Главная

Поиск


?

Вопросы






FAQ

Форум

Авторы

Проза » Военная проза »

Як истребитель.

url  Bastrik Матёрый писатель
Зарисовка на тему Великой Отечественной войны, навеянная песнями Владимира Высоцкого.
 отзывы (0) 
Оценить:  +  (0)   
05:39 23.03.12
url  Bastrik Матёрый писатель


             Июль 1943 года. Уже третий год идет война с Германией. Под Курском готовилась грандиозная битва.
Летний погожий денек. Взлетная полоса военного аэродрома сегодня пустовала, самолёты отдыхали от ожесточенных боев в воздухе. Под Курском затевалось, что то грандиозное и летчики делали десятки вылетов в день. Все были измотаны и люди и техника. Но сегодня была тишина, боевых вылетов не было, эскадрилья готовилась к новым полетам. Подвозились боеприпасы, техника тщательно готовилась к новым боям.
Серенький Як-3, мирно стоял чуть в сторонке от всех истребителей. Он был очень сильно потрепан в последнем бою, осколком от снаряда зенитки, чуть не заклинило двигатель, да и крылья были как решето, лётчик с трудом дотянул до аэродрома.
Уже неделю шёл ремонт, трое техников допоздна не отходили от самолёта. Як похрустывал и постанывал от ударов молотков по заклепкам, с удовольствием принимал очередную порцию смазки из шприцовки. Он ревниво следил, чтобы механики сделали все как надо, все промазали, подкрутили, подкачали колеса.
Як с содроганием вспоминал, как взрыв снаряда вражеской зенитки ухнул перед его носом и он чуть не поперхнулся осколком, пробившим двигатель.
- Я же намекал Ваньке гулом мотора, не лезь туда, у Гансов зенитки. Нет, разве он послушает. Молодежь,- ворчал он.
Потом они долго и нудно летели на бреющим полете; осколок повредил топливный шланг, керосин весь вытек и они чуть не грохнулись, не долетев до аэродрома.
- Все- таки Ванька молодец. Сумел спланировать и зацепиться за взлетную полосу. (Наверное, если боевая машина могла говорить, вот так бы вероятно она поведала нам свою историю последнего полета)
Ванька- это молодой лейтенант только что из училища. Всего два месяца в полку, начинающий «ас» (шутка конечно). Училище закончил почти с отличием. На боевые задания вылетает регулярно. Ни одного самолета пока не сбил, но уж нахватался тумаков от отцов командиров столько, что казалось на всю жизнь хватит. В последнем бою попал в такую передрягу; под перекрёстный огонь Мессершттов. Думал все ему кранты. Самолет в друшлаг. Он даже видел улыбающееся лицо Ганса, «асс» весь борт крестами размалёванный, хорошо наши на аэрокобрах подоспели, чуть сбили спесь у этих люфтвафовцев.
( Прим. автора. Самолёты «аэрокобра» поставлялись Америкой Советскому Союзу по ленд-лизу)
Жизнь продолжается, за неделю без вылетов, он немного отдохнул, отошел душой от не удачного боя и теперь от безделья слонялся по аэродрому, пытался помочь техникам, но ему сказали: «Отдыхай паря, наше дело земля, твое небо.
Сейчас он лежал на травке. Пригревало солнышко, мирно стрекотали кузнечики, в синеве выдавал трели жаворонок.
- Хорошо будто и войны нет,- сказал он, лежа на траве, подставляя лицо жаркому солнышку. Рядом с ним лежал бинокль. Он иногда подносил его к глазам, смотрел в сторону санчасти; у него там был душевный интерес, молоденька медсестричка Таня.
-Ну, где же ты Танечка?- произнёс он.- Очередной раз, подняв к газам бинокль. И вот он увидел ожидаемую картинку, девушка вышла с корзиной развешивать простыни. Ему было прекрасно видно, как она наклонилась, взяв простынь из корзинки, приподнялась на носочки, и теплый ветерок, шевеля полы ее халатика, чуть приоткрыл ей коленки. Ванька вскочил, суетливо стараясь прибавить резкость бинокля
- Все. Это выше моих сил,- сказал он,- Таня, я иду к тебе!
Таня служила в медсанчасти авиационного полка. Такая, не высокого роста, чуть-чуть полноватая, с короткой стрижкой русых волос, с озорными зеленными глазками, с таким милым курносым носиком. Медсёстрам работы было много, они принимали раненых лётчиков после боевых вылетов, первично обрабатывали раны, затем их отправляли в госпиталь, так же они обслуживали легкораненых, оставленных на лечение в санчасти. Летчики народ боевой, «мирными» болезнями не болели.
