Главная

Поиск


?

Вопросы






FAQ

Форум

Авторы

Фантастика » Фантастический боевик »

Апокалипсис. Павший кремль.

      В 2082 году началась война, в которой не было победителя, не было побежденного. Цивилизованной жизни пришел конец…
 отзывы (2) 
Оценить:  +  (+1)   
01:13 15.11.12
Глава 1.

      Бушевавший ночью ливень утих часам к трем, а к рассвету грязь уже засохла. Новый день не предвещал ничего хорошего. Да и что хорошего есть в руинах? в палящем нещадно, будто пытающемся выжечь все живое, солнце? в высохшей грязи? Многие полагают, что на ней остаются следы, по которым их можно найти... глупости все это. Зверье найдет вас по запаху, а люди... они вроде как называются разумными.
      И вот еще одна глупость, еще один миф, который люди считают аксиомой. Ни одно действительно разумное существо не допустит, чтобы его жилище было разрушено. Люди же, возомнившие себя богами, не просто уничтожили мир, но уничтожили его осознанно.
      В 2076 году отношения между государствами были, мягко говоря, напряженными. Кризис в энергетике и ресурсах постепенно сводил всех с ума. Сначала были локальные стычки, восстания, а затем, в 2082 году, и сверхдержавы решили поиграть в войнушку. Это продлилось полгода. Весной 2083 года мир окончательно сошел с ума и безумцем канул во всепожирающем пламени Войны. Войны, в которой не было ни победителя, ни побежденного.
      Тот мир, что остался выжившим, был совершенно другим. Однако даже здесь человек остался человеком в худшем своем проявлении. Люди все так же предавали, продавали и убивали друг друга.
      Прислонившись к стене в тени, человек внимательно изучал улочку перед собой. Любое движение анализировалось мгновенно, столь же быстро мозг определял степень угрозы и подходящий алгоритм действий. Как машина.
      Нет, человек этот был человеком на все сто процентов, с его достоинствами и недостатками. Однако торопиться он не любил. Спешка в новом мире только мешала, и те, кто этого не понимал, долго не жили.
      Проложив маршрут, человек активировал компьютер, отметил маршрут на карте и, поправив гарнитуру в ухе, быстрым, но не торопливым шагом двинулся по улочке. Обошел по дуге идеально круглую яму, вспрыгнул на крышу автомобиля, осмотрелся и вторым прыжком достиг двери подъезда. Подергал ручку двери - безрезультатно. Электронный замок, похоже, не пострадал за несколько лет существования в постапокалиптическом мире, продолжая честно выполнять свою работу. Человек не стал размышлять, почему так получилось: достал пистолет и выстрелил в замок. Жалобно пискнув, устройство отключилось, отправившись в свой механический рай. Дверь начала открываться, и человек напрягся, однако ничего не произошло - дверь распахнулась, как бы приглашая войти. Человек от приглашения не отказался и вошел внутрь. Через полминуты он уже стоял у выбитого окна пятого этажа и закреплял трос. Справившись с этой задачей, он спустился вниз и продолжил движение в сторону многоэтажной автостоянки.

* * *


      Ночь. Луна неярко освещает поляну, а на границе света и тени летит березовый лист. Тихо журчит речка, шуршит листвой лес, в лесу мелькают силуэты животных.
      Этот пейзаж находится рядом с Санкт-Петербургом, одним из многих мертвых городов. Частично разрушенный, он слепо смотрел на людей…
      Сегодня здесь, рядом с тихим лесом, прольется кровь. Прольется в который раз, хотя ничто и не говорит об этом. Поляну пересекали пятеро человек в военном камуфляже, и из темноты на них внимательно смотрели чьи-то глаза…
      Люди подошли вплотную к лесу, и в этот момент что-то хрустнуло; пятерка направила стволы автоматов в сторону источника звука.
      - Проверь, что там, - произнес один из них, судя по командным ноткам в голосе - главный в группе.
      Человек увидел неподвижно лежащего на земле, в куче сломанных веток, мужчину. Тот лежал, раскинув руки, но понять, жив он или нет, было нельзя. Командир смотрел, как его подчиненный приближается к лежащему… то, что происходило дальше, он запомнил на всю оставшуюся жизнь, каждый кадр этого «фильма» навек отпечатался в его памяти.
      Боец подошел к валяющемуся без движения человеку, и тут же глаза лежащего распахнулись, а в грудь человека вонзилось лезвие метательного ножа и, пройдя между ребрами, пронзило сердце; убийца вскочил на ноги и, выдернув нож из падающего наземь тела, ринулся в атаку.
      Военные вскинули автоматы и открыли шквальный огонь, но поразить цель не смог ни один: убийца словно чувствовал летящие в него пули и уклонялся от них.
      Патроны кончились одновременно, и группа за две секунды лишилась еще двоих бойцов. Двое выживших встали спина к спине, водя стволами автоматов из стороны в сторону.
      - Похоже, Хищник по наши души пришел… - прошептал рядовой. Руки его затряслись, оружие упало на землю, и боец, медленно отойдя от командира, поднял руки над головой. Командир не стал его винить - их подразделения больше не существовало, и они сейчас должны были сделать все возможное, чтобы выжить. Просто потому, что так велит каждому инстинкт самосохранения.
      Впрочем, капитуляция не помогла - перед лицом боевика что-то мелькнуло, блеснули белые зубы с белыми клыками, и военный рухнул на землю, пытаясь зажать руками рваную рану на шее. Командир уничтоженной группы отбросил в сторону автомат, бесполезный без патронов, и выхватил грозного вида боевой нож. Хищник приблизился на расстояние вытянутой руки, и военный взмахнул ножом, целясь в грудь; промазал - лезвие рассекло убийце плечо. Тот отпрянул, и на глазах у ошарашенного боевика рана начала затягиваться. Процесс занял от силы пять секунд. Выпавший из руки нож вонзился лезвием в землю, словно пытаясь зарыться в нее, спрятаться от того, кого не берет холодное оружие и кто в силах почувствовать пули, летящие в него…
      - Молодец, - негромко рыкнул Хищник.
      Военный закрыл глаза, готовясь к смерти. И она не заставила себя долго ждать.

