Главная

Поиск


?

Вопросы






FAQ

Форум

Авторы

http://lifestone.spb.ru/ отзывы о столешница из искусственного камня.
Фантастика » Фэнтези »

Бестиарий: храм мертвого бога

После смерти своего возлюбленного, принцесса Сильвия, желая уйти от мирской жизни, отправляется в Бестиарий - таинственное место, от одного упоминания о котором по коже пробегает мороз и кровь стынет в жилах. Место, где живут те, кому не место во внешнем мире и где поклоняются мертвому богу...
 отзывы (0) 
Оценить:  +  (0)   
15:52 20.03.12
Глава 1.

Смирение давалось ей нелегко. «Лучше начать сейчас, так будет легче», - сказал бывшей принцессе ее проводник, сочувственно улыбаясь. Он был невысок и одет в коричневую робу с длинными рукавами и надвинутым на глаза капюшоном. Собственно, его улыбка – это все, что девушка могла увидеть.
Он помог ей забраться в серую карету без каких-либо отличительных признаков. За все это время Сильвия так и не оглянулась. Она и без того знала, что отец не вышел ее провожать. Он по-прежнему был против решения дочери.
- Надеюсь, ты будешь счастлива в своей новой жизни, - сказал ее спутник.
Он приехал в замок сегодня утром. Весь день лил дождь, что полностью соответствовало настроению девушки. Сильвия не взяла с собой ничего, кроме простого черного платья, надетого на ней. Месяц назад она на такое даже не посмотрела бы.
- Нам предстоит долгая дорога, скажи, если что-нибудь будет нужно, - снова подал голос ее проводник.
Принцесса просто кивнула, боясь, что не сможет сдержать слез, если скажет еще хоть слово. Раньше она всегда улыбалась, а теперь, похоже, пришла пора выплакаться за все эти годы.
Они выехали из города с задернутыми занавесками. Но девушка все равно слышала ропот толпы. Один раз карета остановилась, и Сильвия отметила, что они, должно быть, проехали ворота города. Девушка развлекала себя тем, что пыталась представить, какой будет теперь ее жизнь и незаметно для себя уснула.

Проснулась Сильвия, когда карета остановилась.
- Уже темно, - объяснил ее спутник в ответ на недоуменный взгляд. – Мы остановимся здесь на ночь, а утром поедем дальше.
Он помог девушке выйти под проливной дождь и за руку, словно ребенка, довел до небольшого трактира. Было темно и холодно и Сильвия не оглядывалась по сторонам, мечтая побыстрее зайти внутрь и согреться у очага.
Проводник девушки оплатил две комнаты. Трактирщик пытался отказаться от денег, но монах мягко взял его ладонь в свою и высыпал на нее монеты.
Зайдя в свою комнату и закрыв за собой дверь, Сильвия сняла с головы промокший насквозь платок. По плечам рассыпались седые локоны, всего несколько дней назад поражавшие людей чистым золотым блеском. Девушка убрала мокрые пряди с лица и огляделась. Комната была маленькой и не слишком чистой, но на кровати было чистое белье и стопка полотенец, а на широком подоконнике, заменявшем стол, стояла чашка с фруктами.
«Какой ужас, - подумала принцесса. – Неужели теперь подобное будет окружать меня всю жизнь?»
Но мысль была вялой. Девушка вытерлась насухо полотенцами и легла спать.

