Главная

Поиск


?

Вопросы






FAQ

Форум

Авторы

Фантастика » Альтернативная история »

Шумерская весна

url  baal Начинающий писатель
Автор обобщает новые сведения о самых высокоразвитых цивилизациях переходного периода от Неолита к Бронзовому веку, и пытается понять какое место они занимали в древнем мире. Наряду с привычными очагами культуры особое место здесь уделено России, как неотъемлемой части исторического процесса. на основе Майкопской Культуры, уже существовавшей в IV и III тысячелетиях до нашей эры. История нашего государства, неотделима от мировых цивилизаций уже достигших своего расцвета в конце Неолита. Отмечена некоторая аналогия Скифской культуры с Эгейской, Египетской и Шумерской. В этой работе рассматриваются культура, искусство и ремесла, как основной показатель степени развития той или иной цивилизации на самом раннем этапе своего развития. Установлено, что в третьем и даже четвертом тысячелетии до нашей эры государства развиты были настолько, что вполне уместно сравнивать их с XIX и даже XX веками прошлого столетия. Дополнительно описана культура Трои, Крита, Месопотамии и Египта в момент их зарождения. Обнаружены тесные экономические и культурные связи, существовавшие между народами уже в то время. В основе всех религий, объединяющих, все древние культуры лежит культ быка или священной коровы. Выявлена определенная закономерность присущая всем древним цивилизациям. На основе этого можно судить о возрасте того или иного народа. По той простой причине, что этот культ зародился на самых ранних этапах развития человечества. Поэтому, чем древнее та или иная культура, тем более отчетливо проявляется эта закономерность, на основании чего можно говорить. о существовании в прошлом одной працивилизации, где объектом поклонения были богиня – мать и бык- прародитель. Наши предки как раз и являются потомками того самого загадочного народа, поскольку, культ быка присутствует и в Майкопской культуре.
 отзывы (0) 
Оценить:  +  (0)   
04:46 16.12.10
url  baal Начинающий писатель


