Главная

Поиск


?

Вопросы






FAQ

Форум

Авторы

Фантастика » Научная фантастика »

Путь к Солнцу

Планета Нибиру пронеслась над Землей, огромным магнитом сметая в кучу, вырывая из земли рельсы, трубы, машины, арматуру, колодезные крышки и прочие произведения черной металлургии.
Так появилась гигантская гора металлолома, за тысячелетия дождей и невзгод превратившаяся в Курскую аномалию.
Скоро процесс рудообразования повторится, Нибиру уже видна в телескопы. Магнитные полюса сдвинуты, магнитные линии земли искажены. Бешенная, постоянно растущая активность солнца. Жара, засуха, пожары, массовая гибель птиц, рыб, животных и людей.
Необычайная сила и частота природных катаклизмов - реалии нашего времени. Времени последних дней цивилизации.
 отзывы (0) 
Оценить:  +  (0)   
06:10 20.02.11

Коваленко Н.В.

2011г.

1 часть.


Последние дни.

      Колян проснулся с трудом, мерное шипение мощных кондиционеров убаюкивало, хотелось опять нырнуть в дрему, но бизнес не ждал. Колян вскочил, принял прохладный душ и включил expresso. Пока кофеварка плевалась в кружку свежезаваренным кофе, Колян перезвонил напарнику. На сегодня уже было 53 заказа, предстоял трудный день. Они с другом занимались установкой и обслуживанием кондиционеров. А за окном термометр застыл на +28С, чуть брезжил рассвет, день обещал быть жарким.
      Колян уже год сам не устанавливал кондиционеров, миллионер спал на складу в удобно оформленной кладовке, а склад был заставлен коробками с продукцией CHINA.
      Колян на улицу почти не выглядывал, но сегодня заказов было так много, что и директору с замом придется засучить рукава.

      Тоня жила в старом, еще Сталинском доме, раньше их квартира утопала в зелени раскидистых деревьев, даривших прохладу и покой. Но в прошлом году жара была настолько сильной, что деревья не выдержала и, несмотря на полив засохли. Жара и духатища изматывала, не давала спать. Даже дед-академик на пенсии, ярый противник искусственного климата сдался. Вчера они заказали кондиционер и сегодня его должны установить.
      «Перед смертью не надышишься, климатические процессы напрямую связаны с активностью солнца…» - ворчал дед, отсчитывая бумажки из накоплений за «кондиционер-концентратор кислорода-ионизатор».
      Тоня крутилась перед зеркалом, примеряя костюм «Космос» - самое модное в последнее время одеяние из специального материала, отражающего 98% теплового излучения, серебристый внутри и золотисто-зеркальный снаружи. Без такого костюма прогулка грозила тепловым ударом. Но выходить было нужно – сегодня у Тони экзамен по теплодинамике.

      Колян с Юркой взяли себе три монтажа, недалеко от склада, перезвонили клиентам. Все квартиры были в старом фонде и, как на зло, попалась «сталинка» - толстые стены создавали немало хлопот монтажу. Колян оставил «сталинку» на конец работы, быстро обслужив первые два заказа, они подъехали к квартире Красиных – той самой «сталинке». Дверь открыл седой старичок и любезно пригласил их в квартиру.
      Колян зацепился взглядом за шкафы с книгами – сплошь специальная литература, в основном по геофизике. Ностальгически всколыхнулись студенческие мечты о большой науке. Колян закончил геофиз, но тщетно потыкавшись, занялся кондиционерами. Фамилия Красин была знакома ему по институтскому учебнику, а сегодня ему выпало устанавливать автору учебника кондиционер.
      Колян решил обязательно пообщаться с академиком после работы. Тем временем Юрок уже разметил и начал сверлить стену. Внезапно бур встретился с металлом, Юрок переключил дрель в режим перфоратора, надавил и … от стены отвалился здоровенный кусок штукатурки, открыв взору бронированную дверцу сейфа. Юрок озадаченно смотрел на открывшееся препятствие – единственное место, где можно было воткнуть кондиционер, было занято сейфом.
      Красин заворожено смотрел на сейф, встал и прошел в кабинет, где хранился сундучок с завещанием и странным наследством – кованным царских времен ключом. Ключ подошел к сейфу, дверца скрипнула и открылась. В сейфе лежала рукопись «Земля, Солнце и флуктуацiи мирового эфiра». Академик трепетно взял в руки рукопись отца, она полностью захватила его сознание. Заметив это, Юрок быстро высказал предложение демонтировать сейф. Красин отстраненно разрешил – «Да, да, он больше не нужен».
      Колян зверем посмотрел на напарника – демонтировать! Да этот сейф наверняка на полстены вделан! И со злостью дернул сейф за дверку. Сейф поддался и немного выдвинулся из стены. На счастье он был просто вставлен в нишу и заштукатурен.
Через час ниша была свободна. Ее размеры почти точно соответствовали размеру кондиционера и через три часа монтаж был окончен, осталась ерунда – вакуумировать, заполнить фреоном и подключить. Еще через час кондиционер работал, температура в комнате опустилась до 18С. Осталось заделать края ниши, и Юрок уехал за откосами.
      Красин оторвал взгляд от рукописи и потеряно смотрел в никуда.
      - Константин Степанович, а я ведь по Вашему учебнику учился! – разорвал тишину Николай.
      - Вы геофизик? – спросил Красин.
      - Да, два года назад закончил, да кому сейчас геофизики нужны? – ответил Колян.
      - А все таки наверное тянет?
      - Конечно.
      Так между ними завязался разговор, который был прерван приехавшим Юрком. Он быстро облагородил нишу. Работа была закончена.
      Красин расплатился за работу и предложил Коляну немного задержаться. Колян с радостью согласился. Юрок собрал инструменты и уехал, а Красин жестом подозвал Коляна к рукописи.

Рукопись.

