Главная

Поиск


?

Вопросы






FAQ

Форум

Авторы

Фантастика » Фэнтези »

Королева змей

Что я могу сказать об этом рассказе. Очередное размышление на тему вампиров и их любимых.
 отзывы (0) 
Оценить:  +  (0)   
14:16 24.01.11
КОРОЛЕВА ЗМЕЙ
Тусклую тень раздирали блики прожекторов. Затхлость разбивали капельки влаги. На пути исследователей ставали грозными стражами сталактиты и сталагмиты.
В недра земли пробиралась группа людей и нелюдей, а также адвокат (к какой категории отнести его даже ума не приложу).
Несколько месяцев назад Национальное археологическое общество обнаружило под Карпатскими горами пещерные образования, в которых был размещен храм, датируемый 5-10 тысячами лет до нашей эры. Вот только средств на раскопки, как обычно, у бедных ученных не было. На помощь пришла община вампиров в лице их адвоката-человека Сигизмунды.
И вот теперь они пробираются к воротам великой тайны. Людей насыщало нетерпение и горячка открытия. Нелюди ж были абсолютно спокойны, казалось, что они были всего лишь уплотнениями воздуха, какими-то вывертами в атмосфере.
Археологи немного нервничали в присутствии монстров. Но природная наблюдательность позволила им заметить, что в однородном коллективе нелюдей все-таки было две группки.
Центром одной из них была пара, словно вырезанная изо льда. Они не держались за руки, даже не смотрели друг на друга. Но сквозь это холодное безразличие ощущалась их прочная связь. Девушка была сосредоточием огня с искорками зеленого пламя. Это и была Сигизмунда. Ее спутником был Властитель этих земель – воплощение древнегреческого божества. Вот только туда примешалось несколько капелек ангельской крови: черты лица Лючио были мягче греческих, а черные кудряшки сводили с ума.
Ядром второй группки был крепко сложенный, немного сутулый. Он не был красив, но… Но все же притягивал внимание и чем-то привлекал взор. Это был Гидеон – член Конклава Высших.
В этом путешествии у всех были свои интересы. Вампиры смотрели на людей, как на детей с оловянными солдатиками посреди груд золота.
Лючио искал себе новую Цитадель, а древние залы Храма казались ему, как нельзя, лучшим обиталищем.
Гидеон – заклинатель змей. И он учуял тут одну из своих зверюшек прямо из Схрона в Новой Зеландии. Не принять Высшего в гости приравнивается к самоубийству, принять к – безумию.
Но оного выбора нет. Пришлось время открыть врата древнего Храма. Радует лишь то, что с Высшим прибыло лишь двое. Оба мастера, но оба слишком молоды и горячи.
Да вот та зверюшка впереди пугала. Владыке не пристало высказывать страха, по этому все его чувства закрыла маска вежливого безразличия с толикой веселой иронии. Что же касательно Сигизмунды, то, как и приличествует хорошему адвокату, ее лицо выдавало лишь профессиональную улыбку, надо сказать весьма белоснежную стараниями очень дорогих дантистов. Человека это бы обдурило, но не нежить. Пусть она и была безжалостным юристом и Девой Огня, но она лишь человек; и ее нервное напряжение выдавали подрагивающие уголки глаз.
Ученые уже приступили к вскрытию. Они любовно отколупывали кусочки камушков и пыли по швам двери.
Гидеона терзало почти такое же нетерпение, как и археологов, но к нему прибавлялся гнев и злоба. Только никто не в праве знать чувства Высшего, и никто и не знал.


