Главная

Поиск


?

Вопросы






FAQ

Форум

Авторы

Проза » Современная проза »

Кровавый Ежедневник

Неизвестный режиссер заставляет жить по своему собственному сценарию, а актер немого кино, принужденный играть ненавистную роль наемника-убийцы, не может препятствовать такому повороту событий. Восприятие окружающего мира стало для него неадекватным. Он посланник дьявола, губящий людские души и останавливающий судьбы. Если каждый человек должен выполнить свою миссию, какую тогда могли поставить задачу перед рождением беса. Уничтожение всего живого – невозможно. Он считал себя фаталистом, но почему тогда теперь думает, что может управлять судьбой. Всем его жертвам было предначертано умереть от его безжалостной руки, он и есть их завершающая участь... Целых 14 лет его каменное сердце не могли растопить эти ужасные убийства...
 отзывы (1) 
Оценить:  +  (0)   
22:17 15.05.11
***
Полночь. Ни звука. Лишь только шелест осенней сухой листвы.
Именно эта аллея, имена эта лужайка, именно эта скамья… Место идеально для моей незримости.
Что за странная дрожь по всему телу? Этот озноб меня беспокоит с самого утра - ноги как-то необычно немеют, голова зажимается в тисках, резкость в глазах пропала. Чувство далеко не из приятных, близкое к потери сознания. Главное спокойствие. Интуиция меня не может подвести. Никогда не подводила. Вздох, глубокий вздох – именно так Она приводила меня в здравое состояние…
211 шагов, моих шагов от входа. Судя по звуку, его шаг намного длиннее, чем мой. Хорошо, 200…Скоро появится силуэт, три минуты и он в моей власти. Прости, Господь, что я вершу судьбы многих людей…
Дым наполняет легкие - любимый Кент номер 8. Я чувствую каждый свой внутренний орган, каждый изъян впивается в тело пиявкой. Могу без проблем определить форму печени или селезенки, или даже ощутить свой ритм сердца. Странно, что остальные не могут этого испытать. Думаю, именно из-за сверхчувствительности, моя любовь никому не понятна, даже ей. Я живу этой любовью, не ею, а любовью к ней. Наслаждение переполняет всего, с головы до пят пронизан удовольствием. Моя копилка сегодня наполнилась еще одной душой. Чую, что меня уже не хватает на них всех - на жертв странных обстоятельств, на моих жертв. Я переполнен, вскоре разорвусь на мелкие кусочки. Их будет сотня, две, три…это все они – мои дорогие, я вас не забыл, всех помню поименно. Вы не даете забыть вас. Я никогда не испытаю покоя в этом бренном мире, даже после смерти гореть в аду вечно.
Надо вернуться. Как говориться, замести все следы. Зачем обманывать самого себя, все следы заметаются сразу же после дела, вообще стараюсь их не оставлять, и у меня это всегда получается. Бесшумный, бесследный, бесстрашный – так называл меня Макс. Хладнокровный и расчетливый, он думал, что можно заставить весь мир крутиться у своих ног. Обвести вокруг пальца друзей детства не составляет труда для разумного и всемогущественного хозяина человеческого разума. Смешно даже, что раньше я этого не понимал. Из-за грешного пристрастия убивать, манипуляция мной была для него достаточно легкой. Создал себе кукольный театр, но представляю, как же теперь «Его высочество» изливается ядом, понимая, что марионетки в рядах поредели… Я тщательно подготавливаюсь к твоему истреблению, поэтапному истреблению. Все должно быть красиво и эффектно – воспользуюсь твоей любимой фразой, которую всегда произносил мне в дорогу смерти.
Крови совсем немного. Как и планировалось. Пуля прошла в дыхательные пути, не задев кровеносной артерии. Вообще, очень принципиально выбрать правильное орудие для обрыва бесценной человеческой жизни. Сегодня это была моя ненаглядная спутница Беретта, всегда готовая показать черное дуло в опасную минуту, защитить хозяина. Но гвоздь артиллерии я припас для более крупной наживки. Все тихо. Покой витает где-то в воздухе, но все никак не хочет спуститься, овладеть мной, заживить раны. Иногда, кажется, что небесные светила помогают совершать злосчастные поступки – освещают путь, помогая преодолеть все преграды, что у бедняг не остается и малейшего шанса. Только зачем? Я, наверное, оттуда…Уж, совсем какой-то неземной – говорит мне любимая.
Опять эта странная музыка, она постоянно возникает в моей голове. Как бы было ни странно, но трагичная мелодия всегда звучит после смерти, насильно разрывая виски. Воспроизведению не подлежит. Реквием.
Холодно. Меня опять морозит. Не успела осень порадовать красочными и радужными тонами чудной поры, как зима уже подкрадывается, наступая своими леденящими ногами на ее босые пяты. Не хорошо все это. Нехороший звонок сегодня был. Мне нужно залечь на дно, хотя я оттуда и не выбирался…


