Главная

Поиск


?

Вопросы






FAQ

Форум

Авторы

Проза » Классическая проза »

Скажи, что я ее люблю

url  Footer Опытный писатель
      «Скажи, что я ее люблю» - это песня одной мысли. Все остальные строки нужны лишь для создания нужного настроения. Но именно такие песни иногда способны ошарашить, ударить по мозгам и заставить фантазию работать. Когда я ее услышал, то картинка нарисовалась именно такая.
 отзывы (0) 
Оценить:  +  (0)   
22:55 21.01.14
url  Footer Опытный писатель


                                                                                                                                          …И дождь сквозь плащ и капюшон,
                                                                                                                                          И пробегает дрожь, и страшно, и смешно,
                                                                                                                                          И тесно облакам, и кругом голова.
                                                                                                                                          По буквам, по слогам возьми мои слова
                                                                                                                                          И брось к ее ногам.

                                                                                                                                          Скажи, что я ее люблю,
                                                                                                                                          Без нее вся жизнь равна нулю,
                                                                                                                                          Из-за нее вся жизнь равна нулю…



Группа Сплин            




      Это было в далеком 1863 году. Кавказская война подходила уже к концу. Наверное, я чувствовал это, и потому отдавался ей со всем своим юношеским максимализмом. Попал я туда не за провинности, как многие из моих однополчан, а по убеждениям, мечтая принести пользу своему Отечеству, совершить подвиг и вернуться домой с гордо поднятой головой и грудью, увешанной орденами.

      Однако адыги, с которыми вела бои наша часть, уходили все выше и выше в горы, вели себя весьма осторожно, и шанса проявить себя мне никак не предоставлялось. Со дня моего прибытия в станицу Даховскую прошла уже целая неделя, а я ни разу еще не участвовал в боевых действиях.
      Но вот Фортуна улыбнулась мне. А может и наоборот, отвернулась от меня. Как знать?
      Генерал Евдокимов объявил о начале наступления. Наш полк выступил в долину реки Пшеха, где нас ожидали протяженные и ожесточенные бои. Но главное мое приключение случилось немного раньше. Всю дорогу нас преследовало ощущение, будто кто-то беспрестанно следит за нами. Дозорные постоянно прочесывали лес по обе стороны реки, но никого не находили. Так, постоянно озираясь по сторонам и ожидая выстрелов с любой стороны, мы медленно продвигались по ущелью.

      И вот, наконец, враг обнаружил себя. Кто-то из солдат заметил черную тень, мелькнувшую и скрывшуюся за скалой в полумиле от нас. Я с двумя драгунами вызвался выследить лазутчика. Капитан хотел послать за старшего более опытного офицера, но, видя страстную мольбу в моих глазах, махнул рукой и назначил меня.
      Стараясь не производить шума, мы слегка отстали от обоза и перед поворотом свернули в лес. Благо, он был здесь негустым, и тропинка нам подвернулась достаточно широкая, чтобы по ней могли пройти лошади.

      В том, что произошло дальше, конечно была моя вина. Я должен был приказать действовать более осторожно. Нам следовало заранее спешиться и, оставив коней в отдалении, прокрасться к скале тихо и незаметно. Но азарт предстоящей битвы захватил и меня, и моих товарищей. Мы так торопились, что и не заметили, как выскочили на открытое место. В тот же миг раздались два выстрела, и мои спутники, не успев даже вскрикнуть, повисли в стременах. Конь подо мной, испугавшись, громко заржал, поднялся на дыбы и принял на себя предназначенную мне вражескую пулю. Тем самым он спас мою жизнь, но, упав на землю, придавил мне ногу. К тому же я с размаху грохнулся головой об огромный камень. В глазах у меня все поплыло. Последнее, что я помню – это двух бегущих ко мне бородачей в огромных мохнатых шапках.

      Очнувшись, я долго не мог понять, где нахожусь: то ли в землянке, то ли в пещере. Я лежал на грубо сколоченных деревянных нарах, укрытый каким-то тряпьем. Неподалеку, за столом, освещенный тусклым светом лампадки, сгорбившись и прикрыв глаза, сидел незнакомый мне человек. Похоже, он дремал. Первой мыслью было: «Неужели я в плену?» Голова раскалывалась от боли, подташнивало, дрожали руки. Я заворочался на своем неудобном ложе и окликнул незнакомца. Тот вздрогнул, взглянув на меня, неожиданно приятно улыбнулся, но тут же, будто смутившись своей улыбки, сурово сдвинул брови и куда-то вышел. Я снова отключился.

