Главная

Поиск


?

Вопросы






FAQ

Форум

Авторы

Фантастика » Юмористическая фантастика »

Отпуск по-волшебному

Что нужно двум героям, уставшим от спасения мира и решившим отдохнуть? Ну конечно же, отпуск! Вот только приключения их находят везде и покой им только снится! Неужто вы надеялись отдохнуть? А вот как бы не так! ;)
 отзывы (0) 
Оценить:  +  (+1)   
11:38 20.01.13
      Ничего не предвещало приключений. Сеня как раз затоваривался продуктами на неделю в небольшом магазинчике за углом. В изрядно похудевшем кошельке нашёлся обрывок бумаги с комбинацией цифр «0-147». Воспоминание шевельнулось в далёком закоулке мозга и снова застыло.
- «Откуда это у меня?» - никак не мог сообразить хоббит, - «Квартира той милашки, с которой я оторвался две недели назад, которая наградила меня сглазом? Пароль к шифрам баз данных магов Полосатой Башни? Номер зубному?»
      В задумчивости Сеня брёл домой, в уютную квартирку в готическом небоскрёбе на 47 этаже. В Сигиле стояла хмурая погода - уже три дня шёл противный мелкий дождик, из-за которого не хотелось выползать из дома. О самом городе можно сказать мало: это просто перекрёсток миров. Сюда попадают через порталы самые разнообразные существа - гномы, эльфы, маги, сумасшедшие учёные и техногенщики, вампиры, медиумы, твари, которым нет названия, киборги и просто люди. Как видите, сказать в самом деле можно мало, тут смотреть нужно. А вот порталы - вещь непостижимая. Все выходы находятся в Сигиле, они-то и выводят в другие миры. По перечню существ, приведённому выше, вы можете судить о мирах. Порталы не стоят на месте, они блуждают, открываются и закрываются, являются стационарными, пульсарообразными и даже подчиняющимися свободному гауссовому распределению. В общем, валяют дурака. Случается, что порталы открывают сами существа магическим, техническим, мистическим и бог знает ещё какими способами. Местные жители уже были привыкшие, а на другой стороне существа откровенно дурели от того, что видели.
      Что характерно, некоторые пытались даже завоевать Сигил. Конечно, эти попытки с треском проваливались. Во-первых, в Сигиле уже давно всё было поделено и коренные жители не горели желанием что-то менять. Во-вторых, отбивание этого желания у незваных гостей являлось любимым развлечением здешнего населения. Вот к примеру, из портала приходит злой чёрный властелин, порабощающий всё на своём пути. А тут и от других таких же житья нету, их по дюжине на квадратный километр, поэтому в место временных боевых действий стекалась куча разномастного народа подраться и поглазеть. И, наконец, в-третьих, в Сигиле существовало такое непонятное явление, как Инертность. Оно заключалось в том, что здесь боевые заклинания и оружие работали крайне плохо. Всяческие файерболы и плазменные пушки тут могли сгодиться разве что на разогрев остывшей еды, пули вяло выкатывались из дул, ядерное оружие сравнялось по убойной силе с булыжником. Единственное, что сохранило убойную силу, это было холодное оружие. Кровопролитные войны здесь становились мордобоем и поножовщиной.
      Некоторые всё же строили теории и некоторые даже немного были правдоподобны, например самая популярная гласила, что Сигил является энергетическим дном миров, то бишь отрицательноэкстремумным миром, поэтому все порталы и открываются именно сюда. Вторая теория расы гастрономов гласит, что Сигил - это пельмешка, которая прилипла ко дну многомерной вселенской кастрюли, а вокруг неё пляшут и булькают другие миры-пельмешки. Эта теория объясняет, почему некоторые порталы закрываются сами по себе навсегда и жители этих миров остаются здесь. Впрочем, они не унывают, ведь перед ними выбор - любой из миров тебе доступен... или почти доступен.
      Население здесь мирное, живёт в основном грабежом и воровством, поэтому любому, кто пытается переворачивать власть, стучат в тыкву и выбрасывают домой или куда подальше. Делают они это исключительно из любви к тишине и спокойствию, но за них надо бороться, вот так и получается, а что делать? Вот поэтому Сигил и находятся в перманентном хаотичном спокойствии.
      Но вернёмся с вех мироздания к нашему хоббиту. Сеня происходил из небольшой деревушки из обычного средневекового мира. Этот парниша был, как и все хоббиты, невысок и любопытен, а также кучеряв, везуч и непутёв. Любитель закрутить интрижку, совать нос во всяческие тайны и прикарманивать всё, что плохо лежит. На такого посмотришь и низачто не поверишь, что этот коротышка спас мир.
      А хоббит всё брёл по улице и размышлял, где он мог эту записку подобрать.
- «Кошелёк я купил две недели назад, а там ничего не было, значит, записка появилась в этот период... Он был с собой всё время, поэтому никто подбросить не мог. Значит, я сам положил и забыл про неё... А я ничего не помню, если начинаю мешать пиво и спирт... значит, это было на какой-нибудь пьянке...» - мысли хоббита ворочались тяжело, почти был слышен скрип шариков и роликов, но он чувствовал, что где-то на правильном пути. - «Пьянок было две - в клубе «Голубая устрица» и на свадьбе у Кости и Дафны... В клубе меня угостили... Абсент - страшная вещь, таких розовых слонов я не видел вообще... На свадьбе тоже угощали и поэтому логично предположить, что кошелёк я нигде ни вынимал. Следствие зашло в тупик.» - подумал Сеня и посмотрел на кирпичную стену с приваленными к ней мусорными баками, доверху заполненными мусором.
- «И здесь тупик. Никак не могу запомнить повороты к дому.» - Сеня развернулся и потянул сумки к выходу на проспект. Хотя проспектом это сложно назвать – земля, затоптанная до состояния бетона, ровная и твердая.
- «Интересно, может Бертик в курсе?» - поднимаясь на свой этаж в небоскрёбе, думал Сеня. Квартирку почти под самой крышей им подарил Родерик, дядька эльфийки Дафны, которую они спасли от работорговцев. Маленькая и однокомнатная, но боевым друзьям не привыкать, было время, когда приходилось ночевать и в джипе, и под открытым небом. Когда хоббит ввалился в квартиру с продуктами, Альберт развалился на тахте и что-то читал. Это был мускулистый товарищ с неглупым выражением лица и иногда проскакивающими чёртиками в глазах. Между прочим, он и был командиром этого отряда из двух человек. И да, он тоже был спасителем мира. Если делать краткий экскурс в прошлое, то он вместе с Сеней спас свой постъядерный мир от повторного, можно сказать, контрольного уничтожения посредством распыления в атмосферу особого вируса. Но приходит время, и герои уходят на покой, где-нибудь оседают, что и случилось с нашими друзьями.
      Альберт отложил книгу в сторону, потянулся и спросил с подвохом:
- Что сегодня нам готовит шеф-повар?
- Овсянку... - буркнул Сеня и скрылся в кухоньке. Он проиграл пари и всю текущую неделю готовил перекусить. Настроение было бы паршивое, если бы мозги не были заняты таинственной запиской в кошельке. От Альберта он научился рассудительности и понимал, что записки не материализуются самостоятельно. От Сени Альберт заразился оптимизмом и юмором. Если, конечно, это вообще приобретаемо.
- Слышишь, Берт, я нашёл бумажку с номером «0-147». Она не твоя часом?
      Теперь настала очередь задумываться Альберту. Он тоже мыслил логически и мысленно просеял ближайшее прошлое. Воспоминание нашлось, но было подёрнуто дымкой спиртного со свадьбы. Бумажка с номером отчётливо вязалась с лицом Родерика, что-то втиравшего Берту за столом, но смысл слов тогда ускользал и никаких подробностей Берт не вспомнил. Это было нечто важное, но ничего сверх этого не вспомнил ни один из друзей.
- Пойдём есть! - кликнул Сеня из кухни и Берт решил, что перекусить очень кстати.
- Опять этот кислосладкий соус? Увлечение китайской кулинарией тебя до добра не доведёт...
      Берт принялся за супчик. Этот супчик был подозрительного вида с неопознанными кусочками, смахивающими на рыбу.
- Какая рыба? - озадаченно ел Берт. - Тунец?
- Морковь. Ешь давай... - зловеще улыбнулся хоббит и принялся мыть посуду.
- Есть предложение сходить к Родерику и спросить про записку с номером. У меня память отшибло вообще.
- Вот ты когда сказал, что на свадьбе он нам записку нам всучил, то я сразу вспомнил, что она с чем-то приятным связана. Помню, что ты вдруг заулыбался ни с того ни с сего, мечтательное выражение физиономии сделал. - хоббит поставил мытые тарелки сушиться. - И меня тоже это касается. Я вдруг подхватил одну девицу и потянул её на радостях танцевать. И всю свадьбу настроение было вот такое! - Сеня показал большой палец.
- Тебе только девок подавай! - съязвил Избранный. Так Берта звали его жители родной деревни в горах. Горец, что ни говори. - Щупал там всех почём зря!
- Кто бы говорил! - не остался в долгу Сеня и снял фартук. - Пригласил ведьму на танец и три дня со сглазом на глазу ходил. Хе!
      Берт машинально погладил правый глаз. Примочки с антимагической пропиткой он запомнил надолго. Вы бы тоже удивились, если бы обнаружили, что у вас вдруг стало два зрачка в одном глазу. И оба с фиолетовой радужной оболочкой.
- Главное, что рассосалось. - поспешил замять тему Берт. Хоббит поставил тарелку с супом для себя и начал наяривать. Друзей последнее время начала одолевать скука и они были рады любым мероприятиям, которые случались в Сигиле, будь то голографические гонки или, скажем, кулачные бои.
- А посетить дядьку Дафны не помешает.
      Книга по химии была отложена, еда засунута в крохотный холодильник и друзья вышли погулять в город. Мешанина всевозможных стилей - вот архитектурная особенность Сигила. Обычный небоскрёб здесь мог быть украшен готическими башенками, а в роли пентхауса на крыше - висячие сады. Пирамиды из стекла и бетона, живые и склизкие здания зергов, гудящие энергией с пробегающими искрами постройки энерготов, изящные башенки многочисленных магов и даже рукотворный вулканчик - общага для огненных элементалей.
- Надо же, Убийственные Пустоши снова доступны! - воскликнул Сеня, указывая на медленно перемещающуюся яму с горячей магмой, над которой висел алый портал. Из него выскочил некто в тёмном одеянии с костяными вставками и махнул жезлом:
- Но, мёртвые! Пошли! - И из портала начали появляться скелеты, груженые вещами. Они выстроились парами и вереницей медленно побрели куда-то вглубь улочек. У первого и последнего скелета был красный флажок. Альберт хмыкнул и потянул Сеню дальше.
      Группа киборгов делала снимки улиц и зданий. Недавно открывшийся портал в новый техногенный мир внёс некоторое разнообразие: тамошний Чернокнижник, желавший подчинить мир, искал плацдарм для своих войск. Некоторые букмекерские конторы уже принимали ставки на время, когда он сообразит, что ему здесь нечего ловить. Кто-то вполне резонно думал, что потом после проигрыша Чернокнижник сбежит сюда и обоснуется здесь, переведёт дух и примется за свои дела в другом, более подходящем мире. Так поступали здесь все, и герои, и злодеи.
      Но вот они подошли к нужному замку и позвонили в ворота. Маленькая камера некоторое время с интересом смотрела на посетителей, замочек звонко щёлкнул и массивные ворота натужно и со скрипом отворились.
- Ага, кто пришёл, посмотрите-ка! - их встретил Родерик в своём неизменном красном халате и сафьяновых тапочках. Этот здоровяк-блондин-косая-сажень-в-плечах улыбался во все тридцать два зуба и пропустил гостей внутрь. Убранство замка было богатым: огромная хрустальная люстра освещала холл с толстыми коврами и доспехами рыцарей, стоящими вдоль стены. - Хотите чаю?
- С удовольствием! - Берт пожал руку хозяину и прошёл внутрь. Вслед за ним просеменил половинчик:
- А как там наши молодожёны?
- Прекрасно! - Родерик провёл их в свой кабинет. - Нежатся на солнечных пляжах в Лазурных Морях уже вторую неделю...
      Разлив гостям чаю, он уселся в кресло и задымил сигарой. - Чем могу помочь вам, банда? - Сеня вытащил из кармана листок с номером и протянул Родерику.
- Вы нам дали этот листок, но мы не помним зачем...
      Тот взглянул на листок и гулко рассмеялся.
- Что, совсем ничего не помните? Вам тогда от радости чуть крышу не снесло!
      Друзья растерялись и пожали плечами.
- Однако, свадьба прошла для вас отлично! Это же надо так напиться, что забыть, как вы хотели отправиться в отпуск!
      Слово «отпуск» молотком заехало по нейронам мозга, память сразу выдала кусок себя самой, где за столом в окружении различных пьяных в дребезги существ, мирно отдыхающих в салате, Родерик с эффектом «ни в одном глазу» разъяснял, как далеко находится отель от пляжа и где можно неплохо и дёшево пообедать.
- Море... - мечтательно закатил глаза хоббит.
- Пляжи... - задумчиво улыбнулся Альберт.
- Ага, вижу, вас проняло... Номер на листке - это код портала в одном магическом мире. Тамошние волшебники постарались. Хотели построить телепортационные ворота на другую сторону планеты, а они открылись сюда. Помните, половину магического сектора миров как ножом отрезало год назад? Так вот, эти миры начали возвращаться. Места, как и раньше, тихие, там идёт всего-то одна война на другом конце континента, ерунда, в общем…
- Здорово! - воскликнул Сеня. - Когда первый заезд?
- Первый заезд? Нет такого понятия. Есть время, до которого ты должен проникнуть туда, после этого проход в тот мир снова закроется. Никто точно не знает, когда он снова откроется, поэтому я бы советовал вещи сдать на хранение, а ключик мне оставить.
- Вопрос! - поднял руку Альберт. - Когда закрывается этот проход?
      Дядька допил чай и взглянул на календарик. - Вам повезло. Завтра в 10 утра. У вас ещё есть время спокойно вернуться домой, а завтра утречком сесть на последний поезд, так сказать...
      Но друзья всё равно засуетились и стали собираться:
- Чёрт! Это надо вещи собрать! Ружье для охоты! Прибор-невидимку! Плавки и в аптеку сходить! Мы пойдём! - В один голос перебивая заговорили они и начали вставать. Озадаченный Родерик прервал их жестом. - Какое ружьё? Какие плавки? Вы собрались брать эти вещи в средневековую магическую реальность? Вам что, себя не жалко? Проклятия на свою голову захотелось?
- Не понял. А кто нас проклянёт? - нахмурился Берт.
      Родерик некоторое время смотрел на них, как на идиотов. - Вы с какой луны свалились? Разве не знаете о энтропическом соответствии? - По лицам, он понял, что те даже не догадываются. - Садитесь. И устраивайтесь поудобнее, потому что объяснения будут долгими.
      Он сел сам, закурил новую сигару, налил тоника в стакан и залпом выпил.
- Начнём с того, что каждому миру присущи определённые предметы. Техническому - свои, магическому - свои и т.д. Если предметы переносятся сюда, в Сигил, то ничего страшного не происходит, они просто перестают работать либо работают очень слабо. За этим смотрит сами знаете кто…
      Родерик опасливо обернулся в поисках наблюдающих триглазов за окном. Ничего не высмотрев он продолжил:
- Здесь перекрёсток, энергетический минимум. Когда вещи приносятся обратно, то также ничего не происходит, потому что вещи как бы являются «родными» для этого мира. Но если попытаться, скажем, магический артефакт протащить в техногенный мир, то пойдут причинно-следственные сопротивления, которые сделают артефакт бесполезной игрушкой. А боги магических миров технические штуки очень не любят. Я слышал, гномы в одном мире изобрели лампочки. Так вот, прошло лет двести, прежде чем они перестали перегорать на следующий день. Попытаешься протащить туда что-нибудь на батарейках – мигом проклянёт. Существа с таким проклятием спотыкаются о камни и ломают ноги или падают с лестницы и ломают шею. Многие об этом не знают, а потом не успевают удивиться, как погибают. Так что вам ещё повезло.
      Повисла скорбная тишина.
- Неужели голяком?.. - пробормотал Сеня и почесал затылок. - То есть, только за одни мои синтетические трусы меня...
- Спокойно! Вещи можно прикупить в фирменном магазине при турагенстве. - обнадёжил их Родерик и ободрил. - Ребята, спокойнее, место проверенное, рыбалка отличная, местные девушки весьма хороши, отдохнёте, вернётесь посвежевшие, а там - в новую заварушку или приключение. Ну разве не здорово?
- Ну да, что-то в этом есть... Я бы поехал! А, Берт?
- Неплохая идея. Здоровье заодно подлечу, а то облучение - это не шутки, а там фрукты, море, вино. По рукам!
      Напарники пожали руки друг другу, что обрадовало Родерика. он начирикал на листке блокнота адрес здания и протянул Берту. После чего друзья распрощались и расстались в прекрасном расположении духа.
- Живём! - вовсю улыбался Сеня, ища глазами указатель на проспект Октарина. - А то до смерти надоела эта пустыня с бандитами, мутантами и прочим сбродом. Поживём как нормальные хоббиты!
      Альберт шел не торопясь рядом и улыбался молча. Ему тоже уже поперёк горла стала стезя Избранного, который в лепёшку разбейся, а мир спаси... Бедный мир, кто только не хочет его испоганить! Император, китайцы, АНКЛАВ... Слава богу, миссию он свою до конца довёл, а точнее, допинал ногами, а ведь сердечко не железное, и руки уже начали трястись, и седина в голове проклёвывается... Нет! А пусть всё валится к чертям, но отпуск у героя будет! С этими решительными мыслями он с Сеней подошёл к нужному зданию. Это был маленький одноэтажный коттедж, но если судить про отшлифованному ногами порогу, фирма имела хорошую клиентуру. На табличке было написано «Волшебные набеги. 9.00-18.00».
- Ха! Я представил себе! – оскалился Сеня. – Вот прямо в уме картинка! Тихий мир такой, и вдруг – волшебный набег! Туристы-маги просто толпами набегают на бедный мир и колдуют, сея порядок и насаждая справедливость… Чёрт, обидно... - на часах
Сени было 18.20 - Придётся завтра идти утром. Блин! А на оформление документов всего час! Успеть бы.

***

      Про оформление документов Сеня, конечно, загнул.
- Какие документы? О чём вы говорите, уважаемые? Вы гуманоид? Значит, деньги решают всё! - Бодро тараторил седой старикан в мантии, который сидел в приёмной и встретил клиентов. Пока хоббит с изумлением рассматривал приёмный зал и пытался понять, каким образом он помещается в маленьком офисе, Альберт решил брать быка за рога:
- Сами понимаете, вас нам порекомендовали солидные люди. Надеюсь, вы понимаете, что это значит?..
- Конечно, понимаю! - старик важно посмотрел на Берта. - Обижаете, мы фирма серьёзная! Куда вы хотели бы съездить?
      Берт локтем пихнул хоббита, тот очнулся и полез в карман за листком.
- 0-147! Хороший выбор! Предпочитаете активный отдых, значит? Я уверен, вам понравится... Но у нас нет времени! - маг посмотрел на часы. - Вы программу тура изучили? Деньги с собой?
      Друзья спохватились, закивали и вытащили по мешочку с золотыми.
- Это всё, что у вас есть? Давайте всё, я вам поменяю на местную валюту, отдых предстоит долгий, программа длительная... Это наши комиссионные, сущие копейки… - он вытряс из Альберта и Сени последние монетки и быстренько пересчитал их на счётах. - Вот ваши денежки! - И вывалил на стол кучки квадратных монет.
      Пока те пересыпали монеты в кожаные мешочки, маг начал шаманить над стеклянной сферой, которая вспыхивала и гасла в такт его пассам. - А теперь нам нужно быстро разработать вам легенду - кем вы будете в этом мире и откуда приехали. Вот вы! - Он обратился к Альберту. - Кем вы будете? Князем? Бароном? Графом? Сыном мага? Или простым землепашцем? Мы оденем вас соответственно, но чем выше положение в обществе - тем выше доплата. Выбирайте.
      Берт долго не раздумывал и барским жестом небрежно бросил на стойку горсть монет:
- Графом желаю быть! Сеня? Составишь компанию?
      Сеня скрипел зубами и думал. Денег осталось немного, свою часть в Сигиле он тратил широко и на всякие глупости. Мысленно побившись головой о несуществующую стену, он выдохнул:
- А сыном лавочника можно? Сколько будет стоить?
- Простые сословия - бесплатно! - улыбкой обнадёжил маг Сеню и начал накладывать заклятия на авторучку, одновременно доставая пергамент. Ручка начала раскручиваться вокруг оси и резво понеслась гулять по бумаге и выводить слова изящным почерком рекомендации для Сени и Альберта. Тем временем маг позвонил в колокольчик, и из-за портьер выбежало несколько домових в костюмах горничных.
- Этому господину камзол и графские регалии! А этому юноше рубаху, безрукавку и штаны! - получив задание, те разбежались по отделам в поисках нужных вещей, а маг повернулся к путешественникам. - С этих пор вы будете моими учениками, отосланными в школу магов для обучения. Альберт фон Вандерберг и Сенька Кучеряшкин. Вас выбросит из портала в ваш лагерь, разбитый в дне пути от нужного места. За день вы изучите необходимые документы, переночуете около костра и наутро двинетесь к месту встречи с руководителем. Он работает под прикрытием завхозом в Академии, зовут Бофур. От него вы получите необходимую и исчерпывающую информацию, некоторые предметы и рекомендации. А теперь поспешите переодеться: портал закрывается через 15 минут!
      Горничные-домовихи с ворохами одежды и прочего барахла отвели парней к кабинкам для переодевания. Пять минут шуршания материей и лязга металла - и двое красавцев появились из-за ширм и с интересом посмотрелись в большое зеркало от пола и до потолка. Альберт выглядел словно взаправдашний щеголеватый граф, на нём был красный с серым походный камзол, панталоны того же цвета и сапоги из змеиной кожи с высокой голенью. Голову венчала залихватская шляпа с фазаньим пером, на пальце блестел перстень, а в ножнах на боку красовалась изящная шпага. Альберт смотрел на себя в зеркало и улыбался. Бородка клинышком завершала эту классическую картину. Ему почему-то захотелось, отрастить усы, сесть на коня и совершить путешествие по тайному поручению какой-нибудь важной особы.
- Каналья! - воскликнул он и рассмеялся. Оглядев себя, он с удовлетворением пристукнул каблуком. - Ну прямо Д'Артаньян какой-то! Как дела, Кучеряшкин?
      Сеня стоял перед зеркалом с несколько озадаченным или кислым лицом. Простая льняная рубаха, безрукавка, штаны и кожаные туфли. Негусто, но вещи были сработаны хорошо: туристическая фирма была серьёзной организацией. Как одежда графа ввела Альберта в роль графа, так же и одежда простолюдина немного изменила Сеню, вернее, дополнила и сделала его образ наиболее близким к настоящему: рожа хоббита стала хитрой и вороватой, при необходимости могла прикидываться послушной и простой, глаза стали активней бегать по обстановке, ища что плохо лежит. Седой маг был в курсе происходящего и загодя спрятал деньги клиентов, а заодно и свой магический шар с волшебной авторучкой. Он прекрасно знал, как одежда меняет людей в интересную сторону, особенно если она слегка магическая и способна сделать человека чуть ближе к образу, который тот воображает во время ношения этих одеяний. Теперь, когда эти два типажа готовы и упакованы, осталось забросить их к месту назначения.
- Итак, времени мало, поэтому поторапливайтесь! - он оторвал друзей от созерцания и потащил их через освещённые неоном коридоры с металлическими стенами, совсем не похожие на места секретных магических таинств. Сенька умудрялся одновременно спотыкаться о дорожные сумки и с интересом осматриваться вокруг. Туфли из оленьей кожи не издавали звуков, в отличии от графских сапогов, которые мерно барабанили по стальным переборкам. Наконец они вошли в телепортационный зал. В центре пылало марево в виде кольца из синего света, в котором, если хорошенько присмотреться, просматривался какой-то пейзаж. Несколько излучателей, протянувшихся с пола и потолка, испускали фиолетовые жгуты непонятной энергии, которые обвивали портал, не давая ему захлопнуться раньше времени. Установка гудела громко и мерно, воздух здесь был наэлектризован и слегка потрескивал. В уголке примостился терминал, за которым сидел парнишка-маг. Он не отрываясь следил за экраном, а его волосы настолько наэлектризовались от зарядов, что стояли дыбом и он напоминал одуванчик, который тужится на унитазе.
- Спарк! Точка входа номер 16! - маг перекрикнул гул оборудования и парнишка, оторвавшись от экрана, начал шаманить над пультом. Портал слегка вспыхнул и сквозь дымку, окутывающую портал, стало видно лесную поляну. - Скорее, осталось три минуты!! Удачного отдыха! - сполохи холодного света делали лицо мага немного жутким. Он пожал руки путешественникам и помог друзьям пройти, а если проще - чуть ли не силком впихнул их в портал.
 отзывы (3) 
Оценить:  +  (+5)   
12:53 10.06.11
      Со стороны это выглядело эффектно. Милая полянка, на которой неизвестными был разведён костерок, где кипел котелок с супчиком, и привязана к кривой берёзе лошадка вороной масти. Тишина и спокойствие утра продолжались недолго: появилась вспышка света, из которой начали выпадать какие-то люди и вещи. Первым вывалился граф. Он по-спецназовски тут же перекатился на колено и хотел было выхватить пистолет, но вытащил к своему удивлению шпагу. Впрочем, вида не подал, и по его суровому лицу можно было подумать, что шпага ещё как стреляет. Зыркнув глазом по подозрительным кустам он поднялся на ноги. Из сияния тюком вывалился хоббит и тут же застонал от свалившегося на голову вещевого мешка. Он начал подниматься и отряхиваться.
- Слушай, Берт, а зачем?.. Ай! - его настигла вторая сумка с графскими вещами, которая была куда поувесистей и снова свалила его с ног. Не раздумывая, Сенька по примеру Альберта перекатился подальше и с опаской посмотрел на то место, где только что погас портал.
- Не стой под стрелой, не выходи из самолёта, не дождавшись трапа! - прокомментировал граф и вложил шпагу в ножны, затем подошёл к котелку и попробовал его содержимое.
- Завтрак готов. Можно приступать. - Он покопался в сумке и извлёк наружу миску и ложку.
      Пока друзья насладились завтраком на природе, утренняя свежесть испарилась и наступил солнечный день. Сытый Сеня довольно отвалился от котелка, ослабил пояс и подумал, что жизнь по сути не так уж и плоха.
- А что день текущий нам готовит? - вспомнил он кого-то из классиков и вытащил из сумки программу тура. Уже при первых строках супчик в желудке у Сени как-то странно встал колом. «Приветствуем наших дорогих клиентов от имени туркомпании «Волшебные набеги»! Вот вы и поступили в Волшебное Учебное Заведение «Магвард»! Лучшее обучение в королевстве Амаретто: к вашим услугам лучшие преподаватели, обширная библиотека, крепкие стены от нападений, трёхразовое питание и неповторимый дух товарищества, который вам наверняка придётся по вкусу! Вам даётся великолепный шанс в совершенстве постигнуть магические искусства...» Сеня оторвался от чтения, которым занялся взволнованный Берт, и сник.
- А как же море?.. А как же пляжи и коктейли с красотками в бикини?.. - бессильно шептал он умирающим голосом. В это время Альберт хмуро стиснул зубы и изучал брошюру. Закончив чтение, он процедил:
- Нет здесь моря. Королевство Амаретто - сплошь непроходимые глухие леса да глубокие бездонные болота. Бляха, вот это засада! - Выругался он и замолчал, сурово глядя на потухающие угольки костра. Настроение стремительно портилось.
- А может, связной нас отправит служебным порталом обратно? Это же ошибка! - Чуть не плакал Сеня, совсем упав духом и бесцельно ковыряя веточкой в земле.
- У меня большие сомнения на этот счёт. Маг недаром торопил нас войти да побыстрее. Боюсь, что мы здесь застряли надолго... А теперь не раскисай, а бери описание обстановки и начинай изучать, приду - проверю. - Альберт знал, что нельзя позволять мелкому грустить, он начинает жалостливо ныть и канючить, в общем, настроение портить всей команде. Дав инструкции, Берт решил осмотреться. Тропинка явно вела в сторону дорожного тракта, а вот окрестности осмотреть не мешает. Полянка, казалось, была трудолюбиво сделана неведомыми руками, потому что прямо за соснами начинались низкорослые кусты, болотная трава и корявые, будто прокажённые, низкорослые берёзки. Не пройдя и десяти метров по покорёженному подлеску, он услышал как земля под сапогом жадно чавкнула и сапог затянуло в грязь по самые края. С трудом вырвав добычу трясины, Берт недовольно осмотрел грязный сапог.
- Болото... Дом для бегемота... Ночью лучше сюда не ходить. - он вернулся в лагерь и принялся читать.
      Закинуло их в самую глушь. Был в этой реальности большущий материк с множеством маленьких королевств и княжеств, которые нет, да и погрызутся между собой. Впрочем, магов здесь недолюбливали везде, поэтому Амаретто, королевство магов и прочей волшебной братии, разместилось на самом краю разведанных земель, в лесах и болотах. С помощью магии королевство процветало, поэтому кузница кадров под названием «Магвард» пользовалась заслуженной славой. Испокон веков существовало шесть факультетов: огненный, водяной, воздушный, земляной, алхимический и некромансерский. На огненном собирались обычно те, у кого были таланты, но желания учиться было немного. Самый простой в обучении и самый длинный по практике. Здесь тусовались весёлые и шебутные ребята, которые видели в жизни в основном тусовки и собирались стать боевыми магами, их нарекли факелами. На воздушном приоритет слегка смещался в сторону теории, но зато там было много девчонок. Попасть на воздушный факультет означало быть обласканным женским вниманием и иметь неплохие шансы нескучно провести ночь. Воздушные маги владели молниями, могли заставлять светиться волшебные шары на улицах богатых кварталов и показывать иллюзии, за что их называли фокусниками. Если же вы попали на водный факультет и вы мужчина - закончите заведение с язвой и нервным тиком, потому что на водный попадали все девицы с дурным характером и талантом в виде озарений. Мало кто знает, что они там варят в своих котлах глухими тёмными ночами, включая самих ведьм и ведьмаков, как их называли. Несмотря на множественные склоки между собой, это был самый дружный факультет. Их любовные зелья были известны на весь материк. Земляной факультет был самым скучным факультетом, там в основном учились гномы, которые учились лепить гранит голыми руками как глину, занятие это было довольно трудное, требующее концентрации и медитации, за многочасовую неподвижность на занятиях их прозвали валунами. Алхимический факультет был самым хлебным местом, но и самым опасным: немало алхимиков отравилось газами и жидкостями без вкуса, цвета и запаха, но после окончания многие ставили на поток производство философских камней и жили потом как бароны припеваючи. Иногда газы получались взрывчатыми и как результат факультет начинал тлеть, из-за чего их называли копчёными лососями, или просто лососями. И, наконец, некромансерский факультет занимался изучением, созданием и классификацией нежити. В отличие от стихийных факультетов, обращавшихся с чистой силой, здесь царствовало чернокнижие, требующее незаурядного ума и усидчивости, а также самообладания и крепкого желудка. На одну извилину огненного факультета тут тратились три извилины двойной длины. Впрочем, были и развлечения, например, раскапывание в полночь могилы и гадание на костях. Некромансеры носили фиолетовые плащи, от них постоянно пахло землёй, за что их называли ласково некрофилами.
- Да... Неплохо. - заключил Сеня, заканчивая читать мануал и зевнул. - Факелы, фокусники, ведьмы, валуны, лососи и некрофилы. Занятно. - солнце уже садилось за корявые деревья на краю болота, предвещая скорые сумерки. - А ведь придётся учиться... А я не хочу... - Сеня снова впал в огорчение и заныл. - Берт, а Берт! Уйдём в лес, будем питаться грибами и ягодами, избушку сделаем, и годик так проживём, но сдавать экзамены я не хочу!!
      Альберт промолчал и продолжил рассеянно играть в ножички. Усиливающиеся стенания лишь нахмурили его.
- Нет. - процедил он спокойно. - Я не хочу. Сначала узнаю у связного подробности, а потом посмотрю, но в лес уйти жить на целый год... Это слишком, лучше поучусь, авось научат чему полезному. И тебе советую.
      Видя, что уговоры напрасны, Сеня раздражённо что-то промычал и взял список факультетов.
- А мне интересно, - Раздражённо бурчал Сеня, читая подробности о Магварде. - Родерик знал, куда нас запихнёт или нет? А вдруг это заговор?
- Против кого? Нас что ли? - Альберт не сдержал улыбки. - У тебя часом не завалялось кило-другое золота или бриллиантов в заднем кармашке, о чём бы знали все окрестности?
- Шутишь... Какие бриллианты у сына бедного лавочника, а вот у тебя, графа... Это тебе нужно быть осторожным. А какой бы мне факультет выбрать? А пойду на воздушный, там девчонок много, хоть какая-то жизнь наметится. Буду молнии кастовать, искры всякие, потом полёт на метле освою... Ты куда хотел бы?
- Я? - Альберт задумался над списком. - Ты знаешь, я хочу в алхимики. Силы требуется минимум, а ума - максимум. К тому же химию неплохо знаю, наверняка похоже. Зелья всегда продаются неплохо, глядишь, приумножу богатство! - похлопал по седельной сумке.
      Остаток дня прошёл в бурном обсуждении планов на ближайшее время, затем наступили сумерки. Строго запретив хоббиту ходить в сторону болота, Альберт вытащил спальный мешок из тюка и уютно расположился там. Сеньке пришлось устроиться на собранной куче сосновых иголок. Альберту спалось спокойно, а вот Хоббиту снилось, что он выучился на волшебника, отрастил длинную белую бороду и вызвался сопровождать какого-то недомерка с колечком по пути в местность, напоминающую ад. Сон длился долго, можно сказать, полнометражно и в три серии, так что к утру половинчик морально вымотался и с облегчением проснулся под щебетание птиц. Берт уже встал и проводил разминку, заменив привычные гантели шпагой. В полном наряде, он делал выпады, отскоки, взмахи, за которыми лениво наблюдал Сеня одним раскрывшимся глазом. Наконец, Берт решил, что разминка достаточная, смачно хрустнув позвонком, принялся собирать вещи.
- Соня, нам пора, вставай!
- Угу... - тот для вида зевнул и принялся выковыривать иголки, застрявшие в одежде.