Глава 4

Шумерская весна



Когда, одному из лучших европейских экспертов начала прошлого века, показали набор миниатюрных туалетных принадлежностей, изготовленных из золота, он заявил, что это вещи арабской работы XIII н.э. Но он ошибся дважды. Во-первых, даже в XIII веке такие приборы еще вряд ли были способны делать на Ближнем Востоке. А во-вторых, этот набор оказался на три тысячи лет старше и выглядел куда современнее, чем средневековые поделки восточных мастеров. В одном он оказался прав, что эти вещи действительно с Ближнего Востока и «арабский» стиль видно не сильно поменялся за пять тысяч лет, что свидетельствует о хороших вкусах и устойчивых традициях, не следующих в угоду моде. Значит, народ не изменился за все это время, и следует древним обычаям уходящими своими корнями в далекое прошлое. Кому же принадлежали эти удивительные вещи, что ввели в заблуждение маститого ученого, считавшего до той поры, что о древности он знает все? Этот косметический набор принадлежал женщине. А вот кто она и откуда, стало полной неожиданностью, когда стало известно, что жила в XXVI веке до н.э. На вид эти предметы: ножницы, пинцет, пилочка для ногтей, баночки для крема и кисточки для ресниц больше говорили о том, что они изготовлены в XX или в XIX веках, а на самом деле они были в обиходе на Востоке еще в Неолите. Но такого не могло быть. Пусть периоды развития у многих народов сильно отличались от других, но все-таки в III тыс, никаких маникюрных ножниц быть вроде как бы не должно. Да, люди к тому времени перестали одеваться в звериные шкуры, но до таких утонченных предметов еще не должны были дойти. Ведь в Новокаменном веке или Неолите с 10000 по 2000 до н. э., людям свойственно совсем другие занятия – они должны были вести напряженную борьбу за выживание, но не заниматься своей внешностью. Здесь же все оказалось наоборот. Они занимались своей внешностью, и совсем не думали о пропитании. Значит у них всего было в достатке, раз оставалось столько свободного времени. Налицо все признаки промышленного производства и развитого сельского хозяйства, способного прокормить все население страны. В науке этот период связывают с Неолитической революцией, которая характеризуется возникновением новых способов ведения хозяйства. Вместо собирательного и охотничьего способов («присваивающего») переходят к «производящему», земледелию и скотоводству, которые позднее распространятся и в Европу. Только историки под Неолитической революцией подразумевали нечто другое, как-то переход от примитивной керамики к гончарному кругу, но никак не механизацию сельского хозяйства, и зачатки промышленного производства продуктов питания и предметов потребления. При этом Европа почему-то считает, что ее Неолит начался на Ближнем востоке, хотя к нему она не имеет никакого отношения, совсем не понятно? Видно хочет показать свою значимость, и доказать, что цивилизация зародилась у них. Но это не совсем так. Цивилизация зародилась на Востоке, и шумерские находки лучшее тому доказательство, потому, что все эти предметы оказались из царской гробницы Ура, в Месопотамии изготовленные как минимум в XXVI веке до н.э.
Для того, чтобы оценить уровень того или иного общества, надо смотреть не на то в каком веке до нашей эры, или после нее жил тот или иной народ, а на творение рук человеческих, и тогда станет ясно насколько человек поднялся в своем развитии. Наглядным тому примером может служить мода и ювелирные изделия, враз поведающие о том насколько далеко человек ушел от обезьяны, если он на самом деле произошел именно от нее.
Главным критерием такого сравнения, должна быть женщина - то в чем она одета и как может украсить и преподнести себя как в повседневной жизни, так и в торжественных случаях. Вот по ней-то сразу можно и определить к какому классу относится то или иное общество, и на какой ступени развития оно стоит. Если она ходит в набедренной повязке, сшитой из листьев пальмы, или шкуры леопарда, значит, она пребывает со своими соплеменниками на самой низшей ступени бесклассового первобытного общества, или относится к подклассу дикарей, что одно и тоже. Если же одежда сшита из ткани, красиво облегает фигуру, и на теле имеются украшения, то уже можно относить ее к рабовладельческому обществу, или к разряду варваров, пусть и цивилизованных. Так следует понимать деление общества по степени своего развития, как установила современная наука. От простого с к сложному. Но все ли так просто было на самом деле. Леонард Вулли наверно тоже так считал, пока не открыл захоронение шумерских царей в Уре. Вот тогда-то его взгляды полностью и поменялись.
Цари первых династий Ура: царь Абарги и царица Шубад разрушили все его представления о неолите, и о том как выглядели люди в поздний каменный век на Ближнем Востоке. Заслуга его как раз и состояла в том, что удалось установить имя той женщины, которая на рубеже Каменного и Бронзовых веков знала, что такое косметика и умело, пользовалась ей в повседневной жизни, читала стихи, слушала симфоническую музыку и смотрела комедии в местном театре по субботам. При жизни была веселой и жизнерадостной женщиной, но судя по всему была не местной.
Она, конечно, была царицей, потому, что пользоваться золотыми косметическими приборами могла только состоятельная женщина, как раньше, так и сейчас. Родилась она не в Уре, пусть и прожила в нем всю свою жизнь после замужества. Звали ее Шубад, хотя в девичестве могло быть и другое имя, например Лада. Жила она в царском дворце в XXVI веке до рождества Христова, в крупном приморском городе с видом на Персидский залив с цветущими садами и большими храмами.
Все это стало известно после открытия Урских гробниц. До той поры при раскопках в Междуречье не находили ничего, хотя бы отдаленно похожего на эти предметы, поскольку настоящих раскопок толком не проводилось, даже несмотря на то, что некоторые города были уже известны еще с середины XIX века. Конечно, находили бронзу керамику и прочую утварь, свидетельствующую о том, что народ вроде как действительно жил в Неолите, но оказалось, что такие предположения были не совсем верны, пока не стали копать по настоящему. Несмотря на то, что Д.Е. Тейлор открыл миру легендарный город Ур в Месопотамии еще в 1854 году, полномасштабные археологические исследования древней столицы шумеров начались только в 1922 году и велись на протяжении двенадцати сезонов (1922—1934).
