Главная

Поиск


?

Вопросы






FAQ

Форум

Авторы

Фантастика » Фэнтези »

Страж

История одного создания.
 отзывы (0) 
Оценить:  +  (0)   
01:53 15.01.11
«Серые стражи - это воины правды и порядка, ведомые твердой рукой Бесцветного, дабы очистить мир от грязи…» - Книга Истин, Глава тридцать шестая.

«Серого стража нельзя убить… Нельзя. Они могут уйти только от старости…» - Записки Авгуса Щихера, боевой маг.

«Одно слово Серого - и маги корчатся в муках, а боги теряют могущество…» - Бестиарий, часть 6.

Бледный серый месяц нависал над землей и скрывался в темноте наполовину, словно извиняясь, что не может осветить путь страннику.
Его шаги были единственным источником звука, издаваемым человеком этой ночью на дороге. Глухие удары ботинок о землю. Странник всмотрелся в даль, увидев у горизонта огни гостиницы.
Справа и слева от дороги был лес. Изредка оттуда выглядывал зверек или сверкал глазами филин. Хищники не рисковали даже высовывать морду, чувствуя опасность, какой еще не было в этом месте.
Дорога была прямой, на ней ясно вырисовывались колеи от повозок торговцев, следы от тяжелых копыт мулов, в отличие от лошадиных, глубоко вошедшие в землю, а также редкие дорожки путников на обочине.
Странник по-животному повел носом, нахмурился.
Из чащи послышался одинокий рык. В листве блеснули глаза-фонарики. На дорогу выбежал волк.
«Волчица» - подумал странник, отметив некоторые отличия.
Она утробно зарычала, поджав верхнюю губу и продемонстрировав желтоватые острые клыки. Шерсть ее была серовато-темного цвета, местами облезлая.
Путник остановился. И посмотрел на волчицу. Как на равного.
Волчица опустила губу, но с дороги не сходила.
Он прочитал в ее взгляде: «Или так, или лучше мне умереть…»
Мужчина заметил ее набухшие соски, склонил голову.
Погрузив руку в суму, он вызвал недовольство, выраженное рыком.
Он достал оттуда небольшую тушку курицы, зажаренную прошлой ночью на костре.
Волчица унюхала ее, невольно высунула язык.
- На, корми своих волчат.
Он бросил ей курицу.
Волчица поймала ее в полете и, крепко держа в зубах, покинула дорогу, бросив благодарный взгляд на странника. Сегодня он спас не одну жизнь.
А мужчина двинулся дальше, надеясь на скорое появление двора.
Этот постоялый двор находился на торговом тракте Апри - Город Лордов. И он никогда не испытывал нужды в путниках, торговцах и прочих посетителях. Кто захочет ночевать в лесу, если рядом есть теплый, светлый и уютный уголок? Где к тому же можно выпить и поесть. Да и прочее развлечение - за хорошую монету.
«Людям свойственны порок и тяга к запретному», - говорил когда-то его наставник. «Они тянутся к забвению… и наслаждению. Запомни слова: прелюбодейство, чревоугодие, словоблудие, жадность, зависть, ревность, честолюбие…».

Недалеко, в сотне метров от двора, на небольшой полянке посреди леса, молодой маг упал на колени. Схватившись за голову, он с трудом поднялся на ноги, и покосившись в сторону трактира, побежал прочь. «Ну эту нежить», - подумал он.

Оборотень, ломящийся сквозь лес, обернулся. Маг прекратил погоню. Почему?
Поведя носом, он сначала оскалился, потом завыл.