***

      Представьте сборище похожих друг на друга психов, бормочущих непонятные слова, делающих непонятные действия, танцующих с бубном и не знающих до конца как это всё работает? А теперь соберите таких сотен пять и поместите под руководство психов именитых, с дипломами, повёрнутых на магии полностью, которых уважают и боятся. Заведите распорядок дня, помогающий сойти с ума быстро и без последствий для окружающих, возведите высокие стены, чтоб никто не убегал, и высокие башни факультетов. Наполните его под завязку всяким волшебным хламом вроде хрустальных шаров, астролябий, лунных календарей и солнечных часов. Возьмите мысленный ключик для будильника и заведите этот дурдом на 24 часа в сутки. Вот вашему внутреннему взору и предстанет примерный образ Магварда.
      Кто-то неправильно подумает «А чего их боятся?» и будет неправ. Такие волшебные психи могли быть очень опасны, не приведи господь вам разозлить их! Вас могут сжечь, заморозить, ударить молнией, засосать зыбучим песком, растворить кислотой и развеять прахом, причём иногда именно в такой последовательности. По всем королевствам маги имели самую разную репутацию, от благодетелей до стихийного бедствия.
      Собственно, непонятки начались уже при подъезде к Магварду, который находился в столице королевства, Нихоне. Казалось бы, города начинаются постепенно: сначала редеет лес и начинаются поля с хуторами, потом домики начинают лепиться к друг другу поближе, становятся выше и богаче и вот уже главная площадь с ратушей и фонтаном, на худой конец, со статуей правителя. Нихон начался не так. Глухой лес внезапно обрезался городской стеной с воротами, через которые непрерывной цепочкой въезжали возы с каким-то мусором: сухие листья, корешки, грибы, сено, поваленные полусгнившие стволы деревьев, несъедобные на вид ягоды. На некоторых телегах были большие оплетённые бутыли с водой, где плескалась всякая живность. Лица у возниц были важные и все торопились, из-за чего у ворот творилась перебранка:
- Чего стал, старый пень? Не видишь, сырьё портится? Пропусти, кому говорю?!
- Это я старый пень? Да я моложе вас всех, вместе взятых!
- Ненамного, века на три-четыре...
- Что ты сказал, мелюзга? Да как прокляну сейчас, месяц не снимешь!
- Я-то сниму, а вот кто-то огребёт!
      Хоббит с интересом слушал всю эту брань и, воспользовавшись моментом, присел отдохнуть. Альберт задумчиво осматривал столпотворение, что-то прикидывая в уме. Что-то в этой картине было странным, но что именно - не ясно. Очередь телег двигалась быстро и, наконец, друзья оказались перед открытыми настежь тяжёлыми дубовыми воротами. К ним подошли два стражника и маг. Стражники легко опознались по доспехам, а маг по мантии и навешанным на нём побрякушкам.
- Кто такие, зачем приехали? - осведомился маг, невзначай перебирая чётки.
- Граф Альберт и со своим слугой приехал учиться. - небрежно обронил всадник и подал стражникам грамоту. При слове «граф» у стражников на лицах появилось лёгкое уважение, чего нельзя было сказать о маге. Тот слегка скривился, как от кислого яблока и сказал:
- Я на вашем месте бы поторопился скоро начнётся поиск двери, а нашем заведении не любят опоздавших.
- Поиск двери куда? - простодушно осведомился Сеня. Губы мага шевельнулись и хоббиту показалось беззвучное «понаехали», а маг продолжил:
- Двери в Незримую Академию «Магвард». Прямо по улице, после обелиска направо, там увидите заведение с вывеской «Шляпа», там собираются поступающие, там узнаете подробности.
      Маг важно поправил мантию и уступил дорогу лошадке графа. Друзья переглянулись, пожали плечами и поехали искать искомое. Нихон был любопытным городом: изящные дома со шпилями и маленькими башенками, маленькие сады с крохотными беседками и фонтанчиками. Портило облик только одно - трубы. Железные, медные, стеклянные, а то и вовсе деревянные, они тянулись от дома к дому, в виде арки пересекали улицу, уходили в землю, заканчивались интересного вида баками или просто заглушками. Иногда из того или иного дымохода вдруг начинали бить в небо искры или валить разноцветные дымы, а окна озаряться вспышками и грохотом. Это всё изредка сопровождалось тихой, но отчётливой бранью. Оживлённые улицы были наполнены снующим туда-сюда народом с тачками, сумками, рюкзаками, наполненными всякой разностью. Смотреть на это всё было так занимательно, что ребята чуть не пропустили нужный поворот и оказались около заведения с названием «Шляпа». Симпатичный трёхэтажный домик с вывеской и гостеприимным сумраком в проёме. Альберт спешился и привязал лошадку к коновязи.
      Тем временем Сеня в предвкушении чего-то интересного распахнул двери и ввалился в... бар.
- Ага... - задумчиво протянул он, в нерешительности застыв на пороге.
- Вот тебе и «ага»... - ответили из темноты и тихий гомон продолжился. Глаза чуть привыкли к темноте, и Сеня начал различать разного вида людей и не совсем людей, мирно сидящих за столами с волшебными шарами неяркого зёленого цвета и пьющих из здоровенных кружек. В глубине угадывалась стойка, за которой бармен смешивал коктейль. Следом за хоббитом в бар важной походкой зашёл Альберт. С интересом осмотревшись, он решительно направился к бармену с надежной освежиться после долгой дороги. Бармен, улыбчивый лысый бугай с голым торсом, оживился и отставил в сторону шейкер.
- Нам бы пива. Мы с дороги долгой, глотку пылью забило. - Берт плюхнулся на стул и положил монетку на блестящую поверхность отполированной стойки.
- Держите, сиятельство! - громыхнул тот и налил пива в стакан в виде маленького бочонка.
- А мне тоже чего-нибудь, но без хмеля. - Сеня запрыгнул на стул и заёрзал на нём, пытаясь освоиться на немного неудобном сидении. Бармен молча налил ему в кружку чего-то тягучего и зелёного. Сеня с опаской покосился на неизвестную жидкость.
- Что это?
- Тинный кисель.
- Кисель? Отлично!.. Стоп! ТИННЫЙ?
- Тинный. Двойная магическая перегонка.
- Двойная?
- Да, двойная! - бармен начал раздражаться. - Если хочешь тройную - иди-ка ты в другое заведение, там кисель обычного цвета, да ещё и со вкусом ягод. - ухмыльнулся напоследок бармен и отвернулся к стенке, заставленной бутылками с жидкостями самых разных цветов. В некоторых проскакивали искорки.
- Может, и пиво, что я здесь пью, тоже двойной перегонки? - холодно осведомился граф, решив тоже вступить в беседу.
- Нуу... Да... - здоровяк почему-то смутился и начал рассеянно вертеть стакан в руках. - Но уверяю вас, вторая перегонка прошла через два фильтра! Вот, попробуйте! Для гостей есть и тройная перегонка... - он выудил из под стола маленький бочонок и наполнил небольшую кружечку.
      Альберт, как истинный аристократ, оттопырил мизинец и слегка пригубил. Разницы почти не было. Пиво и то и это было одинаково хорошим.
- Разницы по вкусу особо нет. - вынес вердикт Альберт, на что бармен приободрился.
- Конечно, нет! Но разница в цене - пять крон! А студиозусы берут то, что дешевле.
- Студиозусы? Эти что ли? - граф небрежно ткнул пальцем в толпу, на что бармена перекосило, он перегнулся через стойку и умоляюще прошептал:
- Прошу вас, граф, потише! Вон за тем столиком сидит особа королевской крови из тёмных эльфов! Она приехала поступать сюда в Магвард, но имеет сложный характер и нехорошую привычку выхватывать плеть при любом удобном случае. - он едва заметно кивнул в сторону самого тёмного угла где за столиком сидели готичного вида девицы с фиолетовой кожей и облаком чёрных волос, зашитые в кожу рептилий с ног до головы.
      А хоббит всё подозрительно смотрел в мутную бездну кружки с тинным киселём. Какие чудовища затаились на дне этого болота? Он собрался с духом и отхлебнул. До обычного киселя было далеко, отдалённо напоминало по вкусу клюкву с изрядным количеством трав. Не долго думая, он поинтересовался у бармена:
- А из чего пиво-то?
      Тот выпрямился и залучился гордостью.
- Осина. Первый сорт!
      А Берт в это время как раз отхлебнул неплохо из своей кружки. Смысл дошёл до него очень не вовремя, когда глоток проходил по горлу. Лицо немного изменило цвет к зелёному, но никто по счастью этого не заметил. Чтобы никто не заметил замешательство, он позволил этому осиновому пойлу пролиться внутрь и скептически нахмурился:
- Неплохо для осины. Что двойная, что тройная - не различишь!..
- А мы, собственно, Магвард ищем. Не подскажете? - Хоббит осилил кружищу и его разобрало любопытство.
- А как же, подскажу. Примерно через полчаса начнутся его поиски.
- Кого? - Сеня застопорился.
- Магварда. Дверь в него.
- Почтенный. - осторожно начал издалека граф. - Мы из мест весьма отдалённых и слухи в нашу глушь доходят в совсем не том виде, как хотелось бы. Мы, конечно, в курсе, что поиски входа в Незримую Академию предвещают некоторые трудности, но не могли бы вы просветить нас?
- А как же? Запросто! - бармен прочистил горло и начал речь, судя по всему часто повторяемую. - Магвард находится неизвестно где. В целях безопасности, конечно. Тем не менее в него можно войти и выйти. - он начал рисовать пальцем на стойке. - Магвард - это огромная восьмиугольная крепость с одними воротами. Каждую полночь ворота закрываются и открываются в совершенно другом месте...
- Минуту! - из темноты бара выкатился гном. Он был низкий и с бородой, у него был при себе топор... В общем, не различим на фоне остальных своих собратьев. - Это значит, что нам осталось найти, разбей их молот, где ворота?
- Не всё так просто! - самодовольно изрёк бугай. - Эта дверь возникает на произвольной стене любого дома в городе! Найди её, попробуй...
      Бородатый коротышка зло забурчал и разразился проклятиями на гортанном гномьем языке. Потом немного отошёл и выдавил:
- А чего их сейчас никто не ищет?
- В день учеников они открываются всего на час после захода солнца. Но! - бармен улыбнулся добренькой улыбкой и достал из-под стола связку каких-то трубок. - Это сигнальные фейерверки. Поступающие делятся на команды и прочёсывают город, у каждой по ракете. Кто первый найдёт ворота - подаёт сигнал, остальные команды ориентируются на него и выпускают свои когда входят в ворота.
      Альберт заметил, что в баре уже давно тишина и сидящие прислушиваются. Из-за одного из столиков встал какой-то тип со шрамом на лбу спросил и прошипел:
- А ты чего нам всё это рассказываешь? Тебе какая от этого польза?
- Я их продаю. - бармен не переставал улыбаться и вывалил на прилавок ещё гору ракет. - Сорок крон штука.
- Ага... - пробормотал кто-то в зале.
- Вот тебе и «ага»! - отрезал Сеня и начал копаться в кошельке - Дайте нам пару штук!
- И нам тоже! - к стойке подошла ватага гномов.
- Мы тоже берём!
- И нам три!
      Многие команды и просто одиночки, у которых не было напарников, начали подходить к бармену и коммерция пошла бойко. А когда бармен выложил волшебные свитки, где была изображена карта города по сто крон, ажиотаж стал просто ненормальным. В самый разгар торговли вдруг раздался удар колокола, который пробрал всех до самых костей и воцарилась тишина. Все остановились в ступоре и один из команды гоблинов хмыкнул:
- Солнце зашло.
      Первой среагировала команда тёмных эльфиек. Принцесса прыжком оказалась рядом с барменом и схватила свою карту:
- Северный квартал! - и шустро выбежали из бара. Гоблин заорал на весь бар - Алхимические ряды!
      Схватил в охапку своих друзей и испарился. Тут Альберт выхватил инициативу:
- Восточный Конец берём на себя! Сеня, подъём!
      Хоббит финальным глотком осушил кружку, взрыкнул «эх, хорошо» и с рюкзаком понёсся к выходу через толпу других поступленцев, выкрикивающих «Западный тупик», «Южная Стена» и «Канализация». На выходе его ждал Альберт на коне и как только Сеня подбежал к нему, закинул позади седла.
- Направление - Восточный Конец. Показывай дорогу!
      На карте высветилась точка, которая медленно двигалась. Лошадка протестующе ржала, но послушно несла двоих через улицы, переулки и дворы.
- Здесь направо. Тут прямо и под мост. - бубнил Сеня, посекундно сверяясь с картой. - Вот он, Восточный Конец!
      На карте это место светилось малиновым цветом, являясь запутанным переплетением узких улочек, в которых даже сразу после заката стояла такая темень, которая бывает только ночью. Поиски начались.
      ...А бармен тем временем осмотрел опустевшее заведение, закрыл дверь на засов и достал хрустальную сферу. Протёр её пыльным рукавом и в полголоса проговорил:
- «Шляпа» опустела. Как дела у остальных?
- «Единорог», «Болото» и «Фауст» отстрелялись. - сфера вспыхивала в такт словам.
- Доложите о численности.
- В сумме 80 существ.
- У меня 24 объекта. Занесите в протокол. Отбой. - бармен убрал сферу под стойку и впервые за день налил себе пива и с удовольствием глотнул. - Хмм... Нормальное пиво... А они нос воротят.
      ...Это была суета сует. Хоббит заскочил в тупичок и голодным взглядом шарил по стенам. Проклятье, и тут пусто. Недалеко слышен стук копыт - это Альберт обшаривает параллельную улицу. Выскочив, он понёсся к следующему дому и пошёл наворачивать круг. Прыжок через кусты, уворот от гнилого помидора, брошенного хозяином и сочная брань вдогонку. Дом большой, обегать надо много. Сеня подтянулся и перелез через очередной забор. Из окна высунулась незнакомая тётка страшной наружности, швырнула какую-то серую дрянь вслед Сене и орёт:
- На, вот тебе!!
      Сеня увернулся и закончил осмотр дома, побежал дальше по улице. Услышал подозрительный гудящий звук и обернулся. Серая дрянь с приличной скоростью летит вдогонку. «Самонаводящийся!» - подумал Сеня и с воплем рванул прочь. Заскакивая в очередной двор, он увидел зверюгу.
      Эта злобная смесь бульдога с кабаном не замедлила оскалить частокол зубов и зарычала. Рядом валялась палка, которой играли с этим чудовищем, и Сеня торопливо схватил её, готовясь держать оборону, и замахнулся. За спиной раздался небольшой взрыв и от палки остался маленький огрызок, остальное разлетелось в щепки при соприкосновении с самонаводящимся заклинанием. Пришлось швырнуть огрызок палки в морду чудовищу, а самому бежать в сторону Альберта. Этот объезжал окрестности на лошади и почти закончил осмотр улицы. Со стороны центра раздался удар колокола: до закрытия портала осталось полчаса, а его ещё не нашли.
- Альбееерт!!
      Граф резко обернулся и увидел Сеню, преследуемого адской тварью. Не раздумывая, он прыжком слетел с лошади и вынул шпагу из ножен. Бросившись наперерез чудовищу, он с размаху всадил все 100 см стали в тушу и нанизал её, как на вертел. Тварь исчезла с громким хлопком и испустила синий вонючий дым. Хоббит робко выглянул из-за лошади, увидел, что всё закончилось удачно, и облегчённо вышел.
- Она была магическая! Ничего себе маги веселятся! От одного вида столбняк может случиться! - бормотал Сеня, всё ещё немного не в себе от бега и страха.
- Ну как, свою половину закончил? - Альберт тряпкой аккуратно стирал магическую сажу с клинка.
- Почти, слава богу, не съели...
      ШШШШ-БАХХ!! Это взвилась ввысь дымным следом пущенная далеко кем-то ракета и взорвалась красивыми синими искрами.
- Нашли! - одновременно воскликнули друзья. По-молодецки граф с разбегу вскочил на коня, помог забраться Сене и, прикинув расстояние, пришпорил лошадку:
- Все пристегнулись? Поберегись!! - и пустил её во весь опор. Оставалось 20 минут до закрытия ворот, а ребята, несмотря на пошедший криво отпуск, такой забавы пропустить не хотели. Они скакали по узеньким улочкам, постоянно рискуя задеть головой вывеску или развешенное на просушку бельё. Пять минут спустя раздался второй сигнал и всадники точно определили место возникновения портала. Судя по всему, жители Нихона не любили этот день. Живёте вы себе спокойно и делаете пиво методом двойной магической перегонки и вдруг наступает день, когда подозрительные люди начинают один за другим шастать вокруг и осматривать ваш дом, вытаптывая при этом цветники и огородики. Сеня это понял, когда случайно обернулся и с ужасом увидел преследующих их сгустки то ли заклятий, то ли проклятий и спущенную с цепи горгулью, машущую крыльями над крышами и ждущую открытой местности, чтобы напасть сверху.
- Нас преследуют! - проорал он Берту сквозь визг ветра в ушах. Тот на секунду обернулся и стиснул зубы. Осталось совсем немного, буквально один поворот... За ним была ничем не примечательная улочка, в конце которой... Тройка гоблинов дернула за кольцо собственного фейерверка, подобрала дорожные сумки и скрылась в массивной резной каменной арке, внутри которой горели синие сполохи огня. Извернувшись, Сеня достал свою ракету и приготовился. 20 метров... 10 метров... 5 метров...
- Пригни голову!!! - скомандовал Берт и прижался теснее к гриве лошади. Одновременно с этим хоббит направил ракету вверх и дёрнул за кольцо. Эффекта от своего фейерверка он увидеть не успел.
      ...И вот они на другой стороне. Огромный сад с громадными деревьями с белыми стволами, зелёная травка, изящный замок с множеством башенок прямо по курсу. Лошадь, понятное дело, испугалась столь резкой смены окружающего мира и от испуга встала как вкопанная. А граф с вопящим хоббитом, вцепившимся ему в спину, по всем правилам инерции продолжили путешествие по воздуху и рухнули в центре внимания других команд, прибывших раньше. Эффектно появившись, граф степенно поднялся и нахлобучил шляпу с пером на нужное место.
- Чума... - ошалело просипел он, огладываясь по сторонам.
- А что, мы уже в раю?.. - простонал Сеня, ойкая и чуть прихрамывая. - А вот небесные девы, обещанные нам в знак праведности нашей жизни.
      Сеня указывал на прекрасных девушек в белых тогах, гуляющих по саду босиком по изумрудной траве и играющих кто на свирели, кто на маленькой арфе. Вся эта картина производила умиротворяющее действие и на другие группы тоже. Среди них были команды тёмных эльфиек, гоблинов, людей и много других команд, как смешанных, так и одной расы. Они рассеялись по саду и переводили дух от беготни и поисков. Приведя себя немного в порядок, Сеня с Альбертом присоединились к ним и присели отдохнуть.
- Красиво, ничего не скажешь... - Сеня вертел головой, рассматривая окрестности. Честно признаться это выглядело как в сказке, красиво и цвета яркие... Вот только в том саду клубился туман. Обычный такой туман, вот только странно было видеть его вечером, когда в саду была полутьма, которую рассеивали волшебные зелёные огоньки, неторопливо плавающие между деревьями. Все, что находилось в метрах 50 от друзей, поглощал туман, подсвеченный этими огоньками. Альберт тоже любил красоту, но решил оставить вопросы на потом и занялся разглядыванием остальных участников магического забега.
      Несомненно, самыми необычными были команды гоблинов и тёмных эльфиек. Гоблины... это такие ребята с зелёной кожей, средним ростом, острыми зубами и вздорным характером. Все трое с одинаковыми татуировками на правом плече, налегке и одетыми в обноски. Постоянно хохотали, толкались и размахивали руками, привлекая недоуменные взгляды остальных. Тёмные эльфийки сидели спокойно, немного в стороне от остальных. Насколько Альберт мог припомнить, особенностью этой расы были кланы с чёткой иерархией и внутренним этикетом. Целью группы было поступление принцессы, две других исполняли роль сопровождающих фрейлин. В клане тёмных правительницей была жрица Королевы Пауков, мужчины были в основном кузнецами, воинами и прислугой. Несколько гномов сбилось в кучу и о чём-то болтало на своём наречии, остальные были просто сборищами парней и девушек, тихо переговаривающихся между собой.
      Сзади раздался хлопок - это прибыли последние ученики, мальчишка с гномом, и ворота в стене исчезли, на месте прохода оказалась свежая кирпичная кладка. Послышался охотничий рожок и из тумана начали появляться маги с факелами. Неторопливо возникая из-за пелены тумана, они неспешно шествовали к командам, махая им руками. Замковые ворота со скрипом распахнулись и взглядам новичков предстали семеро мастеров-магов. Пятеро мужчин и две женщины. Шестеро были закутаны в плащи красного, голубого, синего, коричневого, фиолетового и зелёного цветов. Седьмой маг, его осанка говорила о том, что он тут главный, был в белом.
- А где посохи и волшебные палочки? Какие же это волшебники без всего этого хлама? - шепотом поинтересовался у Альберта Сеня, не отрывая взгляда от мастеров. На это Берт шикнул:
- А я почём знаю? Не мешай!
      Маг в белом плаще приветственно развёл руки и молвил:
- Приветствую вас! - эти слова он произнёс шепотом, но этот голос непонятным голосом усилился и донёсся до самых отдалённых слушателей, раскрывших рты и с благоговением слушающих. - Добро пожаловать в Незримую Академию, в Магвард! Я - ректор Аарон Кио. Мы все рады здесь видеть вас, будущих волшебников, которыми вы решили стать, покидая дом и пускаясь в долгое странствие сюда, в Нихон! Маги - важная и почётная стезя в нашем королевстве, оно нуждается в вас и отлично воздаёт своим гражданам, которыми вы стали, едва переступив этого замка. Конечно, вы мечтаете творить чудеса и просто так, и во имя добра. Всё зависит от вас. Старайтесь - и вы не пожалеете, что пришли к нам.
      Завершив свою короткую и немного пространную речь, ректор уступил слово даме в красном плаще. Она сделала шаг вперёд и улыбнулась, некоторым на мгновенье показалось, что её глаза полыхнули алым.
- Здравствуйте, милые юноши и девушки! Мы все рады за вас, за ваше горячее желание стать волшебниками! Если вы не увидели своих знакомых, которые наравне с вами искали портал, то не волнуйтесь - к утру их подберёт Колдовское Полимагическое Училище. Все вы настолько разные, что и обучение мы вам предложим самое разное, наиболее подходящее для каждого. Для этого существует шесть факультетов, которые примут вас под свое крыло. Сейчас мы разделим вас по факультетам, прошу всех за нами!
      Семеро развернулись и проследовали обратно к воротам. Новички очнулись и, подхватив манатки, направились вслед. Сзади толпились неофиты старших курсов, развязно болтая и гомоня, наступая друг другу на мантии и прижигая факелами по неосторожности. Толпа шла по коридорам, под потолком гулко звучали голоса, возбуждённые событиями этого неординарного дня, и витало всеобщее предвкушение такого развлечения как распределение. Как оказалось, не зря.
      Ещё одна дверь - и поток людей хлынул в большой зал. Он был заставлен длинными столами и скамьями. Новичков вытеснили к столам, находящимся ближе всего к небольшому возвышению, на котором стоял подковообразный стол, между двумя оконечностями стола стояла каменная чаша. Мастера без суеты заняли места, во главе стола стояло кресло ректора.
- Итак. - шелест голоса ректора растёкся по залу как пенный прибой. - Представляю мастеров. Агнис, стихия огня!
      Дама в красном поднялась, тряхнула огненным облаком волос и сделала книксен.
- Грэйс, стихия воздуха!
      Немолодой маг в голубом с козлиной бородкой и недовольством в глазах привстал и кивнул.
- Сальфеджио, стихия воды!
      Старичок в синем с абсолютно лысой головой помахал рукой всем присутствующим.
- Градд, стихия земли!
      Крепкий кряжистый мужик в коричневом встал и молча сел обратно.
- Маркус, алхимия!
      Невысокий дядька в зелёном, обладатель пышных усов улыбнулся и кивнул.
- Иона, некромантия!
      Очаровательная мрачная женщина в фиолетовом плаще скрестила руки на груди, встала и отвесила лёгкий поклон. Перечислив всех, ректор изрёк:
- Распределение начинается.
      Из одной боковой двери появился гном, который с очень важным видом нёс большой зелёный шар из стекла. Поднеся его к каменной чаше, он пыхтя вывалил его в углубление и тот засел там как влитой. Ректор встал и подошёл к светящемуся зелёным призрачным светом шару, нагнулся и прошептал туда:
- Изида, вы меня слышите?
- О, да, Кио! Отлично слышу! - раздался сочный грудной голос из сферы и многие из новичков вздрогнули. - Когда начнём распределение этих охламонов?
- Они... Уже здесь и с нетерпением ждут вас.
- Эээ... Да? Ну... Тогда начнём. Детишки, меня зовут Изида, я оракул. Подходите к сфере и прикладывайте руку к ней, да пошустрее, а то скоро луна выйдет из фазы и связь прервётся. Начинаем!
      Ректор подошёл к сфере и как бы невзначай коснулся её. Сфера не замедлила отреагировать:
- О, боже! За ним чёрный плащ, закрывающий небо! Апостол Тьмы! Сожгите его!! - голос чуть не сорвался на визг, но ректор вежливо прошелестел чаше:
- Извините, Изида, связь проверял. Барахлит шарик временами. - он отошёл от сферы и обратился к новичкам:
- Вставайте по одному и несите свиток с рекомендациями.
      Кто-то первый робко вышел из-за стола и подошёл к ректору, дрожащей рукой протянул свиток.
- Гвидо из Атрики, Загорье, рекомендация Базилика.
      Парень осторожно приложил ладони к сфере.
- Ну что же вы робеете молодой человек? Приложите ладони сильнее, чай не на первом свидании... А что же про вас сказать? Выражение «палец в рот не клади» явно относится не к вам! И в драку первый не лезете, и темноты боитесь! Чуть что - сразу в раковину как улитка прячетесь. Словно вы и не из рода Торманов, славящихся своей доблестью! Ах да, вы же третий сын, видно смелость на первых двух сыновей ушла... - парень покраснел как рак и стал переминаться с ноги на ногу. - Ну да ладно, идите на земляной факультет, там таких вас много. Следующий!!
      ...И так битый час. Говорящий шар каждого при всём собрании неофитов и мастеров разбирал по косточкам, выворачивал наизнанку всю подноготную, под конец, проезжаясь по биографии и родословной. Искреннее желание каждого заключалось в том, чтобы этот душевный стриптиз поскорее закончился. Потом испытуемый с огромным облегчением садился на место и честно смеялся громче всех, втайне надеясь, что его слабости никто не запомнит. Принцессе оракул серьёзно заметила, что учитывая её соответствующие замашки, факультет некромантии ждёт её, как соловей лета. Те, кто попробовал смеяться над этим, быстро заткнулись под многообещающим взглядом принцессы. На распределении гоблинов все оторвались по полной программе. Первый же вызвал у тётки с другой стороны зелёного шара приступ истеричного смеха. Он продолжался минуты две:
- Ну у вас... Ха-ха-ха... И нрав! Хе-хе-хе!.. Только не вздумайте предлагать это нашим девушкам... Хи-хи-хи... Они поймут неправильно!.. На огненный факультет негодника! - шар ещё не оправился от первого гоблина, как дотронулся второй, что вызвало новый приступ истерики. Приступы были заразительны, и кое-кто из учеников уже валялся под столом, изнемогая от смеха.
- Гы-гы-гы!.. Ещё один такой же... Нет, не выдержу... Туда же, к первому!.. - просто плакал навзрыд шар. Таким образом, все гоблины под хохот отправились к ребятам из огненного отделения. Незаметно подошла очередь Сени.
      Он вышел, в кармане скрещивая пальцы и изо всех сил моля судьбу о воздушном факультете, он отчаянно вызывал в воображении тех дев из сада, как он вместе с ними прыгал по траве и...
- Свиток, молодой человек! - Шепот Аарона выдернул хоббита из сладких грёз. Сеня передал свиток ректору и тот прочёл:
- Сеня Кучеряшкин, селение Малые Дрыны! Рекомендация Гарфилда!
      Пальца испытуемого прикоснулись к мистической сфере и та тут же отозвалась:
- Неее, юноша, воздушный факультет вам при всём желании не грозит! Как и огненный тоже! Вы бы конечно вытянули, но сожжёте или испепелите кого ненароком. Алхимия и водяной - только через мой труп. На земляном вы начнёте от скуки вытворять чёрти что. Вывод: для вашей же пользы и интереса зачисляю вас на некромансерский, дабы направить ваш незаурядный ум в правильное русло!..
      Земля зашаталась под ногами бедного хоббита, ему как-то резко поплохело, жуть приземлилась прямо в голову и в таком ужасном настроении Сеня отправился к фиолетовым плащам. Сзади сфера чуть слышно договорила:
- ...Иначе Магварду будет туго.
- Альберт фон Вандерберг, Чёрное графство, рекомендация Гарфилда.
- Ну что же... - смутилась сфера, когда Берт коснулся стеклянной поверхности. - Из вас выйдет толк на алхимическом факультете, там нужны цепкий разум и жажда изысканий. Философский камень ждёт вас. Ну что же, все распределились?
- Да, дорогая Изида, на этот год распределение закончилось. - ректор очнулся и распрямился.
- Тогда, детки, желаю вам удачи и хорошо учиться. Повезёт - выживите, а то и разбогатеете! Всего хорошего! - шар мигнул последний раз и погас. В зале на секунду воцарилась тишина и ректор ею воспользовался:
- Новички! Следуйте за своими мастерами. Разойдись!
      Раздалось скрипение лавок и шорох одежды, зал ожил и начал гудеть как улей. Старшие курсы хлопали по плечам новеньких, знакомились и предлагали пойти и отметить поступление при удобном случае. Альберт помахал рукой Сене и последовал за толпой с Маркусом во главе. Хоббит в ответ вскинул руку и поплёлся за своими без всякого настроения. Шесть дверей в зале открылись и толпы факультетов растеклись по коридорам. Снова длинные тоннели с высокими потолками и унылыми серыми стенами, потом они вышли из замка в тот мистический туманный сад и подошли к некромансерской башне. Немного жуткая и мрачная на вид, она устремлялась ввысь тёмным каменным бревном и заканчивалась зубцами. Вернее, должна была заканчиваться, потому что верх башни тонул в вездесущем тумане. Иона обернулась и попросила внимания, её бледное лицо отсвечивало зелёным отсветом блуждающих огней сада и казалось неживым.
- «Готично!» - подумал Сеня, согревая неожиданно замёрзшие ладони.
- Новоприбывшие! Ваши комнаты располагаются под землёй, на первом уровне катакомб. Там может показаться жутковато в первое время и возможны странные видения, но зато сухо и нет сквозняков. Пойдёмте!
      Каменные ступени привели их к подземному колодцу - круглому провалу метров десять в поперечнике, где из-за темноты не просматривалось хоть какое-то дно и который обвивала спиральная лестница, спускавшаяся вниз. Каменные перила были высокими, но подходить к бездне никому не хотелось. Аколиты зажгли болотные огоньки, и цепочка светлячков начала спускаться в темноту. Сделав круг, они достигли первого уровня. Остальные пошли дальше вниз, новичков собрала вокруг себя Иона, рядом с ней был ещё один старшекурсник.
- Ребята, знакомьтесь, это - Типс, он будет вам помогать в первые дни вашей учёбы. Сейчас он поможет вам разместиться по вашим комнатам. Не забудьте, что занятия начинаются завтра в 9 утра. - Иона развернулась и начала спускаться вниз вслед за остальными. Типс, долговязый и конопатый неофит, вальяжно продолжил:
- Ну чего стоим, пошли... - зашагал по коридору вглубь подземелья, разъясняя и даже предугадывая вопросы. - Тут темно, конечно, но только для постороннего взгляда. Завтра бледная первым делом обучит вас первейшему заклинанию «ночной глаз», так что бродить здесь будете как днем наверху. Осторожно, поворот, идите на мой голос!
      На потолке коридоров были вмонтированы «болотные огоньки», но настолько тусклые, что увидеть что-либо с помощью них было возможно только на их фоне. В темноте аколиты столпились, шаря в потёмках руками и щупая друг друга. Кое-кто уже получил сочную пощёчину, потрогав чужой зад. Типс видел во мраке прекрасно и начал совать всем в руки шнурки с амулетами.
- Это ключи от ваших комнат. Прикладываешь к двери и они открываются или закрываются. Теперь скажите «электрум».
- Электрум! - почти хором сказали новички и амулеты так же дружно засветились, освещая путь на пару шагов вперёд. Новички заохали и повеселели.
- Не сильно радуйтесь, заряда маны на 10 минут, так что пошли разбирать комнаты, да побыстрее! Завтра я, так уж и быть, зайду за вами... Так, у кого на амулете эта руна?
- У меня! - через толпу пробилась девчушка и протянула амулет Типсу. Тот приложил его к каменной массивной двери и та со звуком трущихся жерновов отворилась.
- Всё ясно? Ваши комнаты все по левую сторону, никаких поворотов в посторонние коридоры! В прошлом году трое повернули не туда, и надолго пропали... Нет, их конечно нашли потом, но они уже к тому моменту высохли. - развлекал Типс ужастиками расходящихся по комнатам юных некромантов. - Вы, главное, на ночь запирайте двери. Твоя комната, парнишка! - хлопнул Типс по плечу хоббита, указал на дверь и развязно зашагал к лестнице.
      Худшие опасения Сени подтвердились: это были настоящие катакомбы. Сначала он подумал, что ниши в стенах предназначены для книг, а прямоугольный камень с крышкой был столом, но потом увидел надписи под полками и короткую эпитафию на столе. «Хорошо хоть в нишах никого нет» - более чем уныло подумал Сеня. - «Хотя не совсем...» - и заметил в верхней у самого потолка нише кем-то забытый череп. Он легко сошёл бы за человеческий, если бы не витые рога по бокам и чересчур острые зубы. Наверно, поэтому Сеня и без особого страха принялся его вертеть. Потом нацепил на руку:
- Ну что, Сеня, попал ты! - проговорил он низким голосом, второй рукой подёргивая челюсть черепа. Настроение совсем испортилось, к тому же амулет начал медленно угасать. Пока не наступила полная темнота, хоббит поставил череп глазницами к стене, навалил мягких вещей в одну из ниш и устроился там поудобнее.
      ...Чтобы проснуться ночью от желания сбегать в туалет.
- Тинный кисель выходит... - пробормотал Сенька спросонья и зевнул. По привычке начал искать выключатель. А потом он вспомнил всё: и куда поступил, и где спит. От этого осознания отлить захотелось ещё сильнее. На ощупь он встал и нацепил амулет-ключ. Помня предостережения Типса, приложил ухо к двери и прислушался. Вроде тихо. Дверь, громко шурша и заедая, отворилась и Сеня вышел в коридор. Держась за стену, он стал осторожно идти к колодцу. Пройдя несколько шагов, ему почудились шаги сзади. Он застыл и услышал, как некто медленно шаркает по полу, неуклонно приближаясь к оцепеневшему от страха хоббиту. С трудом сглотнув, тот усилием воли оторвал сначала одну, потом другую ногу и с куском льда в животе заковылял к выходу. Шаги неизвестного приближались. Собрав силы в кулак, он рванул к колодцу изо всех сил. Вот он, спасительный выход! Цепочка тусклых светлячков обрывалась, это прибавило Сене сил и он прибавил ходу, с разбегу врезавшись в что-то мягкое. И тут нервы не выдержали:
- Ааааааааа!! - заорал Сеня в ужасе, пытаясь встать и убежать.
- Оооооооо!! - закричала мягкая темнота прямо на ухо хоббиту и начала суетиться.
- Ты кто? - спросила темнота нормальным голосом.
- Первый курс. - хоббит перевёл дыхание и продолжил попытки выпутаться из дорожного плаща.
- Я тоже. - невидимые руки начали осторожно ощупывать Сеню. - А что ты здесь делаешь?
- Шёл смотреть на звёзды... Слава богу, ещё хочу. - он с облегчением нащупал сухие штаны и осторожно побрёл вверх.
- На первом этаже там есть кабинка для... астрологов.
      Справив нужду, назад хоббит возвращался уже осторожнее. Жутковато было спускаться одному в эту пасть темноты и беззвучности. Только ладонь на шершавой стене и ступени под ногами.
- Эй, ты ещё здесь? - спросил Сеня, дойдя до балкончика.
- Да. - коротко откликнулся некто.
- Не спится? - с опаской Сеня пробирался ближе к невидимому собеседнику.
- Не в том дело. Вот прислушайся. - послышался шорох одежды и наступила тишина. Через минуту хоббит шепотом спросил:
- А что ты сделал?
- Камешек бросил. - в темноте вздохнули и почесались. - Уже третий. А звуков никаких. Как будто колодец без дна... Ладно, пойду досыпать. Меня зовут Варран. Можно просто Варя.
- Сеня. Можно просто Сенсей. Страшновато тут... А ты за собой шагов не слышал?
      Беседуя с невидимым собеседником, Сеня начал пробираться к себе.
- Слышал. Кто-то в темноте по коридорам бродит. Я десять минут боялся выйти, ждал пока стихнет. Вот моя комната. До завтра!
- Ну, давай... - Сеня на ощупь похлопал товарища по плечу и перешёл на тихий шаг, готовый при любом звуке пуститься бежать. Но неожиданности на этом не кончились. На него абсолютно беззвучно налетел кто-то новый.
- Кто здесь? - Сеня начал ощупывать нового участника этой ночи. Его ладони наткнулись на два тёплых округлых предмета. Молниеносно его рука была вывернута и кто-то злобно зашипел:
- Убери руки от принцессы, ублюдок! - Сеня был отброшен подальше, послышались сдавленные ругательства с характерным акцентом.
- «Хватит приключений!» - коротко мелькнула мысль и тот помчался на всех парах обратно, к уютной погребальной камере и дружелюбному черепу.
 отзывы (1) 
Оценить:  +  (+2)   
16:41 27.06.11
- Подъём!
- А! Что?! Где?! - Сеня подхватился и стукнулся о потолок ниши. Шипя от боли, он вывалился из неё. Рогатый череп ярко светился и вещал жутким и скрежетливым, но узнаваемым голосом Типса:
- Всем новым ученикам подняться, умыться и идти завтракать в трапезную!
- «Снова не выспался...» - думал Сенсей, медленно выходя из камеры. Тёмный коридор наполнялся скрежетом дверей и бодрыми голосами. Ничего по-прежнему не было видно, но внутри уже не сжималась душа от страха. Бодрой и сонной струйкой ученики выплёскивались на поверхность. В саду, окружавшему зловещую башню, по-прежнему стоял густой как молоко туман и главный корпус Магварда встречал всех утренней прохладой. В коридоре половинчика обогнала тёмная эльфийка. Она подозрительно глянула на него, Сеня спохватился, сделал беспечный вид и начал насвистывать.
- «Надеюсь, она не догадывается о том, кто именно пощупал в темноте ночи её сочную грудь. Однако, нрав у этих тёмных крут.» - Сене стало немного не по себе и он решил уйти от неприятных мыслей куда подальше.
- Варран! - наудачу крикнул он и начал вглядываться в толпу идущих учеников. Как-то забылось, что лица полуночного собеседника он не видел. Рыжий как огонь, всклокоченный парнишка вопросительно вскинул голову:
- А? Ты Сеня, да?
      Сенсей кивнул и присоединился к Варрану. Толпа новичков текла бурным потоком в столовую, чтобы потом полными сил начать магическую подготовку. Сене меньше всего хотелось слушать эти псевдонаучные поучения, но ничего не поделаешь, выбор сделан.