Она проснулась рано утром. Так рано, что еще солнце не взошло, но когда спустилась вниз, в обеденный зал, ее проводник уже сидел за одним из столов. Перед ним стояла тарелка с холодным мясным пирогом и чашка с горячим травяным отваром. Встрепанная и заспанная служанка убирала пустые тарелки.
Сильвия села напротив спутника и принялась за трапезу, иногда поглядывая на него. Сегодня монах из Бестиария снова был в своей коричневой робе с капюшоном, оставляющим открытым лишь нижнюю часть лица. Силь так и не узнала его имени. Когда он прибыл ко двору, то представился лишь как служитель мертвого бога и показал сопроводительное письмо, удостоверявшее личность.
Король, отец Сильвии, тогда просто обезумел, но все равно не посмел перечить воле Бестиария.
- Сегодня к вечеру мы будем на месте, - сообщил монах.
У него был ровный мягкий голос, который хотелось слушать часами.
Сильвия снова кивнула. Она съела лишь маленький кусочек пирога, но больше ей не хотелось. Ее проводник встал и подал ей руку. Девушка приняла ее и проследовала за спутником на улицу. Карета уже была готова к отъезду. Монах приветливо кивнул кучеру и помог девушке забраться внутрь. Чтобы хоть как-то скоротать время, Сильвия распахнула занавески и принялась смотреть на проплывающий мимо пейзаж.
Цветущие поля сменились холмами, а те сменились скалами. Карета ехала по горным дорогам и иногда девушка могла увидеть за окном бездонные пропасти, а иногда ничего не было видно, кроме бесконечной каменной стены.
Оба, и принцесса и ее спутник не проронили не слова, за что девушка была ему благодарна. Ей вовсе не хотелось сейчас чьего-либо общества. Не поэтому ли она сбегала от мира за неприступные стены Бестиария?
Путешествие закончилось быстро – гораздо быстрее, чем того хотелось Сильвии.
- Мы на месте, - сообщил проводник и помог девушке выйти.
Кучер махнул им рукой на прощание и, развернувшись на широком уступе поехал обратно.
- Дальше мы пойдем пешком? – спросила принцесса.
- Нет, - монах улыбнулся. – Мы уже на месте. Иди за мной.
Он взял девушку за руку и шагнул прямо в камень. Сильвия непроизвольно зажмурилась, когда проводник потянул ее за собой прямо сквозь скалу, но ничего не почувствовала. А когда открыла глаза, они уже стояли посреди огромного двора, окруженного с трех сторон не менее огромным П-образным зданием.
Забыв обо всем, принцесса рассматривала его широко распахнутыми глазами. И не заметила, как из центральных дверей к ним на встречу вышел высокий мужчина в черной одежде.
- Добро пожаловать в храм мертвого бога, дитя. Мы ждали тебя.
Девушка вздрогнула, услышав совсем рядом незнакомый голос и метнулась взглядом к нему. Мужчина улыбнулся.
- Позволь представиться – я настоятель этого храма Октавиан.
Сильвия, опомнившись, сделала книксен.
- Благодарю за то, что ответили на мое письмо так быстро. Честно говоря, я сомневалась, что вы примете меня.
- Я просто почувствовал твою боль, дитя. Таким как ты место здесь, в Бестиарии. В этих стенах собрались существа с выжженными душами и мертвыми сердцами. Мы все надеемся найти здесь новую жизнь, и в мою задачу входит помочь вам с этим. Идите за мной.
Он провел Сильвию и ее проводника внутрь здания. Здесь, как и снаружи не было ничего лишнего. И, по правде говоря, вид был довольно мрачный.
- Это твой новый дом, дитя. Надеюсь, ты скоро привыкнешь к нему. Если тебе что-нибудь понадобиться, обратись к Ровилю, он будет твоим старшим.
При этих словах настоятель указал на монаха, который сопровождал девушку сюда. Тот улыбнулся и откинул капюшон.
Девушка тихонько ахнула – у него не было глаз. Вместо них по всему лицу шел горизонтальный рваный шрам. Где он мог получить его? И как выжил после этого? Как бы девушка не старалась, она не могла представить себе этого.
- Можешь звать меня просто Ро, - парень улыбнулся. Если присмотреться, то можно было заметить, что он очень молод, едва старше самой Сильвии.
- Здесь все мы как семья, - продолжил настоятель. – И никто не спрашивает о прошлом. Если ты не захочешь, никто не заговорит с тобой. Можешь выбрать любую комнату, если конечно, она не будет занята. Завтрак, обед и ужин подаются на первом этаже в северном корпусе. Можешь ходить где захочешь, но не выходи за пределы храма, пожалуйста, это опасно. На этом все, прошу разрешения откланяться, меня ждут дела.
Он поклонился и ушел.
- Если захочешь найти меня, я буду в библиотеке или в своей комнате, - обратился к ней Ро. – Сейчас я дам тебе карту и помечу на ней эти места, а так же самую удобную дорогу до столовой. Тебе, наверное, хочется побыть одной, но не стесняйся обращаться ко мне или к другим, если тебе что-нибудь понадобиться.
Девушка кивнула и забрала у него из рук карту.
- Благодарю, я действительно хотела бы побыть одна.
Ро снова улыбнулся и быстро удалился, оставив девушку в одиночестве.
 отзывы (0) 
Оценить:  +  (+1)   
10:31 23.03.12
Глава 2.

Он зашел внезапно, без предупреждения. Сильвия даже сначала не заметила его. Просто стоял молча улыбаясь и наблюдая за девушкой.
- Вот уж не знал, леди, что вы такая рукодельница, - в голосе прозвучала ласковая насмешка.
Сильвия тут же вскочила, отбросив опостылевшую вышивку, и ласточкой метнулась к нему, обвив его грудь руками, как ребенок.
- Ты пришел! Как же я рада!
Он секунду помедлил и нежно погладил принцессу по длинным золотистым волосам.
- Чем же вы были так увлечены, что даже не заметили, как я вошел?
- Перестань, пожалуйста быть таким официальным! Я ждала тебя с самого утра, просто ты ходишь тихо, как кот. А за вышивку меня усадила нянюшка, чтобы я не мешалась, пока остальные готовятся к нашей свадьбе.
- Готовятся к свадьбе? Неужели… Тебе все же удалось уговорить своего отца?!
Сильвия с улыбкой кивнула. Он подхватил ее на руки и закружил по комнате. Девушка счастливо рассмеялась.
- О боги, Силь, ты чудо! Как тебе это удалось?
- Я просто не оставила ему выбора. Ты же знаешь, как он меня любит. Мы поженимся в начале осени – будет так замечательно!
- Силь, я… - начал было он, но осекся.
- Что?
- Нет, ничего. Скажу в день нашей свадьбы.
- Обещаешь?
- Обещаю.
- Смотри, я запомню. Это ведь не что-то плохое? Я хочу быть абсолютно счастлива в этот день.
- Тебе понравиться, - пообещал он. – Я же обещал, что сделаю тебя счастливой.
Сильвия смутилась и опустила взгляд.
- Крис…


- Крис…
Пробуждение – самая отвратительная вещь на свете. В этом Сильвия была уверена. Эти сны стали теперь ее личным проклятьем. Полные былого счастья, каждый по окончании отбирал у нее по кусочку сердца. И от этих воспоминаний ей не скрыться даже в строгих стенах Бестиария.
Девушка вжалась лицом в подушку и заплакала. Слезы текли по лицу, превращаясь в мокрое пятно на подушке, и никак не желали останавливаться.
Наконец Сильвия устала плакать и села в кровати. Вчера она легла спать не раздеваясь, так что платье все измялось. Оглядевшись, девушка обнаружила на стуле аккуратно сложенную коричневую робу такого же покроя, что и у Ровиля. Вчера ее там точно не было.
Стянув с себя платье, Силь осторожно облачилась в робу. Та оказалась мягкой на ощупь и очень приятной. Девушка подняла руку к лицу. Ткань неуловимо пахла лавандой.
Сильвия слышала, что в Ордене Света принято носить жесткие, ранящие тело власяницы, но в Бестиарии это, по-видимому, было не в чести.
Карта, которую ей дал Ро, лежала на столе, но девушка на нее даже не взглянула. Ей не хотелось ни есть, ни, тем более, видеть кого-либо. Тем не менее, сидеть безвылазно в комнате тоже не было сил – Сильвия вышла в коридор и отправилась блуждать по монастырю.