      Человек, ухаживающий за мной, оказался очень неразговорчивым, но слово за слово, я все же вытянул из него, что сопровождавшие меня драгуны мертвы, что если бы он не подоспел вовремя и не отогнал адыгов своими выстрелами, то быть бы и мне сейчас мертвому, в лучшем случае пленному. Услышав это, я горячо поблагодарил его. Растрогавшись, я даже заявил, что теперь, после того, как он меня спас, жизнь моя принадлежит ему, и я готов выполнить любое его пожелание, чтобы хоть как-то отблагодарить его. Глаза моего спасителя внезапно загорелись каким-то нездоровым блеском, лицо его оживилось, но тут же он вновь резко посуровел, сгорбился, порывисто развернулся и выбежал на улицу. Ах, лучше бы я не говорил этих слов! Тогда они казались мне всего лишь формальным, хотя и искренним, проявлением вежливости.

      Частично я уже описал своего нового товарища. Что еще можно добавить? Издерганный постоянными сменами настроения, вечно взъерошенный, не очень опрятный, практически никогда не снимающий своего старого обтрепанного кителя – такой он был. Да, чуть не забыл! У него не было кисти правой руки. Как я потом выяснил, он потерял ее в бою, был комиссован из войск, но вместо того, чтобы отбыть в родные места, поселился отшельником в этом горном лесу.

      На третий день я практически окреп. Мутить стало меньше, голова болела уже не так сильно. Видимо, помогли травы, которыми меня отпаивал мой благодетель. Имя свое он наотрез отказался называть. На все мои вопросы отмалчивался или отвечал односложно. Но когда я сам, только лишь оттого, что тишина меня угнетала, начал рассказывать о себе, он стал слушать очень внимательно. Я рассказывал не только о главных событиях в моей жизни, но и о своих мыслях и чувствах. Говорил сбивчиво, постоянно переводя свое повествование с одного времени на другое. А когда дошел до рассказа о родном городе, он вдруг вскочил с места и начал засыпать меня вопросами. Оказалось, что мы с ним земляки, и даже жили на одном краю города. Только пересекаться как-то не доводилось потому, что он был на несколько лет старше.

      Мы смотрели друг на друга уже совсем другими глазами, видя перед собой уже не просто человека, которого судьба на какое-то время поместила рядом, а человека близкого и родного. Внезапно взгляд его стал серьезным. Я понял, что он принял для себя какое-то важное решение.
      - Друг мой, - начал он, - Вы говорили о том, что жизнь Ваша принадлежит мне и обещали выполнить любое мое пожелание.
      Я несколько смутился, но, оставаясь вежливым, ответил:
      - Конечно, и от слов своих не отказываюсь.
      - Тогда обещайте предать мои слова одному человеку. Я знаю, что Вы обязательно ее разыщете, а мне встретиться с ней уже не судьба. Ведь Вы благородны и в поступках своих, и в помыслах, пожалуй, и нагрешить еще не успели. Верю, что в Ваших силах выполнить мою просьбу.

      Я в очередной раз заверил его в своей благодарности и преданности, и он рассказал мне свою историю.
      Несколько лет назад он был страстно влюблен в одну девушку. Я, конечно, не знал ее, но от того, какими словами он ее описывал и как пылали при этом его глаза, уже и сам был готов в нее влюбиться. Средней комплекции, голубоглазая, с ямочками на щеках и кудрявыми светлыми локонами, выбивающимися из-под шляпки – я представлял ее настолько ярко, будто видел перед собой ее портрет.
      Девушка отвечала ему взаимностью, и они совсем уж собирались пожениться, но случилось нечто, помешавшее этим планам и перевернувшее его жизнь с ног на голову.
      Однажды пришлось ему уехать из города на несколько дней. Все это время он изнывал от тоски и с нетерпением ждал встречи с любимой. Лишь только вернувшись, несмотря на позднее время, побежал к ней сломя голову. Каково же было его отчаянье, когда, подходя к ее дому, он через забор увидел в саду свою подругу вместе с каким-то военным хлыщем. Они нежно держались за руки и о чем-то беседовали. Потом она поцеловала военного в щеку и ушла в дом.