***
Сегодня Она приходила ко мне. Такая ясная и прекрасная. Меня всего трясло от ее присутствия, пытался тщательно скрыть это, но ничего не выходило. Cкрученные пальцы рук невозможно было спрятать. Я силился разговорить ее, но она, как и прежде в появлении своего отчетливого образа, так и не обмолвилась и словечком. Но благодаря оживленным глазам, наполненным тяготившим унынием, я мог понять ее без слов. Я рассказал о своем недуге, изливая душу своей Душе, лепетал, что мое тело заживо гниет изнутри. Позже за свою глупую слабость начал себя ненавидеть. Казалось, что она не хочет слушать меня и все время, не давая возможности прикоснуться к своему телу, лицу, устам, ускользала из моих ослабевших рук. Я дико злился. И бледное лицо искажалось от наполняющего гнева в ужасном выражении, а ее губы застывали в лучистой улыбке, надсмехаясь над моей хлипкостью. Всегда любила поиздеваться надо мной, хотя, наверное, до конца этого и не понимала. Красивая рука, облаченная в длинную бархатную перчатку, легким жестом указывала на тумбочку со съехавшей на бок дверцей. Околдованный ее завораживающими движениями, я не мог и думать, что эти движения пытаются что-то мне выразить. Я хотел как можно больше разглядывать ее такой величественный, но раздирающий всю мою душу (в этот момент я отчетливо понял, что такое душа и как она выглядит). Понимая, что он скоро растворится, как роса в полдень, я вдыхал ее запах все глубже, пытаясь задержать его в легких, чтобы остатков хватило до следующего такого долгожданного появления. Я старался не закрывать веки, боясь потерять ее. Но, не выдержав, они камнем упали на уставшие глаза и, уже открывшись, я забился в неистовой истерике, понимая, что сотворил ошибку. Промораживающий пот выступает из желез – меня стало бросать то в холод, то в жар. Не могу разделять реальность с фантазиями, они словно переплелись, специально путая, сбивая с нужного русла. Ее не может быть здесь. Она далеко. Она не со мной. Я окончательно теряюсь в этой жестокой действительности - все стало каким-то однообразным, я бы сказал однодневным. Сил нет подняться с постели, словно груда металла придавила чахлое тело, издающее неприятный хруст ломающихся костей. Движения не поддаются напряжению. Тело и разум не хотят взаимодействовать, хотят жить раздельно друг от друга. А разве это возможно. Хотя… рука не слушается, не могу больше писать…Что же со мной происходит и нужно ли с этим бороться? Я не знаю, я уже ничего не знаю…
Не смотря, ни на какие мои невзгоды необходимо продолжать рисовать ее чудесный образ в этой безобразной квартире. Сидит такая роскошная и красивая на старом вытертом кресле, нога на ногу и смотрит бездонными глазами на своего пленника, а бесята так и плещутся в «зеленом море».
- Игорек, а я именно так и представляла твой дом - полнейший беспорядок, творческий, конечно.
Взгляд невозможно оторвать от смольных прядей волос. Слуховые перепонки не хотят воспринимать окружающие звуки. Практически не слышу голоса, но я могу читать по губам. Наверняка, спросит, почему нет кухни. Жутко разозлится, хотя виду не подаст. Прости, Драгоценность, но не могу же объяснить тебе, что питаюсь воздухом, что не только никотинный дым, но и загрязненность этого мира подорвали мое шаткое здоровье.
Что же, она больше никогда не узнает о мечтах тленного человека. Я острый осколок ее прошлого. Две жизни идущих параллельно, две судьбы, которые больше никогда не пересекутся. Я бы хотел заплакать, да мои слезы все иссохли, как и организм.
Черный растворимый кофе ненадолго возвращает на землю, сигарета позволяет задержаться здесь. Затяжка, еще одна…дым, который прошел в меня, можно измерять в килограммах. Не понимаю, как смог просуществовать эти десять месяцев без никотинной дозы, когда Она запретила мне больше курить. Вспоминая любимый образ и проворачивая в своей памяти все сцены, которые мое подсознание само себе и вообразило, я вспомнил ее прелестную руку… Какой же погром в квартире, все перевернуто вверх дном, как будто маленькая комната – горячая точка военных действий. Где же это дьявольское послание? Среди кипы бумаг и бесконечных моих писанин, сверкнул желтенький конвертик. Отбросив все в сторону, я прильнул к нему…