Вот и двор. Ничего особенного. Еще издали всегда слышен смех, звучит музыка, а льющийся из окон свет приманивал постояльцев также, как и светлячков.
Путник встал перед небольшим, но добротным двухэтажным зданием. Построенный из целых бревен, он холодными ночами сохранял тепло дня.
Возле двери стоял высокий детина в старой кольчуге, на его поясе висела дубина. Охранник. Он облокотился о стену и попивал из деревянной кружки размером с маленькую бочку.
Он остановил странника, лениво поинтересовавшись:
- Деньги есть? Проходимцы нам не нужны…
Мужчина продемонстрировал ему свой кошель, доверху набитый монетами.
Детина присвистнул, его глаза алчно блеснули, и, оценив небогатый вид странника, его запыленный плащ и не обнаружив на его теле оружия, спросил, как бы невзначай перехватив дубину:
- Поделишься?
Странник посмотрел на него.
- Ты пьян.
Тот жестоко ощетинился.
- Да, но у меня есть оружие. А у тебя нет.
Люди.
Странник вздохнул. Со странной горечью, но пьяный не заметил этого.
- Уйди.
Стражник к разразился смехом.
- Хватит болтать! - резко закричал он и угрожающе сжал дубину.
Странник удивительно быстро вытянул руку и коснулся плеча мужчины.
Дубина и кружка упали на землю, содержимое последней разлилось грязной лужей. Взгляд охранника затуманился, он всмотрелся куда-то за спину странника, его глаза расширились от ужаса, губа задрожала.
- Жадность не твоя вина.
Охранник шмыгнул носом, заплакал.
- Мама… мама… я не хотел… я же…мама…
Слезы в голосе мужчины звучали там жалобно, что странник ясно представил себе ребенка. Маленького, простоволосого, зовущего маму каждый раз, когда приходили кошмары. И мама приходила.
«Люди боятся прежде всего самих себя… Лучшее, что ты можешь для них сделать - это вытащить их на поверхность…»
Странник еще раз коснулся охранника.
Тот очнулся, что-то промычал, встряхнул головой и попятившись, осенил себя знаком. Затем дрожащим голосом сказал:
- Проходи.
Странник вошел.
Волна тепла, людской гул и музыка накатила на человека, оглушив и ослепив его.
«Блуд сперва ослепляет тебя своей наготой, а затем ты окажешься в темноте…один»
Все взгляды обратились на него.
Высокий, но не очень, не широк в плечах, лысый, кожа отдает сероватым цветом. В дополнение длинный дорожный плащ и высокие сапоги. Монах или отшельник.
Взгляды, не найдя ничего интересного, вернулись к кружкам, люди вновь заговорили, зазвучал смех, песни.
Странник сел за дальний стол, поближе к огню, протянул руки.
И принялся оглядывать зал.
Любителей выпить оказалось немного, поскольку редкий приходил сюда дважды - разве что торговцы, что держат путь через тракт. Они сидели за несколькими столиками и весело проводили время.
Кто играл в карты, кто потягивал вино, другие рассказывали истории, услышанные в пути. Иногда страшные, иногда забавные, бывало, надуманные. Сверху доносился женский стон, доски над мужчиной слегка скрипели.
У двери расселись двое охранников - не уступающие в комплекции тому, что на улице. И у них были не дубины, а настоящие мечи.
Еще несколько посетителей были победнее, просто путники, держащие путь на запад.
Напротив сидели наемники. Он определил это по глупым повязкам, что они намотали на лбы и оружию, в изобилии висящем на них, как на праздничных елках. А также глазам, привыкшим видеть смерть. Один из мужчин указал на него пальцем. Парень с длинными волосами кивнул, двое встали и направились к путнику.
Они оба уселись рядом, не забыв обнажить зубы в улыбках.
“Люди любят власть, и они привыкли доказывать другим, что сильнее…”.
- Здорово. - Один из них протянул руку.
Странник молчал.
Наемник оскалился и опустил руку.
Второй зло прошипел:
- Не хочешь ли пересесть за наш стол?
- Нет.
Наемник улыбнулся.
- А зря. Тамман зол будет. Лучше иди.
- Мне все равно. Не отнимайте время.
Наемники разразились смехом.
- Мы, видишь ли, Скай, время у него отнимаем! - Один из них ударил по плечу второго.
- Ага.
- Сейчас я ему… - Мужчина потянулся за мечом.
- Успокойся, Ор, вот так… Ты же не хочешь злить его, незнакомец? - он приподнял бровь.
- Нет.
- Ну, вот, видишь, Ор, он понял, он все понял… Как бы тебе объяснить, любезнейший… - Он яростно жестикулировал. - Мы - охрана это каравана, и как охрана должны проверять всех, кто приближается к нашим нанимателям… Понятно?
- Да.
- Ну, отлично. Вроде ты не ушибленный. Ты понимаешь, что сейчас тебе лучше заплатить?
Странник кивнул.
