Главная

Поиск


?

Вопросы






FAQ

Форум

Авторы

Фантастика » Фэнтези »

Велгер

Восемь абсолютно разных персонажей... И у каждого - своя судьба, свое дело, своя жизнь! А что найдешь для себя в Велгере ты?
 отзывы (0) 
Оценить:  +  (0)   
04:41 16.11.12
12 Сибария 3 029 года после Безмолвия, во время провокации со стороны АОРа, был убит Император Единорога Николай II Справедливый.

Этот момент в истории Велгера принят за начало Третьей Великой Войны.

Часть 1

Возвышенный


Пролог. Просто пролог

      Когда наступает ночь, всегда появляется неприятные ощущения. Даже на нижнем слое Велгера, где совсем неяркое солнце, сменяется не менее яркой луной.
      В самой дальней (от центра Велгера) из Инфернальских пещер находилась столица демонического государства АОРа, именуемая Ануфер-Из. Назван Ануфер-Из был в честь Властелина демонов Ануфера.
      Демонические города назывались инферно. Представляли они из себя гигантскую трубу, диаметром около километра, а высотой от трех до сорока километров. Часто они были огорожены рвами и стенами с башнями, из окон которых, по обыкновению, бесы кидали огненные шары. Ну, или дьяволы кидали бесов. Дома демонов (если, конечно, можно назвать домами комнаты, выдолбленные в висящих в воздухе камнях) располагались между рвом и трубой, на стенах трубы или на других домах. Все остальное располагалось в трубе. Там были:
            кухни, в которых готовили еду и варили врагов (часто эти понятия совпадали);
            лазарет, где используя органы наиболее больных демонов, лечили наименее больных;
            комнаты, где жили чиновники (даже ужасным и всемогущим демонам приходится заполнять анкеты и подавать прошения);
            залы, куда приходят, что бы безнадежно попросить справедливости у мэра (чаще всего приходят бесы и жалуются на дьяволов, после чего их выкидывают и из этих окон);
            столовые для чиновников и рестораны для воинов (Хотя, кого я обманываю? Конечно же, наоборот…);
            кузницы и прочие услуги;
            озеро лавы на нижнем этаже и фонтан лавы на крыше.
      Простые инферно были похожи друг на друга. И неудивительно, ведь создавались они низшими (а именно бесами) при помощи магии призыва. Подойдет, значит, тысяча бесов и ка-ак начнет призывать город! Многие перессорятся, ведь в магии главное – представлять результат, а каждый бес представляет город по-своему. Лишь в одном они солидарны: труба – идеальная форма для города. Дней за пятнадцать инферно будет готов и демоны, все это время не осмелившись повысить голос, повесят большинство бесов, недовольные результатом.
      Но Ануфер-Из – был не простым инферно.
      Во-первых, состоял он из трех труб. Первая, именуемая главное здание, являлось почти простым инферно, не считая того, что диаметром она была в полтора километра, в высоту – пятьдесят, а на вершине его находился Тронный Зал, в котором восседал Властелин демонов Ануфер Величайший. Говорят, он восседал там днем и ночью, так же говорят, что там у него есть комната, в которой есть дырявый стул, и он ходит туда, по нужде. Во всех летописях тронный зал описывается как гигантская круглая комната, с вечно горящим полом и потолком, с которого свисают люстры из меди и АОРского железа (самым огнеупорным и магическинепроницаемым металлом). Тронный зал имеет три входа, с юга, с запада и с востока. На северной стороне стоит трон Ануфера. Считается, что он сделан из золота и алмазов. А за троном висит огромная мозайка, изображающая черного феникса.
Второй инферно, называемый Второе здание, является обычным инферно, но потухшим. Второе здание запечатали сразу после Безмолвия. Одни считают, что там таится страшное существо, другие - что там есть очень сильное оружие, а третьи – что туда попадает все то, что Ануфер оставляет в комнате с дырявым стулом.
Третий инферно называют Новым Корпусом, построен он был год назад, и заседают в нем приближенные Ануфера, Думающие Усердно, Молвящие Активно. Еще в Новом Корпусе восседают посыльные (ходят слухи, что их все-время посылают).
      Во-вторых, под Ануфер-Изом находится гигантское подземелье. Одни говорят, что там живут ужасные монстры, другие – что там тайные катакомбы, по которым в случае опасности Ануфера выведут из Ануфер-Иза. Третьи готовы в лепешку расшибиться, но доказать, что там все то что Ануфер оставляет в комнате с дырявым стулом. Четвертые твердят, что там находится тайная школа, в которой демонов обучают искусству шитья и маникюра, но сторонников этой версии почему-то обычно изолируют от большинства.
      В-третьих, Ануфер-Из окружен тремя стенами и тремя рвами. Стены Ануфер-Иза защищены звездами Инферно (Это такие шестиконечные звезды, нарисованные одной линией; демоны все свое называют Инферно; есть еще другой вид шестиконечных звезд, они нарисованы из двух треугольников, но этот знак несет такую силу, что не приветствуется в народе).
      Но мы перенесемся в Тронный зал, где и началась эта история.
      В тронном зале, в комнате с горящим полом, стенами, украшенными головами низших и потолком украшенном люстрами, сидел Властелин демонов Ануфер. Ростом был он под два метра, одет был в рыцарский доспех времен Первой Империи, на трех закрепках держался его длинный красный плащ. Лицо Властелина закрывал Шлем-Контролер, если верить летописям, Шлем этот мог контролировать разумных существ в радиусе трех километров, но это требовало полного сосредоточения, и пользоваться им мог лишь человек. В руках Ануфер держал одно из сильнейших оружий Велгера: Меч Грешников. Если верить «Летописи о Грешном Арафене-Нурофене», то меч этот некогда принадлежал самому Сибароху, Богу Тьмы, Судьбы и Адского огня. Некоторые факты косвенно указывали на то, что Ануфер был не демоном, а человеком. К примеру, он был пятипалым, вместо копыт у него были ноги, он носил человеческий доспех, пользовался Шлемом-Контролером, посещал комнату с дырявым стулом, вместо того, что бы испражняться куда попало (Впрочем, не подумайте плохо о демонах, их испражнения – лужица лавы, которая выкипает очень быстро). Но точно в его расе никто не был уверен. Усложняло все то, что лица его никто не видел. Так и бьются все четыре тысячи лет его правления бульварные еженедельные летописи над загадкой его расы (Особенно надоедает эта Могучий Колдун АОР; там в каждом выпуске новая гипотеза). Обычно недовольные правители казнят летописцев еженедельных летописей под прессом (такую традицию ввел Иван III Дурак, которому прозвище дала летопись Феодальная Ложь), поэтому еженедельные летописи называют пресса. О, а сколько баллад сложили про могучего Ануфера… Из всех выделяется баллада певца Субутова «Князь – по голове хрясь!»
      Но тогда Ануферу было не до прессы и не до баллад. С магией у Ануфера все было хорошо, поэтому такое сложное заклинание, как вызов клетки из глубоких катакомб Ануфер-Иза он провел с искусством: сначала огонь в середине тронного зала расступился, позже там образовался механизм, состоящий из шестеренок, цепей и осей, который на цепях тянул снизу огромную огненную клетку. Вскоре не осталось и следа от этого колдовства. Все двери тронного зала были заперты на засовы, а посреди круглой комнаты стояла клетка.
      - Ты знаешь, зачем я призвал тебя? – спросил Ануфер, приседая на одно колено. Видимо, некто в клетке был могуч.
      - Я догадываюсь… - прохрипел голос из клетки. – И что именно тебе непонятно?
      - Подскажи, что мне делать? – взмолился Ануфер. В голосе его слышалась такая мольба, что в душе становилось его жалко.
      - Он Абсолют. Высшая из ныне возможных ступеней магического развития, - голосом лектора начал некто в клетке. – Он Абсолют Света…
      «Да уж, не Коля…» - в душе подумал Ануфер, но сказал:
      - Ты совершенно прав, что мне делать?
      - У тебя есть приближенный слуга… Он тоже Абсолют… - раздался щелчок пальцев, и на стене появилась картина, закрытая слоем пламени. – Просто, он должен убить Светлого Абсолюта…
Ануфер снова встал на одно колено.
      - Спасибо за совет, могу я тебе чем-нибудь помочь? – спросил он. В голосе его слышались и облегчение и разочарование.
      - Переведи меня в другой город, умоляю тебя! – раздался такой громкий стон, что уши Ануфера заложило.
      - Да-да, конечно, я подумаю, - сказал Ануфер, возвращаясь на трон. Клетка с грохотом провалилась вниз. А Ануфер потянулся к утреннему Могучему Колдуну. Всегда ведь интересно, что думают о тебе другие…
 отзывы (6) 
Оценить:  +  (+3)   
10:54 03.11.12
Глава первая, написаная с наибольшим вдохновением...

      Когда ты молод, время летит быстро. Я проснулся от того, что огонь в моем камине затух, оставив едкий серный дым. Для начала погасил Хрустальный шар. Обычно их используют, что бы наблюдать за кем-нибудь, поговорить с кем-нибудь или проклясть кого-нибудь. Но демоны придумали такую вещь! Ануфер выделил актерам из театров несколько залов Ануфер-Иза, где те круглосуточно несут всякий бред. Но рядовым демонам нравится, а это самое главное. Мы это назвали ТВ (На самом деле расшифровки были самые разные, начиная от Тупого Вещания и заканчивая Тройной Вешалкой). Темными ночами помогает. И самое главное: такое есть только у демонов!
      Я встал с кровати и посмотрел в зеркало. На меня смотрел пещерный эльф среднего роста с лохматыми черными волосами, с заспанными глазами и очень бледной кожей. Тяжело живется у демонов представителям других рас. Демоны абсолютно не признают воду, используя вместо нее лаву, кофе особо не попьешь. Приходилось с самого утра пить вино. Виноделие у демонов тоже было не очень развито, но все же зеленая густая жижа лучше, чем лава.
      Пропустив бокала три вина, я стал собираться на работу. Благо, идти было не далеко, кабинет мой был на том же втором этаже Нового Корпуса, где и квартира. Но перед тем, как пойти на работу надо было одеться. Я надел красивейший красный доспех с плащом, шлем и меч, который мне подарил Ануфер на совершеннолетие. Что бы вы могли представить его, я постараюсь описать его поточнее: от острия до навершия на рукоятке было сто двадцать пять сантиметров, от одного конца крестовины до другого было двадцать пять сантиметров, размер рукоятки был двадцать пять сантиметров, ширина лезвия – восемь сантиметров; навершие и края крестовины были украшены кристаллами красного цвета (возможно перекрашенным хрусталем, демоны они такие…), на рукояти меча были выгравированы два демона, держащие крестовину, лезвие было местами покрыто зазубринами и украшено надписью на Древнем языке; весь меч был выкован из какого-то тяжелого, но непроницаемого для магии металла. Вот такой он был.
      Но в тот момент мне было совсем не до меча. Можно сказать, что я уже опаздывал на работу. Работа у меня была интересная. Я был главным тактиком демонов АОРа. В общем то, работа моя ограничивалась решениями нападать или не нападать. Ах, да, еще приходилось каждый день отчитываться Ануферу как идут дела на фронтах и курить с ним. Ну, если быть точным, курил только я, а он все время говорил: «Ты кури, кури, хороший табак!». Зато, в остальное время я мог пить вино и смотреть Хрустальный шар. Но вы не подумайте, что я алкоголик! Вино на Велгере было двух видов: для праздников и для питья. Так вот, то, что для питья было очень легким, почти соком. Еще я иногда учился. Я идеально владел мечом, кинжалом и топором.
Немного я понимал в магии. Там главное заучить слова и представлять результат, а в остальном магия – это просто процесс самоконтроля. И, причем, самоконтроль – это не фигурально сказано. Магия на Велгере (Если говорить научным языком!) – процесс контроля эффектов, при переходе Маны (Ну это магия, которая содержится в крови) в Аркану (Это магия, которая содержится в магической оболочке Велгера; да-да, есть и такая).
      Я вышел из квартиры (Квартира – это сильно сказано, там была одна комната и небольшой бассейн из лавы, в качестве туалета использовалось ведро), наложил на дверь три заклятия. Для начала я представил замок. Вот он, передо мной, я твердо представил его устройство, очень сложное и непонятное демонам, после чего сказал: «Закройся». В двери появился замок. Потом я представил, как этот замок становится невидимым, я представил, как опытный художник замазывает кистью неудачно нарисованный замок на двери, представил как этот замок исчезает в двери. Я прошептал: «Исчезни». Замок поспешно исчез, после чего я представил незадачливого вора, который попытался вскрыть дверь в мою квартиру. Я твердо представил, как его красная трехпалая демоническая рука тянется к моей двери, но попадает в синюю, появившуюся из неоткуда сеть. Представил, как слышится его крик, как он попадает в ловушку, в которой остается до прихода Мордастых Вездесущих Демонов, которые обеспечивают порядок в АОРе. Я представил, и прошептал: «Ловушка», после чего на мгновение дверь покрылась голубой сетью, которая вскоре исчезла.
      Конечно, если бы мое колдовство видел нормальный маг, он бы, конечно, рассмеялся. Ну, или рванулся бы исправлять мои заклинания. Или стал бы читать нотации, мол, я не заклинания произношу, а страдаю фигней, что за «Ловушка». Да, такие заклинания даже вор, абсолютно не владеющий магией обойдет. Но я же не Владыка! Меня даже Героем с трудом назвать можно!       Вообще, в магии сейчас восемь уровней. Некогда их было тринадцать, но Магическая оболочка истощается быстрее, чем восстанавливается, поэтому за все 13 028 лет существования Велгера число это падало (Когда-нибудь, возможно, люди вовсе разучатся колдовать, и тогда все рассказы о магах назовут фантастикой; Будут, конечно, шарлатаны, выдающие себя за магов черных, белых и розовых, но с настоящими чародеями они не будут иметь ничего общего). Первые пять уровней магии так и называются (Первый уровень, второй уровень, третий, и т.д.). Это простые заклинания, первые три круга – вообще могут колдовать даже не имеющие магических способностей существа, если им выдать свитки с этими заклинаниями, четвертый и пятый – заклинания средней сложности, но все же далеко не самые сильные и мощные. Шестой круг магии называется Героическим, следовательно, маг шестого уровня называется Героем. Это достаточно сильная и сложная магия, но бывает и посильнее. Седьмой круг магии называется Владыческим, следовательно, маг седьмого уровня называется Владыкой. Это действительно сильная магия. Владык очень мало, не более двухсот на весь Велгер. Восьмой круг магии называется Абсолютным, поэтому маги восьмого уровня называются Абсолютами. На один вид силы может быть только один Абсолют. К счастью, сейчас на Велгере нет ни одного известного Абсолюта. В некоторых летописях и книгах выдвигались версии, что заклинания сами навешиваются в руки Абсолюту. Еще говорилось, что Абсолюты и Владыки должны выбрать себе свой стиль, что в руках опытного Владыки или Абсолюта обыкновенный Огненный шар может выглядеть огромным черепом дьявола, сделанным из огня или шаром света, который оставляет за собой след. Обычные порталы в руках сильнейших магов могут выглядеть как сотканные из огня, или продырявленные мечем в пространстве. В особо провокационных книгах, таких как «Магия – враг народа», выводится версия, что если Абсолюту надо сходить в туалет, то он возникает сам собой, после чего остается вечно стоять в этом месте. В древние века, когда мирные жители были против магии, даже лозунг был такой: «Скажем «нет» – снесем туалет!». Впрочем, я не особо доверял этим книгам, что-то меня в них смущало… То ли странная картинка на обложке, то ли подпись «Просьба не читать лицам без чувства юмо-ра»…
      Конечно, опытный маг бы вместо «Закройся» применил бы «Тройной замок». Вместо «Исчезни» применил бы «Хамелеона» или «Знак Теней». Вместо «Ловушки» применил бы «Печать Крови» или «Символ Угнетения». Но, во-первых, я был совсем не опытным магом, во-вторых я не знал слов этих заклятий, а в-третьих я был уверен, что никто не решится грабить квартиру Главного Тактика АОРа.
      Идти до моего кабинета было не далеко, по коридору прямо, потом четыре раза повернуть направо, и опять прямо по коридору. Кабинет мой был украшен красивейшей табличкой, на которой было написано:


Главный тактик Адских Объединенных Республик
Вениамар Ануфер Амар
Первый советник Властелина демонов,
Время работы:
07.45 – 21.15 (Общ.)
14.123 – 75. 877 (Сибар.)
Взятки не давать, бесполезно.