Сильвия даже не пыталась считать ни дни, ни часы. Времени для нее будто не существовало больше. Первое время, бродя по коридорам Бестиария, принцесса прислушивалась к каждому шороху, избегая нежеланных встреч. Но за все это время она так и не увидела ни одного обитателя монастыря. Объяснить это иначе чем чудом девушка не могла.
Картой Ровиля девушка так и не воспользовалась. Тем не менее кто-то ежедневно оставлял у нее под дверью поднос с едой. Сильвия едва притрагивалась к ней – у нее давно пропал аппетит. За время, проведенное здесь фигура и без того стройной девушки истончилась еще больше.
Несмотря на всю свою мрачность, Бестиарий казался ей удивительно уютным. Здесь она была предоставлена самой себе и могла вдоволь упиваться собственным горем. Но вечно это продолжаться не могло. Ведь она для того и прибыла сюда, чтобы начать новую жизнь. А то, что происходило с ней сейчас, жизнью назвать было трудно.
Впервые она вышла из комнаты не для того, чтобы бродить по коридорам в одиночестве, а для того, чтобы познакомиться с кем-нибудь из здешних обитателей.
Солнце сегодня, как специально, светило ярко, пробиваясь между скалами. Здесь такое бывало нечасто. Ноги сами понесли девушку в сад. Он был просторный и ухоженный, но обычно, когда Силь проходила мимо, пустовал. Теперь же, выйдя за порог, принцесса услышала тихое пение. Девушка потрясенно замерла.
Над ровным рядом грядок возилась, напевая, немолодая женщина. Сильвия тихонько подошла к ней и стала наблюдать со спины. Она простояла так довольно долго, пока в сад не вбежала внезапно девчушка лет девяти с корзиной полной фруктов в руках.
- Тетушка Агата, я все собрала! – крикнула она, едва переступив порог. – Ой, кто это?
Сильвия вздрогнула, словно дикий зверек, которого охотник застал врасплох.
- Милли, не пугай нашу гостью, - не оборачиваясь отчитала девочку Агата. – Разве вежливо напоминать человеку о том, что он еще ни с кем не знаком.
- Ой, извините, - смутилась та, пряча лицо за корзиной.
- Что вы делаете? – спросила Силь у женщины.
- Пропалываю свой огородик, - добродушно отозвалась та. – Мы с Милли выращиваем здесь овощи и фрукты для столовой. И даже некоторые приправы. Жаль только соль не вырастишь.
- Могу я вам помочь? – робко спросила Сильвия, сама не зная зачем.
- Отчего же нельзя? Попробуй.
Девушка опустилась рядом с ней на землю.
- Что нужно делать?
Это оказалось не так-то просто. Вместо того, чтобы помочь женщине, Силь лишь исколола пальцы, да обломала ногти на руках. Роба же оказалась на удивление не маркой.
Агата взяла руки девушки в свои.
- Надо же, какая худенькая, - с ласковой улыбкой сказала она. – Совсем себя голодом замучила, бедняжка. Скушай-ка яблочко, да ступай на обед. Или совсем себя заморить решила?
Сильвия замотала головой. Она только сейчас заметила, что глаза женщины были подернуты белой пеленой – та была слепа.
- Хорошо, что ты решилась выйти, - продолжила говорить Агата. – А то Ро за тебя переживал. Боялся, что голодать будешь…
- Спасибо вам, - тихо ответила Сильвия. – Я лучше пойду.
- Ты не беспокойся, что у тебя что-то не получается. Думаю, тебе больше подойдет рукоделие, чем работа в саду.
 отзывы (0) 
Оценить:  +  (0)   
14:17 14.12.11
Глава 3.

Задумавшись, Силь съела яблоко целиком не оставив даже огрызка. После чего послушно отправилась в трапезную. Правда, для этого ей сначала пришлось зайти в свою комнату за картой. Бестиарий оказался довольно запутанным местом. И очень большим. Впрочем, стоило девушке только подумать, что она заблудилась, как тут же она выходила в знакомый коридор: мертвый бог заботился о своих последователях.
В трапезной было человек сорок, но она была настолько огромной, что каждый, если бы захотел, мог бы сидеть в одиночестве. У стены, рядом с дверью, ведущей по-видимому на кухню, располагался длинный стол, заставленный разномастными кастрюлями и чугунками. Рядом с ним крутился горбатый человек в такой же как у Силь коричневой робе.
- Привет, - улыбнулся он ей на редкость фальшивой улыбкой. Его лицо было очень красивым. Правильное и чистое, оно не несло на себе отпечатка возраста. – Пришла пообедать? Хочешь, положу тебе чего-нибудь особого? Что ты любишь?
- Мне все равно, - девушка невольно отшатнулась.
- Ну тогда тебе обычную порцию, - понимающе отозвался он, протягивая ей поднос с мисками.
Сильвия уставилась на поднос в своих руках, растерявшись. Что делать дальше? Постояв немного, она решила, что вероятно стоит все же сеть за один из столов. Исполнив задуманное, она принялась ковырять ложкой кашу. Аппетита по прежнему не было.
Впервые девушка почувствовала себя чужой в Бестиарии. Найдется ли для нее здесь место? Раньше она об этом не задумывалась. Жизнь была наполнена яркими красками – весь мир существовал только для нее. Почему все так резко изменилось?
- Я присяду здесь? – вывел ее из задумчивости мелодичный голос.
Девушка вздрогнула и, не поднимая глаз, кивнула. Ро сел напротив нее.
- Ну как, освоилась немного? – спросил он.
Сегодня капюшон его робы был откинут назад, а лицо открыто. Очевидно, здесь он не скрывал свое уродство.
Сильвия снова кивнула, отвечая на его вопрос.
- Это хорошо. Я волновался, что тебе может быть не по себе…
- Немного. Я боюсь, что не совсем подхожу этому месту.
- Ну, если это все, что тебя тревожит, то не беспокойся. Если настоятель решил, что тебе следует быть здесь, то так оно и есть, уж поверь мне.
Принцесса снова кивнула. Сложно было не поверить Ровилю. Возможно, дело было в его чарующем голосе. Хотелось просто забыть обо всем и слушать его вечно.
- Скажи, что с тем мужчиной? – понизив голос спросила Сильвия.
- С которым?.. А! Ты, наверное имеешь в виду Ниля? Парня, который нас кормит? На самом деле, у него золотое сердце. Но вот улыбаться искренне у него не получается. Настоятель говорит, что для этого нужно время.
- Вот как? – Силь почувствовала легкий укол совести.
- У нас здесь очень много странных людей, существ, сущностей. Если обращать внимание на каждую странность, можно с ума сойти. Здесь никто ни о чем тебя не спросит, пока ты сама не расскажешь, ни в чем не обвинит и не осудит. И от тебя ожидают того же. Не стоит лезть в чужую душу, тем более, что у многих здесь душевные раны куда глубже, чем телесные.
Эта речь странным образом приободрила девушку.
- Я сегодня первый раз в жизни работала в саду. Но мне сказали, что лучше бы я занялась рукоделием…
- Тетушка Агата? Да, она может, - Ро улыбнулся. – Дай-ка я еще кое-что отмечу на твоей карте.
Девушка послушно достала из кармана клочок бумаги и протянула его монаху. Тот быстро начертил что то и вернул карту.
- Вот. Если уж совсем станет невмоготу сидеть сложа руки, то приходи сюда. Ну, я пойду. А ты ешь, а то твоя каша давно остыла.