В воинской части она была избалована мужским вниманием, всегда слышала «галантности», комплименты, были ухаживания. Но Таня сразу выделила из всех, симпатичного лейтенанта, и честно говоря, он ей пришёлся по сердцу, такой высокий, вихрастый парень, с голубыми глазами.
Она познакомилась с ним неделю назад, он в воздушном бою получил небольшую царапину и пришёл в санчасть. Она обработала рану йодом, перебинтовала. Он весело шутил, развлекал смешными шутками. Ей было весело с ним
-Мерси. Оп ля!- довольная физиономия Ивана вынырнула из-за простыни.
- ОЙ! Напугал чертяка!- девушка вздрогнула, увидев лейтенанта улыбнулась.
- Позвольте, вам преподнести букет.
- Спасибо!- улыбка так и светилась у нее на лице.
- Разрешите вам помочь,- сказал он, беря руками корзину с бельем, как бут то невзначай задев рукой локоток девушки.
- Мерси боку! С удовольствием приму помощь от такого галантного кавалера.- Вся, светясь, отдала ему корзину и они, вместе стали вешать простыни.
-Татьяна, все говорят, что от вашей лёгкой руки, заживают даже душевные и сердечные раны,- весело рисуясь, сказал он.
-Неужели. Кто вам такое сказал.
-Все говорят. Вы, не могли бы залечить, рану моего пылкого сердца.
- И кто же нанес столь глубокую рану вашему сердцу?- она хитро улыбнулась.
- Вы, стрельнули в меня своими красивыми глазками и сразили сразу наповал! - его рука мягко опустилась к ней на талию слегка приобняв.
- О! Больной, что за беспардонное отношения к «доктору». Я рассержусь, и не буду врачевать вашу сердечную рану и тем более не понятно чем, истерзанную душу. И вообще, белье мы повесили и мне пора идти,- Она мягко отстранилась от него, с улыбкой смотрела на его сразу скисшие лицо.
- Прежде чем вы уйдете. Я хочу вам сказать, что я приглашаю вас на свидание. У трех берез.
- Не обещаю! Но подумаю!- улыбнулась она. Это была победа, у Ивана сердце выпрыгивало от радости.
Из- за угла здания санчасти показалась подтянутая фигура майора Петрова. Он подошел к ним. Ваня весь подтянулся и отдал ему честь. Он козырнул в ответ.
-Бездельничаем лейтенант? - спросил, - Как машина?
- Механики доложили, что к вечеру самолет будит готов.
- Хорошо,- медленно произнёс майор, смотря куда- то вдаль.
-Как твоя рана?- пустяки царапина, совершенно не беспокоит. Майор выразительно посмотрел на Таню.
- Действительно товарищ Майор рана затянулась,- сказала Таня. Про себя подумала зря я так ляпнула. Надо было Ивану еще подлечится.
-Отойдем, - сказал майор,- ты в курсе, что творится под Прохоровкой. Завтра полный вылет всей эскадрильи. Будем прикрывать бомбардировщиков.
- Полетишь с пятёркой капитана Звягинцева .Вылет 5 в утра . Все понял! .
- Так точно товарищ майор, - Иван вытянулся.
-И без фокусов! Строго выполнять команды Звягинцева,- есть таваришь майор.
- Сейчас бегом в штаб. Там будет полный разбор боевой задачи. Кто, зачем и куда?
- Разрешите выполнять.
- Выполняйте лейтенант,- майор посмотрел долгим взглядом в сторону, удаляющегося Ивана.
-Совсем ее юнец. Таких пацанов приходится отправлять на бойню. Угробит и себя и самолет.
Таня тоже посмотрела ему вслед. Она, уже знала, что завтра утром вся эскадрилья полным составом вылетает бомбить Прохоровку. Сердце ее сжалось.
- Ведь он тоже полетит. Встретимся мы еще с Иваном? Так толком и не поговорили, - думала она.
- Танька! Быстро собирайся, едем за медикаментами в госпиталь, - крикнул женщина -военврач, выскочив из санчасти.
-Как едем?- встрепенулась Таня.
- Засветло не успеем вернуться. Придется ехать ночью. Завтра мальчики улетают на задание, будет много раненых. До Девушки доходит смысл сказанного.
Как же так?! А как же свидание?!- шепчет она в миг пересохшими губами,- Ведь он может, не вернуться. Ведь его могут там убить, и мы не встретимся больше.- Холодное предчувствие закрадывается в душу. Она на ватных ногах медленно идет к зданию.
- Ну, что с тобой! Как вареная! Шевелись быстрей. К зданию подъехал командирский додж. Шофер два раза просигналил.
-Медицина, собирайся, поехали.