- Вот и отлично. Учитывая… твой внешний вид… и положение… скажи, какому богу ты служишь?
Усмешка впервые исказила бледное лицо странника.
- Бесцветному.
Лицо наемника удивленно вытянулось.
- Не слышал про такого бога.
Его напарник зло оскалился:
- Хватит с ним болтать!
- Спокойно, Ор… Ладно, не важно. - Он почесал макушку. - Думаю, справедливо будет взять с тебя… четыре серебряные монеты.
Его брат по банде фыркнул.
- Это мы тебя еще по-божески… - вставил свое слово Ор.
Странник выудил на свет свой кошель, вынул оттуда монеты.
В глазах собеседников блеснул тот же огонек, что и у охранника на входе.
- А ты… - начал Скай.
- Это… - продолжил Ор.
Странник положил монеты в руку Ская.
- Вот ваши деньги.
Наемники, все в том же состоянии, вернулись к своему столику.
Странник убрал кошель, наблюдая, как разговорились наемники. Ор что-то шептал главному, отчаянно жестикулируя. Скай кивал. Длинноволосый молчал, постукивая тонкими пальцами по столу.
Затем он заговорил.
Странник ловил отдельные куски разговора: “маг… незачем… ренегат”.
Ор что-то хотел сказать, но главарь пресек все его уговоры небрежным жестом и сказал:
«Слишком опасно».
Странник поманил официанта.
Высокий молодой парень с приклеенной улыбкой на лице с интересом изучил мужчину.
- Да, сэр?
- Позови хозяина.
Мальчишка слегка задумался.
- А чем я могу вам помочь? Босс слегка занят.
- Позови хозяина.
- Еда, вино, музыка…. Девочки? - Все еще улыбаясь, произнес он.
«Иногда в этом мире лучше жить по его правилам… »
Он протянул монету.
- Позови хозяина.
Парнишка оживился, улыбка растянулась шире, он убежал.
Монета исчезла с ладони.
За столик села молодая девушка.
Лет шестнадцати, хрупкого телосложения, с большими ореховыми глазами, прямым носиком и огненно-рыжими волосами, локонами спадающими на плечи. На ней было легкое зелененькое платьице.
Платье, облегающее грудь, платье, заканчивающее намного выше колен, платье, повидавшее всякое в этом трактире.
- Привет, милый. - Она томно улыбнулась, глаза засияли.
Странник молчал.
- А, поняла, ты из молчунов? - Она сразу же поняла, как себя вести. - Будь по твоему… А что мы ничего не пьем? Пьер, вина!
Странник усмехнулся.
- Видишь, ты уже улыбаешься! - Расцвела она. - Еще немного, и будешь шутки шутить. Вино и не из таких делало весельчаков.
- Нет, я не буду. И ты уходи.
- Почему? - она надула накрашенные губки.
Он вздохнул, оценил ее вид, грусть, умело спрятанную, глаза, ищущие тепла, пусть и на час.
Он протянул ей золотую монетку.
Она оторопело посмотрела на него, поморгала, ее ротик раскрылся от изумления. Весь налет заигрывания спал с нее. Просто маленькая миленькая девушка, которая заблудилась, она еще не любит свою работу, она еще хочет домой, ее можно спасти…
- Но я ничего… не умею за столько.
Странник глубоко вздохнул.
«Иногда люди не верят своему счастью и предполагают худшее…».
- Если только…вы, - ее глаза расширились от ужаса.
Странник не стал спрашивать, о чем она подумала.
- Ничего и не нужно. Бери и иди.
Она неуверенно взяла монетку, сжала ее, ожидая, что она сломается, что это розыгрыш, что не сон…
Когда она ушла, к страннику подсел Ор.
- Слышь ты… Томмон сказал, что ты маг, чтобы мы не лезли… но он мне не указ… - затараторил он, под столом угрожая мечом. - Деньги.
Странник вынул и протянул ему желаемый мешочек.
Ор насторожился.
- И все?
- А что ты хотел? Я напуган. Бери.
Но Ор не торопился. Он не видел страх. Более того, он сам не являлся причиной страха.
- А что тогда? Ты… - он ослабил меч, глаза сузились, он облизал губы, - ты проклял монету?
- Нет. Просто бери. Пожалуйста. Возьми.
Последних слова хватило, чтобы владелец меча окончательно пустил петуха: лицо его наполнилось страхом, а меч вернулся в ножны. Он отошел, почтительно что-то пробормотал и и убежал за свой столик.
Холодная улыбка атамана встретила его.
- Почему люди так глупы… Я же предложил ему.
- Я бы не спешил убирать кошелек далеко, если вы хотите покутить в моем заведении…
Радостный голос трактирщика привлек внимание посетителей.
- Вы что-то хотели?
Мужчина обернулся.
- Привет, Эд.
Толстый усатый мужчина средних лет, в дорогой одежде, с прилизанной прической, с золотыми украшениями (трактир явно процветает) опустился на стул, вздохнув.
Он в миг переломился: глаза потускнели, появились мешки, руки задрожали.
- Принеси вина, - дрожащим голос произнес он.
Официант кивнул, убежал.
Люди утратили к ним интерес, подумав, что это встреча кредитора и должника.
