Главная

Поиск


?

Вопросы






FAQ

Форум

Авторы

Проза » Современная проза »

Изгой

url  plaksa Опытный писатель
Одиссея разума "другого" человека.
 отзывы (0) 
Оценить:  +  (0)   
01:27 27.09.12
url  plaksa Опытный писатель
Новый мир не создать всего лишь стараниями забыть о старом. Новый мир создаётся новым духом и новыми ценностями. Наш мир мог начаться именно так, но сейчас всё окарикатурено. Наш мир – мир вещей. Он составлен из комфорта и роскоши или из желаний добиться комфорта и роскоши. Чего мы больше всего боимся перед лицом близящейся катастрофы, так это того, что нам придётся отказаться от наших побрякушек, наших технических новинок, от всех этих мелких удобств, без которых нам станет жуть, как неуютно. В нашей позиции нет ничего смелого, рыцарственного, героического и великодушного. Мы вовсе не миролюбивые люди; мы самодовольны и робки, у нас слабые желудки и трепещущие души.
Генри Миллер



Всякий порядочный человек нашего времени есть и должен быть трус и раб. Это – нормальное его состояние. В этом я убеждён глубоко. Он так и сделан и на то устроен. И не в настоящее время, от каких – нибудь там случайных обстоятельств, а вообще во все времена порядочный человек должен быть трус и раб. Это закон природы всех порядочных людей на земле.
Фёдор Михайлович Достоевский


Всё уже давно написано, всё уже спето. Такая ужасная непроницаемая обречённость сквозит в осознании этого. Так нелепы жалкие попытки найти что – то уникальное, создать что – то непохожее на остальное. Но все идеи уже нашли своих обладателей. Хотя, наверное, это всё отговорки для бесталанных слабаков. Ведь неосязаемый мир идей бесконечен и неисчерпаем. Жаль, что там плещется столько гениальных чужих идей. А так хочется внести свой скромный, а может, и не очень, вклад в эту совокупность всего сотворённого человеком. Особенно, если по твоему мнению, ты не обделён талантом и фантазией. Если ты неплохо пишешь, рисуешь, лепишь, чертишь, строишь, фотографируешь и так далее. В общем, если тебе не чуждо любое творчество, любой акт самовыражения человека, независимо от инструментов и методов этого самовыражения. К сожалению, мы живём в ужасное время, когда человечество уже давно исчерпало себя. Всё новое – это хорошо забытое старое. Повторение старых идей на новый лад. Подгон их под современные реалии. Хотя это тоже всё отговорки…
Это произведение (хотя, довольно сложно назвать эту писанину произведением) являет собой сплав всего того, что я когда – либо прочитал, услышал, увидел, и ещё чего – то, о чём я даже и не подозреваю. В этих строках мой взгляд на мир, на жизнь, на людей, на меня самого. Жизнь, пропущенная через призму моего разума. Не стоит всё ниженаписанное принимать слишком серьёзно. Не ищите здесь объективности и непреложных истин. Не ищите здесь прозрения и жалких потуг на новаторство. Я такой же, как и все. Конечно, мало, кому интересны чужие мысли, если это не мысли известного мудреца, кому следует беспрекословно верить. Или не светоча науки и творчества, доказавшего весомость авторитета своих слов. Но может быть, хотя на это не стоит и надеяться, кто – то где – то узнает себя, а может быть, найдёт что – то интересное и новое, о чём даже и не задумывался до прочтения этой скромной книжечки. Я бы и сам наверное, не стал читать чьи – то писулечки о «жизни». Жалкие авторские потуги одного из миллионной когорты молодых писателей, мечтающих о признании. Одного из тех, чьи имена так и канут в бездну небытия, чьи слова так и повиснут на петле времени, чьих высказываний никогда никто не процитирует, о чьих книгах будут помнить только буковки на клавиатуре, чей литературный стиль, если таковой обнаружится, будет узнаваем только настольной лампой и унылой ночью, проходящей наедине с самим собой…
Я такой же, как и все…

***

2013 - год пришествия антихриста.
ТЫ И ТАК УЖЕ ЗДЕСЬ, КАЗЕЛ!
Надпись на стенке кабинки биотуалета под памятником Юрию Долгорукому

Вы все скоты, вы все такие мрази
Посмотрите на себя, на вас столько грязи
Я буду плакать и глаза свои закрою
Выходите все, я вас умою.
Дельфин


В юношестве Миша любил смотреть на звёзды. На миллионы крохотных песчинок, рассыпанных по черному савану ночного неба. На миллионы пронзительных глаз всенебесных богов. Глаз, пронзающих само естество нашего мира, проникающих в самые глубины земного мироздания. Целые ночи напролёт мог не спать, наблюдая за такой далёкой, но такой притягательной космической жизнью.
Всё в мире относительно. Представьте себе муравейник. Кем для муравьёв являемся мы, люди? Неведомой силой из чужого внешнего мира? Властителями муравьиных судеб? А может, они просто не подозревают о нашем существовании? Не понимают, что существует другой мир. Мир, параллельный их миру. Всё зависит лишь от угла обзора.
Когда Миша смотрел на ночное небо, ему казалось, что перед ним раскрываются огни далёкой, чужой жизни. Далёких городов из параллельных миров. А мы лишь муравьи по сравнению с ними. А может, звёзды – это маленькие неокрепшие пёрышки из оперения ангелов, выпавшие во время беспечного полёта под небесным куполом. Или это вереницы следов, оставленные неведомыми чужаками по ту сторону небесной сферы.
Перед Мишиным пытливым взглядом звёзды гасли и рождались заново. Он, казалось, чувствовал в самом себе пульсацию чужеродной жизни далёких космических тел. Он будто бы наяву ощущал лёгкое дуновение космического ветра, несущего пыль осколков погибших планет. Рухнувших звёзд.
Миша очень любил смотреть, как падают звёзды. Это случалось редко, оттого каждый раз был особенно волнующ. Бывало, когда он очень хотел увидеть короткий росчерк низвергающейся звезды, то беспрестанно твердил: «упади, упади, упади». И когда случалось так, что звезда падала после его жестоких слов, Миша чувствовал себя всемогущим. Настоящим вершителем космических судеб. Ведь его короткому слову повинуются далёкие сгустки космической материи, не подвластные никому. По одному его слову планеты, недосягаемые для любого вмешательства с Земли, рушатся в бездонную вселенскую бездну.
На его глазах творилась история вселенского равновесия и порядка. Хотя, что значит для суровой бесконечности космоса субъективный взгляд человека? Разве способен человек на то, чтобы постичь хоть малую толику космического знания? Что такое для космоса жизнь человека? Ничто. Лишь ничтожная крупинка разумного самосознания, которая не в состоянии до конца осмыслить всю сложность внеземных процессов…
В юношестве Миша любил смотреть, как падают звёзды, теперь же, по прошествии десятка лет, он любит смотреть, как падают люди. Наблюдать за повсеместным упадком человеческого духа так же притягательно, как и печально. Чем старше становишься, тем больше отдаляешься от неба. Юношеский романтизм и детская наивность уступают место жестокой правде жизни. Цинизм – как норма выживания. Безжалостность и равнодушие к людям – залог успеха. Победа каждого – это поражение другого.
Михаил – современный уличный философ. Каждый день он моделирует вокруг себя стандартные, обыденные жизненные ситуации, которые переосмысляет по – новому. Находит скрытый смысл в бесконечных жизненных процессах вокруг нас. Он обычный человек, такой же, как и все мы, но Творец наградил его необычайной гибкостью ума и нетривиальным взглядом на окружающие вещи. По крайней мере, ему так кажется. Считает себя гением, обречённым на непонимание. Сквозь призму своего нелинейного мышления оценивает каждое колебание реальности, создаёт силой безграничного воображения и проницательности свою реальность – настоящую, а не ту завуалированную чепуху, в которой мы все ежедневно варимся. Миша искренне удивляется тому, насколько слепым и недальновидным может быть человек. Каких очевидных вещей он может не замечать, каким тупым и твердолобым может быть. Каждый человек живёт в своём пузыре. В пузыре его мировоззрения, системы ценностей, самосознания, идеалов, мечтаний, надежд и бесконечных поисков никому не известной прописной мировой истины и неведомого гражданского долга. «Его» - неправильное слово. То, что все эти составляющие пузыря принадлежат самому человеку – это ложь. Только тупоголовый осёл считает себя, своё существование и взгляды на жизнь по – настоящему своим. Принадлежащими только ему одному. Рождёнными только его личностью, которой никто не в силах манипулировать. Которую никто не в праве принуждать. Ведь у нас же демократия, в конце – то концов. К сожалению, таких ослов большинство. И никакие, даже самые неоспоримые доводы и доказательства, не в силах изменить это положение дел. Мир – это стадо баранов, которыми управляет неведомая группка пастухов. Наши мозги прокапывают сывороткой лжи и подчинения. Мы настолько глупы, что не осознаём того, что превращаемся в зомби. Программа действует без сбоев.
Мишин пузырь призрачных иллюзий давно уже лопнул, напоровшись на остроту ума. Теперь он свободен от предрассудков и внушения. По крайней мере, так он сам считает. И после освобождения от незримого гнёта системы, после просветления, доступного лишь единицам, он проводит свой досуг в осмыслении человека. Его внутреннего мира и внешних факторов, имеющих огромное влияние на сознание и душу простого обывателя. Миша пытается открыть людям глаза на пугающую действительность, где мы – лишь марионетки в умелых руках. Он пытается понять, как вырваться из порочного круга душевного заточения. Жаль, что всё напрасно. Мы живём, не зная точно, для чего. Работаем, не осознавая до конца, для кого зарабатываем деньги. Что – то делаем, не задумываясь о том, что мы оставим для потомков. Бесконечная работа, бесконечное потребление, постоянная нехватка времени, пренебрежение истинными ценностями в пользу работы и материального благополучия, за которым приходится гнаться всю жизнь. Мы могли бы заниматься любимым делом, но вместо этого приходится ежедневно горбатиться на грёбаной работе. Ни на что другое тупо нет времени. Или желания.
Такое положение дел угнетает Мишу. Он мечтает обрести себя, но это не так – то просто. Он мечтает быть самим собой, но это попросту невозможно. Мечтает обрести право быть самим собой. Миша честный человек, по крайней мере, старается быть таковым. Не стоит обманывать самого себя – выхода нет. Или просто мы его не видим…
Но нельзя опускать руки, нельзя отчаиваться. Хочешь изменить мир – начни с себя. Вооружись знанием, чтобы не быть в дураках. Стань добрее к ближнему и люди потянутся к тебе. Ведь это же совсем несложно.
Миша – чужой среди таких же, как и он сам. Среди тех, кто носит гордое имя – человек…

***

До земли было очень далеко. По крайней мере, окурок очень долго кувыркался в сжатом воздухе. Блуждающий огонек докуренной сигареты мелькал перед глазами Нины, оставлял за собой ярко – оранжевый шлейф. Шлейф явной угрозы, шлейф падающей звезды. «Курение убивает», - прочитала Нина на пачке. Эта предостерегающая надпись, как усмешка в глаза человеку, уже решившему всё.
Растоптанное сердце гонит по венам увядшую листву. Листья опадают с дерева надежды Нины. Безжизненные желтые и красные листья падают в безмолвные лужи отравленной души. «Интересно, вспоминает ли он сейчас обо мне?», - немой вопрос, на который не хочется знать ответа.
Небо плачет холодным печальным дождём. Бесконечное небо, которое понимает, что конец неминуем. Порывистый ветер нашёптывает строчки последнего письма, которое так и не было написано. Ногти впиваются в вспотевшие ладони, раздирая линию жизни. Ладонь, как отпечаток всего предначертанного пути. Линия жизни уже совсем истончилась…
Пятнадцатиэтажной высотой Нине растрепало волосы. Она вся дрожит. Еще один окурок падает вниз. С каждой выкуренной сигаретой Нине становится всё страшнее. Бутылка виски норовит выскользнуть из рук. С каждым незатушенным огоньком вниз низвергаются последние сомнения. Чувство безысходности нарастает с каждой затяжкой. Глоток химии, казалось, приводит в чувство,… в чувство вины…
«Перед кем?», - вот ведь вопрос. Перед собой, перед родителями или всё – таки перед ним?
«Хватит заниматься самообманом», - просто невыносимо осознавать свою ничтожность.
Еще незажившими рваными ранами на запястьях и предплечьях в памяти отдаются события недельной давности. Перед глазами всплывает тот злополучный день, когда Нина не смогла уйти. Запертая в комнате после очередной истерики, нашла на столе ножницы…
«Зачем он спас её тогда?», - проносилось в затуманенном разуме Нины.
Когда он наконец соизволил отпереть дверь и войти, то увидел, как Нина с жутким остервенением кромсала руки тупыми ножницами. Резала вены, точнее, то, что она делала, нельзя было назвать словом «резала»…
Допитая бутылка полетела вниз следом за очередной выкуренной сигаретой и надеждой на спасение. Так высоко, что даже не слышно, как на множество осколков разбивается бутылка из темного стекла. Так высоко, что даже не слышно, как разбивается глухое зеркало души…
Туш капает на белую футболку с разноцветными звёздами. Ветер разносит в стороны вздох облегчения…
Ниточка пульса оборвалась в ту тёплую ночь. Небо было такое ясное, а звёзды такими яркими. Казалось, они дрожат на чёрном пологе ночи, хватаются за небо, пытаются удержаться…
В глазах Нины искрятся созвездия слёз, проносящихся мимо стремительных этажей дома, в котором она жила всю жизнь…



***


Стучат молоточки. Нет, это совсем не молоточки. Это огромные тяжёлые молоты. Похмельные молоты мерзкой утренней боли. Утра, когда проклинаешь вчерашнее отсутствие чувства меры. Когда мозги превращаются в неподвижную наковальню, испещрённую мельчайшими кровяными телами, заряженными силой алкоградусов.
Измученное вонючее тело всеми мельчайшими порами и смрадом дыхания извергает из себя ядовитые испарения отравленной печени и воспалённого желудка.
Вечер вспоминается с трудом. Ночь разложилась на короткие отрывки взбудораженной памяти. Подушка, пропитанная слюной, прилипла к раскалывающейся голове. Красные воспалённые глаза отпечатались на белоснежной наволочке. Годы берут своё. Каждая такая пьянка всё тяжелее даётся измученному организму.
Миша стремительно стартует в туалет. Белый друг приветствует хозяина радостным журчанием тёмной мочи. Освободив переполненный мочевой пузырь от накопившегося балласта, Миша бредёт на кухню. Вода, растекающаяся по иссохшему горлу, напоминает прославленный эликсир жизни.
В холодильнике место на верхней полке облюбовал овощной салат – его ещё Нина вчера приготовила. То, что надо – и наполнит желудок и освежит пересохшие внутренности. Так думает Миша, с жадностью поглощая порезанные овощи…
Белый друг радостными перекатами воды в трубах встречает каждый спазм Мишиного желудка. Утренняя блевотка – санитар организма. Отлично бодрит и очищает. Никаким углём не добиться таких потрясающих результатов, будь он хоть трижды активированным. Веселье приносит и вкус бодрящий, блевотины вкус всегда узнаваем…
Не в рифму, но правдиво…
Утренний сеанс рвоты каждого неудачливого выпивоху заряжает на весь день энергией и позитивом. В непереваренной луже угадываются измельчённые огурцы, помидорчики, зелень и немного болгарского перчика…
Холодный душ и гора немытой посуды окончательно возвращают к жизни.
В тяжёлой атмосфере мутной головы проглядывают обрывки вчерашних разговоров. Как всегда, полный набор излюбленных всеми мужиками пьяных тем: работа, отношения с любимой, понты, футбол, отношения с ещё одной любимой, драки, опять понты, машины, деньги, национальный вопрос, политика, кино, бухло, недавние пьянки, воспоминания бурной молодости, взаимная «уважуха».
Алкоголь – странная штука. Точнее, его странное воздействие на определённый организм зависит от психического состояния каждого человека. Одним он дарит непомерное веселье и чувство невероятной эйфории, других превращает в агрессивных скотов. Одних превращает в засыпающих на каждом шагу зомби, другим преподносит небывалый прилив энергии и сил. Кого – то начинает давить груз неразрешимых проблем, с каждым стаканом всё явственнее вылезающих наружу. Кому – то отшибает память, у кого – то нарушается опорно – двигательная система. Кто – то становится ужасно болтливым, а у кого – то заплетается язык. На каждого индивидуума алкашка действует индивидуально. Невозможно предсказать её точный эффект в определённый момент времени.
Но одно Мише всегда было непонятно: чем алкоголь хуже наркотиков? Дело, скорее всего в уровне зависимости и пагубности воздействия на организм человека. Чтобы кто не говорил про наркотики, но ведь и алкоголь вызывает сильнейшую физическую и психологическую зависимость. Алкоголь издревле успешно калечит человеческие судьбы, не останавливаясь ни перед кем на своём пути. Так чем же он лучше, чем наркотики, чем хотя бы представители самых лёгких из них? Почему один ужасный наркотик легализован, а другой нет? Почему один сильнейший наркотик повсеместно запрещён, а другой люди облекают в красивый формы дорогущих коньяков и вискарей. Пускай уж запрещают всё поголовно. Ведь и наркотики и алкоголь – это грязь, чуждая человеческому организму, ращрушающая его изнутри, превращающая в бездушного скота и дегенерата, вырожденца своего собственного рода. Вся эта дрянь – это ещё один элемент во всеобщем зомбировании человечества, подавлении воли и самосознания. Полный кретин тот, кто считает алкоголь меньшим злом. Ведь, точно так же, как и героин, алкоголь не даёт отравленному организму исправно выполнять свои обыденные функции, пока не будет осуществлено внутригорловое вливание огненных вод. Ответ, скорее всего, лежит на поверхности. Существует мощнейшая монополия на алкогольную продукцию, во главе которой стоит государство с его акцизными марками. Воротилам алко – бизнеса текут огромные деньги, поток которых непременно прервётся, измельчится или вовсе иссякнет, стоит легализовать марихуану, например. Мы – пьющая нация, и пьянство – позорный элемент нашей культуры, от которого невозможно избавиться. Как классно живётся алко – богачам, наживающихся на людском пороке, одобренном, что самое главное, властями. Миша не заядлый наркоша, ему просто интересно…
Эта проникновенная тирада в Мишиной похмельной голове отвлекла его от потерянной на время идеи. Речь, кажется, шла о пьяных бреднях. Так вот какая странность - было во всей этой кутерьме пытливых алкогольных изысканий и одна необычная тема, несвойственная стандартной попойке. Как скромная маленькая изюминка в куске мясного пирога, как пятнышко света в непроглядной темноте. А может, тёмное пятно на незапятнанной репутации,… в любом случае, тема разговора выбивалась из остальных.
Речь вчера зашла о силе слова и природе человека. Об известных говорунах – шоуменах, добившихся известности и материального благополучия исключительно благодаря непревзойдённому владению словом. Своё высокое место среди богемы они завоевали удачными остротами в адрес этой же самой богемы. Остротами, встреченными на «Ура» простонародьем и самими опоношенными звёздами. PR решает всё. Небожители нашей эстрады и шоу – бизнеса только радуются любой возможности их имени проскользнуть на телеэкране. Пускай даже проскальзывать приходится на острых языках у очередного удачливого язвы – критика, своими скабрезными шуточками или радикальной критикой пробивающих себе путь на вершину.
Какова же в самом деле сила слова? Сила словесного внушения? Или все вокруг примитивные болваны, хавающие матершиные шуточки клоунов от шоу – бизнеса? Болваны, возносящие этих сквернословов на их личные Олимпы всенародного обожания? Или все эти болтуны умелые гипнотизёры? Или прекрасные психологи, познавшие все таинства человеческой души?
За день до вчерашней пьянки Миша как раз размышлял о природе слова. Как звучит, не правда ли? Прямо - таки тема для очень объемной докторской диссертации где – нибудь в МГУ. Что вынуждает нас сказать именно то, что мы говорим? Каким внутренним импульсам мы подчиняемся, когда общаемся? Какими факторами мы руководствуемся, когда подбираем те или иные слова в своей голове? Существует ли определенная закономерность в произнесенных нами словах? Как все серьезно, не правда ли? А натолкнула его на подобные размышления встреча с одним знакомым. Встреча, надо сказать, прошла очень невнятно. Знакомый этот из тех, с кем случайно встречаясь на улице совершенно не о чем поговорить. Чувствуешь в такие моменты какую – то натянутость и одновременно, бестолковость всей сложившейся ситуации. Вам, в принципе, совершенно нечего сказать друг другу, да и не особо хочется. Да и не особо интересно… Но он спрашивает у Михи, как дела. С той явной скучающей интонацией в голосе и отсутствующим выражением лица, что явно намекает на его абсолютную незаинтересованность в получении подобного рода информации. Ему абсолютно безразлична Мишина судьба, а Мише – его. Но оба спрашивают, как дела, чувак. И им обоим совершенно похуй, как эти дела. Оба тупо отдают дань приличиям. Дань этому грёбаному этикету. В цивилизованном обществе, у нормальных людей принято бесцельно спрашивать, как дела. Обычно один отвечает, что нормально, и спрашивает сам, как дела. На что получает абсолютно идентичный ответ – нормально. Ну что ж, на том и порешили… Можно со спокойной совестью расходиться в разные стороны.
Таких людей лично у Миши очень много добавлено в «Друзья» во всеми любимой и горячо обожаемой социальной сети «В контакте». Их больше половины списка друзей. Хотя слово «Друзья» здесь совершенно не к месту. Это скорее знакомые, с которыми познакомился по ошибке. Волею слепого случая, так сказать. Добавив их себе в «Друзья»,Миша просто очертил свой круг общения. Для чего они ему в «Друзьях» так и остается тайной. Наверное, для массовки, дабы пользователи могли по праву оценить изрядное количество «Друзей», сделав вывод о его гиперобщительности. Кому, какое дело, что почти всем этим так называемым «Друзьям» он не напишет ни одного сообщения, сколько будет стоять и процветать «Контакт». А когда Миша их всех удалит из друзей, они напишут и спросят, почему он это сделал? Или спросят, мы что больше не друзья? Маразм… А если с кем – то посчастливиться встретиться случайно на улице, то каждый постарается сделать вид, что не увидел друг друга. Если же этот маневр не пройдет, то беседа сведется к тупому и бессмысленному: «Как дела?». Не правда ли, странно – размышлял Миша не о природе слова, а на самом деле, о природе человека, о человеческой натуре.
Так вот, эти его вчерашние глубокие размышления и просмотр модного комедийного шоу под бутылочку огненной воды и привели к такой животрепещущей теме. Миша с товарищем -собутыльником вдоволь завидовали всероссийской славе гламурных пиздунов и горячо обсуждали их бездарность.
Совсем неожиданно линия пьяной беседы и споров увела их немного в другую «степь». На другую сторону поднимаемого вопроса, на тёмную сторону. Разговор зашёл о доведении до самоубийства и соответствующей статье Уголовного кодекса. Как можно довести человека до самоубийства? Как, не используя никакого физического воздействия привести человека к «линии отреза» от жизни? Какие слова должны быть вложены в речи искусителя и подлеца, доводящего ближнего своего до самовольной кончины? Вот где высший пилотаж внушения и покорения сердца и разума. Вот где истинное мастерство игры на самых тончайших струнах человеческой души. Такая сила внушения и гениальная мощь слова просто запредельна. Такое и не снилось всем этим прохвостам из телека. Всем этим монстрам шоу – бизнеса. Человек, способный на такое, настоящий гений, мэтр тёмной стороны души, адепт дьявольского красноречия и сатанинского обаяния...
Миша заявил, что сможет…
В пылу пьяной гурьбы и надрыва глоток, сказал, что ему это под силу. За что был поднят на смех сотоварищем. Этот пронзительный издевательский смех, кудахтанье расфуфыренного петуха до сих пор звучит в Мишиных ушах. «Тебе такое не под силу», - кричал пьяный мудак Серый. «Я сделаю это», - с холодной решимостью заявил Миша. В тот момент затуманенный мозг Миши в один миг прояснился, ослепительно - белоснежная скатерть всемогущего разума сияла своей чистотой и мощью. Какое – то невероятное дьявольское озарение бурлило внутри, заставляя Мишу поверить в свои силы. Даже Серёга поверил. Хоть и вида не показывал…
Они заключили пари. Их спор, а вместе с ним и чья - то человеческая жизнь, оценивался всего в сто тысяч рублей.
Каждый думал, что утром всё позабудется. Выветрится из недолговечной пьяной памяти. Каждый надеялся на это…
Но Миша вспомнил. Склизким пузырём спёртого воздуха поднялись из потаённой впадины его души воспоминания о вчерашнем споре. Эхо его слов звучало в голове, многократно усиленное непоколебимой уверенностью в себе и людской слабости. Какая – то вселенская обречённость сквозила космическим ветром черной дыры на просторах необъятной души. Души гениального маньяка, эстета в деле смерти, ценителя прекрасного конца, извращенца от искусства жить и умирать. Миша – мизантроп, давно уже разуверившийся в такой пустой, никому не нужной субстанции – душе человека. Он как – будто бы доктор Джекил, высвободивший на белый свет свою отрицательную сущность – квинтэссенцию человеческих пороков и непроглядной чёрной злобы. Миша, как вместилище культа смерти, как его единственный и самый верный адепт. Как же плохо знал он себя. Как мало заглядывал внутрь…
«Надо попытаться. Всего лишь попытаться. Может, это окажется забавным»…
«Осталось только одно – найти жертву»…
Мише даже самому стало смешно оттого, какую комедию чёрного юмора он развёл в своём воображении. Прямо настоящий тёмный властелин. Змей – искуситель. Ха – ха. Блядь, ну что за бред двух пьяных мудаков? Какой на хрен спор? Это всё чушь собачья…

http://vk.com/netvremenibitmolodym
 отзывы (0) 
Оценить:  +  (0)   
14:32 26.08.12
url  plaksa Опытный писатель
Нина очень любила Мишу. Точнее даже будет сказать, что сладкозвучное слово «любила» не подходит для определения того мощного потока истинных чувств, которые испытывала она по отношению к Мише. Это было больше, чем любовь, больше, чем она или он сам. Каждая встреча с Мишей была мощнейшим потрясением всего естества Нины. Он казался ей таким необыкновенным, неземным…
Нине казалось, что Миша вернул её к жизни, научил жить по – настоящему. Пришёл к ней в самый тяжёлый момент и подал руку помощи. Её благодарность подпитывает любовь. Или любовь благодарность. И уже непонятна становится истинная природа любви Нины к Мише…
В жизни не может быть все всегда хорошо. Всегда так было, что черная полоса чередуется с белой. Бывает моменты, когда, как кажется, выхода нет. Когда нечем заполнить пустоту внутри. Когда бумажный самолетик крохотного человеческого счастья падает вниз с опаленными крыльями. Когда воешь, как раненый зверь, проклиная себя и судьбу. Когда с нетерпеньем ожидаешь мучительного конца. Когда нечем в себе заполнить непроницаемую пустоту. Когда утомленные боги не слышат твоих молитв у себя в благоустроенных небесах. Когда восстают из небытия все застарелые душевные травмы, заставляя память колыхаться от тоски и печали. Когда, кажется, что тебя сейчас затопчут, закатают в серый безжизненный асфальт, вомнут в него безжалостными каблуками неумолимых жизненных обстоятельств. Тогда единственным выходом остается – это подставить свое изможденное от тяжких душевных переживаний лицо под удары неумолимой судьбы. Теперь ты – лишь жалкая пыль на дороге жизни. Нет надежды, нет мечты, нет будущего…
Когда кажется, что это конец, тогда из маленькой трещинки в сером асфальтовом теле жизненной неопределенности пробивается крошечный зеленый стебелек. Это прорастает семя надежды. Прямо на глазах этот саженец человеческого духа медленно, но верно увеличивается. Вот уже зеленые листья наливаются жизненными соками – их циркуляцию можно увидеть под полупрозрачной чистой оболочкой. Сочные листья стремительно покрываются капиллярами, по которым растекается живительная влага. Вот уже стебель становится толще и крепче. Маленький стебелек превращается в маленький ствол, маленького, еще не окрепшего деревца. И чем сильнее надежда и вера, чем крепче любовь, тем толще и выше становится это дерево, превращаясь постепенно в гиганта, по стволу которого можно добраться до самых далеких звезд…
Но чтобы взошел этот необыкновенный стебель, чтобы превратился он в дерево – исполин, требуется человек, НАСТОЯЩИЙ ЧЕЛОВЕК, который уронит семя надежды в сгнившую почву безвыходности. Нужен человек, который всегда будет рядом, подпитывая своей неиссякаемой положительной энергией рост чудо – дерева. Человек, который поможет словом и делом, окружит заботой и любовью, сможет выслушать и понять, подарит такое нужное тепло, просто обнимет и погрустит вместе, разделит горе и счастье, а самое главное, вдохнет яркий лучик надежды в омертвевшее сердце, перестающее биться. Без такого ЧЕЛОВЕКА ничего не получится.
Но у Нины нашёлся такой ЧЕЛОВЕК, вытащивший её из пасти безвольного безумия, разбудивший необъятную жажду жить. И этим ЧЕЛОВЕКОМ стал Миша…



