Главная

Поиск


?

Вопросы






FAQ

Форум

Авторы

Фантастика » Юмористическая фантастика »

Возвращение зимы

Сказки навеянные погодой. И снова Баба Яга и её любимец Кот Фёдор.
 отзывы (0) 
Оценить:  +  (0)   
14:33 21.03.12
За окном глухо барабанит дождь. Тяжелые тучи зацепились за макушки старых лохматых елей, да так и повисли не в силах двинуться дальше. Даже ветер, с легкостью пролетающий между колючих ветвей, не может оторвать от туч ни клочка. Такие они плотные и мокрые.
Идёт «масляная» неделя. Самое время играть в снежки, кататься с ледяных гор, устраивать веселые праздничные гулянья. Но снега нет и в помине. Все смыл непрекращающийся дождь. Лес стоит хмурый нахохлившийся, странно притихший.
В избе жарко натоплена печь. Яга напекла блинов, отдавая дань народным традициям.
- Вставай, лежебока! Всё проспишь! Гляди, какой сметаны принесла домовушка из деревни, хоть ножом режь. – Будит своего любимца хозяйка избушки.
Кот Федор приоткрыл глаза. Увидев, что главного конкурента в борьбе за внимание хозяйки, старого ворона Егора, нет на привычном месте, а угощение уже на столе, нехотя покинул нагретые кирпичи лежанки. Сметана это достаточно веский довод для того, чтобы спуститься. Он с надрывом зевнул, потянулся и, потоптавшись на месте, устроился на лавке поближе к сметане. Потом, поправляя случайно сбившуюся скатерть, передвинул кринку на самый край, откуда взять её будет, совсем просто.
- Гостей ждёшь? – Спросил, отвлекая внимание старушки от своих манипуляций.
- Егор полетел Лешего звать. Уже идут. - Ответила Яга, прислушиваясь к чему-то.
- Иди, открывай. Нет, постой, их на озере что-то задержало. – Яга напряглась, словно приготовившийся к прыжку хищник.
- Ах ты дрянь! Ну, погоди у меня! Я-то тебе кудри повыдергаю! Ишь, чего удумала! Зиму в полон взяла и на Весну замахнулась!
От грозного голоса Бабы Яги у Фёдора весь сон разом пропал.
- Ты это о ком? – Осторожно спросил он.
- Помнишь, из деревни домовушка прибегала. – Уже более спокойным голосом ответила Яга. – Она рассказывала, что у них колдунья пришлая объявилась.
Привороты, отвороты, зелья там разные деревенским делает. Малым от неё житья совсем не стало. Заметит домовушку, банника, овиннка, или ещё кого, обязательно заклятьем кинет, и старается, чтобы побольней вышло. Ей чужая боль сил, видите ли, придаёт.
Эти «молодые» дуры выучат пару заклинаний и уже мнят себя владычицами Мира! И никак не меньше. – Сказала, как плюнула Яга.
- И почему ты до сих пор не турнула её из деревни? – Фёдор даже на время забыл о сметане.
- Как ты не понимаешь? Не могу я вмешиваться в дела людей.
- Так она же наших малых изничтожит!
Яга устало махнула рукой, продолжая внимательно прислушиваться. – Малые просто уйдут на ту сторону. Не знаешь что ли? Меня другое беспокоит. Она на природу замахнулась!
- Так вот это за окном… - Фёдор махнул лапой в сторону подслеповатого окошка – …её рук дело?
Баба Яга присела на лавку, помолчала.
- Я ведь думала, что это просто капризы природы, бывает так иногда.
- И потому занялась блинами вместо того, чтобы навести порядок. - Фёдор сердито фыркнул на Ягу.
- Поздно разговоры говорить. Теперь только если люди сами не прогонят её, а они не прогонят, слишком уж она их опутала своими заклинаниями… - Совсем закручинилась старушка.
- Или наши «малые» не испугаются и не дадут ей бой! - Продолжил Фёдор, решительно подвигая к себе кринку с любимым лакомством.
