Главная

Поиск


?

Вопросы






FAQ

Форум

Авторы

Проза » Современная проза »

Награждена посмертно.

url  vaster Опытный писатель
Она шла по ковру, усыпанному лепестками из тюльпанов. Ей восемнадцать она молода и красива. Повсюду руины, но ее это нисколько не пугает…это всего лишь воспоминания оставленные войной. «Красивое место!», - восхищается она. «Такого даже во сне никогда не увидишь».
 отзывы (1) 
Оценить:  +  (0)   
07:50 01.09.15
url  vaster Опытный писатель
Она шла по ковру, усыпанному лепестками из тюльпанов. Ей восемнадцать она молода и красива. Повсюду руины, но ее это нисколько не пугает…это всего лишь воспоминания оставленные войной. «Красивое место!», - восхищается она. «Такого даже во сне никогда не увидишь».

На ней белое платье до колен. Волосы расплавлены и как живые они щекочут ее лицо и загорелые плечи. Здесь хорошо. Ни единой души. Только теплый ветерок обдувает ее молодое лицо, будто хочет прикасаться к нему все чаще и чаще. «Такое нежное личико мягкое и молодое», - возможно думал бы ветер, если вдруг оказался живым.

Пение птиц. Разных. Все время доносились то справа, то слева и лишь иногда их голоса заглушал непоседа ветер. Он гулял, где хотел, но больше всего ему нравилось здесь, прямо около нее. Около молодой и энергичной красавицы по имени Александра.

Она смеялась. Она никогда еще так не смеялась в те годы. Годы войны депрессии голода и смерти. А потом Александра встретила его. Кого? Своего будущего мужа Андрея. Вот кого. Он был в военной форме и почему-то весь в ранах и жутко постаревший. Он не смеялся, а рыдал. Рыдал, так как не рыдала ни одна девчонка, не рыдает ни одна душа.
«Что случилось? Почему ты плачешь? Ну, скажи», - забеспокоилась Александра. Но вдруг все исчезло. Стало темно и лишь иногда все освещалось белыми огнями и жутким грохотом ракет. Это била катюша. Била беспощадно будто хотела доказать на что она была способна. Затем наступила мертвая тишина. Раздался сильный взрыв, как будто немцы все-таки сбросили атомную бомбу. Бум-м-мм. И слова: "Не делай этого".

Александра вдруг резко проснулась. «Почему сон начинается хорошо. Даже слишком, а заканчивается плохо?», – подумала она, вставая с кровати. На часах без четверти шесть город еще спит, а ей вот уже на протяжении нескольких лет снятся одни и те же сны. "В чем их смысл? А разве во снах должен быть смысл? Да. Зачем тогда они мне снятся?". Она встала и подошла сначала к окну, чтобы удостовериться, что город все еще спит (или кого-то высматривала), затем к зеркалу. Она себе в нем не нравилась. Седые не очень длинные, но и не слишком короткие волосы, дряблая кожа. «А ведь если совсем не смотреться, можно подумать что тебе все еще восемнадцать лет. Но это, же не так. Лучше тогда вовсе не смотреться. Чтобы особо не расстраиваться», - промелькнуло у нее в голове. Опять она в этой квартире и опять одна. Муж умер десять лет назад, но Александра никак не может смериться с этим. Когда она садиться на кухню пить чай ей все время кажется что он рядом. «Что за вздор?». Она не любила дождь. И знала даже почему но, вспоминая, почему ее вдруг резко бросало в дрожь, как будто она переживала сейчас момент жуткого прошлого. Не любила собак и их хозяев. «Вечно они встают по утрам и выгуливают своих дурацких псов, чтобы те нагадили на тротуаре» - думала она, попивая горячий чай задумчиво смотря на ковер, который лежал на полу, жуя печенье «к кофе». Ни их ли она высматривала из своего окна? Их, их и только их.
Она резко бросила взгляд в коридор, где на тумбочки лежал довольно большой сверток прямоугольной формы и такого светло-коричневого цвета. Скорее всего, посылка. Но кому? Александра лишь улыбнулась. Она вдруг представила себя катюшей. Небольшой грузовичок, но бьет без жалости и пощады. Немцы жутко боялись катюшу. Но почему такое грозное, но не большое оружие назвали катушой? Она не ответила.