* * *


      Забравшись на крышу автостоянки, наемник подошел к ее краю и всмотрелся в Привокзальную площадь.
      Между разбитыми машинами ходили туда-сюда роботы-охранники, которые после Войны закрыли доступ к Московскому вокзалу. Почему? Никто не знал. Поразить механического охранника было достаточно сложно: противопульная броня прикрывала многие уязвимые зоны робота.
      - Дохлый номер, - произнес наемник в пустоту. - Их слишком много.
      Пустота подернулась рябью, и на свет появился человек в цифровом камуфляже.
      - Как ты догадался? - спросил он.
      - Почувствовал, - кратко ответил наемник. - Как вы планируете выковыривать груз?
      - Сам посмотри, - ухмыльнулся Хамелеон, махнув рукой в сторону человека, бесшумно приближающегося к границе охраняемой зоны. Не дойдя метров десяти, он снял с плеча какое-то оружие, зарядил…
      - Что вы ему сказали?
      - Что там груз стоимостью около пары миллионов и что ему достанется четверть. Повезло, жадина попался, - вновь оскалился человек. Нехорошо выглядела его улыбочка…
      - А что за пукалка?
      - "Иерихон".
      Ни больше и не меньше.
      "Иерихон" негромко чихнул и выплюнул заряд. Пролетев метров двадцать, он встретил препятствие в виде головы робота-охранника и примагнитился к ней, после чего обладатель головы, слегка качнувшись, повернулся, приблизился к ближайшему собрату и активировал электрошокер. Раздался тихий треск, и робот отключился, атакованный своим "коллегой".
      - Снаряд испускает электромагнитные волны, которые заставляют охранника атаковать всех, кого он увидит, - негромко произнес наемник. Он расчистит путь тому стрелку, который быстренько пройдет по проторенной тропке и возьмет груз, а когда вынесет его в неконтролируемую железками зону, будет ликвидирован. Так?
      - Угадал. Все так и будет, - усмехнулся Хамелеон.
      - Это вряд ли… - буркнул наемник и, закрепив трос, спрыгнул вниз.
      Оказавшись внизу, Шахматист вскарабкался на груду камней, завалившую вход в здание, и застыл. Ни одного случайного движения, ни единого звука не исходило от него, ничто не выдавало занявшего позицию рядом с человеком наемника. Он слился с камнями, адаптивный камуфляж перестроился под нужды владельца и полностью скрыл его. Обнаружить наемника не смог бы никто…
      Тем временем "жадина" покинул свое укрытие и устремился к цели. "Иерихон" он оставил на земле, надеясь на то, что уже учиненного им переполоха хватит для того, чтобы осуществить свой замысел.
      Задумка была почти идеальной, но тут в игру вступил неучтенный фактор, коим оказался боевой БПЛА, явившийся откуда-то из глубин вокзала. "Жадина" был мгновенно обнаружен, и вырвавшаяся из-под крыла ракета стремительно полетела к нему, вращаясь в полете…
      Спустя секунду ракета ударила в землю рядом с человеком, разметав его останки по площади. А еще через три секунды самолет, спустивший ракету, словил крупнокалиберную пулю "Иерихона" в двигатель. На этот раз снаряд был не "гипнотизирующим", а боевым. БПЛА начал снижаться, и Шахматист, убедившись, что немного времени у него есть, приблизился к машине, в которой лежал груз.
      Это был небольшой чемоданчик, в котором могло быть все, что угодно. Наемник почти вытащил его из машины, когда его тело прошил разряд в несколько десятков киловольт. Сознание погасло быстрее, чем тело коснулось земли.

* * *


      Наемник очнулся в темном и холодном помещении. Сев, он потряс головой, которая все еще гудела после удара током.
      Осторожно поднявшись на ноги, наемник подошел к закрытой двери. Но что такое замок? Так, мелкая помеха, не более того...
      Вспышка в глазах заставила наемника остановиться.
      - Какого хрена... - начал он и осекся, услышав свой (или не свой?) голос. Он стал еще более низким, рычащим. Зрение обострилось, и наемник завертел головой.
      Это был другой подвал. Дверей здесь не было, зато был люк в потолке. Приоткрытый люк.
      Вспышка - и наемник вновь стоит перед запертой дверью.
      - Фигня какая-то... - пробурчал он своим обычным голосом и ударил ногой в замок.

       Как только Хищник выбрался из подвала, что-то вспыхнуло, и он обнаружил себя стоящим перед запертой дверью.
      - Фигня какая-то... - раздался чей-то голос, а затем до Хищника дошло, что этот голос исходит от него. Он сразу же решил: все это ему просто кажется...
      Кто-то, чьими глазами сейчас видел Хищник, ударом открыл дверь и вышел в коридор.
      Вспышка.
      Втянув носом воздух, он понял, что это была не галлюцинация. И сейчас между ним и тем человеком примерно сотня метров...


      Лабиринт привел наемника к выходу, но он отчетливо понимал: подняться сейчас - значит обречь себя на гибель. Он чувствовал ярость того, кто ждал наверху. Люк был открыт, и в голове родился план действий. Достав небольшой металлический цилиндрик, наемник метнул его вверх и негромко щелкнул пальцами. Вспыхнуло маленькое солнце, и наемник рванул свое тело вверх, выбрасывая его из темноты подземелья.
      Неожиданный удар сбил наемника с ног. Он быстро поднялся на ноги и, не оборачиваясь, двинул кинувшемуся на него человеку локтем в живот. Тот на пару секунд согнулся, ловя ртом воздух, и наемник, воспользовавшись моментом, нанес мощный круговой удар ногой в голову. Удар должен был как минимум разбить противнику черепушку, однако он только потряс головой и, слегка качаясь, пошел в атаку, нанося быстрые, но мощные удары. До поры до времени эта тактика могла придержать, заставить наемника тратить силы на уклонения, однако, как только человек замахнулся, чтобы нанести очередной удар, он сделал небольшой шаг назад, а затем провел прямой удар ногой. Удар пришелся в солнечное сплетение, и противник, резко выдохнув, рухнул на спину. Наемник подошел к нему, намереваясь резким ударом подкованного каблука в горло завершить бой, однако за это время человек успел прийти в себя, и он немного изменил планы.
      - Зачем тебе это? - негромко спросил наемник, глядя ему в горящие злобой глаза.
      Поединок взглядов длился секунд десять, не больше, затем человек отвел взор, в котором
угасала ярость, медленно поднялся на ноги и, стараясь не смотреть в глаза, пошел прочь. Его пошатывало от всех полученных ударов, но все же человек довольно быстро приходил в себя. Спустя полминуты он уже двигался в быстром темпе. Вскарабкавшись на крышу здания, он перешел на бег и скрылся. Преследовать его наемник не стал. И без того забот хватает...