В штабе полетное задание изменилось. Пятерка Звягинцева, где был Иван должна лететь первой чтобы сообщить по радио обстановку, первыми встретить истребители врага, через полчаса за ними вылетает вся эскадрилья. Иван должен лететь на своем Як-3 вторым номером в паре с Аэрокоброй Звягинцева, прикрывая ему тыл. В целом в его звене из пяти истребителей были две Арокобры, два Як-3 и один Ла-5.
На плечи Ивана ложилась большая ответственность, и он сильно волновался, мысль о предстоящем свидании с медсестрой Таней немного отвлекала его.
На свидание Таня не пришла. Он прождал ее два часа, бродил возле берез, его мысли невольно возвращались к предстоящему вылету. Устав ждать, он пришёл к дому, где ночует женский медперсонал и там узнал, что Таня уехала с врачом за медикаментами и будет не раньше завтрашнего утра. Разочарованный пошёл спать в казарму. Ранним утром горн потрубил всеобщий подъём.
Вся часть выстроилась возле штаба. Перед лётчиками выступил полковник Шаповалов, объяснив важность задачи: на Курском направлении, началось сражение. Наша истребительная эскадрилья, должна совместно с другими эскадрильями центрального фронта, поддержать наши войска с воздуха. Обеспечить охрану наших бомбардировщиков в воздухе, чтобы они могли беспрепятственно сбрасывать бомбы на головы врагов и обеспечить господство в воздухе…….
- После построения Звягинцев подошел к Ивану.
- Ваня будь внимательней, карауль мой хвост как свой собственный. Не отвлекайся, следи за остановкой. Слушай меня по радио.
Вот и наступил час икс. Звучит команда: « По машинам» Лётчики бросились к своим самолетам. Иван бежал, распугивая кузнечиков, планшетка бьет его по бедру. В этот момент он вспомнил о Тане, в памяти всплыло ее милое лицо.
- Как жалко, что он не повидался с ней, - подумал он.
С самолёта уже снята маскировочная сеть. Як поблёскивает серебристыми капельками росы. На крыльях краснеют пятиконечные звезды.
-Когда его борта будут украшены звёздами из- за сбитых мессершмиттов, - говорит он. Его серьёзным видом встречает механик.
- Петрович. Как машина? - спрашивает он, хотя знал, что самолет еще вчера был готов к бою
- Все в норме,- отвечает он. Обнимает Ваню, отечески хлопает его по плечу.
– Ну, давай сынок с богом! - он перекрестил бегущего по крылу Ивана.
- Петрович, я атеист, - в ответ ему кричит Иван.
- Ничего, ничего это еще никому не помешало, - Иван забрался в кабину боевой машины, он целую неделю не летал; удобно опустился в кресло, носом втянул знакомой запах; скрип сиденья радовал слух, нежно погладил гашетку пулеметов; через две минуты это стальная птичка подымется в воздух, повинуясь его воле.
                                                                         Часть 2.