Полученных за этот день впечатлений хватило Сильвии надолго. Нескоро еще она решилась выйти из комнаты. Сидя на подоконнике, прижимая руками к груди согнутые ноги, она смотрела в сизую даль горного хребта, а мысли ее были еще дальше.
Но через несколько дней девушку охватило странное нетерпение. Стены собственной комнаты, в которых раньше она находила спасение, теперь опротивели. Сидеть без дела было невыносимо. Силь металась по комнате, нервно вытягивала нитки из простыни, выходила в коридор, но, сделав небольшой круг, почти сразу же возвращалась обратно.
Наконец она решилась последовать совету Ро. Для этого пришлось идти в другое крыло монастыря. Если то, в котором она находилась до сих пор можно было сравнить с мрачной поздней осенью, то здесь царило тихое лето. Сильвию даже посетило чувство, будто она до смерти замерзла, но заметила это только зайдя в теплый дом.
Рядом с комнатой, отмеченной на карте, девушка остановилась. Двери не было, через пустую арку видно было просторное светлое помещение с огромными окнами. Как иначе в этом сером месте собрать достаточно света. Вдоль стен стояли высокие лавки, а рядом с ними всевозможные станки, мольберты и, главное, множество разноразмерных корзинок с инструментами. Глаза разбегались, столько здесь было мотков пряжи всевозможных цветов. И не только пряжи. Еще и кисточки с красками, баночки с чернилами и остро заточенные палочки для письма. И множество других вещей, о назначении и наименовании которых принцессе оставалось только гадать.
Осторожно зайдя внутрь, Силь увидела, что вдоль другой стены тянутся полки, заполненные затейливой посудой, свертками, свитками, деревянными статуэтками. А в углу что-то большое скрывалось под серым покрывалом.
- Ищешь что-то?
Перед Сильвией возникла невысокая миловидная женщина.
- Я… я просто подумала, что мне стоит занять чем-нибудь руки… Скажите, неужели это все ваше?
- Это? – женщина обернулась на полки. – Да что ты! Я бы в жизни всего не осилила! Хоть эту мастерскую и считают моей, но на самом деле сюда много кто заходит. Я же занимаюсь только вышивкой, ну еще рисую немного. А чем хочешь заняться ты? Может тоже вышивкой?
Силь бросила взгляд на пяльцы и вздрогнула, почувствовав отвращение.
- Нет, только не вышивка.
- Хорошо, - легко согласилась хозяйка. – Что же тогда?
- Не знаю… Я ничего особо не умею.
- Ну это не беда. Я могу тебя чему угодно научить. Ну, почти чему угодно. Как насчет гобеленов?
- Гобеленов?! – удивилась Силь.
- Именно. Я думаю, тебе бы это пошло.
- Почему бы нет.
«Что угодно, только бы отвлечься».
- Замечательно, - женщина воодушевлено хлопнула в ладоши. – Тогда пошли к станку, я покажу тебе, что нужно делать.

Ей пришлось не один час простоять рядом с Сильвией, глядя на ее «работу», прежде чем у девушки начало хоть что-то получаться.
- Думаю, дальше ты и сама справишься, - наконец сказала хозяйка. – А я займусь своим делом. Мне еще нужно закончить узор к следующей седьмице.
С этими словами она села на соседнюю лавку и достала из-под нее корзинку с нитками и большим полотном.
- Что это? – спросила Силь.
- Скатерть. Меня попросили вышить ее на свадьбу одному лорду. Разумеется, за это заплатят.
- Заплатят?
- Конечно. У нас довольно маленькая община, но и ее непросто содержать. Тетушка Агата и Милли неплохо помогают, выращивая овощи и фрукты для стола. Благодаря благословению мертвого бога и Дару тетушки удается снимать урожай до десяти раз в год. Удивительно правда?
Сильвия промычала что-то в ответ. Она вообще ничего не знала о садоводничестве. В королевском саду даже розы были без шипов и цвели круглый год, но принцесса никогда не задумывалась, что для этого делают садовники. Ей казалось, что так и должно быть.
- Что, не ожидала такого? Кажется, я поколебала авторитет Бестиария в твоих глазах?
- Вовсе нет, - девушка покачала головой. – Просто я никогда раньше не задумывалась о таких вещах.
- Что ж, в любом случае, никто и не делает из этого тайну. Мы здесь изготавливаем всяческие безделушки, кто на что способен, а после продаем их где удастся. Конечно, никто не осудит тебя, если ты не станешь этим заниматься. Мы работаем, потому что нам этого хочется, а не от нужды.
Похоже, она была не прочь поболтать за работой. Силь слушала ее с изумлением, путаясь в нитях.
- Большинство наших предпочитает не выходить за эти стены. Недолюбливают внешний мир и это взаимно. Но есть такие, которые просто не могут сидеть на месте. Они постоянно возвращаются с какими-нибудь диковинками и странными историями. Это из-за них у Бестиария такая репутация, но в большей степени из-за Ро, конечно.
- Ро? Почему?
- О-о, он из кожи вон лезет, лишь бы лишний раз напомнить людям о нас. На самом деле, при обычных обстоятельствах он был бы у нас за главного. Если бы мы не были поголовно индивидуалистами.
- За главного? А как же настоятель?
- Ну, настоятель, это настоятель. А Ро, это Ро, - женщина лукаво улыбнулась, глядя на выходящий из-под ее быстрой иголки узор.

