Главная

Поиск


?

Вопросы






FAQ

Форум

Авторы

Фантастика » Фэнтези »

Манназ Римерлин

История борьбы добра со злом. В сущности, банальщина, но... Судить вам, дорогие читатели.
 отзывы (0) 
Оценить:  +  (0)   
12:04 05.10.10
Предисловие
Было время, когда Свет и Тьма существовали рядом друг с другом. Каждая сторона пыталась побороть другую. В конце концов, они смешались и стали Хаосом. Постепенно он стал Порядком, и из него образовалось Сердце Мира – источник огромной силы. Из него появилась первичная материя, а из неё в свою очередь сформировались двенадцать миров: Итизер, Арканта, Эвейд, Ниобанад, Севилл, Гаракард, Айокада, Айгана, Ретория, Тирерия, Джарил и Йохада. Миры пустовали, пока к ним не открылся проход из тринадцатого мира – Земли. Первым людям, прибывшим в Миры, новые земли показались настоящим раем. Поселенцы открыли для себя великую силу, которую назвали Магией. Некоторые из людей начали пользоваться этой силой для удовлетворения своих неуёмных амбиций. Они приносили в мир Хаос. Так их и назвали – Люди Хаоса или Серые. Но были и те, кто начал им противостоять. Эти люди назвали себя Хранителями Истинного Света. Но и Серые так же не сдавались. Они призвали себе на помощь могущественных тёмных существ, обладающих огромной силой – Теней. Внешне они были похожи на людей, но их глаза были абсолютно чёрными и холодными. Тени черпали свою силу из страдания и боли.
Но тьмы без света не бывает. Из могущественного Сердца пришли помощники Хранителей – Источники. Они, так же как и Тени, были похожи на людей, но их глаза были цвета старого золота. Их сила была светлой и направлялась на помощь людям.
Самым сильным Источником была Миерлинг Римерлин. Среди всех Источников её выделял исключительный талант к музыке. Миерлинг могла взять в руки любой музыкальный инструмент и сыграть на нём так, будто она училась игре на нём не один десяток лет. Вдобавок, она была первой женщиной, взявшей в руки меч. Миерлинг учила девушек и женщин особому воинскому искусству Эйадо, что означало «милосердие», которое позволяло побеждать врагов без нанесения им каких-либо ран и увечий. Учила она и искусству исцеления.
Но у Теней также был лидер. Им стал Дивор Эйгхаут Сакашир. Он вмещал в себе силу десятков Теней и без труда подчинил их всех себе.
С момента прихода Теней и Источников война между Серыми и Хранителями ещё больше ужесточилась. Прошло много лет. Конец войне положила Миерлинг Римерлин. Она принесла себя в жертву на Великом Алтаре Мира и этим ослабила силу Дивора и Теней настолько, что они были вынуждены уйти в подземные миры и там копить силы для возвращения.
Но с уходом Римерлин Источники не прекратили своё существование. В её честь девушки, изучавшие Эйадо, начали называться Миерлингами. Кроме того, у Римерлин осталась дочь Акхада, которая основала город-храм Веригот – крепость Хранителей.
Шли годы. Постепенно из подземных миров начали появляться Тени. Они не причиняли никому вреда и жили в Мирах вместе с обычными людьми. Но некоторые из них возродили исчезнувший орден Серых. Тени призвали духов первых Серых. Миры перестали быть безопасным местом. В борьбе с вернувшимся Хаосом погибли многие Источники. Созданный буквально за несколько лет до этих событий Совет Хранителей нашёл источник небывалой силы. Как ни печально, но им оказался Хаос… Простые люди ничего про это не знали, но нашлись и те Хранители из Совета, которые этому решению воспротивились. Они ушли из Веригота и основали крепость Райзет в горах Тесланд, а Итизере. Хранители стали называть их Изгнанниками и начали вести на них охоту. Изгнанники пытались доносить до людей правду, но авторитет Хранителей был так высок, что несущим истину никто не верил. Не оставляя попыток доказать свою правоту, Изгнанники начали борьбу с Хаосом. Продолжают они её и теперь…
 отзывы (0) 
Оценить:  +  (0)   
13:20 20.09.10
Манназ присела отдохнуть на камень у тропы – девочка собрала полную корзинку грибов, и та приятно отягощала руки. Волнушки, грузди, подосиновики… Манназ уже думала, о том, что приготовит из них мама…

- Накрэ! – Манназ разбудил сердитый окрик. – Дрянная девчонка! Где тебя носит?
Манназ открыла глаза и с сожалением убедилась, что это был только сон. Но ей показалось, что подобное с ней когда-то происходило.
Тринадцатилетняя Манназ Римерлин жила на постоялом дворе в городе Гарэхэд, в Итизере. Хотя, скорее не жила, а служила. Она была Хранителем Истинного Света. Несмотря на свой юный возраст, Манназ была умелым воином и хорошим разведчиком. Но однажды, почти год назад отряд, в котором была девочка, попал в засаду Серых. В результате все в нём были убиты. Все, кроме Манназ. Серые подумали, что она мертва и не стали её добивать. Но вот удача: девочку подобрали. Подобрали не Хранители … «Благодетели» продали Манназ работорговцам. От них Манназ получила прозвище Накрэ, что на языке Хунтр означало «волчонок». Она действительно была похожа на маленького волчонка с оскаленными зубами и вечно поднятой шерстью на загривке. Волосы девочки были тёмными, коротко подстриженными. Несмотря на то, что Манназ была Источником, её глаза были не золотыми, а серыми. Манназ была бледной девочкой, с остро торчащими лопатками и головой, втянутой в плечи. Ее глаза смотрели на людей с ожиданием опасности. Руки ее были будто у взрослой женщины – смуглые, в мозолях и шрамах. Одета она была в рваную рубашку и короткие до колен штаны. На Манназ не было никакой обуви – круглый год она ходила босиком.
- Накрэ! – голос продолжал надрываться. – Живо иди сюда! У тебя сегодня много работы.
Манназ вздохнула и вышла из амбара, в котором жила. Сейчас в Итизере заканчивалась осень, и на улице было довольно прохладно. День в Гарэхде только начинался, а на постоялом дворе уже было много работы – приближался праздник Середины Года, и в город съезжались путешественники со всех стран и миров.
Манназ носилась вверх и вниз по лестнице, мыла, чистила, терла, мела, мыла посуду на кухне. И за весь день ей едва удалось присесть.
Вечером в таверне, как правило, собиралось очень много посетителей. Сегодняшний день не был исключением, и Манназ, как обычно выбивалась из сил, пытаясь успеть сразу к нескольким столикам.
Вдруг дверь открылась, и на пороге появился новый гость. Это был, пожалуй, самый высокий изо всех людей, которых Манназ приходилось видеть. Одежда незнакомца была поношенной, со множеством аккуратно залатанных прорех. Он неспешно огляделся и подошёл к прилавку.
Теперь Манназ смогла хорошо рассмотреть его лицо: чёрные с сединой волосы, такие же усы, серые глаза, небольшая борода, несколько шрамов на лице. За спиной у него висел почти гигантских размеров меч.
Вдруг виски девочки сдавила сильная боль…

…Перестук деревянных мечей. Удар. Блок. Ещё удар.
- Неплохо, неплохо. Даже хорошо…
Снова перестук мечей…
- Ты слишком напрягаешься. Расслабься, иначе быстро устанешь.