      Слышна была канонада. Ухали отдельные взрывы, весь горизонт заволокло мглой. Там уже шло сражение. Все дроги на подступах к Курску были забиты войсками, выдвигались войска резерва ставки, главные силы уже вступили в бой.
Машина с медикаментами из госпиталя выехала еще затемно. В пути случались какие - то задержки, то надо было бензин залить, то колесо пробили.
Путь постоянно перегораживали движущиеся навстречу войска, приходилось пропускать колонны солдат, танки, конные упряжи. Навстречу войскам шли толпы беженцев. Все это сильно задерживало продвижение.
Командирский додж подпрыгивал на ухабах. У Тани от постоянной тряски все внутренности выворачивались наружу... Заднее сиденье, где она сидела, было завалено упаковками с медикаментами и она просто восседала на этой горе. За долгую дорогу Таня поведала всю историю об их отношениях с лейтенантом, (свидании) Марии Ивановне (так звали женщину военврача). Водитель в пол уха прислушивался ее рассказу, постоянно чертыхался, проклиная плохую дорогу.
-Да! Война, что ты подлая сделала,- грустно проговорила Мария Ивановна, вероятно вспомнив о муже, ушедшем на фронт, о детишках, оставленных на Урале с бабушкой.
Вдалеке послышался тяжелый гул самолётов. Все посмотрели на небо, на горизонте тяжело летели немецкие бомбовозы, вокруг них легкими стайками крутились охраняющие их истребители.
-Совсем обнаглели фрицы, уже днем тяжёлые ночные бомбовозы снарядили. Совсем страх потеряли. Или уж сильно приспичило их, - сказал водитель.
Их было много, около двадцати бомбардировщиков и столько же истребителей. Самолеты медленно приближались уже можно было рассмотреть кресты на тяжелых Юнкерсах и Хейнкилях, которых стройным рядом окружали Мессершмитты и Фокер- вульфы.
-Воздух….,- раздался протяжный крик, пошла команда рассредоточиться. Самолеты пролетая не обращали внимание на колонны внизу, солдаты поэтому не спешили разбегаться по сторонам. Все задрали головы и провожали взглядом вражеских бомбардировщиков.
-Полетели узловую станцию бомбить,- поговорил водитель. Вдруг с востока появилась пятерка наших истребителей, они стремительно приближались. Все повернули головы к нашим самолетам. Чуть впереди летели две Аэрокобры, сбоку прижимались два Яка, сзади притаился Ла-5.
- Наши!-вскрикнула Таня.
- Не может быть.... не может быть,- сказала врач.
-Ее богу наши!
- Точно наши,- подтвердил шофер, - узнаю по почерку звено Звягинцева. Только, что то их так мало. Они, что сума сошли впятером на такую армаду.
- Что вы сказали? Там же Ваня!- Таня с ужасом глядела в небо. Колонна фашистов не обращая внимания на наши самолеты, не нарушая строя тупо летела вперед. У них была просто другая задача. Они не думали, что горстка истребителей осмелится на них напасть. И действительно, наша пятёрка стала уклоняться в сторону, но вдруг они заложили крутой вираж и атаковали, армаду сбоку. Два «мессера» кинулись на перехват Аэрокобры, открыв тем самым дорогу «Яку», снаряды его пушки прошили боковину первого Юнкерса. Он задымился и рухнул на землю. Пятерка смельчаков ворвалась в центр армады.
В воздухе разгорелся нешуточный бой. Немцы из- за большого скопления, мешали друг другу. С земли было трудно, что- то разобрать, была сплошная карусель из мельтешащих самолетов. Еще один Юнкерс был подбит и грохнулся на землю оглушая всех взрывом. Вот и наш ястребок загорелся не выпуская парашюта понесся к земле.
- Ваня…..я!- закричала в исступлении Таня, слезы брызнули у нее из глаз.
- Сбили суки!- процедил сквозь зубы шофер,- да не ори ты так это аэрокобра. Твой «литеха» на Як -3. Подбили Шеманцева или самого Звягинцева. Твой Ваня в небе да поможет ему господь,- Он трижды перекрестился
- Ваня!.. Ваня!.. Ванеч… ка держись!- слезы лились у нее без остановки,- Он меня на свидания приглашал. Я ему в ответ « Я подумаю». Дура!.. Дура!.. Дура!.. Какая же я дура!- она кулачками била по пакетам с медикаментами. Воздушный бой разгорался. В небе вздулся огненный шар, взорвался боекомплект одного бомбовоза, разлетающиеся обломки накрыли два мессера, они загорелись и рухнули вниз.
Немецкие самолеты не выдержали атаки наших истребителей начали разворачиваться, беспорядочно сбрасывая бомбы. Один Юнкерс спикировал на колонну прицельно сбрасывая бомбы. Паника охватила людей. Все бросились врассыпную. Взрывы бомб неслись один за другим, уничтожая все на своем пути: повозки, лошадей, машины, людей. Все перемешивая с землей в одну смертельную кашу.
Бомба разорвалась недалеко от машины. Взрывная волна со страшной силой откинула Таню. Комья земли придавили к земле, растерзали…… Она очнулась оглушённая контуженная. В голове раздавался нудный звон, уши как бут- то забиты ватой и сквозь эту вату раздавались стоны раненых и крики о помощи. Она открыла глаза, свалила с груди наваленную землю. Машина была перевёрнута, медленно крутились колеса. Смерть и боль была повсюду.