* * *


      Хамелеон сидел на бетонном блоке и смотрел на медленно приближающегося наемника. Рядом лежало его снаряжение.
      «Почти получилось», - думал Хамелеон. - «Метко его Шахматистом окрестили. Все просчитал, хоть и облажался под конец».
      Шахматист приблизился к Хамелеону, достал из кармашка своего костюма шприц, заполненный какой-то жидкостью, и ввел иглу себе в руку.
      «Наркоман, что ли?» - подумал Хамелеон, но вслух высказать этот вопрос не решился и мысленно засунул его как можно глубже.
      - Они отошли к вокзалу, - негромко произнес Хамелеон. - Я решил подождать тебя, тем более что возвращаться рановато. Мы должны добыть груз.
      - Мины? - спросил наемник, сообразив, почему человек не рискнул сунуться в лабиринт из машин, свободный от охранников. Шахматист тряхнул головой, и средство, похоже, начало действовать: глаза заблестели, пропала та сонность, с которой пытался бороться наемник, мозги очистились от лишних мыслей.
      - Они самые, - кивнул Хамелеон. - Шмотки твои они оставили на чистой территории, а затем понаставили сенсорных мин и свалили.
      - То, что не понадобится, оставь под завалом, - бросил Шахматист, надев камуфляжный костюм и шлем. Взяв "Иерихон", он убрал его за спину и, вскарабкавшись на крышу, оценил обстановку.
      - Пройти можно, - сказал наемник так, чтобы Хамелеон его услышал. - Но придется попрыгать.
      Спустившись вниз и приблизившись к минному полю, Шахматист поднял с земли камень и сжал его в руке. Затем он запрыгнул на крышу машины и, дождавшись, пока Хамелеон последует за ним, подмигнул и бросил камень вниз.
      Грохнуло. Взрыв испарил камень и разбросал в стороны корпуса машин, а затем ударная волна зацепила еще одну мину...
      Хамелеон едва успевал за Шахматистом, скачущим по крышам автомобилей, а сзади рвались мины. До спасения оставалась всего пара прыжков.
      Однако потом все пошло наперекосяк. Очередной взрыв преподнес подарок в виде осколка, прилетевшего в спину человеку и сбившего его с ног.
      - Мля... - прошипел тот и попытался вскочить на ноги, но не тут-то было: острая боль пронзила все тело, и Хамелеон рухнул вновь. Через секунду грянет взрыв...
      Чья-то рука выдернула осколок из спины человека и швырнула его на следующую машину. Приземление было жестким, но оно прочистило Хамелеону мозги, и он, выхватив из крепления на поясе шприц, торопливо ввел себе смесь обезболивающего со стимулятором и поднялся на ноги.
      Следующий прыжок получился так себе, на троечку, и Хамелеон, не удержав равновесия, упал с крыши. Он ждал смерти, но та словно забыла про него.
      - Подъем! Здесь мин уже нет, зато скоро появятся роботы! - Шахматист не собирался ждать, пока человек осознает смысл этих слов, рывком поднял его на ноги и потащил его за собой.
      - Сколько... еще? - тихо спросил Хамелеон.
      - Почти все, - ответил Шахматист и, протянув руку, достал чемоданчик. - Осталось только уйти...
      - Нужна машина.
      Наемник огляделся.
      Возле обелиска стоял чуть помятый автомобиль. Тактический модуль шлема просканировал его и сообщил, что повреждения незначительны. Вроде бы и повезло, но Шахматист чувствовал: что-то не так. К тому же людей и машину разделяли примерно тридцать метров открытого пространства. Впрочем, попробовать стоило.
      - Сам идти сможешь?
      - Вроде бы да... - прошипел Хамелеон.
      - Тогда двинули, - решил Шахматист.
      Чуть ли не ползком они преодолели пять метров, а затем удача решила, что эти двое исчерпали лимит. Между людьми и машиной появился робот, тут же сообщивший о своей находке своим собратьям.
      - Вашу мать! - рыкнул Шахматист и подтолкнул Хамелеона на крышу. - Бегом!
      Очередная скачка по машинам была не столь короткой - людям приходилось уклоняться от роботов, стремящихся попасть в них электродами шокеров. Наемнику здесь было проще, чем раненому Хамелеону. В конце концов тот не выдержал нагрузки и свалился мешком с крыши. Шахматист выматерился и, забыв про все планы, схватился за "Иерихон", выстрелил дважды электромагнитными пулями, а затем спрыгнул вниз и, крикнув: "Вали в машину!" - принял бой с машинами.
      В рукопашном бою с людьми все бы закончилось через пару ударов, но сейчас наемник мог только блокировать удары и уклоняться от атак шокерами. И медленно, но верно отступать к машине.
      Наконец, поравнявшись с автомобилем, где уже сидел Хамелеон, он запрыгнул внутрь.
      - Давай быстрее! Или стекло для них - помеха? - с паникой в голосе спросил человек.
      - Еще какая, - оскалился наемник.
      Роботы столпились возле машины, но активных попыток добраться до людей не предпринимали. Программа мешала им нанести ущерб чьей-то собственности, а то, что владелец этой машины, скорее всего, лежал где-то неподалеку, глядя в небо пустыми глазницами, кибернетическим охранникам было по барабану. Впрочем, мешкать не стоило. Очень скоро они предпримут попытку достать "нарушителей" из автомобиля.
      Шахматист нажал на кнопку запуска двигателя. Ничего не произошло. Выругавшись, он нажал кнопку еще раз, другой третий... Машина не заводилась. Тем временем какой-то не в меру догадливый робот потянулся к дверной ручке. Наемник заблокировал все двери и, зарычав, изо всех сил ударил кулаком по приборной панели, и, - о чудо! - двигатель все-таки заработал. Шахматист утопил педаль газа в пол, и автомобиль сорвался с места, сбив одного из железных охранников.
      - Охренеть, - произнес Хамелеон и вырубился. Шахматист, сбросив скорость, проверил пульс человека, достал из-под сиденья аптечку...
      - Наемник, оставь его, - прохрипел динамик гарнитуры. - Ты ему ничем не поможешь, осколок повредил печеночную вену. Хочешь спасти Хамелеона - вези его как можно быстрее.
      - Сколько у нас есть времени?
      - Минут двадцать, не больше.
      - Ждите, - произнес Шахматист, выехав на Невский проспект.
      - Не отключайся, тебя проведут...
      - Не нужно, - бросил наемник. Свернув на нижний уровень Дегтярной улицы, он выжал газ, и водородный двигатель бросил автомобиль вперед, разогнав его до 150 километров в час...

