Главная

Поиск


?

Вопросы






FAQ

Форум

Авторы

Проза » Миниатюры »

Алая луна

История о волках, о людях и о звериной любви.
 отзывы (0) 
Оценить:  +  (0)   
02:45 24.03.12
Тощая белая волчица поднялась с железного пола клетки. Ноги не держали её и она снова мягко осела на пол, скаля зубы в ненавистной ухмылке. Мимо решётки прошёл высокий человек лет тридцати в деловом костюме и остановился прямо перед носом волчицы. Она оскалилась, прерывисто рыкнула и бросилась грудью на решётку, пытаясь прорваться на свободу.. Толстые кованые прутья отбросили её назад, белая волчица пошатнулась и упала.
- Пристрелить её, что ли? - насмешливо сказал человек, стоявший так близко от волчицы, что её слепые голубые глаза щипало от едкого запаха дыма, исходящего от его сигареты. Человек снова затянулся. - Всё равно её не приручить. Будто бешеная.
- Плевать, - безразлично ответил полный мужчина, стоявший в метре от клетки, где была заперта белая узница.
- Подождём, пока не велели, - озлобленно отозвался высокий. Ему не терпелось убить волчицу и кончить этим всё дело, но начальство зоопарка никаких инструкций не давало. Волчица повернула морду на запах полного человека, и с ледяной ненавистью уставилась на него пустыми незрячими глазами. Видимо, она представляла, как её клыки впиваются в его шею. Этот толстый не сделал ей ничего плохого, но она чувствовала опасность исходившую от него, запах смерти, исходящий от их обоих. Запах страха - безудержной паники витал в воздухе. Её усталый разум устал бояться и бороться, хотелось уснуть. Но она знала, что может не проснуться. Клетки держали в комнате, где была очень низкая температура, специально для животных, привезённых с Севера. Она привыкла переносить лютую стужу, мороз, но находясь в одном помещении с белыми медведями и пингвинами, она зябко поёживалась от холода. Её слепые глаза уже давно не видели ни снега, ни северного сияния, ни своих маленьких волчат, ещё не подросших, умеющих лишь сосать молоко, спать и играть. Она жила запахами в мире чувств. Она узнавала своих детей по тёплому родному запаху. По дикому и колючему запаху, с примесью хвои и горьким собачьим привкусом, она узнавала своего любимого - угольно-чёрного волка. И наконец по запаху огня, пороха, дыма, духов и противного тошнотворного запаха, который невозможно описать, она узнавала человека. Сейчас этот ненавистный запах окружал её повсюду.
      Молодой чёрный волк лежал на белом снегу, обагрившемся недавно пролившейся кровью. Его зелёные глаза остекленели и безразлично смотрели в холодное небо. Он лежал, неестественно раскинув лапы и из его рта тонкой струйкой лениво стекала тягучая алая кровь. Некогда мощные лапы бессильно лежали на снегу,отказываясь служить своему хозяину. Не раз эти лапы спасали его от верной гибели, от голода и приносили в мир пусть небольшую, но каплю тепла и света. Эти лапы больше никогда ни пробегут небольшую заснеженную долину, никогда не ощутят успокаивающий холод морской воды. Эти клыки больше никогда не вонзятся в тёплое красное мясо, которое несёт жизнь. Чтобы выжить нужно убить. Таков суровый закон Севера. Волк подписал себе приговор, отводя браконьеров подальше от логова и от волчат, которых они с волчицей так тщетно оберегали. Он был готов войти в окружение красных флажков - только для того, чтобы отвлечь внимание от волчат, пока белая волчица перенесёт их в другое, более безопасное место. Он поплатился за смелость жизнью и не жалел о своём выборе. Его душа никогда не попадёт в рай - да он и не претендовал туда попасть, не догадываясь о его существовании. В аду ему было самое место, если учесть сколько людей он загрыз на своём веку и сколько уничтожил собак. Но даже в аду боялись чёрного сильного волка. Ему не было места в мире, и он его покинул. Навсегда. Чёрного волка больше не было, он остался лишь в памяти белой волчицы.
      Пятеро маленьких пушистых комочков лежали возле тела недавно убитого оленя. Они не умели ещё есть мясо, волчица кормила их молоком. Они жалобно поскуливали, крепче прижимаясь друг к другу чтобы разделить тепло между собой. В безразличном иссиня-чёрном небе горела оранжевая луна, волчье око. Она безразлично смотрела на волчат, оставшихся без отца, на угольно-чёрного волка, погибшего ради них, и на тощую белую волчицу, что двумя лапами уже стояла в аду. Ровно в полночь луна осветилась алым блеском, и по небу точно провели две косые белёсые царапины. Начиналось северное сияние, но сегодня оно было ярко-алым, изредка переливаясь лиловыми оттенками. Небо словно озарялось кровью этих двух зверей, любивших друг друга всё жизнь и пытающихся спасти самое дорогое что у них было, детёнышей. Ровно в полночь волчицы не стало. Волчата замерли на снегу, всё ещё надеясь, что тёплый ласковый язык снова коснётся их шкурки и разогреет застывшую в жилах кровь. Но они остались одни. Они стали сиротами.
 отзывы (10) 
Оценить:  +  (+8)   
02:39 24.03.12