- Как ты меня нашел?
- Это было нелегко, - так же ровно ответил странник. - Ты молодец. Однако, ты повсюду открываешь гостиницы.
Трактирщик повел плечами:
- Надо же как-то жить.
Лысый кивнул.
- Минуточку внимания! - Бородатый мужчина в красном кафтане, с мечом за поясом, поднялся на стул.
Все притихли, даже стоны, казалось, стали тише.
- Спасибо. Прошу всех послушать очередную историю моего сына, Верона, барда и прозаика.
Захлопали в ладони, а отец похлопал сына по плечу.
Тот, невысокий мальчик шестнадцати лет, с лютней в руках, поднялся. Знаком его отец дал понять, что пора.
- Какую историю вы хотите послушать сегодня?
Со всех сторон послышались предложения.
Отец и сын - завсегдатаи это заведения. Мужчина всегда ночует в этой гостинице, следуя на запад, за товарами, а затем на восток, продавать в родной деревне. А юнец следует за ним.
- Про богов! Про дракона! Про принцессу и хитрого Волшебника!
- Про Серого Стража, - негромко сказал странник, и его поддержали.
Бард поклонился и начал рассказ.
- Это историю мне поведал сам трактирщик, за что я его благодарю. Пусть будут полны погреба постоялого двора еды, камин полон дров, а кошель - монет! - Он медленно опустил голову.
Люди зааплодировали, улыбаясь трактирщику. Тот поклонился.
- Приступаю к истории. - Он на секунду задумался, машинально проводя рукой по музыкальному инструменту. - Итак… Как много лун и солнц назад уж были боги в Мирте. Мы все давно забыои образ каждого из них, а было их немало. Два брата и сестрица, а также их потомки… Но всех скромней и всех спокойней был Серый бог. Он решал проблемы человека.
Не зол, не добр, а холоден был. И не давал несправедливости житья.
Однажды, когда сонмы богов появлялись на нашей грешной, полной грязи земле, он велел создать братию. Братство. Братство воинов.
Братство Серых монахов.
И должны были его последователи идти по пути истины, уничтожая ложных божеств, вторящих хаос и сеющих скверну среди людей.
Тех, кто воевал, и тех, кто бросал в сердца людей семена сомнения.
Следовали его заветам монахи и прорубали дыры в рядах богов.
Ибо знали монахи истину, а она сильнее дара бессмертных.
И И шла армия бесцветных, уничтожая богов, освещая нашу землю светом правды. И несли нам слово о богах, нами давно уж забытых.
Истину несли.
И все было хорошо.
Но были боги сильные. Очень сильные.
Такие, что не сразу падали от одного слова монахов. Такие, что стояли на земле. Такие, что сражались на ней.
Как раз о них моя история, точнее, об одном из них.
Ходил тогда по земле бог один, бог торговли и богатства. Не из нашего мира бог, но понравилось ему тут очень. Он остался, не злой и не добрый, он всегда желал богато жить людям.
Ходил тогда в тех краях монах серый, имя которого забыто. Почуял он бога войны, коих было много, и ринулся к нему.
Не повезло тогда богу торговли спеться с богом войны и идти с ним рядом. Не нравилось ему, что люди погибают, но любил он то, что другие богатеют с войны.
Устремился тогда в армию их бесцветный, растоптал всех людей, направился к богу войны.
Почувствовали боги, что Серый рядом, приготовились.
Взял бог войны свой меч, выкованный последователями для борьбы с Бесцветным, и побежал навстречу воину.
Второму тогда ничего не оставалось.
Война, сиречь, бог войны, напал первым, не дожидаясь союзника.
Долго шла битва, уж силен был каждый соперник.
Рухнули скалы, сгорели леса, испарились озера.
Странно было в том месте, так и сейчас тайны.
Но сказал, наконец, монах слово особое и сразил бога-обманщика.
Такая сила слова у них.
Увидел тогда бог торговли учесть брата и поднял меч его и вонзил в сердце бесцветного. Убил охотника. И, напуганный своим поступком, сразу же убежал.
Удивился охотник, удивился не на шутку, ведь думал, что один только бог по этой земле ходит, не заметил маленькой силы бога торговли. А тот был жив. И поднял меч.
Схватился за грудь серый, понял, что умирает живое в нем, но не умирает божественное, сила бога не умирает. Исчезло человеческое, осталась лишь тяга к справедливости и завет убивать всех богов на земле Мирт. Пока не останется ни одного.
И исполнял свой завет монах, не замечая, что уходят другие, что не стареет он. И все меньше богов ходило по земле, почти все пали от слова правдивого. И все реже выходили на охоту Серые братья.
А он все жил и искал того, кто сделал с ним такое.
Его и сейчас можно увидеть на улице - бесцветного и усталого.