* * *


      - Берите его, - приказал человек в белом халате, открыв дверь пассажира и указав пальцем на Хамелеона. Врач нахмурился.
      - Совсем хреново? - произнес наемник.
      - Не то слово. По морде вижу, что кровопотеря серьезнее некуда, да и печень... Один шанс из трех, что вытянем его...
      - Ясно, - равнодушно бросил Шахматист, вытаскивая из машины груз.

* * *


      - Ты вроде спас его, но затем потерял интерес. Почему?
      - Выяснил все, что было нужно, - пожал плечами наемник. - Если вылечат его, то будет Хамелеон снова шарахаться по Петербургу. Если нет... ну, значит, труп быстро унесут в лабораторный комплекс твои мозговитые ребята. Это уже не мои проблемы.
      - Ясно, - произнес невидимый собеседник. - Ты принес то, что мне нужно?
      Шахматист приподнял руку с чемоданчиком.
      - Отлично, - в голосе заказчика не было ни радости, ни огорчения, ни каких-либо других эмоций. - Оплата произведена.
      - Может, расскажешь, что же в этом чемоданчике? - не сдержал любопытства наемник.
      - Еще не время знать это, Шахматист. Еще не время...

* * *


      - Уничтожил всю группу, но оставил тебя в живых. Как-то странно, тебе не кажется?
      Они сидели в кабинете, который представлял собой средних размеров помещение. Низкий потолок, очень тусклое освещение, из-за которого все вокруг казалось серым, как в очень старом кино, голографический проектор в одном углу, шкаф, забитый какими-то документами, и стол, за которым сидели трое в военной форме.
      Капитан Завадский сверлил взглядом стоящего перед ним рядового. Подполковник Бестужев, глава аналитического отдела, сидел с закрытыми глазами, но было ясно, что потеря четырех бойцов его беспокоит не меньше, чем остальных. А еще он чувствовал, как кипит от ярости расположившийся во главе стола генерал Амплеев, хотя тот и пытался это скрыть, и губы подполковника иногда изгибались в едва заметной улыбке.
      - Ему просто повезло, капитан, - негромко произнес Бестужев, не открывая глаз. - Мои люди осматривали рану, нож прошел в миллиметре от сердца.
      - Господа, мне, собственно, наплевать, - включился в разговор генерал Амплеев, - почему он выжил. Самое главное, что есть угроза, о которой у нас нет никакой информации...
      - Почему же никакой? - усмехнулся подполковник Бестужев. - Есть информация, что кто-то порвал практически голыми руками четверых вооруженных бойцов, при этом не получив ни царапины.
      - Командир его ножом достал, но рана затянулась за пару секунд, - негромко произнес рядовой. - А потом эта мразь его...
      - Так мы ничего не добьемся, генерал, - нетерпеливо произнес Завадский, повернув голову в сторону Амплеева. - Может быть, мне стоит попробовать? Вы же знаете, умею получать нужную информацию...
      - Приступайте, капитан, - махнул рукой генерал.
      Завадский вынырнул из-за стола и встал перед бойцом. Их взгляды встретились.
      - Хреново... - проворчал капитан через некоторое время. - Воспоминания не просто смазаны, они постоянно меняются. Он не в себе. Может, он их и завалил, а теперь пытается отвести от себя подозрения?
      - Ага, и нож себе в грудь вонзил, чтобы отвести подозрения, - оскалился Бестужев.
      - Все может быть, - отрезал Амплеев. - Рядового - под замок, на всякий случай. И ищите, ищите того, кто устроил все это! Не верю я, что это наш боец...

* * *


      С негромким шипением отъехала в сторону пятнадцатисантиметровой толщины свинцовая плита, и Хищник проскользнул внутрь. Пройдя несколько десятков метров по коридору, он смог улицезреть торговца по кличке Гюнтер. А может, это его имя, кто его знает, этого барыгу.
      - Фигово выглядишь, - негромко произнес тот. - Неужто тебя все-таки кто-то сумел отметелить? Ну, оно и к лучшему. Может, все-таки перестанешь кидаться на всех подряд...
      - Философию свою другим толкай, - рыкнул Хищник. - На, оцени.
      Он сложил на стол трофейные автоматы и сделал шаг назад.
      - Военных опять пощипал... Ну, это твои дела. Десятку дам, но не больше, - произнес торговец, тщательно осмотрев, ощупав и разве что на зуб не попробовав товар.
      - Пойдет, - кивнул Хищник, и тут...
      Раздался взрыв. Хищник обернулся как раз вовремя, чтобы увидеть, как взрывается бронеплита, которая должна защитить даже от ударной волны ядерного взрыва. А тут она не просто взорвалась - буквально растворилась в воздухе. Вот только что была, а сейчас на ее месте только облако плазмы.
      - Вояки... - прошептал Гюнтер.
      - Не дергайся и принеси мне ту зубочистку, которую вчера показывал, - негромко произнес Хищник. - Пистолет еще захвати.
      Хищник недобро оскалился. Игра началась...