- Чем могу быть полезен? – угрюмо обратился к человеку хозяин, оценив взглядом его потрёпанную одежду.
- Я бы хотел снять комнату, - ответил незнакомец, по-видимому, ничуть не смущённый холодным приёмом. – У меня есть чем заплатить.
- Ах, любезный! — воскликнул трактирщик. — Мне очень жаль, но у меня нет ни одной свободной комнаты.
- Поместите меня, куда вам будет угодно — на чердак, в конюшню. Я заплачу, как за отдельную комнату, — сказал путник.
- Тридцать роллов за ночь.
- Я согласен, - незнакомец передал трактирщику монеты.
- Ладно! – хозяин обернулся и посмотрел на Манназ. – Накрэ, сегодня спишь на улице.
Незнакомец посмотрел на Манназ, и вдруг его лицо приняло очень странное выражение. На нём отразились удивление, недоверие, чувство вины и много-много других эмоций.
- Простите, если я правильно понял, то из-за меня девочка будет спать на улице? – путник с непониманием посмотрел на хозяина.
- Ну да. А что здесь такого? – тот с раздражением посмотрел на этого странного, с его точки зрения, человека.
- Уверяю вас, что девочка мне не помешает.
- Ну, ваше дело, - хозяин махнул рукой. – Но дешевле комната от этого не станет. Желаете поужинать?
- Было бы неплохо.
- Что прикажете подать?
- Хлеба и сыру, - немного подумав, ответил незнакомец.
Трактирщик ещё больше нахмурился. «Наверное, нищий» - решил он. – «Но чтобы нищий носил меч? Странный человек. Нужно его спровадить поскорее».
- Садитесь, ужин сейчас принесут, - трактирщик повернулся к кухне. – Накрэ, живо сюда!
Манназ, уже успевшая отойти от прилавка, вернулась.
- Принеси этому человеку хлеба и сыру! – произнес хозяин.
Девочка принесла из кухни блюдо с несколькими кусками хлеба и сыра. Она огляделась и увидела, что путник уже сидел за столом, стоявшим дальше всех от прилавка. Манназ поставила блюдо на стол и вернулась на кухню.
Незнакомец проводил её взглядом и обратился к хозяину, который прохаживался между столами:
- Кто эта девочка?
Трактирщик посмотрел на него, и всё-таки снизошёл до ответа:
- Её зовут Накрэ, - сказал он, подсаживаясь к незнакомцу.
- Это я понял, - тот, усмехнувшись, кивнул. – А как она здесь оказалась?
- Я купил её у Вардаила Рокса.
- Подождите, так она… - путешественник нахмурился.
- Ну да, она райнго. А вы что, не заметили браслета Повеления у неё на руке?
- Ключ с руной Подчинения, как я понял у вас, да? Тяжело, наверное, с Накрэ? – незнакомец понимающе ухмыльнулся.
- Ещё бы! – горестно сказал хозяин. – Недаром её так зовут. С языка Хунтр - волчонок… Говорят, от других хозяев она бежала больше десяти раз. Они, наверно, ей и ногу сломали. Только это не помогло – от меня она бежала три раза. Хорошо, что охрана у меня опытная.
Путешественник посмотрел на Манназ, снующую между столиками. Она и вправду прихрамывала на правую ногу
Когда незнакомец закончил с ужином, он снова подошёл к прилавку.
- Спасибо, добрый человек, - сказал он.
- На сколько дней планируете остаться?
- Скорее всего, до праздника.
- Хорошо, - кивнул трактирщик. – Но не думаю, что хоть одна комната освободится. Поэтому, переселить вас я не смогу.
Манназ вышла из кухни. Она приготовилась было убирать посуду со столов, но её окликнул хозяин.
- Накрэ, проводи гостя. И ещё… - он скептически окинул её взглядом. – Ладно, можешь идти спать.
Манназ вышла из харчевни. Незнакомец шёл за ней. Когда они подошли к амбару, Манназ остановилась.
- Добро пожаловать в ваши апартаменты, - с горькой насмешкой произнесла она, и вошла в амбар.
Незнакомец прошёл в дверь вслед за девочкой. Они оказались в довольно просторном помещении. По бокам от двери лежали большие кучи сена, в центре стояли бочки с дождевой водой. Крыша сарая была дырявой, стены – тонкими. Зимой и осенью здесь явно было очень холодно.
Путник посмотрел на Манназ, окинул взглядом её одежду. Он снял свой плащ и протянул его девочке.
Глаза Манназ расширились от удивления.
- Спасибо, конечно, но не нужно, - отказалась она.
- Манназ, я знаю, что ты сильная, но позволь себе маленькую слабость.
Девочка широко раскрытыми глазами уставилась на незнакомца. Своё имя она никому не говорила.
- Откуда вы меня знаете? – она с недоверием посмотрела на путника.
- Потом расскажу, - он усмехнулся.
Манназ заметила, что его усмешка получилась горькой. «Интересно, кто он?» - подумала она. – «Кажется, раньше я его где-то видела. Может, он из Хранителей? Или, не приведи Силы, из Изгнанников?»
По какой-то причине Манназ чувствовала себя с этим странным человеком уверенной и защищённой. Она не помнила своих родителей, но почему-то была уверена, что рядом с ними чувствовала бы то же самое.
Путник развернул плащ и набросил его на плечи Манназ. В это время девочка опять почувствовала головную боль…

…ужасно больно. Девочка семи лет лежит на тропинке в лесу. Идти она не может – сломана нога. Ещё и дождь лил, не переставая. Манназ промокла и замёрзла. Ей очень хотелось заплакать. Вдруг она услышала чей-то голос. Он звал её. Но откликнуться уже не было сил…
- Вот ты где! – с облегчением произнёс кто-то. Манназ увидела над головой размытое пятно фонаря и чью-то тень. – Ну, малыш, напугала же ты нас!
Он помогает Манназ подняться, снимает серый плащ и набрасывает его на девочку. Качает головой и берёт её на руки, несёт к маленькому домику в лесу.
- Всё будет хорошо. Манназ, ты сильная, - утешительно говорит он. – Кроме того, ты же маленькая Миерлинг…