      Эту табличку сделал лично Ануфер. Заодно и присвоил мне свое имя. На дверь кабинета я накладывал те же заклинания, что и на дверь квартиры. Подойдя к двери, я закрыл глаза и представил, как стирается тот слой краски, который закрывал замок и прошептал: «Появись». Я представил, как невидимый ключ открывает замок и прошептал: «Откройся». Затем, все еще не открывая глаз, представил, как сплетенная по двери сеть падает и, дымясь, исчезает, прошептал: «Ловушки нет». После чего смело дернул дверь…
      Дверь все еще была заперта. Я повторил заклинание, но дверь не открылась. Попытался выбить дверь, но сил моих не хватило. Меня охватил тихий ужас. Что случилось с моим кабинетом? Я уже готов был резать дверь мечом, когда увидел спасителя: мимо по коридору проходил Марбл Люцифер.
      Марбл был типичным архидемоном. Рост его был более чем два метра. Весь он от копыт до шеи был одет в ужасающий серый доспех, на котором были выгравированы черепа. Его наплечники и наколенники тоже были выполнены в форме черепов. Хвост его был обмотан тканью, а заканчивался тремя костяными наростами. Единственное, что отличало Марбла от других архидемонов – отсутствие крыльев. Шлема Марбл не носил, что давало прекрасную возможность рассмотреть его лицо. Кожа его была темно-алая, как у всех демонов, лицо его было почти человеческое, но из подбородка вперед выдавался средних размеров костяной нарост, два его огромных изогнутых рога, растущих изо лба, дымились на концах, а остаток его головы был покрыт черными волосами, не очень длинными, но и не очень короткими. Марбл был главным полководцем демонов, а также советником Ануфера. Да, Марбл был одним из моих друзей, которых у меня было среди демонов очень мало.
      - Марбл, стой, - крикнул я.
      Архидемон оглянулся, потом улыбнулся и подошел ко мне.
      - Здорова! Как сам? – сразу спросил он. Голос его был бархатным басом, без хрипения (Большинство демонов хрипели; некоторые ученые полагают, что это как-то связано с частыми вдыханиями и выдыханиями дыма, другие считают, что это связано с частым курением, третьи – что это все из-за того, что Ануфер оставляет в «комнате с дырявым стулом»).
      - Марбл, помоги дверь открыть! Не открывается при помощи «Откройся»! – сразу пожаловался я.
      - Ну, сейчас, попробую, - неуверенно сказал он.
      Архидемон сощурился и посмотрел на дверь. Это он посмотрел сквозь круговерть. Так умеют даже самые слабые маги. Взгляд сквозь вихрь маны позволяет увидеть расу существа, наложенные заклинания, аномалии магии и прочие эффекты, невидимые для глаза смертных. Как это я сам до этого не догадался… Потом он подошел к двери, и рука его засветилась красным, после чего он пальцем коснулся скважины и раздался щелчок. Дверь открылась.
      - Ну, так верно, «Тройной замок» можно открыть только «Тройным ключом», - сделал вывод Марбл. – Забыл, какое заклинание накладывал?
      - Марбл, я не мог наложить «Тройной замок»…
      - Почему? – не понял он.
      - Я не умею… Я выше третьего круга не учил заклинания, - исповедался я.
      - Как-нибудь научу, если время будет, - твердо заявил Марбл и ушел.
      А я остался и зашел в кабинет. Значит, кто-то был в моем кабинете. Кому это нужно? Итак.
            Меня могли обыскать. Только один вопрос: Зачем? Я не веду тайный образ жизни, все время хожу к Ануферу, докладываю ему обо всем, а ежегодный обыск уже был недавно…
            Меня могли ограбить. Опять тот же вопрос: Зачем? У меня обычный кабинет, нет ничего ценного, проще уже ограбить мою квартиру, там и то ценного больше.
            Могли ошибиться дверью. «Тройной ключ» открывает все замки. А потом могли и закрыть. Но сняли-то и ловушку!
Других мыслей у меня в голове не было. Зачем еще нужно взламывать кабинет Главного Тактика? Ну, это же глупо! Я один из верхушки! Я почти всемогущий! Да меня лично Ануфер вырастил и научил многому! Это все завистники!
      Но мою обиду прервал огонь, выскочивший из камина. Я сразу же собрался и встал на колени, прошептав:
      - Готов к разговору с вами, мой Властелин.
      Пламя мгновенно выросло в высоту до двух метров и приняло облик Ануфера. Его низкий, хриплый и суровый голос произнес:
      - Вениамар, зайди в Тронный зал на общее собрание через пять минут!
      -Слушаюсь, ваше всевластие, - ответил я.

      Собрание было действительно общим! Последний раз я видел всю верхушку демонов год назад, когда меня назначили главой левой руки. Дело в том, что верхушка демонов делится на правую руку и левую руку. Правая рука – это полководцы. Их называют рукой практиков. Левая рука – это тактики. Их называют – рука теоретиков.
      В тронном зале присутствовали:
            Марбл Люцифер, правая рука Властелина демонов (Глава Правой руки). С нашей встречи он успел переодеться в золотой доспех. На руках его блестели перстни с рубинами и сапфирами, на рогах и хвосте его тоже были надеты золотые кольца, но уже без камней.
            Справа от Марбла сидел Корней. Одет он был скромнее, но тоже и с изыском. Корней был магом, поэтому одет был в мантию с золотой росписью, на пальцах его тоже были перстни, но уже не золотые, а серебряные. За спиной его стоял посох, заканчивающийся звездой Инферно в круге.
            За Корнеем парил Егоран – глава Ифритов. Ифриты – это бывшие Джины, которые поддались искушению свободы, и перешли на сторону АОРа. При этом, переходя, они изрядно выкупались в лаве, после чего полностью освободились из ламп, смогли снять шляпы и показать лица, на их лбах выросли рога, они облысели, их тела стали демоническими, а голубой вихрь магии, который был у Джинов вместо ног, стал красным. Собственно на этом, последствия купания в неположенном месте прекращались. Егоран был первым Ифритом. Некогда, говорят, он был вторым из Джинов по силе, но жаждя свободы стал Ифритом. Одет он был дорого: платиновая кираса переходила в платиновые наручи, на каждый из шести пальцев был надет перстень, на рогах его было надето множество колец, на шее его висело три золотых кулона. Казалось, до полного парада ему не хватает лишь короны, впрочем, возможно она у него и была, и он просто стеснялся выглядеть лучше Ануфера.
            Справа от главы Ифритов стоял другой Ифрит, которого звали Тронаф. Да-да, именно стоял, потому что Тронаф был единственным Ифритом, у которого вместо вихря магии были ноги. Собственно говоря, еще он отличался тем, что полностью состоял из огня. Одежд он не носил, и счел достаточным слоя пламени что бы скрыть гениталии (А как, по-вашему, размножаются Джины и Ифриты?).
            За Тронафом сидел Аринар, демон почти не известный, взятый в руку, только что бы изобразить мизинец на правой руке. Одет он был скромно, в обычный стальной доспех, да и украшений у него особо не было.
            По левую руку от Ануфера сидел я, одетый в парадную форму (От ежедневной она отличалась только золотым украшением на шее). Собственно говоря, не любил я парадную форму…
            Слева от меня парил Нигодан – очень мудрый Ифрит - стратег. Многому я научился именно у него. Одет он был скромнее, чем Егоран, но тоже дорого. На шее его болтались три украшения из серебра, а доспех был аналогичен доспеху Егорана, но сделан был из золота.
            За Нигоданом сидел Астор. Это был очень мощный архидемон, но до Марбла ему было далеко. Возможно была какая-то связь между силой и наличием крыльев, возможно даже где-то в лабораториях стоило провести несколько экспериментов по данному вопросу. Но когда я предложил это Ануферу, он с гордостью заявил, что «мы – не паладины!». А зря! Ведь у дьяволов тоже крыльев нет (Ну дьяволы – это самые сильные из демонов, но о них чуть позже…).
            За Астором сидел мой помощник Вильям. Он тоже был ренегатом (ну то есть не-демоном, живущим средь демонов), а если быть точным - человеком. Одет он был точь-в-точь как я, но только в черный доспех. Вильям был отличным магом. Здесь, в Ануфер-Изе, он обучился у пленных Кассиопейцев многим тонкостям магии. Вильям обожал две вещи: красную траву, которую курил и свою девушку Ариану.
            Последняя сидела за ним. Она была тоже человеком, но среди демонов ходила в демоническом образе, и, причем, абсолютно голая. Ну, в целом, демоны были не против… Демонессы, по природе своей, были очень скромными… Ну больше в Ариане не было особенного, она была на посылках, если там кофе принести или сказать Ануферу, что нас с Вильямом нет… Еще Вильям с ней часто заигрывал и секретничал, поэтому мы ласково называли ее секретаршей.
      Началось собрание как всегда, с чтения гимна. Именно с чтения, потому что музыканты среди демонов – редкость. Огненные слова висели в воздухе, и надо было их читать, пока они не погасли. Звук получался похожим на жуткое карканье, поэтому такой способ чтения называли караоке. Вскоре когда гимн закончили словами:

Объединенные Адские Республики
Или просто АОР!
Абсолютно каждый из нашей публики
И стражник, и сразу же вор!

      Ануфер сел обратно на трон и сказал:
      - Собрание объявляется открытым! Рассматриваются все дела АОРа…
      Говорили долго и нудно. Сначала все отругали Ариану, но простили ее в пятнадцатый раз. Потом все обсуждали жалобы бесов, чертей и насмешников, пока, наконец, Марбл не объявил, что жалобы низших не достойны обсуждения в совете высших – при этом он опустил указательный палец вниз – и тему закрыли. Потом речь зашла о трате бюджета на улучшение содержания дьяволов, архидьяволов и высших дьяволов. Обсуждали долго, пока, наконец, Марбл не заявил, что просьбы сильнейших не достойны обсуждения в совете высших – при этом он поднял указательный палец вверх – и тему закрыли.
      Я очень удивился, когда услышал свое имя:
      - Теперь обсуждается дело Вениамара, Главного тактика демонов, который хотел предать АОР и предупредить Империю Единорога о грядущей атаке. Из-за его предупреждения демонической армии пришлось захватывать Эригельские леса, в результате чего, мы потеряли треть армии. В защиту Вениамара хочется сказать, что мы захватили Зудящую рощу, очень важный оплот Лесных эльфов. Предлагаю снять его с должности большого пальца, - закончил свою речь Ануфер.
      - Эй, - возмутился я. – Какое предательство? Какое предупреждение? У вас есть доказательство?
      - Да, - переспросил Ануфер. – У вас есть доказательства?
      - Только что был проведен обыск, - внезапно заговорил демон, вышедший из западного входа. Его я знал, это был глава стражи. Он был действительно очень мордаст и вездесущ. – Мы нашли письмо Императрице Элизабет, в котором было предупреждение.
      - Есть еще вопросы? – спросил Ануфер, обращаясь ко мне.
      - Нет, но это подстава! - ответил я, продолжая сидеть с серьезным видом, хотя мне хотелось расплакаться. Меня сняли с должности, о которой я мечтал всю жизнь! Да при этом еще и подставили! Так вот зачем вскрывали мой кабинет… А кому это надо?
      Мог это сделать Вильям, но я уверен, что это не он. Астор вообще никогда не рвался к власти… Решился ли на это Нигодан? Больше выгодны ему править из-за моей спины… Лишь Ариана совсем не могла этого сделать…
      Болтали еще долго, кто о чем… Кто-то предлагал напасть на пещерных эльфов, пока у них феодальная раздробленность, кто-то предлагал напасть на Кассиопею, пока они в стороне от войны. Потом спорили, стоит ли давить под прессом главного редактора Могучего колдуна. Решили, что не стоит уподобляться людям. Обсуждали, стоит ли делать новую расу, решили, что стоит, отправили Марбла проверять работоспособность Великой Бездны. В конце снова прокаркали гимн и отправились по домам.       Когда все разошлись, ко мне подошел Ануфер и сказал:
      - Я понимаю, что тебя подставили. Давай так. Ты с Марблом совершишь путешествие в Великую Бездну, проверишь ее, прикажешь готовить к эксперименту, а я тебя восстановлю.
      На душе сразу стало легче. Улыбка расплылась на моем мокром от слез и пота лице, спрятанном под шлемом. Я лишь спросил:
      - А ЗНАЕТЕ, КТО?
      - Гхм… Нет. Просто я не верю, что ты мог предать меня…
      - И правильно делаете, - вставил я.
      - …но факт есть факт. Нужно, что бы ты себя реабилитировал.
      Вот тут я его не понял…
      - Что, простите?
      - Ну, оправдал себя… Сделал что-нибудь такое, что бы я мог тебя простить.
      Я улыбнулся и только спросил:
      - Когда выезжаем?
      Ануфер кивнул и ответил:
      - Завтра утром. Собирайся.
 отзывы (3) 
Оценить:  +  (+1)   
11:48 03.11.12
Глава вторая, почти как первая...

      Собираться в долгие путешествия всегда трудно. Нужно предусмотреть кучу сложностей. Магам в этом плане легче, они могут наколдовать себе чистую тряпку при порезе, озеро, если захотят пить или обмыться, в конце концов, смогут провесить портал – тогда и путешествовать не надо.
      Мы с Марблом хоть и были магами в какой-то степени (Он в большей, а я в самой меньшей), путешествовать решили пешком. Хоть Марбл и был в пещерах Бездны, провесить портал туда было нельзя, потому что, во-первых, далеко, а во-вторых, на верхнем слое Велгера Пещерам бездны соответствовала Империя Единорога – государство людей, и они запретили демонам провешивать порталы. По нижнему слою до Бездны тоже дойти было нельзя, потому что она забаррикадирована изнутри. Значит, нам надо было пройти по верху до Империи Единорога, а там найти спуск на нижний слой.
      Вообще, Велгер отличался тем, что состоял из трех слоев. Первый слой – Верхний слой. Он стоит на поверхности планеты. Говорят, там очень светлые дни и темные ночи. Второй слой – Нижний или Подземный слой. Он находится на уровне двенадцати подземелий. То есть, что бы сюда попасть с верхнего, нужно найти глубокую пещеру, пройти по ней до самого низа, там будет впадина на следующий слой, по которому опять надо будет спуститься глубже, и так двенадцать раз. Он, как и Верхний слой, выглядит, как круг в центре, от которого в восемь сторон расходятся полуострова. Некоторые умные книги говорят, что когда Арионам (Ну, это первое население Велгера, от них произошло большинство нынешних рас) стало мало места, они использовали сложнейшие заклятия, что бы скопировать Велгер в подземелье. Есть третий слой Велгера. Он называется Тень. Туда попадают души умерших. Из живых туда могут попасть лишь Абсолюты. Ну и пещерные эльфы, но они попадают туда лишь телом, а разум их остается на Велгере. Если обобщить, то мы просто можем становиться невидимыми. Каждый представляет Тень по своему, все лишь солидарны, что тень - это Велгер которого не касалась рука Громовержца (Доказано, что Громовержцы – альфараса – создали большинство миров). А в остальном каждый представлял Тень по-своему. Одни считали, что Тень – это круглый материк, расположенный в море дыма. Другие считали, что Тень по форме напоминает человека. Третьи вообще считали на счетах. Но в целом, Тень рассматривали, как третий слой Велгера.
      Оделся я довольно быстро. Вообще я всегда одеваюсь быстро. В путешествие я надел красную красивейшую кирасу, выполненный в стиле Инферно (Ну, то есть он был сам по себе тонкий, но сверху был защищен толстым слоем металла с дырками, еще за ним были спрятаны два светящихся камня, поэтому в темноте он светился красным; еще раз напоминаю, демоны все свое называют Инферно). Меч засунул в самые дорогие ножны, которые у меня были. Они были украшены красными рубинами и золотом. Шлем надел тоже особый, он был похож на шлем Ануфера, но был украшен двумя демоническими рогами, прикрепленными к вискам, а не шестью железными, как у Ануфера. Поножи и перчатки я взял от ежедневного доспеха. Теперь оставалось собрать вещи.
      Поеду я наверно на цербере. Туда можно всего два рюкзака повесить. У меня был хороший цербер. В АОРе единственным средством передвижения являлись церберы. В каждом уважающем себя поселении, в городах, а также вдоль центральных дорог стояли кормежки. Так за отдельную плату цербера можно было накормить мясом (не будем уточнять чьим) и напоить кровью (аналогично). На кормежках заправляли жадные демоны, поэтому их часто называли заправками. Самыми лучшими считались церберы, которых вырастили на Верхнем слое, ценился размер желудка, а так же способности к бою. Церберы так же отличались ускорением: одних, что бы ускорить нужно было только пришпорить ногами, а других кроме этого приходилось погонять шлепками руки. Еще конечно у каждого цербера были тормоза. Был ножной тормоз, когда приходилось тормозить цербера шпорами на ногах и ручной, когда использовалась узда. У моего казенного цербера был довольно большой желудок, он умел сражаться, на нем могли ехать трое, ускорение у него было только ножное и он при беге толкался всеми четырьмя лапами. Последние приводило к максимальной скорости, поэтому называлось полный привод.
      Из вещей в путешествие следовало некоторые магические объекты, такие как Хрустальный шар, Книга Заклинаний и знак       Инферно (звезда Инферно в круге на шее). Еще я взял вина и запеченную курицу. На этом мои соображения о том, что может понадобиться в путешествии закончились.
      Из окна раздался крик и я понял, что Марбл уже ждет меня. Марбл вероятно пойдет пешком, он ведь высокий и архидемон, и причем быстрым шагом архидемоны идут на ровне с ускоренным цербером. Впрочем, дьяволы способны передвигаться еще быстрее, дьявол за одну секунду пробегает столько, сколько на цербере с полным приводом приходится ехать день. Архидьяволы так вообще при беге телепортируются, это у них получается непроизвольно. А высшие дьяволы вообще летают, да еще как! У них в отличии от всех других видов дьяволов есть крылья.
      Мои рассуждения о дьяволах прервал Вильям, который зашел меня проводить.
      - Ну что ты? Уже уходишь? – спросил он, по-дружески улыбнувшись.
      - Да, вот собираюсь… - растеряно ответил я.
      - Ну молодец. Ты особо-то Марблу не доверяй… Я уверен, он как-то замешан в этом всем, зуб даю, - выпалил Вильям так, что стало понятно, что это и есть причина визита.
      - Да брось, Марбл мой друг. Такой же как ты и Ариана… Он не мог, - ответил я. С лица Вильяма слезла улыбка.
      - Понимаешь, тут такое дело, он меня как-то раз спросил, на какие заклинания ты закрываешь дверь. Ну я ответил, что на «Тройной замок», на «Ловушку теней» и на «Хамелеон». Ну соврал я, хотел тебя поднять в его глазах. А тут такое дело, оказалось-то, что дверь твою закрыли на «Тройной замок»! – раскаялся Вильям. Потом подумал и сказал: - Ты уж извини…
      - Да ладно… Но остальные-то правильные наложил! Значит не он…
      - А вдруг он только третье и не знал? – попытался защитить свою версию Вильям.
      Я тоже это предположил, но ответ сразу же пришел в мою голову.
      - Тогда он должен был сделать выводы, что ты преувеличиваешь, и догадаться, что заклинание должно быть проще…
      - А если он считал «Тройной замок» самым простым заклинанием? – осенило Вильяма.
      - Да брось ты, он же не тупой…
      - Ну так все «Тройные» заклинания, они очень простые, - сообщил Вильям.
      - Правда? – усомнился я.
      - Ну конечно! А ты вообще очень талантливый маг! Тебе надо больше учиться магии! Ты потенциальный Владыка! – внезапно прокричал Вильям.
      - Вил, забей, - попытался я его успокоить.
      - Вен, я тебя прошу, займись магией! Дай слово, что займешься в пути с Марблом…
      - Даю, - сказал я и из ладони моей в руку Вильяма вылетел сгусток магии оранжевого цвета.
      На этом Вил успокоился, пожал мне руку и ушел, гордый собой.