Глава 2
Тяжелый камень рухнул, открыв проходы в залы. Людей обдало зловонным запахом рептилий. А за ним прилетело гневное шипение.
- Уйдите. Быстро к выходу, - спокойный и могучий голос Лючио стальной рукой толкнул людей к свету звезд.
А Сигизмунда наоборот – приблизилась плотнее к своему Мастеру. Да, она была не только адвокатом, законным представителем – «голосом» в мире людей, женой, но и слугой. Их связывало четыре метки: первая связала их тела, вторая – разум, третья – сердце, четвертая – дух. Лишь души оставались свободными. Но пели они в унисон.
В воздухе играли огоньки силы. Они скакали по коже электрическим зарядом. Если 10 минут назад ее волосы были просто красновато рыжими, то теперь они стали настоящими языками пламени, и это не аллегория. Все нелюди отшатнулись от нее. Даже всесильный Гидеон. Только Лючио стоял, как ни в чем не бывало. Ее языки не трогали его. Вы скажите, что она всего лишь пирокинетик. И будете лишь от части правы. Это была первая стадия развития ее сил. Пирокинетики создают вокруг себя ауру огня и заражают им пространство. Но они не умеют управлять огнем. Сигизмунда носила в себе элементаль огня. Она умела создавать пламя из нечего и управлять им, словно собственным телом. И даже лучше.
Змеелов (так звал Гидеона Конклав) обошел по широкому кругу парочку и преступил порог. Для постороннего зрителя он просто стоял, как статуя. Но присутствующие не были обычными зрителями, по большей части они вообще не были людьми. Они практически видели (не глазами, а собственной магией) как воздух вокруг нее сгущался, приобретая цвет и структуру зеленого болота.
Все это длилось буквально пару секунд, которые заняли у чудовища для продвижения.
В портале появилась величественная змея – странная помесь белого питона и королевской кобры.
- Эдхо, - тихий возглас удивления и очарования слетел с губ Лючио.
- Кто?
- Древняя богиня Египта, Вавилона и еще несколько сотен маленьких государств. Ей поклонялись все пустыни Африки. Отходим назад. Медленно, - это уже был приказ всем сопровождающим Властелина.
Гидеон пытался подчинить себе змею. Но даже у столь могущественного 5 тысячелетнего Высшего не хватало на это сил. Эдхо была закрыта и нападала.
Змеелов начал полосовать гиганта, пытаясь уничтожить угрозу для своей нежизни.
Своды пещеры начали дрожать и осыпаться. От блуждающей мощи горела кожа, и ломило кости.
Вдруг залы осветились, словно солнце спустилось под землю.
Это привлекло внимание вампиров страны. Шар пламени стал разворачиваться в золотого дракона. Потом огненный вихрь поглотил новое чудище и Эдхо. И не прошло и секунды, как раскрылся цветок, и из него вышла девушка, поглаживая скрутившееся у ее ног древнее божество.
- Я Королева Змей. Кто посмел потревожить моего воина? – когда она говорила это, ее глаза потихоньку покидала пелена.
Как только она сфокусировала свой взор на Высшем, ее начал наполнять гнев.
- Ты? Пришел час мести. Змеелов паршивый. Не бойся. Я тебя не убью. Ты не будешь знать упокоения. Помнишь Арана – истинного повелителя змей? Помнишь меня? По твоим глазам вижу – помнишь, боишься, - в каждом слове Королевы сквозила ненависть и злоба, которая замешивалась на горькой боли и безмерной тоске.
Одно мгновение и Гидеона опутали странные водно-огненные нити. А за ними последовал молниеносный бросок Эдхо. И Змеелов был поглощен змеей – ирония судьбы.
Как только Высший исчез в чреве древней богини, Лючио пробило током. Эти огромные фиалковые глаза, обольстительные губы и белые, снежные кудри. Это не возможно. Но это было так. Перед ним парила Сьюзи, его маленькая сестричка Сьюзи.
- Сьюзи, бельчонок. Как?
Он словно под гипнозом плыл к опасности, к Королеве Змей.
- Сьюзи! Бельчонок! Сьюзи! – он уже кричал.
Сигизмунда шла за ним шаг в шаг. Лихорадочно копаясь у себя в мозгу, отыскивая папочку с именем Сьюзи.
Сьюзи. Сьюзи. СЮЗАНА! Ее пробила дрожь. Сигизмунда вспомнила историю этого имени. Около года назад, когда она переехала в Замок к Лючио, ей попался на глаза альбом. Альбом с эскизами, с которых ей улыбалась грустной улыбкой девочка лет 12-13. Если бы эта девочка стала лет на 10 старше, то выглядела б она точь-в-точь как эта Королева Змей.
Природное любопытство заставило Сигизмунду пойти с этим альбомом к Лючио. Она, конечно, понимала, что за его, ни мало, ни много, пятисотлетний возраст у него были женщины и даже была жена – София. Так, стоп это другая папка. Надо вернуться к Сьюзи. Она показала альбом Лючио. Он кинул взгляд на свои рисунки и впервые за все их знакомство стал похож на человека. С теми же чувствами. Чувством беззащитности, тоски. А главное эти чувства выплыли наружу. И он впервые от нее отвернулся. Но Сигизмунда успела заметить блеск в его глазах. Не тот блеск дьявольских искр, которые пленяют и гипнотизируют нас. А обычный человеческий блеск мокрых глаз. Но вампир есть вампир. Проявление эмоций для них не характерно. Вот только Лючио так и не повернулся к ней лицом, а голос его был уж чересчур холодным и бесстрастным, он навевал холод и пустоту, словно говорил робот.
- Это Сьюзи. Сюзана. Моя сестра. Она была целительницей. И в своем мастерстве использовала змей и ночью. Все случилось, когда родители уехали на прием к королю. На замок напала обезумевшая толпа. Слуги бежали. Не знаю, каким чудом я тогда выжил. Я тебе это уже говорил. Мне тогда было 15 лет, а Сьюзи 13. Сьюзи спряталась, а я как «взрослый мужчина» пытался защитить свой дом. Меня избили и бросили подыхать в канаве. Был закат. Родители еще не вернулись. А Сьюзи будто почувствовала. Она оттащила меня в рощу. Я не помню, что она делала. Но нашли нас вернувшиеся слуги. И не в самом приглядном виде. Сьюзи омывала мои раны. Это было не страшно. Но вокруг нас, под нами и на нас были змеи и душистые травы. А освещал эту зловещую картину лунный свет.
Вампир перевел дыхание. Хоть ему и не нужен кислород для жизни.
- Сюзану объявили ведьмой. А меня одержимым ее чарами. Сестру приговорили к сожжению на костре. Я пытался ее спасти. Мне не дали. Меня заковали. И я беспомощно смотрел на ее смерть. Одно я знаю: те мои раны не мог бы вылечить даже современный врач. А я выжил. За мою жизнь Сьюзи заплатила своей.
Сигизмунда не знала, что тогда сказать. Не знала она и сейчас, что на это ответить, по этому решила промолчать. Даже теперь, лишь мельком вспомнив рассказ, ее сердце сжимали странные едкие обручи. И это уже не были отголоски чувств ее Мастера. Это были ее ощущения.
Пока Сигизмунда была в плену своей памяти, Королева расправилась с двойкой Высшего и обратила свое внимание на Властелина. Если это и была Сюзана, то она явно не испытывала никаких сентиментальных чувств, в отличие от Лючио. Он подходил все ближе и ближе, с каждым шагом его голос креп. И уже имя его сестры несло эхо. Чем ближе он подходил, тем больше нервничала змея, тем зловещей становилось ее шипение.
Вдруг, в один миг, все замерло, словно замерзло само время. Эдхо спокойно скрутилась у ног Королевы. Та села на кольца огромной змеи, и она с наслаждением положила свою морду девчонке на колени, точнее часть морды.
- Меня когда-то так звали. Сьюзи, - белоглавая забавно растягивала гласные, произнося имя, - очень давно. В одной из моих прошлых жизней. Но тебя я не помню. Или помню. Твой голос, твое лицо. Ты похож на Лючио, моего брата. Но пахнешь по иному и ощущаешься иначе.
В ее голосе больше не было ноток гнева, лишь легкая подозрительность и сдерживаемая радость. Звучал он необычной песней, был мягким и шипящим, немного с присвистом. И все же приятным, гипнотизирующим.
Вот оно! Как только слуга Властителя это осознала, она заново вспыхнула. А, оглянувшись, поняла, что вся их команда покачиваеться в глубоком трансе. Столетние вампиры выключились, как девочки перед тысячелетним Мастером.
- А… Элементаль огня. Успокойся. Затуши свой огонек. Ничего я не сделаю твоему Мастеру. Я – Королева. Я – мать. Для меня семья – то все. А то, что он вампир – что ж, время берет свою дань. А ты элементаль огня знай место своя, а то я и потушить могу тебя.
- Нет, Сьюзи. Сиги – это я, ее боль – моя.
- Да будет так.
И странная гостья исчезла в пламени.
Но все же они не остались в одиночестве. Их внимание привлек неожиданный шорох за спиной, который воплотился в ядовитый голос:
- Я – Лиокар – Глашатай Конклава Высших. На вашей земле был убит Член Конклава – Заклинатель Змей. Убит вами. Ваши земли отныне вне закона. И будут оставаться таковыми до прибытия Конклава. Представители Конклава прибудут через 7 дней.
Голос Глашатая был холодный, словно водные глыбы Ледовитого океана. Но за этой беспристрастностью пряталась ненависть. Он жаждал прибытия Высших. Жаждал гибели, слушавших, его. Он жаждал мести. Он весь провонялся этим желанием. Сигизмунда смотрела на него, и ее терзала горячая боль. Что-то безумно знакомое было в восхитительных чертах незнакомца. Шелк этих снежных, как сама зима, волос будоражил. А сам он был, словно покоривший время царь Древнего Египта. Лишь его изумрудные глаза горели не утихшей болью и праведным упреком. Лиокар – такое родное имя. Она посмотрела на Лючио – и все осознала. Это были чувства ее Мастера.