      Мой собеседник обхватил голову руками и замолчал. Было понятно, что ему тяжко ворошить эти воспоминания.
      - Но ведь это еще ни о чем не говорит! – Воскликнул я. – Подумаешь, какой-то поцелуй. Он может означать что угодно.
      - Так оно и было. Позже я узнал, что это был ее кузен, который на следующее утро отбывал в действующую армию. Но тогда я просто обезумел от ревности. Сначала я убежал домой, заперся в своей комнате и лишь кричал родителям, чтобы меня оставили в покое, когда они робко пытались стучать в двери. Но долго вынести этих мучений я не мог. Решил сразу расставить все точки над и. Поэтому спустя два часа я снова был у дома своей невесты и вызвал ее в сад. Она, обрадованная, бросилась ко мне, но я грубо остановил ее и потребовал немедленных объяснений.
      - Разве можно быть таким глупым ревнивцем? – Не удержался я от комментария.

      Он одарил меня недобрым взглядом и продолжил:
      - Ее слова были такими же. После этого я потерял остатки разума и не слушал ее оправданий. Я не просто не верил ей, мне было все равно, что она говорит. Тогда я уже все для себя определил. Наш разговор перешел в скандал. Даже не помню, после чего она дала мне пощечину и сказала что-то, показавшееся мне очень обидным. На самом деле это была нормальная реакция, и пощечина была заслуженная. Но я уже не владел собой. В гневе я ухватил ее обеими руками за шею… а когда отпустил, она уже не дышала.
      - О, Боже! – воскликнул я. – Как Вы могли?
      Он горько усмехнулся и продолжил:
      - Я не буду рассказывать о том, как попал на Кавказ. Здесь, на войне, я искал смерти и рвался в самое пекло. Но Господь почему-то хранил меня. Быть может, он сам хотел помучить меня на этом свете прежде, чем отдать мою душу Дьяволу на растерзанье. Меня ценили за безумную храбрость и продвигали по службе. Кто знает, кем бы я сейчас был, если бы не это? – Он показал свою искалеченную руку и надолго замолчал.

      Наконец я решился прервать эту затянувшуюся тишину:
      - Вы хотите, чтобы я передал ее матери Ваши извинения?

      Он непонимающе уставился на меня и вдруг расхохотался. Его совершенно неуместный смех прозвучал как-то зловеще.
      - О, нет! Что, Вы?! Зачем мне ее мать? Вы поговорите с ней самой. Ведь Вы же обещали. Скажите же ей, что я ее по-прежнему люблю! Без нее моя жизнь – это не жизнь.
      Он смотрел на меня с мольбой, в глазах его стояли слезы, а меня уже начинало трясти от какого-то нехорошего предчувствия.

      - Но постойте… Вы же сказали, что она мертва…

      Во взгляде его по-прежнему были видны мольба и отчаянье. Но теперь уже я почувствовал в нем что-то еще. Этот человек явно был не в себе.
      - Да… она давно в раю… Но я-то, я ведь туда никогда уже не попаду!!! – Вдруг закричал он. – Вы обещали мне! Так сдержите же свое обещание!

      В левой руке его блеснул неизвестно откуда взявшийся кинжал…

      Нет, я так и не смог выполнить обещания, данного безумцу. И теперь уже, видимо, никогда не смогу. Я был моложе и, несмотря на свою неопытность, ловчее и проворнее своего противника. К тому же, физическое увечье сковывало его движения. Пожалуй, я мог бы оставить его в живых, но в пылу борьбы, подгоняемый страхом, просто не сумел вовремя остановиться.

      Я похоронил его рядом с его незатейливым жилищем, а после отправился догонять свой полк. Воевал я исправно, получил немало наград и домой вернулся, как и хотел, с гордо поднятой головой.

      Несмотря на то, что прошло уже немало лет, время от времени какая-то неведомая сила тянет меня к тому месту. Будто переданное по наследству проклятье не дает мне покоя. Мне постоянно снится это человек. Он смотрит на меня грустными глазами и укоризненно покачивает головой. В такие моменты я сам готов схватиться за кинжал и отправиться на поиски безгрешного посланника, как это сделал когда-то он.

      Если ты, мой незнакомый друг, читающий эти строки, чист перед Богом, то когда-нибудь ты обязательно встретишь эту молодую светловолосую девушку с ямочками на щеках. Я так и не успел спросить ее имени, но верю, что ты ее обязательно узнаешь. Скажи ей… В общем, ты уже сам знаешь, что ей нужно сказать.

      Для него это было очень важно…



 отзывы (15) 
Оценить:  +  (+12)   
15:12 07.03.11