В одиннадцать она стояла на остановке. На ней была парадная форма и несколько медалей. Волосы причесаны и зачесаны назад. «Чтобы не мешали» - подумала она, оглядывая людей вокруг. Ей и не нравилась нынешняя молодежь. Их поведение, наряды, мода, мобильные телефоны. «Невидимые демоны ими управляют», - подумала она, бросив взгляд на молодого человека. Кем и через что? «Через эти штуки конечно. Вон подносят их к уху, а оттуда ими и повелевают», - ответила она сама себе. «Серьга в ухе как какой-то пират. Мат. Все это услужники дьявола», - все думала Александра. Юноша плюнул, достал сигарету и закурил.
Пока Александра стояла и ждала автобус, то несколько раз вспомнила сон. Его хорошие моменты, его плохие и все пыталась привязать все это к сегодняшнему дню. К сегодняшним событиям? Если да, то, тогда к каким событиям? Но вместо ответа она убрала за спину вместе с руками пакет, где находился сверток. Александра вспомнила как в сильный холодный дождь она пробиралась к раненным бойцам сквозь град пуль и грязь, которая наполняла ее рот такой гадостью что та могла служить для пыток пленных. Уши заложены, голова гудит, температура тела где-то около 38 градусов кости ломит, сердце разрывается от жутких бомбежек и вибраций. В руке заветная сумочка с бинтами и лекарствами, в другой пистолет, который возможно уже и не стреляет. Она снова вздрогнула, выйдя из нежелательных воспоминаний и, чуть не упала, еле удержав равновесие. Только она одна спасла около тридцати человек, которые затем продолжили род людской. «Родив тех, кто родил этот сброд», - промелькнуло у нее в голове. На нее посмотрели несколько человек из будущего. Вот и плата.
Подошел автобус. Икарус. Александра подошла к дверям. Вроде всего две ступеньки. Вроде? «А мне уже не восемнадцать…вроде», - подумала она. Эти две ступеньки оказались для нее серьезным испытанием. На передних сидениях автобуса уже расположилась молодежь. Они спокойно следили за осторожными действиями Александры, но очень резкими движениями как будто ей снова восемнадцать и она готова залететь в автобус. Никто ей не помог. «Это плата за спасение». Ах, как она жалела сейчас, что не ушла из жизни вместе со своим мужем. А что она могла сделать. Покончить жизнь самоубийством?
Все. Пытка завершена. Она села на сиденье. «Хоть в этом мне повезло», - подумала она. Александра оглядела автобус. «Человек сорок наверно. Как хорошо, что эти гармошки вмешают столько людей», - продолжила она снова мыслить.

Несколько дней до этого. Александра, поместила в сверток, который она купила что-то довольно весомое и села на кресло, включив телевизор. По телевидению один разврат. Ее вдруг всю затрясло, и она сжала свои руки в кулаки. Она вспомнила, как проходила, уроки по вождению и стрельбе могла разобрать любое оружие и собрать. Всему этому ее научил один человек ее муж, которому она и обязана своей смелостью и умением. Одна медаль, которую она получила, была за подрыв моста, через который проходили немцы. Ведь она была не только санитаркой.

Она вспомнила, как сидела с Андреям на траве, слушая, как она им шептала ветром, и он говорил о том, как после войны все будут счастливы, а будущее поколение обеспечено свободой. Александра прижалась к нему и, закрыв веки, слушала его голос как какую-то красивую песню. Они находились не далеко от части и могли спокойно наслаждаться друг другом. В части никто не знал об их отношениях. И о том, что он будущий ее муж учил ее сражаться и защищаться. Но на счет будущего Андрей оказался не прав. И ей было больно, что произошло именно так. Ведь она верила ему. Но разве он мог всего знать. Конечно нет.

