Главная

Поиск


?

Вопросы






FAQ

Форум

Авторы

Проза » Миниатюры »

Возвращение

Навеяно книгой "Quo vadis" Генриха Сенкевича и композицией Альфреда Шнитке "Восхождение".
Вообще, это эссе, или что-то в этом роде. Не знала, куда положить.
 отзывы (0) 
Оценить:  +  (0)   
04:45 19.06.12
...Пьяный. Ну чего ты, пьяный, орёшь? Чего народ будишь своим пением?

Хотя нет, пой. Пой. За твоими выкриками, которые, кстати, не лишены мелодичности, я слышу мелодию Города. Нечто большее есть в твоём пении, большее даже того, что вложил туда ты.
Город. Ты жив. Город, ты ведь не забыл меня?
Нет, я знаю, не забыл. Ты никого никогда не забываешь. Твоя память - вечна, как и твоя душа. Твоя душа, по сути, и состоит из воспоминаний.
Когда от твоих зданий останется лишь прах и пепел, да и то, разлетевшиеся по Земле, твоя память продолжит жить. Она вечна.
Город, знай, вечна она также, как память о тебе.
А тебя не забуду - поверь мне, знающему.
Я слышу твои грустные напевы. Ты вспоминаешь, как зарождался из пустыни и пыли.
В мелодию твоей памяти всегда были вплетены печальные ноты, но сейчас - сейчас особенно. Особенно явственно я слышу их.
Ты вспоминаешь тех, чьей кровью пропитались твоя земля и стены. Рабы. Они спотыкались и падали, лишённые глотка воды. Их хлестали разлохматившимися плетьми, и каждый удар высекал кровь, обагрявшую землю. Да, ведь даже плети были старыми, измочалившимися.
И погонщики - измученные и усталые, они мало уж чем отличались от рабов, разве что наличием оружия в руках.
Они тоже хотели есть, спать. Существовать.
Но они лишь выживали, жить у них не получалось.
А рабы... Рабы даже и не выживали.
Но Город строился, строился на трупах.
Ты, Город, помнишь, как по твоим пыльным узким улочкам ехали колесницы с военачальниками, высоко державшими голову и гордо смотрящими вокруг себя на чернь. Это было чуть позже, когда ты уже стал городом.
А потом в Тебя приехал император (так странно вообще звучит: в тебя, да? Но ведь это же правда было.). Люди радовались, кричали, бросали розы ему под ноги... Да чуть не бросались сами.
Император благосклонно улыбался, кидал в толпу мелкие монеты. Толпа ликовала, боготворила своего "бога". Он был растроган этим.
А за ним ехали министры, слуги, жена, наложницы. Они тоже улыбались.
Лишь ты, Город, не улыбался. Не смотрел на великолепие. Не внимал звукам арф, мандолин и звукам других дивных инструментов, не внимал голосам, поражавших своим великолепием.
Твоя мелодия не изменилась от них, ты ни разу не сфальшивил. Эти звуки бесследно исчезали, как только достигали Твоей Мелодии.
Город! Чего ты не видел?..
Смерть, унижение, предательства, эпидемии, смены властей.
Ты много видел, но не изменился, ты всё тот же.
И потому ты помнишь меня. Помнишь, как я ушёл из тебя ещё нетвёрдой детской походкой.
Как вернулся уже возмужавшим, чтобы выдать замуж сестру.
Помнишь, как я пришёл к тебе мужчиной в расцвете сил, чтобы схоронить отца. Я не плакал, родной ветер осушил моё лицо.
Я не был на похоронах матери, не приходил к тебе, а потому горько плакал на чужбине.
И вот я снова здесь. Нетвёрдая походка вернулась ко мне. Вот только теперь я старец. Я даже не убелён сединами, как принято говорить, нет - волос уж нет на моей голове.
Я снова пришёл к тебе. Но теперь не покину. Я больше никогда тебя не покину, потому что мне осталось совсем недолго...


Пой пьяный, пой. Быть может, ты потомок погибшего на этой улице. Быть может, ты здесь впервые, но ты здесь точно не чужой.
И Город разрешает тебе, пой. Я чувствую, мелодия твоего сердца переплетается с мелодией его памяти.
Ты принадлежишь Этому Городу, как и я.
Ты - дитя камней и горячей пыли.
Ты - я.
 отзывы (5) 
Оценить:  +  (+4)   
06:48 19.06.12