***

- Ох, Берт... - простонал Сеня. - Когда я издохну, отвези мои останки в Шир и похорони меня на холме с видом на закат...
      Альберт вынул изо рта травинку, которую рассеянно жевал и с укором посмотрел на хоббита:
- Помирать собрался? Да на тебе пахать надо! - сказал он и устроился поудобнее у подножья могучего белого ствола в туманном саду. Сейчас здесь неторопливо прогуливались преподаватели, любовные парочки обжимались по кустам, студенты соревновались в магических играх, в общем, он был наполнен народом, который с радостью проводил долгожданное воскресенье. Всего два дня постижения волшебства - и хоббит начал задумываться о побеге.
- Пахать? На мне? Я окочурюсь когда меня запрягут! - Слабо запротестовал Сеня, которому только и хотелось, что лежать на мягкой траве и не шевелиться. - Я знаю тяготы дороги, страх в бою, унылые засады, когда сидишь в болоте без мыла и ракет, но учёбы я не переношу! Я диверсант по натуре! Не хочу учиться! Башка трещит от знаний, ещё немного и лопнет от ума! - чуть ли не захныкал Сеня. Берт с недоверием посмотрел на половинчика:
- Чем же вас там мучили?
- Ай... Не спрашивай!.. - проворчал тот и пустился в путаные рассказы своего вселенского невезения.

***

      С самого первого завтрака он почуял неладное. На завтрак была овсянка из каких-то семян и лопуховый салат. Желудок Сени протестующе бурчал, но его хозяин стоически запихивал в себя эту еду однократной, как подсказал Варран, магической перегонки. Оказалось, что практически все жители Нихона питались подобной пищей одно-, двух-, а то и трёхступенчатой магической перегонки. В этом королевстве маги считали ниже своего достоинства разводить огороды для обычных овощей и фруктов, исключая волшебные. Поэтому жители выезжали в лес и собирали всё подряд, тщательно сортируя. И действительно - для мага, будь он выпускником Магварда или колдовского ПМУ, не представляло сложности из корешков, несъедобных ягод и листьев сварганить вполне съедобное и вкусное блюдо, к сожалению, вегетарианское. По мере углубления в подробности описываемого процесса, живот у хоббита начало сводить.
      Ещё одна странность была замечена после завтрака: пренебрежительное отношение к факультету некромантии. Одни презрительно не замечали, другие шептались за спинами, третьи демонстративно корчили рожи. Какой-то гоблин даже толкнул третьекурсника в фиолетовом плаще, и, ругнувшись, не извинился и пошёл дальше. Сеню это привело в замешательство. По всем параметрам, некромантов должны были бояться до дрожи в коленок и сторониться как зачумлённых. Всё равно как маститый маг начнёт показывать феерические иллюзии, а его обзовут дешёвым ярмарочником, плюнут на мантию и швырнут гнилым помидором. Он быстренько пробежал мысленно по карте Сигила и вспомнил квартал чернокнижников. Вот там страшно так страшно, до икоты, до ужаса, до окончательной и бесповоротной импотенции. В переулках царила тьма, из домов-склепов слышались раздирающие слух вопли, толпы мертвецов бродящих по улицам, а воздухе нет-нет, да и промелькнёт чья-то костяная тень в полнеба. А в воздухе разлился аромат страха и безысходности... Явное несоответствие заставило Сеню возмутиться:
- А чего это наших не уважают? А вот он бы взял и напустил мертвецов на нахала! Или гуля! На худой конец, можно просто проклятие на месяц-другой!
      Варран как-то грустно почесал огненную шевелюру и извиняюще произнёс:
- Не получится. Пока наш начнёт бормотать формулу вызова трупа, тот его подожжёт за полсекунды. У огневиков заклинания самые быстрые, а у нас самые медленные. И вообще, некроманты - не боевые маги!
- Как это - не боевые?! - Сеня вспомнил книжку про злобного боевого некроманта, которую читал недавно, она была довольно интересная, вот только название забылось. - Вызвать мертвецов сотни две, не мелочиться и приказать порвать эту зелёную зажигалку! - он зло смотрел в сторону удаляющегося гоблина.
- Мне брат рассказывал, что выпускнику достаточно поднять пять зомби - и дипломная грамота у тебя в кармане. Иона может поднять штук 15, ректор - где-то 40. Но двести мертвецов - это ты загнул. Они же тормознутые!..
- Подожди! Как это ректор трупы поднимает?! Он же воздушник!
- А ты чего, не знаешь? Откуда ты прибыл, из какой глуши? Ладно, слушай...

***

      Ещё одной причиной, по которой с королевством Амаретто предпочитали осторожно дружить, это был ректор Магварда. Это был высокий бледный человек с густыми черными прядями прямых волос, закрывающих большую часть лица, на котором создатель задумал всего два выражения: мрачность и задумчивость. Первое отличалось от второго чуть более опущенными уголками губ, выпяченной челюстью и прищуренными глазами. Завернувшись в чёрную мантию, он бесшумно плыл по коридорам крепости Магварда, пугая первокурсников и раздавая указания, выполнявшиеся тут же. Предпочитал он говорить шепотом, потому что у него было что-то с голосом. Это «что-то» заставляло подрагивать расставленные по углам пустые доспехи и с нервной оторопью впечатывало произносимые слова в вашу память навсегда. Если у кого туго с фантазией, то самой подходящей фразой для голоса ректора было нечто вроде «ГЛУПЦЫ!!! Я ПРИШЁЛ ЗА ВАШИМИ ДУШАМИ!!! ХА-ХА-ХА!!!» К счастью, ректор был нрава спокойного и настоящий голос звучал редко. По версии Аарона, он застудил горло в проклятых болотах юга во время путешествия, о котором он распространяться не любил. Первой стезёй молодого тогда парнишки была некромантия. Отношение к некромантам было точно такое же, как и сейчас. Без второго образования не обойтись, это понял выпускник Аарон после года практики и поступил на воздушный факультет. После образцово-показательного испытания тогдашний ректор Мерлин сообразил, что можно уходить на покой и есть на кого оставлять Магвард. Через три года Аарон примерил белую мантию и по сей день тихо и мудро ректорствовал.

***

- ...Вот такие дела! Ладно, пошли в заклинательный зал.
      И понеслось. Мало того, что некроманты оказались непрестижным факультетом, так и учёба пошла криво. Оказалось, что у Сени магия слабее всех.
- А теперь мы определим вашу волшебную ёмкость. - мягкий голос обволакивал и гулко отражался от стен. Кроме Ионы и учеников, в заклинательном зале не было ничего, исключая лишь множество магических рисунков на полу. - Ёмкость мага измеряется вот в чём. - она щёлкнула пальцами, послышался звон колокольчиков и брызнули разноцветные искорки, которые красиво истаяли в воздухе. - Я потратила одну ману. Ваша ёмкость измеряется в манах. Теперь каждый подойдёт ко мне и получит волшебные...
- Палочки?! - не выдержал Сеня.
- Палочки? Странные у вас фантазии, юноша. Как ваше имя?
- Семён!
- Так вот, Кучеряшкин, объясняю специально для вас. Это перчатки волшебников. Каждый подойдёт ко мне и наденет собственную перчатку. Как для воина главное - меч, так для мага главное - это перчатки. Иди-ка сюда.
      Иона слегка улыбнулась и подошла к окованному железом сундучку. Открыла его и достала стопку перчаток. Пока она раскладывала их по парам, в голову Сени стучалась мысль, и наконец, до него дошло:
- «А где она прятала сундучок?!» - подумал подозрительно Сеня, внимательно осматривая углы каменной комнаты в поисках потайных дверей. Видимо, мысль дошла не только до одного хоббита - встревоженный шепот раскатился по залу. Каждый студент мусолил одну мысль «Я не заметил, когда этот сундучок появился. Или он был с самого начала?»
- Не отвлекаемся! Кучеряшкин, выбери себе пару, которая понравится. Или которой понравишься ты.
      Перчаток было множество и расцветок самых разных. Глаза разбегались, а руки хотели примерить. Сначала он выбрал перчатки из толстой потрескавшейся кожи и натянул на ладонь. Перчатке это не понравилось: она свернулась сама собой в кукиш и показала его Сене. Он от такой наглости стукнул кулаком по стене, надеясь, что перчатка разожмётся. Бесполезно, раздался стук камня о камень, а перчатка так и осталась в этом неприличном жесте. Под сдавленный смех аколитов и сдержанную улыбку Ионы, Сенька с большим трудом снял перчатку, которая тут же приняла своё обычное положение.
- Ну что ж, перчатка из кожи каменного тролля не подошла. Пробуй дальше.
      Следующей была перчатка из серой кожи с длинными когтями. Она медлить не стала - сразу впилась Сене в горло и принялась душить. Он начал с хрипом отдирать её от себя под общий хохот и веселье. Следующая перчатка была из кожи вайвирны и обожгла сенину ладонь чем-то кислотным. Горький опыт научил Сеню предосторожности: выбрав неопасную на вид пару перчаток болотного цвета, он изо всех сил вломил обоими кулаками по каждой, для надёжности бросил на пол, потоптался и быстро нацепил, пока те не очухались. Перчатки чуть дёрнулись и покорились своей судьбе.
- Тебе достались «Руки утопленника». А теперь щёлкай пальцами.
      Немного не представляя, как получится щёлкнуть в перчатке, Сеня проделал этот жест. Раздался звук раздавленной личинки, и на пол шлёпнулось что-то маленькое и извивающееся. Иона протянула руку, и нечто само поплыло по воздуху прямо к ней.
- Пиявка медицинская. - вынесла вердикт мастерица. - Щёлкай дальше.
Одна за другой пиявки сыпались на пол. Кого-то тихо вывернуло в уголке. На одиннадцатой пиявке всё закончилось: Сеня упрямо продолжал колдовать, но перчатка оставалась безучастной.
- Юноша, так вы можете щёлкать до второго пришествия, у вас маны закончились. - сказала Иона и пометила карандашиком количество ман у хоббита. - Перейдём к следующему.
      Сеня вернулся к толпе сокурсников, расположившихся на полу, и принялся со смехом наблюдать, как остальные выбирают себе инструменты для колдовства. Варрану достались как раз те самые перчатки из кожи каменного тролля, а тёмной эльфийке - упыриные, серые с коготками. По мере этого галантерейного разбора зал наполнялся всякой живностью типа паучков, лягушек, маленьких змей и прочими милыми созданиями, способными в одном экземпляре вызвать визг и истерики у всего факультета воздуха. Пока Иона экзаменовала каждого, студенты украдкой перебрасывались этой живностью. Слышались тихое невнятное пыхтение: кто-то пытался вытащить жабу, метко попавшую за шиворот. Сеню так увлекло это маленькое побоище, что мастерицы застал его врасплох:
- Закончили. - в зале быстро стихло. - А теперь за мной, к магическому колодцу, будем восполнять запас ман. Кучеряшкин! - изящный пальчик нацелился на Сеню. - Назначаю тебя своим помощником. Прибери в зале.
- Дематериализовать? Пока не умею... - попытался вывернуться Сеня от этой «чести», но не удалось. Палец указал на холщовый мешок, который будто бы уже 100 лет валялся около сундука. Не веря своим глазам, Сеня протёр их и глянул ещё раз. Мешок по-прежнему валялся там. Последние студенты вышли из зала, мастерица обернулась и вопросительно взглянула на хоббита, который озвучил давно мучающий вопрос:
- А как появился сундук с мешком?
- Мешок всегда там лежал, внимательней надо быть. А про какой сундук вы спрашиваете?
- Как про какой? Вот... - он обернулся и увидел на месте сундука пустое место. - Он был!! Был!!!
      Бровь мастерицы вопросительно поднялась. На Сеню было жалко смотреть, он готов был начать простукивать каждый камень в стене в поисках потайной ниши. Он умоляюще взглянул на Иону:
- Скажите, что шутите! Пожалуйста!
      Мастерица смягчилась и улыбнулась.
- Ну, конечно, шучу. Вон он стоит в углу. - хоббит повернулся в направлении жеста и с облегчением увидел сундучок на прежнем месте.
- Куда выносить мешок? На свалку?
- Зачем на свалку? На кухню, конечно. - ответила Иона и бесшумно вышла. Сеня остался один наедине с живностью.
- На кухню... То есть... - Сеня не успел отключить воображение и от нарисовавшейся картинки желудок начал подбираться к горлу. Не давая себе опомниться, хоббит начал сгребать наколдованную фигню в мешок, не снимая волшебных перчаток.

***

      Следующий конфуз произошёл на разучивании простого заклинания «Тычок». Простенькое заклинаньице, кинетический удар на расстоянии. Все двадцать человек первого курса расположились в ряд, напротив них стояли манекены из дерева. Сбоку стояла Иона в своём фиолетовом одеянии, скрестив руки на груди.
- Целься! - двадцать рук в разноцветных перчатках вскинуты, указательные пальцы обвиняюще направлены на невиновные чучела. - Пли!
      Дружное короткое бормотание, и сжатые до видимости воздушные удары настигли цели. Чучела как по команде повалились на пол. Кроме двух. Один покачнулся и устоял, а другой был снесён ударной волной к противоположной стене и разбит на куски. Темная эльфийка Окатанна довольно хмыкнула и приняла свою царственную осанку. Сеня же смотрел в пол, как оплёванный. Гул эха от «Тычков» постепенно затихал.
- Окатанна, контролируй выброс силы, цель - ладно, но стена казённая. Теперь ты, Кучеряшкин!..
- «Может, фамилию сменить? А то она мне уже уши замусолила.» - думал хоббит по дороге к мастерице. - Семён, что случилось?
- Заклинание соскользнуло.
- Как же соскользнуло, если почти в упор шарахнул? Ну-ка повтори!
      Сеня послушно подошёл к стоящему чучелу и шарахнул метров с двух. На этот раз чучело послушно рухнуло. Иона нахмурилась:
- Кучеряшкин, мне кажется или у вас в самом деле нагрелась перчатка?
- Да, нагрелась, а что, так быть не должно? «Откуда она всё узнаёт?»
- Нет. Покажите мне, что с ней.
      Повертев «Руки утопленника», она надела их на руки и произнесла неизвестное заклинание. Один за другим манекены в тренировочном зале встали на места. Озадаченно осмотрев перчатки и не найдя никаких зацепок, Иона отдала их Сене.

