Главная

Поиск


?

Вопросы






FAQ

Форум

Авторы

Фантастика » Юмористическая фантастика »

Начало мемуаров

Мой первый литературный опыт )
 отзывы (0) 
Оценить:  +  (0)   
10:56 23.01.11
Бегло читать я начал рано, лет в шесть, как-то незаметно научившись этому по жирным шапкам тогдашних советских газет. Родители в то время проявили преступную халатность - из-за их хронического отсутствия дома по причине работы, мне в ручонки попала та самая «картонная» «Аэлита» некоего А. Толстого, изданная толстой такой, завлекательно раскрашенной книжкой. В книге еще был «Гиперболоид инженера Гарина», но будни борьбы с капиталистическим миром меня в то время особо не волновали. Книжка стояла на нижней полке шкафа, и я, раззадоренный первым «яблоком», конечно, начал шарить по полкам в поисках чего-либо подобного. Отсюда то и все и пошло!
Однако, скрупулезно исследуя содержимое книжных полок, я натыкался только на унылую классику. Ну, казалось мне тогда так! Полные собрания сочинений Лескова, Горького, Лермонтова, Манна, Диккенса и прочих «мастодонтов литературы» как-то совсем не вдохновляли меня. После беглого проскакивания «по-диагонали» великолепно изданные тома водружались обратно. И тут я, на свою беду, добрался до самого верха шкафа. А там-то меня, во всей своей красе, поджидал Мастер Уэллс. По опыту я уже знал, что самая затерханная книжечка в ряду – она самая интересная. Вытянув потертый томик, и прочитав на форзаце: «ВОЙНА МИРОВ», я тогда еще скудным своим умишком не понимал, что «усвоение» этого произведения будет началом моего личного апокалипсиса! Потом были «Когда спящий проснется», «Машина времени», «Остров доктора Моро» и даже «Россия во тьме». А болезнь «библиомания» стремительно перешла в «неоперабельную стадию».
Но это все присказка, сказка будет впереди. Хвалиться нехорошо, но меня с другом, таким же «книжным бультерьером», после долгой, по всем правилам, с соплями и нудежом, осады заведующей, записали в третьем (!) классе в профсоюзную библиотеку градообразующего предприятия, куда доступ был лицам только с восемнадцати лет. Через довольно продолжительное время, «накопленное и плохо усвоенное» стало требовать выход. Искорябав изрядно бумаги, накропал я, наконец-то, первую свою «Кровавую баню в марсианском аду». (Есть такая статья у С. Лукьяненко). Написал, на всякий случай, в двух экземплярах. Оригинал «сочинения», к сожалению, не сохранился, но об этом позже. Мне, к тому времени, уже прилично годков было, дай бог памяти, класс восьмой-девятый. Несмотря на систематические занятия спортом, спортивные соревнования и прочее, я продолжал интенсивно «глотать» массу книжек, предпочитая научную фантастику.
В общем, понес я свою «нетленку» знакомому главреду, Ивану Ильичу, сложив листочки в обычную картонную канцелярскую папочку со шнурками. Иван Ильич к тому времени успешно издавался в разных формах, практически в одиночку волок нашу местную многотиражную городскую газету. Короче, был не только энергичный литератор, но, самое главное, опытный рецензент. Занес я ему папочку, он без слов все понял, убрал ее в ящик стола и посоветовал мне «зайти на недельке».
И вот, помучившись недельку, захожу я в прокуренный, аскетически обставленный кабинет Ивана Ильича. А он как раз чаек пьет. Меня увидел, и аж подпрыгнул, кипяток в разные стороны. Я, по наивности, думаю, может, зашел слишком неожиданно, испугал. А он на меня смотрит таким странным взглядом, непонятным. И достает из ящика мою «нетленку». Я смотрю - а завязки у папки оборваны напрочь, с мясом. Открывает Иван Ильич папочку так бережно, достает мое творение и спрашивает меня елейным голосом:
- Что ЭТО?
Ну, я замялся, соображать стал, что ему ответить, он же прекрасно знает что это, чего спрашивать?
А он начинает содержимое папки перебирать, и тут я вижу, что листки с текстом моей повести, который я старался выводить максимально аккуратно, потому что пишу я, чего уж тут скрывать, как «курица лапой», слегка, а некоторые даже совсем «не слегка», измяты, что ли. Можно даже сказать, изжеваны. И, вроде как, в некоторые листки даже рыбу заворачивали, сырокопченую. А Иван Ильич опять меня вежливо так спрашивает:
- Что вот ЭТО?!
Подумав как следует, я брякнул:
- Повесть это! Моя!
Я тогда уже много разных выражений слышал, Ну, непечатных… Но ТАКОГО, и тем более от литератора, не ожидал совсем! А тот, тыча пальцем в густо исчерканные красной пастой страницы «нетленки», без конца вопрошал, вернее, вопил:
- Что это!? Это, я спрашиваю, что?!!
К концу бурного монолога, он, став из обыкновенно-румяного, через стадию легкой красноты и багровости, каким-то синюшным, скатал содержимое папки в аккуратный плотный шарик и запустил его в мусорную корзину. На мой вопрос, что неплохо было бы объяснить – научить, и от чего такая бурная реакция, он сказал всего одну фразу:
- Уйди, а то отцу расскажу!
Меня его слова убили. Почему? Дело в том, что мой папа, несмотря на тяжелую и часто нетрезвую рабочую жизнь, ОЧЕНЬ начитанный и неглупый человек. В споре на любую тему он всегда уедал меня железными фактами. И меня в пот бросило, как я представил, что отец все это исчерканное прочитает.
Дома я перечитал второй экземпляр «Бани…» (как знал, что пригодится!) и до меня стало доходить, что мне действительно сильно повезло.
В сердцах я сжег его, «Мастер» недоделанный! Конечно, сейчас, для личного архива, он был бы очень кстати - все-таки мое первое литературное творение.
 отзывы (5) 
Оценить:  +  (+4)   
10:56 23.01.11