Главная

Поиск


?

Вопросы






FAQ

Форум

Авторы

Проза » Современная проза »

Шоу в Лас-Вегасе

Спасибо за вдохновение моим музам...
 отзывы (0) 
Оценить:  +  (0)   
02:13 27.02.11
Глава 1

В студийной комнате стояла почти полная, нехарактерная для сего помещения тишина, нарушаемая лишь шумом работающей аппаратуры, тиканьем часов и звуками, доносящимися с улицы. Музыканты The messkeepers работали над очередным альбомом, о котором, хоть он еще и не вышел, и даже не был готов, ходило много толков в музыкальном мире. Сейчас участники группы, их было шесть человек, отдыхали после записи одного из треков. Вокалист Дилан пил какой-то напиток, который, по его словам, смягчал голосовые связки, два гитариста – Кристиан и Лейтон лежали на диванах, наслаждаясь минутами отдыха и эйфорией от того, что еще одна песня, наконец, готова. Барабанщик Тимми, опершись руками на подоконник, смотрел на вьющееся под окном шоссе, по которому разноцветными пятнами сновали машины. Рядом с ним, только спиной к окну, стоял Эндрю, басист The messkeepers. Он был самым высоким в группе, поэтому на фотосессиях беднягу постоянно ставили на задний план. Последний участник команды – клавишник Флетчер Морс, сидел за столиком в углу, медленно помешивая свой чай. Этот парень был одной из самых ярких фигур в The messkeepers. Возможно, они смогли бы обойтись без синтезатора, но без Флетчера обойтись было нельзя. Этот человек превращал любую вечеринку в настоящий праздник, а каждый концерт в необыкновенное шоу. Так, что ни у кого не было сомнений, относительно того, кто стал бы фронтменом Messkeepers, если бы не было любимца публики Дилана.
И вот, эту замечательную умиротворяющую тишину пронзил телефонный звонок. Вокалист оглядел комнату. К сожалению, в ней не нашлось ни ассистентов, ни помощников, ни еще кого-нибудь, кто взял бы трубку и Дилан сам подошел к телефону.
-Слушаю. – Кашлянув, сказал он.
-Добрый день. – Ответили на том конце. – Мне нужен мистер Блейк.
-Я слушаю. – Повторил вокалист.
-Мистер Блейк! – обрадовался звонивший. – Меня зовут Аарон Хиллинджер и у меня есть для вас предложение, от которого вы не сможете отказаться.
Он выдержал паузу, чтобы музыкант уже мог начать свои размышления и сказал:
-Как вы смотрите на то, чтобы сыграть двадцатого августа у меня на частном приеме?
-Отрицательно. – Ответил Дилан. – Хочу довести до вашего сведения, что Messkeepers на корпоративах не играют. Тем не менее, спасибо за предложение. До свидания.
Он повесил трубку.
-Достали. – Вздохнул, потягиваясь, Лейтон и тут телефон зазвонил снова.
Вокалист, театрально закатив глаза, поднял трубку и, не скрывая своего раздражения, произнес:
-Алло.
-Я не думаю, что вам стоит так быстро отказываться от моего предложения… - Начал Хиллинджер.
-А я думаю! – прервал его Дилан, опуская трубку.
Но, видимо, его слова не произвели должного впечатления, так как телефон опять зазвонил.
-Дай, я! – Флетчер встал. – Если ты не можешь его послать – это сделаю я!
Вокалист отошел от аппарата, предлагая ему занять свое место, клавишник схватил трубку и, не дожидаясь, пока ему что-то скажут, выдал:
-Неужели непонятно? Messkeepers не мальчики по вызову для корпоративных вечеринок!
-Миллион долларов за полуторачасовое выступление! – мгновенно сориентировался Хиллинджер.
-Чего? Сколько? – переспросил Флетчер и, сделав друзьям знак, нажал на кнопку громкой связи.
-Миллион долларов. – Повторил тот.
Кристиан и Лейтон подняли головы, ударник оторвался от окна, а Дилан так и замер со стаканом в руке.
-Один миллион, - продолжал Хиллинджер. – Вы, должно быть, хотите узнать о моей профессии, но происхождение этих денег вовсе не криминальное. Я владелец сети автосалонов, можете себе представить. В общем, моя тринадцатилетняя дочь от вас без ума, и мы хотели бы видеть вас в качестве музыкантов на нашей вечеринке в честь открытия нового автосалона.
Дилан хмыкнул.
-И вы, парни, можете просить в гримерку все, что там обычно просят артисты: спиртное, девочек, занавески под цвет ваших глаз, все будет выполнено.
Музыканты переглядывались, у каждого было, что сказать. Эндрю подошел к телефону, нажал кнопку отключения микрофона и обратился к коллегам:
-Что скажете?
-Нас оценили в миллион баксов. – Заметил вокалист – Это лестно.
-Это не только лестно! – перегнулся через стол Флетчер – Самые оплачиваемые рок музыканты получают около ста семидесяти миллионов в год. Не буду вдаваться в математику, но мы за полуторачасовой сет получаем тысяч двадцать, так что миллион мы накопим лишь через два месяца. А тут есть шанс обогатиться за день.
-Истину глаголет. – Кивнул на клавишника Тимми.
-Ну, давайте согласимся. – Развел руками Дилан. – Но, меня этот Хиллинджер раздражает невероятно! И это при том, что я его еще не видел.
Басист включил микрофон и сказал:
-Мы согласны, мистер Хиллинджер, но у нас есть одно условие – мы будем играть живьем.
-Конечно! – ответил тот уже с насмешкой. – Как пожелаете! Но, так же, я думаю, что за такие деньги будет справедливо, если мы с дочкой сами напишем список песен, которые хотели бы услышать.
-Более чем. – Сквозь зубы проговорил Флетчер.
-Отлично, ребята! Значит, миллион будет на вашем счету, аванс в пятьсот я переведу сегодня же. Когда двадцатого числа прибудете в Лас-Вегас, сообщите мне адрес гостиницы и мой шофер за вами заедет, хочу познакомиться с рок звездами до концерта. – Из динамиков раздались гудки.
-Чувствую себя мерзко. – Сморщился Дилан. – Даже не знаю.
-Как элитная шлюха, да? – подсказал Флетчер. – Мы продались за миллион.