***

- ...И вот так уже два дня! Мало того, что маны меньше всех на факультете, так ещё и заклинания плохо срабатывают! Даю зуб на отсечение, перчатка барахлит. Тоже мне, активный отдых...
- Мне кажется, самое время заглянуть к связному. - Альберт дослушал горестные повествования Сени и поднялся. Не стоит думать, что у Берта было всё хорошо. Его тоже заботили несколько проблем: 1) Насколько случайной была ошибка турфирмы. 2)Как выбираться отсюда в случае форсмажора. Первый вопрос должен решиться в скором времени, второй был «Почему нет флуктуативных порталов в это измерение.»
      Берт был учеником технологического мира и явные несовпадения с привычным миром Ньютона и Декарда ставили его в тупик. Местных не волновали выкладки здешнего Лобачевского, они махали рукой и объясняли всё одним словом «магия» и не загружались подобными вопросами. Например, впечатляли наработки местных магов в плане работы с пространством. Магвард или, как называли университет старожилы, «Стены Тумана» представляли собой некий пузырь почти замкнутого пространства с более или менее стабильным выходом вовне. Судя по редким порывам ветра и смену дня и ночи, ворота в университет были телепортом в другое место, тщательно огороженное и засекреченное. Туманный сад был камнем преткновения на пути этой гипотезы. Туман был постоянным и настолько густым, что на расстоянии 20 метров вверх стены, окружающие Магвард по периметру, терялись и даже солнце, если оно и светило, то разобрать его положение на небосклоне было проблематичным. Днём туман светился ровным белым светом. Туман прекрасно скрывал улики и не давал делать никаких чётких гипотез.
      С внутренним убранством замка были тоже большие вопросы. Внешний объём не совпадал с внутренним, примерно раз в пять. Десять минут неторопливого гуляния по саду - и вы обошли главное строение по кругу. Если войти внутрь и пытаться идти по возможности прямо, то вы выйдете из других ворот в сад через минут тридцать. Это окончательно запутывало рассуждения Альберта, потому что если портал между Магвардом и Нихоном был виден невооружённым взглядом, то вход в замок был самым обычным, ни скрытого гудения генераторов, ни видимого стыка пространств не было в помине.
      Этими внутренними размышлениями Альберт занимался в любую свободную минуту. Кое-что он планировал узнать у Бофура, завхоза под прикрытием.
      Они всё дальше уходили вглубь замка, спрашивая у всех попадавшихся на пути дорогу. Нарезав пару кругов и зайдя три раза в тупик, они, наконец, нашли нужную дверь. Небольшое помещение со столами вдоль стен и маленькое окошко, похожее на кассирное, за которым дремал искомый гном. Альберт кашлянул. Никакого эффекта. Тогда граф подошёл к окошку, просунул руку и учтиво постучал гнома по блестящей лысине.
- А! - гном поднял слегка синее лицо и пьяным голосом проговорил. - Чего?
- Думаешь, это завхоз? - с голосом, в который было влито как можно больше сомнения, спросил Сеня. Гном икнул:
- Конечно, я. А вам чего?
- Мы туристы. - с усилием подчеркнул граф.
- Я вижу. И чё?
- Бофур, вы же не хотите терять клиентов своей фирмы? Как думаете, что подумает ваш генеральный директор, узнав, что вы пьёте на рабочем месте? - с лёгкой угрозой спросил граф.
      Тут произошла настоящая метаморфоза. Гном выпрямился, с лица исчез синюшный оттенок, сам он нацепил очки и надел фирменный колпачок, одновременно интересуясь абсолютно нормальным голосом.
- Извините, господа, высокий уровень секретности. Чем вам помочь?
- Мы попали не в тот мир. - хмуро вступил в беседу Сеня. - Ехали на курорт, а попали сюда.
- Хотите сказать, что наша фирма отправила вас сюда по ошибке?
- Именно.
- Как это произошло?
- Нам подсказал номер мира очень хороший знакомый. Мы отдали его магу в приёмной, и он отправил нас сюда.
- По каталогу номер этого мира - 0-147.
- Да, это он и есть... - Сеня почувствовал себя неуютно.
- Как видите, нашей ошибки тут нет. Ваш хороший знакомый не мог ошибиться?
- Да нет, вроде... Он говорил, что в том участке идут военные действия на приличном расстоянии. Там есть море и горы.
      Гном задумчиво встал и отправился к полкам, достал большую амбарную книгу, защищенную от просмотра железными полосами и кодовым замком. Набрав код и дёрнув за рычаг, он открыл книгу и стал листать.
- Море, горы и война... - бормотал Бофур, быстро пробегая глазами по страницам. - Вот! Под ваше описание подходят три мира с номерами: О-134, О-141, О-147. Первая буква маркировки «О», а не цифра «ноль». Магу на приёмной вы давали проспект с описанием мира? Он выглядит вот так...
      Он достал нечто вроде визитки мира и протянул Сене. Тот почувствовал себя ещё хуже: именно такую визитку показывал Родерик на свадьбе. Он обречённо вздохнул и рассказал Альберту, как он по пьяни забыл визитку где-то на свадебном столе и неправильно переписал номер мира, написав «ноль» вместо «О».
- С одной стороны я ошибся, с другой стороны мы так торопились успеть, что не вникли в подробности, когда ещё можно было заметить ошибку... - Сеня сник и замолчал. Альберт мрачно сидел на столе и слушал исповедь, ковыряя шпорой на сапоге деревянную ногу стола. Бофур всем своим видом показывал своё сожаление и участие.
- Не вините себя, молодой человек. Тем более что вам здесь по сценарию торчать не менее 3 лет. Зачем такие страсти?
- Сколько?! 3 года? - Сеню такая новость просто шокировала насквозь.
- Отлично!.. - ядовито отрезал Альберт и пнул сапогом ни в чём не повинный стол. - Почему тут нет флуктуационных порталов? Что, скажете «особый закрытый мир»?
- Мистер, порталы - это в некотором смысле энергообменные каналы между мирами. Мы научились прокалывать пространство там, где нам нужно и вместе с энергией сюда отправляем людей. Это как путешествовать на лодке по реке. Но мир наполняется энергией постепенно, сейчас мы сможем сделать прокол в нужном месте, но отправить не сможем даже кошку. Её не засосёт в портал энергией. Как машина без топлива.
- Когда энергии наберётся на двух человек? - Альберт уже воспринял основную концепцию и пытался как-то разрешить ситуацию.
      Бофур сморщился как сморчок и попытался что-то изобразить на пальцах:
- Тут, понимаете, нужна критическая разность потенциалов, иначе миру не войдут в одну фазу.
- Случайные прямые порталы в другие миры? - не уступал граф. Сеня сидел в отчаянии на полу, обхватив голову руками.
- Такие же, как и в других мирах. Они очень редки. - разводил руками гном. - Извините, но никак. Мир большой и, соответственно, много туристов. Энергия нагнетается долго и используется тоже много.
- А что, в Магварде есть тоже пришельцы? - Сеня немного отвлёкся от горестных размышлений о смысле жизни без интернета и вступил в разговор.
- Есть ли в Магварде пришельцы? - Бофур довольно откинулся на спинку стула и потянулся. - Полмагварда. Это герои, авантюристы и просто искатели приключений. Те, которым хочется по разным причинам смотаться далеко и надолго. Но в основном, это просто нормальные ребята, которые хотят поучиться магии.
- То есть, приехали просто поучиться?
- Да. Магвард считается лучшим заведением на этот момент. - с гордостью ответил Бофур. - Половина учеников на первом курсе являются гостями из других миров, прошедших через портал Сигила.
- А кто именно? - Сенька обрадовался, среди своих можно было найти о чём перетереть.
- Имён я не могу назвать, многие прибыли сюда инкогнито. Но есть традиция: если кто-то желает пересечься с другими нездешними, то он отписывается в журнале знакомств. Так что дерзайте. Я уверен, что вам тут понравится несмотря ни на что. - Протягивая Сене невзрачную книжицу с маскировочной надписью «S++ для рунописцев».
- А в чём подвох, собственно? - граф решил плотнее заняться сбором информации и пододвинулся к окошку. Этот весьма общий вопрос обычно бил по всем сразу больным и подноготным вопросам. Если задать его с правильным выражением лица и с уже нагретым утюгом, то вопрошаемый выказывает просто удивительную искренность. Выражение лица Альберта было суровым, и глазки гнома обеспокоенно забегали.
- Что вы имеете ввиду?
- Имею ввиду эту интересную цепочку... - Берт подвинулся к гному ещё ближе. - Турфирма, обучение магии за смешные деньги, длительное отсутствие связи с дном миров... Всё это вместе даёт большой расплывчатый вопрос. Сами понимаете, когда проверяющие едут в один мир, а их заносит в другой мир, то это наводит на размышления...
      Гном едва заметно вспотел и сцепил пальцы.
- А у вас документы подтверждающие есть?
- А какие документы вам нужны? - с улыбкой спросил Альберт. - Не с печатями же «вашей» фирмы! У Сигила свои агенты... Именно агенты, а не шпики! Вы недавно на нашем рынке услуг, а на дне миров нет чёткого правительства, зато есть группировки. Вам знакомо имя «Родерик»? А вам известно, что кем недавно была спасена его дочь?
      Капелька пота застыла на кончике носа гнома и готовилась сорваться вниз.
- Бумаг у нас нет, конечно. Да и не возят с собой какие-то бумажки герои, за спиной которых спасение мира. Мы вам не какие-нибудь приключенцы, у которых в списке выполненных заданий числятся гектары собранной картошки. А теперь расслабьтесь, мы на вашу фирму пока не держим зла.
      Гном достал из жилетки платок и облегчённо промокнул лоб.
- Просто нам хочется знать, что примерно будет после выпуска из Магварда. - граф сверлил глазами Бофура. - Может, что-то необычное? - отвлечённо-проникновенным голосом спрашивал он.
- Молодой человек, закройте дверь плотнее! - попросил гном хоббита и прошептал Альберту на ухо:
- Ожидается война... - процедил он не разжимая рта и на всякий случай оглянулся в поисках чужих ушей.
- Против какой расы воюем? - в тон гному зашептал граф. - Разумные пауки? Метаморфы?..
- Люди. Напряжённая политическая обстановка. Хотят скопом накинуться и поделить как тушу в мясной лавке. Пока на границах спокойно, но мы уже начали возводить магфорпосты и сторожевые башни. Если в наши ряды пришельцев не привлекать - нас сомнут, как фольгу. Если привлечь - войны может и не быть, они просто испугаются. Обученные магические войска - это вам не коников из глины лепить.
      У Сени, как у любого другого хоббита, был прекрасный слух. Он рассеянно листал журнал отзывов, одновременно слушая перешёптывания Берта с Бофуром. Он подошёл к ним и тихо спросил:
- А что, насильно посылать будут?
- Ну как, обычно сами идут. Их ведь хлебом не корми - дай приключений на пятую точку. Ну и трофеи, конечно. Тащит какой-нибудь рядовой мечник в руках обычный мечишко, а потом оказывается, что в его роду кто известный был, а меч не простой, а «Палаш Страданий».
- Нам маг в конторе сказал, что у вас можно вещами затариться. У вас есть книжка про боевых некромантов?
- А вас угораздило попасть на некромансерский?
- Это значит, ничего похожего нет? И что значит «угораздило»? Вообще, почему такое неуважительное отношение к нашему факультету? - прищурился Сеня.
      Гном немного приободрился, что увёл клиентов от скользкой темы:
- А вам ничего не объяснили? - удивился Бофур. Хоббит покачал головой.
- Проясняю ситуацию. Ваш факультет никогда не выпускает боевых магов. Обычно выпускники занимаются созданием мумий-дворников, в лучшем случае - зомби-строителей. Казалось бы, сантехник - совершенно необходимая профессия, не будь её - и всё, дома утонут в дерьме, начнутся инфекции, эпидемии. Вот не уважают их, грязная работа, но понимают необходимость. А теперь возьмём модельера. Обычно какой-нибудь фрик или маскирующийся под него тип делает такую одежду, в которой только по подиуму гулять и плодить нездоровые фантазии пузатых папиков, а не в люди выходить. И этого модельера на руках носят, хотя знают, что подобные люди черпают вдохновение в алкоголе и наркотиках. И каждый тайно мечтает вставить ему палки в колёса. Вот вы, юноша, стали бы саботировать канализационную службу?
- Гмм... Неожиданный вопрос... - озадачился Сенька и почесал затылок. - Нет, наверное. Ведь никому не станет лучше. Только вонять будет.
- Вот!! А модельера?
- Модельера можно. Придёт другой, снимет прежнее и наденет своё. Только, по-моему, обычные люди продолжат одеваться как им удобно.
- Великолепно! Вы ухватили суть! На некромансерский распределяют не безбашенных и отважных, а спокойных и усидчивых. Или тех, кто не подходит по складу ума стать приключенцем!
- То есть, вы хотите сказать, что ожидается война и всё?.. - снова перехватил инициативу Альберт.
- Ну как вам сказать, - осторожно протянул гном, стараясь не смотреть на графа. - Война и всё, что ей сопутствует: вылазки, стычки на границе, осада и прочее.
- И всего-то? - Берт развязно пристроился на кресле. - Тьфу ты, я уж думал что-то серьёзное!.. Понятно, уважаемый, вопросов пока нет, но вы держите нас в курсе событий, хорошо?
- О да, непременно! - гном засиял как начищенный пятак. - Известим. Всего доброго! - он помахал выходящим друзьям рукой. Как только дверь закрылась, Бофур ещё раз промокнул платком лоб, бормоча:
- Вот дерьмо! Чуть не вляпались... - сосредоточившись, он усилием воли вызвал синюшный оттенок лица, снял очки и шапочку и устроился поудобнее спать дальше, распространяя вокруг убедительный запах перегара.
 отзывы (3) 
Оценить:  +  (+4)   
16:29 27.06.11
- Вот дерьмо! Ну и вляпались! - забушевал обычно спокойный Альберт. - Это же надо так угораздиться: угодить на три года в закрытый мир во время войны!
- Как итог: три года каждому. - мрачно пошутил Сенька, который плёлся сзади в надежде на то, что Берт не вспомнит, из-за кого они тут застряли.
- Три года зубрёжки, да ещё и военные действия на носу. Скверно.
- Нужно что-то делать, но что? - заволновался хоббит. - А то выйдет как в прошлый раз.
      Сеню опять обуяли воспоминания. До встречи с Альбертом его отправил в армию его папаша и он чудом остался в живых, провалившись прямо в портал на Сигил. Немного поскитавшись по дну миров, он познакомился в баре с Альбертом и закрутилась заварушка вокруг чемоданчика с маркировкой «ГЭКК». Из всего этого Сеня вынес твёрдую уверенность, что вести дела с армией - себе дороже. Ему было более привычно быть в небольшой ударной группе, состоявшей из Сени, Альберта, спецназовца Кости и эльфийки Дафны. Но последние двое остепенились и команда сократилась до первоначального состава.
      Альберт пребывал в дурном расположении духа. Если год на морском берегу с экскурсиями по желанию его устраивал, то три года Магварда с незаявленной в буклетах войной его не устраивали категорически. Если возможности выбраться из мира нет, то оставалось только воспользоваться этой цепочкой событий. Но вот как?..
      Настроение было испорчено окончательно, поэтому на одном из поворотов друзья расстались и разошлись по башням.

***

      Сеню проняло по самое «не балуйся». Он раздражённо мерил шагами свою катакомнату, как он сам её назвал, внутри всё клокотало.
- Что значит, «небоевой факультет»? Неумехи! Испортили ремесло, дилетанты чёртовы! Я вам покажу и мумий-дворников, и зомби-строителей! - о том, что ещё совсем недавно он сам был настроен против некромансеров, Сеня тактично забыл. Теперь-то никуда не отвертишься, после распределения.
      В голове не сходились эти две вещи: мумия - и вдруг подметает улицу. Издевательство какое-то над этим древним тёмным искусством, они бы ещё гвозди микроскопом забивали! Надо эти вещи как-то исправлять... А тут ещё незадача с магией совершенно некстати подвернулась. Надо что-то делать. Сеня прилёг в нишу и начал обозревать её потолок, покрытый следами от когтей и трещинами.
- «Эх, нет портала на Сигил, там можно было бы выловить информацию о заклинаниях нашего факультета... Что вообще надо, чтобы стать боевым некромантом?» - рассуждал про себя Семён. - «Нужно овладеть десятком мощных заклятий, достать зловещую одежду и пару артефактов. Ну и, конечно, практика. Ах да, лучше при этом быть сумасшедшим гением. Сойти с ума несложно, а вот с гениальностью проблемы. В крайнем случае, можно научиться зловеще хохотать.»
- Ха-ха-ха. - слабовато прозвучало в сводах комнаты. Даже эха не слышно. - «Не то. Значит, надо начинать с другого конца, с мощных заклинаний. Библиотека!» - озарило хоббита и он, не откладывая в долгий ящик, вскочил и помчался её искать.
      На пути к ней, спрашивая у прохожих магов и плутая, Сеня снова поразился размерами основного корпуса-замка. Здесь хватало запутанных коридоров, построенных без надобности, винтовых лестниц, множество тупиков, закрытых дверей, ведущих в неизвестность. Напрягало также почти полное отсутствие окон, их заменяли светящиеся белым светом светильники, вмурованные в стены. Пройдя очень длинный прямой коридор в одиночестве и увидев долгожданную дверь с табличкой «Библиотека», Сеня обернулся и отметил, что противоположный конец коридора тонет в дымке. Здесь тоже был тот самый туман, правда, гораздо более редкий.
- «Тут кроется загадка!» - в который раз подумал хоббит и переступил порог обители знаний. Он, конечно, немного устал удивляться, но библиотека его всё же удивила. Он тут же задрал голову, чтобы рассмотреть получше стеллажи, поставленные лабиринтом. После порога сразу наступила ватная тишина. Хоббит сначала не понял и на всякий случай поковырялся в ухе, но звук исчез и не появлялся.
- Ну вот, оглох на старости лет. - сказал Сеня и поразился тому, как глухо прозвучал собственный голос. Оглянулся и вздрогнул: сзади сидел библиотекарь. Это был не просто дед, а древнейший дед, седая борода которого мела пол, а лицо состояло из сплошных морщин. Он внимательно рассмотрел Сеню и поманил пальцем. Тот осторожно подошёл к массивному каменному столу, за которым восседал библиотекарь.
- Только вступил и уже тянет учиться? - тихим скрипучим голосом осведомился дед.
- Ну да... Мне нужна книга про боевые заклятия некромантов.
      Дед начал содрогаться в приступе кашля, мотая головой. Сеня недоуменно смотрел на библиотекаря и запоздало сообразил, что тот сотрясается от смеха.
- Порадовали старика... Боевые заклятия некромантов... Это ж надо придумать... Идите пьянствуйте, как все нормальные стузиозусы в воскресенье!
- А можно, я всё же поищу?
- Ну что ж, ищите! - великодушно разрешил библиотекарь. - У нас как раз не отсортирована груда литературы в дальнем левом углу. - он махнул рукой в глубины зала. - Копайтесь там, хотя хочу вас обнадёжить: подобных книг вы не найдёте.
- А почему тут так тихо?
- А потому что тишина должна быть в библиотеке!
      Получив все возможные ответы, хоббит поплёлся вглубь лабиринта стеллажей, надеясь откопать что-нибудь отдалённо напоминающее то, что с такой надеждой он надеялся отыскать.

***

      Алхимику повезло больше. Сразу после распределения Маркус дал команду расселяться, и братия весело ввалилась в Башню Алхимии. Альберт с удовольствием оглядывал свою просторную комнату с большим окном, выходящим в туманный сад. Шкаф с книгами, просторная кровать, стол и агрегат. Агрегатом было стоящее на столе переплетение стеклянных трубок, колб и реторт. В центре этого хаоса был котёл - герметичная мечта, способная выдержать тридцать атмосфер или тысячу градусов, в которой варились основные ингредиенты. Когда-то давно зелья варились в отдельных комнатах замка, но наука развивалась и время, затрачиваемое на варение усложняющихся зелий, удлинялось тоже, поэтому завхоз махнул рукой, раздал инструкции пользования, заставил расписаться в журнале техники безопасности и установил каждому нуждающемуся алхимику подобный агрегат в его комнату. Эти действия привели к тому, что студиозусы в основном обращались к Маркусу в случае проблем или экзаменов. Сам Маркус жил на самом верху башни, занимая, что называется, весь пентхаус. Как раз в одном из кабинетов он проводил инструктаж всех первогодок. Альберт закончил созерцание своего пристанища на три года и присоединился к другим ребятам, поднимающимся под самую крышу башни.
      Маркус устроился в большом мягком кресле и закурил трубку. Первый курс расселся по длинным деревянным скамьям, жёстким и неудобным. Пауза немного затянулась. Наконец, Маркус вымолвил:
- Удобно сидеть?
- Удобно. - робко соврал из вежливости кто-то.
- А мне кажется, что нет. Поэтому все наши инструктажи будут по возможности короткими.
      Он затянулся и выпустил колечко дыма. Запах показался Альберту подозрительным. «Горящий полиэтилен» - догадался он, но виду не подал. Маркус указал на стопку книг:
- Вот методички. Читать внимательно, будут вопросы - обращайтесь к товарищам. У меня спрашивать в крайнем случае. Через три дня принесите сваренные зелья, буду опрашивать лично всех. Все свободны. Ах да, зелья должны получиться синего цвета. И всем варить самостоятельно.
      Он поднялся и вернулся в свою лабораторию, давая понять, что пора расходится. Один за другим ученики поднимались и брали методички.
- «Что-то темнит мастер. Недоговаривает.» - подумал Берт. Он в последнее время стал подозрителен ко многим вещам, особенно из-за испорченного отпуска. В этот раз его подозрительность оправдалась: варить зелье было не из чего.
      Это обнаружилось, когда он пришёл обратно в комнату и перетряс все полочки в шкафу. Там на самой верхней обнаружился забытый прошлым постояльцем засохший мухомор. Ингредиенты надо было искать самостоятельно. Теперь было понятно, почему давалось целых три дня на варку одного зелья.
      Граф стащил сапоги и улёгся на кровать, раскрыв методичку на первой странице.
- «Возьмите жабий глаз (уже рецепт разонравился), собранный в полночь (Ночью при луне искать в болоте жаб), залейте родниковой водой, смешайте с высушенной скелетницей (это что за травка?) и доведите до кипения. Затем, помешивая по часовой стрелке, вылейте малый пузырёк с кровью летучей мыши (ночь, болото, мыши, жабы... Прекрасно!), остудите, всыпьте щепотку ржавчины с церковного колокола. Зелье готово. (Ни слова о том, для чего зелье!)»
      Берт перевернул страницу в надежде на продолжение, но дальше были лишь практические советы по ловле жаб, мышей и рисунок скелетницы. Он озадаченно почесал нос и решил прояснить вопрос у второго курса, который проживал на 4-6 уровнях башни. Однако, никого ему застать не удалось: на стук все двери отозвались лишь молчанием не только у второго курса, но и у третьего тоже. Вот это уже становилось интересным. Альберт спустился вниз, чтобы подышать свежим, непропитанным никакими испарениями, воздухом. Глядя на вездесущую туманную мглу, он ещё раз мысленно пробежался по последним событиям. Мастер дал им самостоятельное задание, заранее услав подальше тех, кто может дать подсказки, и предоставил самим собирать ингредиенты для зелья. Похоже на испытание. С этими думами Берт поднялся к себе и улёгся спать.
      Он проснулся от громкого звука горна. Вскочив, он быстро оделся и, заперев дверь на ключ, решил проверить одну вещь. Как и предполагалось, никого из старшекурсников не было, даже за дверью мастера ничего не прослушивалось. Предвкушая дальнейшее развитие испытания, он спустился вниз и присоединился к толпе голодных студиозусов.
      Завтрак, как и Сеню, Альберта особо не впечатлил. Вяло поковырявшись в тарелке и сетуя на плохую кормёжку, он мало-помалу завязал разговор с сокурсниками. Кто-то из них собирался искать в лесу за городом нужные компоненты, кто-то планировал погулять по Стенам Тумана, а кто-то уже рвался в пивную, чтобы отметить успешное поступление. Взвесив обстоятельства, Берт решил сходить сначала в лес за всем необходимым, а потом с треском напиться и отметить это невольное поступление, будь оно неладно. Когда он вышел из ворот в Магвард, в желудке как-то странно заурчало.
- «Неее, так не пойдёт! Нужно подкрепиться перед забегом!» - решил граф и принялся рыскать по городу, пытаясь сориентироваться по колокольне ратуши, в поисках уже известной «Шляпы» чтобы позавтракать как следует. В лес можно будет отправиться к закату, чтобы поймать всех жаб и мышей в нужное время, а пока осмотрим город.

***

      ...И вот теперь в раздражении Альберт выстукивал каблуками дорожных сапог дробь по каменному полу замка Магвард. Расставшись на одной из развилок с Сеней, он дал волю злости и, увидев, что он один, пнул как следует первый попавшийся доспех, стоявший для украшения. В голове постоянно крутилась эта дата: три года. Он вздохнул, поднял рыцарский шлем и нахлобучил его на место. Потом присел на край постамента и задумался. Бравада, которую напустил на себя Берт при разговоре со связным гномом, была не совсем настоящей. Его сверлила мысль о возможной войне. Если враг нападёт на Магвард, то придётся довольно туго. В нападении на Незримую Академию он не сомневался: Нихон был столицей и, соответственно, самым сладким орешком на этой ярмарке военных действий. Магвард был наверняка целью номер два при атаке на Амаретто, как «отвратительное гнездовище богопротивных магов». Как ни странно, но какой магический мир ни возьми - везде маги и святоши на ножах. Он прошёл через много военных стычек и по опыту знал, что противник должен уничтожаться на расстоянии, если имеется возможность. А тут как назло, с дистанционным оружием туго. Разве что луки, арбалеты и магические атаки волшебников.
      В маленькой квартирке в Сигиле у Альберта была занятная программа, помогающая моделировать битву. Берт убивал по паре часов в день выстраивая различные комбинации, использующие различное вооружение обеих противоборствующих сторон. Он-то знал досконально, что грамотно построенное виртуальное войско способно свести к нулю свои потери при достаточном количестве стрелков. Но во вражеском войске тоже есть стрелки... А есть ли у магов воздушный щит, не пропускающий стрелы? Слишком много неизвестных.
      Альберт продолжал угрюмо смотреть в стену.
- «Хоть бы один дохлый пистолетик! Или ружьишко! Так ведь нельзя...» - Альберт вытащил из ножен шпагу и повертел в руках. Хороша, но только в ближнем бою. - «Бронежилетов тут тоже нет. А надо бы...» - Он обернулся и задумчиво посмотрел на рыцарский доспех у себя за спиной. И мысль начала медленно, но неотвратимо работать. Вокруг по-прежнему никого не было, и Берт как можно сильнее оцарапал перчатку доспеха гардой своей шпаги. На перчатке осталась глубокая царапина. «Сыродутное железо. Бутафория одна, ничего серьёзного. Вот у меня в шкафу - броня так броня, силовая, моторизированная. Что ж, унывать не будем, а будем работать с тем, что имеем.» И Берт направился обратно к гному.
- А, снова вы, граф? Забыли уточнить что-либо?
- Не совсем. Мне нужны следующие вещи... - и он начал на ходу перечислять необходимое для своей задумки. Лицо гнома становилось всё больше скептичным от пункта к пункту.
- Полноте, молодой человек, у меня на складе многое есть, но где я вам достану термодинамическую кузницу? У меня и обычной газовой горелки нет. Сварочный аппарат сделать можно, но где кислород достанете и тугоплавкие металлы? А взрывчатку стыдно должно просить: вы же алхимик. А аккумуляторов не просите – тоже нет. Вот чего у меня в избытке, так это алхимического инструментария: всяких банок и склянок полные ящики, ваша братия с завидной скоростью их разбивает на осколки.
      Альберт не унывал и называл устройства попроще, в результате он приобрёл по дешёвке лабораторного хлама на три курса вперёд и направился к себе, чтобы начать разработку технологий.

***

      Варран аккуратно раскладывал свои манатки по полкам-нишам. Настроение было отличным: он смотался из Сигила из-под надзора родителей аж на три года и собирался как можно дольше не возвращаться. Уж теперь-то можно расслабиться и не выполнять просто идиотских приказаний отца и настойчивых просьб матери типа...
      Внезапно посреди обдумываний Варран услышал звук, который он надеялся не слышать никогда: низкий гул проснувшегося амулета.
- Боже! Я надеялся, что это не сработает! - В отчаянии он обхватил голову руками. - Нет меня, я вышел, заболел, спать лёг!
      Гул не прекращался. С горестным стоном обречённого на долгую мучительную смерть он начал копаться в холщёвой сумке. Оттуда был выужен медальон из червлёного серебра в виде оскаленной морды василиска, глаза которого горели огненными рубинчиками. Варран надел его на шею, собрал мужество в кулак и прикоснулся пальцами к рубиновым глазам:
- Да, папа...
- Сын. - зловеще дохнуло тьмой из амулета. Варрану показалось, что морда василиска шевельнулась. - Как доехал?
- Хорошо, папа, я тороплюсь на занятия...
- Стой! Сын, выслушай отца! - грозно громыхнул амулет. Варран со вздохом сел в одну из ниш и приготовился к долгой проповеди. - Наконец, ты поступил в школу колдовства. С этого начинали многие тёмные лорды и этот путь перспективен. Профессия тёмного властелина передаётся из поколения в поколение в нашей семье. Я рад, что ты осознал это и пошёл по моим стопам.
- «Проклятие! Я эту проповедь знаю наизусть!» - в бессильном раздражении думал Варран, продолжая внимать.
- Сын! Твой отец горд тобой! Я не жалею, что не бросил умирать тебя новорождённого в пустыне! Что-то в моей душе шевельнулось: а вдруг этот младенец станет тёмным и превзойдёт меня, его власть со временем раскинется на целый континент, а то и на планету? Вдруг он превзойдёт меня в хитрости и коварстве, в злобе и предательстве, в развращённости и гениальности? Видимо, я не ошибся в тех раздумьях, что посетили меня!
- Отец! Я не слышу тебя! Алло?! - Варран времени не терял и чертил магический знак хаоса из свежего номера «Колдовство в большом городе», который создавал наводки и мешал работе волшебных предметов. Глазки василиска начали мерцать, голос тёмного лорда всё больше тонул в помехах:
- Сын! Так держать!.. ...чае обращайся... ...ветом помогу... ...щай! - голос затих с последним штрихом руны. Варран облегченно вытер капельки пота со лба.
- Как же они меня достали своими поучениями!.. И шагу ступить без совета нельзя! Задолбали уже! - раздражённо рычал Варран сквозь зубы. Его вполне можно было понять: он пожертвовал 1024-битной приставкой, инфосетью и прочими благами цивилизации Сигиле для того, чтобы сбежать обратно в эту средневековую глухомань с благовидным предлогом, чтобы только избавится от опеки предков. А его и тут продолжали доставать.
- «Папаня будет на седьмом круге ада от счастья, когда узнает, на какой факультет я попал.» - мрачно думал Варран, сортируя и раскладывая свитки с жуткими заклинаниями, заботливо положенными матерью на всякий случай.