 отзывы (2) 
Оценить:  +  (0)   
08:59 12.03.12
Глава 4.

- Так значит, ты единственный ребенок? А у меня вот целый выводок младших братьев.
Силь заинтересованно хихикнула, продолжая болтать ногами в воде. Они часто встречались здесь, на берегу озера, тайком. Никто не смел беспокоить принцессу во время конной прогулки, а королевская роща слишком хорошо охранялась, чтобы возник повод для волнений. Для девушки было загадкой, как Крис ухитрялся пробираться сюда незамеченным.
- Какие они? Расскажи.
- Ну, старший из них примерно твоего возраста. Думаю, вы бы с ним подружились. Среднему сейчас четырнадцать – он частенько убегает из дома к друидам. Мне кажется, они уже считают его за своего.
Сильвия снова хихикнула. Отчего-то средний брат представлялся ей как миниатюрный Крис, только в друидском одеянии.
- Самым младшим – по двенадцать. Они близнецы и их даже родители иногда путают…
- У вас, наверное, весело, - девушка вздохнула и высказала то, что мучило ее весь день. – Отец сегодня опять нахваливал очередного жениха.
Крис в ответ на эти слова напрягся.
- Когда ты уже скажешь ему о… о нас?
- Завтра, - ответила Силь, задумчиво дергая себя за золотистый локон. – Если у него будет подходящее настроение.
- Хорошо. Сразу же напиши мне. А до тех пор нам лучше не видеться…
- Что! – принцесса живо подскочила. – Нет, не хочу! Почему?
- Тогда просто постарайся добиться своего поскорее, - он нежно провел рукой по ее волосам. – Я тоже буду скучать.