Глава 2

Хиллинджер торжествовал. Воистину, деньги решают все. Он живо представил, как у Дилана Блейка и его дружков загорелись глаза. Теперь, когда они получать пятьсот тысяч, они из кожи вон вылезут за остаток суммы. Малышка Дороти будет в восторге, его гости – в шоке.
Messkeepers прилетели в Лас-Вегас двадцатого августа утром. Они ожидали, что должны будут начать часов в семь, но Хиллинджер позвонил и сказал, что машина прибудет в девять. Спустившись на улицу, музыканты увидели шикарный серебристый лимузин Крайслер на десять мест.
-Это за нами? – только и успел усомниться Кристиан, как водитель выскочил из кабины и распахнул перед ними дверь, жестом приглашая войти.
Музыканты по очереди стали заходить в шикарный замшевый салон.
-Черт возьми, чего вас так много? – воскликнул мужчина, сидящий на диване, в окружении трех, кукольного вида девушек. Это и был Аарон Хиллинджер.
Музыканты уселись на одной части углового дивана. Дилану, вошедшему последним, места там не хватило, и он разместился рядом с хозяином торжества.
-Угощайтесь! – тот кивнул на бар – Сегодня все гуляют за мой счет!
Девицы, словно по команде, дружно рассмеялись.
-Мы не пьем перед выступлениями. – Коротко ответил Эндрю.
-А зря! По бокальчику для тонуса не помешало бы!
-Сам-то, по ходу, с утра начал принимать для тонуса. – Хихикнул Лейтон, так, чтобы слышали только свои.
Хиллинджер закурил сигару, и салон тут же наполнился ароматным дымом.
-Чертовы кубинцы. – Пробормотал он, причмокивая, и повернулся к Дилану, с неподдельным интересом глядя на его руку – Это настоящие татуировки?
Тот кивнул.
-Это же надо так изрисоваться! – воскликнул Хиллинджер, пытаясь задрать и без того короткий рукав Дилана, чтобы рассмотреть остальные тату.
Вокалист повел плечом, глядя на него, как на назойливую муху и отодвинулся настолько, насколько позволяли размеры салона.
-А где ваша дочь? – спросил у Хиллинджера Эндрю.
-Ах, Дороти, она уже в клубе, ждет вас. Хочу попросить: вы там дайте ей автограф, фото сделайте, осчастливьте ребенка. Не поверите, я вот, как к ней в комнату захожу, со всех стен ваши лица. Жутковато, на самом деле.
Клуб, который арендовал Хиллинджер, и где, по его словам, ждала Дороти, находился на Лас-Вегас Бульваре, центральной улице города, среди казино и фешенебельных отелей. Обычно в этом, сравнительно небольшом помещении, по вечерам собиралась местная элита и богатые туристы. Они потягивали из бокалов свой мартини, обсуждая политические новости и хвастаясь дорогими нарядами. Сейчас же тут сидело всего двести человек, приглашенных Хиллинджером, вход был закрыт, а лестница огорожена невысокими барьерами, пройти за которые могли только избранные. У двери стояли два устрашающего вида секьюрити, которые впускали только по спискам, поигрывая электрошоковыми дубинками, а в подтверждение их полномочий, у входа висела табличка: «Зал арендован с двадцатого по двадцать первое августа, вход строго по приглашениям. Специальный гость – группа Messkeepers».