Этими изысканиями, организованными совместно Университетским музеем в Пенсильвании и Британским музеем, бессменно руководил английский археолог Леонард Вулли, выпускник Оксфорда. К моменту начала раскопок ему было 42 года, и он уже был известен своими изысканиями в Египте, Нубии и Сирии.
ВУ́ЛЛИ (Woolley) Леонард (полн. имя Чарльз Леонард, Charles Leonard) (17 апреля 1880, Лондон — 20 февраля 1960, там же), выдающийся археолог XX столетия. Его раскопки старинного шумерского города Ура неоценимо пополнили знания о цивилизации народов Двуречья, а раскопки Амарны — знания о культуре Египта и широких связях страны пирамид с Передней Азией и со всеми развитыми государствами того времени. На протяжении всей жизни он также занимался историей хеттов
В 1907-12 гг. Вулли работал на всем Ближнем Востоке. Так с археологической экспедицией он провел раскопки около Вади-Халафа в Судане, древней области Куш, богатой египетскими древностями. Вместе с Томасом Лоуренсом (знаменитым Лоуренсом Аравийским) и хеттском городе Кархемише в Северной Сирии (1912-14 гг.), после чего свои находки описал в книге «Кархемиш». Но эти изыскания явились лишь прологом к открытию всей его жизни, осознать которое он наверно так и не смог до конца своих дней. Урские захоронения произвели на него неизгладимое впечатление, а нам стало понятно как выглядел человек той далекой эпохи. Пусть от царей и цариц остался только прах, но сохранились их имена, а самое главное осталось то, что сопровождало их при жизни. Слава богу, золото и камень не подвержены коррозии и тлению, а стало быть они могут поведать нам насколько умело могли обращаться с ними в древности и что можно создать из этих простых материалов. А создать из них при определенном умении и хорошем вкусе можно произведения искусства, что и увидел Леонард Вулли на царице Шубад. Спасибо древним, что в гробницу они клали все то, что сопровождало человека при жизни, от косметических наборов до царских колесниц, иначе бы мы так и прибывали в неведении, каким же был человек еще при жизни.
Так как же выглядела женщины позднего неолита на Ближнем Востоке, перед выходом в город за покупками или по делам? А выглядела она вполне современно. Утро начиналось не рано, поскольку торопиться в поле было не надо. Там было, кому работать и местные крестьяне получали по два урожая в год, как зерновых, так овощей и фруктов, да и то этим больше занимались жители Урука и Лагаша. Ур же был портовым городом и торговал со всеми известными к тому времени государствами, далеко опередившими свое время, пусть таких было и немного. По крайней мере Египет Индия, Илион и Крит здесь были хорошо известны, а точнее товары из них, да еще пожалуй и далекая Северная страна со странным названием – не-то Гиперборея, не-то Скифия, откуда также поступали товары через эту транспортную артерию. Шумеры торговали со всем миром, и мир этот был достаточно велик, чтобы не чувствовать себя одинокими на фоне дикой и суровой природы.
Царица спала, хотя солнце уже поднялось и согревало своими благодатными лучами этот благоухающий и цветущий край. Она не спешила вставать. Как и всякая царица, могла позволить себе понежиться на кровати с леопардовыми резными ножками, ливанского кедра или красного дерева из страны Куш. Когда же все-таки поднималась, принимала ванну, насыщенную лепестками роз и лаванды, марокканской ромашки и лотоса. Как и богиня любви - Иштар, она всегда должна быть в окружении роз, миртов, анемонов, фиалок, нарциссов и лилий, соответственно и сопровождать ее любое появление на людях или при дворе мог только божественный аромат. Приводила голову в порядок, наводила прическу, делала маникюр, педикюр и все остальное. После того как цирюльник завершил свою работу, приходили, визажист и косметолог специалисты по умащению и благовониям. Достаточно было нанести хоть одну капельку ароматического эликсира на шею или локоть, чтобы этот запах оставался с тобой на целые сутки. Благовония всегда были популярны на Востоке, поскольку заменяли собой и дезодорант и духи и различные крема. В их состав обязательно входили: Мирра и Роза, Алоэ и Лотос, Сандал и Чайное дерево. Эвкалипт и Мята, Можжевельник и Кипарис. Их основу составляли Эфирные масла содержащиеся во многих фруктах, таких как дикий Апельсин, Мандарин, Клубника, Персик и Грейпфрут, и многочисленные цветочные композиции так называемые отдушки, которые и создавали тот неповторимый аромат, столь любимый молодой царицей. Их было великое множество - на все случаи жизни. Ароматические масла широко распространены в растительном мире, но растений, которые синтезируют их примерно пятьдесят семейств: например, растения семейства губоцветных (мята, мелисса, тимьян, лаванда). Эти душистые, легколетучие вещества содержатся также в зернах (анис, мускатный орех). Корнях (имбирь), древесине (сандал, розовое дерево), листьях (лимон, эвкалипт). И, наконец, в цветках (роза, цветки апельсинового дерева) и плодах. Уже тогда было известно, что эфирные масла обладают антисептическими, бактерицидными и антивирусными, а некоторые и гормональными свойствами. Они могут проникать в наш организм через кожу и воздушно-капельным путём.
Ароматические масла - естественный концентрат фитонцидов эфирно-масличных растений в жидком виде, являющихся источником биологической энергии.
Для получения ароматических масел, существовало множество способов, и все они были известны древним шумерам, такие как дистилляция, экстракция и прессование.
Она нанесла капельку нового масла предложенного ей косметологом. Из небольшого флакончика тонкой финикийской работы стеклянной палочкой она сделала себе несколько мазков на шею и руки, как тут же разлился божественный аромат, от которого даже закружилась голова, и сердце стало биться учащенно. Но скоро все прошло, и в душе наступил покой и умиротворение, а в сердце родилась любовь ко всему на свете.