Сны Сильвии имели теперь горько-сладкий привкус. Все так же будоражили душу: после пробуждения девушке долго не верилось, что реальность может быть иной.
Все свое время она теперь проводила в мастерской вместе с Синтией. Забавно, в первую встречу они так и не удосужились познакомиться. Как и во вторую и в третью. Как будто в этом не было нужды. Здесь не нужно было знать что-то друг о друге, чтобы общаться как старым знакомым.
Гобелен поначалу занимал не только руки, но и мысли девушки. Однако чем ловчее она становилась в новом ремесле, тем дальше уплывали ее думы. Тут на помощь приходила хозяйка мастерской – она оказалась способна болтать сутки на пролет. Тем не менее, женщина всегда могла определить, хочется ли ее собеседнице беседовать или же лучше промолчать.
Сильвии уже не терпелось увидеть готовый гобелен, однако за неделю, несмотря на простоту рисунка и довольно небольшой размер, тот был готов едва ли на четверть. Девушка стала все дольше засиживаться за работой. За те дни, что она провела в мастерской, туда приходило действительно много обитателей монастыря. Некоторые приходили чаще, другие так редко, что принцесса видела их лишь раз. Одни задерживались надолго, иные не проводили там и часа. Впрочем, мастерская посещалась не только днем.
Однажды, задержавшись допоздна, Силь уснула прямо там, на лавочке, благо она была достаточно широкой, чтобы не упасть во сне. Когда же рано утром, она проснулась, то обнаружила, что кто-то укрыл ее одеялом. Это ее очень удивило.
Вот так, с одеялом в руках ее и застала Синтия.
- Ты что, прямо здесь заночевала? – всплеснула руками женщина. – Я, конечно, рада твоему усердию, но не перестарайся. Ладно, давай-ка приниматься за работу… Или хочешь сначала позавтракать?
- Нет, я не голодна. Лучше попозже…
Силь убрала одеяло в уголок и, потянувшись, подошла к столу.
- Ах, кстати, - внезапно встрепенулась Синтия. – Совсем из головы вылетело! Настоятель просил тебя подойти в зал Очищения вечером.
- Где это?
- Я провожу, если хочешь.
- Спасибо.
Сильвия попыталась сосредоточиться на работе, но никак не могла выбросить из головы просьбу настоятеля. Неужели она сделала что-то не так и теперь ее вышвырнут из Бестиария? Или что-то еще случилось? От волнения она перепутала все цвета на гобелене и почти не слышала, о чем говорила с ней Синтия. За обедом она так и не заставила себя проглотить ни крошки.
Наконец томительное ожидание завершилось. Синтия, как и обещала, проводила ее до зала Очищения. У самых дверей она оставила девушку.
- Думаю, дальше тебе лучше идти одной, - сказала хозяйка мастерской и торопливыми шагами удалилась прочь.
Помявшись Силь отворила тяжелую металлическую створку и проскользнула внутрь. Большую часть зала занимал бассейн, наполненный прозрачнейшей водой. На высоких потолках и стенах плясали серебристые искры.
- Надеюсь, ты хорошо устроилась? – раздался голос слева от нее.
Силь вздрогнула. Она так увлеклась осмотром зала, что не заметила настоятеля, сидевшего у края бассейна.
- Приветствую вас, господин настоятель, - принцесса сделала книксен. – Счастлива видеть вас вновь…
- Зачем так официально, дитя? Садись рядом, расскажи мне, как тебе живется в стенах Бестиария?
Девушка уставилась на черный камень пола, собираясь с духом (сидеть прямо на полу – какая дикость!) и присела рядом с настоятелем.
- Благодарю. Все здесь были очень добры ко мне. Я действительно рада, что вы позволили мне приехать сюда.
- Это замечательно. В таком случае, у тебя не будет проблем с Очищением.
- Очищением?
- Это церемония посвящения мертвому богу. Все в Бестиарии прошли через нее. Это граница, перешагнув через которую, ты будешь принадлежать нашему миру. Если тебя не устраивает здешнее бытие, сейчас последний шанс отказаться и вернуться обратно во внешний мир к своей прежней жизни.
- Нет, я хочу остаться!
- Не торопись, дитя. Сперва дослушай меня. Не знаю, известно ли тебе, но прошедший через эту церемонию получает Дар мертвого бога. Для каждого этот Дар свой, но каждому он приносит облегчение. Однако мертвый бог не в силах творить чудеса – за Дар придется заплатить высокую цену. Ты все еще не сомневаешься в своем выборе?
- Какую цену должна заплатить я?
- Твоей ценой будет холодное сердце. Ты больше никогда не сможешь полюбить. Старые чувства останутся, но новым уже не бывать. Ты действительно готова к такому? – его голос звучал тяжело, словно настоятель надеялся, что девушка откажется.
- Да! – не сдержавшись воскликнула Сильвия. Ее голос эхом отразился от стены и спокойной водной глади. – Да! Я согласна! Я не хочу больше любить никого, кроме Криса!
- …Что ж, - он тяжело вздохнул. – Если это твой выбор, войди в воду и избавься ото всех своих мыслей. Как только твой разум станет кристально чист, благословение мертвого бога падет на тебя. Твоя прежняя жизнь закончиться, и начнется новая – Бестиарий станет твоим домом, а его обитатели – семьей.
Сильвия неловко поднялась – ее ноги затекли от того, что она долго сидела на твердом полу. Вода в бассейне оказалась прохладной.
- Можешь зайти прямо в одежде, - ответил на ее колебания настоятель.
Бассейн был неглубок и вода доходила девушке всего лишь до пояса. Дойдя до середины зала, Силь остановилась и прикрыла глаза. Здесь было удивительно тихо – девушка даже слышала собственное сердцебиение. Неожиданно слабое и медленное, оно казалось вот-вот совсем угаснет.
Мысли быстро мелькали перед ее мысленным взором, тут же исчезая. Словно читая книгу, девушка сжигала страницы. Наконец последним перед ней возникло лицо ее навсегда потерянного возлюбленного. Она изгнала из мыслей и его, оставив лишь в своем сердце.
И тогда на нее снизошло необычайное спокойствие. Все невзгоды остались позади. Больное сердце не исцелилось, но затянуло раны, и жизнь больше не казалась вечной пыткой. Вздохнув, наконец, с облегчением, Сильвия рухнула во тьму.
 отзывы (0) 
Оценить:  +  (+1)   
16:10 11.01.12
Глава 5.