Любимый мой мальчик!
Так хочется сказать тебе это, но могу лишь только написать. (Помню, как обещала тебе во всем разобраться и расставить все точки. Ну вот, мой милый, пришло время и я могу с уверенностью сказать, что все решено. Знай, я принимала это решение обдумано и трезво. Было нелегко).
Я обожаю смотреть в твои бездонные глаза, целовать твои нежные губы, которые так страстно шептали мне бесчисленное количество сумасшедших признаний. Я получаю необыкновенное удовольствие от твоих чувственных прикосновений, бархатного и в тоже время такого властного дыхания, которое растворяется в моем теле с твоим запахом и потом так долго не покидает его…. Я так больше не могу.
Эти сны, где я забываю о реальном мире, наслаждаюсь тобой, сгораю в тебе дотла, - они бесконечны, но только там. Возможно, это мечта. Наступило утро, а вместе с ним и время проснуться.
Я просыпаюсь каждое утро с мыслью, что наша встреча была последней. И теперь, я решила навсегда – наша последняя встреча, а с ней и ночь, наполненная любовью, была последней.
Никогда не смогу забыть тебя, твоего взгляда, одновременно ласкающего и овладевающего мной, твоих губ, голоса, рук, поцелуев, от которых таю как снег на дневном солнце, этого молчания, говорящее больше любого слова….. Испытать такую любовь дано не каждому человеку, и нам с тобой нужно благодарить Бога, за то, что он подарил нам эту неземную радость. А вместе с ней и неземную печаль.
Наше совместное будущее невозможно. Оно было обречено с самого начала, мы еще тогда должны были это понять. Хотя вряд ли мы могли это осознать, ведь мы могли только чувствовать. Я ухожу из твоей жизни, так больше продолжаться не может. Это не жизнь, а полет на седьмое небо, помнишь, я ведь рассказывала тебе об этом.
Игорёша, не пытайся ничего изменить, не ищи меня. Ты слишком быстро меня находишь, и все повторяется заново. Я остаюсь с ним и это неизбежно. Навсегда.
Игорь, прости меня за мое непонимание, за мои слова, за мороженое с орехами, за глупость, за боль, что причинила тебе, за бессонные ночи, за всё. Прости за любовь. Прости, если когда-нибудь сможешь. Сколько времени пройдёт, когда мы перестанем сниться друг другу, терзать свою душу и рвать её воспоминаниями, и ты поймешь, что я была права – я не знаю. Но обещаю тебе, что оно обязательно пройдет. Пройдет, излечит и боли больше не будет. Обещаю.
У меня осталась только одна просьба – к тебе, мой мальчик, всего одна – отпусти меня и будь счастлив. А я больше не буду плакать.
Люблю тебя навеки, твоя К.