Манназ открыла глаза и обнаружила, что сидит на полу сарая. Над ней склонился тот самый путешественник.
- Ты в порядке? – он участливо посмотрел ей в лицо.
- Ничего, - Манназ мотнула головой. – Просто голова разболелась. Никогда со мной такого не было.
- Да, извини, я не представился. Меня зовут Давур.
Манназ удивлённо посмотрела на него. Никто, до этого, не проявлял к ней сочувствия. Никто, кроме этого странного человека.
- А… Извините, но мне кажется, что я вас где-то видела, - Манназ осторожно посмотрела на Давура.
Его лицо вдруг приняло очень странное выражение. В нём сочетались обречённость и надежда.
- Ну… Возможно, - сказал он. Потом твёрдо добавил. – Да. Мы встречались.
- А я не помню, - грустно сказала Манназ. – Я потеряла память. А где встречались? Такое ощущение, что я вас знаю уже давно.
«Да, дочка, я знаю, что настойчивее тебя только твоя мать», - с усмешкой подумал Давур. - «Но пока я тебе не буду открывать правду. Будет лучше, если ты вспомнишь всё сама».
- Давай, как-нибудь попозже расскажу, - сказал он вслух.
- Хорошо. И вдобавок, уже ночь, - сказала Манназ. – Ой, вы, наверное, устали с дороги? Да, кстати, зря вы сговорились на такой высокой цене на проживание. Комната стоит двадцать, а эта лачуга, по крайней мере, раз в пять дешевле. И, кажется, у него свободные комнаты остались.
Девочка направилась к своей постели, расположенной в дальнем углу сарая. Она завернулась в серый плащ и впервые за последнее время уснула в тепле и спокойствии.

***
Манназ сидела на скамейке около ограды таверны. По настоянию Давура, Венрих дал девочке выходной. В руках девочка держала стебель мерелиса и острый камень, сколотый наподобие ножа. Из стебля Манназ пыталась сделать свирель. Она была так увлечена работой, что не услышала криков с соседней улицы. Когда Манназ подняла голову, то увидела, как из-за угла выбежала девочка лет шести. За ней с криками гналась толпа подростков, старше её на два-три года.
Манназ вскочила с земли, и бросилась было на выручку девочке, но упала. «Опять», - зло подумала она. – «Я опять забыла про цепь».
И действительно, короткая цепь, которая приковывала Манназ к ограде, была до предела натянута.
- Эй, терекка*! Сюда беги! Сюда! – крикнула Манназ изо всех сил.
Девочка её услышала, и ещё быстрее припустила к дому Венриха.
- Что вам нужно от неё? – спросила Манназ у подбежавших подростков. – Идите отсюда.
- Тебе-то какое дело, райнго? – презрительно спросил один из них. Он был ровесником Манназ.
«Йорни. Сын Венриха. Этот парень когда-нибудь доиграется. Получит от меня лично», - подумала Манназ. Вслух же сказала:
- Пока я здесь, никто её не тронет.
- Да? Увидим, - Йорни поднял с земли камень…
Манназ быстро схватила девочку и закрыла её собой. В этот момент мимо неё просвистел брошенный камень. Но два следующих достигли свое цели. Манназ не сошла с места. Она по-прежнему защищала девочку от «банды». Одна бы она увернулась ото всех камней разом, но мешала очень короткая цепь, и рядом с ней стоял человек, который нуждался в защите.
Манназ уже не могла стоять – несколько камней попали по спине и по голове. Она была в полубессознательном состоянии и держалась только на упрямстве и силе воли. Но держалась она недолго… Вдруг раздался чей-то полный ярости голос:
- А ну живо прекратите! Что здесь происходит?
Град камней прекратился. Кто-то помог Манназ подняться.
- Терекка, ты в порядке? – был её первый вопрос.
- С ней-то всё хорошо. Малышка, беги домой. Обещаю, что тебя никто не тронет, - произнёс тот же голос. – Ты бы больше о себе позаботилась.
- Не нужна мне помощь! – Манназ попыталась оттолкнуть поддерживающую её руку. – Сама справлюсь!
- Да, волчонок, попало тебе, - с незлобным смешком сказал Давур – Манназ его узнала. Он осторожно усадил девочку на землю. – У тебя поразительная способность попадать в неприятности.
Из трактира выбежал Венрих Гермайн.
- Что же такое происходит? – он всплеснул руками. – Это кто же решил, что чужих рабов избивать может? Кто мне теперь заплатит?
Давур подошёл к Венриху и о чём-то с ним переговорил. Манназ успела заметить, что он передал трактирщику довольно увесистый мешочек с деньгами. Подождав, пока трактирщик уйдёт, Давур подошёл к Манназ. Девочка увидела, что он улыбается.
- Ну, волчонок, могу тебя поздравить. Ты свободна, - он показал Манназ связку ключей, которыми тут же отпер кандалы на её руках. Давур покачал головой и взял Манназ на руки. Конечно, она тут же запротестовала:
- Не надо, - она перевела дыхание. – Я сама дойду.
- Сейчас ты не дойдёшь никуда, - возразил девочке Давур. Он принёс Манназ в амбар и уложил её на кучу сена. - Знаешь, а ты молодец, - Давур одобрительно посмотрел на Манназ. Он вытащил из походной сумки бинты и бальзам. – Интересно, чем эта девочка так их разозлила?
- Я узнала её, - с трудом сказала Манназ. – Это Марри. Она сирота. Думаю, что она что-то украла, ну, и со всеми вытекающими…
Давур подошёл к Манназ и начал смазывать бальзамом все её ссадины. Он уже почти закончил, и в это время дверь открылась, и в амбар вошел мужчина невзрачной, незапоминающейся наружности.
- Здравствуй, друг, - он тепло поприветствовал Давура.
- Гилидар, пора бы тебе запомнить, что я для тебя – не друг, - недружелюбно ответил ему тот. – Скорее, даже наоборот.
Тут взгляд Гилидара упал на Манназ.
- О, кого я вижу! – он фальшиво улыбнулся. – Манназ Римерлин собственной персоной! Давно не виделись!
- Если я правильно понял, вы знакомы? – Давур нахмурился.
- Ну, я имел честь носить Ключ от Браслета Повеления Манназ, - Гилидар внимательно посмотрел на лицо Давура и расхохотался. – И если я правильно понял, то именно ты носишь его сейчас? Какая ирония судьбы!
- Гилидар, - Давур встал. – Если ты сейчас же не уйдёшь, то я не посмотрю на то, что ты выше меня по званию, - его рука потянулась за поясным ножом.
- Пожалуйста, успокойся. Не нужно портить друг другу праздник.
- Если я правильно, понял, то ты знал про то, что Манназ нашлась, - тихо сказал ему Давур. Теперь он подошёл к Гилидару почти вплотную. – Ты знал и не сказал мне? Сейчас я не убью тебя только потому, что не хочу оставлять сиротой твою дочь, - Давур тяжело посмотрел на Гилидара.
- Надеюсь, ты не забыл наши законы? – усмехнулся Гилидар. – Ты обязан предъявить девчонку Совету Мудрейших.
«Попала, - сумрачно подумала Манназ. – Изгнанники. Лучше не придумаешь».
Гилидар расхохотался и вышел из амбара.
- Честное слово, когда-нибудь я не сдержусь, - тихо сказал Давур. Он посмотрел на Манназ, следившую за событиями с нескрываемым удивлением.
- Это мой старый «друг», - ответил Давур на вопросительный взгляд Манназ. – И не только мой, я прав?
Манназ попыталась кивнуть, но внезапно застонала от сильной головной боли.
- Совсем не бережёшься, - укоризненно сказал ей Давур. – Придётся за тобой присматривать. Жаль, что тебя не удалось полностью освободить – снять Браслет мне не по силам, извини. Надеюсь, мне удастся получить одобрение Совета в этом вопросе. И не надо на меня так смотреть. Да, я Изгнанник. Но мы тоже люди, знаешь ли.
«Да, камнем по мне попали явно неудачно, - подумала Манназ. – У меня глюки. Или он действительно хороший человек. По-другому я просто не могу объяснить всё, что здесь происходит».
- Знаешь, Манназ, я думаю, что тебе нужно поспать, - Давур улыбнулся. – А мне нужно закончить кое-какие дела.
Манназ закрыла глаза и уснула. Давур укрыл её плащом и вышел из амбара.