* * *


      Командир боевой группы "Альфа" занял позицию возле бетонной плиты, расположенной в десяти метрах от входа в недавно засветившийся бункер торговца. Цифровой камуфляж надежно скрывал его от чужих глаз, но бойцы группы чувствовали, как трясет их командира, и им медленно, но верно передавался его страх...
      Вылетевший из темноты нож мгновенно оборвал жизнь рядового Анисимова, и ему не помогли ни камуфляж, ни рефлексы. Тихо захлопали выстрелы, снаряды взрезали мрак бункера, но не было ни звука попадания пули в живую плоть, ни крика. Магазины опустели одновременно, и две секунды, что понадобились на их смену, каждый ждал своей смерти, однако неведомый противник словно играл с ними, ждал, пока военные еще покажут уязвимые места.
      Командир привлек внимание ближайшего к нему бойца, - кажется, Кашарина, - и парой жестов отдал роковой приказ. Солдат медленно подошел к неподвижно лежащему Анисимову, дотронулся до шеи, затем провел большим пальцем по горлу...
      Выстрел. Еще один. И еще... Кашарин рухнул прямо на своего сотоварища.
      Командир зарычал и, метнувшись к проему, высадил в темноту всю обойму, а затем пришло осознание: он только что обратил на себя внимание Смерти, и Ее коса уже рассекает воздух...
      Но на сей раз старуха забрала другого: стоявший рядом с капитаном военный вдруг захрипел, пытаясь снять обвившуюся вокруг шеи цепочку. Рядовой Решетников, в отличие от своих товарищей, умирал медленно, но никто не могу ему помочь, ибо из тьмы уже поднимался Он...
      Дахнов, вскинувший было автомат, получил удар такой силы, что пролетел спиной вперед десять метров. Затем полет прервал торчащий из земли металлический прут. Хрип еще звучал, а убийца уже переключился на следующие цели, которыми стали рядовые, стоящие рядом и целящиеся в него. Почти моментально Хищник оказался у них за спинами, а затем пустил в ход катану - одному перерезал горло, другому пронзил сердце. На это ушла всего пара секунд.
       Убийца медленно опустил катану кончиком лезвия к земле и посмотрел пылающим от злобы взглядом желтых глаз на подрагивающего от ужаса командира. Сил лейтенанту хватило ненадолго, и спустя три секунды тот побежал. Куда угодно, лишь бы подальше от этого места...
      Убийца резко взмахнул рукой, и военный, почувствовав острую боль в груди, споткнулся и рухнул на землю, выронив автомат. Он чувствовал, как к нему медленно, растягивая удовольствие от игры, приближается Хищник. Он ногой перевернул военного на спину, посмотрел прямо в объектив камеры, установленной в шлем, и вдавил каблук человеку в горло, а затем резким ударом разбил объектив...

* * *


      Экран погас, и лицо генерала Амплеева стало еще мрачнее прежнего.
      - Вы что-нибудь выяснили?
      - Пока нет, - негромко ответил Бестужев. - Мои люди уже изучают каждый кадр записи со шлемов бойцов. Найдем лицо, установим личность...
      - Вторая группа полегла в полном составе. Семь человек! У убийцы - ни царапины! Сколько человек понадобится, чтобы его положить?
      Генерал говорил ровным голосом, но Бестужев чувствовал, что их командир скоро сломается.
      - Если мы сможем точно вычислить его местоположение, нам хватит одного вертолета.
      - Действуйте...

* * *


      - Зубочистка понравилась, - произнес Хищник, вернувшись в берлогу Гюнтера. - Беру. За сколько отдашь?
      - Забирай так, - махнул рукой торговец.
      - Я бы на твоем месте сваливал отсюда. Если вояки - не полные идиоты, они придут сюда, чтобы расспросить тебя о человеке, кромсающем их людей.
      - Куда мне идти? - усмехнулся торгаш, и Хищник увидел, как этот человек стар. - Тут все мое добро. А военные... ну, пусть приходят. Разборки, происходящие снаружи, меня не касаются. Ничего не слышал, ничего не видел. Был у меня кто-то, да ушел часа четыре назад.
      - Удачи тебе, Гюнтер, - пробормотал Хищник, положил на стол ненужный больше пистолет и ушел. Никто не знал, куда он пойдет, что еще устроит, но старый немец был уверен - покой военным будет только сниться...
 отзывы (24) 
Оценить:  +  (+5)   
00:09 04.07.12
Глава 2.

      Темно и холодно было в комнате. Лазерный излучатель, направленный на вход. Проектор, стол и стул, жесткая кровать. Шкаф, рядом с которым стоял умывальник. Стойка для оружия. Ничего лишнего. Обычный человек с его потребностью в комфорте наверняка удивился бы: как здесь можно жить?..
      Шахматист вошел внутрь, поместил «Иерихон» на стойку, включил проектор, сбросил с себя снаряжение. Внезапно что-то привлекло его внимание. Он повернулся и увидел, как погасли изображения с камеры, установленной в Пассаже[1], сел за стол и начал просматривать события последних трех минут…

      Парень лет двадцати осторожно пробирался по завалам, преграждающим дорогу к торговому дому. Спустившись с горы разнокалиберных бетонных обломков, человек замер, повел стволом карабина из стороны в сторону и облегченно вздохнул. И тут у входа мелькнула какая-то тень. Прогремело три выстрела. НЕЧТО метнулось к человеку, и тот захлебнулся криком и кровью, хлынувшей из страшной раны на шее. Четвертый выстрел, сделанный в агонии, разбил камеру....

      Шахматист перемотал запись и начал просматривать каждый кадр. На одном из них появилось какое-то существо. Оно явно не принадлежало ни к одному известному земному виду.
      – Что же ты такое? – спросил он, словно обращаясь к существу.
      Наемник не знал, что это, но был уверен, что ничего хорошего из себя эта тварь не представляет...


* * *


      Когда вошел подполковник Бестужев, Гюнтер даже не пошевелился.
      – Какими судьбами, Сергей Иваныч? – негромко произнес он в пространство.
      – Увидеть тебя захотелось. Поговорить о жизни, – ответил военный. – Не против?
      – А куды я денусь с подводной лодки? – усмехнулся торговец. – Садись, в ногах правды нет.
      – Мы потеряли семерых из группы «Альфа», – произнес Бестужев, присев. – Ходят слухи, что ты знаешь, кто к этому причастен.
      Подполковник посмотрел в глаза Гюнтеру своим цепким взглядом, и тот понял, что разговор будет крайне тяжелым...