      «Материя, Земля, звезды – все соткано из мирового эфира и подчиняется его флуктуациям. И наше Солнце не исключение, периодически оно разгорается сильнее, сжимаемое волной эфира, затем волна проходит, и Солнце снижает свою светимость. Это происходит постоянно, но бывают и великие эфирные волны, под воздействием которых Солнце разгорается настолько, что выжигает все на Земле. Вызывает полное исчезновение ледников, потопы, а вслед за этим возникает солнечная депрессия, и Земля впадает в ледниковый период. Это происходит каждые 60 000 лет, и ближайший следует ожидать в начале двадцать первого века, великая волна эфира дополниться пролетом мимо Земли небесного тела – Нибиру, что создает гигантскую приливную волну, которая затопит низменности, резко усилится испарение, наступит потоп, а вслед за этим эфирная волна моментально спадет, и наступит всеобщее охлаждение, ледниковый период…».
      Дверь распахнулась и в квартиру вместе с знойным воздухом влетела Тоня, не обращая ни на кого внимания, не раздеваясь включила телевизор. «Планета Нибиру приближается: мимо Земли она пройдет через три дня, ученые рассчитали, что столкновения ни с Землей, ни с Луной не будет, конец света отменяется! Лучше всего Нибиру будет видно в горных районах, так, на Алтае она будет видна в 2 раза крупнее Луны». Дальше шла туристическая реклама – горные туры. И привычное сообщение о опасности нахождения на солнце без защиты.
      - Поехали в горы! – воскликнула Тоня и только сейчас заметила Николая. Она вопросительно посмотрела на деда.
      - Вот, внучка, в наше просвещенное время кондиционеры устанавливают геофизики -познакомься – Николай.
      - Тоня, будущий геофизик, – представилась Антонина.
      - Очень приятно, - смущенно ответил Николай.
      - Тоня, а мы рукопись твоего прадеда нашли, – вступил в разговор Константин Степанович.
      - Николай, поедите с нами в горы? – спросила Тоня.
      - С удовольствием!
      Так Николай попал в студенческую компанию. Тоня понравилась Николаю и он рад был предстоящему совместному отдыху. Ехать решили уже завтра. Николай перекинул Юрку склад, съездил домой и вытащил из кладовки запыленное турснаряжение, все было старенькое, но исправное. Упаковав снарягу и докупив сублимированного мяса на три недели похода, Колян отправился в аэропорт, где встретил Тоню и целую ватагу студентов. Посадка прошла как обычно, и «Боинг» набрал высоту. Место Николая оказалось между Тоней и ее подружкой Аней. Весело общаясь незаметно пролетела пара часов и самолет пошел на посадку. Впереди виделись горы. В группе оказалось 56 человек. Был зафрахтован автобус, быстро погрузились, и автобус покатил к горам.
В группе сразу бросались в глаза две необходимости: во первых в группе девчонок было значительно больше, чем мальчишек. Во-вторых, в группе был очень колоритный персонаж – Рокер Билл – в черной косухе, отделанной железными бляхами и шипами, в стальном ошейнике, шипами наружу и большим кованным барельефом «череп» на груди, он как будто вышел из какого-то фантастического фильма, картину дополняла манера говорить, крича во всю глотку. Билл, как выяснилось, - Борис, предпочитал называться Биллом – «Билл, потому что многих бил» - представился рокер. Он был бывшим студентом – его отчислили со второго курса за прогулы и неуспеваемость.
      Автобус подъехал к автостанции небольшого поселка, расположенного довольно высоко в горах, скрипнув тормозами автобус остановился – приехали!
      Ночь провели в гостинице – двухэтажном бревенчатом доме, построенному буквой «П», взяли три номера по 20 мест. Николай пообщался с жителями и узнал маршрут, ведущий к заоблачному плато с малоизученной пещерой. Пещера Николая особенно заинтересовала – он был диггером и не мог спокойно пройти мимо любой дыры в земле, его всегда тянуло туда залезть.
Утром возник вопрос: «Куда пойдем?», и Николай предложил маршрут восхождения. Маршрут был принят «на ура» и отряд двинулся в путь. Змеилась крутая тропка, с каждым часом пейзаж менялся. Деревья уступили место кустарникам, кустарники – альпийскому лугу, луг – голым скалам с проплешинами лишайников. Наконец группа выбралась на довольно большое плато. Правее тянул свой язык ледник. Воздух был чист и разрежен. Решили разбить лагерь здесь, а с утра начать штурм почти отвесной стенки, над которой лежало плато с пещерой. Лагерь разбили быстро, весело шипели туристические плитки, в высотных котелках закипала снеговая вода, разворачивались набухая куски сублимированного мяса…
      Николай прогуливался вдоль стенки, планируя утреннее восхождение. Внезапная находка обрадовала – вверх по отвесной стене тянулась цепочка вбитых костылей. Николай попробовал костыль на прочность – старое железо сидело крепко. Восхождение сильно облегчалось.
      Николай вернулся в лагерь. Лагерь за это время успел разделиться – несколько человек, во главе с Биллом отошли от лагеря и сидели кружком. Косуха Билла лежала посередине, череп был откручен – это был контейнер, из которого Билл достал сверток с шприцами и папиросами, шла «вмазка», следом от них потянуло конопляным дымом… Через полчаса группа Билла застыла в неестественных позах.
      Такое положение не радовало: «Наркотики в горах – к беде» - думал Николай, подходя ко второй, большей группе. Навстречу выбежала Тоня.
      - Коля! Дед сообщение прислал – на бегу выкрикнула она – на, читай – и протянула сотовый.
      Смс [«срочно ищите пещеру и эвакуируйтесь в нее со всеми вещами! Нибиру – магнит! У Вас 4 часа. К.С.К.»]. Время отправления – 30 минут назад.

Ночное восхождение.