      Ровно в 12 часов дня по общему времени мы с Марблом выехали из центральных ворот Ануфер-Иза. Ну, если быть точным, то я выехал, а Марбл вышел. Мы шли уверенным шагом и шли, наверное долго… Ох, чего я только не видел в Инфернальских пещерах! Красивейшие лавовые фонтаны, что стояли иногда по сторонам от дорог, красивейшие деревни, где жили демоны и очень даже привлекательные демонессы, иногда мы видели одинокие инферно, они были такими маленькими и смешными. За всю свою жизнь я ни разу не выбирался из Ануфер-Иза. А теперь увидел всю красоту мира. И это только Инфернальские пещеры, а еще мне предстоит увидеть Гидронский лес и Пещеры Бездны. Как же часто мы живем совсем рядом с чем-то и боимся открыть глаза на правду, нам всегда кажется, что там, где мы – там лучше всего, а стоит выйти за калитку – там сразу все будет плохо. Нет, там просто все будет по-другому. И далеко не известно, где больше хорошего – там, за калиткой, где все не наше или здесь, где не от чего не ожидаешь подвоха…
      Мои размышления о мире прервал Марбл, которому к вечеру стало скучно, и он решил поговорить:
      - Ну, спрашивай что хочешь.
      Я задумался. А о чем хочу я знать?
      - Ну, расскажи о себе, Марбл.
      Марбл нахмурился, как будто разговор пошел не в том направлении, как ему хотелось бы. Потом он подумал и ответил:
      - Ну, родился я в 8 205 году до Безмолвия…
      - Ого, тебе же больше двенадцати тысяч лет!
      - Гхм… Ну да. Но молодость свою я совсем не помню. Помню лишь с того периода, как познакомился с Арафеном-Изларгаром…
      Для читателей хотелось бы объяснить, кем был Арафен-Изларгар. Он был легендой. В 4 028 году, при неизвестных обстоятельствах свергнув прошлого короля Демонов Арнизгора, к власти пришел некто Арафен-Изларгар. При рождении у него было другое имя, и был он человеком, но когда пришел он к власти, был он уже инферналом (Ну, типа, получеловеком – полудемоном; такое обычно случается с ренегатами через две тысячи лет жизни среди демонов). О начале его правления известно мало, но именно он объединил АОР, устроил Первую и Вторую Всевелгерные войны и написал гимн АОРа. Еще он прославился своими экспериментами по выведению идеальных солдат, которых называл Древними демонами. А вот с приходом Ануфера он куда-то исчез. И никому неизвестно где он и жив ли он еще.
      - Так может ты и есть тот демон, который его поддержал и дал ему путь во власть?
      - Да не, я в тот момент учился магии… Давай о чем-нибудь другом, а?
      - Окей, научи меня магии.
      И Марбл учил. Долго мне внушал нудную теорию, а потом перешел к захватывающей практике. Это невозможно было описать словами! Марбл учил меня таким вещам! Начали мы с «Тройных» заклинаний. Они оказались совсем простыми. К вечеру я уже в совершенстве знал такие заклятия, как «Тройной замок», «Тройной ключ», «Тройной меч», «Тройной щит», «Тройной доспех» и «Тройной молот». Заодно я научился азам Демонологии (науки призвания демонов), я мог призвать все шесть видов низших (бесов, чертей, бесов-насмешников, гогов, магогов и изгоев). Там были такие смешные заклинания… Магия оказалась проще, чем мне казалось. Оказалось, что не обязательно досконально представлять каждый результат, достаточно в целом видеть картину. А с заклинаниями с известным эффектом нужно просто верить… И я не понимаю, почему в Кассиопеи этому учатся двадцать лет…
      Марбл был рад, что хоть как-то убил скуку, и продолжал идти молча. На мой вопрос о ночлеге он ответил смешком, и научил трем заклинаниям, «которые пригодятся нам в пути». Это были такие заклинания, как:
            «Жру-с» - магическое утоление голода.
            «Дрыхну-с» - магическое избавление от сонливости.
            «Гидранто» - лужица воды (Потому что жажду нельзя магически утолить).
      Потом подумал, и решил, что следовало бы меня научить еще одному заклинанию, которое следовало бы применять после того, как попьешь из грязной лужи, но так его и не вспомнил. После этого Марбл сказал, что надо ускориться, потому что утром мы должны быть у дверей Древнего храма.
      И мы ускорились. С такой скоростью я еще никогда не ехал. Все вокруг слилось в серую единую картину. Лишь ветер свистел в ушах. Да. Всю ночь мы ехали с такой скоростью, и, не смотря на «Дрыхну-с», я все же уснул.
      Снилось мне, что я стал Властелином демонов. И вот ко мне тянутся бесы со всех краев света, и тут появляется Марбл и говорит, что из-за моего союза с Империей Единорога, бесы всю жизнь должны будут танцевать ламбаду. На этом я проснулся. И вовремя – нужно было тормозить, потому что впереди находилась застава. Остановился я пред самыми воротами.
      Застава представляла собой огромную красную каменную стену, с гравированными на ней черепами и головами демонов…       Стена была довольно широкая, сверху по ней ходили несколько патрульных демонов. Я на руке создал круговерть и посмотрел сквозь нее. Над стеной засветились три звезды инферно, две тусклые, одна яркая. Это значит, что там один демон-владыка и два солдата.
      Марбл тем временем поднял руку и с пальцев его сорвались три красные нити, которые слились в красный шар, поднимающийся кверху. Долетев до верха стены, он исчез, после чего к Марблу на руку упали два Знака инферно. Один он кинул мне и сказал: «Надень, это чтобы пройти в земли Империи». Потом кивнул, смотря вверх (это значило, что там кто-то из верхушки) и подошел ко мне.
      - Слушай, а кто там? – осмелился спросить я, когда мы вплотную подъехали к воротам.
      - Да так, Тронаф и два солдата, - ответил архидемон.
      - Так Тронаф же Ифрит! – заметил я.
      - Ну да, - не понял Марбл.
      - А почему через круговерть там демон и два солдата? – объяснил я, сделав упор на слово демон.
      И тут я понял, что этого спрашивать не стоило. Лицо Марбла мгновенно изменилось. С рогов его повалил густой серный дым, клыки изо рта вытянулись, кожа высохла, вся голова его загорелась, и он проорал таким голосом, от которого желудок мой провалился куда-то вниз, а глаза под шлемом заслезились:
      - НЕ ТВОЕ ГРЯЗНОЕ ДЕЛО!
      После чего лицо его вернулось в норму, и он снова стал добродушным демоном.

      Стоило нам пересечь линию ворот заставы, все изменилось. Красные пещеры сменились огромной залой, стены которой были выложены белым мрамором. Зала была поистине огромной, в нее вместилось бы Главных зданий десять. В самом центре залы стояло высокое здание из белого мрамора. Из крыши этого здания в небо бил огромный луч света. Вокруг этого здания были расставлены различные статуи. Больше всего мне понравились две статуи, которые изображали Ануфера и неизвестного мне человека, который мне очень напомнил меня. Был он среднего роста, волосы были его лохматыми и взъерошенными. Черты лица его были настолько простыми, что на лицо его было приятно смотреть. Но что-то подсказывало мне, что был он не простым воином (Возможно погоны Генерала Единорога).
      - Марбл, а кто это?
      - Ты что, Ануфера не узнал?
      - Да нет, рядом!
      - А! Ну, это Джек Харет. Короче, была вторая война. Мы напали и ограбили все запасы Первой Империи. А было это сразу после Безмолвия. И тогда несколько героев решили вернуть запасы. Это были пресветлейший Джек Харет…
      - Пресветлейший?
      - Ну, так обычно говорят про Абсолютов Света. Ну вот, он был первым рыцарем Единорога, Старший лесной король Древний Скрапен, сын Джана, его брат, Старший пещерный король Древний Крокен, сын Джана, загадочный Кержалиус, Старший архимаг Первого круга Кассиопеи и Зирон Альсгард, адепт Света…
      - А как братьями могут быть пещерный и лесной эльфы?
      - Ну, это же не простые эльфы! Это были древнейшие! Они правили более тринадцати тысяч лет! Они же были первыми представителями новых рас!
      - Тринадцать тысяч? Они бессмертные?
      - Они уже умерли, кто как. Ну вот, шла война. Воевали, потом Зирон их предал, он очень боялся смерти…
      - Ты его знал?
      - Я его и сейчас знаю. Да и ты тоже.
      - Нерос Зирон? – удивился я.
      Да, Нерос Зирон – Император Некролегиона. Выглядит он немногим лучше прочей нежити – скелетов, зомби, личей и некромантов. Видел я его лишь однажды, и эта встреча меня совсем не порадовала. Да и вообще, не люблю я скелетов.
      - Да. Ладно, - обобщил Марбл. – Хватит болтать. Пора наверх!
      И мы с Марблом оставили статуи в покое, и зашли в Древний храм. Изнутри храм представлял собой огромный зал, в центре которого была на полу нарисована странная картина: человек с петлей на шее. По круглым стенам шла тонкая и незаметная лестница, и если бы не Марбл, то я бы даже не догадывался о ней. Мы поднялись по этой лестнице на крышу Древнего храма. Посреди площадки на крыше лежал огромный прозрачный кристалл. Размеры его были примерно два на два, сверху он был гладким. От этого камня в небо уходил луч света. Ну, если быть точным, то луч был на половину светлым, а на вторую – темным.       Да, я знал, что это. Это была первая и единственная на Велгере вертикальная Сува.
      Вообще, Сувами называют два парных кристалла, заряженные различными силами. По каким-то там сложным теоремам магии энергия из одного кристалла перетекает в другой, а из того в первый. Таким образом, можно путешествовать, вступая в резкий магический резонанс энергетически-заряженных излучений. И путешествовать можно с огромной скоростью. Кассиопейцы даже провели Сувы ко всем столицам Верхнего слоя Велгера. Правда, что бы активировать Суву, нужно обладать ключом, поэтому в большинстве столиц темных рас Сувы деактивированы (что бы избежать вторжения). Единственное исключение – Ильма-Ашангор – столица Проклятых (Чаще их называют вампирами).
      Но эта Сува – не обычная! Она подразумевает при перемещении прохождение сквозь такое количество преград, что нарушает большинство законов магии. Но, впрочем, она работает, и очень облегчает жизнь. Еще она работает постоянно, потому что у нее нет ключа.
      Мы с Марблом встали на кристалл.
      - Держись! – сказал Марбл.
      Все закружилось.
 отзывы (2) 
Оценить:  +  (0)   
10:53 03.11.12
Глава третья, переломная


      Луч света, незамутненный разумом, летел вверх свободно. Не было никаких преград, это был очень сфокусированный пучок света, он находил в любой преграде трещины и проходил сквозь них. И вечная свобода, вот что было нужно ему.
      Первое, что я почувствовал вновь став эльфом – это тяжесть. Как будто бы в мои сапоги налили свинца, и я не мог сдвинуть ногу с места. Второе, что я понял, что стало темно. Понадобилось время, что бы я смог различать очертания в этой темноте. Третье – я ощутил себя мужчиной. Ушла эта бесполость. Я ощутил желание переспать с женщиной, и я обрадовался, что одет в доспех. Вскоре, правда, все последствия путешествия через Суву прошли.
      И только тогда я понял, что стою в здании, а не на крыше, я осознал, что я на Верхнем слое Велгера.
      Марбл отходил, похоже, чуть дольше меня, впрочем, он был более опытным путешественником через Сувы. Минуты через две он тряхнул головой и пошевелился. Потом сказал:
      - Ну как первое путешествие через Суву?
      - Неплохо. Очень даже неплохо. Я думал, будет хуже...
      - Ничего, привыкнешь, - обрадовал меня Марбл, после чего добавил: - Пошли.
      И мы вышли из древнего храма. Какие же на верхнем слое ужасно яркие дни! Страшно представить, какие тут темные ночи! На Верхнем слое плато Древнего храма оказалось окружено водой. Слава Сибароху, Марбл оказался отличным магом. Он создал некоторое подобие лодки, на котором перевез нас в Гидронский лес. Дорога оказалась очень трудная и непредсказуемая. Сначала Марбл телепортировал нас к самому краю Нордийского леса – самого холодного места на Велгере. Там располагалось государство дварфов, которое называлось Союз Сталеваров. Вообще эти дварфы помешаны на стали. У них даже столица называется Стальград. И славилась она, знаете чем? Тем, что на три четверти была застроена сталеплавильными заводами и кузницами. Некогда, говорят, дварфы были гениальными механиками и инженерами, но сейчас дварфы - механики остались лишь в Астрале. Нордийский лес лежал между плато Древнего храма, Гидронским лесом и Эригельским лесом. Марбл телепортировал нас к самой границе Гидронского леса и Нордийского леса. К самой заставе.
      - Надел знак Инферно? Молодец. Теперь пойдем. Идти надо спокойным шагом. Не волнуйся.
      Марбл подошел к воротам, после чего трижды постучал в дверь. Раздался крик, сначала непонятный, потом нецензурный, потом нервозный. С ворот высунулся рыцарь и с заплетающимся языком заорал:
      - Ай, ёж вашу ж мать! Чаго приперлись, нечистые?
      - У нас миссия. Задание. Мы направляемся в свои земли! – спокойно объяснил Марбл.
      - Куда? – не понял солдат.
      - В земли Бездны! – не терял спокойствия Марбл.
      - Ну и валите! Чтоб глаза мои вас не видели! – проорал солдат и скрылся в башне заставы.
      Марбл постучал еще раз в ворота. На этот раз громко раздалось такое слово, которое я не рискну повторить в этой книге. И из окна башни вновь высунулось лицо того солдата.
      - Мать же вашу! Вы шо тут делайте, нечистые? – спросил он.
      - Он издевается? – спросил я Марбла.
      - Хуже, он пьет, - ответил Марбл мне, а ему сказал: - Вы нам ворота не открыли.
      - А шо? Я должен открывать ворота нашим врагам? – спросил он, после чего загорланил:
      - Врагу не сдается наш гордый король… - и исчез.
      - По-моему, придется силой… - сказал я.
      - Да, - согласился Марбл и достал из-за спины секиру. Марбл направил секиру на ворота и применил «Тройной ключ» ворота не поддались. Марбл ударил секирой по воротам. Эффект получился неожиданным. Марбла отшвырнуло назад. Из окна опять выглянул солдат:
      - Хто эт там мне дверь лома-й-ет? – еле сказал он.
      - У нас задание. Нам нужно пройти. Откройте ворота, пожалуйста, - попросил я.
      Солдат посмотрел на часы и сказал:
      - ИДИТЕ! – с этими его словами ворота открылись.
      Марбл, посмотрев на меня, улыбнулся, и сказал:
      - Тебе послом надо быть!

      В целом, целый день шли мы землям Империи. Встречали всякое, но пьющих больше не видели. Земли Империи мне показались очень красивыми, здесь были выложены дороги, по обочинам часто стояли фонтаны, из которых (видимо) можно было попить. Периодически встречались красивейшие статуи, изображающие рыцарей. По обочинам были огромные леса, в общем, земли Империи мне показались раем. Уже к вечеру, после спокойного дня путешествия все вернулось в норму. Ни с того ни с сего, Марбл подтянул меня в кусты. Сделал он это так, что цербер мой продолжил идти прямо.
      - Ты чего? – не понял я.
      - Тшш! Там отряд рыцарей. А во главе неслабый паладин…
      - Где?
      - Ну, вон, выгляни в кусты, шли нам на встречу… Стоп! А где они, - Марбл создал круговерть около глаз, после чего улыбнулся. – Ах, как ребенка… Зеркалка!
      - Встать, руки за голову, не пытайтесь колдовать, - за нами стояла группа из пяти рыцарей, возглавляемых паладином.
      - Не мог бы ты представиться, я тебя не видел, - попросил Марбл.
      - Младший доверенный Алекс Ангорский, - представился паладин, и я его оценил. Его звание соответствовало, если я не ошибаюсь, соответствовало Маршалу Империи Единорога.
      - А, Алекс! Что-то ты стал серьезным. Сколько тебе уже? Тридцать есть? – начал Марбл.
      - Отставить разговоры! Что вы делаете на территории Империи Единорога?
      - Мы направляемся в свои земли. Путь туда может быть осуществлен лишь через ваши земли, - объяснил Марбл.
      - Тогда я требую наложения Печати Мира, - сказал паладин, потом подумал, и добавил: - На обоих.
      Марбл изменился в лице так же, как и тогда, около нашей заставы и проорал:
      - Я не позволю клеймить себя печатями!
      Дальше произошло сразу несколько вещей: во-первых, Марбл размахнулся и ударил секирой по Алексу; во-вторых, Алекс резко выставил меч в сторону, и парировал удар Марбла, при этом прошептав что-то, и все его войско засветилось ослепительно-белым; в-третьих, я попытался вытащить меч из ножен, но стоило мне коснуться его, он накалился и стал таким горячим, что я выронил его. Тогда я попытался хоть как-то помочь Марблу, который в одиночку сражался с шестью рыцарями, а кроме того еще трое лучников стреляли по нему. Я выставил руки вперед и стал шептать:
            «Австриус» - призыв беса.
            «Австралиус» - призыв черта.
            «Авернус» - призыв насмешника.
      Я почувствовал, как наступает слабость в организме. Значит, мана заканчивается. Посмотрел, что делают призванные. Черт поджег землю под рыцарями. Хороший ход. Насмешник заржал, да так противно, что у меня самого отпало какое-либо желание сражаться. Бес зачем-то бросился убивать коней, стоящих поблизости. Ну что с него взять, низший… Я подумал, что на еще одно заклинание сил мне хватит. Только кого призвать? Гога – каменного демона, способного проклинать противников? Магога – каменного демона, способного метать во врагов Огненные шары? Изгоя – чудовищного полудемона – получеловека, которого возможно убить, лишь отрубив ему голову?
            «Абариус» - призыв магога.
      Огромный каменный демон возник предо мной. Два чудовищных рога на голове загорелись, и из руки его вырвался сгусток пламени. Но полетел он почему-то в меня. Все вокруг посерело. Все стало исчезать. Сначала исчезли все солдаты, чуть позже исчез солнечный ареол Алекса, потом красный ареол Марбла. Я стал проваливаться куда-то вниз…