Когда Ровиль зашел в мастерскую, то застал там Синтию, обнимавшую рыдающую принцессу.
- Что происходит? – спросил он.
Последнее время Сильвия плакала больше, чем раньше. То есть, она и до Очищения часто плакала, но делала это в своей комнате, никому не показывая. Теперь же ее, казалось могла расстроить любая мелочь. И эти слезы, как ни странно уносили печали сердца, делая их легкими и светлыми.
- Силь расстраивается из-за того, что у нее не получается гобелен, - пояснила с мягкой улыбкой женщина.
- О, ну это не страшно, - тоже улыбнулся юноша. – Мастерство – дело приходящее. Главное не опускать руки.
Его нежный голос успокоил Сильвию и она отстранилась от подруги, утирая слезы ладонью.
- Спасибо, Ро. Ты пришел по делу, или просто хотел нас проведать?
- По делу. Сегодня к ночи я уезжаю в Файниру по делам храма. И хотел предложить тебе поехать со мной.
- Я? С тобой?
- Чему ты удивляешься? – он ласково приподнял ее лицо за подбородок. – Я не думаю, что жизнь в четырех стенах подойдет тебе. Есть те, кто чувствуют себя комфортно лишь в стенах Бестиария, но ты не из их числа. Это сломит твой мятежный дух. Ты ведь хочешь жить дальше, так встань с колен и подними голову повыше. Иначе никогда не сможешь простить себя.
Девушка зажмурилась на мгновение, набираясь решимости. Затем кивнула.
- Я поеду с тобой.
- Вот и отлично, - обрадовалась Синтия. – Я помогу тебе собраться в дорогу. Ты ведь раньше не путешествовала, не так ли?
- Я зайду за тобой вечером, на закате, - сказал Ровиль, выходя из комнаты.
До вечера Силь и Синтия успели собрать небольшую котомку с провизией (тут подсобил Ниль) и парой необходимых, по заявлению женщины, в путешествии вещиц. Так же принцесса стала обладательницей простого коричневого плаща и прочного посоха из светлого дерева.
Сердце девушки билось в волнении испуганной птичкой. Собственная комната казалась невообразимо тесной. Терзаясь ожиданием, Силь перебралась в мастерскую, чтобы занять руки рукоделием. Гобелен был почти готов, но вышел так криво, что принцесса сама уже не взялась бы сказать, что же на нем изображено.
Ро, как и обещал, появился на закате. Он снова натянул капюшон так, чтобы не было видно лица. Силь последовала его примеру.
Хоть Файнира и не соседствовала с ее родным королевством, но все же слишком многие знали принцессу в лицо. А ей не хотелось напоминаний о прошлой жизни. Может быть, она вернется когда-нибудь домой. Но позже, когда станет хоть немножко сильнее, чем теперь.
- В прошлый раз я приехал в карете, поскольку должен был забрать тебя. Но обычно мы путешествуем пешком, - объяснил девушке Ровиль. – Пообещай сразу же сказать мне, если устанешь.
Сильвия послушно кивнула и они вышли за барьер, отделяющий Бестиарий от остального мира.
Девушка всегда считала себя достаточно выносливой, но к полудню все же выбилась из сил. Ро же шел как ни в чем не бывало. Сначала Силь пыталась не подавать виду, что устала, но вскоре все же сдалась.
Они остановились на привал у подножия гор. До Файниры оставался один дневной переход. Сейчас же монахи находились на территории Султаны. Сам Бестиарий был скрыт в горах на границе четырех стран.
- Зачем нам в Файниру, - спросила девушка, вдоволь напившись из фляги.
Страна с уютным климатом, Файнира славилась своими тканями и овцами, из шерсти которых эту ткань в основном и изготовляли. Захватить столь лакомый кусочек соседям мешала внушительная армия и безупречная внешняя политика короля Райтера. Силь встречалась с ним пару раз, когда была ребенком. Суровый темноволосый мужчина тогда напугал ее до дрожи в коленках, и девочка весь день пряталась от него в саду.
Отдохнув немного, они продолжили путь. К вечеру девушка утомилась настолько, что едва дождалась ужина. Ро с добродушной усмешкой усадил ее на свой свернутый плащ, после чего развел костер и приготовил ужин. Принцесса в очередной раз почувствовала себя обузой.
Но настоящим испытанием для нее стала ночевка в чистом поле. Земля была куда тверже ее постели в храме. А о дворцовых перинах Силь даже не вспоминала. Кроме того, ночи были достаточно холодными, и приходилось все время кутаться в теплый плащ, чтобы не замерзнуть.
На утро девушка обнаружила у себя на теле несколько синяков, а в длинных серебристых волосах запутались травинки. Сильвия смолчала, считая себя не в праве жаловаться, но настроение неуклонно ползло вниз.
Они еще не успели позавтракать, как Ро внезапно вскочил и накинул плащ, до того служивший ему подушкой, надвинув на лицо капюшон.
Силь не успела последовать его примеру – к их стоянке подъехала телега, запряженная чалой лошадью.
- Доброго утречка, божьи люди, - поприветствовал их заправляющий телегой мужик. – Куда путь держите?
- В Файниру, добрый человек, - ответил Ровиль. Силь усердно изучала землю под своими ногами.
- Подвезти? – добродушно предложил селянин.
- Если не трудно, - согласился монах.
- Да какой там трудно, раз уж по пути!
Ро помог девушке взобраться на телегу, после чего запрыгнул сам.
Селянин довез их почти до самой границы и дальше монахи снова пошли пешком. Через три дня они дошли до города. Была уже поздняя ночь и шел дождь. Стражники на воротах побурчали, но впустили их.
Сильвия куталась в плащ, стараясь защититься от холода и крупных капель. Ровиль уверенно шел вперед, ведя девушку по пустым темным улицам. Через некоторое время он остановился. Силь не сразу поняла, куда они пришли.
Это был небольшой храм. Ро несколько раз постучал. Через несколько минут небольшое окошко в двери открылось, и оттуда выглянул привратник.
- Кто там? – сонно спросил он.
- Путники из Бестиария просят пустить их на ночлег, - ответил Ро.
- А, ты что ли? – обрадовался привратник. – Ходишь вечно укутавшись, как преступник, ей богу…
Защелкали затворы. Дверь без скрипа отворилась и гости смогли пройти внутрь.
- Заходите, заходите. Чувствуйте себя как дома. Для гостей из Бестиария всегда найдется теплый уголок. Только не перебудите людей.
В храме было темно и просторно. В большое витражное окно под самым потолком заглядывала луна, окрашивая пол и стены разноцветными пятнами.
- Проходите, спускайтесь в жилые помещения. Нечего у алтарей толпиться, - приговаривал привратник, провожая их к небольшой каменной лестнице, ведущей вниз. – Плащи снимите, я из у огня повешу, чтоб до утра высохли.
Силь с удовольствием сняла тяжелый от воды плащ и подала его служителю. Тот принял его, поднял взгляд на девушку и ахнул.
- Как же так… Неужто не врали слухи…
Он вопросительно глянул на Ровиля, но тот лишь еле видно покачал головой, словно говоря, что не стоит об этом.
Привратник все понял и без лишних слов проводил гостей в свободные комнаты.
 отзывы (0) 
Оценить:  +  (0)   
02:20 12.03.12
Глава 6