***
Манназ сидит на скамейке около огромного помоста. С него спускаются мужчина и женщина. Он держит в руке подвеску в виде меча – приз сильнейшему воину. У неё подвеска в виде лиры с крыльями – приз лучшему музыканту.
Манназ не может усидеть на месте и подбегает к ним. Она не скрывает радости за своих родителей. Едва сойдя с помоста, мужчина и женщина обмениваются призами.
- Да, настанет день, когда наша дочь получит Лиру, - сказала женщина, посмотрев на Манназ.
- И Меч она обязательно возьмёт, - смеётся мужчина.
Она обнимают девочку. Манназ чувствует тепло, которое будет согревать её всегда. Всю оставшуюся жизнь. И даже дольше…


Манназ открыла глаза. Она смотрела в потолок и обдумывала свой странный сон. «Жалко, что я лица не запомнила», - с грустью думала девочка. Она перевела взгляд и обнаружила на полу около своей постели стопку новенькой одежды.
- Не стоит удивляться, - произнёс Давур, неизвестно как оказавшийся рядом. – Это подарок от меня.
- Да нет, не надо, – попыталась отказаться Манназ. – Зачем?
- Ну, будем считать это моим подарком тебе не просто так, а на Середину Года. И потом, не можешь же ты появиться на празднике в таком виде?
- Праздник… - пробормотала Манназ. – Только… Отдаривать нечем… - девочка смутилась.
- Ты мне уже подарила подарок. Такой большой, что ты и сама не представляешь, - Давур загадочно усмехнулся. – Да, это не всё, - он достал из-за спины новенькую дорожную сумку и протянул её Манназ. – Открой её.
Манназ достала из сумки деревянную флейту. Провела ладонью по отверстиям.
- Спасибо, - растерянно прошептала она.
- Может, примешь участие в Турнире музыкантов?
- Нет, не думаю. У меня вряд ли получится.
Давур расхохотался так, как будто услышал очень смешную шутку.
- Может ты и забыла, но у Римерлин с музыкой всегда были особые отношения. Нет такого инструмента, на котором не смогла бы сыграть Римерлин. Может, попробуешь флейту? – предложил он.
Манназ нерешительно поднесла флейту к губам.

…Удивительно красивая мелодия… такая красивая, что на подоконнике расположились «слушатели» - несколько птиц. Мозоли на пальцах левой руки, дрожь в правой… Но всё ещё хочется играть…
- Музыка должна идти не от пальцев и смычка, а от души. Если ты её не чувствуешь, то все упражнения напрасны… Ты можешь не знать ни одной ноты, и твоей музыкой будут заслушиваться. Ты можешь отлично знать нотную грамоту, но твоя музыка будет без души…