***

Седой худощавый старикан уже почти спустился вниз. Миша неспеша спускается следом за ним в удушливо – вонючее нутро общественного туалета в Александровском саду. Сделав свое грязное дело в серо – желтый писсуар, изрядно посыпанный лобковыми завитушками, усиленно стряхнув запревший член (последняя капля, по традиции, все равно угодила в трусы), обращает внимание на американского туриста, с довольным видом вышедшего из кабинки. Он проходит к умывальнику и очень энергично моет свои холеные мягкие ладошки. Моет руки и пялится в замызганное зеркало, бессмысленно улыбаясь от уха до уха своему отражению. «Что он, блядь, улыбается? – мелькает в Мишиной голове. То ли от того, что наконец – то справил нужду, то ли от мыслей, как идет ему эта бейсболка с американским матрасом. Но скорее всего он, сука, улыбается своей дежурной дебильной улыбочкой оттого, что не знает, что самым чистым предметом, до которого он здесь дотрагивался, является его заскорузлый член. Точно не дверка кабинки в темных подозрительных разводах, и не кран холодной воды, и уж тем более не этот кусок хозяйственного мыла, больше похожий на бесформенную кляксу прессованного гноя, которым он так тщательно намывал свои ручки».
Вы никогда не задумывались, почему мы так четко и безошибочно определяем в разномастной столичной толпе американских туристов? Да потому что они ДРУГИЕ, не такие, как мы. Между нами пропасть вселенского масштаба. Пропасть вечного непонимания, неприятия друг друга. Пропасть кардинально разных менталитетов и мировоззрений. Они ДРУГИЕ и такие одинаковые между собой. Мише кажется, что каждый старикашка – турист перед вылетом проходит обязательно – принудительную стандартизацию. Засланцев в чужие земли облачают в джинсы и кроссовки, яркие майки и жилетки с тучей карманов, карманищей и кармашков. На голову цепляют неизменную бейсболку, а на шею вешают фотоаппарат или видеокамеру. Но самое главное – это знаменитая блаженная слащаво – липкая улыбочка. Всем туристам делают брутальную подтяжку губ и щек, чтобы на морщинистых лицах отживающих свое патриотов Америки, блистала неизменная идиотская улыбка на все случаи жизни. Это как показатель всеобщего благополучия, непомерного счастья и благосостояния всей американской нации. Этот росчерк ухоженных зубов на стареющем лице, зубов, которым могут позавидовать и молодежь России – это, как символ великой победы капитализма. Эти дедульки и бабульки должны нести в себе затухающие остатки Большой Американской Мечты, которой никогда не суждено сбыться. Для нас – это уж точно.
И этот старикан постоянно улыбался своей натянутой рыбьей пастью. Улыбался, когда выходил из кабинки; улыбался, когда шел к умывальнику, с интересом разглядывая кафельные стены; улыбался, когда намыливал свои ручонки; улыбался, когда уходил из туалета. Наверное, совсем недавно, он в компании таких же престарелых улыбчивых клонов неспешно прогуливался под куполом главной русской святыни – Храма Христа Спасителя. Этого символа духовности русской нации, олицетворении мирового православия (это говорит Миша – противник религии, как таковой). Они ходили и улыбались своими придурковатыми улыбками. А потом они кучно стояли у могилы неизвестного солдата, снимали на видео смену караула и тошнотворно улыбались. Смотрели на пламя вечного огня, на пламя вечной памяти о погибших солдатах. Солдатах, отдавших свои жизни для нашего «такого охуенно прекрасного» будущего. А потом они шли по брусчатке Красной Площади, по её неровным необтесанным камням. В этих камнях вся непоколебимость русского народа. Сколько лет эти камни лежат в центре Москвы, сколько ног за эти столетия прошло по ним? А они все такие же неровные, острые и угловатые. Они не поддались, не стерлись, не раскрошились.
Мише хочется схватить этого улыбающегося дегенерата, тряхануть его и кричать в сморщенное лицо:
«Ты – долбанный янки! Паршивый имбицил, блядь! Как ты можешь знакомится с достопримечательностями Москвы, с этим Великим наследием Великого народа, так же слащаво улыбаясь, как ты улыбался в этом туалете? Эта тупая бессмысленная улыбка так идет Америке. Кто учит вас улыбаться? Кто истинный эталон улыбки? Джордж Буш? Барак Обама? Ты, наверное, здорово охренел, сука, когда гид рассказывал, как наша страна победила фашистскую Германию? Ведь вам давно вбили в ваши пустые пластилиновые головы, что это именно доблестная американская армия освободила Европу от оккупации, а весь мир от фашистской угрозы? Ты, конечно же, не поверил, подумал, что это очередная провокация русских. Не догадываешься ли ты, что сейчас находишься в стране богатейшей культуры, породившей тысячи великих учёных, писателей, поэтов, художников, скульпторов, архитекторов и других гениальных творцов? Не приходит ли в твою пластмассовую запрограммированную голову, что на русских утекающих мозгах зиждется благополучие твоей паршивой страны? Что оставила после себя Америка? Гамбургер и колу? Вот и всё культурное наследие для потомков».
Но все это бессмысленно. Их уже не исправишь. К тому же, он и слова бы не понял из Мишиной проникновенной тирады…

***

На сколько хватает глаз, простираются зеленые девственно чистые луга, густо покрытые ярко – желтыми вспышками одуванчиков. По этому желто – зеленому великолепию плещутся теплые брызги Солнца. Воздух – такой пронзительно чистый – наполняют мириады насекомых. Солнце бликует на полосатых брюшках пчел и разноцветных крылышках бабочек. Размеренно шелестят крыльями неповоротливые майские жуки. По земле, под непроницаемым зеленым покровом нестройными колоннами ползут, покачивая крошечными рожками, волосатые гусеницы. Куда – то спешат маленькие вечные трудяги муравьи, что – то тащат в свои далекие муравейники. В разные стороны подпрыгивающими высокими волнами разлетаются кузнечики. Мать – природа буйствует на этих заповедных лугах. Мать – природа отдыхает здесь от неблагодарного человека. Человек лишний в этом царстве первобытной гармонии и чистоты.
Но вдруг, где – то вдалеке, тихо – тихо, слышится голос. Голос человека. Смех человека. Он приближается. Уже можно различить невероятную искренность, неподдельность эмоций бегущего сюда человека. В этом смехе играет веселый задор и незамутненное счастье. Так может смеяться только ребенок, еще не познавший всех горестей предстоящей взрослой жизни. И в подтверждение этих слов, на луг выскакивает маленькая девочка. На вид её лет пять на вид. Она бежит, размахивая худенькими ручонками, солнечный огонь играет в её зеленых чистых глазках. Золотые кудри колышутся в такт быстрому бегу, белоснежное платьице чуть развивается под напором ветра. Насекомые – жители этих лугов – совсем не боятся её. Они принимают маленького человечка, как часть их родной природы, как естественный элемент природного баланса. Они чувствуют, что это маленькое существо не может причинить им вреда,… пока не может. Чувствуют, что девочка еще не испорчена реалиями современной жестокой цивилизации,… пока не испорчена.
Она несется через луга , её смех разлетается вокруг, отражаясь от зеленой гущи листьев. Вдруг девочка останавливается, прикусывает губку, резко наклоняется и срывает один одуванчик. Сжимая в крохотном кулачке желтый цветок, она бежит дальше. Пробежав немного вглубь зеленого спокойствия, девчушка неожиданно замирает на месте, сосредоточенно смотрит на зелено – желтый ковер перед собой, и кидает в него своего пленника – несчастный одуванчик. Маленький, чуть скомканный цветочек с переломанным стеблем утонул где – то в сплетении трав и цветов. Лишь желтые следы остались на маленьких ладошках…
Но этот сорванный одинокий цветок не канул в бездну соцветий, не погиб, впитавшись в мать – землю, подарившую ему недолгую жизнь. Рядом с ним оказался другой одуванчик. Он, казалось, обнял своими резными листьями переломанное тело своего умирающего собрата, наклонил свою желтую пушистую голову над изломом его стебля. Их, как – будто притягивало друг к другу. Тайная незримая связь висела между ними. Связь, предначертанная самой природой, девочкой – судьбой, пробежавшей через их луг жизни…
Сорванный брошенный одуванчик умирал, ему оставалось совсем немного. Последние жизненные соки уходили из него, готовые дать жизнь новым цветам. Но одуванчик, росший рядом, не мог позволить ему умереть. Под напором невероятной всеобъемлющей любви его крошечные корни вылезли из – под земли. Они вцепились в стебель умирающего цветка, превращая одуванчики в один целостный организм. По корням текли жизненные соки, восполняя силы погибающего цветочка, затягивая его раны, пробуждая к новой совместной жизни. Совсем недавно он был при смерти, теперь его стебель прямо на глазах выпрямлялся, все выше и выше приподнимая желтую поникшую голову…
Солнце медленно закатывается за зеленый горизонт, опускается в чащу заповедного леса. Маленькие бусинки звездочек одна за одной появляются на стремительно темнеющем небе. Бледный свет огромной Луны, постепенно входящей в свои законные права над ночным миром, падает вниз. Туда, где два одуванчика с одним корнем на двоих сплелись воедино. Теперь у них одна жизнь, одна судьба на двоих. Их объединяет невероятное единение светлых душ и безумная любовь. Любовь, какую еще не знал наш мир…
Погибающим одуванчиком была Нина, а её спасителем – Миша…
Так думала Нина. Так ей представлялись их отношения в самых сладких грёзах. Каждый раз она облагораживала своего возлюбленного, возводила его в ранг небожителей. Не верила своему счастью, что он спустился к ней, удостоил её своим присутствием и вечной любовью. Какой же наивной дурочкой, Нина, ты была.

***

Миша долго готовился к этому. Целых четыре дня он воздерживался от секса и здорового онанизма, не пил алкоголя и не курил гашиш. Всё для того, чтобы по прошествии этого необычного «поста» сдать анализ спермы. Еще в далёкие четырнадцать лет Мише сделали операцию, целью которой было излечение его левого яйца от неизвестной болезни, носящей очень звучное название варикоцеле. Но врачи оказались достаточно криворукими, чтобы напартачить тогда. В связи с переизбытком тупости в мозгах жопоруких коновалов – хирургов, которым самое место на скотобойне, у Миши обнаружили совсем недавно рецидив. Тогда в четырнадцать лет, Мише пришлось гладко обрить свой только набравший волосяной покров лобок и подростковые яйца. Даже врагу не желал Миша таких мучений. Всё дело в том, что когда всё это великолепие половых органов начало обрастать, щетина стала дико чесаться. Точнее, не сама щетина, а кожа, которую она покрывала. Неделю Миша проходил с рукой в штанах, неустанно шкрябающей лобок и яйца, покрывшиеся раздражением и прыщами. Не для того тогда он терпел адские мучения, чтобы его недуг возвратился.
Мише дали направление в какую – то специализированную клинику, профессионально занимающуюся приёмом и исследованием биоматериала. Миша ехал и гадал, как будет происходить этот обряд эякуляции. Всё будет так, как в американских тупых комедиях с отдельной комнатой и порнушкой по телеку. Ну, или хотя бы журнальчиком с весёлыми картинками. Понимая всю маловероятность такого цивилизованного подхода к делу и оценивая реалии российской медицины, Мише представлялась совсем иная картина. Длинная, как батон колбасы, комната с облупленными стенами. Посередине белый стол и много стульев вокруг. В комнате сидят человек десять мужиков и коллективно сдают сперму. То есть, в простонародье, дрочат. Каждый увлечён процессом и старается не смотреть на соседа, но плохо получается. Взгляд так и опускается на разномастные пенисы вокруг. В голове каждого производится сравнительный анализ длины и толщины соседского члена и своего. Воздух комнаты невыносимо насыщен застоявшейся вонью чистого белка и мошоночного пота…
Реальность оказалась далека и от американских фильмов и от Мишиных представлений. Не увидел он ни обустроенной дрочильни по – американски, ни коллективной дрочки по – русски. На входе с Миши содрали червонец за бахилы и направили в регистратуру. Там, прежде, чем послать его в кабинет, долго и придирчиво уточняли паспортные данные и номер страхового полиса. Облепленный, как клейкая лента, мухами липких взглядов, Миша направился в указанный кабинет. Радовало глаз полное отсутствие бабок. Бабули составляют население любой поликлиники. Где бы вы ни были, в какое бы время не заявились к врачу, они уже будут там. Ими уже будут оккупированы все подступы к вашему дальнейшему излечению. Старухи вечно больны, да это и не мудрено, ведь в старости все больны – это закон природы. Но целью посещения поликлиники для них не является излечение, которое в принципе невозможно. Главная цель любой бабули – завсегдатая поликлинических стен – это тусовка. Только здесь каждую из них выслушают, уделят время. Только здесь плотность бабуль - подружек на квадратный метр помещения максимально возможная, чем где бы то ни было. Поликлиника – это неизменная точка сбора всех старух района. Они приходят пообщаться с врачами, другими бабулями и залётными посетителями поликлиники. Главное, ни под каким предлогом не поддаваться на хитрые провокации коварных старушек. Стоит только обратить своё внимание на них, как можно напороться на потрясающе полезную лекцию о закваске капусточки, например. Даже самые невинные их вопросы могут иметь своей целью, обратить на себя внимание.
Так вот, Мишу радовало, что здесь бабули начисто отсутствовали. В указанном кабинете седовласый врач с грустными глазами Ганнибала Лектора и ядрёным перегаром вручил Мише ключ и назвал номер кабинета. Кабинет располагался в цокольном этаже здания, в простонародье, подвале и являлся, ни много ни мало, складом старой рухляди, которая лет двести назад называлась старой мебелью. Миша вернулся назад к маньяку – врачу, думая, что тот ошибся в номере кабинета. На все Мишины увещевания «Ганнибал» вручил ему узкую пластиковую баночку и выпроводил в коридор. Пришлось вернуться обратно. Миша в смятении смотрел на горы трухлявого дерева и ржавого металла, искорёженные временем и людскими недугами. Подравшись сквозь заросли многолетней паутины, Миша обнаружил обещанную раковину. Честно говоря, место не располагало к рукоблудству. Включив фантазию и уютную ладошку правой руки, Миша осуществил своё грязное дело.
«Если бы знал заранее, взял бы с собой Нину», - размышлял он, пробираясь обратно. «Она бы сделала всё в лучшем виде». Миша любил трахаться. Как и Нина. Кто бы что не говорил, какие бы морально – этические доводы не приводил, но всем объективно понятно, что все в нашем гедонистическом мире пропитано жаждой секса. Постоянное изнуряющее сексуальное желание, безумное влечение является двигателем прогресса человеческих отношений. Или регресса…
О каких бы пламенных чувствах и неземной любви не говорили бы неисправимые романтики, которых с каждым годом становится все меньше и меньше, никакой высокой любви не построить без хорошего добротного секса. Без двух (а может и больше) разгоряченных тел в смятой разболтанно – скрипящей кровати, без сумасшедших криков и стонов, пугающих соседей, без совместного мытья в ванной, куда парочки отправляются, дабы добавить колорита в скучную однообразную сексуальную жизнь. Без склизких комочков использованных презервативов, валяющихся под кроватью, без красивого нижнего белья, которое так приятно снимать, без аккуратных лобков, радующих глаз. Всякая испепеляющая любовь загнется, зачахнет убогим стручком без ежедневной серьезной подпитки потом и спермой. А романтики под напором ежедневного цинизма, пропаганды секса и насилия, общечеловеческой сексуальной озабоченности скоро будут искоренены с поверхности нашей планеты. В пизду романтику, детка.
Порно и секс стали такой же неотъемлемой частью нашей жизни, как и ежедневный обед, сон, прогулки по выходным, занятия в школе, общение с надоевшими родственниками. Это превратилось в жизненную необходимость, и против этого не попрешь. Как бы кто не отнекивался, но все смотрят порнуху. Все любят порнуху – и это факт. Нас возбуждают эти такие желанные порно – актеры и актрисы: красивые, уродливые, стройные, толстые, пухлые, зубастые, грудастые, носатые, жопастые, худые, черные, волосатые, желтые, белые, хуястые, опытные профессионалы и нелепые любители. Порно превратилось в культурное явление. Об этом говорят сами за себя огромное количество абсолютно законных палаток на рынках столицы, торгующих дисками «ХХХ» - содержания. А что можно сказать об интернете? На его просторах множатся, как грибы после обильного дождя, порно – сайты, пользующиеся бешеной популярностью во всем мире. Их количество растет в геометрической прогрессии, дабы обеспечить всех нуждающихся отменными фильмами, в которых совсем не нужно следить за развертывающимся сюжетом, да и до конца смотреть совсем необязательно. Нам нравится пялиться в экран компьютера или плоского телика, оснащенного домашним кинотеатром с функцией полного погружения, как мужики и тетки на любой вкус погружают свои тела друг в друга, как пытаются изобразить горячую страсть и потрясающий оргазм.
Миша – заядлый онанист. Мог бы стать чемпионом по этому делу… Может продрочить весь день, не отвлекаясь ни на какие социально – полезные дела. Может вовсю трахаться с телкой, доводя её и себя до полнейшего изнеможения, но только она за дверь, как он устраивается поудобнее перед компом, где ожидает самое жаркое приключение этого лета, или зимы, или осени и весны. Все зависти от времени года. Это дело Миша любит…
Любит глазеть на окружающих телок, представляя, каковы они в постели, как они стонут, как берут в рот, ну и все в таком духе. Представляет, как бы напихал прямо сейчас. Но есть такой класс телок, которых совершенно не хочется трахать. Но не потому, что они уродливые и толстые, а потому что они совершенно не подточены под грязные утехи. Это имеются в виду их ангельские личики с постоянным наивно – детским выражением на них. Они слишком милы и непорочны (по крайней мере, на вид), чтобы можно допустить даже самую ничтожную возможность секса с ними. Это тоже самое, что выебать собственное детство…

***

Странные дела творятся в Мишином квартирном королевстве. Прежде всего, эти странности касаются стиральной машины. Миша давно уже подозревал что – то, но сегодня окончательно укрепился в мысли о том, что белый чудо – агрегат без его ведома и какого – то разумного согласования, берёт плату за свои услуги по стирке вещей. Самовольно, надо сказать. Каждый раз стиралка забирает в свои металлические круглые недра один носок. Сначала Миша не обращал внимания на немыслимый факт кражи и саботажа. Но исчезновение носков приняло в один прекрасный миг совершенно катастрофические масштабы, иной раз не оставляя возможности выйти из дома. Миша, конечно, выходил либо в грязных носках, либо в разных, либо и вовсе без носков.
В греческой мифологии существовал перевозчик Харон, переправляющий души умерших через реку Стикс в Аид. Умершим тогда клали монетку под язык, которой оплачивалась переправа. Без монетки суждено было скитаться обездоленной душе по кромке жизни и смерти, неприкаянной тенью скользить вдоль глади священной реки, помышляя о вселенском покое.
Так вот, Мишина стиральная машинка делала тоже самое – брала плату за перевоплощение вещей из грязных и плохопахнущих в чистые и благоухающие. Сука, но в отличии от порядочного перевозчика, занималась форменным вымогательством. «Лучше бы уж монетки жрала», - сокрушался Миша. Кидал бы ей в барабанную пасть по одному червонцу – все были бы довольны. Всё было бы по – человечески. Но какое там, ведь это же мерзкая и бездушная машина, хоть и очень полезная в домашнем хозяйстве.
Очень скоро Миша не досчитался по одному носку из каждой пары. «Лучше бы долбаная машина монетами принимала бы плату», - в очередной раз думал Миша, обнаружив пропажу ещё одного носка – самого любимого, надо сказать. А злобное чудо буржуйской техники, как обычно, в такие моменты только издевательски улыбается расстроенному Мише своим хромированным барабаном. Стиральная машина, пожирая носки, порой ввергает своего хозяина в тупиковые ситуации, когда они тупо заканчиваются. Благо, хоть трусы ещё, зараза, не додумалась жрать…

http://vk.com/netvremenibitmolodym
 отзывы (1) 
Оценить:  +  (0)   
01:19 27.09.12
url  plaksa Опытный писатель
[…]Хватит пиздеть! Иди разбивай витрины, если ты социально против
Хватит пиздеть!
Выеби свою сестру
Если тебе на всё плевать
Хватит пиздеть!
Не работай,
Не выёбывайся, блядь!
Хватит пиздеть, что искусство - никому ненужная еботня
Сделай что-нибудь сам -
Нихуя!
Ты можешь только жрать пиво
Работать на ебаную систему - знаю, чтобы хоть что-то иметь
Поэтому заклинаю
Хватит... пиздеть...[…]
Улицы или беременная бетонная клетка
С редкими поездками за город
В карманах сигареты и конопля
Деревенщина, бля, в спортивных костюмах
Косится наглыми и пустыми глазами
Ну вас нахуй!
Мы приехали за грибами
Потому что ЛСД не купишь как хотелось бы
В какой-нибудь аптеке по-быстрому
Флэш-бэки, вот и все что осталось
Которые как выстрелы
В оцепеневшую группу
Постера Бараева
Не лишают скотень иллюзий
Атеизм и прокладки олвэйз
Это супер-комфорт
Очередной Макдональдс
Вдыхают в открытый рот
Когда подыхают с голода
Потому что нельзя работать
Свастика - это знак доллара
На пропагандистких банкнотах
И руки трясутся от злости
И ненависти к сытой мрази,
Которая ходит в гости,
Устраивает праздники
У стада свои законы
Поэтому счастья нет
Прожектор из ямы промышленной зоны
Вырезают на небе след.

Лёха Никонов

- Я не такая, как все, - твердила Нина. – Пойми ты это.
- Ты сама – то веришь в это? – язвил Миша в ответ.
- Распространённые стандарты, общие для всех людей, совершенно не подходят ко мне, - Нина стояла на своём. – Я отличаюсь от всех девушек, бывших у тебя до меня. Я не похожа на нормальных людей.
- Знаешь, Нин, - Миша чуть наклонился вперёд и посмотрел Нине в глаза – тяжело и печально. – Никто в нашем мире не может позволить себе иметь роскошь быть собой. Или быть не таким, как все. Мнение индивида складывается из мнения окружающих тебя людей. Как ни крути. Окружающая среда подправляет разум каждого, делая его незримо членом общего. Лишь небольшая, я бы сказал незначительная, часть нашего собственного «Я» участвует в становлении и развитии мировоззрения. Лишь малая толика нашей индивидуальности влияет на выбранную линию поведения в обществе. Всё, сделанное или произнесённое человеком, делается с оглядкой на окружающих, на всеобщее стадное мнение. Кто бы что не говорил. Исключение составляют лишь счастливчики, живущие на необитаемом острове. Ты можешь казаться себе каким угодно неформалом, радикалом, нонконформистом, революционером, носителем великих новых идей, чудесным мальчиком или девочкой, но всё это не значит ровным счётом ничего. Ты – такой же как и все. Ты – такая же, как и все. Отолпотворение человека стирает все грани и различия. Каждый день нас ненавящево превращают в социальное стадо. Реклама, журналы и газеты, мода, работа – всё призвано к всеобщей стандартизации. Стандартизации жизненных идеалов, системы ценностей и взглядов на жизнь. В нас, как в лабораторных крысах, вырабатываются безусловные рефлексы быть успешным, сделать карьеру, одеваться по последней моде, заиметь кучу взрослых игрушек, радоваться обеспеченному бездуховному существованию. Я – такой же, как и все вокруг. Я уже не мальчик, поэтому понимаю это. И ты, Нина – такая же, как и все. Пойми это. Смирись…
Нина была потрясена. Задумчивая, она не могла выдавить из себя ни слова.
- Пойми, что все твои идеи о собственной уникальности и яйца выеденного не стоят, - Миша завёлся, и его нельзя было остановить. – Весь этот романтизм дожжен остаться за чертой детства. В детстве я играл в Че Гевару. Как и многие юнцы в то время, еще далекие от самоопределения в жизни, я мечтал о безграничной свободе и революции в обществе и сердцах людей. Только спустя какое – то время, набравшись мозгов и цинизма, я понял, что революция невозможна. Тем более, в душах людей. Мысль, что у меня нет будущего, сладким откатом отзывалась во всем моем молодом и сильном теле. Осознание своей жизненной неопределенности в то время грело душу. Я рвал джинсы, исписывал все и вся баллончиком, обклеивал лифты самопальными листовками радикального толка, слушал панк – музыку, восхищался Кобейном и Игги Попом, рисовал большую букву «А» в кружке – символ анархии и чувствовал себя эдаким бунтарем. Мне казалось, что я не такой, как все. Что я неподдающийся, неподдавшийся и никогда не стану тупым обывателем – частью социальной оголтелой толпы, которую я так ненавидел. Как же я заблуждался тогда. В детстве я играл в Че Гевару, а теперь я тупой обыватель. Моего мнения не существует. Все, что я называл своим собственным мнением, слагается, навязывается окружающим социумом. И от этого никуда не уйдешь. Тебе кажется, что ты отличаешься от остальных? Что ты не серый клонированный элемент общества? Что ты уникальный носитель великих идей? Да засунь все это себе поглубже в задницу!!! Мы все – тупые марионетки в умелых руках Большого Брата. Наше мировоззрение составляется под невидимым, неощущаемым воздействием СМИ, моды, книг, рекламы, навязываемого общественного мнения. В школах и институтах обучают, как правильно жить. На работе нас продолжают оболванивать, вылепливая «идеального жителя идеального мира». В детстве я играл в Че Гевару, а теперь он стал модой. Его изображение мелькает повсюду. Теперь на нем капитализм зарабатывает миллионы. То, против чего он боролся, теперь поглотило его, сделало из его лица рыночный продукт, бренд, запатентованную торговую марку. Современный материально - ориентированный мир давно понял, что лучшее средство против протеста – это сделать протест модой. Превратить любую радикальную идею или движение бунтарей в очередное модное веяние. Силовые методы подавления теперь не в почете. Будущее за методикой мягкого поглощения. Сегодня я убежден, что всякий протест против системы, всякое желание революции, несение в массы каких – то правильных идей, показушное неподчинение системе и общественному устройству – все это слагается вследствие неблагополучного материального положения. Если отвалить всем революционерам, панкам, неформалам, всевозможным радикалам приличную сумму денег, а может, и неприлично огромную, то весь их настрой и пыл, что – то изменить, испарится на глазах. Стоит им стать богатыми и знаменитыми, как тут же уйдут далеко – далеко все проблемы человечества и планеты, волновавшие их раннее, такие как катастрофическая вырубка лесов, непрекращающиеся конфликты, готовые с каждым днем перерасти в третью мировую, загрязнение атмосферы, всеобщее оболванивание тупых масс, уничтожение животных, голод и т.д. и т.п. Все эти хваленые борцы за свободу превратятся в тех же ленивых и тупых обывателей, каких они совсем недавно люто ненавидели. Лишь немногие единицы не поддаются колоссальному воздействию меркантилизма и гедонизма, оставаясь до конца верными своим идеалам и принципам. Они достойны уважения, как никто. В детстве я играл в Че Гевару, а теперь я – примерный покупатель. В моей жизни наступил пугающий своей неизбежностью момент, когда система сломала меня. Превратила в податливый кусок мяса, из которого можно изваять отличного потребителя, хавающего будничную серость своего существования. Не задающего лишних вопросов, молчащего, если знает ответы на них. В детстве я играл в Че Гевару, а теперь нас, как грязь, давит закон. Только он может убивать напоказ – это, как раз, по его части. Превратить человека в скота и раздавить, как назойливую муху. Нам день за днем преподают незаменимое искусство адаптации. Без него в нынешнее время никуда. В детстве я играл в Че Гевару, а теперь дети играют в Абрамовича. Дети – это отличный, самый правдивый показатель положения в обществе. Дети играют в тех, кем мечтают стать в будущей взрослой жизни. В тех, кто является их кумиром. Кем почетно быть сейчас. Деньги решают все в наше время. Чем больше кусок мяса, зажатый в зубах, тем выше положение в обществе.
В детстве я играл в Че Гевару, а теперь меня окружает стадо. И сам я являюсь полноправным членом этого человеческого стада, называемого гражданским обществом. На плечи мне давит какой - то никому непонятный гражданский долг, и я просто живу…
Нина была потрясена. Под впечатлением от столь проникновенной тирады, она, зарыдав, бросилась в комнату.