- Это просто ужасно. Мне так жаль, что я не могу оторваться от дел и лично выразить Их Величествам свои соболезнования…
Сильвия стояла перед отцом, опустив глаза. Она так и не решилась посмотреть ему в лицо, а потому не увидела на нем искренней обеспокоенности. Хоть и подозревала о ней.
Как же дико смотрелись в этом зале, украшенном для праздника ее растрепанная прическа и запачканное кровью платье! Силь не сводила глаз с этих потемневших пятен, все еще не в силах поверить в произошедшее.
Как могло случиться, что день, который должен был стать самым счастливым в ее жизни, стал концом всему?
Шепот придворных за спиной невозможно было выносить. Все любили принцессу и искренне сочувствовали ей, но что с того толку?
Все, чего сейчас хотелось Сильвии – оказаться где угодно, только не здесь. Родной дом внезапно стал тюрьмой – она задыхалась здесь.
- Позволь мне проводить… - начала она, не узнавая свой голос. – Проводить его…
- О чем ты говоришь? Я не могу отпустить тебя в подобном состоянии!
- Позволь мне, отец. Я должна это сделать…
В ее голосе было столько отчаянья, что даже каменная статуя дрогнула бы. Не то что сердце любящего отца.
- Хорошо. Я прикажу собрать отряд для твоей охраны.
Король замолчал на несколько секунд.
- Поверь мне, дорогая, чем быстрее ты забудешь все это, тем лучше.
«Как ты можешь говорить так после случившегося!» - мысленно закричала Сильвия.
Но нет. Она ничего не скажет. Это бессмысленно. Теперь все стало бессмысленно.
Только бы выбраться отсюда!
- Позвольте мне удалиться. Мне нужно подготовиться к поездке.
С этими словами девушка развернулась и вышла из тронного зала.
Она отказалась от кареты и отправилась в путь на своей любимой лошади – Снежинке. Что ей теперь любопытные взгляды толпы? Траура принцесса так же не надела. Это казалось таким глупым и бессмысленным теперь, когда его не было больше рядом. И уже никогда не будет.
Сильвия даже не заметила, как они пересекли границу и въехали на территорию соседней страны. Все это время она не отходила от тела своего возлюбленного.
Гаурс – капитан стражи – так и не смог уговорить принцессу ночевать в трактирах. За эти несколько дней она ни разу не сомкнула глаз. Поэтому когда Силь сама подошла к нему и села рядом, капитан очень удивился.
- Что-то случилось, Ваше Высочество?
- Я хочу попросить тебя кое о чем.
- Все, что вам угодно, если конечно, ваша просьба не будет угрожать вашей безопасности.
На лице принцессы появилась безжизненная улыбка.
- Ничего особенного. Просто доставь это письмо к ближайшему гонцу. Больше мне ничего не надо.
Капитан взглянул на начертанный изящным почерком адрес и омертвел.
- В-ваше Высочество… Я не могу!
Девушка резко встала.
- Ты смеешь ослушаться моего приказа?
- Нет! Но…
- Сегодня же это письмо должно быть отправлено по указанному адресу.
Сказав это, Сильвия ушла. Гаурс проводил ее странным взглядом и сунул пергамент за пазуху.
Через три дня они прибыли ко двору Лидии. Их встретила королевская чета. Король и королева выглядели сломленными и смотрели на сопровождающих с неприязнью во взглядах. Чуть поодаль стояли и братья Кристиана.
Сильвия так и не нашла в себе сил поднять на них взгляд. Она даже сказать ничего не смогла. Лишь смотрела из-под полуопущенных ресниц, как королева подбежала к закрытому гробу и закричала, не в силах сдержать слезы.
- Мой мальчик! Я же говорила… говорила, что из этой затеи не выйдет ничего хорошего! – тут она подняла глаза на замерших стражников. – Убирайтесь! Убирайтесь, вы здесь не желанные гости! И никогда не были!
Тут Силь не выдержала и бросилась к убитой горем женщине.
- Прошу вас, - начала она, взяв королеву за руки. – Прошу вас, не начинайте войну снова! Ваш сын не хотел этого… Я не могу просить вас от своего имени, но хотя бы в память о Крисе!
Она уже не понимала, что говорит. Горе перехватило горло и принцесса, не выдержав, убежала прочь. Зачем она вообще приехала сюда? Что хотела сделать? Но по-другому просто нельзя.


Когда Сильвия проснулась, храм уже начал заполняться прихожанами. Завтракали Ро и Силь в полном одиночестве, поскольку все служители были заняты наверху.
- Ро, а кому посвящен этот храм? – спросила принцесса.
- Близняшкам Эа и Алэ.
- Нас здесь так хорошо приняли.
- Бестиарий в хороших отношениях со многими храмами. Кроме Пресветлого, конечно. Его последователи не признают иных богов.
- Это верно.
После завтрака они поднялись к алтарям. Теперь, при свете дня, Силь смогла хорошенько рассмотреть изображения богинь. Похожие как две капли воды, они стояли плечом к плечу на невысоком пьедестале. Алэ традиционно изображалась с мечом в руках, а Эа держала колосья пшеницы.
Статуя была высечена настолько искусно, что богини казались живыми.
Ро отошел, чтобы попрощаться со своим знакомым. Сильвия ждала его рядом с выходом в тени широкой колонны, глядя на молящихся. У нее ужасно болела голова. Отчего то казалось, что все вокруг издают ужасный шум. Девушка потерла пальцами виски.
Первые признаки мигрени она заметила еще три дня назад. Но не обратила на них внимания. А вот теперь приходилось использовать все силы, чтобы просто устоять на ногах.
- С тобой все в порядке? – послышался откуда-то сбоку обеспокоенный голос Ровиля.
- Нет. Ро, мне кажется, происходит что-то странное… - еле слышно прошептала она.
- Что именно?
- Мне кажется, что я схожу с ума. Мне кажется, что я слышу мысли всех этих людей. Что знаю, зачем они сюда пришли. Не догадываюсь, а именно знаю.
- Не думаю, что случилось что-то плохое, - голос Ро звучал убаюкивающе. – Пошли, спустимся обратно. Тебе нужно присесть. Похоже, нам придется задержаться здесь еще ненадолго.
Через несколько минут в руках у уже почти ничего не соображающей девушки оказалась чашка с обжигающе-горячим напитком.
- Ро, - почти жалобно позвала Силь. – Что со мной?
- Не бойся. Все хорошо. Я думаю, что это пробуждается твой Дар.
- Дар?
- Да. Тот самый, что есть у каждого в Бестиарии. Ты ведь уже прошла церемонию Очищения. Мы все через это прошли. Иногда пробуждение Дара бывает болезненным…
Девушка выпила отвар, который дал ей Ро, и сразу же почувствовала сонливость. Словно бы был уже поздний вечер, а не утро.
- Ро, - уже засыпая спросила она. – А какой у тебя Дар?
Он негромко рассмеялся.
- А ты еще не догадалась?
Она догадалась, но не успела ответить, вновь погрузившись в царство снов.
 отзывы (0) 
Оценить:  +  (+3)   
15:52 20.03.12