      Медлить было нельзя, основная группа уже была в сборе и готова – вещи сложены, альп-снаряга снаружи. Все были готовы – Тоня постаралась.
      Николай крикнул:
      - У кого есть опыт ночного восхождения?
      К Николаю подощли два парня и девушка.
      - У нас есть опыт подземных восхождений, мы диггеры – сказала девушка, - Таня, представилась она.
      - Александр.
      - Петя.
      Николай рассказал о своей находке и четверка диггеров направилась к костылям. Николай разбухтовал линь и собрался начать восхождение, но Таня перехватила инициативу:
      - Я легкая и цепкая, я всегда контрольку тяну.
      Таня схватила линь и начала подниматься, скоро только пятно налобника выдавало ее местонахождения. Вскоре пятно света исчезло – Таня выбралась на плато.
      - Сашка, давай японку! – донесся сверху голос Тани.
      Долговязый парень подбежал к линю и подвязал продолговатую коробку:
      - Забирай! – крикнул он.
      Коробка резво пошла наверх.
      Внезапно наверху что-то зашипело и раздался громкий хлопок, напоминающий револьверный выстрел.
      - Молодец! – крикнул наверх Сашка.
      - Сейчас еще две – донеслось сверху.
      - Что это? – спросил Николай.
      - Японские взрывные анкера, во штука! – ответил Сашка.
      Грохнуло еще два раза и сверху появилась точка света.
      - Ребята, лебедку давайте! – донесся голос Тани.
      Также как и анкеры, к линю была подвязана небольшая лебедка от джипа, а затем ушла и коробка топливных элементов.
      - Ребята, трос – раздался голос Тани. Линь потянул репс двадцатку. А следом донеслось:
      - Цепляйтесь.
      Николай крикнул остальных и вслед за диггерами был втянут на верхнее плато.
      Пошел подъем груза – гирлянда рюкзаков плавно плыла наверх, наверху их перехватывали диггеры и оттаскивали в сторону. Таня управляла лебедкой. Наконец, все грузы ушли наверх, начался подъем людей. Скоро все, кроме группы Билла, были наверху. Гашеная Билловская компания наотрез отказалась подниматься. «Может оно и к лучшему» - подумал Николай.
      В свете фонарей зиял черным проемом вход в пещеру. Ребята переключили батарею с лебедки на прожектор. Ослепительный луч высветил восходящий ход пещеры. Диггеры двинулись вперед. Ход шел наверх, то сужаясь, то расширяясь, порода была твердой и надежной. Метров через триста ход расширился, образовав довольно просторный зал, из которого выходило семь шкуродеров – узких и низких ходов. Решено было освоить зал. Сюда и были перемещены вещи и люди.

Светопредставление.

      Сдохла топливная батарея и пещера опустилась в мрак, свет налобников не доставал до свода. Все обрело нереальный мистический оттенок, нехватало только первобытного костра.
      Внезапно земля ушла из-под ног, вещи и люди покатились на стену, перегрузка вжала в каменный свод. Вся эта свистопляска продолжалась около пятнадцати минут, потом перегрузка отпустила, потолок и пол вернулись на свои места, но светопредставление не кончилось – взлетела с пола и с силой ударилась в потолок лебедка, вслед за ней вознеслось к потолку и другое железо. Со скрежетом, высекая искры, металл проехал по своду на стенку и упал вниз. Все железо сильно намагнитилось, фонари потухли и только блеклый свет просачивался от входа.
      Тишину нарушил чей-то возглас:
      - Что за чертовщина?
      - Вероятнее всего сдвиг земной оси, а металл притянула Нибиру – ответил Николай.
      Внезапно в дальнем конце пещеры вспыхнул свет.
      - Налобник работает, он просто выключился – колокольчиком прозвучал голос Тони.
      Следом то тут, то там стали вспыхивать налобники. Оказалось, что все фонари на которые были включены во время магнитного удара – вышли из строя.
      Таня достала из нагрудного кармана мультиметр, щелкнула переключателем – работает! Следом произошло открытие – батарейка из горелого фонаря выдает 14 вольт, вместо 1,5! Николай нащупал под рукой прожектор.
      - Дайте кто-нибудь такую батарейку! – бросил он в пространство.
      Скоро в его руках появилась мизинчиковая «Duracel», он подключил ее на место топливного элемента и мощный луч света осветил картину хаоса, царящего в пещере.
      При свете прожектора хаос постепенно упорядочился в собранные рюкзаки, рюкзаки сложили в центре зала. Диггеры отправились на разведку наружу.
      Плато возвышалось над черно-серым, бескрайнем полем грозовых туч, то там, то тут рассекаемых грозовыми раскатами. На горизонте неподвижно висело красно-оранжевое солнце. Сотовая связь отсутствовала, навигатор не нашел ни одного спутника, приемник ловил только помехи. Пока группа была в пещере, снаружи прошла лавина, снесшая язык ледника. Ситуация по воде становилась критической, запасов пищи тоже было максимум на неделю, даже при жесткой экономии.
      Диггеры вернулись и рассказали остальным о своих наблюдениях. Вся группа высыпала на плато. Здесь было заметно теплее и светлее, чем в пещере. Решено было вытащить рюкзаки и провести детальную ревизию имущества. Так и поступили, на это ушло около трех часов, а солнце не сдвинулось ни на йоту. Это было возможно только в одном случае – ось вращения сместилась и теперь была направлена на Солнце.
      Солнечные батареи не пострадали и теперь, поставленные почти вертикально, потихоньку заряжали аккумуляторы.
      Воды не было, жажду испытывали уже все. Взгляд наверх не радовал – многометровая вертикальная стена, направо – каменный ручей, налево – солнечная сторона, за спиной – обрыв, на который вчера совершили восхождение, прямо – вход в пещеру. Льда не было видно нигде.
      Прямо внизу, нижнее плато было укутано туманом. Туман – это вода, возможно удастся добыть воду. Японские анкера были на месте, вопросом минут было закрепить блок и пропустить веревку. Николай начал спуск.
      Нижнее плато было влажным, видимость не более метра, густой туман плыл кроваво-красными клочьями. Там, где скала образовывала тень, влага конденсировалась настолько активно, что потоком скатывалась с холодного камня, собираясь в ручей.       Ручей, набирая силу, бежал к обрыву и срывался вниз. Николай крикнул:
      - Котел!
      Но туман погасил звуки и Николая никто не услышал. Тогда он три раза дернул за веревку и начал подниматься, поднявшись над границей тумана, он повторно крикнул:
      - Котел!
      На этот раз его услышали, но Николай и сам уже поднялся на верхнее плато. Линь подвязали к котелку с плотной крышкой и решили спускать с карниза, расположенного примерно над ручьем. На этот раз Николай взял с собой рацию. Спустившись и вернувшись к ручью, Николай быстро нашел спущенный котелок. Немного подтянув его к воде удалось очень быстро его наполнить и, закрыв крышкой, отправить наверх. Так, наполняя котел за котлом, Николай думал, что же является очагом конденсации, простого холодного камня было явно не достаточно для получения такого количества воды. Внезапно запищала рация:
      - Прием. Воды хватает, возвращайся. – прозвучал из рации голос Тони. Николай взглянул наверх, что-то чернело в круговороте тумана, не разглядеть, ладно, подъем.
      На верхнем плато было готово мясо, заварен чай, в ряд стояла различная посуда, наполненная водой. Площадка разогрелась солнцем градусов до 20 и после еды все завалились просто на камни. Крепкий сон восстановил силы, а тем временем произошли изменения – ковер туч уже не был непрерывным, то и дело в разрывах туч поблескивала вода, да и тучи изменились – не было молний.
      А спустя три дня (по часам, а не по солнцу) тучи опустились, и источник иссяк.
      На верхнем плато стало жарко, с солнечной стороны непрерывно дул сухой, горячий ветер.
      Было решено спуститься вниз, на нижнее плато. Опять первой пошла группа диггеров. Нижнее плато изменилось – тропы, по которой они недавно поднимались, не было в помине, возможно, ее снесла лавина, возможно - туман размочил пласт и вызвал обвал, возможно, сыграл роль рывок земли, но на месте террасы сейчас была только вертикальная стенка.
      - Ребята, смотрите, Биллова косуха! – раздался девичий голос.
      Николай повернулся на зов и увидел очаг конденсации – косуха Билла глубоко врезавшись шипами в мягкую породу, висела на теневой стороне, на высоте около восьми метров. Нерукотворный памятник рокеру. Постояв минуту в тишине, группа двинулась дальше – исследовать территорию.