***

«С помощью наркотиков вы можете пережить все, но ничего не поймете».
Эрик Берн


Миша всегда очень скептически относился к галлюциногенным наркотикам. Не верил в их действенность и реальную мощь. Не верил в то неизгладимое впечатление, которое они оказывали на тысячи людей, в корне меняя их мировоззрение и самосознание, превращая перспективную молодёжь в хиппи и растаманов, заставляя их верить и следовать каким - то только им одним ведомым, призрачным богам общечеловеческой любви, бесконечной радости жизни и всеобщего мира. Как наркотики могут настолько сильно изменить жизненные устои представителей самого злого, разбалованного и циничного поколения? Как можно под воздействием какого – то паршивого клочка разрисованной бумаги обрести иной взгляд на жизнь, на окружающую жестокую действительность? Мишу удивляли эти людишки, попробовавшие кислоту, отрастившие после этого дреды и мелющие несусветную чушь о боге Джа, Индии, Шиве, цветах, радуге, кислом измерении жизни, вселенской любви к ближнему и прочей фигне, совершенно чуждой современным реалиям жизни. «Make love, not war» - бессмыслица, лозунг, не имеющий никакой смысловой нагрузки в раскалённом мировом котле вооружённых конфликтов и мелких «миротворческих» войн. Как война может быть миротворческой? Как можно узаконить массовые убийства под таким миловидным названием? Это всё грёбаная подмена понятий. Такая популярная в наш век. Что стоит только наш кинематограф. Точнее сказать, один его жанр, присущий, по мнению Миши, только нашей стране – криминальный «романтизм», дань лихим девяностым, животрепещущие эпопеи из нелёгкой жизни криминальных авторитетов и простых бандитов. Тысячи простых людей восхищаются, завидуют, искренне сопереживают подвигам героев тысяч сериалов и фильмов о бандитской России. А наша доблестная милиция, или менты, как принято их называть, обычно предстают в такого рода кино с самой нелицеприятной стороны. Не могу ничего сказать по поводу нашей милиции – они и сами далеко не ангелы, зачастую не особо отличаясь от бандюков. Зрители люто ненавидят «плохих» ментов, убивающих, сажающих или просто мешающих жить отличным парням – беспредельщикам, грабителям и убийцам.
Так вот, возвращаясь к теме кислоты. Когда человеку что – то непонятно, то самый лучший выход из создавшейся ситуации – это разузнать всё самому, попробовать на себе. Миша сотни раз проверял остроту наточенного ножа на большом пальце, почему бы не попробовать и неведомое действие кислоты, изменяющей сознание. Так решил Миша, а Нина полностью поддержала его.
Замутить грибов в ту пору не составило большого труда. Ведь во всю властвовал сезон, наводняющий леса московской и близлежащих областей безумными грибниками. Миша и Нина съели тогда по сорок штук сушёных грибов. На вкус они были, как сено, но коровой они себя тогда отнюдь не чувствовали. Нечего говорить о пережитом «трипе», это надо прочувствовать самому, чтобы понять всё без остатка. Единственное, что поразило Мишу – это облик окружающих людей. Дело в том, что лица людей ничем особенно не изменились, но почему – то казались уродливыми. Казалось, лёгкая гнильеца проскальзывает в глазах каждого встречного. Было отчётливо видно, как чуть видный отпечаток скрытых пороков и тайных желаний изменяет лицо, превращая его в еле различимый паскудный лик беса. Что – то бессвязно – мерзкое сквозило в выражении этих лиц. Очень интересно было наблюдать за ничего не подозревающими людьми, которые даже и не догадывались о том, что кто – то разгадал их истинную сущность, увидел настоящее лицо. Скорее всего, это была просто иллюзия, навеянная действием грибов, но тогда Миша был ошеломлён результатом своих наблюдений. Единственное возможное объяснение этих недобрых трансформаций служило то обстоятельство, что под действием грибов – псилоцибинов обострились все чувства, в том числе и интуиция и логика, а может даже и что – то более глубокое. Миша обрёл тогда третий глаз, глубоко запрятанный скудной человеческой оболочкой, чистый взгляд на истинную суть вещей, на реальное положение дел. На настоящее лицо каждого человека, не скрытое где – то в бездне совести и души под напускной личиной невинности и доброжелательности. На порочную сторону человеческого духа, в существовании которой человек просто боится признаться или, если углубиться ещё больше, даже и не подозревает о её существовании. Интересные впечатления, дающие пищу для размышлений. Единственное, о чем Миша жалел тогда – это то, что не удалось посмотреться в зеркало…
В один прекрасный день у Миши оказались две малюсенькие, размером со спичечную головку, коричневые звёздочки. В одну прекрасную ночь они и Ниной скушали их на ужин. Действие оказалось намного более сильным и обширным, чем эффекты от грибов. Именно после того раза Миша стал понимать все эти так называемые «кислые темы». Когда эффект достиг своего максимума, Нине приспичило в срочном порядке помыть посуду. Миша, не разделив её откровенного сумасшествия, ведь для него добровольное желание помыть посуду сродни безумию, удалился в комнату наслаждаться музыкой и яркими визуалами, потрясающими своей глубиной погружения. Лёжа в комнате на диване, он размышлял над звучащей музыкой. Создана ли музыка для кислоты или кислота создана для подобной, весьма специфической музыки? Ведь, будь Миша трезв или под чем – то другим, то никогда не стал бы слушать подобную лабуду. Трезвый не понял бы музыку или это музыка не приняла бы «неверного» в свой чудесный сад? Почему общее для всех видение мира считается нормальным? Почему реальность реальна? Что есть реальность – то, что происходит с Мишей сейчас или то, к чему он привык в обыденной жизни? С такими вот пространными мыслями о взаимоисключающих реальностях Миша возвратился на кухню. Там он застал Нину за очень странным, пугающим даже, занятием. Нина мыла ножи. Всякий раз, с очень сильным нажимом проводя по остриям мыльной губкой, она смотрела на свою ладонь. Потом опять.
- Хочу понять, насколько сильно я провела по ножам, чтобы порезать ладонь, - Нина вскинула на Мишу мутный взгляд. - Чтобы почувствовать кровь и боль. Насколько сильно, чтобы вернуться к реальности. Или опять уснуть?

***

Нина шла домой, разглядывая под ногами мокрый после ночного дождичка асфальт. Уличные фонари смазали его желтоватым маслом своих неярких замызганных ламп. Нина боялась поскользнуться и упасть светлыми джинсами в зеркала грязных луж. Все её мысли были заняты Мишей.
«Почему он так изменился? – вопрошала она сама у себя. – Где его прежний трепет и свет чистой искренней любви? Сейчас я чувствую только одно лишь нарастающее равнодушие и напускную заинтересованность в моей судьбе. Где его неподдельная и такая трогательная забота? Такое ощущение, что он преследует какую – то цель, только ему одному, понятную. Зачем я ему? Какая выгода может быть для него в отношении меня? Блин, что за дурацкие мысли – Миша не способен на подлость. Никогда. Ведь он любит меня. Он – моя судьба, а я – его. Мы – половинки одного целого, одной звезды. В прошлой жизни мы были вместе, точно. В прошлой жизни мы были одной большой звездой. Тогда, когда еще Вселенная была молода и прекрасна, когда суровые камни одиноких планет и не подозревали о разумной жизни. Моя и его душа томились в толще камней. На моей половине царил холод вечных льдов и непроглядная темнота, а на его половине росли прекрасные цветы. Я могла только мечтать о Солнце, не подозревая, что Солнце – это он. Безжизненная пустыня моего существования чахла изо дня в день. До самого дня большого взрыва. Страшное потрясение мирового космоса раскололо нашу звезду пополам. Неподвластные нам силы тяготения уносили половинки за миллионы световых лет друг от друга. И в последний миг этой невыносимой потери каждый из нас осознал, что у нас одно большое горячее сердце. Одно на двоих. Одно тепло, великое единение. И теперь оно оказалось расколото, разбито, обрекая каждого на вечное одиночество.
Я скиталась по просторам Вселенной. Я проклинала этот ненавистный космос. Такой прекрасный и жестокий. Я ползла по Млечному пути, стирая неосязаемые колени в прах звездной пыли. В каждой планете, каждом астероиде, пролетающей мимо комете я искала свое чудо. Свою половинку. Мне казалось, что я слышу желанный зов, чувствую стук сердца, расколотого надвое. Но это был лишь космический мираж. Я каждый раз жестоко ошибалась, выдавая желаемое за действительное. Мне оставалось лишь одно – медленно подыхать от вселенской тоски…
Миллионы лет прошли с тех пор. Даже Вселенная сменила несколько поколений. Стала старше и мудрее. На планетах зародилась жизнь. Жизнь, чуждая космическим силам. На одной такой планете я вдруг почувствовала слабую нить притяжения. Я не верила. Моя душа рухнула в исступлении на поверхность красивой и молодой планеты. Легче было бы умереть, забыться вечным сном, но я поклялась себе найти его. В долгих странствиях я провела тысячи лет. В разных воплощениях и образах. Преследуя лишь одну великую цель – найти половинку, найти его – моё сердце и душу. Пестрой бабочкой я летала по разноцветным лугам, искала тот самый цветок. Мельчайшим планктоном путешествовала по всемирному океану. Резвой птичкой летала в небесах. Хищным динозавром продиралась сквозь джунгли. Казалось, все было напрасно…
Родившись человеком, я и не подозревала о заложенной внутри меня миссии. Забыла, ведь память человека такая короткая. Просто жила. В один прекрасный день я все вспомнила, узрела окончание великого пути. В этот день ОН нашёл меня. Сам…
Я не отдала ЕМУ свою половинку. Я отдала ЕМУ всего себя целиком и полностью. Без остатка. Свое сердце и душу. Свою жизнь и глаза. Зачем мне все это без НЕГО?
ОН вокруг меня, ОН внутри меня, ОН рядом со мной. Моя мечта – для нас двоих. Мой космос внутри ЕГО сердца. ЕГО ладони на моем лице. Моя душа – это ЕГО тепло.
Я – это ОН»…

***

Однажды ночью, когда Миша в очередной раз бодрствовал, терпеливо ковыряясь в необъятных просторах всемирной паутины, ему совершенно неожиданно подвернулся хороший собеседник. Неожиданно, потому что Миша никогда раньше не писал ему. Этой же ночью он оказался единственным Мишиным «другом» в он – лайне. Так что Мише пришлось ему написать. Было скучно, а другой альтернативы просто не оставалось. Дело, как всем понятно, происходило в «Контакте». Место встречи изменить нельзя, так сказать. Хорошим собеседником он оказался потому, что он, как выяснилось, умный, незаурядный человек, не растерявший в нашем шаблонном мире, умение думать креативно и неординарно.
Так вот, этот вот Мишин собеседник, назовём его Ильдаром, высказал одну очень интересную теорию: по его словам опечатки не случайны. К столь странному выводу его натолкнул дядюшка Фрейд. Честно говоря, Миша довольно скептически отнёсся к этим словам, тем более, что он и Фрейда не считал авторитетом. В наше развитое время учёные новой волны нисколько не смущаются доказывать теории, обратные тем, что выдвигал отец психоанализа. Всем давно уже стало понятно, что догматы Зиги не имеют под собой столь крепкой основы, как казалось ранее. Многие из них, мягко говоря, далеки от реальности. Фрейд был первооткрывателем, отцом – основателем, изобретателем психоанализа. Так как он был первым, так как он положил начало исследованиям таинств человеческой души, то ему позволительно ошибаться.
Все эти исследования первопричин человеческих поступков могут завести пытливого учёного в такие непролазные дебри душевных насаждений, что становится страшно. Вообще, психология – штука сложная и субъективная. Она всецело зависит от личности психолога или пациента. Это чудовищный сплав мнений тысяч людей, исследующих человеческий внутренний мир. Это – то и лишает психологию какой – либо стройности и точности. Ведь сколько людей, столько и мнений.
Психологи могут до одури оспаривать постулаты друг друга, но в сущности, каждый будет прав. Или не прав. По- своему. Психология – это каждый, отдельно взятый, уникальный случай, который нельзя запихнуть в установленные рамки. Это будет, как минимум, непрофессионально. Лучшие умы этой псевдонауки могут до посинения спорить, пытаясь выставить свою теорию единственно верной, сыпать непонятными терминами для важности, но не прийти к правильным выводам…
Допустим, вопиющий случай. Внук завалил свою бабулю, а потом оттрахал мёртвое тело старушки. Почему он это сделал? Что так кардинально повлияло на его поведение? Что сподвигло его на эту мерзость? С точки зрения психологии, можно выстроить гладкую теорию о побоях в детстве, учинённых садисткой – бабулей. Или о коллективном изнасиловании на заднем дворе школы бандой педофилов в тот день, когда бабуля не забрала его вовремя домой. И всё сразу становится понятно. Психологи и психиатры торжествуют от того, как ловко они разобрались в такой сложной человеческой душе. Но вдруг оказывается, что внук не видел свою бабулю до девятнадцати лет. Как такое понимать? Ведь в таком случае все эти романтические гипотезы летят ко всем чертям. А ответ оказывается простым и банальным – внук серьёзно подсел на героин и ему нужны деньги на дозу. Чтобы получить деньги, надо впарить икону шестнадцатого века – семейную реликвию. Но между иконой, а значит и героином и внуком, есть один незначительный элемент – бабуля, которую следует устранить из этой цепочки, как слабое звено. Сделать это требуется, как можно скорее, ведь героин плохо умеет ждать. Внучку ничего не остаётся, только как укокошить глухо – слепо – хромую старуху. Что он и делает. Вы спросите об изнасиловании трупа. Всё опять оказывается гораздо проще – внук решил проверить карманы убитой на предмет наживы. Его непонятные манипуляции над телом были приукрашены впоследствии соседом – свидетелем происшедшего из соседнего огорода. Всё просто и ясно. Убийство вызвано простой жизненной необходимостью. Внук – ублюдок посчитал, что пережить сегодняшний день без дозы будет намного болезненней, чем смерть старухи. Ей ведь и так немного осталось…
Жизнь – ведь она уникальна. Жизнь – это круговорот разрозненных событий, которые, порой, не поддаются никакой логике. Бывают, конечно, похожие случаи или и вовсе идентичные, но и их нельзя пускать под одну гребёнку. Различия точно существуют, даже незначительные. Хотя, невозможно не признать, что для оценки мотивов поведения какого – нибудь паршивого маньяка или насильника требуется глубокий психоанализ и очень серьёзная работа психиатров. Не каждому, называющему себя психологом или психиатром, такое под силу…
Миша что – то серьёзно отвлёкся в своих размышлениях от сути вопроса. Так вот, Ильдар утверждал, что любая опечатка – это не результат промаха пальца, а следствие влияния коллективного бессознательного. То есть, существует определённая закономерность опечаток, а опечатки, в свою очередь, несут скрытый смысл. Буквально, на примере Мишиной опечатки он доказывает это. Вместо слова «человек» Миша пишет «чеорвек». Ильдар высказывается так: что, дескать, Миша сравнил его с мягкотелым альтруистом и вот выскакивает слово, созвучное со словом «червяк», что вполне уместно в контексте Мишиного сравнения. То есть, опечатка случилась не просто так. Это всё происки коллективного бессознательного, и никак иначе. Идея, честно говоря, показалась Мише идиотской. Потому что, имея определённую небрежность в печатании, проблески фантазии и гибкость ума, можно каждую опечатку всунуть в основной текст. Обозначить опечатками дополнительную смысловую направленность всего написанного.
Если принять тот факт, что опечатки имеют скрытый смысл, то возникает одна глупейшая идея. Миша счёл её очень удачным стёбом. Что, если открыть салон гадания по клавиатуре? Ладони с их нелепыми линиями и фотографии уже давно устарели. Ими никого не удивишь. А человеку всегда требуется новизна. Тупой обыватель кидается на всё новое, даже не задумываясь о полезности. Это будет новый прогрессивный виток в сфере магических услуг – предсказание судьбы методом опечаток. Квартиру следует оборудовать по последнему писку магической моды: стеклянный шар, колокольчики, ароматические свечи, ультрафиолетовые лампы, балдахины над ложем, бубен под потолком, всевозможные статуи различных представителей волшебной фауны, чёрная кошка, срущая под кровать, кресты по всем стенам, вязанка козьих ножек для проведения ритуалов и прочее. Неплохо было бы обзавестись ещё и карликом – прихвостнем, но это уже высший пилотаж. Поймать хотя бы ворону для пущей наглядности. Или сову. Главное – это название салона. А также, титулы и регалии магов.названием для салона можно выбрать что – нибудь типа, «Крещендо». Звучит, не правдв ли? Так возвышенно и сильно. Или , на худой конец, «Вместилище величайших сил талантливейших из людей». Титулы можно подобрать поскромнее. Например, «О величайший из людей, магистр всевышних сил Луцианос, я – твой смиренный раб». Всё это одним словом. Звучит? Звучит.
В салон каждый день будут приходить целые вереницы болванов, жаждущих чуда, ведь чудо оттого и является чудом, что никогда не может произойти в реальной жизни. Процесс гадания будет максимально прост – проситель в хаотичном порядке лупит по клавиатуре. На мониторе открыт «Ворд», на белом листе появляются буквы, складываясь с полую бессмыслицу, трактовка которой доступна только великому магистру. А за всё это представление и кидалово можно брать символическую плату в размере ста баксов. Ничего такой бизнес получился бы…

***

Что можем мы предложить миру, кроме превышающей наши потребности добычи, которую мы безрассудно вырываем у природы в маниакальной уверенности, что эта безумная деятельность представляет собой прогресс и просвещение? Страна возможностей превратилась в страну бессмысленного изнурительного труда и борьбы. Цель всех наших устремлений давно забыта. Не долго продержалась и наша готовность оказывать помощь униженным и бездомным; нет в этой огромной пустынной земле места для тех, кто, подобно нашим предкам когда – то, ищет теперь прибежище для себя.[…] Между тем остальной мир смотрит на нас с отчаяньем, какого не знал никогда прежде. Так где же дух демократии? Где наши лидеры?
Генри Миллер

- Ты представляешь, индекс волатильности упал на четыре целых, три десятых процента. Это просто пиздец какой – то, - Игорь даже подавился своим двойным эспрессо.
- Да, это действительно, ужасная новость, Игорь, - Нина сохраняла видимое спокойствие, но скорее всего, просто не понимала, о чём толкует этот кретин.
- Чикагская фондовая биржа просто взбесилась сегодня, - Игорь наконец откашлялся. Мише очень хотелось, чтобы Игорь скончался прямо сейчас от удушья и закупорки дыхательных путей кофе.
- Все мои прогнозы оправдались, - всё не унималась это человеческое воплощение канала «РБК».
Лучась от счастья и гордости за свой пытливый ум и экономический склад ума, Игорь откинулся со слащавой улыбкой на спинку стула.
«Ёбаный павлин, - Мишу просто тошнило от этого напыщенного сноба. – Как можно быть таким занудой».
Всё утро этот мудак сыпет горячими новостями фондовых рынков и непонятными терминами, пытаясь показаться невъебенно умным, хотя Миша догадывался, что Игорь сам не особо понимает, о чём говорит. Всё это просто жалкие понты перед Ниной, попытка выставить Мишу дураком и бестолочью. Миша еле сдерживался, чтобы не всечь этому «костюмчику» прямо здесь и сейчас. Испортить разбитым лицом весь будущий плодотворный рабочий день. Лишь присутствие Нины спасало Игоря от неминуемой расправы.
Утро для Миши выдалось, на редкость, неудачное. Из – за нелепого недоразумения и катастрофичной случайности, он попал на завтрак в кафе, в весёлой компании Нины и её припизднутого коллеги по работе. Вообще – то Миша никогда не ходил на завтрак в кафе, предпочитая всей этой яичной дребедени и пластмассовой каше, домашние бутерброды с колбасой, неровную пустую яичницу и кофейный суррогат из железной банки. Все эти выпендрёжные завтраки в кафе совсем не наша тема – так всегда считал Миша, хотя и работал сам в баре, куда ежедневно приходят люди, чтобы позавтракать перед работой. Каждый свой рабочий день он смотрел на мужчин и женщин в строгих костюмах и очень серьёзными лицами, кичащихся собственной значимостью перед персоналом бара, кого они считают недостойной чернью. А по ночам Миша поил людей алкоголем, обменивая каждый миллилитр выпивки на кусочек души, или скорее, отмирающего мозга. Хотя кому из работников бара нужен кусочек души? Всех интересует только её денежный эквивалент, если таковой существует. А он точно существует, в этом Миша убеждён. Клиент платит, клиент заказывает музыку. Люди, работающие в ресторанной сфере, обязаны пресмыкаться перед любым платёжеспособным субъектом. Надо улыбаться и ублажать каждого пьяного мудака, задвинув все свои внутренние противоречия поглубже в задницу. Все твои житейские проблемы, жизненные дрязги мало, кого здесь волнуют. Только косвенно это заботит менеджеров и управляющего. Управляющему важно загребать деньги, наживаясь на рукотворном процессе удовлетворения любых потребностей клиентов. Каждый человек, работающий у него, важен только, как элемент в общей системе, приносящей деньги. Отдельно взятый индивид с его личной жизнью совершенно не интересен. Управляющему лишь интересна сумма денежных средств, которую придётся выплатить каждому после окончания месяца. Управляющий доволен непрерывностью процесса и очень сетует на отмену рабства и крепостничества.
Менеджеры более приближены к линейному персоналу, как называют они официантов, барменов, поваров, уборщиц, кальянщиков, посудомойщиц, хостес и всех всех всех, на ком в первую очередь висит ноша непосредственно добывать деньги. Менеджеры строят из себя хороших друзей и приятелей, но на деле сделают всё, чтобы уберечь свою задницу от увольнения. Никакие «дружеские отношения» не станут им помехой, чтобы выгородить себя или поднасрать коллеге – менеджеру.
Весь же низший персонал делает всё, чтобы вытрясти из каждого посетителя побольше денег на «общее дело», как это величают управляющий и менеджеры. Очень часто вместе с деньгами, на головы и жопы официантов и барменов удаётся вытряхнуть изрядную кучу говна. Говно это следует терпеть и проглатывать, размазывая по щекам. Всё, чтобы перепала подачка с царского стола. Всё, чтобы довольный гость оставлял щедрые чаевые. Ведь клиент всегда прав, если платит, конечно…
Хотя, надо признать, что даже в сфере ресторанного бизнеса встречаются нормальные люди, в которых можно быть уверенным в любой ситуации. С некоторыми даже удаётся поддерживать отношения и после смены работы или в нерабочее время. Персонал ресторанов сближает алкоголь, совместные пьянки и горячее обсуждение прошедшей смены. Всех перипетий рабочего дня и ночи. Промыть косточки гостям и втихаря обосрать кого – нибудь из соратников по работе – это любимая тема каждого работника. Миша сначала всегда посещал совместные мероприятия персонала, так называемые «стафф пати», был главным активистом и заводилой любой попойки. Но потом ему настолько настопиздел этот вечный трёп о работе, что он перестал ходить, отбился от «такого дружного» коллектива. Сколько не переводи беседу на какие – то отвлечённые темы, всё равно всё возвращается назад. Как это ни прискорбно, но общие темы с трудом находятся. Или просто люди не желают их находить….
Так вот, все эти завтраки в кафе – это совсем не наша тема. Так всегда считал Миша. Всё это пошло из Европы, насаждающей ещё со времён Петра нам свои порядки и цивилизованность. Европейский образ жизни, чуждый нам, был с удовольствием старательно скопирован нашими гражданами. Ведь так живут европейцы и американцы, весь капиталистический – демократический мир, ставший эталоном мироустройства для многих стран – последователей. Для кого – то европейский образ жизни трансформировался в европейский образ мышления. Никто же не хочет отставать от делового мира западных стран. Делай, как я. Даже такая мелочь, как завтрак делового интеллигентного человека, желающего преуспевать в работе и карьере, обязан быть выдержан в европейском стиле. Новое веяние моды – завтраки в кафе и бизнес – ланч. Почему не назвать обед обедом? Нет, надо обязательно подчеркнуть его двумя иностранными словами, придающими этакий шик, лёгкий налёт европеизации. Слово «ланч» уже давно следует признать русским словом и внести его в словарь русского языка. Бизнес – ланч – означает, что изголодавшийся работник офиса будет есть еду, предназначенную только лишь для занятых бизнесменов. Для тех, кто осознаёт свою значимость. Для тех, у кого хватило мозгов получить высшее образование в отличие от работников кафе, ни на что больше не годных, только как готовить еду, приносить её, уносить объедки и наливать компот. Бизнес – ланч – как гордо и высокопарно звучит. Даже если под этим названием скрывается всего лишь щи и картошка с котлетой. А попробуй принести эту котлетку из дома в пластиковом контейнере, засмеют же…
Апельсиновый фреш, двойной эспрессо, яичница – глазунья из трёх яиц и ветчиной, костюм – тройка, цветной галстук, сигаретка и газета «Коммерсант» - вот отличное начало дня. Вот перед нами сидит очередной важный «Игорь» - он сыт, бодр, гладко выбрит и блестящие туфли совсем не жмут. Вчера вечером он купил себе такой необходимый аксессуар для любого занятого человека, следящего за своим драгоценным временем – часы. Не беда, что он никогда не посмотрит на них, чтобы узнать, который час. Их даже можно не заводить, или стрелки могут быть нарисованными. Главное – это их увесистость и солидность. «Игорь» в курсе всех последних событий и происшествий в деловом мире – мире больших денег и рынков акций. В мире, куда он так мечтает попасть. Вписать своё имя золотыми буквами, а лучше, бриллиантовыми, в книгу светлого будущего и карьерного роста. Площадь обхвата его системы ценностей от айфона, саквояжа от Вьютона и долгожданных пьянок на выходных после пятидневной (как у всех нормальных людей) рабочей недели до Мерседеса и дома на Рублёвке…
Миша даже и не заметил, как проговорил практически все свои мысленные изыскания, вслух. Теперь Игорь сидит, как молнией ударенный. Сидит молчит, сказать абсолютно нечего. Миша пугает его своей необузданной ненавистью и острым, хорошо, даже очень хорошо, подвешенным языком. Нина готова от стыда провалиться под стол. Два взгляда четырёх глаз устремлены на Мишу. Каждый взгляд вынес Мише приговор о том, что он конченый псих и дегенерат.
- Всё, нам пора, - Нина первая совладала с собой. – Может, уже хватит пить? – укоризненно смотрит, как Миша приканчивает третью кружку пива.
- Вынужден отвергнуть ваше предложение, Нина Павловна, - Миша громко опускает кружку на стол, представляя, как бы опустил её на голову Игорю. – Вы уже уходите? Я с вами, - не дожидаясь ответа.
- Я оставляю на чай, - Игорь кладёт на стол двадцать рублей.
- Да ты я, я смотрю, такой щедрый. Оставь себе лучше на метро, - Миша кладёт пятьсот рублей. – Извини, я не дам тебе осчастливить официантку, а то она разобьет себе голову, когда будет прыгать до потолка, радуясь твоим щедрым чаевым прямо с утра. Если не можешь оставить за свой обед или завтрак нормальной суммы, ну хотя бы рублей сто или полтинник, на худой конец, то лучше вообще ничего не оставляй. Так будет гуманнее, чем потчевать человека своей жалостью.
Нина и Игорь работают в очень странном месте – филиале Банка Москвы на Курской, прямо у выхода из метро. Из – за близости Курского вокзала и выхода из метро, откуда непрерывным потоком движется различный люд, у которого можно стрельнуть мелочёвку на пузырь, крыльцо этого банка и одну его стену облюбовали бомжи. Все вокруг, работники банка, в том числе, уже давно привыкли к вонючему отряду пресмыкающихся нелюдей, как выразилась одна милая дамочка, проходя мимо. Пресмыкаться бомжей заставляет постоянная потребность в водке, портвейне, пиве, «виноградном дне» и прочих прохладительных напитков. Миша всегда удивлялся, почему же их никто не гонит отсюда. Как будто бомжи – это не толпа низко упавших людей, а стая голубей, прилетевшая покормиться мертвечиной нашего города. Разве мы часто обращаем внимание на голубей? На этих обычных городских птиц, превратившихся под влиянием тягот городской птичьей жизни во всеядных падальщиков. Бомжи – это что, такие же голуби? Наверное, нет. Ведь голуби, в отличие от бомжей, хоть кому – то радуют глаз. Бездействует милиция, щедро унавоживающая благодатную почву вокзала с её тысячами неприкаянных, с которых можно срубить монету на пропитание скромным и добропорядочным блюстителям закона. Охранник банка никак не реагирует на оголтелую компанию, режущую глаз своим соседством с банком. Ведь банк – это хранилище денег, оплот любой финансовой системы в массах. Негоже ему иметь при себе такое непредставительное представительство тех, кто никогда не станет их вкладчиками. Мишу давно заботил этот вопрос. Может быть, всё дело в контрасте? И очень скоро такие вот выходцы с самого дна жизни, с социальной помойки, куда их запихнула система, посчитавшая ненужными элементами? Чужеродными наростами на теле современного, хорошо отлаженного общественного порядка. Может быть бомжи там не зря поставлены? А чтобы каждый преуспевающий сознательный гражданин видел контраст между двумя ступенями жизни? Наверное, бомжи в нашем мире нужны для устрашения трудяг, вкалывающих на систему. Чтобы предостеречь их от необдуманных действий и вольностей. Чтобы каждый понимал, что его ждёт, стоит только отказаться от предложенной схемы бытия. Бомж – это, своего рода, демонстрация силы нашей системы, способной любого неугодного превратить в ничтожество. Работай, потребляй, не отклоняйся от общепринятых стандартов – иначе смерть. Можешь выставлять себя неформалом или революционером, но не заходи слишком далеко. Каждый радикальный политический деятель, кичащийся своими призывами к революции и изменению мирового порядка, существует ровно столько времени, сколько он угоден государственной машине. Она уже рассчитала его полезные функции, которые он будет неукоснительно соблюдать, дабы остаться на плаву. А простой человеку и вовсе не нужны никакие функции. Обыватель ценен только, как частичка общей массы, толпы, у которой есть свои хозяева, обеспечивающие незримое руководство ей. Бомж – это как напоминание о шатком положении в обществе. Они нужны для ощущения собственной значимости и благополучия. Чтобы каждый понимал, как ему повезло в жизни. И как может не повезти. Так что не проеби своё истинное человеческое счастье. Будь гражданином, следуй программе до конца, не отвлекайся на вольнодумие и ненужные размышления. Будь выше всех этих размышлений о бесполезной растрате своих возможностей. Будь выше злобы на правительство и его ложь, на подмену истинных ценностей, на общее раболепное преклонение перед культивацией насилия, секса, наркотиков, алкоголя. Будь выше призывов одуматься и задуматься о своём месте в жизни. Будь выше всех этих лидеров и выскочек, кричащих о программировании человечества. Где сейчас все эти демагоги, орущие о свободе? Где их призывы взглянуть внутрь себя? Где их разговоры о назначении человека? Тем ли должны заниматься люди, чем занимаются сейчас? Так ли важна погоня за заработком, в которой забывается назначение души и совести? Будь выше всех сомнений, иди вместе со всеми, плыви по течению, вверь своё тело и душу корпорациям – они – то точно знают, как ими распорядиться. Вноси свой вклад в чьё - то ежедневное обогащение, может быть, ты сам скоро станешь во главе угла. Заткни себе рот долгожданной зарплатой и молись о процветании корпорации, фирмы, министерстве и всяким разным местам, где тебе посчастливилось трудиться. Всех денег не заработаешь, а ты попробуй. Ведь именно в деньгах счастье…
Будь выше участи быть самим собой, и система унизит тебя, укажет на твоё место….

