Главная

Поиск


?

Вопросы






FAQ

Форум

Авторы

Проза » Миниатюры »

Империя зла

Правдивые, и не очень, истории, случившиеся в эпоху космических полетов и газировки за три копейки.
 отзывы (0) 
Оценить:  +  (0)   
07:33 26.12.10
Обновление Ильича

Реальная история, в которой образ вождя воссиял, а неверие в чудесное построение коммунизма было посрамлёно.


             Шёл одна тысяча девятьсот восемьдесят первый год. Ещё трепал гнилой западный ветер красные знамёна на демонстрациях, и суровые лики членов политбюро косились на прохожих из окон клуба, куда их портреты ставили в дни праздников. Так называемый застой стремился к высшей точке баллистической орбиты, будто ракета с отказавшим управлением.
             Я, молодой специалист, работал тогда в одном НИИ. В ту эпоху фантастически дешёвых книг и газет существовала такая вещь, как обязательная подписка. На свою беду, суетливый комсомольский активист предложил мне в нагрузку к "Комсомолке" небольшой глянцевый портрет тогдашнего наиглавнейшего человека страны Леонида Ильича Брежнева.
             Знал бы он, что в моих руках побывала некая книжица о шизофрении, содержавшая довольно невинное обобщение "при некоторых формах мании величия пациенты склонны украшать одежду блестящими предметами и нагрудными знаками". Я конечно, понимал, что психическое здоровье не имеет отношения к туманным кремлёвским играм. Но... Брежнев был душка! Величественный, как генерал Боливар, при трёх золотых звёздах.
             Положил тот портрет на стол, под оргстекло. А в газетах того времени, помимо дежурной хвалы Мудрому Руководителю, иной раз писали, как он то от одного зарубежного лидера награду получит, то от другого. Соответственно, рисовал я фломастером маленькие красивые ордена, вырезал их старательно, и под стекло к портрету прикладывал. Всё-то шло замечательно, и державная грудь цвела, как майская клумба. Пока, в один роковой час, парторг не заметил необъяснимое "обновление иконы". Явление совершенно мистическое и с развитым социализмом несовместимое.
             "Как вам не стыдно, Иван Борисович! Вы, мать..., тут мать... дурдом! Художники, ёшканый карась!" - образным и богатым языком технической интеллигенции определял парторг моё законное место в кагале профессиональных придурков.
             Я хлопал глазами и делал вид, что не вижу ничего плохого в ношении наград выдающимся человеком. Тогда парторг прибег к логике и указал на несовместимость статуса Наград Родины и каких-то "польских цацек". К удовлетворению сторон, я немедля лишил портрет всех регалий, обретённых в тяжёлой борьбе с международным империализмом.
                   Это одна из двух важных причин, по-которой я не состоял и не состою ни в одной партии. Но может быть, я и впрямь профессиональный дурак, непонятый и неоценённый в ту размеренную эпоху. Только натуральный кретин мог своей рукой начертать такое сочное пятно на внутреннем агнце комсомольской совести, дающей пропуск куда-то туда, где тучные облака в драповых пальто исполняют свой долг и обретают блага.
 отзывы (2) 
Оценить:  +  (0)   
01:37 21.12.10
Сестра покойницы

История, записанная по рассказу бабушки.

