Главная

Поиск


?

Вопросы






FAQ

Форум

Авторы

Проза » Миниатюры »

Рваная исповедь

url  NAMEoFF Опытный писатель
Выбрал, впервые для себя необычный, экспериментальный жанр.
Это внутреннее ощущение того, что уже невозможно исправить.
 отзывы (0) 
Оценить:  +  (0)   
00:56 11.08.12
url  NAMEoFF Опытный писатель

Я курю ещё сигарету. В последнее время я их слишком много курю. Самообман, но я купил пачку – легче легкого. Итог – от моих глубоких затяжек сигарета растаяла за несколько секунд. И вот, острый, почти как скальпель хирурга, красный крапаль, трусливо уперся своим огоньком в фильтр. Секунда и решение принято - хватит. Больше никакого никотина. Я тушу, а точнее ломаю его о бетонную лестницу и возвращаюсь к своей клавиатуре.

Один мой друг, черт, как же он был прав, отказался читать всё это моё «дерьмо». Он так и выразился – «Ты, глупый человек, что ты хочешь этим доказать. На самом деле, ты просто несчастен, признай это. Всё то, что не умел или не смог в жизни, ты просто пытаешься воплотить на бумаге. Сублимируешь свою сексуальную энергию в буквы и смыслы. Все вы писаки - извращенцы».

Конечно, я на него обиделся. Много об этом думал. И о том, почему сразу не дал ему по физиономии, так же по-дружески, как и им было сказанное выше. Но именно сейчас, в эту самую минуту, когда перед сном, я в который раз уперся в клавиши – Я, наконец-то его понял: Оглянись. Вокруг тебя мир, которому тебе нечего больше дать. Но ведь он и ничего не просит. Он просто есть. А ты лишь ограничен собственными возможностями. И ты променял его на несколько десятков слов, возможно не имеющих абсолютно никакого смысла. Не для кого. Не для чего.

- Но, как же Путь воина? Добро и зло? И да воздастся им всем по заслугам?
- Дерьмо, это все твое дерьмо, как ты, дубина не понимаешь?
- Не понимаю?
- Да, пока ты сидишь и думаешь на бумагу – жизнь идет. Она была до твоих так некстати повзрослевших мыслей и, уж поверь, будет после них. Но, ведь, смысл жизни не в символах, а именно в ней - самой жизни. И если я не прав, то вспомни, хоть одного писателя - ребенка. Что? Им что? - Нечего сказать. Да у них впечатлений столько, сколько книг еще не написано. Им просто некогда. И им не будет когда. Пока их, как и тебя сейчас, не настигнет твоя выдуманная зрелость и необузданное желание со всеми ей поделиться.

Я молчал и думал. Стыдно, но даже тогда, когда моё «Я» так откровенно распинали, я думал о том, как точнее перенести этот диалог на бумагу, вплести в сюжет. Найти идею ради фраз, или оставить на потом, сделав свою очередную запись в своем очередном блокноте и снова ждать.
«Дебил, мой друг - писака!» – он залился игристым смехом и жестом, как бы невзначай, позвал меня следовать за ним. Вниз, мимо кустов можжевельника, по заросшей тропинке. На море. Туда, где теплые волны бьют пеной о каменистые берега, где слышен смех детей и где сама жизнь в её многоликих формах не даст мне времени на бумагоморательство.

Я был на море. Я видел быстрых ребятишек, и я видел окаменевших стариков. Влюбленных. Водолазов. Толстых. Трусливых. Смелых. Пьяных. Трезвых. Взрослых. Разных. Всяких…