Девочка вздохнула и заиграла. Звуки, вначале робкие, складывались в необыкновенно красивую мелодию. Манназ наслаждалась игрой. Она почувствовала, что теперь не сможет ни дня прожить без музыки.
Когда она закончила, Давур восхищённо улыбнулся.
- А я тебе что говорил? – он хитро прищурился.
- У меня такое ощущение, что я играла и на каком-то другом инструменте. Что-то со струнами… и со смычком… - Манназ сжала виски руками. – Скрипка. Да, точно!
«Похоже, события развиваются быстрее, чем я предполагал», - подумал Давур. – «Интересно, как она отреагирует, когда вспомнит? И как я расскажу ей про её мать? Ох, Манназ, лучше бы тебе ничего не вспоминать!»
- Уверен, у тебя получится очень даже неплохо выступить. По крайней мере, я буду надеяться на твою победу, - Давур посмотрел на притихшую Манназ. – Эй, волчонок, ты заснула? Одевайся, и пойдём.
- А сколько я проспала? – почти с ужасом спросила Манназ.
- Ну, почти три дня. Ты уж извини, но я этому поспособствовал – я тебя покрепче усыпил. Тебе нужно было как следует отдохнуть.
Манназ взяла одежду и отошла за деревянную перегородку – переодеваться. Когда она появилась из-за неё, то осмотрела себя. На девочке были чёрные полотняные брюки, прочные, добротной работы сапоги на мягкой подошве, белая льняная рубашка и кожаная куртка с пластинами брони. В дополнение ко всему, Манназ расчесала волосы гребешком, который нашла в кармане куртки.
- Ну, вот, другое дело, - одобрительно кивнул Давур.
Они вышли из амбара и направились на главную площадь Гарэхэда. Там уже начинали собираться люди. Манназ и Давур заняли самое удобное место около возвышения.
- Ты уж извини, но позавчера я позволил себе заявить тебя на конкурс. Знал, что ты согласишься, - Давур виновато посмотрел на Манназ.
- А вам не хочется поучаствовать где-нибудь?
- Нет, волчонок, я уже брал здесь несколько призов. Хватит. И не нужно мне «выкать». Давай уже перейдём на «ты».
- Ладно, - улыбнулась Манназ. - А какие вы… ты получил призы?
- Пять раз – Меч, два – Звезду – приз магов и один – Лиру.
Праздник начался. Прошли соревнования воинов, магов. Пришло время соревнования музыкантов. Манназ сжала в руке флейту.
- Не надо бояться, - ободряюще шепнул ей Давур. – У тебя всё получится.
- Манназ Римерлин, Арканта! – немного погодя, объявил распорядитель праздника.
На ватных ногах Манназ поднялась на помост. Повернулась лицом к зрителям. Поднесла флейту к губам и заиграла.
Мелодия сначала походила на студёную, ледяную зиму. Почти физически ощущались твёрдые льдинки, которыми была наполнена музыка. Вдруг мелодия сменилась. Теперь она сквозила теплом, похожим на тепло домашней печи. Песня обогревала, давала ощущение тепла и света.
Когда Манназ закончила, то была почти оглушена внезапными аплодисментами. На глазах некоторых людей были слёзы. Девочка спустилась с помоста и села на своё место.
- Я же говорил, что у тебя получится! – Давур похлопал Манназ по плечу. – Я уверен, что ты победишь.
Наконец, пришло время объявлять результаты. Конечно же, в Турнире музыкантов победила Манназ. Когда она спустилась с помоста, к ней подошёл Давур.
- Молодец! Я тобой горжусь! – он искренне поздравил девочку. – Подожди здесь, мне ещё нужно забрать другой твой приз, - он усмехнулся и ушёл.
- Разреши и мне принести тебе свои поздравления, - сказал кто-то за её спиной. Манназ обернулась и увидела Гилидара.
- Большое спасибо, - твёрдо сказала она, глядя ему в глаза.
- Манназ, откуда столько злости? – с притворным недоумением спросил он. – Я же тебе добра желаю.
Девочка усмехнулась и провела рукой по маленькому шраму на щеке.
- Ну, что было, то быльём поросло, - продолжал он. – Я, собственно, хотел тебе кое-что рассказать. Вижу, что Давур не торопится открывать тебе истину. Конечно, это его право, тем более что это имеет прямое к нему отношение, но…
- О чём вы говорите? Какую истину? – недоверчиво переспросила Манназ.
- Я расскажу тебе правду. Вернее, покажу, - Гилидар внезапно бросил горсть какого-то порошка девочке в глаза.
Манназ упала на землю. Перед её глазами заплясали цветные пятна. Разум не выдерживал внезапно нахлынувших воспоминаний. С внезапной ясностью Манназ увидела свою жизнь до момента потери памяти…

- …Да, Манназ, когда-нибудь настанет день, когда мой меч будет твоим, - грустная улыбка.
- Нет, папа, я не хочу! – Манназ слишком хорошо понимала, что это значит.

Вдруг Манназ с внезапной ясностью узнала в человеке из своих воспоминаний… Давура.
«Не может быть… Как это?! Хотя… Только этим можно объяснить…»

Манназ вспомнила всё: отца, мать… Маленький домик в лесу. Но вдруг…

«… Ратора, беги! Спасай Манназ!» – высокий широкоплечий мужчина отмахивается мечом от очередного противника, и падает сражённый стрелой, выпущенной ему прямо в сердце.
Женщина, которую он назвал Раторой, бежит, прижимая к себе трёхлетнюю девочку. Ратора кладёт её в ведро и опускает в пересохший колодец. Потом достаёт меч и бросается в бой…

Догорал последний дом Натории. К деревне подъехали два всадника – мужчина и женщина.
- Не может быть, Гебо, - тихо сказал мужчина. – Мы опоздали?
- Да, Давур, похоже на то, - ответила она. – Моя сестра… Как же…
- Я никогда не верил, что Сибар может пасть в бою, - Давур покачал головой. – Я его очень хорошо знаю – всё-таки, он мой брат.
Вдруг из колодца послышался плач ребёнка. Путники поспешили вытащить ведро наружу и обнаружили в нём трёхлетнюю девочку.
- Манназ? – Гебо прижала малышку к себе. – Хотя бы тебе удалось спастись.
- Я думаю, что девочку нужно оставить у нас, - Давур провёл рукой по волосам Манназ. – Всё-таки, мы ей не чужие. Гебо, отвези Манназ домой, а я… Закончу здесь. Негоже бросать их всех так.

Не родные? Не может быть…

Но как я могу это помнить? Я же была такой маленькой…

Через несколько лет Манназ всё же смирилась со смертью своих настоящих родителей. Гебо и Давур заменили ей их. И девочка сама не заметила, как начала назвать Гебо – мамой, а Давура – отцом… Но однажды на эту дружную и крепкую семью напали воины Хранителей. Гебо и Давур были тяжело ранены. Воины забрали Манназ в Веригот и стёрли ей память. Теперь она думала, что служила Хранителям всегда…


Манназ открыла глаза и поняла, что плачет. От счастья. Вдруг кто-то обнял её. Девочка прижалась щекой к рукаву кожаной куртки и заплакала ещё сильнее.
- Да, дочка, наделал я дел, - усмехнулся кто-то. Манназ узнала Давура. – Надеюсь, ты меня простишь?
- Почему ты мне не сказал? – прошептала девочка сквозь слёзы.
- Я боялся, что ты мне не поверишь. Понимаешь, я за свою жизнь видел и такие случаи. И подумал, что тебе лучше будет всё вспомнить самой.
- Я бы поверила, - Манназ улыбнулась.
- Теперь и не сомневаюсь, - усмехнулся Давур. – Да, кстати, ты кое-что обронила, - он достал из кармана подвеску в виде лиры с крыльями. – Твой приз.
Манназ взяла подвеску в ладонь. Вдруг девочка вспомнила одно из своих видений…
- А… Где мама? Что с ней, почему она не здесь? – Манназ с волнением посмотрела на Давура.
- Видишь ли, Манназ, всё объяснить очень сложно… Когда тебя похитили, Гебо как будто потеряла себя. Она ни с кем не разговаривала, даже мне не удалось на неё повлиять. Однажды я пришёл домой и нашёл только записку. После этого я занялся её поисками, - тут Давур улыбнулся. – Ну, и твоими, конечно, тоже, - он задумался, будто что-то вспоминая. – Да, кстати, тут ещё для тебя кое-какие призы, - Давур достал из кармана маленький мешочек, туго набитый монетами. – Организаторы конкурса отдали это только непосредственному заявителю – мне.
Манназ растерянно повертела мешочек в руках.
- Манназ, для тебя есть ещё кое-что, - с улыбкой продолжил Давур.
- Отец, да ты меня подарками и так завалил, - рассмеялась Манназ. Попутно она отметила, что заветное слово произносится легко и свободно.
- Это подарок не совсем от меня, - возразил ей он. – Как бы тебе сказать… Это подарок от Гебо.
- Как это может быть? – растерянно прошептала она. – Ты нашёл маму?
- К сожалению, нет. – Давур вздохнул. – В записке она просила меня, если, разумеется, я тебя найду, передать его тебе, когда ты возьмёшь свою первую Лиру. И, надеюсь, не последнюю, - он достал из-за спины чёрный футляр. По форме его нельзя было спутать ни с каким другим…
Манназ взволнованно провела рукой по чёрной коже, которой был обшит футляр. Щёлкнула замком и подняла крышку. В углублении, идеально подходящем по форме инструменту, лежала скрипка. Без единой царапинки, дерево покрыто тёмным лаком. В креплении под крышкой лежал смычок.
- Уже настроена, - улыбнулся Давур. - И обрати внимание, в смычке – волос айкента. Натирать его не нужно.
- Можно? – осторожно спросила Манназ.
- Она твоя.
Манназ подняла скрипку на плечо. Взяла смычок…
Когда Манназ закончила играть, то увидела, что Давур смотрит на неё с нескрываемым восхищением и гордостью.
- Ты настоящая Римерлин, - сказал он.
Девочке показалось, что он был не единственным, кто это произнёс.