Оратор закончил, улыбнулся, поклонился.
Раздались аплодисменты, крики, многие поднялись со своих мест, в глазах у них стояли восхищение, трепет, уважение.
Отец похлопал сына по плечу.
- Интересная история, - сказал странник, улыбаясь.
- Угу, - кивнул трактирщик, отодвигая графин. - Пошли на улицу?
- Пошли.
Выйдя, они попросили охранника уйти, он охотно убежал от них.
- Я хоть попытаюсь? - понуро спросил толстяк Эд.
Тот кивнул.
Красная молния вырвалась из руки трактирщика, отбил ее странник, золотое копье бросил враг, поймал его воин, тогда указал пальцем на монаха мужчина и направил всю силу свою великую.
Не дрогнул Серый монах, не упал. Сказал он слово одно, уж давно никто не говорил его, и рухнул на колени бог.
- Прости, - взмолился он.
- Нет тебе прощения.
Грустен был монах, потускнел его взгляд.
- Не хотел, ты же знаешь, не думал я тебя… - Слезы покатились по щекам торговца. - Я же изменился! Другой сейчас, честно все делаю, отказался от магии, трактир вон открыл.
- Поздно извиняться, - просто сказал бесцветный. - Не надо.
Ждал все бог смерти от слова смертельного.
Но не было смерти.
Сел тогда монах рядом и опустил голову.
- Как долго я искал тебя… когда , тешимый мыслью о мести, извинялся перед братьями за свою ненависть, ведь должный мы быть холодны и объективны, тогда я решил. Но не мог я, не мог забыть свою злобу.
И искал тебя, желая отомстить за то, что люди называют даром.
Проклятье, вот что такое бессмертие, и только боги могут нести его.
Я не могу. Я так устал год за годом убивать... К тому же, ты последний… ну, по красней мере, я последний точно.
Он взглянул не небо, где все еще висел его серый брат-месяц, скрывающийся за тучами, будто насмехаясь над людьми, показывая тщетность их попыток стать вечными.
Бог-трактирщик Эд недоуменно поднял глаза.
- Что ты хочешь от меня?
- Расскажи, как ты прожил жизнь?




 отзывы (0) 
Оценить:  +  (0)   
01:53 15.01.11