      …и приземлился на ноги. При этом вокруг меня поднялся серый дым. Так, как поднимается песок, когда ты резко бьешь по морскому дну. Я огляделся по сторонам. Вся земля здесь была застелена слоем серого дыма. Деревья вокруг были голыми и очень тонкими, а небо было скрыто ярко зеленым дымом. Внезапно что-то пролетело мимо меня. Я посмотрел и ахнул: по бокам от меня с огромной скоростью проходили разные существа. Я сделал шаг вперед. Он дался мне очень тяжело, а стоило мне переставить ногу, как сразу же подул ветер, да такой сильный, что я еле устоял на ногах. Я посмотрел по сторонам. Где-то в стороне, стояло нечто странное. Во-первых, оно (а если быть точным – он) было полностью голое, во-вторых, у него вместо глаз были два темных дымящихся пятна, в-третьих, из пасти его торчали три гигантских клыка. Вероятно, это был рассеявшийся вампир (Вампиры – они сами по себе бессмертны, но когда приходит время, они растворяются в Тени; в отличие от большинства существ, вампиры способны переходить в Тень и обратно, и даже обитать в Тени). Я ощутил непонятное желание крикнуть: «Ночной дозор, всем выйти из Сумрака», но усилием воли отогнал эту бредовую мысль. Когда я вновь глянул туда, где только что стоял вампир, его я там уже не обнаружил, зато услышал:
      - Вениамин! Джек, посмотри, это Вениамин!
      За моей спиной стоял этот вампир, а рядом с ним, окруженный ярким белым сиянием, стоял он, точь-в-точь как на статуе, в том же доспехе и с такой же улыбкой…
      - Джек Харет? – спросил я.
      - Да, это я. У нас мало времени, Вениамин. Ты должен мне поверить. Ты – Абсолют света, пресветлейший Вениамин Крокен Джан, сын Крокена, внук Джана.
      От услышанного у меня закружилась голова, и я только и выдавил:
      - Вы врете!
      Джек улыбнулся и сказал:
      - Нет, я не вру, вот, увидишь, Ануфер от тебя избавляется. Чем раньше ты поверишь, тем больше у тебя шансов выжить…
      Кажется, он хотел сказать что-то еще, но звук внезапно пропал. Совсем рядом со мной появилось огромное красное пятно. Нечто схватило меня за шкирку и потянуло вверх…

      …в мир снова вернулись краски. Марбл стоял надо мной и улыбался.
      - Постарайся больше не падать в обморок во время битвы. Самое интересное пропустишь.
      - Постараюсь, - пообещал я.
      И дальше мы шли без происшествий. Шли мы всю ночь, причем шли оба (Цербер мой благополучно убежал после нашего сражения). Впрочем, идти оказалось не так уж и сложно. Уже к утру, мы были около ближайшей лестницы в подземелье. И окажись мы тут лет пятьсот назад – нам пришлось бы на своих двух семенить в течение очень долгого времени по узкой винтовой лестнице. Сейчас все было не так безнадежно. Правители абсолютно всех крупных государств (Разумеется, есть еще мелкие культы, типа Объединенной Лиги Витамантов и Культа Обожателей Музыки) за свои деньги закупили материалы и соорудили Лифты на Нижний уровень с Верхнего и обратно. Технологию эту соорудили гномы (пещерные дварфы; обычные отказались мастерить механизм, в котором нет стали), дерево добывали в Эригельских лесах, металл в АОРе. В общем, механизм получился отличным. Представлял он собой площадку пять на пять, на которой находилось два дивана и стол между ними. Опускался этот лифт ровно полчаса, за это время я успел вздремнуть и увидеть сон, в котором я плавал в озере, причем совершенно голый. Потом пришла Ариана, почему-то укутанная в одеяло, и стала меня заставлять выйти из воды, что я стеснялся сделать. Тогда он стала заставлять меня наложить Печать мира, после чего я проснулся. Оказалось, что мы почти опустились. Марбл спокойно лежал, свесив копыта за спинку дивана, и читал летопись. То, что мне было видно, гласило:


Летопись о доблестном сэре Гондуре,
О его оруженосце Викторе и сыне Александре…


      Некоторое время назад, жил доблестный сэр Гондур, и знаменит он был тем, что его любили все женщины его скромного города, и желали провести с ним хотя бы одну ночь. И вот, однажды собрались трое женщин под окном его прекраснейшего замка и стали как можно громче говорить, что бы сделала каждая, если бы стала его женой. Одна из них, прекраснейшая леди Калитва молвила, что она родила бы ему сына. Так тому и быть…


      На этом видимая мне часть летописи заканчивалась. Впрочем, конец этой летописи я знал. Закончилось плохо, все остались счастливы. Тем временем, мы уже выехали на подземный слой. Теперь оставалось только спуститься вниз. Внизу, около низа спуска нас уже ожидали несколько демонов.
      - Видишь того, в чалме? – спросил меня Марбл. – Это один из генералов. Что бы быть полководцем, нужно быть особенным, нужно иметь какую-то специальность. У него не было никакой специальности при рождении. Но он очень просил Сибароха. И тот даровал ему способность общаться с Ифритами. Ну, то есть, понимать их, осознавать, когда они лгут, а когда правду говорят… Слишком сильная специальность! Аренур, если я не ошибаюсь… - последняя фраза прозвучала громче, и предназначалась, видимо, для генерала. Стоило заранее сообщить, что Марбл, будучи правой рукой Ануфера имел звание Генералиссимуса. Это звание было общим на все расы, поэтому он мог возглавлять союзные войска.
      - Рад, что вас еще не мучает склероз, легендарный Марбл Люцифер, - сказал ледяным голосом Аренур. Сразу было видно, что в отличие от остальных генералов-лизоблюдов он совсем не скрывал своих взглядов.
      В общем-то, на этом и прекратилась беседа между Марблом и Аренуром, которого я сразу же зауважал. Все-таки не каждый рискнет неуважать Марбла Люцифера. Мы направились к Великой Бездне.

      Я ожидал, что Великая Бездна – огромный инферно. Ну пусть не огромный, но все-таки инферно. Оказалось, я был прав лишь отчасти. Великая Бездна оказалась неким подобием вулкана, глубоко в жерле которого находилось инферно. Некогда Великая Бездна была инферно, причем вторым в мире (Первое инферно на Велгере – город Амгарон-Из, расположенный в землях Империи; другое название этого города – Малая Бездна), но в каждом инферно есть душа, и с годами инферно получают зачатки разума. А еще они получают силу, которой не вправе пользоваться. В стенах инферно огромные запасы маны, но инферно не в состоянии их использовать. Так и получается, что такая сила пропадает впустую… А, между прочим, эти запасы маны плохо влияют на окружающую среду! Еще с годами озеро лавы внизу инферно теряет связь с Ядром – тюрьмой-царством Сибароха. И тогда, эта связь тянет инферно вниз, поближе к Ядру. И инферно уходит вниз. А вокруг растет вулкан. Так и получилось с Великой Бездной.
      Внутри Бездна была выложена из кирпича, видимо строили ее вручную. Я мало что понимал, в основном слушал и кивал       Марбл, после чего попросил меня отчитаться перед Ануфером, передать ему, что все хорошо, а сам куда-то телепортировался.
      Я вышел из Бездны и достал Хрустальный шар. С его помощью я связался с Ануфером.
      - Что ты хочешь сказать, Вениамар? – спросила его голова в шаре.
      - Я хочу сообщить вам, мой Властелин, что Великая Бездна работоспособна и может быть использована.
      - Отправляйся в Амгарон-Из и жди приказаний, - сказал он, и Хрустальный шар в моих руках разбился. Он разлетелся вдребезги.
      А эта гадина ни слова не сказала про мою перебилетацию. Ну, или как ее там… Я сидел на лавочке и плакал.
      - Не грусти, - сказал ледяной голос Аренура. – Отправляйся в Амгарон-Из. Ты должен остаться в живых, Вениамин.
      - Меня зовут Вениамар! – рявкнул я.
      - Сейчас, да. А родился ты совсем под другим именем, пресветлейший Вениамин Крокен Джан, - сказал Аренур, провешивая портал. – Иди в Амгарон-Из и закончи свой путь ренегата.
      - А что мне делать потом? – спросил я, вглядываясь в лицо Аренура. У него были змеиные черты лица, не было ни одного рога, зато была черная бородка, заплетенная в косичку.
      - Будь я на твоем месте, пресветлейший, я бы отправился в пещеры эльфов, и пошел бы в клан Погрязших в Нейтралитете, там бы завел знакомство с ассасинами, стал бы одним из них и захватил бы клан, заручившись их поддержкой. Потом у тебя полно путей, с твоим-то талантом тактика. Я бы объединил все кланы пещерных эльфов… Ну а дальше – твое дело! Импровизируй! Знакомься с драконами, грабь гильдии… Иди к власти, - обобщил генерал.
      - А ассасины меня примут? На фиг я им сдался? – спросил я.
      - Не волнуйся, они тебя примут. Ты сын Крокена! Все, а теперь иди, пресветлейший. Буду рад воевать с тобой и против тебя!
      И я шагнул в портал.

      Посреди небольшой залы Амгарон-Иза стоял Марбл.
      - Здравствуй, пресветлейший, - с этими словами с рук его сорвалось страшное заклинание. И самое страшное, что я знал это заклинание. Это была Соня.
      Сначала все мое тело парализовало. Я вытянулся в струнку и рухнул на пол. С головы моей слетел шлем, но мне было все равно. Было очень больно в голове. А потом я увидел красных демонят, которые бегали вокруг меня. На это было очень противно смотреть. Я хотел умереть. Вот он, серый дым, который зовет меня в тень, но я не мог пошевелиться, что бы войти в нее. Слезы лились из моих глаз, когда появился он. Огромный носорог обходил меня перед броском и вот он уже…
      Я очнулся, но уже в комнате с озером лавы. Рядом на лавочке сидел Марбл.
      - Марбл, гад, за… за ч… за что? – наконец сумел выдавить я.
      - Ну мне следовало тебя убить… Так что, скажи спасибо, что мое заклинание оказалось чуть сильнее, чем следовало.
      - А почему ты меня не убил, претемнейший? – спросил я, когда чуть отдышался.
      - А ты догадливый, - улыбнулся Марбл. – Потому что это привело бы к созданию какой-нибудь нежелательной расы. Типа светлой нежити. Ладно. Пошел я… До встречи, пресветлейший.
      - Пока, претемнейший, - сказал я, глядя в след Марблу. Потом из-за двери раздался знакомый голос:
      - Это тебе за Вена! – послышался удар о железо, после чего невнятный ответ Марбла.
      В комнату вошли Вил и Ариана. Вил был одет в черный доспех без шлема, а Ариана приняла человеческий облик, на ней был надет железный лифчик и кольчужная набедренная повязка. Руки и ноги ее были защищены латными перчатками и сапогами, а за спиной висел пустой колчан.
      - Вен! Ты жив! – крикнула она, и бросилась меня обнимать, я обнял ее в ответ. И совершенно случайно моя рука пришлась на ее попку, чем я и заслужил недовольный взгляд Вила. Следующим подошел Вил и пожал мне руку, после чего мы тоже обнялись.
      - Ладно, люди, идите. Времени мало. Встретимся через неделю в пещерах эльфов, мне надо здесь кое-что закончить, - сказал я, смотря на лавочку. И когда Вил и Ариана ушли, я сказал:
      - Я готов, пресветлейший.
      Джек Харет сказал:
      - Брось свой меч в лаву. Только она может исправить свои ошибки.
      И я бросил меч в лаву. Это было тяжело, я к нему привык, но все же, я собрался и бросил меч в лаву. Неожиданно лава стала ослепительно белой. И из этого белого озера воспарил легендарный Меч Праведников! Я все это время носил его с собой! По легендам, этот меч принадлежал самому Вахдару – богу света и добра! И Вахдар дал этот меч своему преданейшему слуге, а тот – своему другу, и так меч и передается.
      - А теперь проткни свое сердце Мечом Праведников.
      - Что? – не понял я. – Я должен умереть? То есть это все зря?
      - Да нет, просто твое тело полно демонического яда. Проткни свое сердце…
      Я снял кирасу, поднес меч к сердцу, выдохнул и нанес удар…
 отзывы (1) 
Оценить:  +  (0)   
11:49 03.11.12
Глава 4, затянутая


      15 Сибария 3029 года после Безмолвия на центральной улице небольшого города Полеграда, что в двух километрах от       Крокенграда, столицы клана Погрязших в Нейтралитете, появился пещерный эльф среднего роста, с головы до ног закутанный в черный плащ. Ходили слухи, что он был драконом, принявшим эльфийский облик, что бы проверить, достойны ли эльфы возвращения драконов. По другой версии он был главой демонического культа в Пещерах эльфов. Ну, в общем-то, обе версии не были правдивыми.
      Оказалось, что из Амгарон-Иза, расположенного в землях Империи есть прямой путь, ведущий в Пещеры эльфов. Я взял свое настоящее имя Вениамин и решил в точности следовать советам Аренура. После очищения доспех мой светился не красным, а фиолетовым. Да и Меч Праведников освещал путь ярко-голубым свечением. Еще перед городом я купил огромный черный плащ, потому что решил не пугать эльфов своим экс-демоническим доспехом. Почему я пришел именно в Полеград? Потому что недалеко от Полеграда находится лучшая школа ассасинов. Теперь осталось найти ассасинов. Впрочем, у меня были догадки как это сделать. Если город Полеград – город ассасинов, значит они тут за стражу. Значит, следует совершить преступление, причем такое, за которое меня приведут к главе стражи. Там я раскроюсь и сдружусь с главой ассасинов. Ну, конечно, если повезет.
Оставалось выбрать преступление. Убийство? Нет, я не собираюсь начинать с убийства. Ограбление? Возможно, но я сомневаюсь в суровости наказания. Изнасилование? Нет, изнасилование тоже не катит. А что тогда? Разбой? Можно попробовать.
      Я поднял камень с земли и кинул его в ближайшую лавку, которая оказалась представительством Гильдии Купцов. Никакой реакции, несмотря на кучу разбитых склянок. Я кинул второй камень в Гильдию Купцов. На этот раз я уронил огромный ковш, наполненный чем-то густым и клейким. Безрезультатно. Я подошел к Гильдии Купцов и зашел во внутрь. Может, там нет никого? Ну не могут так тихо сидеть существа, когда их рабочее место громят… Я зашел в просторную гостевую залу, прошелся по ней, в поисках народу. Внимание мое привлекла небольшая дверь, которая была немного распахнута. Я открыл дверь и… попал в ловушку.
      За дверью стояли три молодых эльфа. Одеты они все были одинаково, отличались в них лишь цвета повязок и наручей. Все они были одеты в легкие кожаные поножи и кирасы, по верх последних была накинута небольшая кольчужная ткань, которая свисала после ремней примерно до середины бедер. На ногах их были резиновые сапоги, с боков каждого из которых были прикреплены ножны с кинжалами. Аналогично было и с кожаными перчатками, только ножны здесь были побольше в размерах. Кроме того, когда они сжали руки в кулаки, с тыльной стороны их перчаток выдвинулось по два лезвия. На ремнях их было понавешено множество мешков и сумок, ножны с мечом средней длины и ножны с клинком. Волосы абсолютно у всех были не очень длинными (примерно по шею) и зеленого цвета. Лица всех воинов закрывали повязки, так что были видны лишь глаза. Повязки у крайних были желтого цвета, а у того, что стоял в центре – коричневая.
      В этот момент я почувствовал, как что-то металлическое приставили к моему затылку:
      - Руки вверх, оружие на землю, не пробовать колдовать, здесь двадцать арбалетчиков.

      Тюрьма у ассасинов оказалась достойной. Комната была небольшая, полтора на полтора. Вместо одной из стенок была решетка, в которой была небольшая дверь. В одну такую камеру сажали до трех человек. Особо буйных подвешивали за запястья к потолку, но это были крайние меры. За решеткой виднелось темное подземелье, из которого на заключенных смотрели красные огоньки – глаза стражника-минотавра.
      Минотавры были одним из двух последствий изучения эльфами мира. Часть пещерных эльфов, как всегда и бывает, решили стать сильнее других. Но кто может быть в природе сильнее быков? На самом деле много кто, но те пещерные эльфы решили, что бык – символ силы и власти. И зря истратили воду из Солнечного Источника (об этом позже), что бы слиться с быками. В целом, минотавры, и правда, стали сильными. Но при этом они значительно отупели и стали агрессивными.
      Наверное, следует рассказать и о втором последствие. Часть ведьм, наслышавшись про нагов (подводную расу полузмей, развившуюся на Велгере), решили стать настолько же мудрыми. Ну и нашли они тех, кто назывался медузами. Медузы были тупиковой веткой развития нагов, они так и остались змеями, хоть и получили мудрость. Естественно, медузы стали очень злобными и хитрыми. И эльфийские ведьмы, не подумав (что немало важно) слились с ними воедино, сохранив название (плагиат не считается у эльфов преступлением) медузы. Вместо ног у медуз были змеиные хвосты, торс у них был человеческим, голова человеческой, а вместо волос у них были змеи. И, страшно сказать, но выглядело это очень привлекательно. Впрочем, медузы могут принимать крайние облики, ну, то есть змеиный и эльфийский.
      Дверь моей камеры открылась, и в камеру из темноты зашел один ассасин, одетый точно так же, как и те ассасины, что меня арестовали, но повязка на лице у него была фиолетовая.
      - Задержанный за порчу Гильдии Купцов, выйди.
      Я с удовольствием повиновался и вышел из камеры. Камера закрылась, и в ней осталось еще два эльфа. Ассасин повел меня по коридору вверх. Вскоре мрачное подземелье с ржавыми клетками сменилось освещенным коридором, выложенным кирпичом. Мы молча шли по коридору, ассасин был ниже меня сантиметров на десять. Почему-то создавалось впечатление, что ему не больше пятнадцати лет, но спросить возраст я не решился. Вскоре коридор завершился огромными воротами, и я увидел двух ассасинов сторожащих выход. У обоих ассасинов повязки были зеленого цвета, но с красными полосками. Когда мы проходили мимо них оба подняли арбалеты вверх и выстрелили. Слава богу, арбалеты их не были заряжены. Мой спутник, проходя мимо них, сказал: «Вольно!», после чего они опустили арбалеты.
      За воротами находилась лестница. Да-да, огромная винтовая лестница, по которой мне (Именно мне, сыну древнего короля!) пришлось подниматься. Впрочем, это была не такая длинная лестница, как та, по которой, говорят, спускались с Верхнего слоя на Нижний. Всего пять минут ходьбы по кругу – и я уже был в небольшой зале. Еще две минуты ходьбы – и я уже был у кабинета некой важной шишки. Надпись на двери гласила:


Глава Гильдии Убийц,
Ассасин 1ого ранга,
Мастер клинка 3027, 3028 и 3029 годов П.Б.,
Охотник на Демонов 2ого ранга,
Лазутчик, такой крутой, что даже рангов не хватило
И просто самый обаятельный пещерный эльф на Велгере
Альмонар Дарг Август Керич Дерг.
Время работы:
08.00 – 07.59 (Общ.)
Просьба взятки не давать, это лишь усугубит дело…


      Дверь открылась, и я увидел пустой кабинет. Я решил, что возможно, Альмонар бла-бла-бла и есть ассасин, который меня сопровождал. Но я ошибся. С другой стороны кабинета открылась дверь, замаскированная в стене. Из двери вышел пещерный эльф, одетый в легкий кожаный комплект из кирасы и поножей. На ногах его были легкие кожаные сапоги, на руках же перчаток не было. При взгляде на него возраст его определялся сразу: ему было немного за двадцать. Волосы у него были короткими и фиолетовыми (не удивляйтесь, у пещерных эльфов три естественных цвета волос: черный, зеленый и фиолетовый).
      - Так вот ты какой, Вениамин Крокен Джан! – сказал он с улыбкой.
      - А откуда вы…
      - Мы знаем все. Мы знаем, что ты три дня шел подземельями. Мы знаем, что в тот день, когда ты стал эльфом, умер Король Единорога. Мы знаем, что его убил Марбл, когда возвращался из Амгарон-Иза. Мы знаем, что ты купил этот плащ за 50 АОРских золотых. У нас есть друзья, которые знают все… - мне невольно вспомнился Аренур. Но все же я решил, что эти друзья – не он.
      - Тогда, я полагаю, вам известно, зачем я здесь, - спросил я.
      Такой наглости ассасин не ожидал. Он закашлялся, после чего сказал:
      - Ты здесь, потому что ты напал на Гильдию Купцов…
      - А зачем я сделал это? – спросил я.
      - Зачем? – переспросил Альмонар.
      Я встал на колено и сказал:
      - Для того, что бы присягнуть на верность ордену ассасинов. Я желаю стать ассасином.
      Глаза Альмонара окончательно округлились, после чего он рухнул в свое кресло. Чуть оправившись (это заняло минут пять), он,все еще сидя на стуле, засунув пальцы за ворот, сделал жест рукой. У ассасина, который стоял за моей спиной звякнули ножи. Я зажмурился.