* * *


      – Недавно нашли. Три экземпляра. Пытаются скопировать. Выпросил один, – короткими, рублеными фразами говорил оружейник. – Тебе понравится.
      – Посмотрим, – ответил Шахматист, взяв в руки образец оружия.
      Возле стены стояла голографическая мишень. Шахматист прицелился в нее и выстрелил. Раздался негромкий хлопок, и...
      – Ох, ни хрена ж себе! – выдохнул наемник, опустив ствол и посмотрев на мишень.
      – Я же говорил – тебе понравится, – ухмыльнулся оружейник.
      – Беру, – не раздумывая ни секунды, согласился наемник. – Мне бы еще боезапас к этой штуковине...
      Оружейник протянул ему три магазина по сорок патронов и какой-то продолговатый цилиндр.
      – Источник питания, – пояснил он. – Пока один в работе, другой заряжается.
      Наемник кивнул и еще раз посмотрел на мишень. На ней была отмечена зона поражения – круг диаметром около тридцати сантиметров...

* * *


      Амплеев стоял у окна, когда в его кабинет вошел подполковник Бестужев.
      – Выяснили что-нибудь? – пробурчал генерал, не оборачиваясь.
      – Увы, – развел тот руками. – Только то, что бой происходил около бункера.
      – Гюнтер?
      – Да, – кивнул подполковник. – Зашел к нему. Он ничего не знает.
      – Уверен?
      – Под гипнозом не лгут, господин генерал.
      – Ты уверен? – с нажимом спросил Амплеев.
      – Я... Да, я уверен. Мой отдел изучает записи. Хотя бы один четкий кадр ребята найдут, сомнений нет.
      – Будем надеяться на это, подполковник. Больше зацепок у нас нет...

* * *


      – Собираюсь прогуляться, – произнес Шахматист. – К Пассажу.
      – Надеюсь, ты не думаешь, что пойдешь туда один?
      – Потому-то я сейчас здесь. Там что-то странное творится, и я хочу знать, что. Но один...
      – Возьмешь с собой Астафьева.
      – Не слышал о таком, – сказал Шахматист.
      – Опыта у него маловато, но он достаточно сообразителен...
      – Или он научится вести себя хорошо, или сдохнет, – пожал плечами Шахматист. – Опекать его я не стану.
      – Пусть. Напарник будет ждать тебя у выхода.

* * *


      Когда Шахматист увидел этого «сообразительного» Астафьева, он понял: если парнишке прямо сейчас кое-что не объяснить, до Пассажа они не дойдут.
      – Вы Шахматист? – спросил Астафьев, когда Шахматист подошел к нему.
      – Ага. А ты, похоже, будущий труп?
      Астафьев непонимающе посмотрел на наемника.
      – Без брони, без оружия, без боевых навыков... – протянул Шахматист. – Я полагаю, в таком виде ты протянешь не больше пары часов. Я уже говорил, что опекать тебя не стану, не до того мне будет. Поэтому настоятельно советую тебе раздобыть снаряжение. Проще всего пойти к оружейнику. У тебя десять минут.
      Астафьев торопливо пошел на склад.
      – Боец, мать твою... – проворчал Шахматист, прислонившись к стене.
      Спустя пару минут появился "напарник", и Шахматист, придирчиво осмотрев его, буркнул: "Сойдет", – и молча пошел к воротам. Кивнул сидящему за столом человеку. Тот посмотрел на монитор и, убедившись, что снаружи чисто, нажал кнопку. Металлические ворота поползли вверх. Не дожидаясь, пока она поднимется до конца, Шахматист пригнулся и пролез под ней. Астафьев, который уже забыл о неприятной воспитательной беседе, отправился за ним, тараторя. Шахматист терпел целых тридцать секунд, а затем развернулся и резко ударил Астафьева в живот. Тот согнулся и – неужели? – замолчал.
      – Еще раз вякнешь не по делу – убью, – прошипел Шахматист, приблизившись к его лицу. – Понял меня? Я спрашиваю, понял?
      Он кивнул.
      – Вот и отлично, – подытожил Шахматист. – Едем дальше. Ты – прямо за мной. Если я останавливаюсь – ты останавливаешься. Я бегу – ты бежишь. Я приказываю осмотреться – ты осматриваешься и говоришь, что важного заметил. Пока ничего не происходит, ты учишься выживать здесь. Если очень сильно повезет, ты выживешь. Если нет – умрешь. И вот первый урок. Видишь вон ту плиту? – наемник указал на внешне ничем не отличавшуюся от остальных бетонную плиту, торчащую из асфальта.
      Посерьезневший Астафьев кивнул.
      – Стреляй в нее. Затем в укрытие.
      Если «напарник» и удивился, то виду не подал, прицелился и дал короткую очередь. Пули взломали бетон... и вспороли тело бандита, использующего однотонный фон как маскировку. В то же мгновение Шахматист и Астафьев прыгнули в разные стороны, а по тому месту, где они только что стояли, хлестнули две очереди.
      Шахматист, укрывшись за бетонной плитой, открыл на проекционном щитке снимок десятисекундной давности и начал изучать его, пытаясь понять, где засели стрелки. Наконец он, сменив укрытие, вскинул автомат и трижды выстрелил. Отдачи почти не было, и снаряды легли кучно, разорвав бандита пополам. Увидев такое, его сотоварищ охнул и прекратил стрельбу, решив, что такая добыча ему не по зубам. Рявкнула штурмовая винтовка – попытку побега пресек Астафьев.
      – Неплохо, – пробормотал Шахматист.

* * *


      – Господин генерал!
      В кабинет вбежал солдат. На губах – довольная ухмылка.
      В другое время Амплеев не потерпел бы такого, но сейчас...
      – Говори.
      – Нашли кадр! Рожа – во весь экран! Вот только... – боец на секунду замялся. – Мы по-прежнему не знаем, кто он.
      – Ничего, выясните. Не все сразу... – лицо генерала слегка искривилось от усмешки. – Пойдем-ка, посмотрим, кто же это такой смелый...
      Встав из-за стола, генерал неторопливо вышел в коридор.
      Военные расположились в старом бомбоубежище. Лабиринт абсолютно одинаковых коридоров: голые стены, минимум освещения. Заблудиться здесь было очень просто, если не знаешь это место.
      – Показывайте, – приказал он, входя в помещение.
      Заработал проектор, и в воздухе повисло изображение. Один кадр, снятый камерой.
      Сидящий в углу Бестужев приподнял бровь, когда увидел, как побледнел глава военной группировки, как его лицо исказил страх. Подполковник удивился, но виду не подал, он поднялся со стула и подошел к Амплееву.
      – Господин генерал, с вами все в порядке?
      – Не может... быть... – тихо прошептал тот, не слыша, думая о чем-то своем.