- Да никуда не денется твоя сметана. – Рявкнула на него Яга. – Говори, что удумал!
- Да? А в прошлый раз, что было? Не успел я отвернуться, как сметаны не стало!
- Ну, ты ещё вспомни, как Мамай на Русь ходил! То было давно и неправда! – Нисколько не смутившись, отозвалась Баба Яга.
- Это какой такой Мамай? – С невинным выражением на морде, поинтересовался Фёдор. - Тот узкоглазый и широкоскулый степняк с кривыми ногами? Который ещё хотел тебя в жёны взять? – Пробурчал кот, почти до половины погрузив морду в кринку.
- Фёдор! Ты мне зубы-то не заговаривай. Время упустим!
- Да, времени у нас маловато будет. Но ничего! Справимся! Кликни сюда малых, пусть все приходят, а кто не хочет участвовать в нашем празднике, пусть на ту сторону уйдёт на время. – Проговорил Фёдор, отставляя опустевшую кринку и старательно умывая свою довольную морду.
- Говори, что задумал? Колдунья силу набрала немалую, и голыми руками её не возьмёшь.
- Ты говоришь, она от чужой боли силу имеет?
- Да!
- А от радости?
- Думаю, ей это не понравится! Чужая радость, как соринка в глазу.
- Соринка, это когда радость у одного, а когда у всех?
- Это может сработать. – Задумчиво сказала Яга, продолжая к чему-то прислушиваться.
- Тогда устроим праздник прощания с Матушкой-Зимой!
- Но Зимы-то как раз и нет?
- Ну и что? Сделаем Масленицу, построим горки, качели. Что тут сложного? И начнется веселье! Деревенские, они до праздников, знаешь, какие охочие?
- Знать-то знаю, да вот пойдут ли они сейчас праздновать, когда она им совсем головы задурила?
- А малые на что? Там шепнут, там подскажут, там нальют, в конце концов. И пойдёт у нас веселье и радость! А вечером чучело сожжем и с ним все печали да горести!
- Малые, сейчас здесь будут. Ты им всё обскажи, что придумал, а с горками и качелями я подсоблю. Негоже людей радости лишать!
- Слышь, Яга! Я в деревню наведаюсь, погляжу сам, что там и как. Может, разведать сумею, где она Матушку Зиму держит.
- Ты, там, на рожон-то не лезь, а то знаю я тебя!
- Тихой мышкой прикинусь и по стеночке, по стеночке.
- Мышкой не надо! Оставайся Котом! Только я на тебя морок наведу, пусть люди думают, что ты обычный кот. – Яга размахнулась и изо всей силы ударила кота между ушей.
- Ну и морок у тебя! - Пропищал маленький черненький котёнок, сидящий на лавке возле стола. – И долго я таким буду?
- Не, не долго. Как только к Матушке-Зиме приблизишься, тотчас морок и спадёт.
- В деревню тебя наша домовушка доставит, а там уж действуй по обстоятельствам. – Наказала Яга, сажая котёнка в берестяной туесок.
Котёнок в туеске сидеть не хотел. - Как я с малыми, такой мелкий и непредставительный, разговаривать буду? Вечно ты Яга торопишься. Вот теперь и объясняй им всё сама!
- Не пищи! – Прикрикнула Яга! – Я с малыми договорилась, и они уже готовятся к празднику. Даже «банники» в стороне не остались. Кострище из голиков сооружают. Знатный праздник получится!
Действительно, веселье в деревне, разгоралось, как кострище из старых голиков. Ребятня каталась на качелях. Скатывались с деревянных горок, густо смазанных салом.
Подвыпившие мужички и бабы, в расстегнутых зипунах, устроили соревнование, кто прыгнет выше. Кто выше - у того и лён будет выше.
Девки, в нарядных кокошниках, румяные и веселые танцевали с парнями. Везде слышны шутки, смех.