Нижняя стоянка.

      Стоя лицом к скале, слева, вдоль солнечной стороны шла довольно пологая терраса. Пройдя по ней около полутора километров, группа вышла на плато с довольно высоким треугольным входом в пещеру. Пещера уходила немного вниз и переходила в зал, по середине которого серебрилось в свете фонарей озерцо. Вода оказалась вкусной. А на плато валялось несколько вырванных с корнем деревьев. Место для стоянки неплохое, да и совсем не такое жаркое, как наверху. Рации работали, Николай связался с основной группой, они с вещами вышли вниз, диггеры начали подготавливать место под лагерь. Скоро цепочка с рюкзаками спустилась на нижнее плато. У входа в пещеру приветливо горел костер, закипала в котлах вода и вновь подходящие располагались вокруг костра.
      Внизу простиралась красная в косых лучах солнца равнина.

Спец.объект №

      Вдоволь попив крепкого чая и перекусив небольшим кусочком мяса – приходилось экономить, группа повеселела. Решили обследовать пещеру. За озером ствол пещеры сворачивал влево и вниз. Идти было легко, прожектор ярко освещал путь. За час прошли около 4 км, как вдруг Николай заметил тонкую проволоку, натянутую над полом.
      - Стой! – скомандовал Николай, - Назад!
      Группа остановилась и отступила. Удостоверившись, что люди отошли, Николай приблизился к проволоке. Это была мина – «растяжка», поставлена она была профессионально. Николай имел военную специальность – сапер, и этот тип заградительных мин был ему хорошо знаком. Внимательно рассмотрев места крепления проволоки Николай нашел канал фиксатора и вставил чеку. Теперь проволоку можно было просто снять. Сматывая тонкую жилку, Николай думал, кому потребовалось минировать проход, и каких сюрпризов ждать дальше.
      Дав сигнал «ждать» Николай пошел дальше, ему встретилось еще пять растяжек, которые он быстро разминировал. Дальше ход круто поворачивал вправо и был укреплен бетоном, а на полу лежала, вырванная с корнем, бронедверь. Дальше шли стеллажи с плотно вставленными ящиками военного образца.
      - Военный склад! – подумал Николай. Теперь ясен смысл растяжек! Чуть далее, под потолок стояли фанерные ящики с надписью «Усиленный сух. паек». Они не пострадали при магнитном ударе, лишь потому, что эта часть склада располагалась в стальной трубе. Рация естественно молчала – стенки экранировали сигнал. Николай вышел из склада и вызвал группу. Едой и водой все теперь были обеспечены, но что таил в себе военный склад, еще предстояло исследовать.
      А пока группа уютно сидела у костра и хлебала похлебку из тушенки с перловкой. Таня достала радиоприемник и уже второй час безуспешно прослушивала эфир. Все диапазоны молчали, только треск и шелест помех. Навигатор по-прежнему не нашел ни одного спутника. Это только усиливало ощущение, что сидящие у костра и есть все население Земли. Красное солнце чуть грело, температура на плато была около +14С, на четыре градуса теплее, чем в пещере. Но здесь была вода и еда, горел костер, создавая уют и спокойствие, несмотря на тоскливое завывание ветра внизу, на бескрайней красной равнине.
      Николай проснулся от холода. Костер догорал и уже не давал тепла. Николай поежился, взял топор и отправился к лежащему поблизости дереву. Он рубил и бросал поближе к костру отрубленные ветки. За работой он согрелся, разогнал кровь, нарубив охапку, он бросил ее на угли и костер снова вспыхнул, осветив зеленоватым светом спящий лагерь. Николай лег на спальник и опять задремал. Второй раз он проснулся от звука пилы – одногруппники Тони допиливали ствол, аккуратные поленья уже лежали в поленице, ребята работали аккуратно и споро. На костре бурлили костры с похлебкой, у костра настаивались котелки с чаем. Кашеварила Катя, лагерь только просыпался. После плотного завтрака решили заняться изучением и описью содержимого склада всей группой: пять мальчишек и сорок пять девчонок.
      На складе группа быстро разделилась: изучением полок занимаются только девчонки – цепочки по девять человек. Только мальчишки – открытие дверей, разминирование, анализ и описание техники, оружия, предметов специального применения, инструктаж по прохождению опасных участков. Все группы составляют план склада с сносками на содержимое, общий сбор групп каждые пять часов, зарядка аккумуляторов, фонарей, горячий чай, обсуждение, обмен опытом, получение информации о обнаруженных опасных участках.