Конечно, эта небольшая, формата А4 «афиша» не могла не привлечь внимание любителей данного коллектива, прогуливающихся по главной улице Лас-Вегаса. Естественно, что их было не так уж много, но эти люди позвонили своим друзьям, те – своим и, таким образом, собралась довольно приличная толпа, около ста человек. Зачем они там стояли и чего ждали – оставалось загадкой. Умолять охрану или предлагать им деньги было совершенно бессмысленно, они имели четкие инструкции, а еще их очень удивляло, как можно было торчать весь день на солнцепеке и ждать этих Messkeepers, зная, что все равно войти внутрь не удастся.
Тем временем лимузин подъехал к клубу.
-О! – усмехнулся Хиллинджер, указав в окно. – Похоже, это по вашу душу там стоят, придурки!
Флетчер проследил за его взглядом и застонал:
-Боже, они-то что тут делают?
-Вы же говорили, что огласки не будет! – повернулся к Хиллинджеру Эндрю.
-Огласки не было! – огрызнулся тот. – А что, они вам мешают? Я могу приказать ребятам, и они живо разгонят это небольшое скопление народа.
-Пусть стоят. – Сказал Дилан. – Они никого не трогают, не надо трогать и их.
Машина остановилась, и водитель поспешил открыть двери для своих пассажиров.
Первым выбрался Хиллинджер, в сопровождении своих спутниц, за ними последовали музыканты. Увидев кумиров, стоящие перед входом поприветствовали их довольно сдержанными негромкими возгласами, а охранники, стоявшие у дверей, мгновенно кинулись к гостям, дабы никто из людей, находящихся за заграждениями не прикоснулся к ним и пальцем. Так, что называется, гуськом, музыканты двинулись по выстеленной перед входом ковровой дорожке, правда не красной, а темно-синей. Вдруг Эндрю услышал, что кто-то зовет его по имени. Он обернулся. У самого заграждения стояла девушка и что-то говорила, но из-за гула, басист не мог разобрать ни слова. Он хотел было остановиться, но куда там! Шедший рядом охранник, буквально втолкнул музыканта в двери.
С первого взгляда казалось, что клуб забит людьми под завязку. Messkeepers в сопровождении секьюрити пробирались между гостями, выглядывая из-за спин друг друга. Вдруг Дилан поскользнулся и, непременно упал бы, если бы вовремя не схватился за плечо Лейтона.
-Ты чего? – удивился гитарист.
Дилан посмотрел под ноги:
-Твою мать!
Лейтон тоже опустил глаза. Оказалось, тот вступил в, мягко говоря, чьи-то рвотные массы. Он поморщился и подтолкнул вокалиста вперед. Флетчер поискал глазами маячившего рядом Хиллинджера.
-Скажите, чтобы тут убрали. – Проговорил он. – Разбить себе башку, поскользнувшись на этом – не самый лучший способ умереть.
-Конечно-конечно, все будет убрано. – Кивнул тот и тут же отдал соответствующие распоряжения одному из служащих.
Дилан то и дело шаркал ботинком по полу. Ему казалось, что на подошве что-то осталось, прилипло и это причиняло ему огромный дискомфорт.
-А вот и малышка Дороти! – воскликнул Хиллинджер.
Музыканты проследили за его взглядом. Девочка сидела за угловым столиком в компании охранника, перед ней стоял огромный торт и стакан апельсинового сока. В то время, как за соседним столиком разворачивалась сцена почти эротическая.
-Мне кажется, или ребенку тут не место? – поглядел на друзей Кристиан.
-Деньги есть – ума не надо. – Заключил Лейтон, со вздохом.
-Ну, идите же к ней! – подтолкнул музыкантов Хиллинджер – А я займусь гостями.
Как он и просил, они поболтали с девочкой, сфотографировались, после чего она получила долгожданный автограф и чмок в щечку от Дилана. Затем охранники проведи артистов в гримерку.