Только одна изба на краю деревни стоит с закрытыми ставнями. Вот к ней-то и принесла домовушка туесок с котёнком. Поставила возле забора, опасливо оглянулась, не видал ли кто, и стремглав убежала. Котёнок выбрался из туеска и, перебирая маленькими лапками, пошел к избе.
Скрипнула, отворяясь, дверь. На порог вышла высокая статная женщина. В темной, домотканого полотна, одёжке. Ничего яркого, нарядного. Взглянула с усмешкой на маленького котенка.
- Что Федор? Воевать пришел? – Бледные губы едва шевелились.
Котёнок пискнул и посмотрел на женщину. Она наклонилась, подхватила его на руки, понесла в избу.
- Мне пока с тобой некогда заниматься. Посидишь в ларе. Надеюсь, Матушка-Зима тебя не сильно заморозит, пока я разбираюсь с деревенскими. – Она недобро усмехнулась и, открыв крышку ларя, кинула котёнка туда.
Только далеко уйти колдунья не успела. Морок исчез, уничтожив попутно и заклятие, наложенное на Матушку-Зиму.

      Беспощадная в праведном гневе Зима встала в полный рост. Седые волосы рассыпались по плечам. Пушистые снежинки, радуясь долгожданной свободе, кружились в веселом хороводе. Холодным огнём полыхнули суровые глаза Зимы.
- Ты хотела занять моё место? Ну так попробуй, каково это быть ледяной!
Тяжелый резной посох опустился на плечи замершей от ужаса колдуньи.
Матушка-Зима медленно повернулась к Фёдору. Кот сжался в комочек в ожидании неминуемой гибели.
- Передавай привет Яге. – Неожиданно подмигнула ему Зима. - Скажи, что обязательно загляну в гости, но немного позже.

У меня сегодня праздник!
 отзывы (1) 
Оценить:  +  (+1)   
04:46 25.04.12
Как Леший Весну выручал