      - Полеградская Академия Войны славится самыми лучшими преподавателями, высоким уровнем обучения и самым маленьким процентом смертности учеников. В Полеградской Академии Войны есть четыре факультета: Факультет Ножей, на котором готовят ассасинов; Факультет Арбалетов, на котором готовят Охотников на Демонов; Факультет Плащей, на котором готовят Лазутчиков; и Факультет Кошельков, где готовят Наемников. Но тебя на очное обучение устраивать мы не будем. В принципе, если ты будешь заниматься с утра до вечера, то ты сможешь закончить за месяц три факультета на вторые ранги. Тебя обучат владению сотней видов ножей, тебя научат варить яды, обучат красться в тени, ты научишься убивать и вырубать стражу. Тебя обучат танцевать и пользоваться вилкой…
      - Это что бы есть быстрее? – разредил нудную речь Альмонара я. Но Альмонар, видимо, не понял шутку и объяснил:
      - Это что бы всегда быть готовым к удару. Так. Ну я думаю, что Факультет Наемников тебе не нужен…
      - Почему?
      - Ну, зачем тебе умение торговаться и основы жадности? Этому потом доучишься, когда станешь лидером клана.
      Дальше я спорить не стал, потому что мы подошли к гигантскому замку. Он был огромен, но изящен. Во мраке подземного слоя четко виднелись двенадцать башен, на одной даже стояла огромная статуя женщины, которая держала перед собой свиток. Почему-то мне захотелось прокомментировать эту статую «Родина-Мать зовет». Что бы это могло значить? Замок был выстроен из черного мрамора, крыши его башен были тоже черными. Все окна и бойницы были прикрыты решетками, а все ворота были заперты снаружи на множество замков. Когда мы с Альмонаром подошли к воротам, в них открылась небольшая дверь, из которой показался молодой ассасин, который при виде Альмонара быстро поднял арбалет и нажал на курок. Альмонар кивнул и мы прошли у эту узкую дверь, которую изнутри заперли на три замка.
      Дальше я долго стоял в коридоре, пока Альмонар разговаривал с директором Академии в кабинете с громкой надписью:


Директор Академии Войны
НИКОВ БОРТ АНДР АЛЕКС ВИЧ ВАСИЛ
НЕ ВХОДИ!
УБЪЕТ!
РАСЧЛЕНИТ!
ПОКАЛЕЧИТ!
СКОРМИТ КОШКАМ!


      За это время я успел изучить коридор и посчитал, что в нем дверей и статуй:
            Три двери с какими-то преподавателями, пять жилых и два туалета.
            Семь статуй, изображающих женщину, держащую свиток, и три статуи, изображающих рыцарей (почему-то у одного нет       глаз, у второго - рук, а у третьего – рта).
            Две группы учеников, на вид которым лет 14.
            Пять взрослых, видимо учителей.
            Один демон, повешенный на люстре.
      После этого Альмонар подошел ко мне и сказал:
      - Ну, все, прямо сейчас начинается твое обучение. Будут проблемы – пиши, - улыбнулся Альмонар и ушел.Но стоило мне расслабиться после того, как Альмонар вышел, я получил подзатыльник. Я долго вертел головой, но так и не обнаружил наглеца, осмелившегося напасть на бывшего Главного тактика АОРа. Между первым и вторым – перерывчик в пять минут. Позже последовал и третий. Ну не люблю я, когда мне дают подзатыльники невидимые существа! Особенно в школе ассасинов. Впрочем, вскоре виновник появился. Был он одет в черный кожаный доспех, изрисованный странными символами и резиновые сапоги, на которых были нарисованы цветочки Лицо его было бледным, а волосы зачесаны вверх. По его виду становилось понятно, что он гедонист.
      - Итак, ты решил стать ассасином. Первое правило ассасина – всегда будь начеку. Меня зовут Бисахор. Отныне я твой учитель…

      Вечером того же дня я стоял на плацу в одних трусах, а передо мной расхаживал Бисахор.
      - Главное мастерство ассасина – это его скрытность, - диктовал он. – Каждый ассасин должен уметь прятаться. Да куда ты полез! Вылези из канавы! Вам, ну то есть нам, пещерным эльфам это проще, поскольку вы имеете врожденную связь с Тенью. Вы можете отправляться на полупервый уровень Тени, где все вокруг остается неизменным. Как следствие, вы становитесь невидимыми. Итак, Вениамин, покажи мне класс.
      - Но… Я не умею…
      - Напрягись, сосредоточься и попытайся вывернуться наизнанку, попытайся заглянуть вглубь себя.
      Я долго старался, но единственным результатом моих стараний был рвотный рефлекс.
      - У меня ничего не получится…
      - Знаешь, я хочу рассказать тебе историю. Восемь тысяч девятьсот семьдесят три года назад в семье императора Первой Империи родился второй сын. Имя его до наших дней не дошло. Императором он стать не мог, ибо у него был старший брат Александр. И отдали учиться в Орден Паладинов, где его должны были обучить на должность первого рыцаря Империи. Но вскоре его отчислили, потому, что у него совсем ничего не получалось. У него была отвратительная реакция и совсем слабые руки. Он никак не мог стать лицом всей силы и рекламных щитов Империи. На самом деле все паладины ордена были просто засидевшимися на месте старикашками.
      Однажды в наделе девятнадцатилетнего принца появился рыцарь, облаченный в черные кожаные доспехи. Принц, отличавшийся добром, приютил рыцаря, за что тот стал его учителем. За шесть дней принц обучился фехтовать не хуже любого из членов ордена. За шесть дней он научился беспроигрышно сражаться, через две недели он был одним из лучших картежников на Велгере.
      - К чему ты мне это рассказал? – спросил я.
      - К тому, что к каждому надо найти свой подход. Давай, ты сможешь, а иначе ты зря покинул демонов.
      Нужного эффекта это не возымело. Честно говоря, я часто задумывался об этом. И относился к этому спокойно. Я попробовал еще раз. И у меня опять не получилось. Тогда Бисахор стал кричать и ругаться, но мне было опять все равно. К концу дня он таки нашел подход, и у меня почти получилось. Обрадованный Бисахор отправился спать.
      Мне была положена комната, но то, что мне дали вместо нее меня кране огорчило. Это была небольшая кладовка, с пауками и картами. Спалось мне в ней очень плохо, я так и просыпался, когда паук падал мне на лицо.
      И на следующий день занятия были такие же сложные. День ото дня было все тяжелее. Вскоре, недели через две, мы приступили к изучению истории и магии.
      - Когда Арионы переселились из Астрала в Велгер, первое, что они почувствовали – жажду магии. В Астрале был переизбыток арканы из-за Черной Бесконечности. Велгер же наполняется лишь магией света от солнца и луны. И тогда, что бы накапливать эту магию часть Арионов создала Кладезь Солнца, которая представляла собой фонтан, вода которого была насыщена магией. И долгое время те, кто признал Кладезь Солнца (они ныне назывались Эльфарионами, что в переводе с Арионита означало Народ, владеющий магией) жили в радости и с магией. Рост их увеличился, уши вытянулись, а телосложение заметно облегчилось. Те, кто не признал Кладезь стали называться Дварфарионами, что означало народ, физически сильный. Они навеки лишили себя магии, получив физическую силу и некоторый иммунитет к ней. Но мы будем говорить об Эльфарионах. Ты пишешь? – диктовал Бисахор.
      - Угу, - промычал я, прожевывая кусок мясного пирога.
      - Так вот. Эльфарионы спокойно жили, пользуясь Кладезю Солнца до пятитысячного года до Безмолвия. Новоиспеченный патриарх Арафен-Изларгар использовал очень мощную магию, что бы вызвать затмение. Год не было Солнца. Эльфарионы начали умирать от жажды магии. Тогда часть Эльфарионов решила создать новый источник сил – Кладезь Теней. Они зачерпнули две бутыли воды и наполнили ими новый фонтан, который был расположен на Нижнем слое. Так часть Эльфарионов переселилась в пещеры, и стала называться Пещерными эльфами.
      Магии стало больше, но не на много. Тогда часть Эльфарионов, взбунтовалась и стала искать альтернативный источник сил. Им оказалась Проклятая земля. Часть Эльфарионов осквернили реку Сатирику и город Сатироград. Они ужасно изменились и стали называть себя Сатирами, что означало Бросившие вызов или Осмелившиеся. Они зачерпнули бутыль воды изКладези Солнца и осквернили ее, создав Кладезь Порчи. Ее водою они стали заражать Колодцы (В каждой деревне был Колодец, наполненный водой из Кладези; это позволяло распространять магию по населению). Все, кто использовал магию проклятых Колодцев, становились Сатирами.
      Остаток Эльфарионов разделился на два враждующих лагеря. Все дело в том, что часть Эльфарионов жила в горах, где больше видно Солнце. И они не давали лучам достигать земли, а использовали их магию сами. Усилиями совета всех Эльфарионов, эти Эльфарионы были названы Высшими эльфами и были лишены способности использовать магию Солнца и Света.
Последние Эльфарионы назвались Лесными Эльфами и стали изучать Магию Природы. Это позволило им дозировать остаток Кладези до конца пятилетнего затмения, после чего они так и остались слугами природы. Все записал?
      - Да. Но зачем мне это?
      - Ты должен, как будущий вождь, знать историю, чтобы не повторять ошибок предков. Принц наш не учил историю. И во что это вылилось? Никогда не доверяй черному рыцарю с неизвестным происхождением…
      - Но что с ним произошло? – решил поинтересоваться я.
      - Он хотел, уж было стать королем, и убить своего брата, но черный рыцарь его отговорил. Принц был идеальным политиком, коневодом и тактиком, впрочем, как и сам рыцарь. И рыцарь развил в нем нелюбовь к Эльфарионам, отличное эстетическое чувство и привязанность к Черной магии. Принц уж было отправился убивать брата, но Рыцарь остановил его около самой столицы и предложил посмотреться в зеркало. Когда Принц взглянул в зеркало, он ужаснулся. Волосы его крайне поредели, глаза пожелтели, как и зубы, а кожа его теперь была мертвенно-белой. На лбу его прорезались два рога. И тогда понял Принц, что стал он Инферналом – слишком отравленным демоническим ядом существом. И тогда его учитель предложил ему возглавить разрозненные демонические кланы, на что тот согласился. И за это даровал ему учитель два черных драконьих крыла. И придумал принц себе новое имя…
      - Арафен-Изларгар! – догадался я.
      - Именно. Арафен-Изларгар, патриарх всех Адских Объединенных Республик. Хотя у демонов никогда не было республик, а тем более объединенных…
      - А кем же был его учитель? – спросил я.
      - Черным драконом. Таким черным, как душа грешника. С горящими глазами и пылающими крыльями.
      - А разве такие бывают?
      - Один есть, только он пока заточен немного. Аж в центре планеты.
      До меня дошло, к чему клонил Бисахор. Это был сам бог тьмы и первородного адского пламени, хранитель времени и судьбы, а так же прирожденный актер, певец, шоумен и повар. По некоторым заверениям, сильнейший из драконотитанов. Сибарох.
      После урока истории был урок магии. Бисахор обучил меня таким сильным заклинаниям, о которых я только слышал.
            Первое называлось Хрустальный щит и являлось сильнейшим защитным заклинанием. Что бы его применить, надо было       мысленно сказать «Кристалл скутум», после чего вокруг тебя создается изумрудная сфера, которую пробить можно только       очень сильными заклинаниями.
            Второе имело громкое название Убийца. Звучало оно так: «Вульт Мортем». После применения, в течение суток вся       жизненная энергия переходила к автору заклинания.
            Третье было самым страшным. Бисахор говорил, что бы я его применял только в самых крайних случаях. Звучало оно так:       «Цетерно Лучи Апостолос», но называлось Вечный свет. Это заклинание открывало портал в верхние слои Небесной, туда,       где обитают сильнейшие ангелы. Апостолы. Портал мгновенный, но энергии высвобождается столько, что все вокруг       превращается в выжженное поле.
            Ну, было еще пара простых заклинаний. Державус, которое делает все, что угодно, но в основном подчиняет. Но этому я       учился очень долго и нудно.

      Вскоре я закончил обучение. Да, было немного обидно прощаться с Бисахором, но я надеялся, что вместе с концом обучения закончатся и ужасные условия содержания. Но в один из последних дней ко мне подошел Бисахор. Ну как подошел, использовал заклинание пространственной руки и подвесил меня за шкирку в воздухе.
      - Ты знаешь, есть одно существо. Наверно существо. Но о нем ничего не известно…
      - И… чтххо? Остлааабь хватку! – задыхался я.
      - В общем, его зовут Царь горы. И ты должен с ним увидеться. После этого считай себя ассасином. Я думаю второго ранга.
      - Но… Зачем?
      - Считай, он закончит твое образование.
      - Скажи… А почему ты ни разу не называл свою фамилию? – у меня появились смутные догадки.
      - Как вернешься, пятисотая страница учебника ответит на все твои вопросы.
      Я ощутил, как меня разрывает на части.
 отзывы (3) 
Оценить:  +  (0)   
11:52 03.11.12
Глава пятая, в которой много действия...

      Как же это было больно! Такая невыносимая боль! По-моему, это заклинание называется Резкий перенос. В нем надо очень четко проговаривать слова, а иначе эффект может быть не самый лучший… А избавляться от него Марбл так и не научил.
      Я понял, что лежу на земле. В одежде, это уже хорошо. Авторы многих летописей приукрашивают события словами: «Он очнулся голый на земле, встал, взял меч и пошел рубить врагов…». Конечно же, всем понятно, что даже Илья Муромец, великий рыцарь далеких Западных островов, герой прошлого, не смог бы пойти перебить всех врагов голым.
      Позже ко мне вернулся слух. Что-то рядом звякало. Или чавкало. Когда вернулось зрение, я понял, что и то и то верно.
Передо мной сидело нечто огромное и синее. У него была явная асимметрия тела. Лицо его было совсем не похожим на человеческое. Глаза у него были большие, ярко-желтые, выразительные и… совсем без зрачков! Там, где у гуманоидных существ рот и нос, у него были три огромные щупальца, которые свисали к его груди. Верх головы существенно расширялся и становился неровным – так обычно рисуют мозг в разных демонических летописях. Видимо мозг у Царя горы был большой… А с чего я взял, что это Царь горы? Одно плечо у него завершалось шипом, от него отходила рука, совсем как у людей и эльфов. А вот второе его плечо было опущено вниз, рука от него отходила тонкая, а вместо пальцев на ней были щупальца. Ноги у него были одинаковые, но необычные. На ступнях было всего по два пальца, и те заканчивались костяными наростами. Царя горы (или не Царя горы) хотелось назвать кровососом. Хвоста у него вроде как не было.
      Он оглянулся и взглянул на меня:
      «Интереснейший случай» - сказал он. Ну, слово «сказал» тут не совсем уместно. Еще от демонов я знал такой способ общения. Он общался со мной мысленно. Говорят, это очень сложно. Как известно, все существа думают на высшем языке. И научиться говорить на нем очень трудно. Но тот, кто научился, говоря на нем, как бы вкладывает свои мысли в голову собеседнику. Это открывает целый спектр преимуществ, начиная от способности передавать образы и фантазии до отсутствия способности подслушать разговор. Даже можно научиться читать мысли собеседника. Главное, нет ограничений. Единственный минус – разговор может вестись лишь между двумя людьми, так что групповой таантрический сек… Гхм
      «Да очень ты похож на одного моего знакомого» - услышал я. – «Ты пришел за ответами?»
      Я кивнул, присаживаясь на землю.
      «Тогда задавай вопросы» - сказал он. – «Ответы не могут появиться без вопросов».
      - Ты - Царь горы?- спросил я.
      «Да».
      - Кто ты такой? Как ты появился на свет? И что ты можешь?
      «Образом можно?»
      - Давай.