http://vk.com/netvremenibitmolodym
 отзывы (2) 
Оценить:  +  (+4)   
01:21 27.09.12
url  plaksa Опытный писатель
- Ты, вообще понимаешь, что ты мелишь? – Миша пылал холодным огнём беззвучной ярости. – Какой, на хуй, автостоп? Какой ещё долбанный романтик надоумил тебя на это? Ты же не маленькая девочка, должна понимать всю нелепость.
Нина готова была разрыдаться от обиды. Она уже очень пожалела о том, что рассказала Мише об идеи кругосветного путешествия автостопом. Её же надоумил на это, потрясающее своим романтизмом, мероприятие сокурсник из института. Осталось только лишь окончить институт. Тогда можно со спокойной душой двигаться в путь. Через всю Россию, потом Китай, Индонезия, через Новую Гвинею в Австралию, дальше через Сингапур в Индию, оттуда двинуться через всю Африку на самый её юг, потом переплыть Атлантический океан, Южная Америка, Центральная, осесть на пол - года в США, чтобы получше узнать эту страну мечты, далее в Исландию, потом пронестись по Европе и вернуться в Москву. И всё это автостопом на машинах и кораблях.
- Да это же полный бред. Такое бывает только в кино, далёком от реальности, - Миша откровенно ржал над будущим путешествием.
- Тогда я поеду без тебя, - Нина подумала, что выдвинула ультиматум. – Только я и Стас. И у нас всё получится, а ты будешь до конца своих дней гнить в Москве. Ну, может, изредка будешь выбираться в тухлый Египет или Турцию. А мы со Стасом может вообще больше не вернёмся. Поженимся где – нибудь в Америке. Купим там себе дом и заживём счастливо.
- Представляю, какой вы там купите домище на гигантскую зарплатищу посудомойщицы и дворника. Это будет просто рай какой – то. А можно мне будет как – нибудь наведаться в гости в ваш замок? – Миша смеялся во всю глотку. – Покатаете меня на вашем шикарном «Кадиллаке», свозите в Диснейленд и Макдональдс. Если, конечно, вам захочется меня пригласить. Да ты понимаешь, что даже, если вам обоим пойти торговать своими жопами в трущобах Нью – Йоркского гетто, вы даже на землянку не заработаете.
- Посмотрим, как ты запоёшь, когда мы там разбогатеем, - Нина никак не уступала. – Америка – страна огромных возможностей, которые по силам использовать только истинно достойным.
- Блин, Американская мечта реальна только в кино. Настоящая жизнь совсем иная. Не стоит так идеализировать и романтизировать Штаты, как это постоянно делают киношники. Голливуд просто пускает пыль в глаза всему миру.
- Ты просто умрёшь от зависти, Миша. Вот она, настоящая правда жизни. Будешь жалеть о том, навсегда упущенном моменте, когда ты мог поехать с нами.
- Хорошо. Давай представим на минутку, что вы отправились в путешествие. Ты представляешь себе, глупая ты курица, сколько времени может занять это скитание? Если тебе повезёт вернуться домой, представь, сколько времени ты потеряешь? Ты безбожно отстанешь от повседневной московской жизни. Будешь барахтаться в самом низу, сожалея об упущенном времени. Будешь смотреть на своих подруг и сокурсников , умирая от зависти. Ты – ребёнок своих родителей, а твои родители – это столица, большие бабки, гламур, шик, бутики, клубы, мода, салоны красоты и прочая дребедень, так необходимая каждой светской сучке. Ты – кровь от крови нашего индустриального, материально – ориентированного мирка, в котором благосостояние оценивается наличием у тебя дорогих взрослых игрушек. Так как же ты будешь существовать, лишённая всего этого? Светлого будущего и материальных благ. А всё это будет упущено из – за этого путешествия, всё из – за утраченного времени и упущенной карьеры. Ты вернёшься никем, а все, кого ты знала будут смотреть на тебя свысока. Ты никогда не станешь им ровней, - Нина потупила глаза, а лицо её побледнело. - Давай представим себе само путешествие. По любому у вас не будет с собой кучи денег, только на самое необходимое. Вам придётся ночевать, где попало, пить и есть, что попало. Я уже не говорю о том, чтобы принять душ. О ванне речь просто не идёт. Как же ты будешь без своего любимого телефончика? Да у тебя же никогда в жизни не получится обойтись без всех этих удобств, к которым тебя приучила хорошая жизнь. Уверен, что уже где – нибудь под Ярославлем ты плюнешь на всю эту нелепую затею и вернёшься домой.
- Ты, ты, - у Нины перехватило дыхание, - ты – просто чудовище.
- Нет, я просто реалист, - Миша коротко улыбнулся.
- Ты не реалист. Ты – циничный ублюдок.
- О, из твоих уст это звучит, как комплимент, - Миша улыбался во весь рот. – Да, вот ещё кое – что. Эта кругосветка попросту невозможна. А знаешь, почему? Потому что тебя затянуло в зыбучие пески обыденности. Представь, что будет, когда ты закончишь институт. У тебя будет образование, прекрасные перспективы успешной карьеры и образ будущего богатства. До самой пенсии будешь вариться в этом чёртовом супе серой будничности. Когда заработаешь свой первый миллион, почувствуешь, что у твоих ног лежит целая вселенная. Ты – отважная завоевательница новых денежных фронтов, успешная бизнесвумен. Жизнь удалась. Человеку обеспеченному не требуется душа. Зачем, когда есть деньги, иметь ещё и балласт в виде совести. Тебя просто не отпустит в это путешествие мираж будущих свершений и блестящего будущего.

***

Я – гавно, я – гавно,
Для меня всё решено.
Я – гавно, я – гавно,
Здесь так сыро и темно…


- Блядь, какие же они острые, - стонал Миша, сидя на унитазе.
Он изо всех своих анальных сил тужился, с обречённым остервенением выдавливая из себя переваренные острые куриные крылья. Вообще, Миша всегда любил острое, но именно эти крылья – это что – то с чем – то. Даже для его подготовленной ротовой полости и крепкого желудка, привыкших к гастрономическим извращениям., закалённых постоянным употреблением табаско, красного перца и мексиканских перчиков халапеньос. Сейчас же у Миши сложилось стойкое ощущение, что он просто съел поджаренного мутанта – смесь курицы и табаско. Надо сказать, что он был в восторге. А когда ел всё это ядрёное великолепие, то старался ни в коем случае не уронить крылышко на стол или не капнуть, иначе стол бы прожгло насквозь. Какие эти крылья были острые на входе, такие они и остались острые на выходе. Очко жгло нестерпимо. Наверное, там поселились осы, разбили свой полосатый лагерь между двух волосатых булок и теперь весело хохочут, жаля ни в чём не повинную прямую кишку…
Благо, что это анальное мучение продолжалось недолго. Видимо, всё острое гавно вышло, уступив своё место приятным скользким какашечкам, не доставляющих никаких неудобств и неприятных ощущений. Самое время для чтения приходит именно в такие моменты. Можно спокойно посидеть, почитать, не спеша обдумать прочитанное, сделать определённые выводы. Главное, не переусердствовать, иначе от продолжительного сидения на горшке есть шанс заработать геморрой. Поскольку геморроя итак хватает в нашей жизни, заиметь ещё и настоящий жопный было бы печально.
Обычно, Миша даже в туалете читает серьёзные книги, не размениваясь на всяческую чушь, типа современных детективов или журналов о жизни звёзд, но сегодня в нужный момент под рукой не оказалось нормальной книги. Дерьмо так давило на клапан, что совершенно не было возможности, чтобы достать наполовину прочитанный «О дивный новый мир» из рюкзака. По этой причине пришлось довольствоваться печатным мусором, занесённым в Мишину уборную Ниной. На полу, возле замызганного ёршика, от которого ощутимо несло выполнением его прямых обязанностей, лежала аккуратная стопочка первоклассной макулатуры. Цветасто – глянцевой бессмыслицы. Там – то им самое место. На волне своих гавняных, в прямом смысле этого слова, тем, Миша углубился в чтение и перелистывание манящих взгляд страниц.
Миша никогда не понимал назначение подобного рода периодики. По его мнению, надо быть полным недоумком и конченым имбицилом, чтобы читать это пустословие, достойное лишь того, чтобы им на крайняк подтёрли жопу. И то сомнительно, что жопа станет чище от соприкосновения с размалёванными страничками. Самое ужасное во всём этом деле состояло в том, что такие журналы и газеты читают тысячи людей. Об этом упрямо говорит количество и плодовитость «звёздной» и жёлтой прессы, а также количество людей, читающих её в метро. Неужели так важно современному человеку постоянно оставаться в курсе всех последних новостей шоу – бизнеса? Неужели люди верят во все эти полубредовые, душещипательные или чересчур кровавые, но невероятно сенсационные и захватывающие преступления и случаи из жизни наших звёздных героев? Никогда у многочисленной когорты читателей не закрадывалось мысли, что всё это просто небылицы, придуманные на потеху трепещущим обывателям, жаждущим поваляться в грязном белье обожаемых звёзд, пускай даже это бельё было выдумано умными людьми с согласия этих самых знаменитостей, решивших пропиариться таким образом? Такое ощущение, что у небожителей Олимпа нашего шоу – бизнеса контракты с печатью. Одни используют для повышения своих постоянных продаж имя известного человека, другие с каждым проданным номером получают один голос в незримом общероссийском рейтинге популярности. Какой смысл в этом чтении? Неужели так приятно засорять свой мозг сообщениями о том, кто с кем переспал, кто кому изменил, кто куда улетел в отпуск, кто сколько заработал? Какая смысловая нагрузка вложена во все эти многочисленные сплетни о знаменитостях? Каков коэффициент полезного действия от прочтения подробностей скандалов, тщательно размусоленных на увлекательных страницах? Всё это пустословие пишется в угоду благодарным читателям, которых искренне интересует судьба горячо любимых кумиров, людей с обложки, людей из телека – таких притягательных именно тем, что каждый мечтает занять их место у источника звёздной пыли. Таких притягательных, но таких недосягаемых. Каждый раз, читая это, человек самоистязает себя завистью и мечтами, которым никогда не суждено сбыться. Кто вообще придумал называть знаменитостей звёздами? Этим в очередной раз подчёркивается недосягаемость их для простого смертного, их возвышенное положение в обществе. Парадокс, не правда ли – звёздные пижоны свысока смотрят на окружающих их простолюдинов, которые сами же своим бесконечным обожанием возвели их в такой ранг. Есть и другой вариант – люди читают всю эту нелепость только лишь для того, чтобы убить время. Но даже эта причина это нисколько не оправдывает это чтиво. Ведь таким образом читатель губит время, которое можно было бы более рационально использовать. Время – это единственная невосполнимая субстанция, чтобы можно позволять себе тратить его на всякую ерунду. К сожалению, мало кто это понимает. Даже и сам Миша.
Есть ещё одна разновидность «новой прессы» - это, так называемые, «серьёзные журналы» - глянцевые кладези различной полезной (и не очень) информации из всех сфер современной жизни. Обычно разделяются на мужские и женские. Выполняют одни и те же задачи, различающиеся лишь по половому признаку. Это, так сказать, энциклопедии поведения «нормального человека». Скрытый от взора между красивых строк и красивых фотографий, устав, свод правил о том, как надлежит себя вести в различных жизненных ситуациях и, самое главное, к чему следует стремиться. Очередной инструмент в программировании масс. Насаждении у людей определённой, нужной формы поведения. На страницах таких журналов чётко расписано, что нужно каждому человеку, чтобы считаться успешным и обеспеченным, точнее, чтобы его считали таким. Опять нам впихивают чужую лживую систему ценностей, систему обесчеловечивания, подавления моральных и культурных ценностей материальными. Зачем нужно самосовершенствование, если можно улучшить компьютер? Зачем читать книги, если это время можно бесцельно провисеть в интернете? Те же самые цели по душевному обнищанию выполняют и передачи о благосостоянии звёзд, наводнившие телеэфир, в основном, на музыкальных молодёжных каналах. Каждый такой выпуск о чьих - то миллионах заставляет зрителя почувствовать свою ничтожность, нелепость своего «нищенского» существования, недоступность «той жизни», что на экране. Мы просто грязь, а они боги. Они – наши идолы, а мы просто черви, имеющие лишь жалкое право на поклонение им. Вся эта пропаганда красивой и богатой жизни приводит к загниванию морали, души, совести и настоящих человеческих ценностей, уступающих место неутолимой жажде наживы.
Всё это мракобесие ориентировано на молодёжь. Молодёжь – это будущее страны. Будущее, расписанное по минутам кем – то там наверху, в глубокой тени. Молодёжь отлично всё это хавает, нисколько не задумываясь о причинах и следствии. Музыкальные каналы ежедневно вываливают на головы молодым людям миллионы тонн идеологического свистопляса и музыкального гавна. Смазливые губошлёпы и тёлки, пышущие искусственной красотой, культивируют в молодёжной среде материалистический и гедонистический образ жизни. Без своего ведома делают из людей болванов - таких же, как и они сами. Бестолковые передачи и песни об одном и том же отупляют, вносят смуту и разлад в наши мозги, размягчают их. На протяжении всей истории индустрии музыкального телевидения, на просторах его идёт постоянная проамериканская кампания. Популяризация американского образа жизни, внедрение их ценностей в мозг целым странам. Во всём мире стараются подражать американскому образу жизни, а что действительно страшно - американскому образу мысли, и перенять тот шик и блеск, тот ореол всеобщего благополучия, которые окутывают Штаты. Русские телевизионщики переняли опыт западных коллег и создали свой гибрид попсового монстра. Тот же смысл, те же направленность и задачи, но всё адаптировано под российского зрителя.
Процесс вывода из организма переработанной еды подошёл к своему завершению, а вместе с ним и чтение. Миша подспудно замечает про себя появившуюся после чтения заинтересованность в судьбе героев Дома – 2, стремящихся построить свою суррогатную любовь. Ему захотелось вдруг побольше прочитать о Бреде Питте и его уходе от жены. Завтра он уже решил поехать и купить джинсы от «Кельвина Кляйна» (их Миша увидел в каком – то издании для мужчин).
«Зомбирование работает отлично, - Миша даже восхитился мастерству кукловодов. – Нас всех имеет в наше податливое дупло система застоя социально- фекальных масс в прямой кишке привычного уклада жизни. Мы ежедневно добровольно насаживаем себя на аппетитные фаллосы французских батонов, торчащих из красивых витрин импортных булочных. Рука бога благоденствия – это рулон модной туалетной бумаги. Неужели никто не находит абсурдным это словосочетание – рулон модной туалетной бумаги. Для наших уютных жоп рекламой благополучия припасена ультра мягкая, ароматизированная бумага. С мягкостью всё понятно, но скажите мне, зачем ей запах? Моей жопе абсолютно до лампочки, чем будет пахнуть кусок бумаги, ведь всё равно, через пять секунд использования он будет вонять моим гавном. Мне никогда не придёт в голову понюхать использованный клочок, чтобы узнать, перебил ли запах яблока аромат моего говна. Сука, ну что за бред вокруг? Возможно, ароматизированная бумага призвана ароматизировать атмосферу туалета, но это тоже мало похоже на правду. Запах моих испражнений и фекалий с трудом перебивает освежитель воздуха, так что о рулоне бумаги и говорить не приходится».
Миша подтёрся и спустил воду. Как и ожидалось, потребовались ещё дополнительные манипуляции ёршиком. Миша всегда недоумевал, почему унитаз белый? Он каждый день принимает в своё лоно всю человеческую грязь и отработанное топливо, из – за чего очень быстро пачкается. На белом фоне любой, даже самый минимальный огрех в чистоте, очень явственен. Почему нельзя делать унитазы коричневыми? Самый подходящий цвет, по мнению Миши. Так была бы решена проблема чистоты, отодвинута на более долгий срок, чем в случае с белым цветом. Жить стало бы легче…
Миша помыл руки и вернулся в туалет. У него оставалось ещё одно дельце. Аккуратным движением, как берут что – то горячее или очень грязное, он взял стопочку журналов. Вышел в подъезд и с превеликим удовольствием запустил их в смердящую трубу мусоропровода. Вообще, он собирался сжечь всё это, но потом передумал. Мише было бы неохота потом подметать кучку пепла, грязи и лжи, оставшиеся бы после сожжения красивых буковок и фоточек. Он вернулся домой и помыл ещё раз руки, еле отмыв от них цветные пятна обольщения и надувательства.
«А ведь я такой же, как и все. Я так же мечтаю о благополучии и миллионном состоянии. Хочу заработать кучу бабок как можно более простым способом и завидую людям, которым это удалось. У меня совершенно нет идей, куда их потратить, но обладать ими было бы приятно. Можно было бы купить себе роскошный пентхаус, шикарный загородный дом, съездить бы в Лас – Вегас, пошиковать там деньгами и щедростью. Но первым делом я бы поставил себе коричневый унитаз… »

***



«Земля смердит до самых звезд,
Никому не бывать молодым!»
«Парадокс» Егор Летов

Миша и Нина лежали в кровати, обнявшись и крепко прижавшись. Каждый хотел раствориться в тепле другого, запахнуться, как одеялом друг другом. Они не спали. Были вместе, так близко, что их дыхание сливалось воедино. Они были вместе, но были так далеко. Каждый был наедине с самим собой. Бродил по берегу океана своей души, пиная засушенные ракушки размышлений, запуская по идеальной ровной водной глади плоские камешки мыслей. Они были в одном месте, но в разных мирах, разделённых пропастью или всего лишь линией. Линией, прочерченной маленькой девочкой – судьбой в розовом платьице на асфальте. Или линией горизонта. Каждый был на шаг позади другого, а может, впереди. Нина, зажмурившись, смотрела на Солнце, а Миша во все глаза глядел на Луну. Она строила песочные замки, а он их разрушал. Она шла, оставляя следы босых пяток на мокром песке, а он затаптывал их. Нина наслаждалась нежностью бриза, а Миша боролся со штормом.
Океан Блаженного Спокойствия тих и широк. Это Нинин океан. Океанская гладь, подернутая легкой рябью от набегающего свежего бриза, приятно обдувает её светлое лицо, сливается воедино с гладью неба. Линия горизонта слабо угадывается вдалеке. Крики белоснежных чаек разносятся по пляжу. Ветерок чуть усиливается и на Нину набегает теплая волна. Морская пена лижет горячий желтый песок у её ног. Солнце ласково светит между нежно - воздушными облачками…
Уже пятый день кряду не переставая лил дождь. Уже пятый день на море Мишиных Несбывшихся Надежд бушевал яростный шторм. Грязно – серые косматые тучи заволокли небесную гладь до самого горизонта - далекого горизонта, до которого мне никогда не суждено добраться. Огромные свинцовые тучи, набрякшие тяжестью непогоды, уродливыми рваными кляксами раскрасили небо в мрачно – резиновый цвет. Дождь то затихал, крупными полноводными каплями отбивая ритм его сердца, то набирал силу, превращаясь в ливень, стоящий непроницаемой стеной между душой и совестью. Глубокая чаша такого низкого неба, совсем недавно ослепительно бирюзовая, теперь почернела, будто залитая чернилами. Луна, не в силах совладать с грозовой стихией, роняя слезы – звезды в морскую пену, плюхнулась в море, погрузилась на самое его дно. Чудовищный по силе ветер ежесекундно гнал вперед гигантские валуны волн, безжалостно штурмующие множество причалов и пирсов, раскиданных по всей береговой линии. Еще во время первой их атаки погибли все суда и суденышки. Они были сметены, разнесены в щепки, а потом развеяны течением по острым пикам коралловых рифов, погребенных в морской пучине…
«Что – то ужасное творится со мной. Как – будто, какой – то неизлечимый душевный недуг слепым скользким червём подъедает само внутреннее составляющее меня, то, что даёт мне право называть себя человеком. Нормальным человеком. Жадный термит неискоренимых переживаний подтачивает мою сущность, которая воет от боли и отчаяния, вымещая свою необъятную злобу и мировую скорбь на всех вокруг. Чёрная меланхолия и разочарование тянут свои уродливые щупальца к глазам прохожих, пытаясь открыть их. Я разочарован в людях, с каждым днём я разочаровываюсь в них всё больше. В них и себе. Разве достойны мы этого великого дара, дара жить, неизвестно, каким идиотом нам подаренным. А может, кто – то захотел развлечься, вырастить себе на потеху колонию клопов, наделённых душой. Вырастить, зная наперёд, что этой колонии уготовано медленное загнивание, участь захлебнуться в собственной блевоте. Даже самая страшная кара и самые ужасные мучения – это лишь сладкий сон по сравнению с той участью, которой действительно достойно человечество. Эти неведомые боги, решившие остаться «инкогнито», теперь бьются в истерике, наблюдая, как мы добровольно проёбываем свои гадкие душонки.
Душа новорождённого - это маленький, девственно чистый, идеально прозрачный пузырёк, наполненный субстанцией человеческой чистоты. Этот пузырёк, как лакмусовая бумажка, реагирующая на всё, что происходит вокруг и внутри. Если человек умирает в бессознательном возрасте, когда ничто ещё не успело очернить его душу, в таком случае душе уготован новый путь, возможно, даже путь человека. Но людской род ещё не породил ни одного своего ребёнка, кто, прожив бы долгую жизнь, предстал бы с чистым, незапятнанным пузырьком души, затвердевшим под воздействием прожитых лет в идеальный кристалл. Много разных людей за всю долгую историю человечества считались святыми или были просто хорошими людьми, настоящими людьми, умершими счастливыми в глубоком забвении. Человек не может быть безгрешен, но достоин уважения и внеземной вечной жизни лишь тот, кто искренне признаёт свои ошибки, кто искреннее сожалеет о сделанных «худых» делах и искреннее раскаивается. Человек может обмануть кого угодно на своём жизненном пути, может всю жизнь обманывать сам себя, может обмануть бога и дьявола, если таковые существуют, но вместилище его души, тот самый крошечный пузырёк, всегда будет истинным показателем положения дел. И вот после смерти, Творец берёт пузырёк, по прошествии земных лет жизни, превратившийся в кристалл, и вертит его в своей мозолистой крепкой ладони. Чем больше грешил человек, чем больше совершал плохих поступков, чем меньше раскаивался в содеянном, тем более тёмным кристалл становится, тем более искривляется форма его. Длинные пальцы архитектора нашего мира ощупывают кривизну граней, облупленные ногти пытаются сковырнуть тёмный налёт. Потом он подносит кристалл вплотную к своему правому глазу, зажмуривает бельмо левого, и смотрит через призму человеческой души на Огонь Вечной Памяти. Огонь горит ярче, чем Солнце, чем любая звезда, чем вспышка боли на коре мозга, чем импульс наслаждения в его нервных окончаниях. По ходу жизни человека пузырёк темнеет и темнеет, и с каждым его потемнением всё больше искривляется форма его. У кого – то темнеет и искривляется быстрее, у кого – то медленнее. Всё зависит от того, кем был человек – скотом или ЧЕЛОВЕКОМ. Если виден Огонь сквозь кристалл, то его ждёт новый путь – это может стать новая жизнь на Земле, но не жизнь человека. А может быть, это станет совсем другая, иная жизнь в неведомом людям мире. А кто – то, через чью грязь и тьму невозможно будет разглядеть даже малейший отблеск Огня Вечной Памяти, будет наказан своим Творцом, который каждый раз, обнаружив такой кристалл, стонет от непереносимой боли и напряжения в единственном своём глазу, пытаясь разглядеть хоть мельчайшую крупицу света. Ведь он так верит в людской род, так надеется на его непогрешимость, непорочность и чистоту. И так, огорчается всякий раз, когда ему попадаются такие вот сгустки непроглядной гнустности. И всякий раз суждено быть обманутым в своих благородных ожиданиях. Всё чаще находит он их. Но эта отвратительная душа не умрёт, ведь она бессмертна, и даже Творец не в силах убить её. Ей будет уготовано вечное скитание по бесконечности космического забвения, вечное одиночество и внутреннее непрекращающееся томление. Постоянное возвращение обострившейся памяти к человеческой жизни, которой был недостоин, к людям, которым принёс боль и страдание, чьи глаза навсегда впечатались в лужи воспоминаний. Непрерывное сожаление о бездарно потерянном времени, с таким великодушием отмеренным Творцом...
Никому неизвестно, что ждёт его после смерти – это – то и делает жизнь такой прекрасной и притягательной. А что заставляет человека превращаться в ублюдка? Где проходит та незримая грань между человеческим родом, сыном земли и жалким двуногим недочеловеком, в которого медленно, но верно мы все превращаемся? Венец творения – звучит, как насмешка, не правда ли?
Мне кажется, что мой пузырёк души начал гнить ещё тогда, когда я зародился в утробе моей любимой мамочки. Вместилище души год от года наполнялось смердящей жижей, червоточинкой, растворяющей в себе тот нетронутый эликсир необъятной беспредельной чистоты, то вместилище человеческого духа, что было заложено туда с самого моего рождения. Самим Творцом, достойного презрения только лишь за одну любовь к нам. И совсем недавно мой неприкосновенный сосуд, прогнивший насквозь, как уродливая язва, лопнул. Из его зловонной нарушенной целостности потёк гной, заполняя собой весь мой организм, до краёв наполняя протухшим вином мой кричащий от ужаса мозг, всё моё нутро, человеческую первооснову, рождая на поверхности моего раскисшего разума ещё один разум – такой чуждый мне и всему этому миру… и такой родной. Внутри моего существа вырастает из мерзости и нечистот ипостась разрушителя, квинтэссенция всего мирового зла, посланная, чтобы отравить род людской. Претворить в жизнь наказание, предписанное гомо сапиенс уставшим Творцом. А может, это пророк, которому надлежит на своём живом примере показать всё несовершенство человечества, попытаться наставить на праведный путь, чтобы быть навсегда отвергнутым из – за непонимания. Может быть, я просто схожу с ума и мне необходимо лечение. Нет возможности, чтобы разобраться в себе. Конец истории, как и её начало, скрываются в неизведанной бездне моей души, там, где прячутся все ответы и все вопросы. Моя личность разделилась надвое – осознание этого пугает. И вот я уже точно не уверен, за каким моим словом или поступком стою настоящий «Я», где в жизни моё место, а где властвует «Другой Я». Одно тело слишком мало, чтобы выдержать двойной груз, но мне придётся жить с этим и умереть в забытье, ведь моего пузырька больше нет. Мне никогда не светит лучшая доля и благосклонная судьба, ведь я лишён самого себя. Если есть после смерти другой путь, то и его мне не видать. Что останется Творцу после моей кончины – только звонкая пустыня вечной тоски по жизни, бывшей для меня единственно возможной. Хочется надеяться, что всё плохое, совершённое мной – это проделки моей разделённой личности, моей плохой половины, моего личного разрушителя. Но даже лишённый надежды, я обязан идти вперёд, не забывая ни на миг о том, что свято для меня, что есть добро и зло, любовь и ненависть»…