      Старый Леший беспокойно заворочался в своём логове. Зима ещё не закончилась, и можно было бы поспать до прихода Весны, но что-то случилось в его Лесу. Что-то неправильное, непонятное. Ель, укрывающая его лежбище своими пушистыми лапами от случайных взглядов, тихонько поскрипывала. Осенью, когда он лично проверил, как устроились его подопечные на зимовку, тихий скрип старого дерева казался колыбельной песнью. Но сейчас он раздражал, не давал сосредоточиться и понять, откуда исходит это ощущение тревоги.
Леший приподнял еловую лапу, выглянул, прислушиваясь. Его поразило полное отсутствие снега. Словно и не было долгой и морозной зимы, непроходимых сугробов и пушистых снежных шуб на деревьях. Словно не кружились вьюги, не шумели метели, заботливо укутывая каждый кустик, каждое деревце. Сейчас даже в ложбинках не белели оставшиеся клочки ноздреватых сугробов, которые обычно не тают до появления первых подснежников.
Тяжелое мрачное небо легло на плечи деревьев, и они стонали под непомерным гнётом. Леший прислушался - ни стрекота белки, ни карканья старого Ворона, что поселился в большом дупле неподалёку.
Ворон, такой же старый, как и Леший, иногда прилетал поболтать. Чаще всего это случалось на вечерней зорьке, когда закатные лучи окрашивали в теплый золотистый цвет еловые лапы. Ворон Егор приносил новости, рассказывал лесные байки.
Обычно Лес всегда полон звуками, шорохом прошлогодней листвы, скрипом старых деревьев, стуком ветвей, раскачивающихся от малейшего ветерка, топотом маленьких и не очень лапок, мышиным писком, хлопаньем крыльев, а тут тишина. Даже малые птички-синички совершенно не слышны.
Кажется, что все живое вокруг затаилось перед лицом неведомой опасности.
Леший, стараясь не нарушать ватной тишины, выбрался из своего логова. Постоял, озираясь и размышляя, куда направить свой путь.
Хлопнули тяжелые крылья.
- Хозяин, Яга в гости зовёт. - Егор с трудом удерживался на мокрой ветке дуба. – Она блинов напекла, с Зимой прощаться хочет.
Леший вздрогнул от неожиданности, так задумался, что не заметил старого друга.
- Где она Зима-то? Нету никакой Зимы. – Ворчливо отозвался он. – Ладно, идём. Ты как, тоже полетишь к ней?
- Обещала угощение, отчего не полететь? – Ворон переминался на слишком тонкой для него ветке. Когтями стискивал её так, что казалось ещё немного, и она хрустнет, как тонкая соломинка.
Едва приметная тропинка затейливо вьётся по березняку, пробегает между кряжистых дубовых стволов, спускается к самому берегу озера Заповедного и потом стремглав бросается в густой тёмный ельник, где стоит избушка. По этой-то тропинке и пошли Леший с Вороном.
Егор пролетит немного, устроится на ветке и поджидает старого друга. У Лешего ножки коротеньки, сам он схож со старой шишкой еловой. Правда чешуйки давно мхом покрыты, да это не беда, вот придет Весна и обернется Леший в кого захочет. Новая жизнь начнется с приходом тепла.
На берегу озера Заповедного остановились передохнуть. Обычно покрыто оно льдом до самых тёплых дней, когда солнышко поднимается уже высоко и пускает свои горячие стрелы аж до самого дна. А тут нету льда на озере, лишь в самой его серёдке плавает небольшая прозрачная льдина, а на ней стоит кузовок ивовый, нарядный, разными узорами разукрашенный.
- Что за чудо такое? – Говорит Леший. - Егор, слетай, посмотри, что в той корзинке?
Егора упрашивать не надо, ему тоже любопытно. Взмахнул крылами, полетел. Сделал круг над льдиной, даже клювом ухватить кузовок за ручку попробовал, но не получилось. Вернулся к Лешему и говорит.
- Лежит в той корзинке дитё неразумное и спит сладко. Хотел я корзинку на берег взять, да больно тяжела.
Задумался Леший.
– Пока лёд совсем не растаял, нужно снять кузовок.
Обратился Леший к ивам, что склонили свои ветви к самой воде.
– Ивушки-голубушки, наклонитеся, потянитеся, достаньте кузовочек, спасите дитё малое.
Спят ивы, не слышат призыва. Зима ещё не передала свои права Весне.
Присел Хозяин на бережке. Решил Водяного позвать на помощь. Правда, спит старый Плюх в болоте, там теплее, но говорил, что есть у него проход в это озеро.
Опустил Леший лапки в Озеро, похлопал по водице студёной: «Плюх Водяныч, отзовись, появись!»
Никто не отозвался. Спит Водяной, Весну поджидает.
- Лети Егорушка к Яге, пусть она придёт, а я тут побуду. – Говорит Леший.
- Я скоро! – Каркнул Ворон и улетел.