      Я не сразу понял, где я и что вокруг. Лишь позже я понял, что это воспоминания Царя горы. Я находился в центре какого-то круглого здания. Оно было раза в два просторней Древнего храма, а в центре парил огромный кристалл. О Всевышний Вахдар и Второплановый актер Сибарох, как же он был красив! Мне на секунду показалось, что внутри него нечто шевелится.
      В залу вошли трое. Все трое были с два человеческих роста, стояли они на копытах, а одеты были в странные блестящие доспехи, которые покрывали их тело полностью. Лишь лица их, которые напоминали человеческие, да хвосты, точно такие же, как у дьяволов были свободны от странного гибкого металла, который гнулся вместе с их телами.
      - Что это? – спросил тот, что был в красном.
      - По-моему, храм, - ответил тот, что был в синем.
      - Это источник очень мощной энергии! – заметил тот, что был в зеленом.
      - Но хватит ли нам сил, что бы использовать ее? – предостерег тот, что в синем.
      - Мы стали намного сильнее! – заметил тот, что в красном.
      - Но настолько ли? – снова спросил тот, что в синем.
      И тут я кое-что заметил. Вдоль всех стен стояли странные существа. Я призвал круговерть у глаз, что бы оценить их уровень и расу… у них не было расы! Над их головами просто было серое пятно. А вот у вошедших раса была. Их символ был… цифра три. Да, просто цифра три. Тем временем наша тройка уже начала спорить, что им даст эта энергия.
      - Я считаю, что мы не должны использовать ее, - настаивал синий.
      - Мы с ее помощью сможем создавать миры и планеты! Мы сможем делать мир лучше! – грезил красный.
      - Главное, использовать ее по назначению! Я чувствую, мы избранны, что бы творить миры! – уточнил зеленый.
      - Ну и творите! – сказал синий, и исчез в облаке пламени. Он был очень сильным магом.
      Красный и Зеленый подошли к кристаллу.
      А далее все изменилось. Как будто до этого черно-белая картинка стала цветной. Кристалл стал ярко красным. А двое вошедших кардинально изменились. Их кожа побелела, хвосты удлинились, а между рогами стали потрескивать разряды молний. Ия понял, кем они стали. Это первые Громовержцы. А зала, где я нахожусь – неужели пантеон?
      Но Громовержцы черпали слишком много энергии. Я понял, что вокруг начинают просыпаться какие-то существа. Очень сильные. Каждый из них владел какой-то невероятной силой. Первым появился гигантский Тигр. Он был черно-серо-белым. И судя по всему, он нес силу жизни. И глаза его были ярко-красными. За ним появились еще двое. Один был огромным ящером, вероятно обладающим силой добра, а второй – волком, который, по-моему, отвечал за магию. А за ними возникли еще несколько различных животных. И все эти животные бросились в атаку на Громовержцев. Это выглядело страшно. Вот красный громовержец выпускает заряд молнии, который испепеляет Красного оленя, который вероятно обладал силой любви. И на месте его гибели вырастает дерево, с ароматно пахнущими плодами. Огромный паук, обладающий особенно не выделяющейся силой с яростью убивал армию механических людей, которых вызывал зеленый Громовержец. Но самое страшное было то, что каждый из зверей, кроме первых трех, который наблюдали за битвой со стороны, бился не только с захватчиками, но и со своими собратьями.
      - Что вам от нас нужно? – спросил красный Громовержец, которого, как я теперь четко понимал, звали Ист-Вируист. Голос его сотрясал залы храма.
      - Вы взяли не свою силу, - ответил волк. Именно ответил человеческим голосом, а не прорычал.
      - А чья это сила? – спросил Ан-Гариман, зеленый Громовержец. От его крика все вокруг стремилось стать красивее. Со всех металлических предметов слетал налет, исчезала ржавчина и появлялись незамысловатые рисунки.
      - Это сила наших создателей, - ответил Волк. Он не был главным среди этих животных, он был скорее ответственным за переговоры.
      - А почему они не берегут ее? – спросил Ист-Вируист.
      - Они сохранили ее для потомков, - не выдержал Тигр. Голос его был весьма низким, но приятным.
      - Но почему мы не можем воспользоваться частью этой силы? – не понял Ан-Гариман.
      - Вы взяли слишком много.
      И из всех дверей храма выскочили существа, которые выглядели точь-в-точь, как Царь Горы. Их было тысячи. Но Громовержцы лишь скрестили свои силы, и все существа пали наземь, обездвижевшись. И тогда выступил Тигр вперед, и молвил:
      -Давайте заключим договор. Пока мы не уничтожили зародыша!
      - Я, Ист-Вируист, Отец Миров, забираю право создавать другие миры, и превращать Диа-Таров в Диа-Громов!
      - Я, Ан-Гариман, Покровитель Сил, забираю право создавать другие миры, и наделять Диа-Громов различными силами.
Тогда Тигр кивнул и сказал:
      - Я, Тигр, Верховная Первичная сущность, олицетворение силы и способности жить и существовать, оставляю за собой право, которое после моей смерти передастся Астральному Волку, главе Безопасности и олицетворению магии, на засылку во все созданные вами миры и планеты Первичных сущностей. И если что-то пойдет не так, они смогут уничтожить мир.
И в небе вспыхнул круг доверия. Громовержцы поклонились и ушли.

      - И что это было? – спросил я у Царя горы. Хотелось добавить непонятное "Ты совсем сбрендил?", но я ужержался.
      «Спрашивай конкретнее» - услышал я.
      - Кто эти звери? – осмелился спросить я.
      «Первичные сущности. Порождения различных сил. Мы созданы, что бы хранить Кристалл» - услышал я.
      - Мы?
      «Да. Облик зверей имеют лишь определившиеся сущности. А от природы мы выглядим так».
      -И что вы можете?
      «Управлять своей сущностью. Но нас мало, поэтому мы бессмертны. И крайне сильны».
      - А почему мой учитель хотел, что бы я поговорил с тобой? – появились у меня догадки.
      «Он переоценивал тебя. Старый дракон засиделся без силы. Уже не может трезво оценить ученика!».
      И тут я понял. То ли он про дракона слишком вовремя сказал, то ли я переставил буквы в слове Бисахор. Мой учитель был тем самым черным рыцарем.
      Сибарохом.
      - И зачем он меня прислал? – начал я понимать.
      «Врать уже не имеет смысла?» - услышал я после короткой паузы.
      - Нет.
      «Он думал, что ты сможешь меня убить!» - заявил Царь.
      - А я смогу? – изволил осведомиться я.
      «Нет, ты же простой Владыка!» - сказал Царь, и в руке его появилась деревянная булава.
      Моя реакция была незамедлительной. Почти. Я отпрыгнул назад и закинул руку так, как ее обычно закидывают для броска файербола (Сибарох мне объяснял, что Огненный шар говорят только неопытные маги). Мне даже не пришлось произносить заклинание, я лишь захотел, что бы весь гнев, все пламя, которое горело в моей душе, вылилось наружу. Огненный шар вспыхнул в моей руке, как вспыхивали горы летописей, которые не нравились Ануферу. И я метнул файербол в Первичную сущность. Он на мгновение поставил огненную стену, в которой исчез мой файербол. И вдруг что-то изменилось.
      Все вокруг замедлилось. И стало очень четким и контрастным. Интересно, откуда я знаю такие слова? Я вдруг смог рассмотреть мелкие частички, из которых состояло все вокруг. Все вокруг посерело. Я увидел, как из руки Царя горы вырываются очень маленькие синие частички, каждая из которых распадается на две красных. И при распаде между ними появляется искра. И так тысячи искр сливаются, добавляя силы друг другу, образовывают огненный шар.
      Я почувствовал, что все, что находится вокруг (в том числе Царь Горы и кучка его дерьма в углу) являются частью меня. Что этим всем я могу управлять, черпать из всего этого энергию. А так же я осознал, что вокруг меня огромное количество маленьких синих частичек, случайно (А случайно ли?) сталкиваясь, образуют нужные мне заклинания. Я почувствовал, что могу потянуться к ним, и мне в руку навесятся нужные заклинания. Нужно что-то защитное. Такое, как Хрустальный щит. Что бы могло сдержать такой насыщенный арканной (Ну вы же догадались, что синие частички – это Мана, а красные – Аркана) файербол.
      Я лишь скрестил руки на груди, и вокруг меня возникла оболочка. Корка хрусталя. Файербол, который попал в нее мгновенно рассыпался на Аркану, которая каким-то образом впиталась в мой щит.
      Все вновь вернулось к истинному состоянию. Я больше не видел ни Ману, ни Аркану, лишь знал что они есть. И знал, что у Царя горы в углу кучка дерьма. Я понимал, Царь горы неуязвим к магии, он очень сильный маг. Он так же не подпустит меня с мечом к себе. А если силу и магию комбинировать? Не зря же у него такой большой верх головы. Вероятно, там мозг. Раз так хорошо просматриваются извилины, значит там очень тонкий череп. Я увернулся от его булавы.
      А теперь самое важное. Как Сибарох давал мне подзатыльники? Чистой энергией.
      Я создал небольшой диск из маны, по принципу круговерти. Теперь оставалось убедить себя в том, что моя рука – острый кол, способны пробить кожу Царя горы. Времени было очень мало. Я со всей дури ударил рукой в круг из маны. Эффект был таким как надо. Голову Царя горы пробил огромный кол. Секунду Царь стоял, а потом рухнул наземь и из затылка его бил фонтан крови и мозгов. Меня вырвало. И тут я услышал голос Сибароха:
      «Молодец ученик! Я был в тебе уверен. Да, убивший Царя горы получает способность говорить на его языке. Ты теперь ты владеешь Высшим языком. И теперь ты официально очень крутой ассасин и Абсолют света».
      Оставалось только провернуть революцию.

      - Ты уверен, что это был именно Сибарох? – спросил меня Альмонар, пока мы с ним шли к месту встречи.
      - Да, на все сто. Он мне сам в этом признался, на пятисотой странице были разные факты о Сибарохе и его картина, - ответил я.
      - Ужас. У нас под носом в Академии проработал сорок лет Сибарох. Ну ладно, исчез – и слава Вахдару.
      - Да. А куда мы идем?
      - Тебе нужно провернуть революцию? Тебе нужны союзники, информация и испорченные оружия Крокенграда?
      - Да. Но кто это может осуществить?
      - Наши друзья.
      Мы зашли в какое-то заброшенное здание в Полеграде. Честно говоря, мои ожидания не оправдались, оно и в правду было заброшено. Но мы с Альмонаром сели на диван, который еще не совсем развалился.
Из противоположной двери почти сразу (ну где-то часа через 3) вышли двое людей, одетых в коричневые балахоны, под которыми были кожаные доспехи. Лица их закрывали надвинутые на лоб капюшоны. На поясах их висели разного рода ножи и неизвестные мне приспособления. Похоже, в чем-то их костюмы напоминали те ассасинские костюмы, которые были одеты на нас с ассасином. Почему-то при взгляде на них хотелось выбежать на улицу с криками: «Вызывайте 02». Интересно, что бы это могло значить?
      - Алексей, Джек, - начал Альмонар. – Мои любезные теневые братья. Я хочу вас познакомить с Вениамином Крокен Джаном. Вениамин, - тут он обратился ко мне, - Это двое из семи лидеров Гильдии Воров.
      Да, о Гильдии Воров я знал много. Вроде как сначала она появилась, как одна из гильдий Первой Империи (Ныне она называется Империя Единорога). Яркими примерами гильдий являются Гильдия Орудийников Империи и Гильдия Теневиков Пещер. Позже она переросла в межрасовую гильдию, такую как Гильдия Поваров или Гильдия Банкиров. А потом вылилась в отдельную, независимую от других расу. Они называли друг друга теневыми братьями. Если член Гильдии Воров попадал в тюрьму, его оттуда вытаскивали. Если убивали члена Гильдии, за него мстили. Если Член гильдии хотел попробовать в любви что-то новое… Впрочем, не будем об этом.
      - Очень приятно, пресветлейший. Мы наблюдали за тобой. Зачем, братья, вы обратились к нам?
      - Вениамин хочет стать королем Пещер.
      - Возглавить сразу все кланы и объединить их?
      - Идея не плохая, - сказал я, утаив, что на самом деле я хотел просто стать королем одного клана с преферансом и дамами не самого тяжелого поведения.
      - М-да. Но ты же, Альмонар, знаешь, что мы, теневые владыки, никогда ничего не делаем просто так. Пусть Вениамин докажет верность Гильдии. Есть один старик, звать его Аркогор, он приближенный к Мэру. Укради его дневник, будь другом.

      Долго ли, коротко ли, но я все таки смог украсть у старика его дневник. Честно говоря, по-моему, старику просто надоело, что каждый вечер в окно его дома пытался пролезть какой-то эльф в плаще, но завидев самого старика, падал вниз с третьего этажа, выкрикивая неприятные фразы и убегая, размахивая руками, громко выкрикивал: «Он опять тут!». Под конец недели старик выкинул свой дневник в окно. Но черт же меня потянул усложнить задание, и я забросил его дневник обратно с криком: «Недождешься, Старый Хрыч!». Старик был милостив, и на следующий день опять выкинул дневник в окно, но я не искал простых путей, я с криками порвал его дневник, и в унизительной форме заставил его писать новый. Старик на следующий день снова выкинул новый дневник, написанный за ночь. Но и его я выкинул, ибо это было не то, что надо. Лишь третий его дневник я забрал, но до своих теневых братьев его донести не смог, потому что мораль взяла верх и я его продал купцу. На следующий день я попытался украсть дневник. Даже странно, но при виде меня старик убежал из комнаты, вернулся, достал из стола дневник, всунул мне в руки и убежал обратно. Раздосадованный тем, что мне так и не удалось украсть дневник, я уж хотел его выкинуть, но появился старик, и вручил мне новый. Таким образом, я стал членом гильдии воров.
      Впрочем, кажись, члены гильдии воров не заметили того, что я месяц пытался украсть им дневник. Итак, став членом гильдии воров, я надеялся, что теперь смогу действовать по захвату клана. Но это оказалось не так. Все испортил случай.
      В Крокенграде, куда я переехал на постоянную основу однажды появился странный эльф. Ростом он был очень высок. Если я не ошибаюсь, то позже, когда я уже навел о нем справки, оказалось, что рост его был два метра шестьдесят девять сантиметров. Он был крайне массивен, и полон. Огромная косматая борода его, будучи смольно-черной, опускалась от массивного подбородка до стального пояса, покрытого мантикоровой кожей. Глаза его, желтоватыми, с серыми радужками, явно высматривали кого-то в толпе. На голове его был надет огромный стальной шлем с рогами, такой, какие носят суровые северные викинги. На его широкие плечи был накинут серый плащ. Торс его был прикрыт кольчугой, которая после пояса переходила в кольчужные поножи и сапоги из стали. Возвращаясь к поясу, хочется заметить, что на нем висела огромная секира.
      Почему-то, стоило мне показаться ему на глаза, он сразу же схватил меня за шкирку и оттащил в сторону.
      - Слушай сюда, щенок. Мне стало известно о твоих планах. Запомни, меня зовут Маврой. Провести небольшой переворот это похвально, но учти, если, не дай Мигран, ты попытаешься пойти дальше в своих планах, то ты познаешь весь гнев клана Детей Теней.
      С этими словами некто Маврой удалился. И я понял, что мне нужна поддержка. Некие сильные существа, которые смогли бы захватить весь клан Дети Теней.

      Сурово, холодно, противно в необитаемых пещерах. Но именно здесь я мог найти тех, кто мне нужен. Шел я, честно говоря, по свечению Меча Праведников. Меч освещал мне путь.
      Я долго думал про того, кто сможет стать мощным союзником. И тут в голову ударил разговор с Аренуром. Он посоветовал мне подружиться с драконами. Богом Пещерных эльфов является драконотитан (то есть Бог) теней Мигран. Его род: Пещерные драконы – Черные, Теневые и Сумеречные. Это все, что я знал о Пещерных драконах.
      Найти их было очень трудно. Я слышал, что в клане Погрязших в Нейтралитете есть одно гнездо. Но его местоположение не знали даже Жрицы Теней. Слава Вахдару, Вахдар знал, где находятся гнезда драконов. Поэтому, Меч Праведников, который некогда принадлежал драконотитану света, знал путь. Идти было неприятно, даже несмотря на то, что я был в легкой одежде. Было жарко и душно. Что ж, я на верном пути.
      Впрочем, мой путь можно описывать долго, останавливаясь на каждой скале, об которую я споткнулся и каждом озере, в которое я падал. Можно описать в двух словах, сказав, что путь мой был труден. Но вскоре я вышел на каменную дорогу, мощенную красным кирпичом. Дорога была широкая, по краям стояли статуи драконов, которые угрожающе скалились на всех прохожих. Еще метров через двадцать показались ворота.
      Нет, сказать, что они были угрожающие, я не могу, но они явно были не для красоты. Стоило мне подойти, ворота распахнулись, открыв мне вход в пещеру.
      Вы когда-нибудь видели осиное гнездо изнутри? Я тоже не видел, но подозреваю, что выглядело оно похоже. Во все стороны из шарообразной пещеры были выбиты широкие круглые ходы. Точнее сказать, не выбиты, а разъедены. Пещера была шарообразной, расстояние от низа пещеры, до свода было не меньше семидесяти метров. Во всех стенах были выбиты отделения, в которых сидели сотни драконов. Здесь были лишь черные драконы.
      До этого я никогда не видел драконов. Черные драконы оказались существами с черной чешуйчатой кожей. Бугристой и, на вид, абсолютно прочной. Начиналось их тело с вытянутой головы. У драконов были маленькие глазки, а зубы их, довольно большие, показывали: с драконами лучше не шутить. У драконов абсолютно не было волос. Брови и бороды их были костяными наростами. Голова плавно перетекала в тело по средствам ничем не примечательной шеи. Тела у драконов были массивные, мясистые. Плечевой пояс был шире тазового. Драконы передвигались на четырех лапах, лапы у них были трехпалыми, сильными. Тело их переходило в хвост, которым они при полете регулировали высоту и направление. Хвосты завершались костяными шипами, такими острыми, что можно было порезаться, лишь взглянув на них. Да, еще я забыл сказать самое главное: у драконов были крылья. Расстояние от кончика носа до кончика хвоста было приблизительно равным половине расстояния от кончика одного крыла до кончика другого. В целом, они не были такими страшными, как я ожидал.
      Стоило мне открыть ворота, со всех сторон зашептали голоса. Шептали они на непонятном мне, сложном языке, чувствовалась вложенная в каждое слово магия. Два огромных черных дракона, наверное, самых больших из всех, в мгновение спорхнули со своих мест, и спикировав вниз, приземлились передо мной, после чего синхронно стали превращаться в пещерных эльфов. Я смутился, если правый и был мужчиной, хоть и с заплетенными в косу длинными волосами, то второй оказался драконихой. И причем оба дракона были голыми! Впрочем, как я не пытался отвести от нее взгляд, я не смог, погрузившись в изучение ее красивейшего тела. Взгляд мой никак не мог оторваться от ее сосков, в которые были продеты кольца, и от ее красивейших колец, которые были продеты в ее соски.
      Некоторое время дракониха дала собой полюбоваться, после чего сказала:
      - Кто ты, путник? И как забрел ты к драконьему гнезду? – спросила она.
      - Здравствуйте, уважаемые драконы, - начал я, - Имя мое бренно в этом мире. А в гнездо я забрел нарочно. Я пришел искать помощь.
      - Отлично, сразу к испытанию? – спросила дракониха тоном, которым обычно говорят суккубы – демонессы, обученные соблазнять существ любой расы, пола и возраста. Демоны, обученные этим способностям, называются инкубами.
      - К какому испытанию? – не понял я.
      - А ты не знал? – удивился дракон, и я на мгновенье стал белее, но сразу же заговорила дракониха, и я снова стал краснее лавы:
      - Всякий раз, когда вольный дракон встречает вольного эльфа (или представителя другой расы) между ними должна пройти дуэль. Магическая, разумеется. Но с особенными правилами. Нельзя использовать готовые заклинания. Только импровизация.
      - Отлично, - сказал я, хотя хотелось убежать, спрятаться и в туалет. Разумеется, импровизировать в магии я не умел. Ну или не пробовал. Да и вообще…