***

      На том конце астрального провода оторвал руки от хрустального куба и раскрыл глаза зловещего вида колдун с козлиной бородкой и в чёрном одеянии. Небольшая лысина немного уменьшала мрачность и зловещесть образа, но колдуна это особо не заботило: он вышел на покой и переехал в Сигил после завершения своего последнего контракта. Контракт был пустяковым, если не сказать, рядовым: он был злым огненным колдуном, поработившим небольшое королевство и приносившим жертвы дьяволу в виде невинных дев посредством ритуально-осквернительного полового акта. Последняя часть контракта прошла как по нотам: в его рабочий кабинет, то бишь кровавую цитадель, ворвались главные враги (которые и были его работодателями) и его эффектная «кончина» уже запечатлелась на многих гобеленах, картинах и даже полотенцах. Там был изображён падающий в пропасть человек в черном плаще с таким злобным и оскаленным лицом, что его следовало казнить только за одно это.
      Колдун откинулся на спинку кресла и наполнил бокал густой красной жидкостью. В его обширный кабинет вошло существо несомненно женского пола, женщиной его назвать можно было, если бы не витые рога и пламенные глаза.
- Как там наше дитя? - даже такая невинная фраза сочилась пороком как сочится кровью свежий кусок мяса.
- Хорошо, солнышко... - рассеянно ответил колдун и пригубил бокал.
      Увидев наполненный бокал, существо преобразилось: глаза рассерженно полыхнули ярче, на смазливом лице появился совершенно не идущий ему звериный оскал:
- Ах ты вампирюга! Снова пьёшь! Почему бы тебе не мою кровь пить, раз уж ты рвёшь мне все нервы!! - провизжала она.
- Да замолчи ты! - начал в ответ раздражаться колдун. - Что, нельзя за сына выпить? По моим стопам пошёл!
- Да тебе бы только повод найти! Как припрутся твои дружки-упыри, так потом я тебя неделю от вампиризма откачиваю!
- Ах ты адская шлюха!! - взревел колдун. - Это ещё кто чью кровь пьёт!
- Я шлюха?! Гандон ты штопаный!!!
- Сучья королевна!! - вконец осатанел колдун и запустил пульсаром в пару киловатт в дьяволицу. Три кожаных ремешка, составлявших всю её одежду, осыпались пеплом, представляя суккуба во всей её красе: соблазнительная фигура, острые коготки, изящные рожки и копытца вместо ступней. - Рога, когти и копыта! Зачем только я тебя из дому увёз, вернуть тебя надо в ад! К твоему папеньке, как некачественный товар!! Ни кожи, ни рожи! - едко рассмеялся колдун.
      Демоницу от злобы целиком объял огонь и она визжала не переставая. Потом сложила фразу на полуматерном-полулатинском и отправила пламенный минисмерч прямо в сторону мага. Тот завыл диким голосом и начал грязно ругаться, пытаясь сбить пламя с одежды.
- Я тебе покажу «ни кожи, ни рожи», танк ты без дула!! - торжествующе зарычала она. - А для чего ты меня сюда забрал?! Уж не для этого ли??! - Она с размаху шлёпнула себя по сочному бедру. Раздался оглушительный звук пистолетного выстрела. - Назначаю встречу на жертвенном алтаре сегодня ночью!! Только попробуй не приди, трус!! Я с тебя не слезу три дня и три ночи!! Это я тебя отошлю к моему папеньке высушенного как майский жук, причём обязательно в проветриваемом гробу с надписью «Осторожно, стекло!». И пощады не проси, импотент несчастный!! - посулив все эти муки, она гордо развернулась и вышла.
      Колдун закончил сбивать пламя и критически осмотрел одеяния: оно было сплошь в подпалинах. Хмыкнув, он щёлкнул пальцами и на полу материализовался небольшой чёртик. Колдун сбросил с себя хламиду с коротким «принести новую». Чёртик подхватил её, поклонился и исчез. Лицо мага, несмотря на короткие боевые действия, было умиротворённым. Он подошёл к окну и неспеша допил бокал.
- Дааа... Сын за ум взялся, с супругой мир и покой... Чего ещё можно желать? - тихо сказал он сам себе, смотря как медленно остывают следы маленьких копыт, проплавленных на каменных плитах пола.

***

      Во время разговора Варрана с отцом по амулету Сеня, как и предполагалось, вертелся поблизости. Он случайно нашёл мелкую монетку в одной из ниш и теперь методично обшаривал все свободные комнаты в поисках чего-нибудь стоящего. Простукивая плиты песчаника в своей комнате, он обнаружил, что одна из них плохо скреплена с остальными. С энергией кладоискателя и пыхтением, он начал вытаскивать его, но быстро разочаровался, обнаружив, что это всего лишь слуховое окошко в соседнюю погребальную камеру - Варрана. Оттуда доносились два голоса: знакомый и незнакомый. Незнакомый голос поучал мудрости, знакомый ворчал и нехотя соглашался. Подтянувшись, Сеня удобно устроился в нише, одним глазком посматривая за происходящим. Ничего себе! Варран разговаривает с папаней, который находится «вовне»! Связь с цивилизованным миром есть!
      Сеня кулём свалился сверху, подхватился и вбежал к Варрану в комнату:
- Земляк!! Родной!! Как там у нас?! - Он повис на шее у рыжего. Того слегка клемануло и он мог выдавить только несложное:
- Эээ... Ты это... Чего?..
- Застряли мы тут, братка!! Без техники, интернета и мягкой туалетной бумаги!.. - хоббит растроганно всхлипывал, мало что не рыдал. Варран мысленно смахнул пот со лба - бешенный хоббит оказался всего лишь остро ностальгирующим туристом.
- Ну да, застряли... - закашлялся немного задушенный рыжий. – Хотя, кто «застрял», а кто и «укрылся в складках местности».
- Ооо! Горе мне! - запричитал Сеня. - Три года я домой не попаду!
- Ну, полноте... - осторожно отстранил от себя земляка рыжий. - Ты ж сам ехал сюда, чего уж теперь жалеть.
- Да если бы по своей воле! Тут такое дело... - и хоббит принялся облегчать душу. Он всё говорил и говорил, рассеянно жевал сушёную рыбку из запасов Варрана и вздыхал.
- О как! - подвёл итог Варран задумчиво.
- Ага. - мрачно шмыгнул носом Сеня. - Вот теперь по своей же ошибке гнить здесь три года.
- Да ладно тебе, почему сразу «гнить»? - немного возмутился Варран. - Это моя родина! Здесь по-своему хорошо: природа, чистый воздух и всё такое. Всё ж лучше, чем с предками.
- Так ты поступил сюда, потому что родители заставили? - Сене сразу вспомнилась своя автобиография.
- Да не! Это я от них так сбежал! - гордо выпрямился Варран и пижонски пригладил волосы. - На целых три года вдали от родителей, в мире моего детства!
- Прикольно! - Сеня с удовольствием потянулся. - А кто твои родители?
      Варран немного скуксился и смущённо почесал веснушчатый нос.
- Боюсь, они покажутся тебе странными немного. Мой папа - тёмный властелин.
- Подожди... - задумался Сеня и облокотился на стену. - Это воинское звание?
- Нет. Это буквально.
      У хоббита как-то разом заледенели ноги, и он на всякий случай нащупал путь к бегству. Видно, вся гамма чувств высветилась на лице хоббита, поэтому Варран, сдерживая смех, силком затащил Сеню обратно внутрь и усадил на могильную плиту, а сам уселся рядом.
- Да ты не боись, он в отставке. Сидит себе тихо, никого не трогает.
- Ясно... - недоверчиво выдавил хоббит и придвинулся ближе. - А мама?
- Дьяволица.
      Поспешно хоббит отодвинулся подальше.
- Да чего ты в самом деле! Тут на некромансерском каждый с такой мрачной историей!
- Всё, пипец. - окончательно сник Сеня.
- Ты такой же!
- Я? - возмущённо Сеня вскочил и скорчил рожу. - Я приличный хоббит из приличной семьи! Да у меня герои в роду были! Они с рогатиной на енота ходили!
- Хы! - хитро осклабился Варран и начал медленно наступать на Сеню. - А может, ты о чём-нибудь не признаёшься? Даже у Анджи есть своя покрытая мраком зловещая тайна!
- Кто такая Анджи? - Сеня отступал к коридору.
- Помнишь, малютка такая. У неё первая комната от начала коридора.
      Хоббит смутно вспомнил депрессивную на вид девочку с кукольным лицом, на котором застыла грусть.
- Да ну, фигня, обычная девчонка!
- А ты знаешь, что на её глазах стражники убили её семью?..
- Грустно, конечно, но...
- ...А когда они пустили по её следу собак, то она их подкараулила в лесу и загрызла насмерть!!
      В который раз у хоббита сдали нервы, и он позорно ретировался к себе. Сын тёмного лорда и дьяволицы недоуменно пожал плечами и продолжил наводить у себя марафет.

***

      Шел второй час ночи. Если час назад ещё была какая-то перспектива собрать что-то из ингредиентов и противно хлюпало только в левом сапоге, то теперь все сроки были пройдены и вовсю хлюпало в обоих сапогах, в добавок Альберт измазался в болоте как свинья, или ещё хуже. Пять минут назад он с головой окунулся в трясинную жижу и его походный камзол стал однотонного маскировочного цвета, как и голова с руками. Только глаза раздражённо мелькали в темноте.
- Почему я не занялся этим раньше? Или стоило всё это купить на рынке? - тихо бормотал про себя простуженным голосом Берт. Внезапно ему показалось, что посреди ночной тишины раздаются голоса. Он застыл и спрятался за столетним дубом, выросшим прямо на границе густого леса и болота. Голоса приближались. И голоса знакомые. Альберт отчётливо услышал тот робкий голос с первого инструктажа Маркуса.
- «Первокурсники. Что ж пришло время и для меня.» - пришла мгновенная мысль и граф, повесив мешок со скелетницей на сучок, упал на землю и начал кататься по земле, пока студиозусы не подойдут поближе.
      Бедняги-первокурсники! Их реакцию вполне можно было предсказать! Когда они, довольные и взбудораженные ночной прогулкой, вышли с полными мешками из болота и вдруг у самой спасительной границы безопасного леса из ниоткуда возникло облепленное глиной и грязью громадное чудовище (не забывайте, что все первокурсники были младше графа) со свисающими водорослями и белками злобных глаз, то раздался на удивление слаженный вопль ужаса и даже стук падающих в беспамятстве тел.
- Я - Хозяин болота! За то, что вы без спроса ходили по моей вотчине, я возьму кое-что с вас... - прохрипело чудовище и стало плотоядно облизываться, обходя компанию в поисках наиболее вкусного. Каждый в это время обмирал от страха и закрывал глаза, изо всех сил моля судьбу, чтобы эта страшная кончина миновала его и выбрала кого посочнее. Чудовище остановилось взглядом на девушке. Она дрожала осиновым листом и из больших красивых глаз лились слёзы. Чудовище ещё раз облизнулось и шумно сглотнуло слюну. Это было последней каплей: с тихим «ох» девушка свалилась на землю без сознания, а трое самых трусливых из компании собрались с духом и дали стрекача в лес. Остались всего четверо стоячих на ногах студиозусов и трое без сознания. В это время в желудке у чудовища громко заурчало. Все вздрогнули и приготовились мужественно встретить свою судьбу.
- Гастрит проклятый, опять на человеческой диете сидеть... Ладно, ваше счастье... - вздохнуло чудовище и достало поблёскивающий в лунном свете мокрыми водорослями мешок. - Высыпьте сюда немного всего, чего у меня собрали и спешите отсюда, а то скоро проснётся он...
      Обрадованные неожиданным спасением, они торопливо выкладывали собранные травы и живность в мешок Хозяина болота. Последний, видимо командир ночного отряда, для того, чтобы немного поднять свою подмоченную репутацию, осторожно поинтересовался:
- А кто скоро проснётся?
- Как кто? - искренне удивилось чудище, закидывая мешок с поздним ужином за плечо. - Хозяин леса, конечно!
      Оставшиеся на ногах смельчаки подпрыгнули как ужаленные, стали в спешке собираться и взваливать себе на спину обморочные тела товарищей. Чудище смотрело им вслед, дожидаясь, пока те исчезнут. Как только последний первокурсник скрылся в ночной чаще, чудовище почесалось и молвило:
- А теперь бы помыться...
 отзывы (3) 
Оценить:  +  (+9)   
05:42 20.06.11
      Сеня тихо крался по 1-му уровню катакомб. Заклинание «Кошачий Глаз» продолжало сбоить, как будто отходил некий абстрактный контакт, выводящий на глаза изображение коридора в зёленых оттенках. Сегодня он опять опозорился на занятиях, только с третьего раза упокоив призрак таракана, злой на всех пришёл к себе, немного пришёл в себя и решил потратить свободное время на исследование всех закоулков коридора. Если вы хорошо помните, хоббиты обычно живут в уютных норках, пробуравленных в холмах. Всякий среднестатистический хоббит испытывал опасения, ночуя в подземных тоннелях, неисследованных им по крайней мере на километр во все стороны. В этом пунктике Сеня не отличался от своих собратьев и чувствовал себя немного неуютно, когда дверь твоей комнаты выходит в коридор, не исследованный даже на 10 метров в неизвестную сторону, из которой доносились сквозняки, говорящие о другом выходе на поверхность, и странные звуки по ночам. Это неудобное расположение комнаты заканчивалось тем, что он был первым в сторону неизвестности. То есть любое чудовище (оно в страхах Сенсея представало с длинными когтями и зубами в три ряда), по логике, появлялось со стороны неисследованных катакомб и находило первую же дверь из-за которой вкусно пахло хоббитятиной и начинало ломиться в комнату. Так просто свой расовый параноидальный пунктик Сеня оставить не мог.
      Он по-хоббитовски на цыпочках шарил по тоннелям, изучая тупики и ставя крестики на стенах мелом. Коридоры были пустынны, только пыль перекатывалась шариками под дуновениями сквозняков, от которых Сеня уже немного подмёрз. «Кошачий Глаз» уже стал тускнеть и моргал постоянно, показывая, что скоро истощится. Видя это, Сеня нашёл отнорок в стене тоннеля, у выхода бросил едва светящуюся гнилушку (подгнившую светящуюся деревяшку часто используют в качестве источника света чернокнижники). Если врубить при этом ночное видение, то можно неплохо ориентироваться в темноте. Он быстро шмыгнул в отнорок, скользнул взглядом по нишам и прислонился спиной с стене. Пару секунд заклинание издало тихий электронный писк и потухло. Сеня уже в который раз пытался понять: ему это кажется или писк в самом деле есть. Этот звук был очень похож на звук выключающегося прибора ночного видения, который с другими армейскими предметами хранился у Альберта в несгораемом шкафу.
- «Немного передохнём.» - подумал Семён, не спуская глаз с гнилушки. По его замыслу, если кто-то или что-то пересечёт коридор, то на секунду гнилушку заслонят и Сеня узнает о постороннем. Что будет дальше, он недодумал. Из оружия у него был перочинный ножик, из магического арсенала – «Тычок». Он уже не один раз сокрушался, сетуя на откровенно слабый боевой арсенал некромантов. Если студентам элементных факультетов для несложного колдовства требовались только перчатки, то некромантам приходилось рыскать по окрестным лесам и кладбищам в поисках подходящих вещей для ритуалов. Как в любом мире с магической начинкой, действа магов разделялись на волшебство (колдовство, магичество) и ритуалы. Ни того ни другого не существовало в чистом виде, магу всегда требовались специальные предметы - артефакты. Вопрос в том, что вы собрались творить. Тот же «Тычок» - вещь весьма простая. Скороговорка для дошкольников, пасс одной рукой, лёгкое усилие воли - и у вас получилось. А вот для действа типа «Кодированное Превращение Тензора» требовались шесть магов-выпускников, зимнее солнцестояние, 14-тиконечная звезда диаметром 30 метров, 28 одноразовых средних артефактов-накопителей и шесть часов непрерывной волшбы. Первое - квазичистое волшебство, второе - квазичистый ритуал. Волшебство огня и некромантия находились на противоположных концах этого спектра, непонимание проблем друг друга вылилось в неприязнь, а потом в негласное противостояние. Некроманты ворчливо называли огневиков «пироманьяками», огневики в долгу не оставались и придумали ответное «собирает всё подряд пионерский ваш отряд» (пионерами здесь называли магов-недоучек и оруженосцев при рыцарях). У огневиков был только один ритуал на всё время обучения, у некромантов - только четыре заклинания («Кошачий Глаз», «Третий Глаз», «Тычок», «Свет»), остальное ритуалы. Ритуалы проводились преимущественно стоя на одном месте и не дай вам бог с него сойти - всё сорвётся, а откат наступит как обычно. Именно это делало некромансерский факультет абсолютно непригодным в бою, где ситуация очень динамично изменялась и там, где секунду назад стоял враг, может вполне оказаться союзник. Внутри факультета, несмотря на сплочённость, существовали свои общества и порядки, и Сеня на первом курсе с откровенно слабыми способностями оказывался, так сказать, в самом начале пищевой цепочки Магварда. В довершении всего в этом мире хоббиты были редкостью и вместо зрелого, покрытого пылью славы героя-диверсанта остальные видели в нём всего лишь «малыша» (шуточное звание самого неудачливого первокурсника на факультете). Конечно, Сенсей этого так просто оставить не мог. Подумав своё коронное «Я вам ещё всё припомню!», он решил заняться изысканиями, надеясь поправить свою и так никакую репутацию.
      Сейчас он сидел в темноте, внимательно следя за выходом и прислушиваясь, одновременно пытаясь запомнить количество развилок. Маны осталось на три «Кошачих Глаза». Один на обшаривание и два на бегом-назад-пока-чего-не-случилось. Вот тогда-то он и услышал те самые звуки - отчётливые шаркающие шаги.
- «Проклятие, только вот этого сейчас не хватало!» - Сеня вмиг покрылся холодным потом, руки предательски затряслись. - «Быстро, к выходу и бежать!» - командовал сам себе он, но ноги стали ватными, только мозги лихорадочно соображали, а уши отчаянно вслушивались. И, как оказалось, не зря. Хоббит уловил лёгкое поскрипывание на каждом втором шаге. «Ботинки! Человек!» - сообразил он, наколдовал «Кошачий Глаз» и прищурился: зрение многократно усилилось, и лёгкий отсвет, падающий на стену, усилился до яркого света. Обладатель скрипучих ботинок пользовался волшебным светильником!
- «Чужак!» - понял Сеня, и от сердца немного отлегло, осталось только напряжение. - «Какого чёрта он тут бродит? Спрячусь-ка я.» - и полез на ряд ниш у самого потолка. Стараясь не шуршать, он схоронился под самым потолком и стал ждать. Шаги приближались. Чуткое сенино ухо услышало шуршание одежды, что окончательно укрепило его уверенность в мирском происхождении чужака. Но тут Сеня облился потом второй раз: некто остановился. Сеня осторожно выглянул из-за края ниши и обмер - свет от светильника падал так, как если бы его обладатель стоял напротив тупика. «Гнилушка.» - запоздало сообразил хоббит. Неизвестный молча постоял, хмыкнул и поддал ногой по импровизированному светильнику Сени, а затем вошёл в тупиковый тоннель, где прятался наш стузиозус. Сеня сразу проникся неприязнью к неизвестному и чуть высунулся, пытаясь рассмотреть его. Фигура в робе низкого роста со светильником в руке рассматривала сенино убежище.
- «Мелок забыл!» - Сеня вспомнил про мелок, оставленный на полу, которым уже заинтересовался чужак и нагнулся, чтобы подобрать.
- «Сейчас сообразит. Посмотрит вверх и увидит меня!» - молнией мелькнули мысли и сработали рефлексы, отточенные в мире Возрождения: Сеня бесшумно выпрыгнул из ниши, в прыжке умудрился пихнуть фигуру так, что та впечаталась лицом в стену и со стоном выронила фонарь, брызнувший искрами и потухший. Сеня, который имел неплохую правую толчковую ногу, подхватил в воздухе выпавший из рук неизвестного мелок, тихо приземлился уже в коридоре и стремительно помчался к колодцу, прихватив в другую руку гнилушку.
- «Главное - своего не терять! А теперь – на занятия!»

***

      «Свет» вот уже третий раз получался тусклым, едва видным. Сидел Сеня на каменном полу в позе лотоса уже час. Остальные ученики сидели рядом, пол в зале был расчерчен на квадраты, поэтому хоббиту это всё напоминало шахматы. В противоположном углу зала сидела королева-Окатанна и это грозило Сене матом, если, конечно, Варран не сделает ход конём для блокирования. Иногда хоббиту казалось, что тёмная эльфийка непрерывно буравит его взглядом. Вот и сейчас это происходило, Сеня не выдержал и обернулся: вопреки его ощущениям, Окатанна занималась волшебством и в его сторону не смотрела. Зато стоило ему отвлечься, как заклинание дало сбой, послышался звук лопнувшей лампочки и брызнули искры. От них начала в отдельных местах слегка дымиться мантия, он поспешно начал пытаться её тушить, потом по-быстрому плести новое заклинание света, но ошибся снова и сбой повторился. Это незамеченным не осталось:
- Кучеряшкин, останетесь после занятий! - тихо, но внушительно произнесла Иона, неслышно проходя мимо. Сеня уныло стащил дымящиеся «Руки утопленника» и начал массировать виски. На квадрате спереди сидела Анджи и наколдовывала уже пятый огонёк, остальные четыре послушно висели сбоку.
- «Опять... Да что же это творится... Наверно, колдовство - это всё-таки не моё. Ну, по крайней мере, хотя бы можно расслабится.» - зевнул Сеня, встал и почёсал свой изрядно отсиженный лотос. - «Как бы простуду не схватить.» - и чихнул.
      Рука у Анджи дёрнулась и пятый огонёк, прощально мигнув, погас. Она обернулась и одарила хоббита хмурым взглядом, но ничего не сказала. Зато контрольный гвоздь в крышку гроба вогнала Иона:
- Покиньте зал до окончания колдовства. Не мешайте остальным.
      Сеня с безразличным видом покинул зал, хотя внутри вовсю бурлила обида из-за несправедливости. Минут двадцать он слонялся туда-сюда по коридору, слушая доносившиеся из-за двери едва слышные обрывки заклинаний. Опять начали приходить мысли о побеге, который одним махом избавлял от насмешек, презрительных взглядов и показного сочувствия. Останавливало одиночество, да и чувство гордости тоже. Пройдя суровую школу выживания, он по сути так и остался верным напарником Альберта и приходил в ужас от мыслей о том, что ему пришлось бы бросить друга и одному слоняться по окрестностям в королевстве, где вот-вот наступит комендантский час. В это время тяжёлая рука опустилась ему на плечо.
      Сеня от неожиданности заверещал и отпрыгнул подальше. Позади величественно скрестил руки на груди ректор. Его тёмный задумчивый взгляд (слава богу, что задумчивый!) остановился на хоббите и упорно его сверлил, мантия шевелилась словно дул ветерок, но хоббит был готов поклясться, что ничего такого не было. Молчание затягивалось, нервы натягивались. У Сени понемногу начинали трястись руки.
- Здра... сте... твуйте... - пролепетал хоббит, отступая.
- Стой. - раздался шёпот Аарона и беднягу точно пригвоздило на месте. - Почему не на занятиях?
- Эээ... Там... Ну... Приказали подождать за дверью...
- Да? - выражение ректора ничуть не изменилось, шаг за шагом он медленно подходил к ученику. - А что случилось?
- Заклятия срываются... Перчатка нагревается, вот они и срываются... - спина Сенсея покрылась льдом.
- А это точно твоя перчатка? - что-то было в голосе мрачного Аарона, какой-то подвох.
- Уже не уверен... А что делать? - Сеня опустил голову.
- Искать, юноша, искать. - коротко обронил ректор и неторопливо зашагал по своим таинственным делам. В тот же момент прозвучал колокол, говоря о том, что очередной час закончился, и из многочисленных залов послышался шорох сворачиваемых свитков и накидываемых мантий. Пустые коридоры огласились оживлённым гулом голосов учеников, которые начали выходить из аудиторий, разминать затёкшие шеи и поясницы. Вот выбежал Варран с охапкой свитков под мышкой, ободряюще хлопнул Сеню по плечу и тут же понёсся по своим делам. За ним неторопливо начали выходить остальные первогодки, яростно обсуждая чей гамма-выброс был правильней по спектру и какая свеча лучше для обряда изгнания - красная или чёрная. В сторону Окатанны и Анджи он не смотрел: стена отчуждения между ними была как кирпичная. Вслед за ними вышла Иона, увидев Сеню, она поморщилась, словно вспомнила о больном зубе, и позвала Сеню:
- Кучеряшкин, идите со мной. - она зашагала в сторону некромансерской башни, прекрасно разбираясь с развилками и поворотами, как будто её вёл невидимый маяк. А хоббит заметно струхнул. Ему живо припомнились страшные сказки по жертвоприношение нерадивых учеников некромантами в тайных подвалах Магварда, брошенный вскользь Ионой намёк на одном из вступительных уроков на источник лабораторных скелетов. На душе было очень тяжко, ноги отказывались идти, он едва плёлся, с трудом поспевая за мастерицей. Позади остался туманный сад и крутые ступеньки винтовой лестницы, он вслед за Ионой вошёл в её кабинет и зачарованно остановился на пороге.
      Рабочее место мастерицы было заполнено множеством жутковатых, но интересных магических вещей: хрустальные сферы и кристаллы светились собственным светом, откуда слышались далёкие неразборчивые голоса, скелеты и чучела неизвестных существ, скалящихся в пустоту, полка с толстыми и пыльными манускриптами, с потолка свешивались пучки сухих трав, на небольшом столике кипела на невидимой горелке реторта с раствором. Посреди всего этого великолепия восседала хозяйка кабинета. Красивое бледноватое лицо молодой девушки было уставшим, посреди лба пролегла складка. Жестом она указала на небольшой стульчик для посетителей, хоббит смущённо устроился на самом краешке.
- Семён, пора нам серьёзно поговорить, как считаете? - спросила сухо Иона.
- «Плохо дело, наверняка отчислят». Да, мастерица.
- Вот и хорошо. Вам ведь 25 лет уже, не маленький чай. Не бегайте глазками, никто вас не сдал, сама догадалась, дорогой вы наш половинчик. - Иона нанизала вконец растерянного Сеню на свой проницательный взгляд и туманно продолжала. - Вы ведь немного покривили душой, сказав всем что из Малых Дрынов. Эту глухую деревеньку уже как пять лет сожгли налётчики. Гарфилд об этом не знает, вот и прошляпил. - выражение лица мастерицы сменилось на улыбчиво-слащавое. - А где вы с ним встретились, если не секрет?
- Таверна... - безнадёжно соврал хоббит, не поднимая глаз.
- Таверна? Как интересно! Он отправляет сюда прорву учеников, которых послушать - так он только и делает, что шляется по тавернам, борделям да библиотекам! А самого уже давно ни в одном городе не видели. А как быстро он, шельма, по нашему королевству шнурует - дай бог каждому! В прошлом году являются три ученичка и рассказывают такие истории, что просто шизеешь! Эта старая развалина первого августа с утра находит среди путан одного борделя маленькую шестнадцатилетнюю волшебницу и отправляет с рекомендательным сюда; потом в полдень совершенно внезапно оказывается на юге, сбривает бороду и благословляет на учёбу спрятавшегося в библиотеке сына священника, которого регулярно колотит отец; затем этот живчик неведомо как оказывается на самой восточной границе к закату, снова отращивает бороду, успевает надраться вусмерть местного самогона и сваливается в канаву, где находит ещё одного ученика в лице сердобольного гоблинёнка, который принёс старому пьянице пива для опохмела. - после этой мощной тирады Иона откинулась на спинку кресла. - Подозрительно, правда?
      Сеня сам не свой от беспокойства заёрзал на стуле. Его так и подмывало плюнуть на всё и рассказать Ионе о настоящем своём происхождении и о Сигиле, но пока сдерживался. Внезапно Иона смилостивилась и сменила тему на менее скользкую, но более насущную:
- Кучеряшкин, почему вы так хреново колдуете? Если вы уж поступили в Магвард, пройдя испытания с поиском врат, то жаль вас отправлять в ПМУ за неуспеваемость. Расскажите, в чём дело как вы сами это понимаете.
- Понимаете, когда я колдую, то происходит вот что. - обрадованный сменой темы Сеня отчаянно пытался вспомнить свои ощущения во время волшбы. - Сначала всё вроде бы ничего, но с каждым словом или жестом чую, что мана как-то размазывается. Чем длиннее колдовство - тем труднее его правильно завершить, силы утекают. Может, на мне проклятье?
      С хмурым лицом Иона достала из внутреннего кармашка мантии лорнет, осенила его колдовским знаком и посмотрела сквозь него на Сеню.
- Да. - проговорила она медленно, внимательно изучая ученика через волшебные линзы. - Нечто на вас висит. Правда, очень уж давно оно навешено. Попробуем снять. Ложитесь на стол! - она жестом заставила все посторонние предметы перекочевать по воздуху на подоконник.
      Сеня вне себя от смущения залез на стол и устроился поудобнее насколько это возможно на твердой поверхности. Мелькнула совершенно не к месту мысль о том, что хороший стол должен выдерживать двоих, мелькнула и сгинула. Учительница некромантии отошла к шкафчику и тут же вернулась с жезлом из чёрного ореха, навершием служил черепок мелкого грызуна. Иона взвесила его в руке и обратилась к Сене с вполне невинным вопросом:
- Кучеряшкин, вы верите в жизнь после смерти?
- Незна... – не успел проговорить Сеня, как Иона с коротким «Изыди!» от души шарахнула ему по голове жезлом. Из глаз хоббита посыпались фиолетовые искры и наступила темнота.