Но, сегодня я здесь. Клавиатура – меч. Бумага – мир. А я здесь Бог:
По его лбу струились большие капли пота, они мешались с кровью. Он сплевывал, уже не чувствуя вкуса соли собственного тела. Вдруг, оглушительный хлопок раздался возле самого уха. Отлетающая гильза скользнула по волосам. Сбитый со стула он пришёл в себя лишь от удара о пол лицом. Он попытался встать, но ничего не вышло – руки и ноги были крепко связаны. Вокруг него всё плыло. Упираясь щекой в кафель, он щурился, напрягал зрение, силясь вернуть предметам былую чёткость. Не получалось, видны были только тени. Единственным, что цепляло его за реальность, оставался холод плитки, на которой он лежал. Что получил? Ты в моей власти. Я еще не такое завернуть могу:
Вдруг чьи-то сильные руки бесцеремонно приподняли его вместе со стулом и вернули в нормальное положение. Перед ним промелькнула какая-то тень. Он инстинктивно подал голову вперёд, стремясь понять, что всё-таки с ним происходит, как получил сокрушительный удар в челюсть.
- Да, твою же мать! – во всю глотку заорал пленник. Звук пошёл в кость и, не смотря на то, что крик выражал всё негодование ситуацией, в которой он оказался, самому себе он слышался приглушенно. Второй удар – так же без предупреждения, с другой стороны в бровь. По лицу новым потоком потекла кровь.
Что? Страшно? Умрет? Безвыходно. Но ведь, ты же его даже не знаешь. Это я тебя заставил думать о нем и сопереживать. Ладно, поворот:
Как ни странно, но после такой встряски зрение начало возвращаться. Он, оправданно не стал проявлять свое чудодейственное исцеление и продолжал моргать, словно сова, застигнутая внезапно поднявшимся солнцем.
Тем временем вокруг деревянного стула, с которым он стал на время одним целым, ходил мужчина с блестящим пистолетом в руке. Во время третьего круга он смог разглядеть, что тот был одет в черный костюм и хромал на левую ногу. Незнакомец яростно жестикулировал, то и дело, направляя пистолет в его сторону. Так продолжалось некоторое время, пока…
Теперь что? Конец? Или дадим ему шанс?
Ничего не добившись, мужчина зашёл ему за спину. Пленник рефлекторно вжал шею в плечи, ожидая выстрела в упор. На полу, напротив него лежало чьё-то тело. Он лишь успел заметить его очертания и крепко зажмурился. Смотреть на него было страшно, да и к тому же картина абсолютно не соответствовало той, которую он хотел бы увидеть в последние мгновения своей не самой, как выясняется, продолжительной жизни. Холодная волна прокатилась от макушки по спине, растекаясь в животе, вновь поднялась в грудь, где и застряла в области сердца.
Приятно удивив, незнакомец, молча перерезав веревки, освободил сначала его ноги, а за тем и руки. Ухватив свою добычу под плечо, мужчина грубо сорвал её со стула и потащил в сторону входной двери. Волоча ногу и, по-прежнему делая вид, что ничего не видит, он, как можно более неловко, споткнулся о лежащий на полу труп. Мужчина, подхватывая на лету, теряющего равновесие, нагнулся в его сторону. Соображая на уровне инстинктов тот, выставил вперед ногу и оперевшись на неё, резко дернул на себя. Маневр, столь неожиданный и дерзкий возымел свое действие. Незнакомец, отлетел в сторону, явно не ожидая, что на него нападёт невооруженный, да еще и к тому же слепой пленник. Рванув в сторону светлого пятна оконного проема, бликовавшего в противоположном конце комнаты, и в три прыжка преодолев расстояние, отделявшее его от спасения, он вылетел с высоты третьего этажа на улицу. Кувыркнувшись через спину в воздухе, он вошёл ногами в мутную воду канала:
- А если бы это не была Венеция! – благодаря судьбу подумал он и, стараясь как можно дольше оставаться под водой, отплыл от злополучного места…
Скопировав данный отрывок, я выставил его на всеобщее обозрение в интернете и закурил еще одну сигарету.
Мой друг прав, во многом, но не во всем. Он никогда не жалел меня. И я ему благодарен. Жалость – последнее, что я хотел от него получить.
Даже сейчас, когда я сижу в кресле на колесах. Я понимаю его. То, что он мне говорил. Но сейчас у меня уже нет выбора - я становлюсь свободным лишь тогда, когда я пишу. И лишь тогда я могу снова бежать, драться, радоваться и страдать. Могу, оставаться тем, кем был когда-то…Могу…

 отзывы (5) 
Оценить:  +  (+11)   
01:52 06.06.12
url  NAMEoFF Опытный писатель
Shens, спасибо за уделенное внимание. Однако, все чуть по-другому...Не люблю пояснять написанное, но мой рассказ не о любимом деле человека. Рассказ о инвалиде-колясочнике, который теперь, чтоб оставаться живым, пишет и живет своим творчеством. Он спорит сам с собой, и приходит к выводу, что никому не нужные строки - спасают его. Он отличается от нас с вами - обычных и здоровых тем, что мы сублимируем в творчестве то, что можем воплотить в жизни. А у него просто нет иного выбора.
И, насколько я знаю, минет пишется без "Ь".
Спасибо и хороших вам сублимаций.
 отзывы (0) 
Оценить:  +  (0)   
01:51 06.06.12
url  NAMEoFF Опытный писатель
Иван, спасибо за отзыв. Очень приятно быть понятым. Связь творчества и реальной жизни интересная и неоднозначная тема. Структура рассказа пришла сама собой. Сцены насилия, борьбы - окрашивают пишушего о них, как мне кажется, его мир. (подсознательно, он в кресле - герой привязан к стулу, его мучают, он вырывается и бежит) И в другом ракурсе мне не видятся. Для меня же творчество - клапан по спуску "давления мысли"). Еще раз спасибо.
 отзывы (0) 
Оценить:  +  (0)   
22:21 07.06.12
url  NAMEoFF Опытный писатель
Ув. SD, согласен с Вами. Я потерял нить своего же повествования. Сделав из друга героя жестокого мерзавца. Это произошло потому, что я добавил драмматизма, сделав героя инвалидом. При этом образовалась логическая ошибка. Что сказать? В данном случае пусть он лучше останется подлецом. Спасибо за подробный разбор. Сказывается мое халатное отношение к некоторым работам.
 отзывы (0) 
Оценить:  +  (0)   
00:56 11.08.12