«Что – то странное творится с Мишей – он стал таким злым. Каждое его слово, как яд, которым он пытается меня отравить. Так мне кажется. Откуда столько ненависти ко всему живому? Он разговаривает со мной лишь с единственной целью задеть меня, вывести из равновесия. Думает, что наставляет меня на путь истинный, как он выражается, а на самом деле, делает только хуже. Говорит, что его тошнит от нашей действительности, от тупости людей, их меркантилизма и патологическом открещивании от проблем внутреннего человеческого содержания. Говорит, что мы живём среди скотов, целое поколение кануло в бездну фальшивых ценностей и достижения антилюдских идеалов. Мы все внушаемы, у нас нет своего мнения, да и оно нам не нужно. Говорит, что ненавидит людей за их благообразность и стремление жить лучше, понимая под этим достижение определённого благосостояния. Этим и ограничивается вся мечта о счастье. Говорит всё это, а потом заявляет, что он такой же, как и вся масса обывателей. Что он такой же обыватель и я – такая же. Говорит ,что не в силах ничего изменить не потому что это не в его силах, а потому что ему хочется так жить, по другому он не может, не научен, страшно что – то менять даже в себе, он – шестерёнка в механизме системы. Всего лишь шестерёнка, …и от этого его ненависть только силится к себе и всему человечеству. Как его понимать? Неужели не догадывается, что делает мне очень больно? Почему называет меня дурой, которая так и подохнет в блаженном неведении? За что он так со мной? Ведь я так люблю его»…

Одна его часть любит её, другая ненавидит. Одна ипостась Мишиной души любит людей, но другая всё сильнее ненавидит. Миша любит себя, наслаждается своим эгоцентризмом, но одновременно втаптывает самого себя в грязь. Он так помешен на себе, что готов сам у себя отсосать, но ему тошно от того, что он просто копия, клон каждого живущего и здравствующего обывателя и клон самого себя. Поэтому он режет себе яйца…
Эта вечная борьба. Внутренняя борьба с самим собой, с самыми потаёнными пороками и страхами. Взаимоисключающая битва за вечное. Душа человека – это линия фронта. Миша – единственный солдат на этой передовой. Единственный защитник и единственный враг…
Перед ним лестница. Старая, старая лестница. Очень старая. Её каменные ступени стесаны почти до основания неумолимым временем, водой и морским ветром, тысячами ног, прошедших по ней, и этими желтыми листьями, упавшими с почти обнаженных деревьев. Миша поднимается по ней наверх. Осторожно ступает, боясь поскользнуться на её неровности. На самом верху, заслоняя Солнце лохмотьями чёрного отравленного сердца, стоит сам Сатана. Дьявол прячется под капюшоном, но его голос так знаком. В его глазах Миша видит своё отражение и вселенскую злобу. В его лице Миша видит самого себя…
Дьявол внутри каждого из нас, не дай ему выбраться на свободу, освободиться от пут, обольстив тебя. Ад – это не место, это состояние души…


***
Мы приучены думать о себе, как о свободном народе; мы говорим, что мы демократичны, свободолюбивы, лишены предубеждений и ненависти. Наша страна – гигантский тигель, где осуществляется великий человеческий эксперимент. Прекрасные слова, полные благородного, идеалистического чувства. На деле же мы вульгарная, наглая толпа, страсти которой могут легко направить на что угодно демагоги, газетчики, религиозные кликуши, агитаторы и тому подобная публика. Кощунственно называть это сообществом свободных людей.
Генри Миллер




Распространение тоталитаризма происходит только крохотными кучками революционеров, которыми движет отнюдь не идеал, а голая жажада власти.

Рейган


Общественное, государственное, политическое устройство жизни в своей совокупности – это стена. Когда – то она могла дать трещину, а затем быть снесена бурей революции, тараном чужой, вражеской воли. Но любая революция – это всего лишь замена старой стены новой, и совсем необязательно, что новая стена будет тоньше и ниже, чем предыдущая. Революция - это торжество толпы, прельстившейся обещанием будущих благ, возможностью получить власть, возможностью безнаказанно грабить и убивать. Толпа, тупая масса облапошенных людей – главное оружие революции в умелых руках кукловодов – вождей, идеологов узаконенного насилия. Насилия во славу прекраснозвучным идеалам всеобщего братства, равенства, а самое главное, обладания материальными благами, недоступными ранее. Революция ошибочно окутана незримым ореолом романтизма. Тупые идеалисты преподносят для себя и для окружающих это безжалостное и потрясающее своей жестокостью явление, как торжество справедливости. Как восстановление своих законных прав всеми обездоленными, униженными и оскорблёнными. Революция сносит существующий миропорядок, погребая под своей волной, так называемых врагов, не обращая никакого внимания на пол и возраст. Стихийное шествие дорвавшихся до власти, оружия и неприкосновенности людишек, чётко управляется из антигосударственных центров, где на своих тронах важно восседают доблестные командиры, не показывающие носа на поле боя, а лишь сталкивающие своими лозунгами и призывами о свободе тысячи людей. И не беда, что сидят они, по колено в крови, а их престол построен на человеческих костях. Белых и безжизненных, как их глаза. И не важно, что за ними стоят их теневые руководители, преследующие совсем иные интересы. И им абсолютно наплевать на тупое стадо погибающих имбицилов, рвущих друг другу глотки. И на вождей им тоже наплевать – все эти ленины, троцкие, робеспьеры, мараты и прочее дерьмо лишь куколки в руках Большого брата, целью которого является весь мир без остатка. А любая свобода заканчивается там, где начинается новый строй, новый порядок, новая власть.
Раньше, в те далёкие, кажущиеся бородатыми и пещерными, времена, революция была возможна. Военное свержение старого порядка и насаждение нового теперь устарело. Существующий теперь мировой порядок незыблем, ведь он зиждется не на одной лишь мощи армии и государственных контролирующих органах. Нет, здесь всё намного глубже. Здесь в дело вступает методика бессознательного контроля над общественным мнением, насаждение нужной идеологии в добропорядочные головы людишек. Контроль масс осуществляется с помощью искусного манипулирования, ввинчивания общественно – полезных идей прямо в мозг человека, капитальной перестройки этого мозга под нужный лад, вливания в сознание обезличивающей толпы, частью коей мы все являемся, необходимой струи ложного самосознания. Если бы такое оружие угнетения и перелома социальной воли существовало бы раньше, никаких революций и свержения разочаровавшего правительства были бы попросту невозможны. Если только, это не чей – то политический заказ…
Зачем всё усложнять вмешательством военной машины, если всё сделает мягкая машина тотального незримого контроля и искусного несилового подавления любых волнений и опасных настроений в обществе. Цивилизованные страны давно уже сделали себе прививку этой самой цивилизации, обезопасившую их от всяческих волнений. Лишь в странах Третьего мира, где нет ещё такой превосходной программы усмирения человеческого стада, существует вероятность свержения властей. Да и то, скорее всего, это возможно лишь благодаря тайному вмешательству Запада. Да, в принципе, кому, какое дело до этих стран нелюдей? Придёт время и в их уютное родное лоно ворвётся вездесущий, такой ожидаемый прогресс. Конечно, в любой стране существуют так называемые радикальные партии различных революционеров, диссидентов, противников режима и прочей требухи. Но все они не представляют никакой опасности для государства, иначе были бы незамедлительно уничтожены. Закон – это ведь страшная сила. Кто бы, что не говорил. Особенно, в нашей стране.
Каждый человек – это просто облупленный кирпичик в стене социально – обустроенного мирка, коим является наше общество. И не надо питать по этому поводу никаких иллюзий. Каждый из нас сам по себе, являясь одновременно обособленной частью целого организма, называемого толпой. Мы сцеплены в единое целое стадо социальным цементом однообразности серой жизни. Работай, потребляй, сдохни – вот он наш девиз. Наслаждайся жизнью в выходные, разочаровывайся в будни, когда прозябаешь на ненавистной работе, покупай и потребляй, иначе привесят ярлык отщепенца и нонконформиста. Наша мечта – комфорт и богатство. Наш бог – дедушка Франклин. Наша молитва – это пересчёт денег в кошельке. Наша церковь – это личное благополучие. Наш крест – это вешалка для пиджака. Наш Иисус так и не воскрес…
Мы все инертны и внушаемы. Мы все безразличны и равнодушны. Только за это люди заслуживают ненависти и кары. Мы, как кирпичи в стене дома за гаражами. Там, где очень удобно поссать, чем все и пользуются. А ещё посрать, поблевать, уколоться, а кому – то, может, и поебаться. Здесь не грех намусорить, это же ссальное место, коих полно в каждом московском дворике. Каждый день кирпичи этой стены безвольно и молчаливо наблюдают за мерзостью и грязью, творимой здесь. Каждый день кирпичи бездушно закрывают глаза на всё уродство человеческого духа, без стыда демонстрируемого здесь. Люди, как эти кирпичики – на наших глазах творится мракобесие, насилие, несправедливость, подлость, садизм, ложь, а мы просто молчим. Это не наше дело…

***

Объявление на столбе:

Требуются молодые люди от 18 лет с выраженной формой мании величия и садистскими наклонностями,
алчные до денег и безразличные к закону, на интересную и увлекательную работу в должности рядового или
младшего сержантского состава.
Телефон для справок: 02





***


Вкус победы – это вкус чьей – то боли…
Люмен

Миша ненавидел друзей Нины. Ненавидел редкие их вылазки вместе с Ниной в свет, так сказать. Вылазки, на которых он постоянно присутствовал, ибо Нина таскала его везде с собой. Это были либо совместные походы в кино, на очередной шедевр модного игрового кино, либо ночные посиделки в кафе, либо поездки на дачу к какому – нибудь общему другу, походы на концерты и выставки, прогулки по паркам и центральным улицам Москвы. Но особое место занимали различные спортивные события, за которыми усиленно следила мужская часть компании.
Не очень часто, но с завидным постоянством вся дружная компания вылезала из своего уютного житейского логова, чтобы встретиться друг с другом. Эта сплочённость всегда ставила в тупик Мишу. Именно за это он и ненавидел их всех. За их дружбу с пелёнок или школьных парт, о которой никто не забывает до сих пор, когда у каждого уже своя жизнь. О постоянной непрекращающейся линии связи между каждым другом. У некоторых уже есть семьи, у всех куча своих насущных проблем, связанных с самой банальной стороной человеческой жизни, которая ошибочно принимается за приоритетную, но никто никогда не забывает о друзьях. Пускай, их жизнь наполнена персональным человеческим счастьем или невзгодами, но они всегда найдут время позвонить другу или скинуть маленькое сообщение. Пускай, они давно уже отдалились друг от друга, но каждый из них уважает и любит своего друга. Это, как дань памяти пережитым вместе лучшим годам жизни. Бурной молодости, о которой так сладко, но ещё больше, печально вспоминать. Самому прекрасному времени наивного беззаботного детства. Может, именно за эту феноменальную, в наше время, сплочённость Миша и ненавидел их, хотя сам боялся признаться себе в этом. Считал, что ненависть его берёт свои корни в пренебрежительном отношении к обывателям, обычным людям с их обычным взглядом на жизнь, в презрительном неприятии людей - носителей того образа и мыслей, что активно насаждается нам, что так ненавидит Миша. На самом же деле, ненависть его брала своё начало в зависти. Миша сам себе боялся признаться в этом, но в глубине души понимал, что это так. Сам лишённый радости дружбы и общения с людьми, которых можно считать друзьями, Михаил очень тосковал и завидовал им всем. Завидовал их улыбкам и объятиям при встрече. Завидовал телефонным звонкам и сообщениям, в которых человек просто хочет поинтересоваться, как дела у друга. Они ничего не обещают друг другу, но каждый в душе заботится о друзьях. Миша завидовал их переживаниям и поддержке. Отсюда была и вся его ненависть. Вся его желчь. Весь его цинизм. По идее, ему уже давно следовало бы получить по морде от кого – нибудь из них. Его постоянные циничные замечания и издёвки доводили всех без исключения до белого каления, но каждый это старательно замалчивал и никоим образом не выдавал. Мишу давно бы уже следовало побить, но они уважали друг друга, уважали Нину и её выбор. Пусть, неудачный…
Все те, кого Миша считал в своё время друзьями, давно уже забыли, как его зовут. Дороги их разошлись, как только на горизонте замаячила взрослая жизнь с её перспективами и миром новоприобретённых взрослых друзей, где нет места ненужным пережиткам прошлого в лице ненужного друга. Как больно смотреть на неизбежный процесс взросления, на процесс разделения интересов и окружения. Так печально осознание того, что у каждого своя дорога, своя дверь, своё возвышение или падение.
Так вот, очередное собрание друзей было назначено в одном спорт – баре и было приурочено к хоккейному матчу сборных России и Канады. Зал, как котёл, в котором кипели совсем несуповые страсти, был полон разгорячённых болельщиков. Разгорячённых алкоголем и жаждой зрелища, в котором просто обязаны победить их любимцы. С некоторых пор так повелось на хоккейных чемпионатах мира, что победа в нём не является первостепенной задачей для сборных России и Канады. Весь хоккейный мир интересует исход очного противостояния двух великих хоккейных держав. Начало этому невероятному спектаклю человеческого азарта и зрелища положила та самая великая серия, когда красная машина поставила на место излишне самоуверенных канадцев. Но это уже в прошлом, сегодня всех интересует сегодняшний день, сегодняшний матч, сегодняшний накал страстей.
Мишу всегда бесили все эти недоделанные «эксперты большого спорта», наводняющие в день различных матчей любой бар, где проходит прямая трансляция. Так охуенно легко орать, куда двигаться, когда бить, кому давать, сидя на жопе ровно, заливаясь пивом. Так легко советовать, когда всё поле перед мутными глазами. Так смачно можно обматерить уродов, пропустивших гол. Или, не дай Боже, сливших матч. Тогда весь праведный гнев разочарованного болельщика обрушится на команду, не щадя никого: ни игроков, ни тренеров, ни массажистов, ни семей игроков, ни внучку тренера. А попробуй – ка, маститый болельщик, окажись на поле, покажи там класс. Чем ты сможешь похвастаться, кроме своего вспотевшего брюшка? Сможешь ли хоть километр пробежать по зелёному прямоугольному полю битвы? Сможешь устоять на коньках, когда в тебя на полном ходу врезается обозлённый противник весом под центнер? Так нечего тогда орать, как потерпевший на парней, бьющихся за свою страну, за тебя и тысячи, таких же, как и ты. За страну ли? Это кажется, давно уже устарело. Только наивный, просто конченый патриот и идеалист может думать, что всё происходящее на поле совершается за нашу необъятную Родину. Что каждый игрок отдаёт таким образом свой непонятный долг отчизне, о котором столько трещат работники военкоматов. Для основной же массы игроков главным двигателем их самоотверженной игры являются деньги. С древнейших времён материальное вознаграждение является лучшей подпиткой в любых начинаниях. Умные люди давно уже раскусили алчную человеческую природу, уже давно научились использовать её себе на руку. Умные, а главное, богатые люди. Обещание вознаграждения творит чудеса со времён выдворения Адама и Евы из рая и до самых наших дней. Деньги давно уже возведены в ранг божества, на алтарь к кому ежесекундно кладут свои души довольные людишки. Пример Иуды заразителен…
По общепринятому мнению, командные виды спорта воспитывают в человеке только положительные качества. Увеличивают силу, скорость, вырабатывают соревновательный дух, такой необходимый в нашем современном мире – мире конкуренции и вечной погоне за главными призами нашей жизни. На спортивной арене наглядно демонстрируется схема общественно – жестокой жизни. Обычной жизни с её рутинной борьбой за лучший кусок мяса во рту, за более высокое положение в социальной иерархии. Ведь именно по этим главенствующим признакам будут оценивать твою пригодность к обеспеченной жизни. Каков ты человек будут судить по куску мяса, зажатому в зубах. Система материально – ориентированного существования с нормальной конкуренцией, как величают этот вечный свистопляс экономисты, в уменьшенном масштабе демонстрируется на полях спортивных сражений. Сражений, завуалированных в игру. Взрослую игру. Задачи, казалось бы детские – забить больше голов, выиграть матч, выиграть турнир, а награды совсем взрослые. А подковёрные страсти ещё взрослее. Тоже самое и на бойцовских рингах, окроплённых кровью побеждённых, уходящих с надеждой на реванш и месть. Вид чужой боли, чужого поражения, чужой крови – это ведь так притягательно.
Миша считал, что одной их черт, которую командный спорт воспитывает в человеке, является характер проститутки. Судите сами. В современном спорте встречается лишь малая толика спортсменов, остающихся верными своему клубу до конца профессиональной карьеры. Миша совсем не был уверен в их наличии, но надеяться хотелось. Скорее всего, остаться в своей команде их заставило отсутствие таланта. На словах – они преданные почитатели своего родного клуба, где им, по их словам посчастливилось играть, откуда они ни ногой, а в голове их лишь сожаление об отсутствии более выгодных предложений. Но если такие и имеются, то их единицы. Нормальные же спортсмены всеми фибрами души стремятся забраться повыше – там, где команда посолиднее, где денежки льются, как из тучки дождик. В свой личный спортивный рай. Но этот рай для них призваны выбирать совершенно посторонние люди, ведь спортсмен даже не принадлежит себе, а всецело во власти менеджеров и команды, купившей права на него. Хоккеитс, футболист, баскетболист, да и не важно, кто именно, - это просто шлюха. Шлюха, готовая отдаться тому, кто больше забашляет за возможность овладеть ей. Как приятно продаться, да подороже. Спортсмен стремится к карьерному росту, как и простой менеджер, и плевать он хотел на всякие бесполезные высокие идеалы. Игровое поле – проекция жизни, воспитывающая конкурентно – способных проституток, внушающая болельщикам свои потаскушные стандарты поведения.
В этот раз наши победили своих грозных соперников. Звук финальной сирены потонул в криках радости, весёлом гомоне и едином довольном гуле многоголосой толпы. Все вокруг были вне себя от счастья и выпитого пива. Все обнимались, гремели победными речами о вере в команду. Команду, которая станет ненавистна, стоит ей только раз проиграть. Которая будет тысячу раз проклята, стоит ей только вылететь с турнира без золотых медалей. Галдящее стадо наполняло чувство пластмассового счастья и всеобщего единения. Каждый радовался победе и хотел поделиться своей радостью, своим фальшивым счастьем с ближним.
«Как же мало требуется человеку для счастья? – сокрушался Миша. Он сидел, молча допивая пиво. Вокруг него разворачивался карнавал пьяных сатиров и чертей, которым ударило в голову алкоголем и безвредным адреналином, полученным от просмотра и яростных переживаний. - Такое ощущение, что таким образом просто гасятся наши чувства. Человек чувствует себя удовлетворённым и опустошённым. Эдакая разновидность массового оргазма. Просто жутко смотреть на беснующуюся толпу, забывшую обо всём, плывущую по волнам эйфории. Как же мало надо человеку для счастья – еда, пиво и зрелище. Принцип, придуманный ещё во времена Римской империи, действует до сих пор. Отлично действует, надо сказать. Принцип для управления и усмирения масс заключается в постоянном удовлетворении их самых низших потребностей. Зачем плебею думать о чём – то высоком, о чём – то неугодном государству, если можно посмотреть на бои отважных гладиаторов. Как классно поучаствовать в судьбе поверженного раба, почувствовать себя императором или, может быть, даже богом – самим Юпитером. А потом нажраться халявным хлебом, который сами же плебеи и производят себе на потеху. И вот уже отступают перед взбудораженной и бесплатно накормленной марионеточкой все тяготы и проблемы. Вот уже государственный гнёт не так явно ощущается, вот уже система не так жёстко давит осточертевшими узкими рамками, вот уже дух революции не так явно ощущается в воздухе, вот уже жажда перемен утолена. Со времён Римской империи прошло много лет, очень много лет, а ничего не изменилось. Те же принципы, то же человеческое стадо, почитаемое властителями лишь, как горстка недостойных плебеев, имеющих право только на то, чтобы ими управляли. Только лишь гладиаторы теперь изменились… »

P.S. Насколько знает Миша, самый простейший способ введения человека в транс – это монотонное повторение одного и того же слова или предложения. Особенно сильный эффект зомбирования достигается, когда это происходит в массовом порядке. Не напоминает ли это никому творящееся на стадионе сумасшествие? Когда тысячи глоток в едином порыве орут одни и те же кричалки, повторяя их по несколько сотен раз за матч. Или, когда взбудораженная толпа болельщиков поёт песни, напоминающие какую – то древнюю магическую службу. А когда стадион взрывается невероятным всплеском радости и бычьей эйфории, перерастающей в чувство вселенского паранормального счастья. Ощущения сродни самому сильному оргазму, какой только в состоянии испытать человек. А если их тысячи? Энергия каждого подпитывает общее биополе многотысячной толпы, которая в своём объединённом безумии способна на всё…

http://vk.com/netvremenibitmolodym
 отзывы (0) 
Оценить:  +  (0)   
01:24 27.09.12
url  plaksa Опытный писатель
Конца Света 2012 года не будет. Это было бы слишком легкой участью для всего человечества. Нас ожидает долгое и мучительное загнивание с одновременным уничтожением планеты. Человеческому роду, паразитирующему на Земле, уготованы агония и мучения. Мы будем биться в конвульсиях, пытаясь отсрочить роковой день, но все будет безуспешно. Нам не спастись, мы недостойны этой вселенской благодати быстрой смерти. А конец Света, несущий моментальную гибель всего живого, стал бы нашим избавлением от всех тягот, преследующих нас на протяжении всего жизненного цикла, отмеренного нам на Земле.
Этот Конец Света стал самым ожидаемым апокалипсисом за всю историю человечества, а ведь подобных предсказаний было уже изрядное количество. Меня искренне удивляет вся эта ненормальная шумиха, раздутая вокруг двенадцатого года. Эта искусственно созданная паника тысяч людей, искренне верящих в неумолимость скорого конца. Эти сайты и блоги, в которых восторженные психопаты – почитатели скорой смерти человечества активно мусолят новые подробности календаря майя, всплывающие из глубин веков, обнажая все наши страхи и сомнения. А мудрецы – индейцы смотрят на нас сверху откуда – нибудь, из далекого созвездия Ориона, куда их унесли корабли пришельцев – создателей человеческой расы. Смотрят и потешаются над нашим безумием. Над нашей верой в их великую историческую мистификацию, неверно истолкованное предсказание о смене эпох. С чего вообще кто – то решил, что майя предсказали именно Конец Света? Почему не смену эпох? Почему не шаг всего человечества в новую стадию жизни?
Майя потешаются над нами, но одновременно с этим и боятся. Мы в их глазах – куча психопатов – суицидников. Все человечество готовится к самой массовой смерти в истории нашей планеты. Мы совсем не боимся Конца Света, мы ожидаем его, как манны небесной. Человек так устроен, что он не хочет мучиться и напрягаться, добиваться своих целей, идти вперед к светлому будущему, к далекой голубой мечте, вынашиваемой с самого раннего детства. И Конец Света, как раз очень кстати. Он оправдывает всякое человеческое бездействие, аморфность и саморазрушение. Зачем к чему – то стремиться, если через полтора года мы все сдохнем? Как сладко верить в скорый конец. Представьте себе смертельно больного человека, которому сообщают, что максимум, сколько он сможет еще протянуть – это месяц. И у него напрочь срывает крышу. Но не от новости о приближающейся неминуемой смерти. А от сладкого осознания того, что нечего терять. Что смерть неизбежна, так зачем пытаться всячески избегать её, чем мы ежедневно и занимаемся. Зачем нужны эти жалкие потуги выживания в нашем однообразном и скучном мире? Зачем нужна вшивая офисная работа, где тебя ежедневно втаптывают в грязь самодуры – боссы, наглые клиенты, тупые коллеги – клоны, корпоративный дух, иерархическая лестница, мечта о стремительной блестящей карьере, процентные ставки, отпуск в Турции, мизерный оклад, паршивые бизнес – ланчи, серый галстук на шее, белая рубашка и кожаные блестящие туфли, ожидание долгожданных выходных и зарплаты? Ради своего маленького скромного счастья, которое тебе кажется пределом мечтаний, ты пять дней в неделю позволяешь иметь себя в особо жесткой форме. Тебя нагибают раком, затыкают рот вожделенной банкнотой и ебут в податливый гражданский зад. Но если ты точно знаешь, что близиться смерть, которой не избежать, все это в один миг теряет всякий смысл. Все, что раньше казалось тебе общепринятым идеалом жизни, обесценивается. Вся материальная сторона жизни в нашем меркантильно – ориентированном мире нисходит на «нет». Все комплексы, жизненные установки, мысли о прекрасном будущем, счастливой однообразной жизни растворяются. Все дорогие взрослые игрушки, совсем недавно такие желанные, кажутся бесполезными. Человек становится свободным…