Жадно принюхиваюсь к драгоценному листу - еще держит тепло любимых рук, слышу прерывистый стук родного сердца. Недоверие затаилось где-то глубоко. Актриса ли Она…нет, такого не может быть. Я схожу с ума, ведь только эта женщина смогла бы залечить кровоточащие раны своего возлюбленного. Простительное письмо, которое было вручено перед ее улетом, наглым образом возвратило меня в реальность - к былому, к пожизненному заключению у одиночества. Опять закурил, и, кажется, навечно… Я не перестаю перечитывать этот обыкновенный тетрадный листочек с красивым почерком, пытаясь найти что-то новое, хоть какие-нибудь нотки продолжения. Ищу спасения у аккуратно выведенных букв нервным характерным для нее почерком, но каждый раз не обнаруживаю, ни одного намека для повода думать, что она ушла неокончательно. Сердце обливается алой кровью, стонет жутко, разрываясь. Знаю лишь одно, что своими приходами в мое сумасбродное воображение, любимая хочет напомнить о себе. Ох, уж эти отвратительные обстоятельства, которые меня задушили с такой неимоверной силой, не возможно им противоречить. Я редко читаю ее послание, постоянно прячу письмо от самого себя, чтобы как можно дольше задержать, возникающие во время чтения, бесконечные тяжелые мысли, но спустя время, как произошло и сегодня, Она наведывается ко мне, чтобы указать, то самое укромное место. В этот раз ее окончательное обдуманное решение я прикрепил к листу потрепанного Ежедневника.
Необходима бодрость, как воздух, чтобы хотя бы частично сбросить накопленное изнеможение. Свежий воздух смог бы стать живительной вакциной, но исчерпанные силы не дают возможности выйти из сырой темной квартиры. Когда искал себе приют, где можно немного отдохнуть от злободневных будней, главным условием было наличие балкона, неважно какого - огромного, маленького, застекленного или нет. Люблю постоять, подымить, поразмышлять там. Несколько старых многоэтажек с грустными окнами, гаражи, где сворой собрались веселые мужики с грязными руками, ногтями и в перепачканных от тосола и масла комбинезонах, детская площадка, где молодые мамаши с тремя колясками, разгорячившись и уставши от бабской беседы, перестали шуметь, и школьники, сбежавшие с уроков, резво катаются на недавно отремонтированных качелях - ничего не меняется в этой окраине, но мне действительно все нравится. Парковочное место заставлено чужой машиной, столько дней уже передвигаюсь пешим ходом – хочется сблизиться с природой-матушкой, прочувствовать естественную силу. Мое внимание остановилось на молодом человеке с красивым букетом белых ромашек (его объект, наверное, девушка юная, которой будет по душе эти скромные и милые для сердца ромашки, символизирующие молодость и чистоту). И в самом деле парень неуверенной быстрой походкой, немного подпрыгивая, направлялся к бежавшей ему навстречу рыжеволосой девушке. Сразу узнал это милое солнечное создание, живет в моем подъезде. Совсем еще молоденькая, скорее всего школьница - питает неподдельный интерес к странному соседу с последнего этажа. Встретившись, смущенно здоровается, наливаясь пунцовой краской, пытается подольше разглядеть меня. Неоднократно ловил ее взгляд на своих окнах, и даже сейчас, в момент свидания с поклонником, не забыла поднять голову вверх, и к моему изумлению, открыто улыбнувшись, помахала рукой, как будто старому приятелю. Я от неожиданности отвел взгляд и отошел от окна, как-то не по себе.
Пришла отличная идея выбраться из нервного состояния – визит к маленькому сыну придаст энергии, сможет вдохнуть в меня глоток счастья. Похоже, отцовские чувства начинают пробуждаться, очень рад. Я не черствый, пелена равнодушия и безразличия постепенно спадает. Обязательно по пути заеду в Детский мир и куплю самую большую мягкую игрушку, или нет самую огромную спортивную тачку – он все-таки пацан. А ей всегда хотел подарить частичку себя – может вырезать кусочек плоти, положить в подарочную упаковку с красным бантиком и отправить по почте. Интересно, Она обрадовалась бы?