***

      В то время, как Сеню посещали неприятности в учёбе одна за другой, Альберт успешно вёл двойную жизнь. Среди алхимиков он стал прослывать неунывающим графом-гулякой, охочим до женского пола. Вид учёбы, при котором почти всё делалось самостоятельно, ему был очень на руку, как и то, что он приобрёл у завхоза на складе один дополнительный котёл и ещё два маленьких. Составив расписание, учитывающее время приготовления зелий, он обставил всё так, что в котлах круглые сутки что-то кипело, выпаривалось или перегонялось. Зная базовую химию, Альберт успешно применял свои знания на алхимическом поприще. Скупая много дешёвых ингредиентов, он варил промежуточные зелья, постепенно переходя на всё более сложные. Какую-то часть он откладывал для своего проекта, остальное продавал на магвардском аукционе. Вот и сейчас, он заполнил красной жидкостью последний пузырёк, закупорил его и застегнул сумку, готовясь продать всё это по хорошей цене.
      Необходимо отметить, что торговля всякой всячиной внутри Магварда была не только разрешена, но и поощрялась, а всё благодаря одному из благодетелей школы - Гэндальфу. Все вы наверняка знаете этот освещаемый славой персонаж по многим историям, в основном потому, что этот небезызвестный маг не считал необходимым менять псевдонимы при путешествии по мирам. Этот с хитрой усмешкой седой благообразный дедуля и придумал, а также наколдовал такую интересную и нужную вещь, как волшебный аукцион. Войдя в телепортационную пентаграмму в одном из центральных залов, вы оказывались в белом мраморном круглом зале с колоннами, откуда вело несколько порталов с подписями типа «Эликсиры», «Кольца», «Оружие» и т.д. Войдя в нужный портал, вы оказывались в лабиринте, где стенами служили каменные стены с нишами, под силовым полем которых хранились продаваемые вещи. В любое время дня и ночи вы можете найти в этом лабиринте блуждающие в полутьме тени бормочущие нечто типа «Колечко, усиливающее концентрацию, где же оно? Только пять минут назад было ведь!..» Если в пустую нишу положить предмет, потом с помощью заклинания, содержащего цену, заколдовать ячейку, то предмет застынет в силовом поле, специальное заклинание высветит характеристики предмета, а вещь сможет купить тот, кто бросит нужное количество монет в прорезь рядом с ячейкой. Монеты тут же материализовывались у продавца в его магической перчатке.
      В зале аукциона было людно в любое время суток, сейчас же, после занятий, тут было просто не протолкнуться. Не успел Альберт расставить бутылочки по пустым нишам, заколдовать их и выйти из аукциона, как жесткая перчатка из кожи вепря уже успела потяжелеть раз-другой. Довольно хмыкнув, граф направился в свою башню, чтобы восполнить резерв маны. Не стоит удивляться - у Альберта тоже были способности к колдовству. Если думаете, что все маги - хилые старички с палочками, то поскорее расстаньтесь со своими заблуждениями и взгляните на мир шире. У алхимиков тоже есть магический резерв, ведь многие зелья кипят только на волшебном огне, а другие отказываются перегоняться, если на них пронзительным оком не зыркает алхимик.
      У каждого факультета в башне был волшебный фонтан, заполненный водичкой, попив или искупавшись в которой волшебник восстанавливал внутренний запас маны, да и артефакты зарядить тоже можно было. У алхимиков он был оформлен в виде бассейна, подойдя к которому Берт с наслаждением стащил сапоги и опустил ноги в сияющую синим светом воду, чувствуя течение маны по венам. Минут через десять резерв восстановился и Берт поднялся к себе в комнату. Вытряхнув из перчатки перемещённые с аукциона кроны, он с хрустом потянулся, в последний раз осмотрел ряд баночек с бесцветными порошками, жабьими глазами и прочими прелестями и сам себе с оптимистичной улыбкой сказал:
- Начнём. Начнём с простого. Начнём с ракетомёта. - и принялся за работу.
      Идея создания современного (на взгляд Альберта) вооружения на базе магических технологий пришла ему в голову с начала поступления. К сожалению, снайперской винтовке сразу сказали «нет» недостаточная точность здешней оптики вкупе с погрешностью при производстве других деталей, для которых требовалась нержавеющая легированная или хирургическая сталь. Автомату требовалось много пуль, выплавлять каждую - овчинка не стоила выделки. Ракетомёт был самым подходящим оружием: сравнительная простота конструкции и возможность изготовления взрывчатки, а также широкий радиус поражения. Судя по осторожным расспросам второго и третьего курса, алхимическую взрывчатку заряжали в катапульту и зашвыривали за стены при осаде замковых или городских стен, либо при масштабном сражении, когда была твердая уверенность, что попадёшь куда надо.
      Сейчас перед Альбертом лежали запчасти, заказанные у разных гномов-мастеровых во избежание раскрытия секрета чертежа, над которым изобретатель корпел три дня. Два дня ушло на приблизительные аэродинамические и баллистические расчёты. Ещё семь дней Берт тайно бегал в квартал к гномам, заказывая дорогие, но крепкие и долговечные детали. Знакомым с алхфака сегодня было сообщено, что он всю ночь будет с дамой и если её имя будет предано огласке и она опозорится, то он сам лично образцово-показательно кастрирует шпиона. Всё было готово, оставалось только собрать воедино, смазать механизм и начать заполнять боеголовки ракет сваренной по местным рецептам взрывчаткой. Мысленно пробежав взором по чертежу, Берт не смог сдержать улыбки: он так и не смог придумать, как старт одной ракеты помогал бы следующей войти в ствол, поэтому ракетомёт был... заводным.

***

      Хоббит медленно приходил в себя. Голова гудела как после суровой челябинской пьянки, разноцветные круги под закрытыми веками вспыхивали бешеными радугами. В ушах стоял тоненький непрекращающийся звон. Сеня с трудом открыл пудовые веки и осмотрелся. На месте Ионы сидел ректор Аарон Кио, он был в потёртых джинсах и рокерской косухе, с чёрной банданой на голове, положа ноги в армированных металлом сапогах на стол, он скучал и курил сигарету. У него на коленях сидела учительница некромантии Иона в кремовых кружевных трусиках, лифчике и поясе с притороченными к нему чулками. Она шептала что-то соблазнительное ему на ушко, а он рассеянно кривил губы в усмешке. Иногда у неё мелькали хищные клыки.
- «Неее, ребята, это вы мне бросьте...» - мысленно улыбнулся Сеня неведомым слушателям. - «Такого не бывает! Это же бред, вот сейчас закрою глаза и всё станет как надо...!» - Он закрыл глаза, немного подождал и открыл их снова.
      Подперев подбородок, в кресле Ионы сидел ректор Аарон Кио в чёрной мантии, устремивший свой ястребиный взгляд на Сеню. Рядом стояла Иона в своём обычном фиолетовом плаще, скрестив руки на груди. В ладони у неё покачивался злополучный жезл из чёрного ореха.
- Ну вот, теперь всё правильно... - удовлетворённо сказал Сенсей, отвлечённо разглядывая ямочку на подбородке ректора.
- Что правильно? - откликнулся шепотом Аарон и удивлённо поднял бровь.
- Ой! - до Сени дошло, что он лежит после непонятного ритуала на столе мастера некромантии, а его буравит взглядом сам ректор. - Ай, чёрт!! - случайно взглянув на свои ноги, он увидел, что абсолютно голый и замёрзший. Перекатившись через край, он с опаской высунул голову из-за стола.
- К сожалению, не помогло. - вынесла вердикт Иона, вздохнула и отвернулась к окну. Ректор не ответил, даже не поменял позы и продолжал смотреть в одну точку. Сеня отчаянно шарил взглядом по кабинету и к большому облегчению заметил свою одёжку, аккуратно сложенную на стуле. Стараясь не высовываться особо из-за стола, он сгрёб её в охапку:
- Ну, я пойду? - дрожащим тихим шепотом спросил он и начал медленно продвигаться к двери.
- Нет, стой. - ректор как будто вышел из оцепенения и мысль искоркой запрыгала у него в зрачках. - Сейчас попробую я. Жезл! - не поворачиваясь, Иона протянула ему жезл.
- Ложитесь на стол, Семен. Продолжим. - Аарон без всякого интереса рассматривал жезл.
- А стоит? - обречённо спросил Сеня, укладываясь на столе.
- Конечно. - невозмутимо ответил ректор и коснулся жезлом лба. Потом осторожно потянул вверх и хоббит почувствовал себя больным зубом, который вытаскивают из него же самого.
- Айййй!!! - взвизгнул он, и ректор тут же ослабил магическую хватку, а потом и вовсе прекратил волшбу. Потом провёл руками над телом хоббита и уселся обратно в кресло.
- Плохо дело. Одевайтесь, Кучеряшкин, нам предстоит серьёзный разговор. Иона, поворачивайтесь и присаживайтесь тоже, боюсь, допрос будет сложным.
- Допрос? - Сеня от нехороших опасений примёрз к стулу. Со второго кресла на него внимательно взирала мастерица. Кио смахнул прядь волос с лица:
- Да. Положение ваше очень шаткое, так что отвечайте на вопросы максимально правдиво. Вопрос первый: вы участвовали в кровавых жертвоприношениях идолопоклонников огня на западном склоне Мохнатой горы?
- Нет.
- Он говорит правду. - обронила Иона, внимательно глядя хоббиту в глаза.
- Итак, второй вопрос: вы участвовали в садистских брачных ритуалах чёрных русалок и глубоководных разумных осьминогов?
- Нет!
- Он снова правдив. - откликнулась некромантка.
- Тогда остаётся только одно... - ректор наклонился поближе к Сене. - Что вы делали со священной омелой в час рака, когда взошла Голубая Луна?
- Голубая Луна?.. Что-то не припомню...
- Он её видел. Плохо помнит только. - Иона не отрывала колдовской взгляд от Сени. - Магистр, даёте добро на открытый сеанс мозговидения?
- Что, гипноз? Не надо! А то ещё какие последствия нехорошие будут! - хоббит, пришпиленный непонятной силой к стулу, начал вертеться как ёрш на сковородке, вспоминая как глава хабологистов загипнотизировал Альберта.
- Гипноз? Стыдно, Кучеряшкин, в ваши-то годы верить в эти деревенские забабоны! - Иона вопросительно взглянула на ректора. Тот утвердительно кивнул. Жезл снова взят в руки. - Семён, я вас попрошу...
- Да, да, конечно... - Сеня уныло залез на стол и расположился поудобнее. На этот раз жезл коснулся едва-едва и хоббит уплыл в мир своих снов.
      Он видел себя со стороны гуляющим по холмам родной деревни. Множество уютных норок блестело своими круглыми дверьми в лучах закатного солнца. Красота... Но тут он увидел её и радостно побежал к ней навстречу. Она побежала к нему, замедленно, как в романтическом фильме опуская в изумрудную траву свои прелестные мохнатые ножки. Они бросились на шею друг другу, упали в траву и долго-долго...
- А можно вот это промотать как-нибудь? К делу не относится! - раздался заикающийся краснеющий голос Сени за кадром. - Это немного личное, да и детям до 16-ти смотреть не стоит...
      Раздались сдавленные смешки Ионы и тихая просьба ректора установить ползунок времени поближе к событиям. Следующие кадры показывали уже просто пасторальную картину: в закатных лучах наполовину севшего за алый горизонт солнца красовался Сеня в юношестве, ворующий яблоки из соседского сада. Уже набрав как следует в куртку, он увидел на соседней яблоне какую-то белую метёлку.
- Нифига себе, цветы на яблоне! Марыське подарю! - с нежностью в голосе прошептал Сеня и принялся ловко карабкаться к верхушке, на которой росла странная метёлка, поросшая маленькими белыми цветками. А в это время из норки вышел усатый хозяин с лопатой. Увидев личность на своей яблоне, он зло плюнул, воткнул лопату в кучу перегноя и сбегал домой за пращей. Сеня уже тянулся за омелой, чтобы аккуратно её срезать ножичком, но тут по заднице зазвездил камешек, метко пущенный хозяином. Заорав благим матом, хоббит навернулся с яблони и рефлексивно схватился за омелу, вырвав её из ветки. Приземлившись на все четыре, Сеня схватил скрученную в узелок куртку с яблоками и дал стрекача. Именно в таком виде - с высунутым языком, нахмуренными бровями и бешенными от погони глазами, - его и застал волшебный стоп-кадр.
- Обратите внимание: как он сорвал священную омелу в день летнего солнцестояния в час рака! Вырвал с корнем, так сказать! - вещал лекторским тоном голос Аарона. - Вот если бы он её срезал, то ему до конца жизни сопутствовала удача. Если бы он случайно обломал ветку, на которой она росла, то его судьба превратилась бы в сплошную юдоль скорби и страданий. Но он вырвал её. Иона, вы помните, что это значит по символике? Если не ошибаюсь, это одна из Печатей.
- Подождите, сейчас посмотрю...
      Сквозь мозговидение Сеня услышал листание страниц.
- Да, вы правы. Это Печать Хаоса!
- Что и требовалось доказать! - изображение свернулось, как развёртка телевизора, и Сеня вернулся к реальности. Перед глазами ещё мелькало полузабытое лицо его юношеской любви, курносенькой хоббитки с мохнатыми ножками. Сколько же воды утекло с тех пор...
- Кучеряшкин! Добро пожаловать в наш реальный мир обратно! - Иона встряхнула его посильнее за плечи, и он начал приходить в себя.
- Даже не знаю, что с вами делать. - произнёс Аарон, медленно прохаживаясь по кабинету. - Оставлять здесь вас опасно для учебного процесса, тем более, что вы ещё и колдуете. Сами понимаете, расфокусированная мана никуда не исчезает.
- Ну подумаешь, пара полтергейстов заведётся. Мелочи. Первоклашкам будет разминка, помните, у нас в детстве была игра «Охотники за привидениями»? - подала голос мастерица, закинув ногу за ногу в кресле.
- Иона, у тебя в детстве такое ещё было, а вот у нас... Ты забываешь, что на нём не просто проклятье, а полновесная Печать! А это значит, что само его присутствие создаёт наводки хаоса! А если он ещё и магичить будет, то не удивлюсь, если на первом уровне катакомб начнут открываться ворота хаоса. А что оттуда лезет - ты и сама знаешь.
- А как мне его учить прикажешь? - устало проговорила некромантка.
      Сеня со скорбным ликом подпёр рукой голову. Он просто хотел тихо провалиться сквозь землю, чтобы никто не показывал на него пальцем. Он собрался с силами и пробормотал:
- А что-нибудь сделать можно?
      Ректор переглянулся с Ионой. В его глазах мелькнуло торжество.
- Можно. - отчеканил он. - Займитесь теорией пока. А потом всего несколько месяцев медитации - и у вас начёт помаленьку получаться. Чем короче заклятие - тем меньше дисперсия маны, поэтому короткие заклинания предпочтительней. Конечно, хаотичность вашей жизни будет проявляться и дальше, захватывая ближайших людей и предметы, но магическую фокусировку вам сделать вполне по силам. Понимаете?
- Да, конечно, фокусировка, дисперсия, математическое ожидание, знаю, не дурак... - не удержался Сеня и запоздало прикусил язык.
- Однако, жаль что Малые Дрыны сгорели. Какими высокими материями оперировали жители этой простой деревушки. - саркастично ответил ректор. Затем вынул из-за пазухи золотой медальон. Пробормотав невнятные слова и обойдя четыре раза вокруг стула с Сеней, он помахал медальоном как поп кадилом, почесал нос и закончил:
- Я повесил на вас заклятие-ограничение. Все заклинания длиннее четырёх секунд начнут жечь вам пятки. Не унывайте и выпутывайтесь самостоятельно. Будет время - займусь вами потом. - вынеся приговор, он запахнул мантию поплотнее и беззвучно покинул кабинет.
      Иона раздражённо всплеснула руками и щелчком пальцев перенесла предметы обратно на стол.
- Он-то выкрутился, а мне как?! - в воздух проворчала она и шумно выдохнула. В который раз её взгляд остановился на нашем страдальце. После трёх мощных заклинаний, испробованных на нём, и под действием обездвиживающей волшбы Сенька чувствовал себя немного нервным, пристукнутым и абсолютно немым, поэтому мастерица скорее разговаривала сама с собой:
- А какие у нас есть некромантские действа по времени до 4 секунд?.. О!.. - она мысленно пробежалась по списку и с сожалением посмотрела неудавшегося ученика. - Неужели снова бракованный?.. Что же делать? Обратимся к истокам, в древних видах магии всегда можно как-то выкрутиться, тем более, что Хаос возник на заре времён...
      Сеня жалостливо смотрел в глаза волшебнице, двигаться и говорить он по-прежнему не мог. Но она это как будто и не замечала, продолжая мерить шагами свой небольшой кабинетик и в некотором замешательстве остановилась перед шкафом с манускриптами.
- Так-с. Надо чему-то научить парнишку перед тем, как его выкинут... Хмм... «Проклятья-ругательства огров-шаманов»... «Лаяние адского баскервильного цербера»... «Некрофил и тайная комната»... - она с сомнением посмотрела на объятого немым ужасом хоббита с большими испуганными глазами. - Не потянет, бедняжка. «Вдохновение и страсть Запредельного Глаза»... Это уже ближе... Вот! - изящные пальцы скользнули по корешку пыльного и потемневшего от времени книги-кодекса. - «Сборник жестов и выражений инфернально одержимого». Сойдёт для начала, впрочем, для конца тоже. - она сдула давно не убираемую пыль прямо Сеньке в лицо, тот чихнул и облегчённо вышел из состояния оцепенения. Иона улыбнулась, торжественно вручила ему книгу и со зловещей улыбкой проговорила:
- Учиться, учиться и ещё раз учиться!
- Пасиба... - прохрипел хоббит, на автоматизме засунув книгу в подмышку, и на негнущихся ногах заковылял к Альберту.
 отзывы (4) 
Оценить:  +  (+2)   
01:54 30.06.11

- Так вот оно что! Печать Хаоса! - Альберт развалился на своей широкой кровати прямо в сапогах, отдыхая после прогулки по городу. Сеня сидел на табуретке и за столом рассеянно пролистывал манускрипт, выданный ему учительницей. У Берта было хорошее настроение, и он по-отечески с усмешкой смотрел на хоббита. - А я оказался прав, ты всё-таки колдун! - палец обвиняюще нацелился на Сеню. - Вот вам и объяснение появления «Кафе Разбитых надежд»! И про текущие зелёные циферки я тоже не забыл! А что вообще за такая штука, омела?
- Священная Омела - это растение-символ благоденствия, оно достаточно мощное, но подобно обоюдоострому мечу, как и остальные мощные артефакты. - тараторил как по книге Сеня. - Оно как цветок, может вырасти на любом древе, кустарнике или даже просто как самостоятельное растение, современная магия не может объяснить это явление, равно как и предсказать, где эта Омела вырастет и зацветёт в день летнего солнцестояния.
- То-то я после нашей встречи начал в каких-то странных приключениях варится. И мне сдаётся, что это не всё, а только верхушка айсберга. - Альберт отвлечённо разглядывал потолок, положив руки под голову. Покачиваясь на ножках табуретки, Сеня дочитал список жестов и выражений, потом задумался над словами напарника.
- Что ты имеешь ввиду?
- А вот что. - тот повернул голову и внимательно посмотрел на собеседника. - Какова была вероятность, что мы четверо, уже опалённые солнцами других миров, встретимся в одном мире? Что свело нас вместе, уже побывавших в Сигиле? Твоя Печать!
- Не понял! Это почему же?! - вскинулся Сеня и возбуждённо вскочил из-за стола. Альберт оставался спокойным, как слон.
- Может, я рассуждаю по-дилетантски, но есть одно предположение. Что необычного происходило в твоей жизни после вырывания омелы, но до нашей встречи?
- О, это большой промежуток, тут вспомнить надо... - Сенька сбросил тапки и взобрался на кровать, устраиваясь поудобнее и погружаясь в воспоминания, как совсем недавно при помощи мозговидения. - Много интересного случалось. Однажды понаехали золотоискатели, которым кто-то соврал, что в наших холмах спрятали золото гномы. Тайком прокапывали ходы в наши норки, пока не наткнулись на мою двоюродную тётку в маске из спелой вишни и пистолем, заряжённым солью. Однажды у Норохолмов родился телёнок с шестью ногами, случались неурожаи с подозрением на ведьмовство, пересохло три колодца, однажды с неба пошёл дождь из жаб! В ручье недалеко от холмов внезапно сама по себе завелась полосатая форель. Кстати, даже заезжал бродячий цирк с дрессированными пауками, потом полдеревни девушек заикалось недельку, когда клетка открылась и паучки разбежались по окрестностям. Ну и всякие другие мелочи: домовой пошалит, полтергейст в огороде заведётся и каждую ночь пропадает морковка, а папашку-то моего один раз два дня водил по окрестным лесам лесовик, пока самогон не закончился... А потом приехал чёртов герой армию набирать. - с лица Сени сошло умиротворение и он поморщился.
- И тебя загребли?
- Ага, ну ты помнишь ведь!.. Провалился я прямо во время боя в портал на Сигил, ошалел немного, хотел обратно со страху податься, но спутал - на месте моего мира оказался твой, и на два дня оказался у вас. - Сеня выразительно посмотрел на свои крепкие, но без единого волоска, ноги. Он облучил их, решив искупаться в радиоактивном болотце.
- А потом мы столкнулись в баре, где я взял тебя в напарники! Вот оно! - Берт щёлкнул пальцами и улыбнулся. - И начали появляться странные личности, события и даже друзья из других измерений! - Альберт вскочил с пастели, откинул крышку хозяйственного сундучка и достал запечатанный глиняный кувшинчик с двумя кружками. Сочно чпокнув пробкой, он разлил содержимое по кружкам. - Держи!
      Сеня ощутил, что его давно мучает жажда и с энтузиазмом выхватил большую кружку. Жидкость была уже знакомого зелёного цвета.
- Тинный кисель! Знал чем друга пронять... - довольно проурчал хоббит и с причмокиванием присосался к киселю. Граф залпом заглотил кисель, довольно крякнул и утёр губы:
- А теперь послушай меня. Пока ты не вылезал из родного измерения - всё было довольно странно, но всё же приемлемо, то есть Печать искажала реальность событиями сугубо нормальными. Они могли, естественно, проявиться в любых других местах, но не в таком количестве, как именно у тебя в деревушке! Далее ты оказался в Cигиле, где эффект Хаоса был подавлен специфичными свойствами этого мира. Потом мир «Возрождение», где странности проявились наиболее ярко, ведь ты был не плоть от плоти сыном нашего мира, а пришельцем, к тому же с Печатью Хаоса в душе. Наконец, магический мир снова: притягивание чужеродных предметов, существ и явлений надёжно блокируется закрытостью мира, Хаотичность в пределах допустимого, осталось только «исправить» тебя как мага. Гипотеза, кстати, весьма стройная, осталось проверить её на правдивость.
- Ну ты, блин, Эйнштейн! - восхищённо выдал Сеня, смятённо смотря на дно кружки. - За это стоит выпить!
- А ну-ка, дай посмотреть твою книженцию. - и взял в руки тяжёлый том в обложке из тёмной чешуйчатой кожи. Полистал немного. - Слушай тут же сплошные каракули! Это какой-то узор, а не письмо...
- Почему? - Сеня встал на цыпочки и заглянул в книгу. - вот заглавие, вот буква «П», вот «а», и так далее.
      Тут настала пора морщиться Берта: почесав нос, он сначала поднёс страницы к лицу, потом отнёс на вытянутую руку, прищурил глаза:
- Вот когда ты мне показал, я их разглядел, но дальше!.. Фу, что за шрифт поганый, глаза болят, голову ломит. Смотри, зрение испортишь! - он отдал книгу хоббиту. Тот открыл древний текст на случайной странице:
- Всё нормально! «ОпИсАнИе РуНы «ЫрГх»! Чего тут не ясного?! - Сеня углубился в чтение, шевеля губами и повторяя про себя прочитанное. Вдруг он согнулся, как древний старый дед, вытянул руки и согнул пальцы, которые теперь стали напоминать корявые крючья, и взвыл высоким голосом:
- ЫЫЫЫЫРРРРРГГГГХХХХААААА!!
- «И всё-таки, он спятил!» - промелькнула дикая мысль у графа. Он начал медленно, стараясь не делать резких движений, заходить Сене за спину. - «Санитаров надо вызвать. Чёрт! До сих пор не знаю где у них тут медпункт!»
      Тем временем, Сеня медленно выпрямился, выражение лица стало абсолютно нормальным. Он долго смотрел в пустоту, а потом обернулся и спросил у Альберта:
- Круто, правда? А зачем у тебя в руках верёвка?
- Да вот... Бельишко своё захотел простирать и высушить. - тот смущённо сворачивал бечёвку обратно в бухту. – Ладно, потом постираю. А что круто?
- Вот смотри! Руна!
- Где? - в направлении пальца хоббита ничего не было.
- Да где?!
- Вот она, вот!! - Сеня за рукав подтянул его поближе и Берт разглядел что-то висящее в воздухе, еле-еле видное. Оно было очень похоже на соринку в глазу, которая такой эффект и давала. Берт протёр глаза и провёл рукой по воздуху. Глюк остался.
- Это и есть руна «Ыргх». - гордо сказал хоббит. - Смотри, какой изящный нижний хвостик!
- Не вижу... Да ладно, слава богу, с тобой всё в порядке! - он похлопал Сеню по плечу. - А теперь, будь добр, убери её отсюда.
- Убрать? Блин, а чего, она сама не исчезнет?
- Ты меня спрашиваешь, хоббит Хаоса? Убирай давай быстро, не хочу, чтобы всякие гадости в моей комнате висели.
- Да подожди ты, сейчас попробую! - тот раздражённо листал странички. - Надо в оглавлении почитать, тут ведь так сразу не разберёшься!
- Двоечник! Руководство к пользованию читать надо! Так! - Берт подошёл к окошку и всмотрелся в туман за окном. - Приближается время ужина. Я - в харчевню, а ты остаёшься здесь и убираешь эту фигню. Девок сюда не водить! - он подхватил свою шпагу и в сердцах ушёл прогуляться по вечернему Нихону, оставив Сеню на растерзание науке. Живот у него в последнее время постоянно урчал, требуя нормальной пищи, а не этих корешков и травок, которыми их кормили с утра в столовке, поэтому Альберт каждый день совершал рейд по харчевням, где кормили не жвачкой для коров, а настоящей зайчатинкой, которую во льду завозили с юга, из непролазных Тёмных Лесов. Вот и сейчас он быстро пересек двор, надеясь поскорее поужинать и залить всё съеденное большущей кружкой темного пива. Пускай даже и осинового.
- «Начинаю ориентировку на местности!» - подумал он, выйдя из портала и оглядываясь в поисках привычного ориентира - колокольни ратуши. - «Ёлкин дуб! Ворота открылись на самой окраине! Придётся срезать путь, а то всё вкусное съедят.» - и он свернул с основного проспекта, чтобы продолжить путь через трущобы.
      Утлые лачуги, пустыри полные мусора, покосившиеся развалюхи - всё это нищенское великолепие с радостью приняло графа в свои объятия. Он оглядывался по сторонам, осторожно шагая по узким улочкам, освещаемым только ущербным месяцем, недавно взошедшим над старыми дырявыми крышами. Как видимо, он осторожничал не зря: сзади послышался тихий скрип кожи.
- «А ворьё, оказывается, и здесь есть!» - недовольно подумал Берт, кладя руку на эфес.
- Ага! Дворянчик на районе! Ну-ка, гони золотой, а то живым не уйдёшь! - впереди выросло две тени, которые поигрывали ножами. Во рту одного мутно блестел золотой зуб. - Кошелёк или порежем! Быстро!!
- Джентльмены, давайте без крови! - подпустил дрожи в голосе Берт. - Сейчас я вам отдам всё... - и принялся для вида развязывать бечевку на поясе.
- Хы!.. - осклабился главный и стал ковыряться ножом в зубах.
      Только что растерянная жертва отстёгивала бабки, а в следующий момент резко ушла в сторону, рубанув снизу вверх шпагой в ножнах по стоявшему сзади неё братану с арбалетом. Тот выматюгался, но арбалет был выбит из рук и стрела ушла прямо в небо. В лунном свете блеснули длинные кинжалы.
- Руби его, Жаба, Косой! - завопил главарь, бросаясь на Альберта, и троица стала наседать на героя, пытаясь прижать его к стене. Рубиться шпагой в тесноте стен домишек, построенных вплотную друг к другу, было неудобно, Берт зло огрызался, медленно отступая назад.
- «Чтобы я сдох здесь, пройдя судьбу Избранного насквозь?! Хрен вам!» - он завопил и сделал бросок вперёд, заставив грабителей отшатнуться, а сам быстро сиганул обратно и скрылся за углом. Противники с сопеньем ринулись за ним, первый поудобнее перехватил один из вытащенных метательных кинжалов, завернул за угол и... Был насажен на шпагу как майский жук на булавку притаившемся за углом фон Вандербергом. За первым тут же выскочили остальные, и Берт с рыком рванул эфес вверх, располовинивая грудную клетку хрипящего врага. Переступив через поверженного врага, он принялся за оставшихся двух. Теперь шпага радостно и свободно отплясывала танец смерти, через минуту главарь банды на секунду открылся и Берт что есть силы вогнал остриё прямо в подмышку, кончик лезвия с отвратительным звуком показался из глазницы несчастного, который тут же затих. Не выдержав такого зрелища, третий взвыл и бросился бежать. Пока граф высвобождал оружие, беглец был готов юркнуть в закоулок. Берт схватил с земли кусок черепицы и запустил его вдогонку грабителю, но снаряд разбился о потрескавшуюся от времени стену и тот успешно ушёл от возмездия.
- Попил, блин, пивка! Сволота! - прошипел Берт, заливая порезы бальзамом из бутылочек на поясе. - Чёрти что творится, я ведь и полсотни метров от улицы не отошёл! Распоясались, уроды.
      Выйдя на пустынную улицу, освещённую волшебными фонарями, он увидел толстого стражника, важно прогуливающегося взад-вперёд, и подошёл к нему.
- Служивый! Я тут двух грабителей завалил. Позарились на мой кошель. Не посмотришь?
      Страж подозрительно смерил Вандерберга взглядом.
- А ты кто такой?
- Граф. - Берт сунул тому под нос перстень. - Приехал учиться.
- А! - голос толстяка потеплел и стал чуть более уважительным. - Ну здравы будьте, вашество! Как же вы умудрились сразу за городской стеной на лихих людей напороться?
- Какая стена?! Да они тут за углом!! - начал вскипать Вандерберг; видя такое, стражник покрепче схватил алебарду и забегал глазками по сторонам.
- Как «за углом»?! Где, прямо здесь притаились?!
- Трупы притаиваться не умеют. Тут недалеко, пойдём, покажу... - махнул рукой граф и зашагал к месту схватки.
      Над изрубленным телом нагнулся стражник, вглядываясь в лицо убитого. Над ним, разгоняя кромешную темень, стоял Берт с фонариком. Где-то жалостливо закричала ночная птица, толстяк опасливо обернулся и поёжился:
- Ниже посветите, вашество... Морда вроде незнакомая, не видел раньше.
- С чего бы это она была знакомой? - нахмурился Берт.
- Так ведь город небольшой, воришек мало, чай, всех по лицам уже знаем. Схема одна: украл, поймали, один год каменоломни. И всё равно ведь продолжают воровать, не отучишь.
- А сейчас, видно, перешли на грабёж...
- Да, страх потеряли. - он перешёл к следующему. - И этот незнакомый. Может, из деревни приехали, совсем без понятий?..
- Ладно, служба, думайте, а я пойду, ещё не ел, понимаешь... А может, составишь компанию?
- Спасибо, вашество, но мне ещё за похоронной бригадой идти, так что в следующий раз! - было видно, что толстяку приятно такое внимание. - Из трофеев чего возьмёте?
- Разве что пару ножичков, по одному за каждого. - Берт подобрал с пыльной земли кинжалы главаря и аккуратно заткнул их за пояс. Стычка порядочно впрыснула адреналина в кровь, поэтому на ужин в первой же таверне Берт накинулся с удвоенной яростью.
      Вернулся он почти в полночь, вызвав молчаливое неодобрение мечника, охранявшего портал. Ввалившись в свою комнату, он наткнулся на Сеню, о котором совсем забыл. Мученик науки в свете одной свечи читал манускрипт.
- Всё в трудах и в трудах, великий государь, аки пчела... - едко заметил граф, с наслаждением сбрасывая сапоги. Его встретил прищуренный и злой взгляд голодного хоббита.
- Нашёл способ убрать руну?
- Да. - буркнул Сеня и снова уставился в книгу. - Нужно дочитать его. Заклинание, которое начинается на руну «Ыргх».
- Ну так в чём дело?
- А дело вот в чём... - голос Сени стал немного зловещим. - Эти заклинания что-то вызывают. Есть только три руны, которыми можно начать «Ыргх». Первый вариант: усыхание тела. Причём чьего - не указано.
- Не подходит. - помрачнел Альберт. - Дальше.
- Второй вариант: собака о трёх головах с хвостом-скорпионом.
- Третий. - глухо отозвался граф. Похоже, сегодня все поставили цель испортить ему пищеварение.
- Мистическая птица.
      Шпага с грустным шипением покинула ножны.
- Колдуй давай, даст бог, в этот раз обойдётся. - граф поднялся с кровати и встал на изготовку.
      Сеня ещё раз для верности пробежал глазами по понятным только ему каракулям, размял пальцы:
- Хабра-хабра-хрюкалабуда!! - начал выплясывать обезьяньи танцы, немного попрыгал по комнате, финальным жестом указав на первую руну, висящую в воздухе. Что-то сорвалось с его пальца, набросилось на руну, сожрало её, начало метаться по комнате неярким огоньком, наконец, залетело на шкаф и превратилось.
      На остолбеневших экспериментаторов с интересом смотрели глаза-бусинки крупного ворона, восседавшего на материализовавшемся вместе с ним черепом.
- Пронесло... Это обычная ворона. Сейчас я её выгоню в окно... - произнёс Сеня, в это время ворон захлопал громадными чёрными крыльями и зловеще закаркал. Хоббита передёрнуло. Альберт с оглядкой раскрыл окно:
- Сейчас сам вылетит. Ты его не трогай, а то ещё птичьим гриппом заразишься!
- Не надо меня поучать! Мы с тобой огонь и воду прошли, а ты меня от ворон защищаешь!..
      Ворон бесшумно спикировал на стол и по-хозяйски прошёлся по столу. Заглянул в чернильницу и ухватил клювом снятый на ночь золотой графский перстень. Альберт напрягся и начал медленно доставать трофейный кинжал:
- Без резких движений... - пробормотал он краешком рта. - Сейчас я его пришпилю к подоконнику...
      А ворон это как будто бы понял. Он насмешливо посмотрел на Берта, подошёл к сливной раковине для алхимических отходов и раскрыл клюв. Раковина и труба, ведущая в канализацию, были железными, поэтому и Сеня, и скрипевший от злости зубами Альберт прекрасно слышали, как перстень весело гремит по трубам, проваливаясь в неизвестность всё глубже и глубже, финальным аккордом было звучное «бултых» и тишина.
- Всё!!! Финита, бля, комедия!!! - заорал красный от злости граф и швырнул кинжал в ненавистную птицу. Потеряв всего несколько перьев из хвоста, ворон взлетел и начал уворачиваться от всяческих предметов, швыряемых в него нашими героями. Воздух наполнился проклятиями, ругательствами, чёрным пухом и летавшим как молния чёрным вороном. Вне себя от злости, фон Вандерберг швырнул во вредителя попавшуюся под руки колбу, которая промазав по цели разбилась о стену, а воздух наполнился едким белым дымом. У Сени тут же заложило нос и глаза превратились в две реки, то же самое произошло с Альбертом. Он открыл дверь к себе нараспашку и выбежал в коридор, надеясь глотнуть хоть толику свежего воздуха, за ним вприпрыжку выскочил хоббит. Ворон, оставшийся единственным, а значит, победителем на этом поле боя, торжествующе закаркал, схватил когтями череп за пустые глазницы и, словно загруженный до отказа самолёт, вылетел в темноту форточки.
- Что это было? - спросил Сеня, немного откашлявшись.
- Слезоточивый газ. - прохрипел Берт, прислонившись к стене.
- Как твой любимый подопытный, я выражаю своё одобрение... Отрава удалась... - прочистил горло Сеня и побрёл вниз проветриваться от кислого запаха одежды, от которого сводило зубы.
- Завтра занятий нет. С утра - сразу ко мне! - крикнул Берт вдогонку и зашёлся кашлем.