      Наверняка в глубинах земли есть демоны пострашнее, чем те, среди которых я жил в пустынях АОРа. Надо лишь призвать его. Древние демоны! Как я до этого мог не догадаться! Надо бы припомнить список Древних демонов…
            Беорог. Страшный четырехрукий демон, который был создан из семи архидемонов.
            Бенрог. Более опасный клон Беорога, который отбивал у него всех девушек.
            Некрог. Чудовищный демон, созданный из останков бесов и недоеденных грибов.
            Квазирог. Демон с огромными рогами, растущими внутрь головы.
            Носорог. Ходят слухи, что это вообще животное.
            Тризавр. Демон, сотканный из бесов и мертвых динозавров. Говорят, что он охраняет путь в ядро. Почему-то его недолюбливают другие Древние демоны…
      Что есть магия? Магия – всего лишь искусство самоконтроля. Заклинание? Просто набор фраз необходимый для пуска той или иной реакции в организме. Импровизация? Всего лишь контроль в данный момент времени. Без заученных рефлексов.       Способность чувствовать потоки Сил.
      Она начала первой. Нечто страшное срывалось с ее губ:
      - Возмутилась сила. Что ты есть в этом мире, чистая сила? Всего лишь поток электронов? Или внутренняя энергия? А можно ли оформить тебя? Нестандартно! Так, до чего еще никто не догадывался? Так пусть вся чистая сила, что ныне свободна в мире соберется в призму и обрушится на незваного гостя, если его ответ на это заклинание Магическая оболочка сочтет сильнее.
      В этот момент я понял сразу несколько вещей. Во-первых, во время импровизации надо произносить ход мысли, что бы все понимали, что это импровизация, а не заготовка. Во-вторых, судьей будет сама магия, Магическая оболочка Велгера, что дает мне шансы, и их же отбавляет. В-третьих, я должен придумать что-нибудь пооригинальней, иначе заклинание драконихи раздавит меня чистой силой. Простым призывом Древнего демона здесь не обойдешься.
      - Ядро, - задумчиво сказал я. – Злобный черный дракон, которого заточили в Ядро, имел много учеников. Среди них был и великий и ужасный Арафен-Изларгар. О, насколько же ужасен был ход его мысли, ведь он губил тысячи демонов ради того, что бы создать десятки. И, никому не известно, кого именно, и для каких целей он создал. Так пусть сама лава из Ядра поднимется, образуя страшнейшее творение ученика моего учителя, способное отразить любую атаку коварной драконихи.
      По-моему, получилось неплохо, но на всякий случай я прищурился…

 отзывы (2) 
Оценить:  +  (0)   
12:43 03.11.12
Глава шестая, в которой слегка смазана концовка.


      Под грохот аплодисментов я вышел из сияющего круга, очерченного на земле, в темную комнату, освещенную тремя свечами. Эффектом, разумеется, я был доволен.
      - Неужели еще остались Двигательные Сферы? – с удивлением спросил Джекар. Он был главным алхимиком клана Погрязших в Нейтралитете, и лучше всех присутствующих разбирался в магии. Его скил (обучение магии у драконов возымело свой эффект: теперь я знал множество жаргонизмов) был настольно высок, что он сумел при помощи магии и серы превратить себя в полудемона.
      - Да, есть еще парочка, - я сел на стул, дождался пока Сфера замедлится на столько, что ее можно будет поймать (Активированные Сферы кружатся вокруг мага), поймал и спрятал в сумку на поясе. Впро-чем, вскоре из этой сумке ей на смену пришла другая. Я достал небольшой костяной шарик, мысленно потянулся к нему, заряжая его магией, и подкинул вверх. Он поднялся на определенную высоту, после чего затормозил, завис в воздухе и начал вращаться вокруг меня. Сфера Уверенности начала работать. – Приступим к делу? – спросил я уверенным и твердым голосом.
      - Давайте, - сказал Альмонар, все это время с интересом изучающий мои умелые магические пасы. Одет он был во что-то черное и кожаное. Мне кажется, что у ассасинов это общая беда. Я никогда не видел Альмонара в тряпичной одежде или в доспехах, он все время в коже.
      - Сегодня надо будет штурмовать Дворец Вождей, - сказала Ольга. На самом деле ее имя звучало как Тсарсанса Систссостра. Она была Королевой Медуз, но об этом почти никто не знал. Даже некоторые Медузы. Впрочем, жила она в эльфийском облике с человеческим именем Ольга. И в этом облике она была крайне привлекательна. Одного взгляда на нее хватило, что бы у меня потекли слюнки.
      - Согласен, - сказал кто-то из Гильдии Воров. Я не хотел смотреть на него сквозь Круговерть, а внешне я их еще различать не научился. Вся проблема в том, что все Теневые братья одевались одинаково, и нахлобучивали капюшоны так, что лица их были практически не видны. Впрочем, Альмонар их как-то различал.
      - Ребят, а план у вас есть? Все рассчитано? – с усмешкой просил парень, который все это время сидел в углу. Да он сидел на полу в углу, одетый в черную мантию. Волосы у него были коротковатые, темные, аккуратно приглаженные. Единственное что было контрастным во всем его облике – глаза. Глаза его были темно-черные, манящие…
      Почему-то при его словах Ольга ойкнула, Альмонар кашлянул, Джекар скривил лицо, Член Гильдии на секунду исчез, потом появился с недовольным лицом. Я сказал:
      - Конечно. Было бы глупо не продумать план осады. Мы, слава Миграну, не такие идиоты…
      - Да, слава Мне, вы не такие идиоты. Но на план то взглянуть можно? – спросил он. – Ты пойми, я лично тебе помогать не могу. Я бы просто выделил драконов. Пора им уже к вам возвращаться. Всем обидам есть срок. Но меня просили курировать. Кое-кто из старших…
      Я хотел заставить его замолчать, но, во-первых, не смог бы, а во-вторых время вокруг остановилось. Зависла в воздухе капля воска, падающая со свечи.
      - …И этот кто-то не мой отец! – закончил фразу Мигран.

      - Маврой, приди! – кричал он, стоя на стене верхнего зама Крокенграда. – Маврой, приди!
      Тишина. Маврой никогда не откликается с первого раза. У него в голове крутилась одна фраза, ко-торую он должен был сказать Маврою. Но тот упорно не желал появляться.
      - Маврой, строжайше жажду, приди, сын Древних, - повторил Сигизрон еще раз.
И в ответ тишина. Нет, понятно конечно, что Маврой – величайший пещерный эльф, единственный в своем роде, но это не повод не откликаться на зов. Причем на зов приближенного к тебе эльфа.
      - Маврой, приди, взываю к тебе!
      - Чего орешь, Змей? – раздался голос из-за спины.
      Коренастый трехметровый эльф стоял за спиной у Сигизрона. Да, сегодня он весь был одет с литые латы, а его косматая борода была в нескольких местах украшена заколками.
      - Мне нужна твоя помощь, Великий Волхв, - помедлил тот, кого называли змеем.
      - Зачем? В чем я должен тебе помочь? - Маврой явно насмехался над ним. Даже лучше, чем это де-лают низшие демоны.
      - Я должен защитить этот клан, Великий Волхв. Но я не смогу. Этот новенький собрал такую ар-мию, которую мне не одолеть.       - С ним ассасины, воры и драконы. Мне нужна твоя помощь, Маврой.
      - Да, ты всегда умел видеть чужие силы. Но, ты же знаешь, что я ничего не делаю просто так, - на-мекнул Великий Волхв.
      - Что тебе нужно?
      - Лишь ты. Мне нужен хороший полководец под рукой. Такой, который сможет вести расследова-ние. Ты вполне подойдешь для этой роли.
      Согласиться – значит продаться в рабство. Но если бы Змей боялся этого, он бы никогда не обратился за помощью к Маврою. Все испокон веков знают, что Маврой особенный. Никто не сомневается, что его возраст более десяти тысяч лет, а в тысячелетие Безмолвия он сражался на стороне демонов. Впрочем, в те времена. Все расы Велгера сражались по одну сторону баррикад. Общий враг, как известно, объединяет.
      Но все же до конца своей жизни быть слугой Великого Волхва Мавроя – слишком дорогая цена за победу в этом бою. Всем известно, что лучше умереть свободным.
      - Я согласен, Великий Волхв, - подписал себе путевку в рабство Сигизрон, которого звали Змеем.

      Колокол ударил двенадцатый раз. И последний. Кто-то постучал в ворота. Нетерпеливо, вновь и вновь. Ворота были непреклонны. Штурмовать верхний замок Крокенграда не просто, это знают все.
      - Таранный молот сюда! – скомандовал Альмонар. – Побыстрее!
      Ассасины редко выступали армией, но когда выступали, готовились обстоятельно! К воротам подкатили огромный таранный молот. Представлял он собой некоторое подобие пушки, в которую был заряжен огромный заряд с утолщающимся наконечником. С разгону его толкали на ворота и, в момент столкновения с воротами (Его отличают по громкому «бамц»), производился выстрел. Эффект был безотказным. Еще ни одни ворота не выдерживали удара таранного молота. Впрочем, на себе его действие испытали всего трое ворот, да и то гнилые…
      Но, в данной ситуации таранный молот идеально сработал. Ворота пали, освобождая дорогу для толпы ассасинов, которые беспощадно пробивали себе путь в небольшом дворе, до отказа набитом армией.
      А дальше весь позитив исчез. Началось страшное кровавое месиво. Головы летели во все стороны. Джекар двумя своими самурайскими катанами бился с двумя отрядами стражей. Несмотря на черную повязку на глазах, он не был слеп. Просто он предпочитал видеть мир магическим зрением, в комплексе, а не только перед собой. А, как известно, зрение реальное и зрение магическое – понятия не сочетаемые. Все его тело, от покрытых шерстью копыт до широких плеч, изукрашенных густой вязью слишком уж гипертро-фированных сосудов, было измазано кровью. Одежды на нем уже не осталось, но это, вопреки моим прошлым суждениям, ему не мешало. Джекар был опытным боевым магом. Но так же он был превосходным алхимиком и несравненным воином. У такого как он всегда есть какая-то фишка в запасе. Огромное его тело, было все в порезах, но он даже не чувствовал боли, он упивался схваткой, каждые несколько секунд повторяя: «Будь я проклят!».
      - Дальше, дальше, - закричал внезапно Альмонар. – Все за мной, за мной!
      Сделать это было не так просто, как казалось. Да, каждый воин попытался отступить. Но это было не очень просто сделать, ведь стоило начать двигаться, как на тебя тут же налетали другие. Даже огромное обнаженное тело Джекара не могло пробиться ко входу в замок. Крылья его содрогались за спиной, хвост был истоптан воинами врага, а рога, на которые были нанизаны вражеские воины, тянули вниз. Но полудемон и не собирался сдаваться, хоть и был уже по колено в трупах. Это был апофеоз войны. Я не выдержал и использовал Двигательную сферу.

      Сигизрон был доволен армией, которую поставил ему Маврой. Это была огромная армия теневых воинов, усиленная троглодитами и мантикорами, которых, впрочем, Сигизрон решил оставить врагам на сладкое.
      Ровно в двенадцать утра начался штурм. Враги с последним ударом колокола выбили ворота. Змей, конечно же, не ожидал такого стремительного напора ассасинов, но все же их было раз в пять меньше армии Сигизрона. Началась огромная бойня. Он никогда не думал, что может быть такая жестокая битва. Особенно жестоким был Джекар. Сигизрону приходилось иметь с ним дело, но еще до того, как тот стал полудемоном. В ходе битвы он потерял всю одежду, даже повязка с его глаз слетела, но он продолжал битву. Казалось, сама битва приносит ему удовольствие. Даже боль, которую он чувствовал, была ему при-ятна. Честное слово, если бы Змей не знал его, он бы решил, что Джекар – носферату (вампир, не нуждающийся в прямом питье крови).
Особо Сигизрон заметил, что среди нападающих не было этого новенького, который был у них за главного. Возможно, он трусил идти в прямой бой. Или же напротив, считал себя выше этого. Кто знает этих ренегатов.
      Размышления Сигизрона прервал крик Альмонара, главы ассасинов.
      - Дальше, дальше!
      Вероятно, новенький попросил его двигаться дальше. Но не тут то было. Змей особо предупредил войска о том, что нельзя пустить противника ко входу в сам замок. «Хорошо дерутся!» - подумал Змей, наблюдая за сражением. Впрочем, хочется заметить, что он принимал в нем участие, периодически подлечивая своих солдат. Так же он чувствовал, что кто-то подлечивает и солдат противника. По стилю магии это были женские заклинания, но было в них что-то холодное, змеиное. Неужели этот новенький рискнул взять в союзники медуз? Медуз Змей ненавидел с детства. Еще бы! Кто же любит противников, пусть даже бывших? А тем более таких противников, против которых воевали даже демоны! Тем более противников, которые хотели лишить мир магии. И у них почти получилось. Ровно тысячу лет магия была уделом избранных! Новых магов вообще не рождалось! Эти тысячу лет в истории называют Безмолвие. Да и вся история делится на до Безмолвия, Безмолвие и после Безмолвия.
      Наступить у вражеской армии не удалось. Да и отступить тоже. Джекар уже стоял по колено в тру-пах и жаждал продолжения боя. Хвост его уже не шевелился, а на рогах были насажены воины Сигизрона. Одна из его катан была переломана пополам, а вторая испачкана кровью, от рукоятки до кончика лезвия. И он уже готов был броситься на солдат Змея, которые атаковали какого-то рядового ассасина. Причем потом он бы набросился и на ассасина.
      Но тут раздался хлопок. Ровно в проеме выбитых ворот возник голубоватый шар, который беззвучно разлетелся на шесть маленьких шариков, образовавших некое подобие магического круга на земле. Когда яркое голубое сияние рассеялось, в круге Змей обнаружил молодого пещерного эльфа, рост которого был метр восемьдесят, не больше. Одет он был в доспех Инферно, который почему-то светился фиолетовым, а не красным. Было в нем что-то привлекающее внимание. Когда Сигизрон призвал круговерть около глаз, он понял, что уровень этого эльфа не меньше абсолюта. А еще у него была Двигательная сфера, создавать которую уже никто не умел.
      - Никому не двигаться, оставаться на местах! Любое движение приведет к нежелательным результа-там, - сказал он.