Глава 3

Маленькое помещение за сценой было обставлено точно так, как они просили.
-Как бы ты ни не любил Хиллинджера, он постарался на славу. – Заметил Флетчер.
-Ага. – Отозвался вокалист, рассматривая свой ботинок.
-Только где еда? – поинтересовался Тимми и, в этот момент, словно в ответ на его вопрос, в дверях возникла одна из подружек Хиллинджера.
Она была уже изрядно пьяна, поэтому держась за дверной косяк, заплетающимся языком, произнесла:
-Пока готовят сцену, Аарон приглашает вас посидеть с нами. Советую не отказываться.
-Пойдемте, ребят? – улыбнулся Кристиан – Все лучше, чем торчать тут.
Музыканты последовали за девушкой, которая должна была отвести их к столику. Но она вообще едва стояла на ногах, неизвестно, как ей удалось добраться до гримерки. Поэтому Дилан и Флетчер просто взяли ее под руки и повели туда, куда она говорила, при этом умудряясь флиртовать с обоими сразу. Они посадили ее рядом с Хиллинджером, а сами расположились напротив.
-Спасибо парни! – хохотнул бизнесмен. – А то Рейчел бы непременно потерялась! Вы угощайтесь, или пред концертами вы не едите тоже?
Его спутники снова, словно по команде рассмеялись. Дилан закатил глаза, этот вечер нужно просто пережить.
Тут одна из девушек, которой не досталось места рядом с Хиллинджером, вдруг заметила скучающего вокалиста.
-Выпьем? – предложила она.
-После шоу. – Отозвался тот.
-А перед? – подалась к нему девушка. – За удачное выступление.
-Нет, перед концертами я не пью. – Вздохнул Дилан.
-Неужели вы такие правильные? – улыбнулась та, имени которой он даже не
знал. – А как же все плохие мальчики? Да, рок’н’ролл уже не тот, что раньше.
«Господи, - подумал вокалист. – Что ты знаешь о рок’н’ролле»?
-Вот раньше, - продолжала девушка, обдавая его парами алкоголя. – Какие были вечеринки, как там говорили, секс, драгс и рок’н’ролл. А сейчас что? Ну, я не верю, что вы не такие.
Лейтон пребывал почти в такой же ситуации. Хиллинджер, умудрившись как-то переклониться через сидящую рядом девушку, обнял его за плечи и сейчас рассказывал о том, что тот, оказывается, неправильно играет на гитаре. Ведь игра не может быть правильной, если всякий раз, когда Дороти слушает Messkeepers, у него начинает болеть голова.
-Шампанское! – объявил подошедший мужчина, взболтал бутылку, после чего выстрелил пробкой.
Игристый напиток с шипением вырывался наружу, обдавая всех брызгами.
-Подставляйте бокалы! – воскликнул тот.
Какие там бокалы! Девушки пытались поймать капельки ртом, руками. А Хилленджиру особенно нравилось, когда капли шампанского попадали им на грудь и исчезали в вырезе декольте.
Музыканты, ругаясь, повскакивали со своих мест. Дилану было достаточно его испачканного ботинка, не хватало теперь, чтобы на его светло-сером поло от Фреда Перри остались желтые пятна.
Спасли музыкантов и вокалиста в частности, парни, закончившие подготовку сцены и сообщившие, что можно идти играть.
Те, обрадованные возможностью покинуть Хиллинджера, заняли свои места.
-А вот и наши специальные гости! – объявил конферансье – Группа Messkeepers! Поприветствуем же их и нашего замечательного хозяина торжества Аарона Хиллинджера!
Зрители захлопали, причем аплодисменты в меньшей мере были адресованы музыкантам.
Дилан проводил конферансье ядовитым взглядом и оглядел зал. Да, вряд ли сегодня их музыка найдет отклик у аудитории. Этот вечер нужно просто пережить. Пара часов и все закончится.
Messkeepers начали играть. Они исполнили уже песни, как к сцене подошел Хиллинджер. Он пальцем поманил вокалиста и сказал ему:
-Парни, вы не могли бы играть потише?
Если бы физиология организма позволяла, челюсть Дилана лежала бы на полу. Потише?
-Мы играем оптимально для этого помещения. – Процедил он. – Тише не получится.
-Как не получится? Просто нужно убавить громкость на этих ваших огромных колонках. – Заявил Хиллинджер, потянувшись к усилителям.
-Лучше не надо. – Остановил его Кристиан. – Вы можете сбить настройки.
-Как же он меня бесит. – Проворчал Дилан, когда бизнесмен отошел.
-Успокойся. – Лейтон обнял его за плечи и обвел зал рукой. – Представь, что мы на Рединге, над головой солнце и толпы зрителей стоят до самого горизонта.
К сожалению, воображение у вокалиста было не так хорошо развито. Он видел лишь сборище людей, которым было глубоко наплевать на происходящее на сцене, а некоторые уже напились до такой степени, что вряд ли вспомнят сегодняшний вечер. И не то, чтобы Messkeepers были святые какие-то, нет, но происходящее в зале со стороны выглядело просто отвратительно.
-Эй, ну вы будете играть или нет? – крикнул кто-то. – Мы хотим зажигать!
«Зажигать хотите? – подумал Дилан. – Сейчас зажжем».
Музыканты начали играть, он запел. На втором куплете вокалист шагнул со сцены на ближайший столик. Конечно, сидящие за ним были возмущены, но высказать свои претензии Дилану они не успели. Избранным путем фронтмен Messkeepers пробирался к выходу. Спрыгнув с последнего столика, он наткнулся на охранника, которому его поведение показалось странным. Но Дилана это нисколько не смутило. Продолжая петь, он отпихнул верзилу и, добравшись, наконец, до дверей, благо, длина микрофонного шнура позволяла, распахнул их, кивком приглашая всех стоящих на улице внутрь.
Обрадованные поклонники Messkeepers ринулись в клуб, невзирая на замешкавшуюся охрану. Что такое пара лысых качков для сотни человек, тем более, когда сам Дилан Блейк открывает им двери.
Оставшиеся на сцене музыканты вытягивали шеи, пытаясь понять, куда таким странным путем направился их вокалист. Но, когда они увидели ворвавшуюся в клуб толпу – все стало ясно. Он только что лишил их миллиона баксов.
Пьяный Хиллинджер рвал и метал, как и его приглашенные. Казалось, из всех была довольна только маленькая Дороти, прыгающая перед сценой, ради которой предприниматель и позволил группе довести выступление до конца.