…Манназ отложила смычок и вопросительно оглянулась на Гебо. Та задумчиво смотрит на неё, улыбаясь своим мыслям. Встаёт и подходит ближе.
- Ты настоящая Римерлин…


- Спасибо, отец. Это самая большая похвала, которую я когда-либо слышала, - Манназ улыбнулась. – Да, и не забывай, что я не только Римерлин, а ещё и Кетаран.
- Спасибо, дочка, - Давур засмеялся. – Немногие люди соглашаются носить фамилии отца и матери сразу. Да, кстати, я так и не расспросил тебя толком о том, что было после того, как тебя похитили. Может, расскажешь?
- Я служила Хранителям, - с отвращением сказала Манназ. – Они сказали мне, что я родилась в Вериготе, а мои родители погибли на задании. Я им не поверила. Папа, я искала тебя. И маму…
- Ты молодец, - Давур одобрительно кивнул. – Но как ты попала в неприятности? Ну, ты поняла, о чём я…
- Разведывательный отряд, в котором я была, наткнулся на Серых. Всех наших убили – они попытались спастись бегством, но у них ничего не вышло. Я была ранена, и Серые меня не добили – они подумали, что я умерла. А потом меня подобрали работорговцы.
- Я предполагал, что у Хранителей плохо с моралью, но чтобы настолько…
- Среди них есть и хорошие люди, - возразила ему Манназ.
- И кто, например?
- У меня там остались друзья. Хатгэр и Алетрен Эгасы. Они храбрые воины и честные люди. Хотя, Алетрен не человек. Он эльф.
- Эльф? Не верю своим ушам, - покачал головой Давур. – Откуда в Мирах взяться эльфу? И, кроме того, как человек и эльф могут быть братьями?
- Вот уж не знаю, - пожала плечами Манназ. – Аномалия какая-то. Кроме того, среди Хранителей есть ещё один хороший человек. Его зовет Нвадан Риарус.
- Его я знаю, - кивнул Давур. – Он был учителем Гебо и Раторы.
- Чего? – глаза Манназ округлились от удивления. – Он мне ничего не говорил. Нвадан учил меня, но…
- С этим ещё нужно разобраться, - нахмурился Давур. – Да, кстати, про «учиться»… Ты уже несколько лет, как забросила тренировки, я прав?
- Ага, - кивнула Манназ. – Тут уж было не до тренировок. Я многое забыла.
- Я помогу тебе всё вспомнить. Уж будь уверена, - с шуточной угрозой сказал Давур. – Но не раньше, чем мы доберёмся до Райзета – нужно привести в порядок твою ногу. Кстати, кто тебе её сломал?
- Почему ты думаешь, что мне её сломали?
- Манназ, я тебя хорошо знаю. И ты меня хорошо знаешь…
- Ну ладно, ладно, - сдалась Манназ. – Первым, кто меня купил, был Гилидар Ларрен. Я попыталась сбежать. Неудачно. Бегать потом я долго не могла, - Манназ невесело усмехнулась.
- Теперь всё будет хорошо. Только нужно будет добраться до Райзета. Да, кстати, теперь у меня есть своя Башня в Учебном корпусе…
- Правда? Ты теперь можешь набирать отряд? – Манназ радостно улыбнулась. – А какая Башня?
- Пятая Угловая. Та самая, в которой я учился. Она сама как маленькая крепость. Там есть несколько тренировочных залов, библиотека, медпункт и даже кузница. Да и я там не один работаю. В Башне ещё есть лекарка, библиотекарь и преподаватель зельеварения и алхимии.
- Ничего себе! Мне уже хочется её увидеть. У тебя уже, наверно, собрался самый лучший отряд в Райзете?
- А вот отряда у меня нет. Уже несколько лет пытаюсь набрать, - Давур грустно улыбнулся. – Через месяц-другой после набора никого не остаётся.
- Странные люди, - пожала плечами Манназ. – Не понимаю их. Я бы со всех ног бежала туда учиться…
- Волчонок, ты не считаешь, что уже пора спать? – Давур с насмешкой посмотрел на Манназ. – Уже давно стемнело. Да и глаза у тебя слипаются.
- Да, точно, - Манназ зевнула. – Спокойной ночи, отец.
- Спокойной ночи, дочка, - Давур крепко обнял Манназ.
Девочка завернулась в серый плащ и заснула. Теперь её сны были наполнены радостью и счастьем.
Но Давур не торопился ложиться спать. Он ещё долго смотрел на спящую дочку и о чём-то думал.
- Да, Гебо, наша дочь уже выросла, - шёпотом сказал он. – Жаль, что ты её не видишь…

(терекка* - (с яз. Хунтр) – девочка)
 отзывы (0) 
Оценить:  +  (+1)   
10:14 21.09.10
Глава 2

