы от боли, со слезами на глазах, она все же совершила это житейское дело, упала в бессилии на травяную постель. Пришел тролль:
-Как вы себя чувствуете госпожа?
- Уйди изверг.- Он закрыла глаза и затихала. Тролль прикрыл ее соломенным одеялом и удалился.
А Клопи уже искали, стражник с разбитой головой, спустился к речке и все рассказал отцу. Лагерь переполошился. Небольшой отряд поднялся выше в горы, нашли пещеру Мудоструна, но там естественно никого не было. Он спрятал Клопи в потайном зале; кстати, он находится не далеко от главного входа. В полном расстройстве отец, расположился лагерем возле пещеры, готовый просто растерзать тролля, за кражу его любимой дочери.
Наутро боль утихла, но двигаться Клопи не могла. Мудострун после долгих уговоров все-таки туго перебинтовал ей ногу, лентами материи. Клопи стонала, проклинала его, на чем свет стоит. Мудострун ухаживал за ней. Тайными галереями уходил в деревню, приносил еды. Долгими вечерами, при свете костра, огонь разжигали только ночь, что б осаждающие не могли увидеть дым, который выносило в расщелину под потолком. Клопи рассказывала про свое детство. Мудострун в свою очередь поведал о непростой жизни в горах. Девушка привыкла к обличию тролля, и он уже ей не казался таким уж страшным. Она прожила у него неделю, нога почти не болела, и она уже могла сносно передвигаться, прихрамывая. Когда Мудострун ушел, куда-то в горы, она, даже нашла выход из пещеры; скрытно видела суету отца, возле главного входа, но знак ему не подала, что она рядом. Вот настало время, и она сказала Мудоструну:
- Ну, что разматывай ирод.
- Как скажешь, моя госпожа!- он начал медленно раскручивать матерчатые ленты. Показалась чуть помятая от долгого сжатия, белая кожа. Мудострун священнодействовал: медленно, развязывал, слегка касаясь ноги рукой. Клопи смотрела на его действия, томление разливалась по его телу. Вот нога полностью обнажена, небольшой сквознячок холодил кожу, ее поверхность покрылась пупырышками. Мудострун, не удержался, провел по ней рукой, разглаживая кожу. Он до этого неделю носил, Клопильду на руках и, она уже привыкла к его сильным объятиям. Ей приятно быт быть с Мудоструном, нравились его ухаживание, быть у него на руках, обнимать его мощную шею. Вот сейчас он смотрел на нее, с еле скрываем желанием.
- Отнеси меня в постель, - скомандовала Копи. Он мягко, как пушинку и поднял на руки, понес на мягкое ложе выстеленное, свежей луговой травой, посадил ее на краешек. Она повалилась на спину, и потянула его к себе.
- Иди ко мне,- поцелуй свою госпожу. Мудострун резко отшатнулся, и, оставшись седеть на кровати, потупив голову.- Ну, что ты иди сюда я теперь тебя полечу, не унималась Клопи. Только осторожней действуй своим огромным орудием. Да ты сначала покажи его, я хоть оценю размеры. Мудострун соскочил, отпрянул от кровати.- Ну, что с тобой, доставай свой инструмент, госпожа на все готова. Он стояла, потупив голову. Клопи подошла к нему, развязала тесемки, у стоявшего, как изваяния тролля упали штаны. И вод сводами пещеры раздался звонкий смех.- Ха ха ха? Где это? Что это? Это что самое! Огромное «мудо»? Ха, Ха,Ха! Мудострун бросился бежать, не разбирая дороги, бежал, забыв про все, ломился, уже к не потайному ходу, а через центральный. Вихрем, выскочив из пещеры, наткнулся на отца Клопильды, и его свиту. Ему преградил дорогу, охранник. Он не успел и меча выхватить, Мудострун оттолкнул его, и тот полетел через камни.
- Держи его!- закричал отец, вцепившись обеими руками в одежду Мудоструна. – Где Клопильда? Мудострун рванулся, яростно отбиваясь, отец Клопи повис у него одежде, как пиявка. Мудострун, не обращая на него внимание, рвался в горы, волоча за собой человека, отцу на помощь бросился, друг с мечем.