* * *


      – Обнаружена активность бандитов в районе Клинической. Вырезали троих, – произнес Шахматист в микрофон шлема.
      – Принято, – буркнул динамик.
       – Скольких ты убил? – обратился Шахматист к Астафьеву, который уже стоял рядом с ним.
      – За послевоенное время – пятерых, – ответил тот и замолк, задумавшись.
      Через пять минут они уже могли видеть Пассаж – самый крупный торговый дом Петербурга.
      – Это еще что за твою мать? – протянул Астафьев, наведя ствол на какой-то силуэт, стремительно приближающийся к наемникам.
      – Без понятия. Вали его, – ответил Шахматист и приподнял автомат. – Посмотрим, из какого теста вы сделаны...
      Астафьев открыл огонь, но пули, выпущенные из штурмовой винтовки, словно отскакивали от тела неведомого существа, не причиняя ему вреда. Расстояние между ней и людьми стремительно сокращалось.
      – Так не пойдет! – Шахматист прицелился и выстрелил дважды.
      Первая пуля попала прыгнувшей твари в грудь, еще одна, пробив череп, прошила мозг. Закувыркавшись в воздухе, существо рухнуло под ноги Астафьеву, и Шахматист выстрелил в третий раз.
      – Твою же... – пробормотал Астафьев, потрясенно глядя на труп. – Что это ещё за хрень?
      – Этим пусть аналитики занимаются, – ответил Шахматист. – Итак, ты со своей пукалкой против этих тварей бесполезен.
      – А что это за пушка у тебя? – полюбопытствовал Астафьев.
      – Экспериментальный образец.
      Шахматист загерметизировал шлем, активировал все сканеры.
      – Вы получили запись? – спросил он.
      – Впечатляет, – отозвался кто-то «с той стороны».
      – Вернусь – расскажете все, что узнали, – сказал Шахматист и, прервав связь, бросил: – Двинули...
      – Смотри! – воскликнул вдруг Астафьев, разворачиваясь и указывая на что-то.
      Шахматист повернулся.
      – Это печально, – пробормотал он.
      К людям приближалась большая группа тварей, и они явно не собирались оставлять двуногих в живых.
      Шахматист закрыл забрало шлема. Теперь он смотрел через проекционный щиток, который обесцветил все неподвижные объекты; движущиеся, напротив, стали ярче. Наемник вскинул автомат и открыл огонь одиночными выстрелами. Астафьев, сознавая бесполезность своего оружия, метнулся к двухэтажному зданию, угол которого был снесен каким-то взрывом, проворно забрался на крышу и занял наблюдательную позицию.
      Снаряды практически разрывали тварей, но те продолжали дергаться и ползти к стоящему человеку. Магазин опустел, и Шахматист взял в руки гранату. Активировав взрыватель, он бросил ее в приближающихся тварей, вскарабкался на крышу, где расположился Астафьев, и забрался в самый дальний угол. У Астафьева округлились глаза – он понял, что сейчас начнется, и рухнул там, где стоял, одновременно герметизируя костюм. А в следующее мгновение граната взорвалась.
      Вспыхнуло маленькое солнце – яркое и убийственно горячее. За пару секунд оно разрослось до десяти метров в диаметре, сжигая все вокруг...
      Пять секунд. От тварей не осталось даже пепла. Асфальт в десяти метрах от шара начал плавиться, стены зданий размягчились. Автомат Астафьева начал плавиться, и тот отбросил его в сторону.
      Десять секунд. Шар прекратил расти, расширившись до пятнадцати метров. Угол ближайшего к нему здания превратился в лужу бетона. Системы охлаждения боевых костюмов не справлялись, Астафьев едва не терял сознание; Шахматисту, расположившемуся подальше, было проще, но ненамного.
      Одиннадцать секунд. Шар начал съеживаться и тускнеть, но того времени, которое он просуществовал, хватило, чтобы бетон размягчился, и здание наклонилось. Астафьев медленно поехал вниз.
      Двенадцать секунд. Шар уменьшился до трех метров в диаметре, но был еще слишком жарок; внизу разлилось серое болото из расплавившегося асфальта. Здание, на котором расположились люди, накренилось еще больше. Шахматист, отцепившись от ограждения, за которое держался, поехал вниз, догоняя Астафьева.
      Тринадцать секунд. Астафьев успел все же схватиться за какой-то выступ и повис над асфальтовым болотом. Шахматист, оказавшись рядом, ухватил напарника за руку, уперся в остывающее ограждение, напрягся и потянул Астафьева наверх.
      Четырнадцать секунд. Шар исчез. Поднялся ветер – воздух заполнял образовавшуюся пустоту. Шахматист рывком втащил Астафьева на крышу и перевел как можно больше энергии в системы охлаждения. Стало легче.
      Астафьев попытался открыть забрало шлема, но, увидев, как на него взглянул Шахматист, передумал.
      – Весело, правда? – спросил Шахматист.
      Астафьев промолчал.

* * *


      – Господин генерал, обнаружена активность в районе Пассажа, – аналитик взглянул на Амплеева. – Взгляните, вам это может показаться любопытным.
      На экране появилось изображение, показавшее события трехминутной давности.
Генерал просмотрел «кино» невнимательно, словно думал о чем-то своем, а вот Бестужев заинтересовался.
      – Такой человек нам бы не помешал, – произнес он. – Выясните все о нем. Найдите возможность связаться. И наблюдайте! Этим дело не кончится.
      Подполковник перевел взгляд на Амплеева и покачал головой. Генерал сильно сдал в последнее время. С этим надо было что-то делать...