Во сне она часто находилась в красивом месте. Здесь не было жизни и не было смерти. Здесь не было зависти и злости. Здесь не было людей с их собаками и мобильными телефонами. Здесь не было дождя и грязи. Здесь была только она и ее Андрей. Она так хотела, нет, скорей желала там оказаться, но…что? Всего одно лишь но? «Всего одно ЕЩЕ лишь но», - подтвердила Александра.
В детстве ей нравился дождь, но после она его возненавидела, этому способствовала война. Ей нравились прогулки вечером, когда стрекотали в траве кузнечики, а на небе сверкали целые созвездия. А теперь? Все время тучи и огни фонарей. Она любила. Сильно любила. И была женственной до тех пор, пока война не попросила мужества, а в ее жизни не появился Андрей. И вот теперь за все то, что сделала она и тысячи других получила плату в виде хамского обращения как будто она была предателем родины. Молодежь даже и не знала кто же победил во второй мировой войне. Думая, что победили Американцы, которые официально вступили в войну лишь значительно позже, поддерживая нейтралитет.

Автобус ехал, набирая все больше и больше пассажиров. Александра следила за всем спокойно. Пенсионеров не было в транспорте. Хотя почему? Увы, сейчас она не могла ответить на этот вопрос. Также как и не было детей. Будто сам бог собрал в этом автобусе весь сброд. Она еще раз оглядела весь транспорт. Посмотрела на рядом сидящего в наушниках молодого человека, которому было совершенно наплевать на то, что здесь, да и вообще вокруг происходило. И подтвердив свои опасения, что люди стали служителями дьявола, она решилась отправить этот маршрутный автобус туда, куда давно уже надо было отправить. В АД? «Что-то того», - подумала она и, оставив пакет с взрывчаткой, вышла на остановке.
Через минуту детонатор сработал.


Она шла по ковру, усыпанному лепестками из тюльпанов. Ей восемнадцать она молода и красива. Повсюду руины, но ее это нисколько не пугает…это всего лишь воспоминания оставленные войной. «Красивое место!», - восхищается она. «Такого даже во сне никогда не увидишь».

Телевизор был включен и вместо разврата почти по всем каналом шли новости. Сообщалось, что в центре города взорвался автобус, что взрыв унес жизни семидесяти человек. Помимо, взорвались и еще несколько машин, которые стояли в пробке. Она сжимала фотографию мужа и свои медали на груди. Вскоре и она ушла из жизни. И снова… Она шла по ковру, усыпанному лепестками из тюльпанов. Ей восемнадцать она молода… и муж ее зовет к себе, говоря, что все кончено. Что все уже позади. Что она получает медаль посмертно и он горд тем, что научил ее всему чем сам обладал. Александра радуется, говорит, что любит совершать подвиги, но тот, который она совершила самый лучший. Не подрыв моста с немцами... нет! не спасения бойцов, а именно этот….




Когда Александра проснулась, то уже темнело. Ей приснился Бог с ее мужем. Они просили ее не грешить, что все люди заслуживали прощения, и она не могла вмешиваться в чьи-то судьбы. А если и заслуживали то кому, как ни ей нужно было знать, что рано или поздно молодые станут старыми... а все кого не станет, задумаются о том, что совершили уже на небесах и, тогда они все вместе это смогут обсудить. Александра со слезами на глазах что-то сейчас шептала. Толи молитву, которую думала что забыла, ту которую читала пробираясь сквозь пули и грязь, убитых. Толи просила прощение за то, что намеревалась сделать.
Она встала и прошла на кухню. Налила стакан воды, и села посмотрев на сооруженное ею взрывное устройство. Теперь она понимала смысл своих снов. Все-таки сны имели и несли в себе свой смысл. Ее предупреждал ее муж, общаясь через сны. В них было все, будущее прошлое и настоящее. Она подошла к окну. Пусть она не изменила свой взгляд на хозяев с собаками и молодежь, но поменяла взгляд на жизнь... все когда-то умирает и кто-то платит по счетам. Посмотрев на стул, излюбленное место ее мужа, она больше его на нем не видела. Пусть он, ее муж, останется только в ее снах и воспоминаниях. Скоро она к нему присоединится. Но всего лишь скоро...

И снова она шла по лепесткам тюльпанов. Ей восемнадцать... она молода и красива.
 отзывы (5) 
Оценить:  +  (+3)   
09:02 30.12.10