***
Например, хочешь что – нибудь купить, носишься с этой идеей, волнуешься, а потом, купив, теряешь интерес. И так всегда и со всеми. Я давно понял, в чём тут фишка: нам специально прививают желание обладать вещами, чтобы мы выкладывали за них денежки. И как вы думаете, на что употребляют наши кровные, когда мы с ними расстанемся? На то же самое барахло, которое кому – то вроде бы нужно. на краткий миг этот кто – то, может быть, почувствует себя счастливым, а потом, удовольствие от приобретения ослабеет и всё станет как раньше. Почему люди такие тупые? Ну вылитые рыбы. Эти целыми днями копошатся в пруду в поисках пищи, энергия от которой уходит на то, чтобы целыми днями копошиться в пруду. Смешно. Вы только посмотрите, сколько народу изо дня в день делают деньги, чтобы покупать друг у друга всякую всячину. Разве что слепец не заметит, как всё бессмысленно: возня, от которой никто не становится счастливее.
Уильям Николсон

Перед большим плазменным телевизором стояла кучка киргизов и пялилась на широкий красивый экран, на котором без звука показывали «Мемуары гейши». Они оживлённо галдели, видимо, с удовольствием отмечая, что наконец – то киностудия «Бишкекфильм» научилась снимать нормальное кино. Повсюду сновали заинтересованные любопытные люди, приехавшие сюда за новыми взрослыми игрушками. Продавцы вовсю расхваливали преимущества более дорогих товаров. Покупатели выбирали себе очередную чрезвычайно нужную груду металла, нисколько не задумываясь о действительной полезности приобретённой вещицы. Прогресс, стремительно шагающий по цивилизованным странам, искусно внедрил в наши головы постоянную потребность в технических наворотах, без которых уже с трудом представляется жизнь современного человека. зачем, по большому счёту, нам новомодные планшетные компьютеры? Для того, чтобы в любом месте играть в «Фермера»? Мы гонимся за инновациями, даже и не подозревая об их никчёмности. Конечно, существует набор действительно нужных предметов домашнего обихода, без которых достаточно сложно обойтись. Но в настоящее время технологи занимаются, в основном, улучшением давно придуманного. Бестолковым улучшением, надо сказать, без которого можно спокойно обойтись. Но мы – люди – такие падкие на любую разрекламированную новую чушь, готовы выложить баснословные суммы за сложные апгрейды, пускай совершенно не нужные нам. Ведь обладание новыми игрушками - это одна из важнейших составляющих напускной видимости преуспевания. Это один из слоёв напускной оболочки материального благополучия, в которую так приятно укутываться на глазах у окружающих. Наш мир заставляет человека без «Айфона» чувствовать свою ущербность.
Миша не просто так оказался сегодня в гипермаркете бытовой технике. Его сюда выгнала мама. В буквальном смысле этого слова. Дело в том, что у Мишиной мамы острая форма интернет – зависимости, что совсем не редкость в наше время. Не зря интернет носит название всемирной паутины. Путы его распространяются не только на все уголки планеты, где есть хоть какой – то выход в сеть, но и на людей, пользующихся им. Паутина опутывает пользователей, превращая их в беспомощных куколок, уже не представляющих свою жизнь без интернета, ведь он дарит своим верным подданным небывалые возможности, доступные практически каждому, но недоступные в реальной жизни.
Сейчас Интернет объединяет на своих бескрайних просторах миллионы людей - одноклассников, политиков, извращенцев, коллекционеров, фотографов, путешественников, наркоманов, музыкантов, поэтов, фанатов, толкиенистов, игроманов и многих, многих других. Интернет хранит в своих недрах тысячи сайтов по интересам, где люди одинаковых увлечений, хобби общаются друг с другом, обмениваются информацией, назначают встречи.
Всемирная паутина и очень активно продвигаемая ей игромания стали для очень многих помешанных кретинов наркотиком, зависимость от которого так же, как и зависимость от химии, убивает все аспекты нормальной жизни. Человек теряется для друзей, родителей, и прежде всего, для самого себя. Виртуальный мир забирает его душу, добровольно отданную на потеху алюминиевому ящику, напичканному железом. Сладкие грезы виртуального мира поглощают все свободное время несчастного раба игрушки. Вся жизнь летит мимо. В наше время медицина почувствовала необходимость в психиатрах, специализирующихся на лечении таких вот душевнобольных, зависимых от интернета или любимой игры. Ведь по всему миру известны случаи, постоянно повторяющиеся в разных концах планеты, когда неуравновешенные школьники, переиграв в какой - нибудь шутер, приносили в школу оружие, и расстреливали одноклассников и учителей. Люди, нереализованные в обществе, страдающие из - за своего ничтожного положения среди остальных, мечтающие о лучшей доле, находят спасение в глобальной сети. Тут они могут быть кем угодно: отважным воином в фэнтези - мире, метким стрелком и борцом с террористами, красавцем - мачо, пылким революционером, идеологическим вождем какого - нибудь движения, существующего только в просторах сети, сексуальной тигрицей и обворожительной сексуальной кокеткой и еще черт знает кем. На деле же все с точностью, да наоборот.
Интернет - всемирная паутина, опутавшая своими щупальцами всю планету, запустившая их во все сферы жизнедеятельности человека, подчинившая себе миллионы людей, не мыслящих своей жизни без него. Совсем недавно интернет был недосягаемым чудом, использовавшимся только огромными транснациональными корпорациями для быстрого обмена информацией. Сейчас же всемирная сеть раскинула свои присоски везде, где есть хоть какой - нибудь выход в глобальную систему объединённых компьютерных сетей. Вместе с ним на людей обрушился огромный, доселе невиданный информационный поток, хлынувший изо всех щелей на обалдевших пользователей ПК, затягивающий с головой в необозримую бесконечность и многообразие сайтов. Работа и жизнь всей планеты стала зависеть от исправности локальных сетей и модемов. Интернет подчинил себе все в этом мире, стал огромным техногенным Богом нынешнего поколения. Его власть безгранична, он, как потоп, затопил и подмял под себя каждый уголок нашей Земли. Люди и техника в полной зависимости от мощных импульсов огромного паука, саморазвивающегося в невиданный и необозримый искусственный разум.
Интернет - бесконечный кладезь любой информации и развлечений. На его просторах можно найти абсолютно все, нет ничего недоступного, открываются потрясающие возможности для любого человека, способного нажимать кнопку мыши и бить в исступлении по клавишам. Через несколько десятков лет планета опустеет, люди перестанут выходить из своих оборудованных интернетом жилищ. Человеку будет достаточно лишь компьютера и прибора, генерирующего виртуальную реальность, для нормальной жизнедеятельности, наполненной всем тем, что означает для каждого жизнь. Мы превратимся в добровольных затворников, заложников прогресса, отдавших свою жизнь в лапы микрочипов…
Так вот, Мишина мама – самый что ни на есть Интернетоман. Она уже давно не представляет свою жизнь без приветливого мигания монитора и ласкающих слух щелчков мыши и клавиш. Вся её жизнь – это работа 2/2 и просиживание в сети тоже 2/2. На сон и потребление пищи тратится минимально возможное количество времени, которого постоянно не хватает, ведь паутина пожирает его всё без остатка. Причина такой патологической зависимости чрезвычайно проста – Мишина мама очень одинока. Интернет – это как секта – одиноких людей затягивает в него с головой, ведь они, лишённые нормального человеческого общения, намного легче поддаются пагубному воздействию умной машины или пиздабола – пророка, кричащего о Боге. Их жизнь лишена обычных человеческих радостей и человеческого счастья, вносимые в скучную действительность семьёй и друзьями. Мишин отец давно уже умер, спившись после тюрьмы, оставив его маму один на один с жестокой жизнью впроголодь, да ещё и с ребёнком на шее. Мама справилась, вырастила сыночка, обеспечила ему собственное жильё и вполне радужные перспективы, но своего собственного счастья так и не нашла. Ей катастрофично не везло с мужским полом – то очередной хахаль оказывался алкашом, то наркоманом, то просто уродом. Личная жизнь не складывалась, как ни крути. Первоначально, интернет служил, как посредник между Мишиной мамой и желающими познакомиться мужчинами, которых пруд пруди на предназначенных для этого сайтах. Но отношения не заладились ни с одним из постоянных собеседников. Мама искала личного счастья, а находила лишь очередное разочарование. Шло время, истинная цель бесконечных посиделок в сети забывалась, отодвигалась на второй план. Всё заслоняли собой нескончаемые тупые игры, коих полно «в контакте» и «одноклассниках», игры не имеющие ровно никакого смысла. Бесцельные забавы так затягивают в свой красивый мир ферм, ресторанов, отелей и прочей лабуды, что настоящее отодвигается, становится таким зыбким и несбыточным. Мишина мама чувствовала свою нереальную значимость всякий раз, когда побеждала на турнирах по карточной игре «Дурак». Всякий раз была горда собой, когда видела себя на первом месте в рейтинге ферм. Так противно, так грустно было наблюдать Мише за мамой во время его нечастых визитов к ней домой. Эти их вечные разговоры, когда Мише приходится общаться со спиной и затылком мамочки, лицом обращенной к монитору. Вся её жизнь протекает на волнах электронного безумия.
Так вот, вчера утром у мамы сгорел монитор. Это событие было воспринято ей, как личная трагедия. В семь утра она позвонила Мише, подняла его на ноги и в слезах молила съездить в магазин за новым. Она плакала и истерила в трубку, будоража Мишу своим персональным безумием. Миша клятвенно пообещал маме привезти монитор, но завтра, то есть сегодня, так как вчера ему надо было уходить на работу. За весь вчерашний день Миша получил от мамы пятьдесят неотвеченных вызовов и примерно столько же сообщений сумасшедшего содержания. Сразу же после работы он рванул в магазин бытовой техники, где оперативно купил мамочке монитор, ведь мамочка сходила с ума. Ей срочно требовалась доза интернета. Слова благодарности за привезённый монитор так и остались невысказанными висеть в пыльной комнате. Получив вожделенную инъекцию глобальной сети, мамочка уже не обращала внимания на такие мелочи, как сынок, томившийся в неуютном молчании за её спиной.
Почему Миша ушёл из дома и теперь живёт один? Дело в том, что два года назад у него были серьёзные проблемы с наркотиками. Точнее, мама его узнала об этих проблемах, длившихся до того момента три года, два года назад. Не смотря на все сложности, Миша сумел преодолеть былой недуг и теперь живёт, доказывая всем окружающим и себе самому, в первую очередь, что бывшие наркоманы существуют. Он не боится и не стесняется говорить о своём грязном прошлом, на своём примере указывая окружающим на невозможность счастливого завершения пути наркомана, если не прекратить употребление. С тех мутных времён прошло так много времени. По крайней мере, Мише так кажется. Прошлое, как иная жизнь. Как то, что было не с ним. Казалось бы, всё это давно кануло в бездну здравого смысла и жизненного определения, но Мишу до сих пор будоражат воспоминания. Местами, конечно. Он сторонится любых контактов с тяжёлыми наркотиками, не уверенный до конца, сможет ли отказаться от искушения. Не вернёт ли один срыв его назад, на ту склизкую дорожку самоопустошения и самоуничтожения. Ведь сил свернуть с неё тогда уже может не хватить сейчас. Но разговор не об этом. Дело в том, что мама устроила Мише домашний аналог незримого тотального контроля и полицейского режима. Видимость благополучия и прекрасной семейноё идиллии на деле оказалась ширмой за которой скрывалось недоверие. Миша не раз заставал маму за просмотром истории сайтов, которые он посещал или за копанием в его телефоне, в то время, как он спит. Стоило ему оставить открытой страницу «В контакте», как её тут же штудировала подозрительная мамочка. Каждую неделю мама убиралась на его полке в шкафу, раскладывая аккуратно Мишины вещи, вечно разбросанные и смятые. Сначала Миша думал, что мама делает это по доброте своей душевной и педантичной склонности к идеальному порядку и чистоте, но потом он вдруг понял, что мама таким незамысловатым образом пытается найти какой – нибудь гнусный компромат на сыночка. Так не могло продолжаться долго, и Миша вскоре без лишних слов и объяснений съехал от мамы на их вторую квартиру, которую мама время от времени сдавала.
Вообще, отношения,Миши с мамой не всегда складывались гладко. Когда он был маленьким, мама была его лучшим другом. Наверное, единственным его другом. Целиком и полностью она посвящала всё своё свободное время сыночку – очень одинокому и ранимому в те годы. Таким Миша был вплоть до старших классов школы. Когда у него что – то не складывалось в сложный переходный период из подростка в юношу, мама всегда приходила на помощь советом и делом. Она всегда умела находить правильные слова. Любые неприятности Миши она воспринимала, как свои личные, переживая их вместе с ним. Сколько Миша себя помнит, мама ничего никогда не жалела для него. В меру своих очень скромных возможностей она обеспечивала сына всем необходимым, отказывая себе во многом. Она последние джинсы занашивала до дыр времени, но покупала Мише такие вожделенные тогда кроссовки. Такой должна быть настоящая мама, настоящий родитель. Миша восхищается ей до сих пор. Всегда восхищался. Чтобы не случилось, он всегда знает, что мама придёт на помощь к нему. Со старших классов школы в их отношениях наметился разлад. Им стало очень тяжело находиться вместе. Общий язык был утерян, казалось навсегда. Может, потому он стал реже бывать дома. Может, поэтому стал так часто пропадать по замызганным подъездам. Может, поэтому в его жизнь пришли наркотики. Мама до сих пор не может простить себе того, что потеряла тогда сына, отпустила его так далеко от себя, не нашла способа помочь ему и себе, исправить сложную семейную ситуацию, не видела таких явных болезненных изменений в Мише, которые только слепой мог не заметить. Или просто бездушный человек, как выражалась мама. Наверно, именно из – за этих переживаний она заболела раком. Именно тогда Миша понял и осознал, как дорога ему мама. Как невыносимо больно ему видеть её на ослепительно белой больничной постели, на которой её лицо кажется не таким бледным. Как невыносимо слышать её слабый утомлённый от постоянной борьбы со страшным недугом голос среди жёлтых чахоточных стен, по которым размазаны боль и отчаяние пациентов. Как страшно было смотреть на контейнер для сукровицы, куда по капле вытекала мамина душа. Как он ненавидел этого равнодушного перегарного деда, продающего бахилы на входе. Однажды купив одну пару бахил, Миша постоянно носил их с собой. Ведь денег покупать каждый раз новые у него не было. Как радовалась мама этим зелёным яблочкам, хотя и догадывалась, что Миша нарвал их в Коломенском парке. Когда бахилы совсем изорвались, дед – охранник отказался пускать Мишу в палаты. Тогда Миша проклял его и весь этот мир – такой жестокий и несправедливый. Разве человеческая жизнь соизмерима с куском полиэтилена? В нашей жизни - да. В следующий раз Миша вернулся в больницу с обещанием самому себе убить деда, если тот не пустит его. Как благодарен был Миша молодому человеку, купившему ему бахилы и давшему денег на пакет сока для мамы…
Ценой тяжелейших усилий мама справилась с раком. Болезнь отступила. Навсегда ли? Миша надеется, что да. Его мама осталась без одной груди. И теперь она с этим живёт, даже и не надеясь на будущее личное счастье. Кто сейчас полюбит изувеченного инвалида? От этого вся эта отрешённость от жизни, вся эта зависимость от интернета – единственном источнике радости и разнообразия в жизни. Миша, как может, часто навещает мамочку, помогает ей, чем только может. Его любовь так необходима ей…

***
Но если есть в кармане пачка сигарет,
Значит всё не так уж плохо на сегодняшний день…
Виктор Цой

Миша всегда считал, что женский длинный волос, прилипший к головке члена – это хороший знак. Это очень хороший знак для обладателя члена. Значит всё не так плохо у него. Пускай, миллионы не блистают своими оголёнными лживыми нулями на счёту в заграничном банке. Пускай, будущее неопределённо. Пускай, жизнь у сыночка не такая гладкая, как та, о которой мечтала мама. Родители ведь всегда хотят для своих детей лучшей доли, чем та, которая досталась им. Кто – то всю дорогу живёт с мечтами о прекрасной жизни – насыщенной и обеспеченной. О невиданных богатствах и благах, которые так мешают жить, когда их нет. Кто – то живёт, сгорая от бесконечной испепеляющей зависти к тем богачам, чьи космические состояния не дают покоя. Но каждый такой мечтатель и завистник низводит в своих мыслях и словах горячо почитаемых миллионеров до уровня нелюдей. Мол, все богатеи - лживые твари, добившиеся своего материального благополучия только лишь одним нечестным путём. Все они пустышки и прохвосты, хапуги и спекулянты, убийцы и воры. Обладают баснословными состояниями, но за душой не имеют ничего. Все мы постоянно бредим о том, что не одни лишь деньги делают человека счастливым. Что большие деньги портят, развращают человека, превращая в своего преданного раба. Все эти наши пустые слова – это лишь отмазки для слабаков. Оправдание собственной ущербности в своих же глазах. Все мы поносим богатеньких сынков судьбы, но каждый из нас мечтает оказаться на их месте. В такой вот внутренней борьбе и вечное погоне за материальным благополучием проходит вся наша жизнь.
Миша с давних пор научился довольствоваться малым, ведь жизнь прекрасна только для того, кто сам для себя определяет её таковой. Научился находить хорошее в простых вещах, о которых основная масса даже и не задумывается. Миша ценит каждую секунду своего существования, целиком наслаждаясь моментом. Находит светлым всё, чем обладает. Что надо человеку для счастья? Очень сложный вопрос. Для абсолютного, незамутнённого ничем счастья? В какой миг жизни человек почувствует себя по – настоящему счастливым? Чем надобно обладать, чтобы получить пропуск в свой личный рай? Счастливому человеку заменит благосостояние семью и друзей? Здоровье тоже не купишь, кто бы, что не говорил. Эликсир бессмертия тоже. Конечно, современные клиники творят настоящие чудеса, правда любое медицинское чудо сейчас имеет свой денежный эквивалент, без которого чудо невозможно. Даже если на чаше весов лежит хрупкая человеческая жизнь, медики бессильны без серьёзных денежных вливаний в фонд возрождения из мёртвых Гиппократа. Но даже обильно проплаченное чудо не в состоянии спасти всех. Может, кто – то надеется зарезервировать миллионами место в раю? А сколько стоит душевный покой? Сколько стоит внутренняя гармония? Сколько стоит быть человеком?
Миша ищет сам для себя свои индивидуальные хорошие знаки. Знаки, указывающие на то, что не всё так плохо, как может показаться на первый взгляд. Что в жизни существует множество приятных памятных моментов, которые мы все обязаны ценить и помнить. Но обычно они так и остаются недооценёнными и несправедливо позабытыми. У каждого человека, в зависимости от его благосостояния, системы ценностей, положения в обществе, самосознания, собственного величия и честолюбия, низости или возвышенности, существуют свои примеры знаков судьбы, положительных примеров того, что жизнь удалась. Знаете, это, когда жизнь посылает тебе сигнал, что всё хорошо. Сигнал, понятный только тебе одному. Для кого – то таим сигналом является то количество первоклассного очень дорогого кокаина, который он вынюхивает за сутки. Или то, что он может позволить себе поджечь сигарету от горящей пятитысячной купюры. Или то, что он может без особых сожалений раздавить очки за пятьдесят тысяч, садясь за руль «Майбаха». Или, что его узнают на улице. Или, когда он видит своё очень красивое лицо по телику. Или, когда ему трусливо уступают дорогу на машине, в страхе перед огромной стоимостью автомобиля или расправой. Миша же одним из хороших знаков считает женский волос, прилипший к головке члена. Значит всё не так плохо. Значит, находится женская головка, с удовольствием ныряющая ему в трусы…
Миша знает ещё кое – что о хороших знаках. Когда его ребёнок скажет два волшебных слова – «мама» и «папа» - это будет хорошим знаком. Когда он поймёт, что имя этой девушки он будет шептать, находясь при смерти – это будет хорошим знаком. Когда он проснётся от кошмара, в котором увидит себя без обручального кольца – это будет хорошим знаком. Когда выросший ребёнок поблагодарит маму и папу за своё воспитание и счастливое детство – это будет хорошим знаком. Если он умрёт во сне, в одну ночь с бабушкой - женой – это будет хорошим знаком…
Мечтай о том, что будешь жить вечно, живи так, как будто умрёшь завтра…