             Жили-были в Новосёлках две одинокие сестры-старушки, и были они горазды на всякие выдумки. Как-то раз узнали они о фотографических картинках, на которых важные господа свою персону изображают. И вот одна из них (пусть Фрося её зовут), решила: "Мне помирать так и так надо, гроб заранее делать будем. А лучше два. Всё равно траты. Давай уж, Алёна, заодно фотографа из Каширы пригласим, пусть он для нас картинки сделает, как мы в гробу-то лежим. И потом хлопот меньше, да и самой интересно: красиво я лежать буду, аль нет?" Алёна помялась, да и согласилась - что толку-то Фроську отговаривать.
             Нарядились деревенские барышни в лучшее, фотографа из Каширы ждут. Фроська уж в гробу, по всем правилам: крестик в руках, покрывало белое, свечи церковные тепляться. Лицо строгое, постное, белилами намазано. На глазах пятаки. Жуть.
             Приехал фотограф, зашел в темноту избы, ящики свои распаковал, попечалился судьбе Алёны-сиротинушки. Полыхнул магний, черный дрозд кладбищенский из объектива вылетел, повозился ещё мужичок с полчаса с растворами (фотографию тогда контактным способом делали, с пластинки).
             Показывает сестре Алёне картинку бумажную: хороша покойница вышла, давай рассчитывайся, барышня. Та к комоду пошла - нет денег ! За икону заглянула - нет. "Ты куда сь, Фроська-паскудница, деньги заховала ?" А та из гроба поднялась сонная, пятаки с глаз упали, на фотографа смотрит соловыми глазами и говорит: "Так я ж вчера их под матрац сунула!" Фотограф побледнел, и слов не молвя - вон из избы, и бегом обратно, в Каширу. Не зря ему говорили, что в Новосёлках будто бы ведьма жила, соблазнил чорт заработком. Вот: даже аппараты дорогие забыл, позже ему мужики подвезли.
 отзывы (2) 
Оценить:  +  (+2)   
05:50 20.12.10
Пионеры


       Как-то раз, в советские ещё годы, ранней осенью собирал я грибы в своих любимых местах, километрах в двадцати от города. Лес там густой, смешанный- где сосна вековая смолится, где осинник темный, где орешник у оврага, а внизу - ручей молчаливый, где пустошь горелая кустарником заросла - там опята бывают, даже и болота есть, если подальше идти.
       В тот раз помню, подосиновик пошёл, который иные ещё красноголовиком величают. Не то, чтобы много грибов-то было. Решил подальше пройти, куда нибудь, за овраг, за пустошь, что за ним, и там поглядеть. Сейчас-то эти места близкие, исхоженные, проехал на автобусе минут двадцать - и дуй пешком через лес. А лет шестьдесят назад, говорят глухомань была аховая, даром что до Москвы полторы сотни верст, дорог не было вовсе, лес глухой, да пять-шесть деревенек там.
       Бреду по лесу, под ноги больше гляжу, красную шляпку ищу, а то и лисички. Вроде и уходить не хочется, а небо потускло, погода портится стала, дождя нет, а ветер зашумел, поскрипывать сухими стволами принялся, ветви ворочать.
       Забрел я в самую чащу, в осинник куда-то, потемнело, и гриб-то в сырой листве не разобрать. Вдруг слышу: барабанная дробь! Не как дятел стучит, а настоящая, пореже, да поглуше, этак ух-ух, ух-ух-ух. Что за неладная ? Пошел я в ту сторону полюбопытствовать: приблизился, будто тени какие-то за за стволами промелькнули и стихло, а потом уже в другой сторонке по новой ух-ух-ух ух ух! Ну думаю, к лешему такие забавы, молитву даже про себя прочёл, и давай выбираться. Не сразу выбрался, поплутал.
       Вернулся домой, грибы выложил, немного грибов-то, в общем. Рассказал, что барабан слышал. Кого ж там в дурную погоду носит ? Соседка старая ещё при том разговоре была. Глаза выпучила, говорит: "Да не дай бог! Не ходи ты больше в это место! Дурное там место, уведут те пионеры, и пропадешь вовсе!" И рассказала историю, о какой я вовсе и не слышал раньше.       Будто бы, на заре советской власти был где-то там в деревне пионерский отряд создан. Именно что барабан у них был, галстуки самодельные, и пролетарская гордость. Вот собственно и вся организация. Пошли они как-то в ближайшее село, по всем правилам, при барабане, с рассвета. Лето вроде было, а идти как раз где-то через упомянутые места, по лесу, да по оврагам километров двадцать, не более. Дня через три их хватились, да нет нигде малышей ! И местные их искали, и чекисты, да кто не искал, а не нашли, то есть и тел не нашли. Списали на диких зверей, хотя кто ж знает ? А барабанный бой в тех местах многие слышали, особенно, кто постарше, и боятся тех призрачных пионеров, как огня.
 отзывы (1) 
Оценить:  +  (+2)   
07:33 26.12.10