Первый общий сбор.

      «Странный набор продуктов» - подумал Николай - «Это пожалуй не просто склад, а склад при каком-то спец. Объекте №. Можно ожидать сюрпризов, ведь не известно, чем занимался этот объект №!».
      - Ну, мальчики, докладывайте – подколола Тоня.
      Речь Николая:
      - Ну что ж, первое. Мы находимся на заднем дворе спец. объекта. Ход, которым мы сюда пришли, не пригоден для автоперевозок и даже для использования тачек. Это значит, что ход, которым мы пришли – аварийный выход.
Второе: проход во внутреннее помещение блокирован бронедверью с двенадцатизначным кодом, которого, кстати, мы не знаем.
      Девчата, среди вас хакерши нету?
      Выскочила Таня:
      - Механика? Подбор пароля?
      Юля:
      - Механику можно на слух попробовать.
      Света:
      - А я всегда в лотереи выигрываю.
      Галя:
      - Механические и телемеханические системы ограничения доступа.
      Лида:
      - А мы с одного факультета, может просверлим пару дырок, дверца и откроется.
      Группы перераспределились. Теперь восемь девушек в цепочке; пять юношей и пять девушек ломают дверь.
Мирно тарахтел генератор, заряд аккумуляторов близился к ста процентам, группы допивали чай. Противно запищал зарядный блок – зарядка завершена, снаряжаются фонари, разбираются рации, группы расходятся по местам.

Бронедверь.

      Группа подошла к двери, осмотрели. Галя и Лида в один голос:
      - Система прямого блокирования, высверлить не удастся.
      Света:
      - 564318522917.
      Код подошел! Штурвал разблокировался, дверь с легким шелестом отошла и отодвинулась, открывая проход в следующий зал.
Николай приказал всем отойти, а сам, вооружившись прожектором, начал исследовать помещение. Помещение представляло собой длиннющий коридор с рядами пронумерованных гермодверей. В ближайших помещениях: под номером двадцать находилась стокиловатная дизельная электростанция. В двадцать первом стояли двести литровые бочки с соляром, баки с маслом, полки с запчастями к электростанции, бухты провода. В номере первом располагалась телефонная станция; в номере сороковом – система видеонаблюдения.

      №№ 2-19 и 22-39 вели на лестницы и в коридоры: лестница вверх – прямой коридор – лестница вниз.
      Туннель завершался такой же, как и предыдущая, дверью с двенадцатизначным кодом.
      В конце каждого коридора и конечной площадке лестницы находилась автоматическая гермодверь, телефонная трубка и видеокамера. Двери открывались только дистанционно, мин не было.
      Николай вернулся за остальной группой и посвятил их в свои наблюдения.
      «Дверная» группа вошла в зал №2. Первым делом запустили генератор, коридор залил электрический свет, ожила телефонная станция, на экранах видеонаблюдения отобразились лестницы и коридоры.
      Галя занялась телефонной станцией, а Лида – видеонаблюдением, через несколько минут Галя спросила Лиду:
      - У тебя красные кнопки по номерам есть?
      - Да.
      - Жмем №2!
      - Ясно.
      - Что видишь?
      - Никакой реакции!
      - Может датчик присутствия?
      - Ребят!!! Кто-нибудь к двери в двойке подойдите!
      Спустился Николай. Минут пять он позировал перед видеокамерой, общался по телефону с Галей, дверь не открывалась.       Вдруг в телефоне проявился голос Лиды:
      - Галь, а может у нас двери открыты?
      - Точно!
      Донесся шум закрывания гермодвери, а следом раздалось шипение, жужжание и гермодверь открылась перед Николаем. Его взгляду открылся зал магнитных накопителей древней ЭВМ. Данные хранились на бухтах проволоки. Беглый осмотр остальных залов привел к однозначному выводу: зал №2 – КОМПЬЮТЕР!
      Тем временем Света набирала на кодовой панели двери №3: 56431852216. Код опять подошел и дверь № 3 открылась, открывая проход в следующий зал.

Зал № 3.

      Зал № 3 на первый взгляд, как две капли воды был похож на зал № 2, только за номерами дверей находились телевизионные экраны и пульты с множеством кнопок, выключателей и замками допуска. Зал № 3 – центр управления.
      В противоположном конце зала № 3 была установлена кодовая бронедверь.
      - Код – сплошные единицы – произнесла Света, вращая штурвал открытия двери.
      На бронедвери № 5 кода не было, склад продуктов находился на уровень ниже и занимал площадь, сравнимую с помещением столовой.


Второй общий сбор.

      Девчата провели полную инвентаризацию зала № 1 и разогрели офицерские пайки. Дружно перекусили. Николай рассказал о находках и предложил перебазироваться в столовую. Так и поступили, запустили столовский генератор, поставили на зарядку аккумуляторы и включили электрокухню.
      Девчонки отправились на кухню и прилегающий склад, а «дверная» команда занялась дверью № 5. Дверь открылась без проблем, за ней был небольшой зал – прачечная, баня, скважина – артезианская вода, котельная, пятнадцатикиловатный генератор и склад ГСМ. Из прачечной шла лестница вверх – на склад моющих средств.