      - Никому не двигаться, оставаться на местах! Любое движение приведет к нежелательным результатам, - сказал я, доставая из ножен Меч Праведников, испускающий голубое сияние. Я сразу же заметил командующего гарнизоном Крокенградского верхнего замка. Он выглядывал из окна самого замка. Я даже помнил его имя. Он был героям Пещер эльфов, во время второй войны он командовал пятым полком. Возможно, если я напрягу мозг, даже смогу даже вспомнить его имя. Не так то уж много героев в Пещерах.
      - А что ты мне сделаешь, новичок? – спросил он таким наглым тоном, что я не выдержал и метнул в него какое-то слабенькое, но эффектное заклинание. Оно угодило ровно в цель, но наш герой поставил щит. Если я не ошибся, то в последний момент. Ответное заклинание не заставило себя долго ждать. Почему-то я твердо понял, что он кидает «Кадр». Это не очень сложное, но очень сильное заклинание, останавливающее время вокруг цели. Эффект не очень длительный, зато удобный, если нужно собраться силами для нового, более сильного заклинания.
      - Слабенько как-то! – крикнул я.
      - Ну, куда уж мне до тебя! – ответил полководец.
      - Тогда сдайся добровольно! – предложил я.
      - Не дождешься! – прокричал он и отдалился от окна.
      Я огляделся и увидел остывшее поле боя. Еще недавно сражавшиеся ассасины и солдаты стояли, и недвижимо смотрели на меня. Даже Джекар, абсолютно обнаженный, израненный и возбужденный, не смел шевелиться. Вся земля под ногами была усеяна трупами. Абсолютно вся. Я еще никогда такого не видел. Это… это было неприятное зрелище. Очень неприятное. Я стоял и смотрел то на землю, то на солдат, после чего спокойно сказал:
      - Ассасины, за мной. Остальные – валите к чертям. На все четыре стороны.
      И двинулся ко входу в замок. Уже на полпути меня догнал Джекар, уже одетый и излеченный. Хорошо Ольга с медузами работают. Джекар был смущенный. И что-то еще в нем было не так… Точно! На глазах его не было повязки! Глаза у него были глубоко в глазницах, из которых валил густой черный дым. Катаны его остались на поле, усеянном трупами. За нами маршировали ассасины под руководством Альмонара.
      - Все в порядке, Вениамин, - сказал он, явно успокаивая меня. Отсутствие повязки на глазах меня здорово напрягало.
      - Я знаю, план это допускает, - ответил я.
      «Да нет, я не про это. Я понимаю, что выглядело ужасно. И тебе было неприятно смотреть на трупов…» - услышал я в своей голове. Вот как, значит. Наш алхимик еще и Высший язык знает!
      «Все нормально Джекар, их тела еще теплы, если мы выиграем, я смогу воскресить ассасинов. Не многих, но смогу» - мысленно ответил я. Судя по лицу Джекара, он не ожидал, что я знаю Высший
      «Тогда готовься, я чувствую, что дальше будет страшнее!» - сказал Джекар и закрылся. Я почувствовал, что к его разуму я больше дотянуться не могу. Да, он поистине могучий маг, хоть еще и не применил ни одного заклинания во время боя.
Небольшой коридор закончился винтовой лестницей. Потолки в Королевском замке были высокие. Стоило ступить на лестницу, созданную из гладкого камня, сверху раздался злобный рык. Я поднял глаза вверх, Джекар зажмурился.
      - Мантикоры, - сказали мы почти хором. Это уже опасно. Мантикора – существо опасное. Ну кто не боится этих крылатых львов со скорпионьими хвостами? Только такие же мантикоры. Или драконы, которые очень любят ими завтракать. Кроме мантикор еще послышалось сипение троглодитов. Они скорее пушечное мясо, чем хорошие воины, но в бою даже от слепых горбунов, жрущих все подряд есть толк.
      Понятно, наш полководец оставил себе армию еще на один бой. Нет, расчетливо, но троглодиты, мантикоры, созерцатели и гарпии водятся только на территории клана Детей Тьмы. Значит, против меня действует Маврой, наш новый знакомый. Почему он так меня не любит? Неужели он настолько сильный маг, что видит будущее, в котором я ему перейду дорогу?
Я достал Меч Праведников и принял боевую стойку. Джекар ответ руку назад, и я почувствовал, как он навешивает какое-то сложное заклинание. Альмонар исчез.
      Сначала побежали троглодиты, вооруженные палками. Они, конечно, были слепыми, но, говорят, слух их был настолько острым, что они могли ориентироваться в пространстве лучше всех зрячих. Конечно много урона они нанести не могли, но все же тычки палками – не самые приятные ощущения. Если бы им дали копья – они бы стали действительно противниками. Конечно, разум у них на уровне ребенка лет девяти, но даже детей можно научить драться. Почему-то Маврой не хотел давать полководцу нашему хорошую армию. Значит, он хочет меня ослабить, а не уничтожить…
      Уже интересно, - думал я, массово уничтожая троглодитов. Вы можете сжалиться над ними, ведь они, по сути своей, как маленькие дети, но учтите, это слепые дети, жрущие все подряд. Причем, игнорирующие инстинкт самосохранения. Да ее и гадящие где попало. Жуть!
      Джекар поступал более гуманно. Он кидал в троглодитов какие-то смутные заклинания. Которые до предела уменьшали их, после чего они исчезали. Если я не ошибся, то появлялись они в Королевском дворце клана Детей Тьмы. Вот будет сюрприз Маврою! У Джекара отличное чувство юмора!
      Удар справа, резкий выпад вперед, удар сверху. Такой комбинацией мы поднялись по лестнице. Впрочем, большую часть работы все же делали ассасины, стреляющие из арбалетов. У этого оружия огром-ное множество плюсов, но присутствуют и минусы. К последним, кстати, относят низкую скорострельность и долгую скорость перезарядки. Естественно, ведь после каждого выстрела арбалет нужно было перезаряжать, что занимало огромное количество времени.
      С последней ступенькой лестницы исчезли троглодиты. С лестницы нам открылась замечательная картина: пред нами лежала пустая зала, метров пятьдесят на пятьдесят. В центре стоял полководец, имя которого я тут же вспомнил. Звали его Сигизрон. Он был из тех, в ком сочетаются таланты полководца и следователя. Вокруг залы стояли мантикоры, приготовившиеся к атаке. Хвосты их были приведены в боевые позиции, иглы уже готовы были вонзиться в нашу плоть. Да, мантикоры это вам совсем не троглодиты.
      Вслед за мной вынырнул из пролета лестницы Джекар. Его реакция была намного лучше моей. Вот что значит – настоящий боевой маг. Джекар резко выставил руку вперед и с его ладони сорвались лепестки черного пламени, которые перенеслись на землю, принимая силуэт огромного демона, в котором было не меньше трех метров роста. Вскоре пред Джекаром стояла огромная фигура демона, выполненная из тьмы. Да, я слышал о големах, даже пытался их создавать, пока не получил от драконов убийственную фразу: «Это не твое!». Но сейчас полудемон разрушил в моей голове два стереотипа: он создал голема из тьмы, что, как все полагали, технически невозможно; и он создал голема невероятно быстро, не программируя его, не выбирая форму и содержание.
      Голем держал в руках меч и не смел без приказа идти в бой. Джекар навесил еще одно сильное заклинание, которое готов был использовать при начале боя. Я стоял, выставив вперед свой легендарный меч. Сигизрон стоял, оценивая шансы на победу. Все-таки он был неплохим магом.
      Мы все ждали чего-то.
      И это что-то произошло.

      Гость задумчиво посмотрел на Змея. Змей теперь осознал две вещи: во первых новичок действительно был Абсолютом, а во вторых его поддерживало какое-то страшное проклятие.
      - А что ты мне сделаешь, новичок? – змей попытался предать голосу наиболее наглый оттенок. Кажется, у него получилось. Потому что наш новичок кинул что-то в него. Сущность заклинания Сигизрон заметил только вблизи: это была необычная версия простого Иуды, заклинания эффективного против Про-клятых, но и не бесполезного против остальных. Все-таки не очень приятно, когда в тебя вонзается кусок осины. В ответ Змей хотел кинуть его полную противоположность - Петра, но не рискнул.       Простой Кадр тоже бывает эффективен.
      Кадр забрал в себя Хрустальный щит новичка. Да, Хрустальный щит – хорошее заклинание. Мало того, что защищает хорошо, так еще забирает в себя силу от заклинания. А этот новичок – совсем не дурак! «Да, хотел бы я себе такого ученика!» - подумал Змей, хотя гость годился ему минимум в коллеги.
      - Слабенько как-то! – крикнул вождь нападающих. Змей улыбнулся и ответил:
      - Ну, куда уж мне до тебя! – ответил Змей, улыбнувшись.
      - Тогда сдайся добровольно! – предложил гость. Да. Если бы все было так просто, Сигизрон бы уже давно сдался. Но он дал клятву Маврою. Это не прощается.
      - Не дождешься! – прокричал Змей, отдаляясь от окна. Он был хорошим магом, и почувствовал воз-мущение силы по всем округам. Теперь надо было готовиться к атаке. Вскоре он уже поднимется сюда. Змей достал небольшой амулет. Сжал его в руках и прошептал:
      - Маврой, взываю к твоему величию, твоя воля – моя воля; моя сила – твоя сила; твоя армия – моя армия; мои способности – твои способности.
      - Да будет так! – раздалось в комнате. От этого голоса Сигизрон вздрогнул, но это был всего лишь устрашающий эффект заклинания. В ту же секунду на каждой стене «открылись язвы». Огромные неровные пятна, как будто бы разъеденные кислотой. И из них появились отряды. Сначала шли троглодиты. Как же Сигизрон ненавидел этих слепых горбунов. Жалеть их – все равно, что жалеть крокодилов. Последних хоть используют в качестве ездовых животных. У последних хотя бы глаза есть. В конце, из каждого из шести порталов появилось по мантикоре.
      - Так, все троглодиты к лестнице. К лестнице, я сказал! Да куда ты прешь! – пока Сигизрон всех усмирил, направил, побудил на путь истинный, склонил к свету, склонил к тьме, склонил к земле, крестил, исповедал и соборовал, прошло много времени.
      Минут пять.
      Наконец сработали сигнальные чары. Новичок со своей армией ступил на лестницу. Троглодиты так испугались громких воющих звуков, что резко ринулись навстречу незваным гостям. Времени оставалось очень мало. Гости тоже не очень любили слепых горбунов.
      Первым показался новичок. В руках он держал величайшую реликвию света – Меч Праведников. В глазах его было некоторое ледяное спокойствие. Такое бывало у Змея, когда он в чем-то разочаровывался. Вслед за гостем вынырнул уже одетый Джекар. Его реакция была восхитительна! Змей никогда и подумать не мог, что можно создать голема из тьмы. Это технически невозможный процесс. Но Джекар быстро создал голема из тьмы, даже не программируя и не обучая его. Если бы Змей мог, он бы подался в ученики Джека-ру. Но он уже собственность Мавроя.
      Никто не решался напасть. Результаты не рискнул бы предположить даже опытнейший маг. Это была бы тяжелая схватка. Очень тяжелая.
      Но тут раздался громкий хлопок. И Змей с удовольствием взглянул на своего хозяина. Великий волхв выглядел нарядно, на его бородатом лице мелькали тени улыбки.
      - А ты не так плох, как я думал! – воскликнул он новичку. - Ну что, Вениамин, давай вспомним молодость.
Змей взглянул на пресветлейшего. Потом на Великого Волхва. Да, теперь шансов больше у нас, - подумал Сигизрон. С Волхвами очень трудно тягаться.

      Посреди залы появился Маврой. Как-то уж больно парадно он был одет… И нагло так улыбался. Я взглянул на него и потянулся за Мечом Праведников.
      - А ты не так плох, как я думал! – воскликнул он. – Ну что, Вениамин, давай вспомним молодость…
      Что-то мелькнуло в моей голове. Ну конечно! Я же в своем праве! Я вспомнил этот закон сил, третья статья Кодекса Чести Арионов. По сути своей, Арионы, когда пришли на Велгер немного его изменили. Пять грандиозных заклинаний лишили Велгер тринадцатого магического уровня. Поэтому Магический Полководец – лишь теоретическая высшая магическая ступень. Что бы магия созданная Арионами сохранились, они создали шестое заклинание. Заклинание Кодекса Чести. Призвать его может абсолютно любой маг, даже самый слабый. Оно описывает все пять заклинаний, строгие запреты, за нарушение которых мага могут покарать, и наказания, которыми будут карать за нарушение той или иной статьи.
      Я вспомнил весь кодекс:
            Заклинание «Пространства». Разделило Велгер на Верхний и Нижний слои и Тень, что увеличило пространство и позволило всем мертвым остаться с нами. Запрещается пытаться соединить слои более чем на сутки, разделять любой из созданных слоев и подрывать репутацию закона.
            Заклинание «Вечности». Позволило уберечь Велгер от значительных разрушений и спасает от разрыва магическую оболочку. Так же оно запрещает развязывать Третью Великую Войну, потому что рассчитано на Две Великие Войны.
            Заклинание «Спектра». Разделило всех существ на Велгере на Светлых, Темных и Иных. К нему есть приложение о правах. Светлый всегда в своем праве, если находится на своей территории в светлое время суток. Темный – на своей территории в темное время суток. В остальное время – в своем праве Иные. Но их очень мало, это такие мелкие расы типа Гильдии Воров, Лиги Витамантов и Всевелгерного Общества Больных Легкой Аритмией.
            Заклинание «Ядра». Создало в центре планеты, в Ядре, небольшой остров, где может суще-ствовать Бог. Засекречено.
            Заклинание «Небесной». Создало над Велгером Небесную, где обитает большинство Богов. Засекречено.
      Я сейчас в своем праве! Я поднял правую руку вверх и сказал:
       - Я Пресветлейший Вениамин Крокен Джан, сын Крокена, внук Джана, потомок Древних в своем праве. Свет во мне не даст тьме пройти. Да будет так!
      Это было не привычное ощущение. Я почувствовал, как по всему телу пробежало тепло, и все это тепло перелилось в правую руку, в которой тот же миг оказался огромный светящийся меч. На лицо Сигизрона было приятно посмотреть.
      А вот Маврой в ответ лишь усмехнулся. И сказал:
      - А я Волхв Маврой, сын Древних, всегда в своем праве. Свет во мне не даст пройти тьме, - в этот момент у него в руке появилась секира из света. – Тьма во мне не даст пройти Свету, - в этот момент секира стала наполовину темной. – Здравый рассудок во мне не даст нарушить свою клятву, - в этот момент секира покрылась серым. И исчезла. Я видел лишь ее контуры, - Да будет так! – закончил Волхв.
      Вот как. Волхв значит…
      Да, не все маги развиваются стандартным путем. Есть четыре вида нестандартных магов.
      Зеркала. Они долго не живут. Они рождаются неспособными к магии. И по жизни они к ней неспособны, пока на них не нападет маг. Как только на них совершится магическая атака, они принимают уровень и умения соперника. А после боя они снова лишаются всех магических способностей. Они в своем праве только если противник в своем праве.
      Повелители. Очень редкий вид магов, которые способны лишь к одному виду магии. Например, только к пиромантии. Пиромант-повелитель сможет кидать файерболы в сто раз лучше любого другого пи-романта, но он никогда не сможет наложить замок на дверь, или создать голема. Они никогда не бывают в своем праве. У них попросту нет прав.
      Волхвы. За последние сто лет не родилось ни одного Волхва. Это очень сильный вид магов, которые могут колдовать абсолютно любую магию. Любой сложности и силы. Но только если они будут колдовать слишком сильные заклинания, то их захлестнет волной магии, и, как говорится, из Тени не выбраться, если ты не Абсолют и не вампир. Волхвы считаются хранителями Велгера, а самый главный – Великий Волхв – хранителем всей магии. Поэтому, все Волхвы всегда в своем праве.
      Ну и самый редкий случай. Всего два раза за все 13 028 лет существования Велгера. Инквизитор. Маг, не зависящий от магической оболочки. Он способен при любом уровне дойти до силы Магического Полководца. К счастью, Инквизиторов сейчас нет. Первый инквизитор погиб на Пике Крови, а второй, более известный как Алехандро Алиссо, ушел в вечный сон до тех времен, пока миру не будет угрожать опасность.
      - Маврой, сдавайся, ты просто Волхв.
      - Не просто. Я Великий Волхв, да подтвердит Тьма мои слова, - В прозрачной секире на секунду со-бралась тьма. Да,       Великого Волхва мне уже не победить. Это будет тяжко.
      Джекар применил заклинание, которое было у него наготове. Весь он вспыхнул черным пламенем, постепенно превращаясь в огромного черного демона, точно такого же, как стоял пред ним. Вот как он го-лемов делает! Всего лишь уподобляет себе. Ход хитрый, хоть и сложный. Из руки его тоже вырвалось све-тящиеся лезвие, но если мое было голубоватым, то его - темно-оранжевым. Сигизрон не знал, что ему де-лать. Я видел в его глазах смятение. Да, в честном бою ему не выжить.
Нас здесь много. Я почувствовал щелчок сзади. Альмонар перезаряжает арбалет. Вероятно то же сейчас делают большинство ассасинов. Холодный расчет. Только холодный расчет. Нужно атаковать первым.
      Меч из Света в моих руках пульсировал все сильнее и сильнее… Ярким свечением все покрылось потом. И Маврой понесся на меня. Несмотря на рост и вес он двигался очень быстро, изящной скользкой походкой.
      Я успел защититься. Я поставил щит. Это спасло меня. В следующий же момент после атаки на Мавроя кинулся голем, а Джекар принялся кидать в Мавроя файерболы. Сигизрон, по-моему, отдавал всю силу Маврою. Когда я очухался, Мавроя уже атаковали со всех сторон. На него сыпались удары голема, файерболы, стрелы ассасинов. И по-моему ему надоело. Он выкрикнул что-то ужасающее и зеленой вспыш-кой всех разбросало по углам комнаты, туда, где еще недавно стояли мантикоры, от которых остались лишь хвосты да крылья. Маврой был очень злым. Кожа его потемнела, а зрачки сузились. Из-за заостренных зубов теперь выглядывал раздвоенный язык, а сквозь перчатки на руках проросли когти.
      - Всем стоять! Где ты, наш хваленый абсолют? Где же твоя смелость? С древним сражаться вздумал? С Арионом? – прорычал он. – Ну давай, нападай!
      «Выдержишь минуты три?» - услышал я до боли знакомый голос. Трудно не запомнить голос дракона, который под именем Бисахор учил тебя. Сибарох связался со мной. Не знаю, хорошо ли это или плохо, если верховный бог Тьмы помогает герою Света.
      «Постараюсь…» - на Высшем ответил я Сибароху, а Маврою сказал:
      - Я тут, Великий Волхв. Давай, нападай!
      Маврой понесся на меня, яро замахиваясь прозрачной секирой. Но я успел первым. Я резко упал, со всех сил ударяя Мавроя по ноге мечом. Конечно, ему мой удар особого вреда не принес: его все еще подпитывал Сигизрон, но он споткнулся и упал.       Самодовольный индюк!
      Я поймал какое-то заклинание и метнул его в Мавроя. Какие-то зеленые искры заплясали вокруг Волхва. О, кажется, это заклинание называлось «Зеленые искры». Я точно не помню, что оно делало, но по-моему оно окружала врага зелеными искрами… Суровое заклинание!
      Если вы еще не устали от моих сарказмов, я вернусь к бою. Маврой поднялся. Теперь у него а спи-ной появился хвост…
      - Ну все, Абсолют, тебе ко…
      Что мне ко… я уже не услышал. Маврой агрессивно смотрел на лестницу за моей спиной. Там стояли два человека. Первый был молодой, одетый в серые кожаные доспехи. Мне почему-то показалось, что он наверняка занимает высокое положение в Гильдии Воров. Единственное, что выдавало его – все те же коротковатые приглаженные волосы, и черные манящие глаза. Это был Мигран.
      А за спиной Миграна стоял второй. У меня сложилось впечатление, что кроме меня, и, пожалуй, Миграна, его никто не видит. Черная модная мантия, полушелковая – полукожаная. Наручи с платиновым узором. Волосы, зачесанные вверх, черные, как смоль. И знакомое лицо. Да, теперь он был не черным рыцарем. Боги Тьмы не живут одним образом. Это был Сибарох.
      - Как? – спросил Маврой уже нормальным своим голосом. Хвост у него втянулся, а кожа вновь побелела. Глаза, зрачки которых вновь округлели, увеличились настолько, что мне стало страшно.
      - Отныне этот эльф правит кланом Погрязших в Нейтралитете. И мне плевать, что у тебя были планы на этот клан. Отныне ты будешь его советником! Ты! И, не дай Вахдар, я узнаю, что ты ведешь двойную игру, Маврой! И, вообще, - у Миграна началась мания величия. – Отныне он правит всеми Пе-щерами Эльфов! Разошли гонцов ко всем лидерам кланов… Вениамин, дальше сам, ладно?
      - Окей, Мигран, - ответил я.
      С этими словами Мигран ушел. Растворился в тенях.
      - Ты извини, будем союзничать, мой король? – спросил Маврой, протягивая руку.
      - Давай, - согласился я.
      Маврой указал Сигизрону жест в портал, который мгновенно открыл, и они удалились.
      Никто не шевелился. Не было жизни в глазах. Время ждало. На такое способен только один.
      - Что тебе, Сибарох? – спросил я.
      - Хотел поговорить с тобой о будущем. Я не могу? – спросил он.
      - Можешь, - ответил я, создавая кальян.
 отзывы (0) 
Оценить:  +  (0)   
04:42 16.11.12