Давур стоял у двери в медпункт Пятой Угловой Башни. Он ждал уже почти час. Наконец, дверь открылась. На пороге стояла разгневанная целительница Рона Риата. Старушка сверлила посетителя гневным взглядом.
- Плохой из тебя отец, Давур, - сердито сказала она. – Не следишь ты за Манназ. Который раз она ко мне попадает? Не считал? Так я тебе скажу: уже девятый за четыре года. Девятый! Почему она отправляется с тобой на все задания? Зачем ты подвергаешь её опасности? Ты хоть понимаешь, что она ещё ребёнок?
- Рона, я уже не ребёнок, - послышался из глубины медпункта тихий голос Манназ. – Мне семнадцать.
- А ты вообще помолчи! – Рона обернулась. – Семнадцать ей… Тебе нужен полный покой!
- Думаю, мои слова здесь будут лишними, - Давур примирительно поднял руки. – Рона, ты дашь мне пообщаться с дочерью?
- Да тебя вообще стоило бы к ней не подпускать! Ладно уж, - она внезапно смягчилась. Рона ушла в комнатку, предназначенную для хранения медикаментов.
Давур прошёл в медпункт. На одной из множества кроватей лежала Манназ. Девушка почти не двигалась – давала о себе знать рана, полученная в живот.
- Здравствуй, папа, - с трудом сказала она.
- Привет, дочка, - Давур сел на край кровати. – Вижу, ты идёшь на поправку.
- Ага, - Манназ улыбнулась. – Скоро я встану. Рона впихнула в меня столько магии, что я дня через два вообще бегать буду.
- Вот и отлично, - Давур улыбнулся. – Рад, что с тобой уже почти всё в порядке, - он вдруг понизил голос. - Знаешь, нужно было нам с тобой на задание Рону взять. Она бы всех Серых построила и отчитала за неаккуратное обращение с оружием.
- Я всё слышу! – сердито крикнула Рона.
- Папа, а ты отчитался о выполнении задания Эмборгу Деналису? – вдруг спохватилась Манназ.
- Ещё нет. Но я думаю, что глава Совета нас поймёт.
- Конечно, я вас пойму, - в медпункт вошёл Эмборг. На вид ему было около пятидесяти лет. Впрочем, никто в Райзете не знал его настоящий возраст. – Только вот Совет моё мнение не разделяет.
- Прошу простить меня, - сказал Давур. – Я не мог идти на заседание Совета, не убедившись, что с Манназ всё в порядке.
- Папа, со мной всё хорошо. Жить буду, - Манназ улыбнулась. – Тебя ждёт Совет.
- Да, Давур, на заседании будет снова подниматься вопрос, который тебя интересует, - с нажимом сказал Эмборг. – Твоё присутствие обязательно, - он вышел из медпункта.
- Что ещё за вопрос? – Манназ с любопытством посмотрела на отца.
- Тебе не нужно знать это, - уклончиво ответил ей Давур.
- Папа, ты опять просил, чтобы тебя допустили к Камню Силы? – Манназ укоризненно посмотрела на него.
- Да, - твёрдо ответил ей Давур. – Манназ, мне жаль, что я сам не смог снять твой Браслет Повеления. А Камень Силы может помочь.
- Ты скоро доведёшь Совет до белого каления. Отправят тебя на какой-нибудь дальний аванпост или даже хуже… Папа, не надо. Проживу я и с Браслетом.
- Манназ, я считаю своим долгом освободить тебя. И это не обсуждается, - Давур вышел из медпункта.
Манназ закрыла глаза. Она знала, что отца не переубедить…