      Дверь № 7 была без кода, а за ней располагался арсенал:

      Арсенал на первый взгляд напоминал зал № 2, но за бронедверьми шли стеллажи с оружием и коробками с оружием. Боеприпасов было достаточно для длительной осады. В конце зала № 7 поперек коридора шли рельсы, по которым закатывался, перекрывая коридор от радиации толстенный полиэтиленовый блок. За рельсами находилась гермобронедверь с двенадцатиричным кодом.
      Но и она не устояла перед Светиным даром.
      За восьмой дверью находился обширный гараж со стокиловатной дизельэлектростанцией, станочным участком и массой самоходной техники и запчастей, слева за эстакадой стояла пара термовагончиков на лыжах, а за ними – восемь снегоходов, завершали гараж массивные автомобильные броневорота, без кода, открываемые с пульта. Ребята запустили генератор. Николай нажал кнопку «откр» и ворота с рокотом разъехались в стороны, открывая проход в следующий зал.

Зал № 9.

      Здесь было значительно прохладней, на потолке, стенах, броневоротах искрилась в луче прожектора изморозь, ледяные иглы хрустели под ногами, термометр показывал минус сорок градусов по Цельсию.
      Этот зал был авиа ангаром, здесь стояли два двенадцатиметровых десантных самолета, тягач, автоподъемник, склады с парашютами, запчастями к самолетам, самолетными лыжами и колесами, запасными самолетными моторами и винтами, электростанцией на 150 кВт.
      На электростанции, на щитке оказался рубильник «общ. обогрев». Петр запустил генератор и включил рубильник общего обогрева. Температура медленно ползла наверх: -38… -36… . ребята вернулись в столовую. Здесь было тепло и уютно. Попив горячего чая они рассказали о своих находках. Девичья команда обнаружила большой продуктовый склад – тушенка, сухое молоко, меланж, шоколад, картофельный порошок, крупы, витаминные добавки, какао, кофе, чай, сухофрукты, «Паек летный полярный», специи, соль…
      Все захотели посмотреть на самолеты, и отряд двинулся в зал № 9. здесь уже стало заметно теплее: +5С, изморозь растаяла и стояла лужами на бетонном полу.
      Тоня обратила внимание на дверь (на плане № 11):
      – А что за ней?
      - Наверное выход. – ответила Таня, - Посмотрим?
      - Давай спросим у Николая.
      Николай слышал весь этот разговор. Он подошел к двери и, сказав:
      - Давайте посмотрим, - начал крутить штурвал.
      Дверь отъехала вправо, со свистом наружу стал выходить воздух, давление упало так, что заложило уши, через открытую дверь стал виден красный диск солнца и красную снежную равнину. С огромной скоростью катились к Солнцу огромные снежные буруны, бешено завывал ураганный ветер. Температура начала быстро падать. Дверь закрыли.
      Вся группа была под впечатлением от увиденного. Молча вернулись в столовую. Нарушила гнетущую тишину Лида:
      - Давайте что ли шмотки из лагеря сюда перетащим.
      Предложение оказалось дельным, и всеми было поддержано.
      Группа двинулась обратным путем. Вскоре стали заметны изменения: в пещере было намного холоднее, на стенах искрился иней, озеро замерзло, по плато мела поземка, рюкзаки превратились в покатые сугробы.
      Откопав рюкзаки, группа двинулась в подземелье, шли молча. Рюкзаки бросили на кухне.
      - Что будем делать? Мы находимся слишком близко к теневой части планеты, солнечной радиации не достаточно для прогрева земли, температура будет падать… - нарушила тишину Тоня.
      - Будем двигаться к Солнцу. – ответил Николай.
      - Как? – спросила Тоня.
      - Придумаем. – ответил Николай.
      Этот разговор оживил группу, оптимизм Николая вселил надежду.
      - Давайте нальем чаю и подумаем, что мы имеем. – обратился ко всем Николай.
      Пока разливался чай, Тоня с девчонками притащили откуда-то школьную доску и коробку мела.
      - Мы имеем теплую одежду, обувь, вездеходы и снегоходы, топливо, даже два самолета – бойко начала Галя, но не найдя поддержки в глазах Николая, замолчала.
      Николай встал и молча накидал на доске план местности:

      - По самолетам – начал он – летний запас этих машин не более 500 км, в них можно разместить 24-26 человек, а нас 50! К тому же, он показал на план, поднять машину в воздух при попутном ветре не удастся, ее просто прижмет к земле, а при попытки разворота ураган перевернет и разобьет ее как щепку!
      С вездеходами и снегоходами не лучше! Нам нужно пройти десятки тысяч километров, не возможно увезти с собой столько топлива и продуктов, сколько потребуется при походе на этих медленных машинах. К тому же мало шансов пройти многомесячный маршрут на этих машинах без поломок, а ремонт в существующих наружных условиях не возможен!
      - Каково твое предложение? – спросила Тоня.
      - Парусные сани! Нужно заставить нашего главного противника – холодный ветер работать на нас! К тому же, когда снег кончится, можно будет поставить сани на колеса и продолжить движение.
      Идея всем понравилась.

Сани.

      Для начала решили получше поисследовать зал № 8, термосани.
      Термосани представляли собой утепленный вагончик на 30 мест, на прочных металлопластиковых лыжах, жестко связанных с корпусом стойками из пэобразного швеллера. Под днищем были расположены рундуки, образующие второе дно.
      Конструкция была предназначена для медленного и плавного движения. Эксплуатация же предполагалась на совершенно других скоростях и режимах. Требовалось изменить конструкцию подвески, адаптировать конструкцию к бешенным скоростям и нагрузкам, которые могли возникнуть при движении под парапланно-парусной тягой на скоростях больше 70 м/с ветра.
      Первым делом вагончик приподняли талью и, выбив штифты крепления лыж, отнесли лыжи в сторону. Лыжи оказались самолетными креплениями, на складу запчастей зала № 9 оказалось десять передних шасси, восемь из них решили использовать на доработку вагончиков. В восьмом зале были найдены необычайно длинные рессоры, там же были станки, сварка. Корпус усилили, стойки срезали и на их место поставили самолетные элементы.