***

- Вход сегодня стоит пятьсот рублей,- амбал – охранник с непроницаемым лицом хищно зыркал на Мишу.
- Мы по приглашению.
- Ваши фамилии, - второй охранник, перестав, наконец пялиться на ноги Нины, достал из кармана угрюмого пиджака бумажку - очевидно, список приглашённых на празднование.
С недоверчивым лицом сверив фамилии, он отступил в сторону, освобождая путь.
- Добро пожаловать. Пожалуйста, вытащите все металлические предметы и пройдите через рамку.
Когда все манипуляции обязательного обыска были завершены, Миша с Ниной вошли внутрь. Народу внутри пока было немного и это обстоятельство несказанно радовало. Играл лёгкий лаунж, очень приятно пахло дымом кальяна, полумрак довольно просторного зала умиротворяюще заискивал с каждым гостем, приглашая провалиться в манящую мягкость солидных кожаных диванов. В общем и целом, атмосфера располагала к уютному тихому вечеру в хорошей компании комфортных людей. Тихому вечеру, которому не суждено будет сбыться, ведь на улице перед входом осталась многоголосо галдеть разномастная, довольно внушительная толпа тусовщиков и клубных див, мечтающих сегодня вечером оказаться здесь. Это диджей– кафе почитается нынче, как одно из самых модных и актуальных заведений столицы.
В последний раз Миша бывал в ночном клубе очень и очень давно, и теперь ему было очень интересно наблюдать за метаморфозами и всяческими изменениями, произошедшими в клубной культуре, как всё это еженедельное безумие, творящееся по выходным принято сейчас называть. Мишу всегда смешил этот величественный, претендующий на исторические лавры, термин – клубная культура. Необычайно интересно было бы взглянуть на того последнего кретина, который ввёл это понятие в повседневное обращение. О какой культуре можно говорить среди сотен тысяч разгорячённых тел, беснующихся в диком экстазе на сотнях тысячах танцполов по всему миру? Да какие сотни тысяч, тут счёт идёт на миллионы. На миллионное стадо, приходящее сюда с одной только целью – напиться или удолбиться, а потом найти себе сексуального партнёра на одну ночь. Люди, разгорячённые алкоголем, дискотечными наркотиками и обилием потных полураздетых тел, пляшут под прекраснозвучные басы всевозможных диджеев, которых в последнее время развелось, как мух непередавленных.
Диджей – это звучит гордо, не так ли? Так по молодёжному, так классно. И так неплохо оплачивается, главное – это угодить в нужную струю. Как круто заниматься настоящей электронной музыкой, ежедневно штамповать мегахиты на одно лето, ведь больше и не надо. Никто особо не стремится навечно вписать своё имя в анналы музыкальной истории. Настоящее творчество не очень хорошо оплачивается, чаще и вовсе не оплачивается. Да и признание таланта может прийти только спустя много лет. Как классно собственноручно выливать на головы отлично башляющей публике весь этот музыкальный мусор, который так отлично хавает вся продвинутая часть человечества. Кажется, каждый занимался диджеингом, как это очень вычурно называют профессионалы. Даже Миша в своё время увлечения подобной музыкой, если так её можно обозвать, пытался дома мутить свою электронщину. Благо, компьютерных программ для этого занятия выпускается уйма. Похоже, кто – то мечтает наплодить диджеев. Именно тогда Миша понял, что диджеем ему не стать. Вот почему:
Во – первых, дело в изначальных музыкальных корнях, которым Миша остаётся предан с раннего детства, когда ему посчастливилось услышать металл. Тогда, в третьем классе, услышанное зацепило его на всю жизнь, и Миша безумно благодарен этой великой прекрасной музыке за каждую её металлическую нотку. Сейчас Миша, слушая металл, просто не понимает, как можно его не любить;
Во – вторых, Мише тупо не хватило усидчивости перед компом и заинтересованности в процессе изучения замороченной програмки. Очень скоро его утомило осваивать непролазные дебри всевозможных опций, которыми изрядно напичкан любой такой редактор. Даже приобретённое печатное пособие не сподвигло его на будущие диджей – подвиги. Всё дело в природной лени, которая всякий размешает Мише завершить начатое. Тогда лень даже принесла пользу;
В – третьих, с возрастом Миша научился думать. Именно это обстоятельство привело к постепенному отторжению электронной музыки, как от очередного отупляющего элемента системы. Даже Гитлер в своё время говорил о будущей примитивной ритмичной музыке, под которую так отлично будет работаться рабочим – нелюдям. Чей простенький прилипчивый мотивчик так сладок будет для неискушённого уха безмозглого работника – зомби. Такая музыка предназначалась тогда для рабов, а для кого её делают сейчас?
Наравне с металлом, годы взросления и переосмысления, научили Мишу ценить интеллектуальную неметаллическую музыку. Музыку со смыслом, над которым стоит задуматься после прослушивания. Музыку с душой, заставляющую думать и сопереживать её автору. Музыку, несущую в себе такую полноту настоящих человеческих чувств и эмоций, что слёзы наворачиваются на глаза, чтобы хлынуть потом по небритым щекам. Музыку, которой он восхищается и по-доброму завидует её создателям. Музыку, несущую в себе великие идеи, хранящую мудрость мыслящего человека, музыку, несущую в себе излияния честных людей. Музыку, достойную понимания только единицам. Вместе с этим это его внутреннее взросление и обретение самого себя, привело к ещё большему неприятию музыки для стада – бессмысленных попсовых песен и забойной электроники, от которых тащатся все от мала до велика. Музыка должна нести в себе смысл, сокрытый в мелодии и стихах, но не каждому доступный.
Время и гибкий ум, развивающийся с самого детства в правильном направлении, научили Мишу думать. Он научился размышлять и разбираться не только в себе, но и во всём происходящем вокруг. Научился правильно отличать хорошее от плохого, добро от зла, чёрное от белого, прекрасное от уродливого. Не всегда, конечно, Миша следует голосу прагматичного разума, ведь он всего лишь человек. Он, так же как и все мы поддаётся всевозможным искушениям, отказ от которых принёс бы ему неоценимую пользу, но отказаться получается не всегда. Но всё же, Миша является носителем революционных идей и нетривиального взгляда на мир. Спасибо большое за это грамотному воспитанию и хорошим генам, заложенными в него родителями. Пускай, папа умер алкоголиком и уголовником, но он был очень умным, очень способным к наукам человеком. Красные дипломы непросто так тогда получали. Да и сейчас, наверное. Мишин папа был человеком, наделённым незаурядными способностями и возможностями светлой головы. Человек, который покорил маму своими высокими жизненными идеалами и ценностями. Человеком, ценившим вечные понятия о настоящей человечности. Таким он был в рассказах восхищенной мамы. Таким он был, когда они зачали Мишу и когда он родился. Был и таким, пока не начал пить. Пока не начал бить жену, проклинать сыночка и выносить из дома семейное имущество. Пока водка не превратила его в свою марионеточку, уничтожив очередной чистый разум и всё человеческое. Пока не сел в тюрьму за вооружённый разбой, на который его толкнула жажда лёгкой наживы, алчное влечение к своей любимой женщине – водке. Тюрьма не исправила отца, а превратила в настоящего скота – озлобленного на всю свою жизнь. Мама ушла, не в силах больше терпеть морального разложения, а отец умер в одиночестве. Отец, которого Миша знает только по красивым чёрно – белым фотографиям, сделанным до катастрофы. Когда мама и папа – такие молодые и красивые были по – настоящему счастливы. Когда папа был здоров, а мама улыбалась так ярко и искреннее, как никогда Миша больше не видел. Именно такая вот непростая жизнь в вечной борьбе с самим собой, а также, сильнейшие потрясения и переживания сделали Мишу таким, каким он стал сейчас.
И ещё кое – что. Когда Миша понял, что диджеем ему быть не суждено, тогда – то он понял, как легко им может стать любой желающий. Ведь наличие слуха и музыкального образования совсем необязательно, если ты – диджей…
Никто никогда не задумывался, есть ли у музыки душа? Немного странный вопрос, не находите. Когда автор вкладывает в своё произведение частичку своей собственной души, тогда и музыка обретает свою душу, свою бессмертную внутреннюю сущность. Когда композитор целиком и полностью отдаётся своему великому делу, вместе со звуками инструментов выплёскивает себя наружу. Когда вся его жизнь, все его переживания и эмоции превращаются в мелодию, когда в этой музыке весь он без остатка, тогда музыка становится одухотворённой. Тогда музыка становится вечной. Тогда имя композитора по праву навсегда будет вписано в книгу памяти человечества. В книгу достижений человеческого духа и таланта. И тут даже не идёт речь о классических великих композиторах, чьи имена знает весь образованный мир. Чьи бессмертные творения скоро будут навеки позабыты, уступив своё место в сердцах людей новомодному бездушному хламу, который создаётся единственно лишь ради денег. Любой настоящий музыкант, вне зависимости от степени его известности и таланта, проживёт не зря, если после его смерти найдётся хотя бы один человек, исполняющий его музыку. Тогда этот музыкант достоин уважения, как минимум.
Музыка не может быть вечной сама по себе, это сами люди делают её таковой. И забвению её предают тоже люди. Истинный творец должен быть всегда до конца честным – перед людьми, для которых он творит и перед самим собой, в первую очередь. Там, где в ход вступают большие гонорары очень редко остаётся место для настоящего искусства. Никто никогда не задумывался, почему всеми известные и горячо любимые старенькие группы уже давным - давно не в состоянии выпустить хороший альбом с хорошими песнями. Запал тех прошлых романтических времён давно пропал, уступив место каждодневной рутине и годам, неумолимо берущим своё. В те далёкие времена музыка шла из самого сердца, из самых потаённых уголков души. Тогда, когда репетиции с друзьями были чем – то вроде хобби, когда и мысли никто не допускал о бешеной популярности и гигантских заработках, не было нужды выдавливать из себя очередную песню. Тогда, когда музыка была священным действом и великим актом творения человеческой мысли и таланта. Именно за ту музыку мы все любим старых дядечек, уже давно исчерпавших себя. Для каждой группы, каждого поэта и музыканта настаёт тот пугающий момент потери вдохновения, когда творить приходится уже по инерции. Когда музыка стала обычной работой, приносящей хоть какой – то заработок, когда альбом, высосанный из иссушенного пальца, не выпускается только лишь с одной целью – получить бабла. Всё вышесказанное равносильно не только для музыки, но и для всего искусства в целом.
Миша очень трепетно относится к металлу во всех его проявления, начиная с классиков и кончая современными жанрами. Каким бы ужасным, сатанинским, античеловеческим и ещё хрен знает, каким не обзывали металл во все времена, Миша очень любил его и несказанно гордился своей посвящённостью в общее дело, коим является тяжёлая музыка.
Изначально, металл нёс в себе очень своеобразный жизненный настрой, до сих пор неприемлемый основной массой нормального общества. В этой музыке на поверхность всплывают очень своеобразные жизненные установки: море алкоголя, всевозможные наркотики, безудержный беспорядочный секс, вечное блаженство и опьянение, ненависть к родителям, незаконно вторгающимся в жизненное пространство своего ребёнка, полная и безоговорочная свобода в своих пороках и желаниях, садизм, мазохизм и ещё чёрт знает что. Всё зависит от людей, исполняющих музыку и людей, поносящих её. Все эти музыканты – великие грешники и безумные гедонисты, живущие на полную катушку, без оглядки назад и трезвого взгляда вперёд, призывающие молодёжь следовать их примеру. Такие оторвы в молодости, металлисты заметно успокаиваются, взрослея. Вся эта адская кутерьма, в которой они варятся в годы бурной молодости, проходит со временем. У них всё так же, как и простых людей. Просто у известных музыкантов вся жизнь с её пороками и зависимостями вынесена на всеобщее обозрение. Подобный образ жизни – это ведь и ещё отличный способ пропиариться и создать себе потрясающий радикальный имидж. Всегда неизменно приходит время остепениться – у кого – то раньше, у кого – то позже.
Настоящий металл, как и вся рок – музыка, не может зародиться там, где всё замечательно. Где жизнь прекрасна, а небо солнечно и безоблачно. Хотя, после его появления, металл зашагал по всему миру, плодя на своём пути группы, которых тяжело назвать металлическими. Например, команды, возникшие в жаркой Калифорнии, воспевающие своими песнями и поведением белые пляжи, красивых тёлочек, дорогие машины и бабки.
В металле находит отражение протест поколения. Воспевание ими иной жизни, даже не жизни, а иного вектора человеческого существования, а не вечного путешествия удолбанных детей цветов. Не всё так гладко в этой жизни, задумайтесь об этом – вот, что говорил металл на заре своего существования. Металл зародился там, где мало Солнца и много тяжёлого труда. Где на небе не видно звёзд из – за вечного удушливого смога. Где люди убиваются на работе, пашут, как проклятые, чтобы заработать свои жалкие крохи. Металл появился на том куске суши, куда небо, как в платок, приходит лишь выплакать холодным дождём накопившиеся боль и отчаяние. Конечно, речь идёт об Англии. Именно оттуда металл пошёл по миру, постепенно перестраиваясь и преображаясь в ту музыку, которая ближе всего по духу её создателям и почитателям. Сначала металл был гимном обездоленных простых и несчастных людей, жизнь которых – непрекращающаяся тяжелейшая работа без надежды на лучшее. Жизнь которых пропитана злобой и ненавистью ко всему миру благополучия. Металл был усмешкой всем «счастливчикам», поющих сладкие песенки битлов и наслаждающиеся вечной любовью и всеобщим братством. Это музыка из преисподней, существующей на Земле. Музыка с тёмной стороной Земли, оттуда, где дети засыпают под звуки разрывающихся снарядов, ужасные людские стоны и скрежет станков на заводах. Речь, конечно, идёт о «Black Sabbath»,положивших начало металлу. Это они внесли это характерное звучание тяжёлой гитары, которое не спутаешь ни с чем. Это их боль струилась по грифам гитар, барабанным палочкам и тарелкам. Это их вопль зазвучал откуда – то из темноты. Оттуда, где их ждали сотни тысяч уставших рабочих и бедняков – те, для кого эта музыка стала воплощением их существования и ненависти к той разноцветной радуге непомерного счастья веселья, висевшей над головами глупых людей, и неподозревающих о том, что существует иная жизнь. В металле тогда выразилось всё презрение неблагополучных слоёв общества к верхам – обеспеченным и довольным. Услышав эту мрачную музыку, так похожую на звук работающих станков, увидев этих некрасивых молодых людей, каждый понимал, что он такой же, как и они. Что эта музыка для него, для всех, потерявших надежду и смысл существования.
Во все времена металл обвиняли в поклонении Сатане. Скорее всего, это всегда был только лишь антураж для нагнетания тяжёлой и мрачной атмосферы. В наше время, это точно. Существуют в музыке, конечно, всевозможные некрофилы и психопаты, всерьёз вытворяющие всевозможные обряды, воспевающие дьявола, ад, чертей, нюхающие перед концертами мёртвую ворону, чтобы проникнуться духом смерти. Но тогда люди заходили на тёмную сторону оккультных наук, пытаясь разобраться в себе и всём происходящем. Пытаясь найти дьявола, а вместе с ним и Бога. Понятно было тогдашнее увлечение металлистов сатаной и адом. Вероятно, это всё было невсерьёз. Только казалось серьёзным тогда им. Это были безнадёжные поиски лучшей доли, поиски самого себя, надежды на самоопределение. Поиски ответа на вопрос – чем они это заслужили? Музыканты «Чёрного шабаша» привлекали потусторонний мир, ведь в мире настоящем было темно и пусто. Сейчас, когда этот сатанизм остался в прошлом, время и преклонный давно уже отучили металл – дедулек от нездорового поклонения дьяволу. Да и поклонение это было всего лишь баловством. Так, детские забавы.
В наше время весь этот сатанизм и шокирующий выпендрёж на сцене в исполнении металлистов - музыкантов – это всего лишь представление на потеху публике, приходящей на концерт именно за этим, за первоклассным гадким шоу, каким бы аморальным и непристойным оно бы не было. Чем омерзительней, тем лучше. Глупо обвинять музыкантов в пропаганде секса, насилия, наркомании, алкоголизма, жестокости и прочих весёленьких вещицах. Музыкант выступает перед людьми, ради них он поёт и выпускает альбомы, ради них он и скачет по сцене голышом, откусывает голову летучим мышам, орёт непристойности, ссыт и блюёт на своих самых преданных фанатов, которым посчастливилось оказаться в первых рядах. Ради них артист выступает на фоне стилизованной свастики, богохульствует и проклинает свою мать, которую с удовольствием бы оттрахал, и творит много ещё чего похуже. Всё на потеху публики, вожделеющей зрелища. Это сами люди своим восторгом и бесконечным обожанием заставляют музыканта проделывать свои выходки снова и снова. Это с одобрения многочисленных поклонников музыкант пускается во все тяжкие, пытаясь как можно сильнее эпатировать зрителей. Это людям всё это нравится, это людям нужны шокирующие тошнотворные представления, это люди наслаждаются тем уродством и той похабщиной, которая происходит на сцене. Это люди потом сами будут всячески расхваливать, вспоминать, пересказывать увиденное мракобесие, делиться своими впечатлениями, какими бы негативными они не были. Тем самым всё более увеличивая популярность звёздного изверга. Потрясённые фанаты, критики, церковь, журналисты, домохозяйки, члены общественных организаций и все – все - все будут потом потом во всё горло трубить об извращённом представлении, тем самым ещё более укрепляя позиции музыканта – лицедея. Хочешь, чтобы тебя знали по всему миру – сотвори на сцене шоу уродов и извращенцев, исполнив самолично роль главного злодея и маньяка. Хочешь быть у всех на слуху – запусти в СМИ любой самый мерзкий и отвратительный миф о себе. Хочешь, чтобы твоя популярность взлетела до звёзд – пускай тебя отлучат от церкви. Хочешь, чтобы на твоих концертах всегда был аншлаг – сделай так, чтобы мамочки запрещали тебя своим детям. Всем издавна знаком закон противоречия. Чем больше что либо запрещать, тем больше именно этого хочется. Так уж устроен человек с самых давних времён библейского рая и вечной жизни, которых лишили Адама и Еву, поддавшихся искушению. Запретный плод сладок – так не зря говорят. Когда на диски металл – команд стали лепить эти манящие предостерегающие надписи о ненормативной лексике, музыканты были только рады. Такая вот надпись стала ещё одним залогом успеха и продаваемости. Каждый подросток, взяв диск с такой надписью, поймёт, что это круто и точно купит его. А при прослушивании будет наслаждаться каждым ругательством, звучащим в песнях…
Такие вот мысли роились в голове Миши. Поток слов в его голове, рождённый за какой – то незначительный промежуток времени, ещё раз доказывал, что нет на свете ничего быстрее человеческой мысли. Нет ничего глубже и полнее, чем развитое человеческое мышление. Действительно, нет ещё в мире такой потрясающей и невообразимой по своей мощи вещи, как мозг человека. Мозг, способный на всё, на такое, о чём даже сам человек не способен и помыслить. Никому из ныне живущих не известно до конца, какие невероятные возможности таит в себе человеческий разум – необъятный и прекрасный…
Наконец – то показался виновник торжества и одновременно хозяин заведения. Это был давний Мишин знакомый, с которым они раньше жили в одном дворе по имени Павел. До настоящего момента Миша с ним практически не общался, поэтому Мишу очень удивило неожиданное приглашение на день рождения. Он до сих пор не понимал, чем заслужил такую «честь»?
Именинник Паша всегда слыл порядочным прохвостом. Всё время, сколько Миша его знает, он постоянно что – то мутит, вертит, толкает, пролезает во все щели и достаёт что – то из этих щелей. Как выражается сам Паша, он придумывает себе деньги. Любыми способами. Не оглядываясь на законную или уж тем более, на моральную часть этого придумывания. Этот аспект почитается им и ещё миллионами людей, проворачивающих различные тёмные делишки, не достойным их драгоценного внимания. Алчным хапугой и вором быть сейчас, вроде как даже почётно. Сейчас это зовётся деловая хватка. Многие девушки целенаправленно ищут себе именно таких типажей для дальнейших серьёзных отношений. Патологическая жадность до денег в наши дни не считается за порок, а преподносится как добродетель. Как залог успешного будущего, процветания и богатства. Разве эти качества ищут в своей половинке любящие люди? Разве размер кошелька так уж важен для настоящей искренней любви? Падение общих моральных устоев плодит практичных девушек и парней, пытающихся обогатиться за счёт удачной свадьбы. И эти ребята с высокой колокольни срать хотели на такое скучное и давно устаревшее понятие, как любовь. Что за любовь такая? Это какой – то атавизм? Сейчас материальная часть дела, перспективность будущего супруга или супруги, наличие определённых элементов красивой жизни, указывающих на материально - общественный статус человека, имеют едва ли не первоначальное значение. Это из той серии, когда жена прямо говорит, что мужа не любит, но ей будет с ним комфортно. Настолько комфортно, что придётся немного помучиться, изображая прекрасную семейную идиллию на протяжении всей их совместной жизни. Или, когда Мише заявляет один женатый парень с ребёнком, что любви не существует в природе. Её просто нет. Каждый ищет себе того, с кем будет удобно жить. Не более того. Этим – то незначительным обстоятельством и обусловлен любой брак. Любви нет, есть беспорядочные половые связи – добавляет он.
Так вот, Паша как раз таки и является идеальным мужем для любой современно девушки. Для которой любовь – это просто обеспеченная и никого не напрягающая жизнь. Пускай, она и называется семейная. Такой вот девушке совсем не в лом родить от нелюбимого мужа ребёнка., который будет расти в этой затхлой атмосфере обоюдного равнодушия или вечных скандалов между двумя чужими людьми, которым посчастливилось комфортно замутить семью. Семью, не значащую ровным счётом ничего ни для одного из родителей. Так вот, Паша всегда был настоящим спекулянтом и умелым дельцом. Это у него передалось по наследству. Сила генов велика. И мама и папа его сами не лыком шиты – ни за что не упустят ни своего ни чужого. Паша всегда находил одобрение родителей во всех своих начинаниях. Ещё в школе Паша торговал колёсами из аптеки, где провизором работала мама, всячески помогающая чуточку нелегальному бизнесу любимого сыночка, щедро обеспечивающая его продуктами потребления всех старших классов. После школы Паша легко поступил в один очень престижный ВУЗ, где преподавал его папаша, а также занимал должность декана одного из факультетов. Его – то протекция и сыграла тогда решающую роль. Пашин папаня каждый год менял себе машину в аккурат после завершения очередной сессии, каждый раз пересаживаясь на всё более дорогие и навороченные автомобили. Паша не учился, Паша зарабатывал деньги. Через своего папочку он помогал нерадивым студентам сдавать зачёты, экзамены и сессии целиком. Все эти образовательные услуги предоставлялись за очень приличные деньги. Также, Паша по - тихому приторговывал гашишем и ворованными телефонами. После института Паша решил заняться серьёзным, а главное, легальным бизнесом, и открыл это самое диджей – кафе. Но и тут не обходится без очередного весёлого наебалова. Иначе Паша был бы не Паша. Каждую неделю в Пашином кафе выступают различные крутые мега – диджеи – известные и не очень. В основном, выписанные из – за границы. Этот факт послужил, кстати, одним из главенствующих винтиков в механизме раскрутки заведения и превращения его в столь популярное место. А дело обстояло так – на самом деле, процентов семьдесят пять так называемых диджеев и не диджеи вовсе, а простые студенты, не имеющие никакого отношения к «клубной культуре». Если требовалось замутить выступление какого – нибудь охерительного заграничного диджея, то тут на помощь приходил Университет Дружбы Народов – постоянный Пашин поставщик иностранных музыкантов. В университетских общагах он отыскивал какого – нибудь студентика, желательно поколоритней и экзотичней, вешал ему длиннющей лапши на уши, обещал за совершенно плёвую ночную работу, которая состояла в изображении из себя диджея, стоя у пульта, две тысячи рублей. Естественно, что вечно голодные иностранные студенты, которых обычно берут только лишь раздавать листовки у метро, не раздумывая соглашались. Новоиспечённого диджея одевали, придумывали какоё- нибудь выпендрёжное имя или ник, наводили красоты и гламура, сажали в лимузин, и повсюду вывешивали афиши о приезде очередного забугорного резидента лучших мировых тусовок. И народ реально вёлся. Реально хавал весь этот дикий развод и каждую неделю стабильно забивал собой весь клуб до отказа. Люди приходили, впечатлённые громким именем, которое вроде когда - то слышали, и платили деньги за входной билет – от пятиста рублей и выше. А музыку под это дело находили на безграничных и всеобъятных просторах интернета. Кто уж там разберёт в ночной танцевальной какафонии среди этих однотипных басовых опусов, кто является автором или исполнителем. Гениальная афера…
Существует, конечно, ряд электронщиков, которые пишут совсем иную музыку – очень красивую, мелодичную и глубокую. Музыку не для всех и не к любому месту. Музыку, которую будешь слушать только в определённый момент времени, потому что она несёт в себе настоящий эмоциональный заряд, находящий глубокий отклик в душе во время прослушивания. Не каждый станет слушать скучную интеллектуальную музыку, которая только депрессию нагоняет. Есть очень красивые электронные композиции, очень сильные по силе своего воздействия на впечатлительного, эмоционального и думающего человека. Но это всё не про клубное бас – шлёпанье…
Миша и Нина ушли в два часа ночи. Выдерживать больше это гнильё не было сил. Причина, почему Миша ответил на это ебучее приглашение даже для него самого остаётся загадкой.
Само торжество проходило в довольно приватной обстановке, в вип – зале с шумоизоляцией, через которую всё равно едва слышно пробивались раскаты зверствующих колонок. Присутствовало двадцать три человека – самых ярких представителей золотой молодёжи и клубного бомонда – компания, в которую Миша ну никак не вписывался. Что он здесь делал, не понимал ни он сам, ни они.
Долго терпеть это представление напыщенных павлинов было невозможно, и Миша поволок Нину к выходу. Нина чувствовала себя, как рыба в воде. В протухшей воде. Пока ждали на улице такси, Миша размышлял над сегодняшней ночью. Какие изменения нашёл он в клубной жизни с тех пор, как последний раз бывал в подобных местах? Никаких. Те же убогие полуголые тёлочки с кукольными лицами, которые прячутся под густой маской кричащего макияжа. Кричащего – трахни меня, парень, ни на что большее я не претендую. Все эти тёлки, да и парни тоже, просто нелепы в своих претензиях на показной пафос и гламур. На свой имидж губастой блондиончки, разодетой в розовое и золотое. Имидж, досконально содранный с музыкальных каналов. Имидж, преподносимый молодёжи, как стандарт женской красоты. Каждая, одуревшая от алкоголя, наркотиков, музыки и обилия влажных тел, девочка хочет лишь одного – чтобы её угостили ром – колой, а потом увезли ебать. Желательно, какой – нибудь мачо – красавец с кучей денег и на красивом «Бентли». Такому совсем не грех отдаться ( Миша вспомнил случай из своей клубной молодости. Однажды он подкатил к тёлочке, которая прямо в лоб заявила – покупай Пину Коладу, будем целоваться. Жаль денег не было тогда даже на самое дешёвое пиво. Поэтому Мише оставалось тогда только гадать, на что способна «роковая красавица» за бутылку шампанского или бутылку виски). На парней, которые своими повадками выражали полное сходство с тёлочками было просто тошно смотреть. Вылизанные гелем чёлочки, очки, одежда из самого посещаемого магазина Москвы, брутальные манящие взгляды – всё по высшему классу. Просто загляденье. Как бы не оттрахать самих себя прямо в туалете, стоя перед зеркалом. Кто ищет в клубе принца или принцессу, тот просто дурак. Дурак, далёкий от реальности. Очень далёкий. Миша в очередной раз осознал, что в клубы он больше ни ногой. И тут дело совсем не в том, что пришла старость, и годы берут своё – это совершенно глупая отмазка. Особенно, когда тебе двадцать пять. Дело в изменении мышления. Изменения в правильном направлении. В построении своей новой системы ценностей и взглядов на жизнь. Системы, которая не может существовать в такой неблагоприятной среде.
Под стать посетителям были и особо важные персоны того вечера. О Паше уже было сказано достаточно. Его компаньон, с которым они пополам вкладывались в клуб, года три назад по пьяному делу на районе, распиздил Мише об афере с диджеями. Распиздил под страшным секретом, взяв слово с Миши держать язык за зубами. Ведь если это всплывёт, грянет такой неописуемый скандал, что на дельнейшей работе клуба можно сразу ставить крест. Тогда они только начинали, только открылись и подобные махинации ещё могли сойти с рук. Но не сейчас, когда заведение приносит очень серьёзные барыши.
Постоянный диджей клуба – главный заводила толпы и самое узнаваемое лицо заведения – находился в глубокомысленном осмыслении собственной огромной значимости. Его просто распирало от гордости за своё великолепие. Вместе с ним от острой формы мании величия должен скоро скончаться и промоутер клуба.
Также присутствовал и драгоценный папочка именинника – пьяный и слюнявый, как старый сенбернар. Он весь вечер, нисколько не стыдясь присутствия любимого сыночка, зажимался в дальнем углу с привезённой шлюхой – молодой и грудастой. Они очеь мерзко лизались, а шлюха всячески изображала страсть. Несколько раз она спускалась под стол, пытаясь оформить дедуле королевский минет, но все её попытки отработать полученные денежки были безуспешны, сколько она не старалась. Член папочки упорно не желал крепнуть. Поэтому сладкой гадкой парочке пришлось довольствоваться обоюдным кромсанием пьяных морд, которое они почитали за поцелуи, и поглаживание седых обвисших мудей. Интересно, чем в эту гночь занималась мамочка Паши? Слабо верится, что сидела дома в ожидании мужа. Кокаин в ту ночь можно было собирать совком прямо с пола, куда его постоянно просыпали и смахивали пьяные любители дорогого кайфа. После этой ночи остался явственный осадок гноя и говна, скопившийся отвратительным комком в самом горле.
Домой Мишу и Нину отвозило такси. Таксистом, это стало полной неожиданностью, была довольна молодая и привлекательная девушка. Или уже женщина – не очень понятно. Она крепко держала руль в чехле с цветочками и делилась наболевшим. Оказывается, вчера от неё ушёл молодой человек, с которым они прожили четыре года. Это, конечно, грустно, но ситуация не была бы такой драматичной, если бы не одно обстоятельство – парень ушёл к пятидесятилетнему гею, с которым встречался уже больше года. Девушка (или женщина) всю дорогу сетовала на свою слепоту, глупость и недальновидность. Как она не поняла, что её мужик – гей?

http://vk.com/netvremenibitmolodym
 отзывы (0) 
Оценить:  +  (0)   
01:25 27.09.12
url  plaksa Опытный писатель
Пиздатей жить с любовью в сердце я считаю,
И с кормёжкой дела лучше и сперму иногда глотают.
Кровосток


У Миши дома есть кактус. Ничем не примечательный, довольно старый обычный кактус. Зелёный, как все кактусы, с колючками, как положено любому уважающему себя кактусу, а не какому – нибудь алоэ. Кактусу отведено почётное центровое место на подоконнике, недалеко от кровати и компьютера. Миша привёз его с квартиры мамы. Мама всучила Мише кактус, чтобы зелёный друг защищал любимого сыну от злых волн радиации, которыми перенасыщена любая городская квартира. За всё это время, что кактус был у Миши, он исправно выполнял возложенную на него задачу по охране от посягательств радиоактивных монстров на здоровье Миши и его гостей. Сколько Миша помнил этот кактус, он никогда не цвёл. За несколько лет ни одного даже самого малюсенького и бледненького цветочка. В эстетическом плане кактус был абсолютно бесполезен, пока не произошло знаменательное событие…
Дело в том, что Миша обожает, когда ему делают минет. Подчас, созерцание сего прелестного действа доставляет ему гораздо больше удовольствия, чем ощущения от процесса. Нина в этом деле была мастер. Так получилось, что у неё сложилась весёленькая традиция сплёвывать Мишину сперму в горшочек с упомянутым выше представителем героической флоры. Так продолжалось довольно продолжительное время. Кактус не протестовал, Миша – тем более. А однажды утром Миша проснулся и обомлел. На подоконнике, нежась в лучах яркого летнего солнышка, как звезда шоу – бизнеса в лучах софитов, стоял кактус, облепленный небольшими жёлто – белыми цветочками. Глядя на это торжество жизненной силы природы, Миша вмиг осознал, в чём тут дело. Его семя, которым Нина обильно удобряла почву горшка, придало старичку – кактусу необходимые силы для долгожданного цветения, невозможного доселе из – за неблагоприятного климата московской квартиры. Это сперма вдохнула в кактус новые силы, возвратив его снова к молодости, вернув жизненные силы, утраченные за годы нелёгкой жизни в Москве. А может, Мишино семя подарило кактусу вечную молодость?
В этом направлении можно было бы замутить серьёзные научные исследования. А вдруг секрет вечного процветания организма, вечной молодости, а может, и жизни, носит в себе каждый мужчина? Ну, положим, не каждый, а каждый здоровый мужчина, у кого всё нормально с членом и сопутствующими органами. Теперь уже не кажутся бредовыми варианты омолаживающих масок для лица из спермы. Может, все эти полоумные, повёрнутые на различных диетах и сохранении красоты, тётеньки оказались правы? Если развить Мишины предположения и догадки, то можно замутить революционную диету. Продвинуть в массы идею диетического и косметологического использования спермы. Новейшие белковые коктейли и маски для всех желающих сохранить здоровье и красоту. Как странно устроен мир. Одна часть планеты бродит по гигантским супермаркетам, выискивая низкокалорийную еду и мечтает стать стройнее, другая часть пухнет от голода и мечтает пережить засуху. Одна часть населения планеты измеряет объёмы различных частей холёного тела и считает ежедневные калории, другие нуждаются хоть в какой – нибудь пище. Это, наверное, Богу так угодно…
Изучение питательных свойств спермы и продвижение новых пищевых стандартов в массы может изменить ситуацию на всей планете. Больше не будет голодных и некрасивых людей. Все повсеместно будут питаться спермой и спермо – содержащими продуктами. Банки спермы теперь перепрофилируются на изготовление новых блюд высокой обкончанной кухни. Теперь здоровый нормальный мужик будет ценится вдвое больше, чем раньше. Ведь теперь – это не просто удовлетворитель, будущий муж, любовник и ещё кто – нибудь, но и постоянный источник первоклассной живительной субстанции. Даже сами мужики будут с удовольствием хавать свою сперму. После завершения полового акта между партнёрами будет постоянно возникать отчаянная борьба за обладание живительной белой влагой, святым Граалем молодости и красоты. А может быть, партнёры достигнут пользовательского соглашения сторон. Если, конечно, их отношения достаточно близки для такого непростого компромисса. Стоит запустить рекламу спермо – продукции по телевидению, в печатных СМИ и в интернете. По телевизору, как обычно следует прибегнуть к всегдашнему приёму рекламщиков, когда во время рекламы увеличивается звук и яркость изображения, тем самым подсознательно привлекая внимание аудитории. Стоит поместить в каком – нибудь модном глянцевом издании для мужчин рекламу спермо – сметаны, как мужиков потом невозможно будет оторвать от борща со сметаной. Тоже самое стоит проделать и в журналах для женщин, в контакте, в одноклассниках, на ютубе и на всех самых популярных сайтах. Успех неизбежен, ведь мы так любим всё новое, прогрессивное и разрекламированное…