Глава 3
Лиокар проговорил торжественные слова, как и надлежало. Но на самом деле думал он о другом. О далеком, давно минувшем. Он смотрел на Лючио, и видел, как горела его сестра, его слуга. Лючио клялся Стефании в вечной любви, а сам бросил ее. Бросил их всех на верную гибель.

Когда-то они с ним были лучшими друзьями. Лиокар был и остался, как это и не прискорбно, сиром для Лючио, его создателем.
Вместе они создали свой город на озерах Финляндии у границы с Россией. Можно сказать, земля обетованная для вампиров и ликантропов. Точнее крысолюдов, поскольку всем остальным путь туда был заказан.
Стефания путешествуя по России, встретила молодого и очень привлекательного герцога. И Лючио кинулся в омут безумной любви к изумрудноглазой девице. Лиокар же познакомился с избранником сестры на праздновании своего двухсотлетия. И благословением юному герцогу стали клыки на его белоснежной шее.
Как только Глашатай удалился, Королева вышла из глубин подземелий:
- Хорошо. Пришло время мести.
- Да, что ж здесь твориться? Откуда этот Глашатай так быстро вынырнул.
- Высшие всегда возят с собой Глашатая, Мастера иной линии.
- Подожди. Он сказал неделя вне закона плюс Конклав. Это ж смертельный приговор. Это фактически оглашение войны.


 отзывы (0) 
Оценить:  +  (0)   
14:16 24.01.11