Летели развёрнутым строем с небольшими интервалами.- Сойка, сойка, я беркут как дела?- спросил по рации капитан, он хотел подбодрить лейтенанта.
- Беркут, норма,- ответил Иван.
Небо было совершенно чисто, голубое, без единого облачка. Только когда они приблизились к фронту горизонт затянуло пелена дыма. Видно, что сражение под Прохоровкой уже началось. Внизу появились колонны войск, сверху они казались небольшими ручейками. Маленькими жучками ползли танки. Все эти людские потоки тянулись в сторону фронта, обратно в них вклинивались совсем тонкие пестрые нитки беженцев. Иван с тревогой поглядывал вниз.
Вижу юнкерсы,- раздался голос по рации. Иван глазами вцепился в горизонт.
- Мать честная! Ни хрена себе! - вскрикнул он. Навстречу тянулся эшелон немецких бомбардировщиков. Возле них как мухи роились мессершмитты. Первая мысль пронзила его мозг: «Надо уходить бессмысленно вступать в бой с такой силой».
-Идем на сближение,- голос Звягинцева порвал плотный воздух кабины.- Сближение, так сближение. Погибать так с музыкой! Хорошо бы хоть одного Юнкерса за собой на землю утащить, - подбадривал себя Иван.
На самом деле, все было просто, ими пожертвовали, пятеркой истребителей, чтобы основные наши силы, под шумок, прошли к фронту.
Сойка, я беркут Беру на себя мессеров, вали «Юнка», - раздался голос Звягинцева.
Он в резком развороте уводя двух мессеров атаковал третьего, открывая Ивану дорогу к бомбовозу.
- Понял беркут, выхожу на «Юнка». Вот она летающая жирная немецкая свинья, напичканная взрывчаткой,- Пушки бомбовоза поливали «Як» Ваньки не причиняя вреда.
- Заполучи фашист гранату.- Иван хлестанул двумя пулеметами по топливным бакам бомбовоза, засаживая снаряды пушки в боковину Юнкерса, из фюзеляжа повалились клубы черного дыма
-Ура попал! - заорал во всю глотку Ванька забыв о рации. Краем глаза увидел как задымила Аэрокобра Звягинцева и потянулась к земле, дравшейся с ним "мессер" вывалился из боя, слегка кренясь полетел восвояси.
-Ванька прикрой на хвосте два «фокера», - уж без всякой шифровки орал Шеманцев.
Иван заложив крутой вираж , полетел на помощь другу. Он расстрелял почти весь боезапас отрезая «фокеры» от аэрокобры Шеманцева. Немцы не могли воспользоваться численным преимуществом, в толкучке мешали друг другу. Еще один бомбовоз был подбит нашим Ла-5 и взорвался на земле, третий разлетелся от страшного взрыва боезапаса, взрывная волна накрыла два «мессера» и они рухнули на землю. Наш Ла - пятый подбитый сорвался в штопор. У нас осталось только три самолёта. Бомбовозы рассредотачивались. Стали поворачивать назад, беспорядочно сбрасывая свой смертельный груз, дав свободу маневра немецким истребителям. Рация хрипит: «Отбой возвращаемся на базу, если кто может».
Да задача выполнена.. Немецкие самолёты рассеяны и повернули назад, наши бомбардировщики уже, наверное, прорвались и бомбят противника. Иван зло, тупо следит за боем. Все боеприпасы расстеляны. Пулеметы на крыльях молчат. В пушке только два снаряда. Два "фокера" летят наперерез. На хвосте три мессершмитта.
-Неужели это конец,- шепчет Ваня искуснными вкровь губами. В ушах звучит колыбельная песенка детства, ее пела ему мама:
Ваня, Ванюшка ,Ванек…. Не ложись на бочек….. Придет серенький волчок…. Схватит Ваню…за бочек….