***

      Вот и снова наступило долгожданное воскресенье. Традиционно, оно начиналось скромными пьянками уже вечером в субботу и после недолгого лечебного сна весело продолжалось весь последующий день. Уже утром можно было заметить вереницы студентов, струящиеся к выходу; кто-то в пивнушку, кто-то в лес за ингредиентами или просто поколдовать в своё удовольствие, они оживлёнными группками покидали Магвард через ворота и замок постепенно пустел. Сеня проснулся уже поздно, у него ещё с вчерашнего для трещала голова от слезоточивого газа. Медленно одевшись, он подбёл в полностью опустевшую столовую и абсолютно без удовольствия позавтракал уже порядком опостылевшей вегетарианской кухней. На выходе его отловил Альберт при полном параде: дорожный камзол, шпага, кинжалы, решимость в глазах:
- Готов? Я уже тебя заждался!
- Куда ты меня тащишь? - зевнул Сеня и почесал затылок.
- А ты забыл, что твой вызванный ворон мой перстень уронил в канализацию. Мы идём с тобой вниз, разыскивать его!
- Что?! Тащиться в какую-то вонючую дыру в свой законный выходной? Нет, это без меня... - Сеня хотел идти обратно отлёживаться, но рука Альберта схватила его за шкирку. Его глаза холодно смотрели на Сеню:
- Вот какой ты настоящий друг?! Твоя ворона роняет в бездну кольцо, а ты сразу в кусты? Тоже мне, напарник! Иди, дрыхни, без тебя обойдусь! - он развернулся и зашагал прочь. Через минуту его нагнал хмурый Сеня и виновато проговорил:
- Не дуйся, Берт, ты ведь меня знаешь: поворчу, а потом соглашусь. Я с тобой иду. - он закинул сумку на плечо поудобнее.
- Хорошо, пошли. - Берт не замедлил шага, но на душе потеплело. Он быстро вышагивал по уже привычным анфиладам замка, направляясь к завхозу.
- Бофур! Где вы? - Сеня выкрикнул в пустоту окошка. Вскоре послышалось шарканье, и из коридора выглянул гном:
- А, это вы! Здравствуйте, господа, чем обязан? - Бофур уселся на свой любимый стульчик.
- Дело в том любезный, что я случайно... - он выразительно глянул на Сеню с невинным лицом. - ...уронил мой перстень в слив для отходов. Очень хотелось бы его достать, семейная реликвия по легенде, терять мне её ой как не следует. - Берт присел на скамейку и закинул ногу за ногу.
      Гном потёр руки, забарабанил пальцами по столу, показывая усиленную работу мозга, наконец, поднял взгляд со стола и сухо сказал:
- Не стоит. Мы не хотим несчастных случаев с нашими клиентами. Туда опасно ходить в принципе.
- Что там может быть опасного? Ну, вонь, подозреваю, стоит невыносимая, а чего страшного кроме неё? - удивился Сеня.
      В ответ Бофур одарил его взглядом, каким обычно смотрят на только что вылупившегося цыплёнка.
- А вы, молодой человек, представьте, что в одном большом месте скапливаются недоваренные или переваренные зелья, просыпанные на пол порошки без цвета и запаха, случайно уроненные туда вещи, преимущественно волшебные. Представили? Плохо представили! Там ещё и быстромутирующая от этого говна фауна обитает! Так что лезете вы, ребята, откровенно говоря, в адский супчик, в котором искупаться даже гном, устойчивый к магии, не рискнул бы. Каждый раз, когда мне надо туда спускаться чистить фильтры, я хочу написать заявление на увольнение по собственному желанию! Во время этой обязанности на меня накладывают волшебную защиту все четверо элементальных мастеров-магов! - Бофур выдохся и откинулся на спинку стула.
      На какое-то время наступила тишина, каждый обдумывал сложившуюся ситуацию, а Сеня тем временем листал книгу отзывов и предложений, а точнее, главу знакомств. Сама книга была толщиной с энциклопедию, в основном это было из-за толстого пергамента, поскольку нормальной бумаги делать здесь пока не научились. Жёлтые страницы пестрели благодарностями с редкими вкраплениями недовольств и чуточкой некрологов, посвящённых тем, кому эта учёба в Магварде не пошла на пользу. Быстро пролистав талмуд до чистых листов, Сеня нашёл объявления, оставленные свежим заездом пришельцев из Сигила, и прилип к ним надолго:
«Две симпатичные и заводные морковки познакомятся с неглупыми и весёлыми парнями. Интим не предлагать!»
«Небритый интеллектуал ищет свою половинку. Отзовись, милая!» (Наверняка, тоже небритую интеллектуалку)
«Три светские львицы ищут молодых людей для приятного времяпрепровождения. Запись на собеседование в Воздушной Башне у Фионы.»
«Крутые парни ищут разбитных нескромных девах в любом количестве. Самогон в широком ассортименте.»
«Та, что провела со мной ночь на колокольне в ночь с 3-го на 4-е, я жду тебя в условленном месте. С обожанием, твой Юзик!»
«Скромная тихая брюнетка познакомится с обаятельным молодым человеком из приличной семьи.»
      Последняя запись невольно заинтересовала Сеню: изящный почерк и алые ароматические чернила. В воображении нарисовалась красивая и скромная девушка с прелестным курносым носиком, веснушками, ласковой улыбкой. Вот они уже неспеша гуляют по туманному саду, он срывает пышную розу с куста и презентует ей. Она краснеет, смущается, но принимает подарок, а он берёт её под руку, ведя в комнату, чтобы показать свои боевые трофеи.
      Лишь громадным усилием воли Сеня вытащил себя из сладких грёз, чтобы написать ответ:
«Обаятельный молодой человек с героическим прошлым и не менее героическим будущим из приличной семьи ищет Вас, скромная тихая брюнетка! Я пишу вам практически с боевого фронта и сегодня отправляюсь на опасное задание. Может, мне даже орден дадут. Посмертно. Благословите меня, и я вернусь из ада, чтобы поцеловать вашу руку!» Всплакнув напоследок о своей возможной бесславной кончине, Сеня закрыл книгу и обратил внимание на окружающую действительность. Между Альбертом и Бофуром шли яростные переговоры.
- Давайте, в конце концов, оформим это как полноценное задание! Тогда с вашей фирмы вся ответственность снимается!
- Я не понимаю, почему вам так хочется соваться туда. - сварливо сдался гном и стал копаться в столе в поисках бумаги и ручки. - Ну обронили кусочек золота, но здоровье-то дороже! - и принялся составлять соглашение.
- Не забудьте снаряжение! - вставил свои пять копеек Сенсей и положил книгу отзывов на прилавок. Гном что-то раздражённо проворчал и продолжил писать. Через некоторое время он положил на стол две копии:
- Читайте.
      Берт успел выхватить листок быстрее Сени и принялся вслух читать:
- Так-с. «Задание на очистку канализационных сооружений Магварда...» Да вы что, совсем охренели!!!
- Не надо кричать, вашество! - гном с достоинством сложил руки на груди. - Вы сможете туда пробраться только для этого и ни под каким другим предлогом! По уровню опасности эта зона класса «Д»! Туда по праздным вопросам соваться запрещено! Да и по делам туда не советовал бы...
- А какой высший класс опасности? - Встрял в разговор Сеня чтобы немного разрядить обстановку.
- Сразу после «Д» идёт «Е». Это примерно как на краю жерла проснувшегося вулкана.
- «...задание оплачивается суммой 3000 крон.» Папаша, маловато! - с лёгким упрёком посмотрел на гнома Альберт. Гном прошёлся туда-сюда, пошлёпал губами, что-то про себя подсчитал и второй раз сдался:
- Ладно, ваши условия.
- 3300. - заломил цену Сеня, но Альберт вовремя его поправил:
- Каждому!
- Согласен! - облегчённо вздохнул гном и убежал на склад, чтобы вернуться с тремя бутылями, сундучком, свитком и ключом. - А теперь слушайте меня внимательно. - он с серьёзным видом закрыл дверь и подозвал их поближе.
- Система канализации Магварда простая: все стоки смешиваются с водами оттока подземной реки, чтобы не было застойных явлений. Это происходит вот здесь. - Бофур указал на карте на небольшое подземное озеро. - На дне этого озера растёт всеядный подводный мох, который пожирает большую часть органических отбросов, сбрасываемых через мусоропроводы. Шлюз находится противоположном конце подземного озера, сейчас он открыт и свободно пропускает воду подземной реки. Дальше эту дрянь вместе с водой выносит на длинный коридор-тоннель. Он постоянно затоплен этой тошнотворной смесью до самого потолка. На всём его протяжении есть три фильтра. Первый из них установлен в начале коридора и отлавливает крупные магические вещи. Второй находится примерно посередине коридора и вылавливает вещи с содержанием потусторонних сущностей. Третий фильтр нейтрализует алхимические смеси, просто разлагая их на более простые и безвредные компоненты. Со своей задачей он справляется хорошо, но какую-то часть всё же оставляет в отрезке коридора между собой и вторым фильтром, поэтому эта часть пути токсична. Третий фильтр находится совсем рядом с входом, через который вы проникнете к месту назначения. Теперь объясню подробнее вашу задачу. Я отведу вас в подземелье, пропущу через дверь и захлопну её за вами. Вы с помощью большого вентиля закроете шлюз, таким образом, вы запираете на время поток вод, орошающий дно озера. Затем, не просто быстро, а в темпе вальса бежите и последовательно начинаете счищать с фильтров всякую дрянь, поливаете смесями из бутылей и поджигаете. После этого вы войдёте в осушенную пещеру и начинаете искать потерянную вещь. Сливная труба Алхимической Башни примерно здесь, опознаете её сразу. Затем со всех ног бегите обратно, открываете вентиль и выходите из подземелья.
- Почему со всех ног?
- А потому что невозможно шлюзом запереть реку! Вода начинает наполнять гигантскую пещеру за стеной, а когда уровень воды поднимется до запасного тоннеля - вода хлынет прямо вам на головы, если не успеете добежать до выхода! Вот здесь в сундуке...
- Эй! Открой, старый пень! - за дверью раздался спесивый и наглый женский голос. Услышав это, гном начал в панике всучивать снаряжение ребятам и подталкивать к дверям со словами «Встречаемся здесь через час!». Когда он открыл дверь, то парни столкнулись с тремя высокомерными с виду волшебницами, судя по плащам, это были студентки Воздушного факультета. Они презрительно смерили их взглядами, главная фыркнула и направилась к завхозу:
- Тааак! Дай мне три банки гламарии! И шевелись быстрее, это на наши деньги ты тут водку круглые сутки жрёшь!
      Не дожидаясь ответной реплики Бофура, те вышли за дверь.
- Чего я хотел тебе сказать... Ах да! - Берт вынул из-за пазухи один из трофейных кинжалов. - Прими это оружие в качестве подарка боевому соратнику!
- Класс!!! Берт, спасибо!! - Сеня с радостью взял в руку удобную рукоять из кожи. Сталь была на удивление хорошего качества. Настоящее боевое оружие, не то что тот ножик, который выдали в туристическом агентстве перед отправкой. - Я нарекаю тебя «Шило»!