      Внутри переднего тамбура были оборудованы каналы строп, установлены лебедочки натяжения и пилотское кресло.
      Внутри вагончика были двухъярусные нары, нижние были совмещены с вместительными рундуками, стояла печка, работающая на отработанном масле, но могущая легко быть переделана на дрова. С концов вагона было два тамбура, один был переделан под пилотскую кабину. В боковом закутке заднего тамбура вделали трубу наружу и установили подобие стульчака – получился туалет, по типу железнодорожного, утеплили наружные двери.
      В зале № 9 пол был покрыт слоем льда. Вагончики на колесах переместили в девятый зал, а уже там поставили на лыжи. Загрузили топливо для печек и для генератора, продукты, теплую и легкую одежду, обувь, разной полезной мелочевки. Один внутренний и два наружных рундука набили оружием, на крыше закрепили запасные лыжи… Снаряженные вагончики стояли на льду.
      Ночевку решили провести в вагончиках – готовить пищу, спать, пользоваться туалетом… Стараясь отыскать недостатки, чтобы исправить их в условиях базы.
      На ночевку вывезли на взлетную полосу, а менее, чем через час завезли обратно – выяснился конструктивный недостаток – рядом с печкой было жарко, а ближе к тамбурам все покрылось инеем.
      Вагончики доработали – в печку вмонтировали трубы, протянули их спиралью по периметру вагончика и заполнили маслом.
Повторные испытания доказали эффективность доработки: за бортом -50С, а в вагончиках +25С! В вагончиках стало комфортно, только рев и вой ветра действовали угнетающе. Выспались хорошо, прикинули расход масла и догрузили по десятку канистр печного топлива, конструкционную и швейную мелочевку.

В путь!

      Николай вывел на взлетку тягач, зацепил цугом вагончики и оттащил их метров на сто от объекта. Здесь ветер дул постоянно и сильно. Николай с большим трудом добрался от тягача к вагончику – ветер сбивал с ног, Николай забрался в кабину, отцепил трос тягача. Вагончики расцепили.
      - Всем держаться! Будет рывок! – крикнул Николай и дернул шнур выстрела вытяжного парашюта. Через секунду вытянулся главный – один купол грузового парашюта. Стропы натянулись и вагончик рванул с места. Лебедками Николай отрегулировал курс – прямо на Солнце!
      Чуть покачиваясь и поскрипывая, вагончик летел через красную снежную пустыню.
      Николай включил вызов, ответил Петр:
      - Второй слушает.
      - Как у Вас?
      - Около 500 км/ч, курс на солнце!
      - Видишь меня?
      - Тебя нет, твой купол – да!
      - До связи!
      За бортом -53С! По мере удаления от гор ветер выравнивался и крепчал, скорость саней постоянно увеличивалась.

Non Stop!

      Пока путешествие шло нормально, правда при конструировании не была учтена возможность остановки, остановиться, чтобы набрать снега было нельзя, но выход был найден – вагончик то и дело догоняли снежные буруны, гулко ударяя в заднюю стенку. Оставалось только открыть снегу дверь. Этим простым решением Тоня сняла проблему воды.
      Вахту в кабине управления решили держать по пять часов. Прошло восемь вахт. Снеговое поле из красного превратилось в оранжевое, Солнце с каждой вахтой поднималось к зениту, тени укорачивались. Температура за бортом поднялась до -23С.
      В середине вахты на горизонте появилась черная полоса, она постоянно росла, превращаясь в горную гряду.
      Запищал вызов радиостанции.
      - Первый слушает.
      - Кто на вахте?
      - Тоня.
      - Позови Николая.
      - Кто вызывает?
      - Петр.
      Тоня открыла дверь в вагончик:
      - Коля, подойди пожалуйста.
      Николай втиснулся в кабину, увидел гряду.
      - Давно горы видно? – спросил у Тони.
      - Минут тридцать, тебя Петр вызывает. – ответила Тоня и протянула рацию.
      - Николай, слушаю.
      - Николай, я знаю эти места, градусов на двадцать правее видишь пик?
      - Вижу.
      - Под ним – туннель, железная дорога, две колеи.
      - Понял, выходи вперед.
      Николай занял место за лебедками, подтягивая и отпуская стропы, он заставил вагончик идти «змейкой», сбрасывая скорость.
Вскоре в вагончике заметили купол, обходящий справа. Николай взял курс на пик, идя на встречу с Петром. Внезапно купол передних саней взвился вверх и опал вниз. Николай направил свои сани к месту падения купола, спустя несколько секунд и его купол рванулся вверх и упал позади вагончика. Вагончик быстро остановился, загромыхала по полу пустая канистра.
      Оба вагончика стояли в нескольких метрах друг от друга. Было совершенно безветренно. Ветер отбивался скалой и уходил наверх, до скалы было метров двадцать, температура за бортом -15С.
      Засидевшиеся группы высыпали на снег. Прямо перед ними возвышалась скала с четкой надписью белой краской «ТЖ 159», над большим снеговым пятном. Туннель был забит снегом.
      Диггеры предложили копать. Были еще вялые предложения «перелезть гору», но эти предложения сами собой кончились после наблюдения высоты в телескоп. Левее и правее пика холодный ветер с огромной силой переваливал через вершину хребта, снося все на своем пути.
      Таня, Петр и Санек возились со своими рюкзаками, доставая какие-то коробки, провода…. Затрещал генератор, взвыла «болгарка», высекая фонтаны искр из разрезаемого металла. Вскоре пустая канистра превратилась в две совковые лопаты без ручек.
      - Ребят, у вас пустая канистра из-под масла есть? – крикнула Таня.
      Вскоре отряд обладал четырьмя большими совками, из турснаряги набралось еще тридцать «саперок» - реальная сила.