- Не руби его, надо взять его живым, – друг тоже вцепился в Мудоструна, пытаясь его удержать и повалить на землю. Тот просто обезумев, ломился вперед, с повисшим на нем двумя здоровыми мужиками. Подоспел проводник, и очухавшийся охранник. Они вчетвером повалили все-таки, его на землю. Он, рыча, рвался, скидывая, одного то другого. На помощь спешили еще слуги. Вдруг раздался властный голос:
- Отпустите его! – все обернулись на крик, возле выхода из пещеры стояла Клопильда. – Опустите его, кому говорят!- она стояла, взирая на кучу молу. Все, подавшись гипнозу, ее властного голоса; разжали руки. Мудострун вырвался. Бежал, не разбирая дороги. Сердце колотилось у него груди, готовое выскочить. Бежал, продираясь сквозь кустарник, взбираясь по скалам, обдирая в кровь колени и руки. В мозгах гулко смех Клопильды, и ее голос: Это и есть огромное «мудо». Душевная боль гнала его, вперед на скалу.
- Да невозможно жить с таким « мизером».- Он, пыхтя, карабкался верх по отвесной скале, без устали, что б как-то унять боль. Но его все преследовал, ее смех.
-Это и есть твое «мудо»!?
Вот он! Смотрите, это Мудострун! - громко сказал проводник. Все люди посмотрели в сторону фигуры, ползущей по отвесной скале. Его фигура уменьшалась на глазах.
- Куда он полез сумасшедший,- сказал отец Клопи,- разобьется ведь.
-Он и хочет разбиться,- сказала Клопи. Его фигура то - появляясь, то исчезала, среди камней. Мудострун лез, не разбирая дороги, стыд, горестное настроение, душевный надлом гнал его вперед.
– Ну и пусть, жестокая, ведь я ее почти полюбил. Животное. - Пот заливал ему лицо. Раз поскользнулся, но чудом зацепился за камень. Он выдохся, без сил упал на каменную полку. Рычания вырвалась у него из глотки:
- Сучка, сучка, потаскушка, - стонал он, молотя руками по камням, пытаясь физической болью заглушить душевные спазмы.
В небе, беззвучно парил орел, с высоты обозревая, все вокруг. Он видел распластанную на скале фигуру тролля, мерно делая круг за кругом. К нему присоединился еще один, и два стервятника, кружили, не спеша, выписывая восьмерки в небе. Снежный барс, тоже заметив, лежащею фигуру тролля. Увидев в небе парящих орлов, рыкнув, оскалил в зубы, перепрыгивая с камня на камень, стал спускаться в низ; оставив в покое снежных баранов, на которых охотился.
Мудострун затих, вспышка ярости и дикая усталость притупили душевные муки. Появилась тупость, апатия, безразличие, ко всему и к себе тоже, к женщине которую он любили; вообще безразличие к собственной жизни. Он встал и полез на отвесную скалу, иногда полз только на руках, ноги его болтались в воздухе.
-Вот уже он был близок к вершине скалы, камень выскочил из-под его ноги, стопа скользя поехала, не находя опоры. Пальцы, судорожно побелев, цеплялись за шероховатые выступы холодной скалы.
-Все!- Мелькнула, у него мысль.- Это конец. Ему вдруг так захотелось жить, Радоваться жизни. Дышать. Вдыхать ароматы альпийских лугов. Любить женщин, хоть маленькой, но все же «писькой». Они цеплялись за жизнь. Но было уже поздно он сорвался, полетел вниз - в страшную пропасть. В голове промелькнула жизнь калейдоскопе побед и разочарований, обожгла мысль, сейчас и еще мгновение и душевная боль, уйдет, переходя в небытие.
Люди вздрогнули.
- Сорвался! Смотрите, сорвался!- воскликнул отец. Его тело в падении, наткнулась на скалу, отскочив в сторону, задело камни, вызвав не большой обвал, рухнуло в пропасть.
- Так и надо этой сволочи! – зло проговорил стражник. Клопильда метнула на него взгляд полной ненависти. Скрутила свое тело в тугую спираль, развернулась в яростном вихре, и врезала ладонью стражнику в уху. Хлесткий звук дара, отдался эхом в горах. Голова бедняги мотнулась в сторону, ухо побелело, и стала наливаться краснотою.
- За что, госпожа? – обижено молвил страж, схватившись за ухо. Копи покачала, рукой болевшей от жесткого удара.
-Живо, достать тело из пропасти и похоронить,- резко скомандовала она.
Страдания Мудоструна прекратила страшная боль тела, но только на мгновение, душа воспарила, что бы век маяться, не имея покоя. Она посилилась в пещере, в образе приведения, и веках пугала любовников. Где секс там и Мудострун. Он все сравнивал у кого больше?
Другая версия легенды опубликована в разделе «Карантин».
 отзывы (6) 
Оценить:  +  (+10)   
04:40 24.09.12