Главная

Поиск


?

Вопросы






FAQ

Форум

Авторы

Поэзия и драматургия » Философская лирика »

В кармане блаженство.

url  Toxxer Начинающий писатель
стишок возник в голове одной строкой, как ни странно так и не вписавшейся в текст
 отзывы (0) 
Оценить:  +  (0)   
13:10 11.03.12
url  Toxxer Начинающий писатель
А смерть ли маячит за стеклом?
Или жажда спросонья превратилась в азарт?
А пора бы подняться, но всё ещё влом.
Новый свет так же пошло режет глаза.
За окном разрушается быт –
Разве смерть приходит с разрывом?
Огнём перекрёсток залит,
Веселье неся в походе унылом.
День или ночь подступает к горлу,
Или рвотный позыв отозвался внутри.
Глянуть случайно чтобы попёрло,
Сквозь пелену разноцветных витрин,
За которыми серость сверкает изящно,
Пытаясь закутаться в солнечный свет;
И стонет в истоме легко и протяжно,
Возбуждая бренчаньем заголовки газет.
Секундные стуки зависли над телом,
Брожение мысли под одеялом;
Горизонты дымятся тем же пределом;
Зеркала расцарапаны ржавым металлом.
Духи летают вдоль проводов,
Духи прожорливо чавкают дымом.
Коробится память пустых городов,
В них не совсем проклятье застыло.
Маячит ли что-то за битым стеклом,
Иль теплится скука в надрезанных пальцах?
Всё бесконечным накрыто теплом
И отрадно сочится сквозь кожу скитальцев.
В походе во все направленья,
В полете в одни небеса
Так глухо звучат песнопенья,
Так звонко страдают леса.
Баобабы под кожей распускают цветы,
Ветер в ветвях их играет листвою.
Шепчет с любовью внеземные посты –
Внемлет растение поникши главою:
Как барабаны пропели тоску,
О тронутой пыли взорвались дороги;
И райская жизнь всё готова к броску
Как только проснутся пьяные боги.
Как только проснутся, вновь звякнет бокал,
Реки посыплются грязи комками,
Шаркнет в тиши грозовий оскал;
И задремлют опять прижавшись боками.
Разжившись песком для корней баобаба,
Смочив их слезой с кусочками пота,
Вызванной срочно в канун листопада…
Снова на духов напала икота…
Так ли приходит конец мирозданью?
Сквозь крики «долой!» и «да здравствует Вера!»?
Пустыня подвергнута дождем испытанью;
И пенится, пенится, пенится сера!
Что здесь такого – не стоит всего:
Руки и ноги, глаза и мозги,
Всюду тела, но вокруг никого.
Да и вообще не видно ни зги!
Шаг – это пропасть, жизнь – это смерть.
Комкастою дрянью заляпаны веки.
Суета, глухомань, топь, круговерть!
Ступни, заборы, блаженства и… реки!
Заброшены камни наугад в темноту;
И копится стужа в карманах постели.
Хотели прижечь распятьем плиту,
Но опять как всегда не успели.
Заполнены воздухом мысли заборов,
Предательски капают капли в траву.
Бдительный пламень беззвучных укоров
Приводит к началам все сны наяву.
Белое, чёрное, красное, синее
В танце кружатся светотеней –
Месиво тёплое, месиво ближнее
Дальше и дальше, бледней и бледней.
Маячит ли смерть за занавеской?
Иль ходит по комнате серою тьмой,
В зареве мантии, испещрённою блеском,
Полнит всю комнату тайной немой.
Сходится небо, и зубы стучат,
Секунды дробятся на сотни веков.
Дороги, дороги вовсю моросят
Во все направленья эхом грехов;
Стоптанным эхом, разношенным в хлам,
Жаждущим только спокойствия сна,
Бредущего следом за ним по пятам,
Без остановок, без солнца, без дна.
По пыли, по трупам и пустоте,
По стёклам, запястьям и толстому мху.
Занозы дразня в сухой хрипоте,
Приходит конец любому стиху,
В серых витринах, слепых тупиках;
В бездонных идеях, творящих добро;
Или в небесных больных синяках;
А может и здесь, но всё это не то…

 отзывы (11) 
Оценить:  +  (+2)   
13:10 11.03.12