***

- Вот, посмотрите, недавно провела фотосессию с очень красивой девочкой, - Света повернула ноутбук так, чтобы Мише и Нине было видно изображение на мониторе.
Пока Нина восторженно охала и всячески расхваливала фото – талант Светы, Миша разглядывал неровность на потолке. Это его занятие было намного интереснее, чем любование очередным Светиным «шедевром». Света мнила себя гениальным фотографом и мечтала о фото – карьере. Она очень хочет заниматься только своим любимым делом, зарабатывать фотографией на жизнь, но ничего не делает, чтобы продвинуться в этом направлении. Она не работает, потому что считает любую работу, кроме фотографирования недостойной себя. Такие вот у неё жизненные принципы. Вообще, Миша ждёт прихода своего лучшего друга Паши, с которым Света живёт. Паша – очень своеобразный человек, настоящий гений от нонконформизма. Он творец альтернативного искусства. И ему выпало такое несчастье полюбить Свету, которая весь их путь в совместной жизни мучает его. Поводов находится куча. То он мало зарабатывает (при этом она не собирается работать сама), то он мало уделяет ей внимания, то он паршивый мямля, а ей Свете нужен настоящий мужик, который бы ей жёстко верховодил. Причин находится много. Мише откровенно жаль Пашу за его девушку – идиотку, которой нужно совсем другое. Которой нужен совсем иной мужчина. Обычный мужик. Паша – ведь он не такой. У него свой богатейший внутренний мир, объять который Свете просто не под силу, хотя она и позиционирует себя, как неформалку с нетривиальным мышлением, духовно богатую деву с татуировками и пирсингом. На самом деле, она простая девушка, которой совсем не хочется всей этой жизни, не как у всех. Ей хочется простого человеческого счастья, которое Паша ей просто не в состоянии дать. Миша давно уже её раскусил…
- Слушай, Нин, хватит уже петь свои фальшивые дифирамбы, - Миша, наконец, не сдержался. – Света, ты считаешь себя очень талантливым фотографом и непризнанным гением фото – искусства. Извини меня, конечно, но талант фотографа – это не только умение пользоваться фотошопом и наличие крутого фотоаппарата. У нас с Ниной создалось такое впечатление, что ни на что, кроме постельных полуобнаженок с обилием фотошопа ты больше не годна, как фотограф. А где же умение удачно подобрать ракурс? Где композиция и естественный свет? Зачем пытаться найти в себе талант и незаурядные способности, если таковых нет? Зачем строить иллюзии о будущей успешной карьере известного и модного фотографа, ничего не предпринимая для этого? Зачем пытаться найти в себе талант и незаурядные способности, если таковых нет? Зачем это самокопание и поиски другой себя – не такой, как все? Зачем воспитывать в себе иной взгляд на действительность, если такового тупо нет? Если ты – просто тупой обыватель. Не надо пытаться быть необычной, надо быть и всегда оставаться собой. Может, вся проблема в том, что ты не такая креативная и дерзкая неформалка, какой хочешь казаться людям и себе? Может, не надо воспитывать в себе этот особый взгляд на окружающий мир, если хочется обыденного? Быть таким, как все. Зачем обманывать всех и саму себя? Зачем все эти нелепые саоожидания? Ведь хочется простого человеческого счастья. Всё, молодость кончилась? Вместе с ушедшими навсегда годами ушёл и тот жизненный запал, который питал тебя. Твоё увлечение альтернативной культурой было всего лишь увлечением. Тогда ты думала, что праздник настоящей жизни и самовыражения продлится всю жизнь. Ты верила в свою преданность андеграундной культуре, идеалам свободы и отречения от существования ненавистных обывателей. Твои дни были окрашены в цвета радуги, а не в серую будничность. Вся твоя ненормальность осталась в том времени, когда ты набивала свои татухи. Сейчас это просто ничто…
Каждое слово попало в самую точку. Каждое слово, как удар копья прямо в сердце. Как оглушающий удар табуретом по голове. Как толчок с моста в бездонную пропасть осмысления самого себя. Как сметающее всё на своём пути цунами на ровной глади душевного равновесия. После всего сказанного Света возненавидела Мишу, ведь он проник в самые потаённые уголки её души, отрыл там то, что она так тщательно скрывала. Даже от самой себя. Раньше она всегда считала себя хозяйкой положения, чувствовала себя выше других. Считала себя такой уверенной сучкой, перед которой нет преград. Но Миша понял её. Как никто другой. Как будто, нагло влез ей в душу и вытащил все её переживания, помыслы, комплексы на дневной свет. Это превратило его в злейшего врага. Врага № 1. Даже не врага, а в человека, с которым нельзя больше сталкиваться по жизни. Никогда. Ведь он осмыслил её. Такое никому было не под силу. Света всегда считала себя сложным человеком, а на самом деле всё оказалось так банально просто.
Человек всегда ищет понимания. Каждый мечтает о своей второй половинке, которая будет во всём понимать его с полуслова. Как прекрасно иметь рядом с собой понимающего человека, осознающего твою целостность и частичность. Но никто не сможет быть рядом с тем, кто исподволь, может, даже не зная того и сам, влез в душу. В самые её потаённые уголки, сокрытые под толщей подсознания. Туда, где обитает истинная суть личности. Где все душевные секреты становятся явными и понятными. Стоит понять, измыслить душу человека, как ты его потеряешь. Страшно быть рядом с тем, кто знает всё о тебе, всего тебя без остатка. Страшно быть рядом с тем, кого ты понял всего без остатка. Не каждый может выдержать на себе груз всеобъемлющего осмысления человеческой души с её пороками, тайными желаниями и помыслами. Не каждому всё это под силу…

***

«Какое место в квартире нормального городского жителя считается наиболее запретным для гостей? Куда нежелателен доступ случайным людям? Или желателен, если есть повод в очередной раз похвастаться своим благосостоянием. Где сокрыты основы персонального домашнего уюта, рассчитанного лишь для членов семьи и её друзей? В каком месте квартиры формируются вехи автономности и самоопределения каждой семейной ячейки общества? Где заложена квинтэссенция внутреннего содержания семьи? Что являет собой совокупность всех внутренних процессов, проистекающих в квартире? В прямом смысле слова – внутренних…
Вы скажете – гостиная или зал. Место, где гостеприимные хозяева встречают гостей. Место, где члены семьи собираются по вечерам для совместного проведения досуга. Просторная комната с красивым ярким телевизором – гордостью всей семьи, и продавленным кожаным, немного потёртым диваном – таким уютным и удобным. Диваном, повторяющем своей чуть лоснящейся поверхностью очертания тел всех жильцов этой квартиры. Диваном, который за долгие годы ежевечернего использования впитал в себя частичку характера каждого члена семьи. А этот такой шикарный телевизор с большим плоским экраном – ну разве не чудо? А этот навязываемый потребительский мусор, называемый телевещанием – ну разве не прелесть? Как приятно растянуться на родном диванчике – практически, второй жене – после тяжёлого рабочего дня и плотного ужина. Томно лежать, пультом неспеша переключая многочисленные каналы. Прошёлся по всей сетке вещания, чтобы оценить приоритеты будущего просмотра, и голова забита разноцветным, хаотичным винегретом. Пульт дистанционного управления – это очередное чудо техники – такое неприметное и маленькое, но такое важное. У каждого пульта есть одно и тоже свойство – постоянно теряться в потаённых уголках гостиной. Злоба и раздражение овладевает прилегшего на диван отца семейства, когда он не обнаруживает пульт на своём обычном месте. Ведь приходится снова вставать, искать, ползая по полу и заглядывая под диван и кресла. Если поиски через непродолжительный промежуток времени не завершатся успехом, то попасть может любому члену семьи, подвернувшегося под горячую руку. Жена будет обвинена в заговоре и саботаже с целью лишить мужа заслуженного просмотра «развивающих» телепередач, выведения из себя, отвлечением от телевизора в свою женскую пользу и акцентировании внимания на ней, потере душевного равновесия и ещё хрен знает в чём. Ведь без дистанционного управления телевизором просмотр просто невозможен – и это факт. Это что же, придётся постоянно подрываться с дивановых пролежней и всё делать вручную. Да это же настоящий ад для настоящего телегурмана. В такие моменты обречённую голову посещают гениальные идеи, как оснастить пульт поисковыми системами – решением насущной проблемы практически каждого вечера. Можно к пульту примотать на скотч мобильный телефон и звонить на него, когда пульт в очередной раз потеряется. Можно на верёвочку привязать пульт к дивану, как это делают со штопором в магазинах. А лучше на стальную цепь – так надёжнее. Можно его вшить в подкладку дивана или приклеить на суперклей к полу перед телеком в ручной доступности лежащего человека. А вообще, лучше всего имплантировать пульт под кожу руки – тогда он точно будет в сохранности и никогда не потеряется. Конечно, способ несколько радикален, но есть неоценимый плюс – когда таким образом переключаешь каналы, нажимая одной рукой на вытянутое вперёд предплечье другой руки, то смахиваешь на супергероя, выпускающего из руки испепеляющий поток энергии, лазерные лучи или шлепок паутины. А если ещё перед этим надеть красные трусы поверх домашних треников, то сходство будет просто невероятным…
Ещё одним примечательным местом любой квартиры является туалет. Это, как говорится, лицо дома. Тёмная сторона Луны, бросающая косую тень на всю семью, прежде всего, на хозяйку. Чистый туалет сразу подсознательно настраивает на располагающий лад, демонстрируя чистоплотность всей семьи, а может, одного её члена, который не ленится и не брезгует отдраивать вместилище родственных фекалий и испражнений. Туалет каждый день сталкивается с самыми неприглядными аспектами человеческой жизнедеятельности. Такое вот у него предназначение. Без туалета никуда – это бесспорно. Кто – то, кто долго знаком с членами семьи, является близким другом, перед которым уже можно лишний раз не выпендриватся, приглашая в гости, совершенно нормально отреагирует на грязное белое гнездо. А представьте, что какая – нибудь особо брезгливая и педантичная дама – например, мать невестки – отправится по нужде, а там её будет ожидать урчащий канализационными внутренностями белый ужас. Обоссанный стульчак, коричневые разводы, плавающая, не смывшаяся булькающая какашка, да ещё и отец семейства, мало того, что не помыл руки после сранья, так ещё и не воспользовался освежителем воздуха. Представляете себе, что тогда подумает эта щепетильная интеллигентная женщина? Какие выводы о чистоплотности и соблюдении гигиены она сделает в своей голове? Такие милые люди, такой вкусный ужин, такое хорошее вино и такой грязный сортир – по другому этот горшок нечистот просто не назовёшь. У отца семейства такие длинные пальцы пианиста и такие мозолистые ладони настоящего мужика, но отныне будущая тёща будет сторониться любых прикосновений от этих рук. Она точно думает, что примеру отца следует и сынок. Посрал, поссал, подтёр жопу, не помыл руки и давай гладить её дочку по нежнейшей коже ангельского личика. Да разве же так можно? А может быть, будущая тёща, оскорблённая в своих лучших чувствах, не станет справлять нужду в этот гадюшник, и не в силах больше терпеть, гордо удалится из гостей, дабы сделать своё «чистое» дело в подобающее место? И всё, вечер испорчен. И вот уже висят на волоске отношения молодых.
Хочется, так же, особым проклятием отметить создателя совмещённого санитарного узла. Кто это придумал? Зачем он это сделал? Ему что, слишком легко и беззаботно жилось, решил внести в жизнь небольшой фактор тупости и очередного заёба? Какими помыслами он руководствовался, когда воплощал в реальность свою гениальнейшую идею? Кто были те люди, что запустили этот бесполезный прокт в массовое производство? Очевидно, сектанты. Наверно, этот умник любил и его приспешники любят чистить зубы и принимать ванную, когда кто – нибудь срёт рядом. Это у них что – то вроде ритуала объединения чакр. Провоняй говном сожителя, станьте ещё немного роднее и ближе – так, что ли получается?
Есть ещё спальня и детская, но и это всё не то. На самом деле, в гостях у малознакомых людей существует одно негласное табу – не залезать в холодильник без спроса. Туалет демонстрирует жизнь изнутри, в прямом смысле этого слова, уже на выходе. С изнаночной стороны. А холодильник хранит в себе частичку повседневной семейной жизни, демонстрируя через хранимые продукты некий уровень жизни и здоровья. Не зря же говорят, что мы – это то, что мы едим. По имеющимся в наличии съестным припасам можно сделать кое – какие выводы о внутреннем семейно - житейском климате. Так что ли получается? Почему самовольное проникновение в холодильник расценивается так, как - будто, ты влез в душу каждому члену семьи? Как – будто, нерадивый наглец после этого полезет в желудки? А через желудок доберётся до самой души».

Такие вот язвительные мысли посещали Мишу всё время нахождения его в гостях у Нины. Кроме Нины так же присутствовали её родители и младший брат. Папа Нины, пока ещё был во вполне адекватном состоянии, потчевал дорогого гостя дагестанским коньячком и весёленькими историями, в основном, произошедшими на работе. Члены семьи уныло ковыряли в своих тарелках и периодически протяжно, но не очень громко, чтобы отец не услышал, вздыхали. Видимо, эти отцовские байки им приходилось уже слышать не один десяток раз. Миша же сделал лишь один вывод – монолитное строительство - довольно весёленькая работёнка. Если папаша, конечно, не сочинил свои «правдивые случаи из жизни строителя» специально под весёлое застолье. Рассказывал он, что, года три назад, при сдаче большого объекта, проверяя надёжность кладки, расколотили стену. А там оказался замурован таджик – рабочий со стройки. Выяснилось, что этот рабочий во время строительства сорвался с высоты и разбился насмерть. Естественно, что о никакой милиции или скорой не могло быть и речи. Обнаружение мёртвого нелегального эмигранта грозило серьёзными проблемами. Поэтому было принято решение замуровать труп рабочего в стену, тем самым на многие года увековечив Таджикистан и его незаменимых работников в истории градостроительства Москвы. Такое происходит сплошь и рядом на любой стройке. Всего один мёртвый таджик может принести столько проблем и финансовых убытков, что легче просто замолчать инцидент. Рабочий же, за героизм и самопожертвование, проявленное на стройке, будет удостоен погребения в самой Москве, в фундаменте серого монолитного гиганта. А вот ещё один случай – однажды на стройку нежданно – негаданно заявилась Миграционная служба – самая настоящая чума для всех незаконных эмигрантов, трудящихся на необъятных просторах нашей всевеликой вместительной родины. Так вот, два таджика, поняв, что дело пахнет жареным, принимают единственно верное, как им казалось, решение – спрятаться в чане строительного вентилятора, который доводит бетон до нужной консистенции. Их ловкий манёвр удался, игра в прятки была в их пользу, пока одни, наверное, самый старательный рабочий решил немного поработать и включил лопасти вентилятора. В результате оба находчивых рабочих были отправлены домой в разобранном виде, в мешках. Всё это печально и очень забавно. Нелепая чужая смерть всегда вызывает улыбку. Даже и не смерть, а какое – нибудь опасное или необычное происшествие. На потеху публике, жаждущей шока и злорадного нездорового смеха, «Ютуб» кишит всевозможными съёмками опасных передряг, куда попадают объекты съёмки. Очень часто эти кадры становятся последними кадрами жизни для их участников. Знаете, какие первые слова говорят доморощенные любители шокирующих видео, со стороны наблюдая за открывающейся из взору трагедией. Это не «вызывай скорую» или «звони в милицию». И не «быстрее, надо помочь». Это просто - «ты успел заснять? Вообще ништяк, молодец». Человек погибает перед чьим – нибудь равнодушным взором, жаждущего зрелища, а «Очевидцы» думают лишь о том, как это быстрее и качественнее снять, а потом выложить в сеть. Чтобы тысячи «Очевидцев» наслаждались у себя дома, непринуждённо поедая сытный вкусный обед и запивая его горячим уютным чайком с мёдом. Чтобы тысячи шокированных «Очевидцев» получали свою дозу садисткого удовольствия, наблюдая за чужой трагедией. Им и самим хочется стать автором подобного развлекательного сюжета, чтобы потом гордиться своим умение оказаться в нужное время, в нужном месте, запечатлеть очередную катастрофу, а самим остаться не при делах. Развлекательное телевидение щедро одаривает нас целым сонмом зрелищ на любой вкус. Риму и его Колизею даже и не снилось такой жестокости, насилия, разврата, аморальности, отупения и бессердечности, которую воспитывают в нас сегодня.
Мы принимаем всё это, как должное, как очередной элемент шоу. Шоу должно продолжатся. Так круто обсудить его участников, даже не задумываясь о том, как бы выглядел ты сам в подобной ситуации…


***

«Нахуй романтику, детка! Зачем строить эти призрачные невесомые мелодраматические иллюзии. Они никому не нужны, мне – то уж точно они в жопу не впились. Неужели ты настолько безнадежно глупа, чтобы думать, что наши встречи могут дать толчок развитию наших бесполезных любовных отношений. Они уже год, как канули в бездну моего тупого безразличия. Той самой еле уловимой искре больше не суждено промелькнуть между нами, она погасла навсегда, как угольки праздничного пионерского костра, в которых отличники – пионеры пекли отвратительного вида картошку, а потом тушили всей мужской половиной лагеря. Вставали в плотный нестройный круг, и поливали недавний исполин – костер, а теперь затухающее, доживающее свои последние секунды, жалкое пятно жара. Так вот, этой искре нашей утерянной навечно любви больше не вспыхнуть никогда, чтобы ты не делала, какие бы нечеловеческие усилия ты не принимала, на какие бы жертвы не шла ради меня. Я все буду принимать, как должное. Ведь ты – просто кусок мяса для меня, не более. Я могу смотреть «Твин Пикс», пока ты будешь корчиться у меня между ног, чавкая и причмокивая, пыжась в жалких попытках вызвать у меня оргазм. Могу смотреть «Твин Пикс», полностью вникая в перипетии запутанного сюжета, отвлекаясь только на добрый глоток пивка. Неужели ты можешь быть настолько глупа, чтобы все еще любить мою циничную волосатую задницу? Неужели ты такая конченная дура, что опять откроешь мне свою необъятную душу, которую я низведу до размера спичечного коробка, в котором понесу сдавать кал в районную поликлинику? Ты принесешь себя мне в жертву, бросишься на алтарь моего снисхождения, а я буду тупо пялиться в ящик, совершенно не замечая тебя и твоих стараний. Буду втыкать в свои любимые мультики, не распыляя свое внимание еще и на тебя.
Я приезжаю только для того, чтобы ебать тебя, чтобы как следует истыкать все твои дыхательные и пихательные пути своим крепким жадным отростком. Любовь – это просто кусок пизды, как говаривал Лёха Никонов.
За последний год я стал циничным и злым, детка. Раньше тебе нравилось, что я любил людей, сейчас я люблю только себя. Мой эгоизм достиг небывалых объемов, превратился в культ моей личности. Отныне и навсегда, я – центр Вселенной, я – Солнце, дарящее жизнь, я – смертоносная комета, способная уничтожить целую планету. (злой смех)
Я прихожу к тебе, тогда, когда я захочу. Прихожу и всегда слышу один и тот же глупейший вопрос: «Что будем делать?» «Трахаться»,- отвечаю я про себя, а вслух говорю: «Давай посмотрим фильм». Каждый из нас знает, зачем я пришел. Чтобы мы ни начинали, все сводится к одному. Ты жаждешь нормального человеческого общения, моего интереса к себе, а мне абсолютно плевать на все твои проблемы, переживания, происшествия и жизненные неурядицы.
Ты говоришь, что со мной стало невыносимо общаться. Да, это так».

Такая вот жесточайшая правда жизни - не жизни даже, а циничной Мишиной души – колыхалась в его мозгу, затуманенном водкой и энергетиком – адским коктейлем, который мог быть придуман только в наше время, людьми урбанистического поколения, патологически старающихся избежать сна, как нелепого атрибута современной прогрессивной жизни. Как говорил один амфетаминовый фрик: «Еда и сон для неудачников».
Миша в очередной раз пожаловал к своей бывшей девушке Тане за очередной порцией удовлетворения своих низменных физиологических потребностей. Таня была у Миши ещё до Нины. Вся эта фантасмагория непревзойдённого цинизма и жестокого равнодушия жалкими попытками пыталась вызвать какое – то подобие откликов совести. Но всё напрасно.
Люди – они достойны того, чтобы их ненавидеть.
Душа Миши – это потухший уголёк, покрытый гнойниками и отвратительными струпьями. Ни один из ныне живущих не способен залечить подобные душевные раны. Метастазы ненависти уже безвозвратно разрослись по Мишиной душе. Поможет только ампутация, но она попросту невозможна. Внутри его мозга засела вторая гадкая сущность – такая низкая и злая, такая безжалостная и равнодушная, омерзительная и лживая. Прямо - таки настоящий человек. Плоть от плоти современного поколения. Тот, кому не будет одиноко среди многообразия человеческих субъектов – по другому и не назовёшь представителей населения нашей планеты. По крайней мере, большую её часть.
Миша расстался с Ниной. Всё к этому давно уже шло, как не пыталась Нина зацепиться за потухающую любовь. За отношения, отступающие под напором жизненных неумолимых обстоятельств. Они просто слишком разные. Они просто никто друг другу. Миша это давно понял, просто боялся сказать об этом Нине. Боялся сделать первый шаг. Боялся своего первого обдуманного шага к расставанию. Это так всё не по – мужски, но сейчас уже всё равно. Мужик должен уходить быстро и навсегда, не мучая ни себя, ни её. Миша постоянно жалел. Жалел всех. Жалел себя. Наконец, настал момент, когда он устал всех жалеть. Когда он стал злее и решительнее. Последние месяцы Миша был с Ниной только лишь из – за жалости. Он наконец – то сам это признал. Любовью здесь и не пахло. Жалость – гадкое чувство, особенно к человеку, с которым тебя раньше связывали близкие любовные отношения. Жалеть своего партнёра, разлюбив его или вообще никогда не любив, – так гнусно и низко. Так бесчестно. Но разве есть в нашем мире ещё честные люди?
В один миг что – то надломилось в Мише. Сломался тот внутренний стержень, что делал его человеком. Все идеи гуманности, взаимопомощи, любви к ближнему и прочие высокие идеалы канули в лету. Разбились о московские скалы нашей жестокой действительности, не терпящей жалости и сострадания. Все эти высокопарные термины и принципы человеколюбия доказали свою несостоятельность в современных реалиях. Зачем стараться быть не таким, как все, быть лучше других? Зачем старательно изображать из себя мученика и праведника? Всё напрасно. Нам нет спасения. Мы его просто не заслуживаем…


Московские скалы

Раз за разом всегда ошибаюсь
О Московские скалы я разбиваюсь,
Как во время прибоя, пеной морской
Я их вершины омываю собой.

Я сам на себя в драку кидаюсь
В отражении витрин, когда появляюсь.
Я верю рекламе, заголовкам газет,
Каждому слову, что говорит президент.

Небо Москвы – дым сотни заводов,
Радугу вижу в бензина разводах.
Висящем в петле на фонарном столбе,
Вижу себя на рекламном щите.



***

Миша шёл навстречу Серому. Тому самому придурку, с кем они затеяли пьяный спор о доведении до самоубийства. Тот спор давно уже ничего не значил. Просто глупая шутка двух человекоподобных ублюдков, поставивших на карту своего банального развлечения чью – то жизнь. Обычная тема в наше время. Для Миши это уже точно ничего не значило. С момента его пробуждения после пьяной ночи. Но Серый не забыл об их пари. Тем более, что у него в распоряжении имелась бумага, закрепляющая положения сторон и видеозапись с телефона, на которой бухой Миша словесно подкреплял свои обязательства. Всё это ничего не значило. Если бы не одно обстоятельство – Нина покончила с собой. Сбросилась с балкона. Никому не известно точно, что послужило причиной её самовольного ухода из жизни. Но её родители почему – то уверены, что причиной этому послужило расставание с Мишей, которого она возненавидели лютой ненавистью. Нинин отец пообещал довести это дело до суда или до самоличной расправы. Миша был подавлен и опустошён. Он никак не ожидал подобной трагической развязки. Это стало настоящим ударом для него. Мир перевернулся. Чувство всеобъемлющей вины не покидало его ни на секунду. Воспоминания распарывали душу на лохмотья памяти. Не мог спать, не мог есть. Жизнь остановилась, разделилась на два периода – до и после…
Положение дел усложнялось ещё и тем, что Серый оказался порядочной скотиной и шантажистом. Позвонил Мише домой и потребовал миллион рублей за своё молчание. В противном случае он был готов передать все имеющиеся у него сведения в распоряжение милиции и Нининого отца. Это был удар ниже пояса, ведь Миша не чувствовал своей вины в случившемся. Разве, что косвенной. Именно после всех этих ужасающих и мерзких событий Мишин пузырёк души загнулся окончательно, превратившись в грязный комочек смердящей ауры, которую даже стыдно отдавать в руки Творцу. Миша выплюнул своё отравленное сердце и самолично растоптал его. Он стал глух к мольбам совести, выпустив наружу своих собственных бесов, демона вырождения всего рода людского.
Раз весь мир считает его дьяволом и преступником, ему придётся сыграть с свою роль до конца. Разве может он обмануть ожидания всего жестокосердечного мира, не терпящем отклонений…

- Ну что, принёс бабки, - Серый стоял на пустыре, кутаясь в чёрный длинный плащ.
«Прямо, как в кино», подумал Миша и усмехнулся. Полоска холодной стали обжигала железным снегом немеющие пальцы.
- Знаешь, Серый, всё происходящее напоминает очередной американский триллер. Ну ей богу, один злодей пытается вытянуть деньги из другого злодея. По всем законам жанра я должен пристрелить тебя и выйти сухим из воды. Но тебе в такой конец не верилось, когда ты шёл сюда, не так ли?
Серый молчал, а Миша читал его мысли. Или пытался их читать. Интересно, думает ли он о том, что выбрал весьма неудачное место для подобной щекотливой встречи? Наверное, сейчас некоторые сомнения гложут его разум, но где были все эти сомнения, когда всё это затевалось в его алчном мозгу? Алчность – один из семи смертных грехов, знает ли он об этом?
Миша сделал шаг навстречу Серому. Один шаг, вогнавший Серого в ступор. Он до конца не верил в то, что Миша может оказаться убийцей, ведь прекрасно знал, что смерть Нины – это роковая случайность, которую Миша никак не мог предугадать.
- Сцена, достойная Оскара, не так ли? – Миша осознал свою готовность сделать последний шаг навстречу страшному суду, на котором ему придётся ответить за всё. Но ведь он защищает свою неприкосновенность от нападок мелочного упыря, возжелавшего лёгкой наживы. Подобные мародёры, составляющие основную часть нашего продвинутого мирка, должны быть уничтожены. А Миша ответит. Потом. Не сейчас.
Мише хочется козырнуть красивой фразочкой.
- Вообще, убивать людей собственноручно – это признак дурного вкуса. Но для тебя я сделаю исключение.
Серый поверил в решимость Миши, но было уже поздно. Третий удар ножа в грудь не оставлял никаких сомнений, как и шансов на выживание…

http://vk.com/netvremenibitmolodym
 отзывы (0) 
Оценить:  +  (0)   
01:25 27.09.12