* * *


      Шахматист расположился на груде бетонных обломков недалеко от входа в Пассаж и сканировал здание и его окрестности. Астафьев нацелил подобранный карабин (автомат не выдержал жара) на вход в готовности выстрелить в любого, кто оттуда появится.
      Все замерло; даже ветер притих, словно ожидая развязки...
      – Все чисто, – произнес Шахматист. – Но я бы не стал обманываться – эта тварь где-то рядом.
      – Ты уверен? – произнес Астафьев.
      – Абсолютно.
      Раздался голос в динамике:
      – На подходе наш БПЛА.
      – Боевой?
      – Нет. Только сканеры.
      Шахматист прервал связь.
      – Отлично. Если повезет, эта зверюга будет видна беспилотнику – и нам.
      Двигатели приближающегося БПЛА негромко шипели. Вот он завис в пятнадцати метрах над землей и начал сканирование. На проекционном щитке шлема Шахматиста появилась объемная схема Пассажа. Беспилотник начал облет здания, передавая Шахматисту все данные.
      Шахматист включил тепловизор, и на проекции все окрасилось в разные оттенки синего цвета. Изменился режим обзора – теперь человек видел все через камеру БПЛА. Шахматист пытался найти любую странность в картинке, и...
      – Стоп! – скомандовал он. Беспилотник замер.
      Вот оно! Шахматист заметил темное пятно. Оно практически слилось с фоном, и его можно было бы пропустить. Вот только это пятно имело определенную форму. Форму той твари, которую Шахматист видел на видеозаписи.
      – Двинули, – шепнул Шахматист, сползая вниз.
      Они обошли Пассаж, приблизившись к логову твари на расстояние броска гранаты. Шахматист взял в руки гранату и метнул ее. Перед этим движения стали заметно резче: Шахматист доверился сервоприводам костюма. Со стороны казалось, что он швырнул гранату не глядя.
      Граната разбила стекло и взорвалась. Раздался визг: несколько тысяч кельвинов – не шутка для любого живого существа, даже если ему не страшны пули.
      Шахматист торопливо отошел на двадцать метров назад. Астафьев последовал за ним. Как только они остановились, Пассаж начал рушиться, и из здания выпрыгнула тварь.
      Обожженная, лишившаяся половины задней лапы, с вытекшим глазом, она все же оставалась смертельно опасным, не знавшим сострадания существом. В уцелевшем черном глазу пылала ярость.
      Астафьев вскинул оружие и открыл огонь, но мелкокалиберные пули отскакивали от твари. Она смотрела на Астафьева и выжидала, пока тот осознает тщетность своих усилий.
      Шахматист выстрелил, и тварь отбросило назад на три шага. Раздался рев. Существо было ранено в грудь, однако рана была не смертельна.
      – Началось... – выдохнул наемник.

* * *


      – Господин подполковник, снова активность в районе Пассажа! – крикнул кто-то.
      Бестужев посмотрел на экран, где крупным планом показывали искалеченную тварь.
      – Это еще что за... – пробормотал он.

* * *


      Выстрел. Еще один. Еще. Каждый выстрел все-таки пробивал сквозную дыру в теле твари, но дохнуть она отказывалась наотрез. После четвертого попадания она прыгнула в сторону. Прыжок был не самым удачным, но с линии огня тварь ушла. За ту секунду, что Шахматист наводил на тварь ствол, она успела прыгнуть еще раз.
      – Она регенерирует! – крикнул Астафьев.
      – А какого черта ты стоишь? – спокойно ответил Шахматист, не прекращая стрельбу. – Стреляй в раны, притормози восстановление. И не ори, мне все прекрасно слышно.
      Астафьев вскинул автомат и открыл огонь. Пули, рикошетившие от неповрежденной шкуры, теперь впивались в тело твари, не давая возможности начать восстановление. Глухо хлопнуло оружие Шахматиста, и тварь взвыла, мотая башкой. Пуля лишила ее глаза.
      Тварь прыгнула на Астафьева, который перезаряжал карабин. Шахматист выстрелил ей в бок, но даже это не остановило летящие на Астафьева полтонны биомассы. Тварь сбила его с ног. Мелькнули когти – каждый около двадцати сантиметров – но Астафьев откатился в сторону, и тварь упала рядом. Падая, она взмахнула лапой и все же задела человека. Удар отшвырнул его далеко в сторону. Астафьев временно вышел из игры.
      Шахматист дважды выстрелил, сделал три шага влево, прицелился в голову твари, прыгнувшей туда, где он только что стоял, и нажал на спусковой крючок.
      Ничего не произошло.
      Шахматист почти мгновенно перезарядил оружие, но все равно не успел.
      Удар чудовищной силы отбросил его на десяток метров. Шахматист ударился спиной о разломанный асфальт. Оружие отлетело в сторону.
      Тварь, которая словно знала (а может быть, и правда знала, без всяких там «словно»), что никто не окажет сопротивления, нависла над Шахматистом. Он закрыл глаза, и лицо исказилось – в усмешке?..
      Тварь занесла лапу, готовясь нанести последний удар...
      Астафьев открыл глаза и увидел приближающийся вертолет. Тот практически не издавал шума при полете, и тварь не могла его заметить. До последнего момента.
      Очередь пятидесятимиллиметровых снарядов сделала то, чего не смогло сделать даже оружие Шахматиста: тварь практически разорвало пополам. Однако пилот не собирался останавливаться на достигнутом, и с крыльев сорвались ракеты.
      – Кретин! – услышал Астафьев.
      Шахматист мгновенно вскочил на ноги, и бросился к лабиринту зданий за Пассажем. Астафьев тут же побежал за ним, прихватив автомат Шахматиста. За их спинами визжала смертельно раненая тварь, но людям не было уже до нее никакого дела – военные наверняка возьмутся за них, когда уничтожат монстра. Ракета попала твари в голову, и та рухнула замертво. Людей тоже швырнуло на землю. Шахматист как можно быстрее поднялся на ноги, тряхнул головой, посмотрел назад, на обезглавленного монстра.
      – Шах и мат, сука, – проворчал он, поднял свое оружие и скрылся в лабиринте зданий. Вслед за ним там исчез и Астафьев.
      Пилот направил вертолет в сторону этого лабиринта. Никто не заметил, что у происходящего был зритель. Стоящий на крыше здания в сотне метров отсюда человек проводил пылающими яростью желтыми глазами людей и вертолет, а затем исчез. Район Пассажа опустел.


[1] Пассаж – один из старейших и крупнейших торговых домов Санкт-Петербурга.
 отзывы (4) 
Оценить:  +  (0)   
05:58 24.11.12