Весь мир хочу дарить тебе, милая, только пожелай, только щелкни пальцем – и я уже тут, возле твоих ног, бесконечно целую их… Сердце наполняется любовью, разливаясь ярким светом по всем участкам разлагающегося тела, дыхание учащается – хочу задержать эти светлые эмоции, закрываю глаза и растворяюсь…
В глубоком трансе находился предостаточно, чтобы все тело затекло и замерзло на маленьком балконе пятого этажа. После отключки упал на бетонный пол и ударился головой об тяжелую винтовку, которая уже долгое время находится вне эксплуатации. Такое бывает, со мной бывает. Рассудок помутнел, память отказывает – лихорадочно перелистываю желтые листы Ежедневника адской жизни, пытаясь возобновить моменты бытия. Хорошо, что дневник веду, помогает быть в курсе многих моментов. Точно не я писал, слог не знаком, не припоминаю многих событий. Звенит в ушах, мобильник противно издает пиликающий звук; не помню, когда успел возобновить в нем питание. Только не это, ты мне сейчас не нужен.
- Игорек, здорово! Куда пропал, три дня отключен? Случилось что? - Как всегда вопросы впустую, не давая возможности ответить, Клоун несется дальше – Тут проблемки возникли - на посту обнаружили химию. Не знаю, каким идиотам доверили перевоз, они сейчас на сотке, дают показания.
- Что везли? В каком количестве?
- Что с голосом? Болеешь? Я толком не знаю: опиаты - «смак», метадон. Довольно приличная доза. Дорога чистая всегда была, видимо кто-то стуканул. В общем, мы под прицелом, если они расколются, то опера могут на нас выйти.
Молчание, Клоун нервничает. Слышу неравномерное прерывистое дыхание, возбужденное состояние, агрессивный настрой. Чертов наркоман.
- Под кайфом?
- Я завязал. Ну, пытаюсь понемногу, фен уже отпустил. Слушай, Игорек, я себя плохо чувствую – головной мозг истощен, боли невыносимы, срываюсь по всякому пустяку. Мне необходима доза, я не могу противостоять. Помоги, прошу тебя. Эту делегацию немецкую накрыли, перекрыли воздух. Я же знаю, ты трешься с кавказскими рожами - дилерами, подкинь крапаль «белого», я в долгу не останусь. Ты знаешь меня.
Денис, Денис…криминальный авторитет, гроза преступного Петербурга, бизнесмен – миллионер. В кого ты превратился - мелкий людишка, потерявший не только все свои богатства, но и человеческий облик. Жаль тебя, никогда уже не выпутаешься из бесконечной рутины самопожирательства. Все-таки на пике своего расцвета невозможно находиться вечно. Люди – свечи, сначала загораются ярким огнем, освещая все вокруг; ясно видят цели, стараются достичь их, а потом разочарованно начинают тлеть, лишь канделябр остается нетронутым – как душа человеческая – вечная. Похоже, мой подсвечник надколот… Никогда не стану наркоманом. Не то, что бы это удел слабых людей, я просто не смогу выдержать такого напора чувств. Взять Клоуна, что побуждает сильных людей, знающих, как им кажется, толк в жизни, стать зависимыми? Наверное, разочаровавшийся человек, для которого ранее главными в жизни были только материальные ценности, потеряв их, может найти путь к желанию остаться жить на этой планете только через какие-то дополнительные средства, через запретные «лекарства».
- Постараюсь – с трудом проговариваю; грудная клетка, напрягаясь при каждом звуке, неестественно выворачивается.
- Жду звонка. Ты только не теряйся, приходи уже в себя. Опять летаешь где-то в облаках.