- Всё! Ведут…. Зажали в коробочку…. Четыре "мессера" Два по бокам. Снизу и сверху. Ведут как агнца на заклание. Никуда не деться, сразу прошъют очередями,- Один «мессер» весь в крестах измалёванный, дракон на хвосте.
- Рыцарь люфтваффе второй раз встречаемся, сучье племя…. Может рвануть, вперед уйти на скорости. Как раз все четверо, влупят мне в хвост…. На хрена я им нужен, давно б завали. Значит нужен я им. Так и на свой аэродром посадят. Гады, будут выпытывать, что да как, где аэродром, сколько самолётов?

Лётчик: Нет суки вы меня так просто не возьмёте.
Самолёт: Уходи в сторону солнца.
Лётчик: Да мы в курсах. Он резко вывернул штурвал влево. Самолёт кренясь набок, заревел в форсаже, ломая строй не ожидавших этого маневра немцев.
Самолет: «Выскочили из коробочки. Мы еще им покажем».- Пули забили по плоскостям крыльев
Лётчик: «Поздно, проморгали фашисты. Теперь мы летим на восток,- и уже наше солнце светило ему в лицо. Два «мессера» кинулись за ним в погоню.
Самолет: «Хрен догонишь».
Лётчик: «Жалко скорости не хватит уйти».
Самолёт: «Приближаются».
Лётчик: «Ну все хватит в кошки мышки играть. Он резко взял штурвал на себя и машина взмыла вверх». Немцы опять проморгали его манёвр.
Самолёт: «Я от такой перегрузки разлечусь на куски!»
Летчик: «Ну что рыцари креста и АСЫ люфтваффе. Поиграем в кошки мышки». Он направил самолет в «лоб» крестоносцу. Машины летели друг на друга на форсаже. Лётчик до боли вцепился в штурвал. Лицо дрожало от напряжения.
- Штурвал на себя,- выла машина. Секунды казались вечностью. Еже мгновение и ВСЕ.
Мелькнуло пузо фашиста. Рука судорожно давит гашетку. И он два последних снаряда влепил ему в алюминиевое брюхо.
- Что не выдержал Асс! Получай по полной форме,- кричит Иван.
Самолет немца горит, с воем падает вниз, забелел купол его парашюта
- Вот бы его наши поймали, посмотреть какого цвета у него портки,- злобно кричит Иван.
Поздно…. перестроился….. заходит сбоку…... Голова Ваньки безжизненно упала на штурвал.
       МИР ВАШЕМУ ДОМУ!
 отзывы (9) 
Оценить:  +  (+8)   
15:39 24.03.12
url  Bastrik Матёрый писатель
Каюсь! Все правильно. Я все сам прекрасно понимаю. Многие детали даже заведомо притянуты за уши, в угоду бурно развивающемуся сюжету, даже угоду современным реалиям. Что-то ёкнуло в душе, торопился, написал на одном дыхании. Захотелось поделится с читателями. Вот и получаю на орехи. Все писалось с явным осознанием, что достоверность не выдержит не какой критики конечно это была грубая ошибка. Спасибо вам mi28, что вы с таким вниманием отнеслись к моему рассказу. Честно говоря, я думал он вообще останется не замеченным. В наше время люди не очень-то интересуются военной тематикой.
 отзывы (2) 
Оценить:  +  (0)   
15:21 24.03.12