***
Через два дня Манназ уже вышла из медпункта. Теперь она жила в одной из ученических комнат Пятой Угловой Башни. Сейчас Манназ спала. Разбудил её луч солнца, пробившийся сквозь плотные шторы. Девушка открыла глаза и посмотрела на часы. Стрелки показывали половину девятого.
- БЛИИН! – Манназ отбросила одеяло и спрыгнула с кровати. Быстро оделась и выбежала из комнаты. Она направилась было в тренировочный зал, но вдруг ей на плечо легла чья-то тяжёлая рука. Манназ обернулась и увидела Давура.
- Куда торопишься? – с насмешкой спросил он.
- Я проспала утреннюю тренировку. Пап, ты не сердишься? – голосом пай-девочки сказала Манназ.
- Нет, - улыбнувшись, ответил Давур.
Манназ посмотрела отцу в глаза…
- Ты это специально сделал, верно? – с возмущением сказала она.
- Ага. Чуть-чуть усыпить тебя было пустяком.
- Но зачем было это делать?!
- Хотелось посмотреть, как ты отреагируешь. Я учил тебя сдерживать эмоции. Видимо, мои уроки практически пропали даром. Вдобавок, сегодняшнее утро было твоей последней возможностью выспаться.
- Я иногда тебя не понимаю, - мотнула головой Манназ.
- Сегодня я набираю группу на обучение. Я убеждён, что на этот раз она просуществует хотя бы три месяца. Предыдущий мой рекорд – два с половиной. Но я думаю, что в этот раз всё будет хорошо.
- Ну, по крайней мере, один ученик у тебя уже есть, - засмеялась Манназ. – Вернее, ученица.
- И не могу сказать, что я ею недоволен. Я сейчас иду в Главный Зал – туда уже прибыли ученики. Идёшь со мной?
- Конечно, - согласилась Манназ. – Будет любопытно увидеть тех, с кем придётся учиться.
Манназ и Давур вышли из гостиной Пятой Угловой башни и направились в Главный Зал. Там уже собрались все мастера Райзета. Да и учеников было очень много.
Давур встал у стены под эмблемой Пятой Угловой башни.
- Не хочешь поискать потенциальных учеников? – спросил он у Манназ. – У тебя это хорошо получается.
- Ага. Только вот почему-то все, кого я находила, от тебя уходили.
- Ну, в этом нет твоей вины, - усмехнулся Давур.
- Папа, я знаю, как это важно для тебя. Я буду очень стараться. В этот раз у тебя будут действительно хорошие ученики. Они не уйдут, - девушка отправилась бродить по залу.
- Эй. Манназ! - крикнул кто-то сзади.
Манназ обернулась и увидела, что к ней спешит высокий улыбающийся до ушей парень.
- Риман? Ты-то как здесь оказался? – с удивлением спросила у него Манназ.
- Гоняюсь за мечтой,- засмеялся Риман.
- Ты всё ещё хочешь стать паладином?
- Спрашиваешь! – в глазах Римана блеснул озорной огонь. – Я слышал, что здесь мастер Кетаран - лучший паладин Миров. Не знаешь, он сможет меня взять в группу?
- Ты действительно хочешь учиться? – Манназ вмиг посерьёзнела. – Ты не бросишь учёбу?
- А почему это для тебя так важно? – непонимающе спросил Риман.
- Давур Кетаран – мой Учитель, - ответила Манназ. «И намного больше, чем просто учитель», - с улыбкой добавила она про себя. – Если ты бросишь учёбу, то…
- Ты его знаешь? А ты можешь меня к нему отвести? – перебил её Риман. – А как он тебя учит? Как Миерлинг или паладина? А…
- Эй-эй, Риман, давай, ты ему сам задашь все вопросы, ладно? – с улыбкой сказала Манназ.
Они протолкались через толпу к Давуру. Манназ увидела, что он разговаривает с высокой красивой девушкой. Казалось невозможным, что она собирается идти учиться у самого требовательного и строгого мастера Райзета – девушка казалась слабой и хрупкой. Её волосы были пышными и светлыми, фигура - просто идеальной, а уж взгляд не мог оставить равнодушным практически никого из особей мужского пола.
Манназ оглянулась на Римана. Он стоял, буквально вытаращив глаза.
- Теперь я ещё больше хочу у него учиться, - взволнованно сказал он.
- Если ты так будешь пялиться на неё на тренировках, то уйдёшь с них с синяками, - предупредила его Манназ. Она подошла к Давуру. – Учитель, с вами хочет поговорить один молодой человек. Его зовут Риман Тиори. Он хочет у вас учиться.
- Тиори, да? – задумался Давур. – Ладно, я поговорю с ним. А ты пока познакомься с ещё одной моей ученицей. Одъяр Варлуа, - он кивнул в сторону красавицы. – Она хочет стать Миерлинг. И, похоже, что у неё есть необходимые для этого сила и упорство. Ну и некоторые другие качества…
Манназ подошла к Одъяр.
- Здравствуй, - приветливо поздоровалась та. – Ты Манназ Римерлин?
- Ну да, - Манназ немного смутилась. – А ты Одъяр Варлуа, верно?
- Будем знакомы, - Одъяр поймала ладонь Манназ и пожала её.
- Я слышала, что ты хочешь стать Миерлинг. Тебе действительно это нужно?
- Да, - кивнула Одъяр. – Я знаю, что это трудно. Особенно, учитывая то, что у меня подготовка больше мага, чем воина.
- Подготовка здесь абсолютно ни при чём, - покачала головой Манназ. – Нужно очень много внимания уделять тренировкам силы воли и морали.
- А тренировки тяжёлые?
- Если честно, я и не знаю. Я уже привыкла. Видишь ли, Давур меня уже очень давно тренирует.
- А насколько давно?
- С четырёх лет. Когда каждый день состоит почти сплошь из тренировок, их тяжесть просто отходит на задний план. Вообще, Давур считается самым строгим мастером в Райзете. Он, кстати, ненавидит от учеников слова «я не смогу». Думаю, это тебе пригодится. Да, ещё кое-что, - Манназ серьёзно посмотрела на Одъяр. – Ты ведь не собираешься бросать учёбу?
- Ты издеваешься? – искренне оскорбилась Одъяр. – Я, вообще-то, очень упрямая.
- Манназ, можешь меня поздравить, - к подругам подошёл Риман. – Я принят!
- Рада за тебя. Познакомься – Одъяр Варлуа, - Манназ кивнула в сторону своей новой подруги.
- Риман Тиори, - он протянул руку. Одъяр пожала её.
- Ты вроде хочешь стать паладином? – спросила она у него.
- Да, это мечта моей жизни. А у тебя есть мечта? – Риман хитро посмотрел на Одъяр. Они, разговаривая, отошли к другой стене.
- Как тебе новые ученики? – к Манназ подошёл Давур.
- Римана я знаю. Мы с ним через многое прошли. Он иногда бывает несерьёзным, но он человек чести. Одъяр, я думаю, тоже настроена серьёзно. Она вряд ли уйдёт из группы.
- Ну, буду надеяться, что всё сложится именно так, как ты думаешь, - улыбнулся Давур.
Но тут к ним подошла ещё группа будущих учеников, и Давур был вынужден прервать разговор.
Через полчаса уже набралась группа из десяти человек. По дороге в Башню Манназ присмотрелась к одногруппникам и в очередной раз подумала, что мало кто останется в отряде. «По-крайней мере, в этот раз все примерно моего возраста, - подумала Манназ. – Надоело казаться всем малолеткой».
Группа остановилась в гостиной.
- Эта башня, надеюсь надолго, теперь станет вам домом. Выбирайте себе комнаты. Тренировки начнутся завтра, в семь часов утра на тренировочном поле. Настоятельно прошу не опаздывать. Последствия этого будут для вас не самыми радужными, поверьте, - сказал Давур и ушёл в свой кабинет.
- У тебя, наверно, уже есть комната, да? - спросила Одъяр у Манназ. – Не возражаешь, если я поселюсь с тобой?
- Нет, конечно, - улыбнулась Манназ.
Подруги вошли в комнату № 5.05. Одна её половина, справа от окна, была занята Манназ. Растрёпанные ноты и альбомы для рисования, книги и футляр со скрипкой на полу, метательные ножи, воткнутые в стену – так эта половина выглядела. Одъяр бросила дорожную сумку на соседнюю кровать. Начала выкладывать из сумки вещи.
- Как же хорошо, что моя сумка с маленьким магическим секретом! – почти с умилением сказала Одъяр. – Обычные не удовлетворяют мои потребности.
- Они у тебя большие, - со смешком сказала Манназ, оглядев гору всевозможной одежды и косметики.
- Жаль, что шкаф расширить не получится, - горестно сказала Одъяр.
- Займи мои полки, - пожала плечами Манназ. – Мне нужны всего две.
Одъяр открыла шкаф и увидела на полках пару стопок одежды и висящую на вешалке куртку.
- Знаешь, для меня будет просто подвигом походить один день в одной и той же одежде, - сказала Одъяр.
- Любишь вещи с Земли? – оглядев гору одежды на соседней кровати, спросила Манназ.
- Ага. Жалко, что здесь не получится походить по магазинам…
- Почему? – Манназ легла на кровать. – Райзет – это не только крепость, а ещё и город. Довольно большой, кстати. Здесь полно магазинов. Только я боюсь, что земных вещей ты тут не найдёшь.
- Ну и ладно, - Одъяр махнула рукой. – Для меня просто ходить по магазинам – уже удовольствие.
- Я уверена, что красивая одежда тебе здесь не очень пригодится. У Миерлинг, вообще-то, очень много тренировок.
- Я даже на них хочу выглядеть хорошо.
- Посмотрю, как у тебя это получится, - Манназ невольно улыбнулась.
- Получится, не сомневайся. Как-то раз, когда я ещё училась в школе магов, одно моё заклинание получилось, мягко говоря, со сбоем. Короче, рвануло капитально. Я основательно закоптилась. Но, можешь мне поверить, выглядела я только немногим хуже, чем до взрыва.
Девушки разговаривали до вечера. Манназ про себя удивлялась тому, что соскучилась по общению. «Буду надеяться, что у меня появилась настоящая подруга. Впрочем, верю в это я уже далеко не в первый раз…» - думала она, засыпая вечером.
 отзывы (0) 
Оценить:  +  (+1)   
12:04 05.10.10