Глядит Леший, а льдинка то совсем малая, вот-вот растает. Пока Егор до избушки долетит, да пока Яга соберётся - упадет кузовок в воду студёную, погибнет дитё малое-неразумное. Волнуется лесовик, а как спасти, не знает.
- Была бы сейчас Весна… – Думает. – Связал бы я прутики сухие силою Хозяина Лесного, да доплыл бы до кузовка и обратно. Суровая была Зима, много сил отняла, не хватит и до середины озера.
Ходит Леший по бережку туда-сюда, уж дорожку протоптал, а всё никак не придумает. Повернулся на кузовок взглянуть, а тот уже на волне покачивается.
Бросился Леший в воду, не раздумывая боле, поплыл к кузовку. Вода в озере и летом-то студёная, а сейчас и подавно. Плывёт Леший и слышит вроде, как плачет кто. Тоненький голосок жалобно так выводит.
«Студена вода, глубоко до дна.
Кто найдёт меня, кто спасёт меня…».
Леший вот-вот сам ко дну пойдёт. Мох на чешуйках намок, стал тяжел, сами чешуйки встопорщились, плыть мешают, но он плывёт, Силу свою экономит на обратный путь.
Глянул Леший в кузовок и впрямь дитёнок, только заклятие на нём подлое. Вцепился он лапками в край корзинки и ну её толкать к берегу. Где волшбой помогает, где просто плывет, берег совсем близко. Почти доплыл. Но чувствует Леший, что пришел его смертный час, не выбраться ему уже на берег и кузовок не вытащить. Отяжелел мох, на дно тянет. Толкнул он тогда изо всех сил в последний раз кузовок, пусть хоть дитё спасётся, а сам лапки сложил, ожидая, когда вода его полностью покроет.
Егор вовремя успел. Схватил Лешего когтями за макушку и поволок к берегу, а там уж его поджидают. Кот-Фёдор, любимец Яги, в зубах кузовок держит, вода с него в три ручья льётся. Баба-Яга волшбу сотворила, высушила Лешего, да и Кота заодно. Ступу развернула к дому, подхватила кузовок расписной и крикнула громко: «А ну, пошевеливайтесь, спасатели! Блины стынут!»
Кот припустил со всех ног за хозяйкой, да и Леший от него не отставал теперь. Яга щедро Силой поделилась со старым другом. Они так бежали, что даже Егора опередили.
И только ступили на порог, как лопнула тишина. Зашумел ветер, закряхтели старые ели. Донёсся издалека голодный волчий вой. Из тяжелых туч, как из разорванного мешка посыпались пушистые снежинки, моментально укрывая землю чистым покрывалом.
Леший степенно перешагнул порог избушки. Здесь тепло и уютно. На лавке возле стола кузовочек расписной ивовый, только пуст он. Всполошился тут Леший.
- Где дитё?! – Спрашивает.
Глянул на Ягу, та стоит зубом цыкает и хитро так улыбается.
- А что Лесик… - это она Лешего так зовёт. - Ты хоть знаешь, кого спасал?
Удивился Леший.
– Как кого? Дитё спасал. Ты мне зубы-то не заговаривай, говори старая, куда дитёнка подевала?
Хохочет Яга.
– Не ершись Лесик! Сейчас увидишь, кого спасал.
И только она это проговорила, как входит в горницу девчушка малая, босоногая. Бледненькая, ровно из снегу вылепленная. Волосики золотистые, пушистые, в две косички, ручейками по спине сбегают, а глаза у неё синие, лучистые, как небушко весеннее.
Поклонилась низко.
– Спасибо, тебе Хозяин Лесной, что спас, не бросил.
- Да как же можно дитё в беде бросить? - Удивился Леший.
- Али тебе жизнь не дорога? – Спрашивает девчушка, а сама строго так смотрит.
- Как не дорога? Это когда молод, годы не считаешь, а придет срок, каждый миг дорог станет. – Отвечает ей старый Лесовик.
- Как же ты решился в воду-то кинуться, там ведь глубоко?
- Вот потому и решился, что знаю цену жизни. – Говорит Леший. - Ты мне, Весёна, лучше скажи. Как ты там очутилась?
- В тех краях, где зимую, появилась злая колдунья. Решила она, что не нужна смена времён года. Пришла она ко мне и стала уговаривать, не возвращаться на эти земли.
- Знаешь, Весёна, я предприняла уже кое-какие шаги в направлении отказа от времен года. С твоей Матушкой-Зимой я почти справилась. Старушка стала слаба, время её подошло на покой отправляться.
Да и с тобой не труднее будет. Ты туда придёшь, как только что народившийся младенец. Так что дело только во времени.
Не стала я её больше слушать, выгнала. Поскорее стала собираться в дальний путь.
Недалеко ушла колдунья. На пороге поджидала. Как только вышла я на порог, кинула она в меня свое колдовство, приговаривая: «Ежели найдётся, кто рискнёт жизнь свою отдать за дитё малое, то рассеется моя волшба. А ежели нет, то пусть покоится на веки вечные на дне озера Заповедного».
Хлопнула тут Яга в ладоши. – Хватит разговоров давайте к столу, а потом пойдём с Зимой прощаться.

 отзывы (2) 
Оценить:  +  (+3)   
04:54 25.04.12