***

      Гном закрыл склад и махнул рукой Берту и Сене, примостившимся у стены неподалёку:
- Пошли, бойцы. Дело важное, надо торопится.
- А чего это за тётки три заходили? - Хоббит семенил рядом, не отставая от кряхтящего завхоза.
- Эти три? Сучилищи, прости господи! У ихней главнючки папаша - большая шишка, вот она пальцы и гнёт. Все кишки уже выела своими запросами. Им, понимаешь, подавай люкс-комнаты с душевой, сауной и солярием. Блин, проговорился... Ну ладно, чёрт с ними. - проведя героев длинными закоулками замка, Бофур подвёл их к массивной двери, больше похожей на переборку подводной лодки. - За ней находится подземелье канализации. Переодевайтесь! - Он открыл сундучок и достал оттуда серые платяные комбинезоны. - После операции сожжёте.
- Круто! - Сеня осматривал свой новый прикид. - Как будто входим в зону биологической опасности!
- А вы в неё и входите! Там помимо неё ещё куча других опасностей. Не дай бог вас потоком реки смоет и пронесёт мимо выхода - сгинете так, что вас не найдёт никто. Я даже не знаю, куда утекает река дальше. - он достал ключ и с силой провернул в скважине. Массивная дверь со скрипом отворилась, и из чёрного провала пахнуло нечистотами. Бофур достал свиток и протянул его Берту:
- Здесь заклинание «Чистильщик». Создаёт персональную сферу рециркуляции воздуха каждому, вдобавок создаёт волшебный луч света в направлении взгляда. Заклинание комбинированное, поэтому держится от силы часа полтора. Помните одно: как только перекроете шлюз - начнётся обратный отсчёт времени. И вот мой вам совет - держите оружие наготове. - он выразительно посмотрел на приключенцев. - Ну что, читайте свиток и я закрою дверь. Вот ключ от этой двери, он же подходит и для замков на фильтрах.
- Да. Поехали. - Берт решительно выхватил свиток и мысленно передёрнул затвор воображаемого пистолета...
 отзывы (1) 
Оценить:  +  (0)   
10:01 01.08.11
...Неприятности начались сразу на первом фильтре, и они были сразу крупные. Он представлял собой просто железную стену, основную площадь которой занимала мелкая решётка, сбоку была узенькая дверца, больше похожая на печную заслонку. Едва друзья протиснулись через неё на другую сторону и начали счищать отвратительную слизь с фильтра, как пришла беда, откуда её совсем не ждали. Эта самая слизь вдруг начала шевелиться и потянулась к Альберту. Тот с проклятием отскочил и рефлексивно достал шпагу. Слизь начала отращивать удлиняющиеся щупальца и исследовать воздух, пытаясь нащупать незваных гостей. Хоббит застыл в столбняке, Берт не медлил и начал с остервенением рубить отростки, но падая, они превращались в ручейки слизи, которые медленно текли обратно, чтобы втянуться в основное тело.
- Проклятье! Вон ползут ещё!! - заорал Сеня и начал отмахиваться кинжальчиком от внезапно подползших из темноты таких же живых луж слизи. Дрожащий пучок света в районе лба словно фонарик шахтёра высвечивал всё новые и новые лужи, подбирающихся из темноты чтобы пообедать внезапно пришедшей в гости органикой. В лихорадочно соображающем мозгу графа сверкнула мысль:
- Сенсей!! Загоняй их на меня!!
- Как?! Только если с тобой рядом буду!! - хоббит прыжком оказался рядом с Бертом и принялся помогать в этой бессильной борьбе против неуязвимого врага. Теперь они спина к спине оборонялись от сползающихся к ним из глубины коридора луж.
- Сеня, прикрой! Нельзя, чтобы они вырвались на свободу! - закричал граф и бросился запирать узкую дверцу, ведущую обратно к свободе.
- Чёрт! А как мы выбираться будем?? - Сеня в очередной раз вспотел, ожесточённо рубя неустающие вырастать щупальца. Лужи начали стекаться к Сене и сливаться в один большой студень, теперь щупальца стали больше и атаковать быстрее. Храбрый половинчик сражался за двоих, но тварь, казалось, не знала усталости. Берт, наконец, с силой провернул ключ в проржавевшем замке и бросился на помощь Сене, которого уже обвило вокруг ноги щупальце и с силой потянуло в студень. Хоббит заверещал, Берт выписал шпагой восьмёрку и вытащил за шкирку освобождённого напарника:
- Молодец, Кучеряшкин, прикрыл! А теперь по моей команде прыгай на ту сторону. - он сделал один мощный и широкий взмах, прорубая просеку в зарослях отростков. - Давай!!
Сеня собрался с духом и прыжком перелетел через тварь. Спустя полсекунды его нагнал Берт и они продолжили сражение на другой стороне чудища. Не дожидаясь, пока оно сориентируется, Берт вытащил из пояса один из своих пузырьков и щедро окропил врага. В местах попадания зелья протоплазма взбурлила и задымилась едким кислым дымом. Тварь немного дернулась и продолжила атаки.
- Кислота действует плохо!.. - граф увернулся от объятий студня и с хлюпом перерубил очередной отросток. - Тогда попробуй вот что, гадина!.. - Откупорив бутыль№1, он плеснул немного на чудище.
- Поджигай!
- Чем?!
- Искрой!! Колдуй быстрее!!
Теперь оборону принял на себя Альберт, вертясь как карась на сковороде, а Сеня отскочил и начал судорожно вспоминать доступные заклинания. Что проще всего и имеет отношение к огню? Ну конечно же, пульсар! Сеня под свист стали начал нараспев читать заклинания и делать пассы. Финальным движением он указал пальцем на сгусток протоплазмы, но вместо пульсара посыпались искорки, а сапоги загорелись!
- Чёрт!! Блин!!! - он начал прыгать на месте, пытаясь загасить огонь. - Проклятое ограничение!!
- Дурень! - Альберт смахнул со лба пот и продолжил фехтование. - Собой жги! Собой!!
- Я боюсь!!
- Быстрее!! Долго не продержусь!!
Издав клич опытного камикадзе, Сеня отчаянно ринулся к бесформенной туше и как следует пнул её тлеющим каблуком. Огонь жадно перекинулся на тварь и пламя ослепительно ярко озарило коридор. Чудище начало корчится, отростки стали беспорядочно и яростно хлестать во все стороны.
- ГОРИ!!!
Фигура Альбера на огненном фоне струёй из бутылки крестила чудовище, как поп осеняет алтарь. От жара на протоплазме вздувались и лопались с противным звуком отвратительные волдыри. Щупальца опали и судорожно подёргивались, оплывая и превращаясь в вонючую кашу.
- ГОРИ В АДСКОМ ПЛАМЕНИ!!! - отражённый огонь плясал в зрачках Альберта, делая похожим его на какого-нибудь демона из нижнего мира. Пламя, мгновенно взметнувшееся после поджигания, также быстро начало опадать, но своё дело оно сделало: на выжженном участке уже ничего не шевелилось, а в воздухе стоял густой запах сгоревшего омлета. Бросив в сторону использованную бутылку, Берт поправил шляпу и зашагал вглубь коридора. Его догнал немного подпаленный и грязный Сеня.
- Где это ты уже успел так вымазаться? - невозмутимо спросил Берт.
- На себя посмотри! - с укоризной выцедил хоббит, счищая с костюма химзащиты грязь, в которой он только что вывалялся, чтобы погасить самовозгорание. - Ёпрст! Если это начало, то что же будет на следующем фильтре? А на третьем? Я уж и думать боюсь... Может, ну его на фиг задание и домой пойдём?
- А как же честь? А репутация? Кстати, ты подумай, сколько всякого добра уронили всякие раззявы с Воздушного Факультета? Если доберёмся до пещеры, то всё что возьмёшь - твоё!
- Золото, бриллианты!.. Куплю всякого полезного барахла в Торговых Рядах, буду кушать хорошо, а не в столовке, отличный вариант... - мечтания Сени гулко отдавались под мокрыми сводами коридора. - Я вроде видел в одной лавочке, не поверишь, сапоги-скороходы! А ты как деньги потратишь?
- О, я продолжу свой проект. Он меня слегка облегчил на золотые.
- А какой проект ты задумал? Ну Бертик, ну скажи!..
- ПОШЁЛ ПРОЧЬ, ЖАЛКИЙ ПРЕЗРЕННЫЙ ЧЕРВЬ! - Прорычал внезапно прямо в лицо испуганному хоббиту Альберт, потом смущенно застыл. - Извини, Сеня, что-то нервы ни к чёрту. Что на меня нашло - не знаю... НЕ ЗНАЮ, КАЗНИТЬ ТЕБЯ СРАЗУ ИЛИ НА КОЛ ВЗДЁРНУТЬ??! - глаза графа опять зажглись злобой.
Сеня ошеломлённо отскочил и на всякий случай ощерился кинжалом:
- Ты что, спятил?
- Ой, Сеня... Хреново мне... - стискивал свою голову в руках Альберт, чувствуя, что внутри черепа кто-то хочет настойчиво обосноваться. Он бросил хоббиту ключ. - Сеня, беги!.. Беги быстрее и открывай дверь фильтра!.. Аааа!.. - он покачнулся и со стоном упал в грязь. Пока Сеня бегом преодолевал последние десятки метров темноты до фильтра№2, Берт медленно поднялся и потряс головой, потом бешенными чужими глазами проводил скачущий вдали лучик заклинания «Чистильщик», зарычал:
- ЧТО??!! БОРИСКУ НА ЦАРСТВО??!! НЕ БЫВАТЬ ЭТОМУ!! - и с клокочущим рычанием помчался вслед, размахивая шпагой.
Сеня отчаянно ковырялся ключом в очередном заевшем замке дверцы. Она упорно отказывалась отпираться, осыпаясь мокрой ржавой пылью. Сзади показался светящийся зрачок волшебного фонарика и донеслось:
- ОБЕЗГЛАВИТЬ!!!
- Аааа... Ё-ооо!.. - Сеня начал изо всей силы пинать дверь в надежде, что в ней просто заклинило петли.
- ЧЕТВЕРТОВАТЬ!!! - голос был уже существенно ближе.
Суетливо пыхтя, Сеня трясущимися от страха руками просунул в кольцо ключа кончик кинжала и воспользовался им как рычагом. Ключ с хрустом повернулся.
- РАЗДАВИТЬ ПАРОВЫМ КАТКОМ!!! - одержимый Альберт почти настиг Сеню. Тот взвизгнул и закрыл дверь с другой стороны, а граф не успел затормозить и раздалось звучное «бамм!», а после тишина на несколько секунд.
Альберт медленно приходил в себя. На голове вздувалась порядочная шишка, череп гудел, как похоронный колокол.
- «Ох, голова... Где я? Ах да, вон фильтр №2...» - Берт сквозь плывущее зрение разглядел частокол столбиков с прилипшими к ним, как к магнитным, различных странных предметов, сделанных преимущественно из чьих-то костей. С трудом поднявшись, он пьяной походкой подошёл поближе в надежде найти Сеню. Долго ждать не пришлось.
Послышался мощный удар и дверь отворилась. На пороге стоял хоббит, но сейчас он был не Семён, а скорее Сенсей: широко расставив ноги и держа кинжал наподобие восточного вазакаши, низкая фигура, презрительный прищур глаз и выпяченный подбородок.
- Жалкий рыбак! Не стой на пути у меня!.. - он показательно рассёк воздух коротким лезвием.
- Сеня, надо закончить задание, время кончается...
- Что?! - брови Сенсея угрожающе сошлись на переносице. - Ты осмелился указывать мне, знаменитому Камуто Хировато? Умри же позорной смертью! - и он с воплем ринулся в атаку.
Одержимый духом восточного самурая, хоббит наносил быстрые и точные удары, от серьёзных ранений Альберта спасала только длина шпаги, глаза застилал пот от того темпа, что задал маленький вертлявый половинчик.
- Пощади меня, о великий воин!
- Нет! - сплюнул хоббит. - Оскорбление смывается только кровью! Но за то, что ты попросил прощения, ты умрёшь в схватке, как мужчина! К бою! - и хотел было ринутся снова в схватку, но внезапно Альберт бухнулся на одно колено и, смотря за спину Сенсея, гаркнул «Приветствую сёгуна!». Уважение к императору перевесило значимость схватки, и Семён повернулся, чтобы отсалютовать внезапно появившемуся властителю. Берт отвесил смачный пинок и самурай покатился вниз по наклонному коридору, отчаянно ругаясь на японском. Берт похромал к фильтру и немедленно откупорил бутыль №2, щедро поливая горючим составом прилипшую волшебным образом к стержням магическую утварь. В голове и до этого шумели неясные голоса, которые невнятно бубнели, а после искры от металла и кремня Альберт на короткое время оглох. Голоса взвыли разом так, что Берту показалось, что ему на голову свалился полноценный чёрный рояль, который случайно вывалился из ракеты-носителя при отходе второй ступени. Недалеко от фильтра, пламенеющего синим мистическим огнём, в припадке на мокром полу трепыхался Сеня и громыхал басовитым, явно не своим голосом:
- О, я-я! О, я-я!! ААА!! Дас ист гут!!! ООО!!! ФАНТАСТИШ!! ДААНКЕЕЕ!!!
Синее пламя погасло, оставив горсточку дымящегося праха. На этот раз в воздухе плавал запах стоматологического кабинета, где весь день сверлили зубы, что помогло героям быстро отойти от спиритического прихода. Задыхающийся Сеня подполз поближе к сидящему у стены Берту.
- Ну что, Михалыч... Кха-кха... Колбасит?..
- Ага... Кху-кху... Совсем крышу рвёт... - лёгкие Альберта разрывались от синего дыма, к счастью, заклинание рециркуляции быстро очистило воздух и он вздохнул с облегчением.
- Чёрт, про время забыли... Надо идти, пошли, Сень.
- Иду. - Сеня протирал слезящиеся глаза. - Успеть надо сокровищ с помойки этой набрать, не зря же мучаемся!..
Они зашагали быстрым шагом дальше, Сеня как всегда семенил сзади и переводил дух:
- Это ж надо, так вставило! Это ещё жёстче, чем когда мы с пацанами в деревне укурились отваром желтоносых кузнечиков!
- Жаль, что ты только под укуркой так махать ножичком можешь. Еле одолел тебя.
- Да ты тоже меня напугал: как рявкнешь, я думал, памперсы менять надо... Что это впереди?
- Стой!! - скомандовал Альберт и пригляделся. Эти мусорные приключения нравились ему всё меньше и он с опаской вгляделся в темноту, разгоняемую лишь немного потускневшими лучами-фонариками. Там что-то светилось и переливалось разноцветными огоньками. Друзья стали осторожно подкрадываться поближе с оружием наголо к третьему фильтру. Постепенно из темноты стали вырисовываться подробности: на металлическом стержне, растущем из пола тоннеля, налипли странные предметы различного вида. Некоторые испускали маленькие молнии и искрились, некоторые плевались огоньками, другие поросли толстой коркой льда. Друзья остановились на безопасном расстоянии от фильтра. Альберт что-то прикидывал в уме.
- Малыш, ты не разучился швырять гранаты?
- Нет пока. - Сеня ковырялся в носу.
- Возьми это и попади точно в центр этого стержня. Сможешь? - Альберт протянул ему бутыль №3.
Сеня взвесил в руке бутыль и начал примериваться, а Альберт потихоньку отходил подальше:
- Бросай и сразу же падай на землю!
- Да ну, - Сеня запулил бутыль и та попала точно в цель. - Зачем?..
И тут оглушительно громыхнуло. Тоннель ощутимо тряхнуло, и Сеня упал, поскользнувшись на покрытом слизью полу, и оказалось, что не зря. В артефактах, даже если они отработаны, остаётся остаточный заряд. Жидкость из бутыли воспламенилась одной электрической искрой и сработала как надо, то есть разрядила всё то, что подожгла. Воздух мгновенно наполнился огненными шарами, ледяными стрелами, магическими лезвиями и камнями, молниями. В этом разверзшемся аду вопил и ползал по полу хоббит. Потом канонада начала стихать и можно было подниматься на ноги, вот только не всем это удалось.
- Вроде живой... - Альберт счищал с себя комки алхимической грязи, с трудом поднимаясь с земли. Сзади послышался стон:
- Берт!.. Мне, кажется, оторвало ногу!
Граф тут же обернулся и увидел Сеню, лежащего на животе. Ноги были при нём.
- Сеня, не дури, времени нету!
- Я не шучу! Правую ногу не чувствую! - Он пытался подняться, но нога просто не гнулась. С ужасом Сеня увидел, что конечность стала серого цвета. - Блин! Что случилось? Она как отмерла!
Альберт с серьёзным лицом постучал перчаткой по ноге. Та отозвалась глухим звуком.
- Она одеревенела. Не повезло тебе, Буратинка. Наверно, шальным снарядом задело.
Пыхтя от неудобства, Сеня поднялся и грустно осмотрел конечность. Постучал, послушал, снова постучал, а потом приуныл:
- Ну и как мне от этого избавляться? Как думаешь, у Бофура есть зелье или магия, которая это снимет? А если это навсегда останется? Кому я нужен с такой ногой? Никто меня не полюбит! - С каждой фразой Сеня был всё ближе к панике и Берт поспешил остановить причитания.
- Ну конечно, можно! Если бы нельзя было, представляешь себе сколько магов ходило бы увечных? А я ни одного не видел! Все живы-здоровы!
- Ты уверен?
- А ты как думаешь?
Сеня не был готов к такому ответу и задумался, а пока он думал, Берт подставил ему своё плечо и они вместе быстро поковыляли перегораживающему пещеру фильтру, который прогорал волшебным пламенем и осыпался пеплом сгоревших артефактов. Перед ними зияла темнота пещеры. Уже слабые лучи света выхватывали далеко вверху сталагтиты и обросшие наростами трубы мусоропровода. Берт поудобнее перехватил шпагу и шепотом попросил Сеню посмотреть по карте, куда надо идти. Сам он усиленно вглядывался в темноту, ожидая нападения неизвестных чудовищ. Они начали осторожное продвижение по плотоядному мху, который лениво пытался пробовать сапоги гостей на вкус. Впрочем, он делал это так неторопливо, что попытки остались не замеченными. Какое-то время герои брели по колено в воде, только звуки текущей воды и шум мусора, сбрасываемого вниз. Потом из темноты начали слышатся странные шлёпающие звуки. Гигантская белесая полупрозрачная личинка активно ползла к ним, намереваясь хорошо отобедать. Примитивный разум насекомого начал атаковать самого ближнего, на счастье хоббита, это оказался Берт. Тварь плюнула чем-то едким, Берт едва успел плюхнутся плашмя в воду, кислотный плевок попал в воду двумя метрами дальше и вода там взбурлила. Личинка изготовилась уже к следующему плевку, но тут из темноты показались ещё одна группа участников схватки. Это была стайка существ, похожих на маленьких привидений, только они были алого цвета и тоже полупрозрачными. Бесшумно приблизившись сзади к личинке, они облепили её со всех сторон, та начала бешено извиваться, шумно поднимая брызги, но призраки не отлипали, и вскоре та почернела и обмякла. Стайка существ как бы нехотя сползла с личинки и, не обращая внимания на оторопевших пришельцев, начала медленно расползаться в разные стороны. На хвосте (???) одного из них Альберт разглядел знак Магварда - Башню, которую поражает молния.
- Сеня, это чистильщики. Они, кажется, пожирают магических существ, которые получаются от здешнего волшебного фона. Чёрт! Время! Оно кончается! Сеня, быстрее говори, куда идти!
Волнение Альберта передалось Сене и тот начал лихорадочно пытаться разобраться в карте:
- Вот... Вот так сюда... Ну, я точно не знаю... Хотя вот! Нам туда! - и Сеня с какой мог скоростью начал хромать в нужную сторону. Альберт нагнал Сеню и с ходу забросил себе его на плечо:
- Куда бежать, Хромоножкин? - пыхтя и медленно покрываясь потом, он шлёпал в темноту, которая постепенно становилась всё гуще.
- Вон туда, левее! - Сеня висел на плече и сверялся с картой. - Так... Кухонный трубопровод уже пробежали... Вон она, алхимическая сливная! - С потолка свисала длинная тонкая труба, с которой капал неизвестный раствор. Запах стаял просто кислотно-щелочной.
Сбросив хоббита с себя, граф начал осторожно ковыряться в груде разбитых стекляшек и черепков найденной неподалёку палкой. Сеня тем временем оглядывался в поисках сокровищ. Таковых в поле зрения не было, а времени оставалось совсем мало, поэтому он не раздумывая кинулся к ближайшей груде мусора и начал разгребать содержимое в поисках ценного. В это время его чуткие ушки уловили очередной посторонний звук. Словно встревоженный сурок, он замер и прислушался.
- Не нравится мне это «кап-кап»... - задумчиво пробурчал он и продолжил вылавливать приличные на вид вещи. Берт издал победный клич и бережно вытащил из-под хлама поблёскивающий перстень. Он обтёр перстень о свой защитный костюм и с улыбкой залюбовался своим отражением в небольшом бриллианте. Недалеко раздался шум уже погромче, Берт быстро надел колечко и приготовился встретить опасность во всеоружии. Однако «это» оружием было не остановить. По тихой заводи пошли волны, и уровень воды начал медленно и неукротимо подниматься.
- Сеня! Ходу, река нас настигает! - граф вскочил на ноги и помчался к выходу.
- Сейчас! Черт, у меня свет погас! - Сеня в отчаянии загребал в темноте всё, что под руку попадётся в сумку на боку.
- Быстрее, хоббит, мать твою! - голос бегущего графа всё отдалялся, только отблески прыгали по поднимающимся волнам в пещере. Сеня, как только позволяла нога, помчался в темноте на далёкий свет фонарика напарника. На его счастье, рециркуляция воздуха ещё худо-бедно действовала. Споткнувшись о подводный камень, он покатился по тоннелю вниз к третьему фильтру. Рядом забренчали ключи, скрипнула дверь и Сеню в проём силком затащила невидимая рука.
- Готовься, сейчас так бежать будем, как никогда! - Берт закрыл дверь и подхватил Сенсея под руки...
***
- Шуруй быстрей своим поленом!! - они почти в полной темноте бежали вниз к выходу, а сзади ревел невидимый поток ледяной воды. Они мчались изо всех сил, Сеня что есть мочи перебирал здоровой и одеревеневшей ногами, за шкирку его поддерживал мчащийся словно вихрь Альберт. Сзади уже постоянно окатывало брызгами, они бежали по колено в воде, впереди смутно замаячил последний, первый фильтр. Деревянная нога Сени заскользила и он с воплем впечатался в сетку фильтра, Берт уже копался ключами в дверце. Когда он помог хоббиту пройти через последнюю дверь и закрыл её, раздался подземный гул, который становился все громче. Птицей взлетев по лестничке, Берт крутанул отпирающий вентиль и гул перерос в рёв. Он подхватил спотыкающегося хоббита и потащил по коридорчику к шлюзу и в этот момент им в спину ударила водяная волна. Мощный поток воды понёс их прямо к шлюзу, где в проёме уже маячил переминающийся с ноги на ногу от волнения Бофур с зелёным фонарём в руке.
- Скорее!! Надо закрыть шлюз!! - кричал он, но героям не давал подняться на ноги кативший их по полу поток. Вместе с волной их вынесло прямо на гнома, который сразу вскочил и бросился к двери:
- Помогите, олухи! - с багровым от натуги лицом он пытался закрыть дверь в водяную преисподнюю, но поток был сильнее его. Шатаясь и преодолевая бешеные струи воды, подошёл Берт и подпёр плечом дверь. Последним на помощь приполз Сеня и они поднатужились втроём. Казалось, от напряжения сейчас лопнут глаза.
- Грррр.... Ыыыыыы.... Хххххх.... - рычали они все вместе, наконец, хлеставшие струи ослабли и Бофур из последних сил закрутил четырёхсторонний запор. Пять минут они просто сидели на полу в лужах воды и дышали как рыбины, которых выбросило на берег. Дыхание возвращалось в норму, а глаза обратно в орбиты.
***
- Молодцы!
Гном налил в железную чашу вина и осушил залпом. Они устроились в котельной, в огненном зёве печи прогорали остатки платяных костюмов химзащиты, парни уютно устроились неподалёку на табуретках, перед пламенем сушились вещи, промокшие насквозь. Гном притащил несколько пустых ящиков, соорудив самодельный стол и стулья, притащил бурдюк вина и теперь прихлёбывал из него.
- Молодцы, просто нет слов! Успели-таки прорваться! - Бофур развалился на ящике и не торопясь пил прохладное вино, жмурясь от жара печи. Герои молчали. Собственно, утро только началось, а они уже побывали в крутой переделке. Расслабляясь, они просто тихо сидели и грелись. Все в синяках и ссадинах, но довольные. Сеня с озабоченным видом натирал мазью свою ногу:
- Когда пройдёт одеревенение-то? - спросил он и постучал он по ноге. Она хоть и стала гнуться, но звук издавала прежний.
- Недельки две, может, три - и следов не останется. У нас с медициной все в порядке, особенно, с магической. Честно говоря, я сомневался, что успеете выбраться оттуда. Один к одному были шансы.
- Ну, ничего, мы же знали, на что идём! - согласились ребята, хотя каждый подозревал, что гном заливает и шансы были совсем невелики.
Альберт закинул руки за спину и потянулся:
- Зато и колечко нашли, и подзаработали немного. А Сеня и хлама всякого насобирал...
- Никакого не хлама! - хоббит важно нагнулся за сумкой и принялся вытаскивать горстями содержимое. - Мы, хоббиты, народ хозяйственный, ничего лишнего не берём! - И принялся перебирать на полу найденное добро. Больше половины отправилось в огонь, остальное Сеня стал с интересом рассматривать. Несколько монет, стеклянный глаз, пару неизвестных амулетов и неопределённого вида перчатка. - Скажем так, негусто.
- Мальчонка, я бы тебе отсоветовал волшебные вещи из канализации магов так сразу сходу использовать! Они пропитываются посторонними свойствами-примесями. Вот взять, к примеру, этот стеклянный глаз. - он спрыгнул с ящика, подошёл к Сене и осторожно взял в руки предмет. Достав из нагрудного кармашка приборчик, с помощью которого ювелиры осматривают драгоценности, он с интересом начал изучать стеклянный глаз. - Ага, с помощью глаза этого чародей рассматривал окрестности на расстоянии. - Бофур вертел хрупкую сферу и так и эдак. - Судя по обрывкам эфирных связей, у него были маленькие крылья.
- Но использовать его сейчас можно? - с надеждой в глазах спросил Сеня.
- Нет. - Бофур был неумолим. - Это вещь одного человека и она работает только с ним.
- А перезаколдовать получится?
Завхоз задумался и отдал глаз обратно Сене:
- Вообще вещи можно очищать от другого колдовства, а потом накладывать своё. Только как это делать точно - сказать не могу, не силён я в этом искусстве. Он, кстати, не такой хрупкий, как кажется: провалился, прошёл все изгибы трубы , разбился при падении и на самом - ни царапинки.
- Понятно, а вот на амулеты гляньте! - хоббит с готовностью протянул амулеты Бофуру. Тот принялся разглядывать их. Один был янтарной каплей на шнурке, а другой - медным жуком-скарабеем на цепочке.
- Вот этот, первый, можете прямо сейчас надевать, он прибавляет немного маны к твоему запасу, а второй с примесями, его либо очистите и перезаколдуйте, либо продайте, либо выкиньте. Дешёвка и безвкусица.
Придремавший у огня Альберт зевнул, потянулся и потёр затёкшую от спинки стула шею.
- Неплохо затарился, соратник! А перстень, который мне дали на турфирме, тоже волшебный? - Он вопросительно посмотрел на гнома.
- А как же! Вот я смотрю на ваш, сударь, перстень и вижу, что это модель GTX-4, он делает образ графа почти полным. Носите хоть круглые сутки, не снимая! Семён, я вижу у вас в глазах застыл немой вопрос насчёт перчатки?
- Ну да, насчёт её самой. - он старательно счищал грязь с перчатки, её оригинальный цвет был тёмно-пурпурным, а материал - чешуя.
- Вынужден вас огорчить: перчатки изготавливаются мастерами-магами и их особенность в том, что чары очень трудно разглядеть или изменить. К тому же, перчатка одна, а многие заклинания требуют двуручных пассов. Даже не знаю, что вы будете с ней делать. Навскидку я даже не скажу что за материал - очень похоже на карася-людоеда. Очень рад был с вами поболтать, но меня ждут студенты, которым нужен всякий хлам. Пойдёмте!
Те нехотя поднялись и принялись напяливать высохшую одёжку. Закрыв котельную, завхоз вернулся на склад и в торжественной обстановке вручил им увесистые мешочки.
- О! На паперти стоял? - Пошутил Берт, заглянув в один из них. Бофур хмыкнул и поставил на листках с заданиями большую лиловую печать «Уплочено».
- Задание засчитано! Спасибо, орлы, выручили старика!
***
После всех этих приключений под землёй графу не терпелось заняться испытанием самодельного ракетомёта, так сказать, на открытом пространстве. Хватит этих тёмных затхлых коридоров. Искупавшись в волшебном бассейне и немного сняв стресс от утренних похождений, он разобрал трубу и положил детали в заплечный мешок.
- «Надо бы отойти подальше от города и людей, чтобы не было слышно взрывов.» - раздумывал он, быстро вышагивая мимо торговых рядов, где в очередной раз открылись ворота Академии. Задумчиво он оглянулся и в который раз подумал о том, как маги умудряются сшивать пространство так ловко и зачем им нужны перемещающиеся ворота. Например, что будет, если во время их нахождения на наружной стене одного из зданий попытаться прорубить дыру изнутри? Куда можно попасть? Или подпилить одну из двух боковых колонн, между которыми мерцает портал? Получается, существует некий абстрактный прямоугольник, войдя в который ты попадёшь в другое место, где есть точно такой же прямоугольник. А если ты промажешь и твоя рука не попадёт в заданный прямоугольник в то время, как ты пройдёшь в портал, то её отрежет, словно ножом? Получается, для этого и сделаны каменные проёмы, для безопасности. Теоретически, не существует никаких сжатых пространств, достаточно, скажем, в сплошной скале вырубить сколько угодно комнат, связать порталами и получится нечто вроде замка без единого окна. Размышляя обо всём этом, Берт потихоньку углублялся по лесной тропинке всё дальше. Погода выдалась хорошая: из-за верхушек сосен то и дело показывалось солнце, разбрасывая по всему лесу пятна света на мху, веял свежий ветерок, вовсю заливались песнями птицы. Иногда Берт улавливал в чаще ауканье учеников магов и жителей Нихона, бродящих по лесу и собирающих что попало, поэтому он решительно завернул к болоту, которое после его выходки стало пользоваться дурной славой среди студентов Магварда как место населённое ночными страховидлами. Оно было россыпью островков и кочек с растущими на них густыми кустами, а между островками простирались заросшие осокой водные глади с никому неизвестными глубинами. Осторожно прощупывая шестом дно, Альберт медленно перебирался от одной твёрди до другой, наблюдая, как от каждого его шага колышется ряска на воде и сухо шелестит болотная трава. День уже перевалил за середину и наступала пора начинать.
Найдя островок побольше и посуше, он начал собирать оружие. В собранном состоянии это была увесистая труба небольшого диаметра из нержавеющей стали с двумя рукоятками для удобства. Большая шестизарядная обойма крепилась сбоку. Собрав это чудо техники, Берт достал колбы с реактивами и ракеты. Когда он выпытывал рецепты у старшекурсников или вычитывал их из свитков в библиотеке, ему никак не удавалось выяснить взрывную силу зелья. Студенты рассказывали, что «я насыпал в пробирку примерно вот столечко, потом склянка по пьянке свалилась с подоконника вниз, за окном рвануло и получилась вот такущая яма!» Поэтому нужную дозу Альберт решил испытать вручную. Отвинтив боеголовку одной ракеты, он засыпал туда пару унций порошка. Порошок был по свойствам похож на порох, он взрывался от огня и удара, но был гораздо мощнее и красного цвета. Немного порошка он смешал с замедлителем и залил в заднее отделение ракеты, которой предполагалось быть соплом. Сами ракеты делались из материала, больше всего напоминающего пластик, его рецепт Альберт достал с наибольшим трудом, перерыв литературу для алхимии аж до третьего курса. Собрав ракету, он вставил её в обойму и приладил к ракете.
- «Так, первый выстрел... Надеюсь, эта махина не рванёт у меня прямо в руках...» - Берт промокнул платком внезапно выступивший на лбу пот, ключиком завёл пружину и мягко нажал на спуск. Из дула вылетела искрящая ракета, но не долетела до одиноко стоявшего дерева, служившего в качестве цели, и на полпути шлёпнулась в воду, какое-то время скользила по воде на затухающем заряде топлива и остановилась посреди глади воды.
- «Мало топлива.» - Альберт собрал вторую ракету, засыпав туда побольше порошка и поменьше замедлителя. На этот раз ракета резво свистнула и, оставляя за собой дымный след, устремилась к дереву, точно поразив его. Когда дым рассеялся, Берт разглядел обширную дыру в стволе, ощерившуюся подпаленными щепками. - «А теперь мало взрывчатки.»
В неторопливом подборе нужного количества взрывчатого порошка прошло немало времени, увлёкшись, Альберт просидел на болотном островке до вечера и очнулся только тогда, когда тени от кустов далеко плавали по воде. Последняя ракета врезалась в наполовину раскуроченный пень, сиротливо стоявший маленькой кочке, и окончательно его уничтожила вместе с островком. Выбранное поле брани, вернее, болото брани было слегка задымлено, несколько кустов и чахлых берёзок было уничтожено полностью.
- «И дым отечества нам сладок и приятен!» - вспомнил забытую фразу Берт и заметил, что болото вдруг встало дыбом и понеслось навстречу ему. Он от неожиданности ошалело замахал руками и плюхнулся в мутную взбаламученную воду. Он тут же промок, в рот набралось всякой гадости, так что, когда он в полном непонимании поднялся грязный как чёрт и обернулся, то застыл с вопросом в глазах. Позади стояла девица с зеленоватой кожей и скрещенными на груди руками. Из всей одежды на ней были только длинные волосы цвета водорослей. Её фигурка так и манила прижать к себе, но злое личико заставляло инстинктивно держаться на расстоянии. В таком вот ступоре он и стоял с удивлением на лице где-то с минуту. Девица это воспринимала как оскорбление и зеленела от злости ещё больше, наконец, терпение закончилось и она провизжала ему чуть ли не в лицо:
- Ах ты урод!!!
- Хорошее начало хорошего разговора... - пробормотал граф и начал отряхиваться.
- Урод, я сказала!!! - девица шустро ринулась к нему и толкнула обратно в воду. Туча мутных брызг снова взметнулась и Берт снова макнулся в холодную воду. Встав снова, он начал потихоньку звереть:
- А ты тут откуда нарисовалась?! Плыви отсюда, пока не утопил!! - заорал он в ответ, отряхиваясь от ряски.
- Меня? Утопить?? - возмутилась девица. - Да я тебя сама сейчас утоплю! Будешь папе моему служить годик-другой, пока не сгниёшь! Ты знаешь, кто я такая?
- Кто? - ядовито осведомился Берт. - Болотная принцесса?
- Именно!! - она гордо выпрямилась, стройная как камыш. - Лежу себе спокойно на дне, тиной накрылась, радуюсь, что перестали всякие людишки-колдунишки по болоту шастать, а тут ты!! Приходишь, как к себе домой и начинаешь рыбу глушить, меня глушить, болото портить! Чем тебе деревья здесь помешали? Всё, сил моих больше нет! Утащу тебя на дно и дружков твоих поганых тоже! - она начала медленными шагами приближаться к Берту. Тот в смешении чувств отступал.
- Какие ещё дружки? Я тут один. - островок кончился и он пятился к воде.
- Чтобы болотная русалка не учуяла, кто по её болоту бродит? Ха-ха-ха! - она зло и заливисто рассмеялась. - Пятнадцать человек бредут прямо сюда, наверняка снова будут шашлык жрать и воду мусором поганить! Ничего, я их по одному выманю, и все отправятся на дно болотных раков кормить!
- А ты их и видеть можешь? - Берту такой расклад с чужаками нравился всё меньше, чтобы выяснить это наверняка, он решил поиграть.
- А как же! - фыркнула русалка и подбоченилась. - Идут гады, рожи небритые разбойничьи, у всех ножи и плащи... Всех утоплю... Начну с тебя... - и она начала снова угрожающе приближаться. Теперь настала очередь графа её удивлять. Встревоженным и немного затравленным взглядом он зыркнул в сторону приближающихся разбойников, решившись, сбросил с плеча шлейку ракетомёта и зачерпнул со дна чёрный жирный плодородный болотный ил обоими руками. Уже, в общем-то, знакомыми и уверенными движениями он втирал его в мокрую одежду, накладывал этот грим на лицо и волосы, пока не превратился в недавнишнее чудовище. Наконец, повалявшись по земле и доведя свою маскировку до определённого совершенства, он не стал терять времени и начал так же обрабатывать русалку. Та от неожиданности какое-то время только рот отрывала от такой вопиющей наглости, потом начала слабо отбиваться:
- Эээ!.. Ты что!.. Позволяешь!.. Себе!.. Совсем очумел?!.. Нет, только не на мои прекрасные волосы!! Придурок, что ты творишь?!.. - острыми ногтями она попыталась расцарапать ему лицо, но Берт, как персонаж галантный в обращении с женским полом, финальным движением размазал оставшуюся в ладони грязь ей по лицу и, воспользовавшись моментом, завалил её в заросли камыша, накрыв своим телом. Снизу слабо пискнули и с надеждой спросили:
- Насиловать будешь?
- Нет. - даже лежа на голой русалке, граф сохранял невозмутимость и орлиным оком оглядывал окрестности в поисках разбойников, которые должны были вот-вот появится.
- А придётся! - съехидничали снизу абсолютно не в тему.
- Тихо! Все эти дела потом! А сейчас смотри! - зашипел он на девицу и кивнул в сторону, откуда днём пришёл он сам.
В наступивших сумерках звуки по болоту распространялись на удивление чётко. Сначала послышались отдалённые шлепки, затем зашуршала раздвигаемая осока, а потом показались и сами бандиты. Небритые бугаи в обносках с хмурыми лицами и матюгами шумно продирались через высокие травы и кусты, вёл их одноглазый главарь с чёрной повязкой на голове. Крадучись, они один за другим выходили на скрытый от посторонних глаз островок, где Берт проводил ракетные испытания. Двое сразу притащили заранее спрятанный в зарослях кустов сушняк и начали разводить огонь, остальные раскидали вещи и уселись отдохнуть. Один из них поковырялся в зубах ржавым ножом и прохрипел:
- Чё-то болото неспокойное. Проклятое, что ли? То взрывы газа слышатся, то как будто девки визжат неподалёку.
- А тебе всё девок мало. – хмыкнул другой и почесал в паху. - Болото, оно видать, волшебническое. Город-то совсем недалеко, вот оно и омагичилось.
- Тоже мне, Дикарт нашёлся... О! Черт! Свят-свят-свят!..
- Ты чего? Ума совсем лишился со своим самогоном?!
- Да не!.. А где берёзы, что тут вот стояли? Они были!
- Ага, были. - Встрял третий, который натачивал кинжал точильным камнем. - Вот тут, здеся и тама они росли. А сейчас нетути их.
- Ого! И вправду нет! На сухих грудках росли! - первый с напряжённым лицом начал оглядываться. - Вот тебе и бродячие леса пошли. Слава тебе господи, святоша, что нас сюда отправлял, обещал тут нежить сразу вывести, апосля того как магов всех прирежут.
Альберт, лёжа в грязи и слушая всё это через заросли камыша, стиснул зубы. Рука сама собой легла на эфес. Снизу зашевелились. Он от неожиданности вздрогнул.
- Ты там живая? - прошептал он, молясь, чтобы громилы не услышали.
- Нет, неживая! - раздражённо ответили из-под воды. - Кто эту шваль сюда послал? Нечисть, значит, хотят вывести! Я их сейчас заражу малярией! - она начала пытаться выползти из-под Альберта. Он эти попытки пытался как можно тише пресечь.
- А знаешь, я у этого попика купил? Святой водички! - похвастался второй и вытащил из-за пазухи пузырёк. - Сам видел, как он зашёл в дом и изгнал оттуда домового. Нечисть выскочила из печки, а он как плеснёт на неё этой водички! Домовик начал кричать, корчится, покрылся язвами и с криком издох. Вот если выйдет чудище, то я его окроплю!
Русалка это услышала и снова затихла:
- Я передумала... Мне и тут хорошо...
- Магвард решили вырезать? Жаль, что не осталось ракет, иначе... - зловеще прошептал граф в темноте.
Погревшись у костерка, главарь зевнул и окрикнул на них:
- Тихо вы там! Спать всем, кому сказал! Завтра выступаем прямо с утра. Антимагические амулеты никто не посеял?
- Неет. - раздался нестройный хор голосов.
- Вот и лады. Отбой. - прорычал главарь в ответ и устроился на боку. Раздалось тихое ворчание и шорох разворачиваемых спальных мешков. Над островком повисла тишина. На западе исчез последний намёк на севшее солнце, и всё заволокла темнота. Кто-то в полголоса спросил:
- А чего нам Кортосс за эту операцию отвалит?
- Не бойся, отвалит. Догонит и ещё раз отвалит.
Голоса затихли и через десять минут раздался раскатистый многоголосый храп. Альберт перевёл дыхание и попробовал пошевелиться, но всё тело онемело. Он попытался тихо подняться, но не тут-то было. Ноги стали как свинцовые и явственно тянули на дно. Чем больше он пытался освободиться, тем сильнее его тянуло вниз. Вода уже подступила к самому подбородку и продолжала подниматься.
- Я тону! - прохрипел он как можно тише.
- Конечно, тонешь, болото-то волшебное. Пей, давай! - ему поднесли ко рту глиняный пузырёк.
- Что это?!
- Пей, говорю, иначе по-настоящему утонешь!
Из последних сил Берт схватил губами пузырёк и выхлебал содержимое. Тёмная болотная вода начала заливать лицо и он закрыл глаза. Последним под водой скрылся глиняный пузырёк, который он так и не выпустил изо рта.
***
 отзывы (0) 
Оценить:  +  (0)   
11:38 20.01.13