Облака… мои крылья ангела были отрезаны еще в утробе неизвестной мне матери… Я летаю только в своих грезах, и лишь Она позволяет постичь высоту, сопровождая меня на Седьмое небо… Так, тяжко удерживать в себе бурю эмоций, никогда не выплеснувшихся на волю. Неоднократно возникает желание поделиться с кем-то, не с тобой - кровный Ежедневник, а действительно с живым существом, у которого есть сердечное биение. А может взять и рассказать этому торчку про все мысли, желания, пристрастия; про любовь, которая сожрала меня всего. Может, я оклемаюсь тогда немного, станет легче. Он в последние месяцы единственный человек, который интересуется о моем месте нахождения и здоровье, ну и пусть, делает это только из своей нужды. Клоун всегда жил ради себя, ради удовлетворения только своих нужд и ради собственного эго идет по любым недозволенным путям, готов на самые мерзкие поступки. Никогда мы не были близки, всегда знали друг друга заочно - играли на противоположных сторонах поля. Но, оставшись одни в огромном преступном мире, потеряв многое из-за одного урода, по иронии судьбы, оказались в одной команде, забивая голы пока только в свои ворота. Нет, находясь еще в трезвом уме, понимаю, что никому не могу довериться, даже ей. Так, что терпи, несчастный, я испишу каждый миллиметр пространства твоих жалких листочков! А потом превращу их в пепел перед смертью, развею свой прах конченой жизни по ветру. Ты – это отражение меня, ты переживешь со мной все минуты, заготовленные судьбой …
Вечер пролетел впустую. Встречу с сыном решил отложить на завтра, выяснение Клоунских дилемм на послезавтра. Перечитал письмо любимой с десяток раз и, наконец, уснул с ним в руках на старом кресле. Прошло пару часов - впервые за несколько дней смог столько времени находится в полудреме. Моя бессонница еще долго будет длиться, эти чертовы кошмары не дают сомкнуть и глазом, разрывая сердце и душу (именно ее любовь помогает ей еще уцелеть и учит меня жалости). Пробудившись, отправился на излюбленное место под звездами, на крышу высотного дома. На этом чудесном месте возникают различные мысли, их так много, что нереально объяснить словами, выразить мимикой; желания доходят до абсурда – моя жажда убивать увеличивается трехкратно. Вот, почему я люблю заниматься бренным делом с высоты птичьего полета, здесь возможно увидеть 360 градусов своего окружения, не поворачивая и головы. Как бы я хотел поделиться с ней этим дорогим для меня местом, открывающим несоизмеримые счастливые виды, которые помогли бы сделать ее чуткий внутренний мир еще красочней и далеко оторвать нас от обременявших мрачностью земных забот. Тучный купол заслонил небо, не разрешая посмотреть хоть одним глазком на тусклый свет далекой звезды. Яркая вспышка, оглушительный грохот… холодные огромные капли падают на мои руки, голову, одежду, оставляя после себя мокрые пятна. Ну, вот, даже не закуришь, вся пачка промокла. Дождь с каждой минутой, увеличивая напор, пытается выгнать меня из собственных владений. Даже не мечтай! Свернувшись калачиком, натянув капюшон, я сидел без движения довольно долго, как бездомная собака продрог до костей, но когда эта псина превратилась в одну морозную каплю, дождина все же пересилил меня - пришлось укрыться под крышей подъезда дома. Достаю из сумки альбом и начинаю стремительно писать: зарисовывать противные ручейки под ногами, сверкающую молнию над головою и гром, раздающейся повсюду. Попытался даже очертить себя, не очень получился - слишком маленький с черным без контуров лицом. Забавно, но мне никогда не удавалось написать свой портрет. Да, и зачем портить белоснежные листы бумаги таким убожеством. Всю ночь писал и писал, а потом рвал и рвал. Не нравится ни один штрих своей мазни, мелкие клочки каждый раз подвергались растворению под потоком дождевой воды.
Небеса успокоились только ближе к рассвету, когда земля вдоволь пропиталась влагой. Домой не хотелось идти, но свет в окнах начал загораться во всей округе. Нормальные люди собираются на работу, мне нельзя оставаться…
 отзывы (2) 
Оценить:  +  (+1)   
01:04 17.05.11