Глава 4

Приближался рассвет. Приглашенные Хиллинджера, как и поклонники Messkeepers, разошлись пару часов назад. Сейчас в клубе остались лишь хозяин торжества, администратор заведения и музыканты. Они делали опись испорченных вещей, чтобы служащие клуба могли выставить им счет.
-Вы до последнего цента оплатите все, что разнесли ваши психи-фанаты. – Шипел Хиллинджер, буравя музыкантов взглядом. – А так же моральный ущерб.
-И во сколько вы оцениваете свой моральный ущерб? – поинтересовался Дилан.
-В семьдесят пять тысяч долларов.
-Он уже решил. – Повернулся к друзьям вокалист – Не маловато ли для человека, который за миллион покупает себе клоунов на вечер?
-А о миллионе мы поговорим после. – Сощурился Хиллинджер.
Дилан усмехнулся. Теперь, скорее всего, последует судебное разбирательство. Конечно, есть вариант, что они смогут договориться, но музыкант уже решил для себя, что унижаться перед Хиллинджером они не будут. Пусть подает в суд, если ему угодно, пусть эта история попадет в выпуски новостей шоу-бизнеса и на первые полосы газет. Зато теперь каждый подобный Аарону Хиллинджеру предприниматель, считающий, что деньги решают все, несколько раз подумает, прежде чем пригласить Messkeepers к себе на корпоратив.


 отзывы (1) 
Оценить:  +  (+2)   
02:13 27.02.11