Раскопки.

      На раскопках были заняты все. Кто саперными лопатами рубил и обрушивал спрессованный снег, кто набрасывал снег совками в парашют, приспособленный под волокуши, кто оттаскивал их в сторону и, вывалив снег, возвращался под загрузку. Бригады постоянно менялись, давая отдых затекшим ногам и гудящим рукам. За первые пять часов удалось прорыть около восьми метров. После обеда и небольшого отдыха проходку продолжили. На третьей пятичасовые лопаты застучали по дереву, постепенно очищались от снега доски, бревна, куски рубероида – ураган забросил в туннель целый дом, запечатавший туннель как пробка.
      То, что за завалом проход свободен, подтверждал свист ветра, прорывавшийся сквозь завал из досок и бревен. Ветер крепчал, сдувая снег и лед с дерева. Очистилась от снега надпись на листе фанеры: «Пугейская гостиница, телефон, телеграф, Интернет». Петр помнил этот добротный двухэтажный бревенчатый дом.
      Разобрать завал не представлялось возможным. Здоровенные бревна намертво забили проход, вмерзнув нижними концами в толстый слой льда, покрывавшего дно туннеля.
      Ветер не только выдувал из завала снег, но и приносил новый, метя поземкой.
      Сергей предложил сжечь завал. Это предложение требовалось продумать. Ведь завал сдерживал напор ветра, если убрать завал, туннель превратиться в аэродинамическую трубу с запредельными скоростями ветра.
      Была выработана рискованная схема:

      - Перекрыть вход в туннель парашютом, установленном на первом вагончике, вагончики прочно соединить цугом, а задний вагончик привязать к надежному колу, вбитому в землю, когда завал прогорит, - обрубить привязь к колу и на минимальной скорости воздушного потока преодолеть туннель.
      Вагончики выставили один за другим прямо напротив жерла туннеля. Из завала выпилили и вытащили большое четырехметровое бревно, выкопали за вторым вагончиком яму до шпал и развели в яме костер. Земля отогрелась, костер прогорел, и наверх пошли ведра с щебенкой. Несколько раз пришлось жечь костер – насыпь была насквозь проморожена. Наконец заглубились на 2,5 метра в гравий железнодорожной насыпи. Наклонно, под углом около сорока пяти градусов от вагончика в яме расположили бревно. Пошла засыпка – вынутый щебень засыпали обратно, проливали теплой водой, щебень оседал, сыпали опять и опять проливали, так, постепенно, толстенное бревно намертво вморозилось в насыпь.
      Отрезали стропы от волокуши и, свив их в толстенный канат, намертво привязали кол к вагончику. Николай сделал, примерно посередине каната, кольцо из пластита, вдавил детонатор и вывел в туалет второго вагончика провода. Теперь, достаточно было подать на них напряжение, как взрыв мгновенно срежет канат, освободив вагончики.
      Вагончики соединили между собой штатными фаркопами. Стропы второго парашюта завели в каналы и закрепили в лебедках первого вагончика. Парашют подтянули к входу в туннель, верхний край приподняли. Парашют подхватил поток воздуха, он развернулся и вяло запечатал вход в туннель. Николай чуть подтянул стропы. Вагончики немного сдвинулись вперед, натянулся трос, и движение остановилось.
      Сергей размешал в канистре масло с бензином, соорудил из палки, тряпок и масла подобие факела, и отправился в туннель.
В туннеле царил сумрак, в глубину туннеля тянул слабый ветерок. Сергей подошел к завалу, закурил. Сигаретный дым почти горизонтально втягивался в завал, Сергей встал на колени и наклонился к самой земле. Здесь дым закручивался, поднимался на несколько сантиметров наверх, где подхватывался потоком воздуха и моментально уносился вглубь завала. Сергей надергал рубероида и свалил его кучкой на полу возле завала, обильно полили кучку бензином с маслом, плеснул на бревна повыше, макнул в лужицу факел и, отбежав на несколько метров, чиркнул зажигалкой. Факел вспыхнул чадным пламенем. Сергей покрутил немного разгорающийся факел и с силой бросил его в завал, одновременно, по-кошачьи отпрыгнул от завала, в воздухе развернулся и бросился на выход. Сзади раздался хлопок, стены туннеля озарились всполохами гигантского костра, Сергей уже был у входа, протискиваясь между парашютом и камнем, Сергей бросил взгляд на завал. С низким мощным гудением горело синее пламя. Сергей рванул к вагончику, влетел в задний тамбур, захлопнул дверь и бросил в угол пустую канистру. Резким движением схватил рацию, вдавил кнопку вызова.
      - Завал горит.
      - Вижу. – ответил Николай.
      Парашют втянулся в туннель серединой, на нем, как на экране кино мерцали разноцветные сплохи, метались тени. Постепенно горение пошло на убыль, что-то загрохотало в туннеле. Стропы натянулись сильнее, зазвенел под нагрузкой трос, что-то хрустнуло, раздался сильный удар и вагончики, сорвавшись с места, ринулись в пылающий туннель. Все набирая скорость сани врезались в недогоревший головни и, протаранив их, вылетели на лед туннеля в снопе искр и удушливого чада. Парашют вспыхнул, но все еще раздуваясь потоком воздуха, тянул сани вперед. Полозья летели по льду, наполняя туннель холодящим кровь визгом. Грохнул взрыв, вагончики резко ускорились, и, влекомые горящим парашютом, как пуля вылетели из туннеля. Прокатив по инерции метров двести по траве и, распугав стадо полудиких коров, остановились на берегу быстрой и чистой реки.
 отзывы (0) 
Оценить:  +  (+1)   
15:14 14.03.11