Рис. 4.1. Стеклянные флакончики для хранения ароматического масла.

Этот аромат был настолько приятный и стойкий, что его не могли перебить никакие природные и биологические запахи. Можно было хоть весь день проработать в поле, обливаясь потом, но запах «Иштар» или «Нинлиль» уничтожить было невозможно, потому, что масло проникало глубоко под кожу. Оно равномерно растекалось по всему телу, проникая в самые мельчайшие поры, и источало оттуда свою волшебную музыку. Ароматические масла не только передавали удивительные ароматы Арабской ночи весной, но оказывали лечебное и омолаживающее воздействие на весь организм. Парфюмеры всегда ценились очень высоко, как в Египте, так и в Аккаде, поэтому повсеместно пользовались покровительством царствующих особ. Царица Шубад также ценила своего придворного специалиста по умащению и пользовалась его услугами ежедневно. Ведь ароматические масла уничтожают вредоносные микроорганизмы, а значит и возможные болезни, которых в жарком климате с болотами и соответствующей живностью и паразитами было немало. Так, чайное дерево неблагоприятно воздействует на дрожжевые бактерии (в частности, на Pityrosporum ovale), вызывающие перхоть. Например тимьяновое масло, может оказывать губительное действие на несколько разновидностей бактерий. Благодаря этому, ароматические масла широко используются как антисептики. Ароматические масла, содержащиеся в розмарине, обладают антисептическими свойствами, что помогает скорейшему заживлению. Эфирные масла являются активными метаболитами обменных процессов, протекающих в растительном организме. В пользу этого суждения свидетельствует высокая реакционная способность терпеноидных и ароматических соединений, являющихся основными компонентами эфирных масел. Эфирные масла при испарении окутывают растение своеобразной «подушкой», уменьшая теплопроницаемость воздуха, что способствует предохранению растения от чрезмерного нагревания днем и переохлаждения ночью, а также регуляции транспирации. Запахи растений служат для привлечения опылителей-насекомых, что способствует опылению цветков. Эфирные масла могут препятствовать заражению патогенными грибами и бактериями, а также защищать растения от поедания животными. Для человека такие свойства растений могут иметь самое непосредственное отношение и все их положительные качества необходимо использовать для своих целей. Здесь и запах привлекающий к себе за километры, и защита от всевозможных паразитов – тех же комаров, например, бактерицидные и антисептические свойства также должны служить на благо человеку. Одним словом достоинств от таких масел очень много, поэтому они и ценились на вес золота и даже выше. Царица была наслышана о таких особенностях ароматических масел, и каждый день пользовалась ими.
Она была очень красивой и неустанно следила за своей внешностью. В гробнице сохранилось множество раковин с зеленой краской, в том числе две искусственные — одна золотая, другая серебряная. Подобные раковины попадались почти во всех женских погребениях Ура. В них археологи часто находили остатки белой, красной или черной краски, которая употреблялась как косметическое средство, однако наиболее популярной краской была зеленая.
Она красила верхние веки порошком зеленого малахита, смешанного с маслом и блесками, которые переливались на свету, создавая впечатление, что они окроплены небесной росой - смесь называлась Каль, а глаза подводили свинцовым блеском. Ресницы и глаза красили порой и сурьмой, она также была черного цвета. Этот грим, кроме придания выразительности, предохранял глаза от воспаления, вызываемого солнцем, ветром, пылью и насекомыми. Красная природная охра измельчалась и смешивалась с водой. Этой краской красили щеки и губы. Хна использовалась для окраски ногтей, а также, ладоней и ступней.
Красилась она всегда, как и любая уважающая себя женщина, однако были дни когда Царица перед выходом к своим придворным, была обязана одеть царские регалии; Тиара, Диадема, серьги, браслеты, ну и немного колец на пальцы. Шубад одела одну из последних моделей платья из коллекции «Весна – Лето» пурпурного цвета, доставленных ей с Акротири. Пурпур, конечно, делали не на Крите, а в Финикии, не даром сидонские мастера славились производством стекла и пурпура, получаемого из морских моллюсков. Благодаря различным способам получения и обработки исходного красящего вещества, неоднократным пропиткам и другим искусным приёмам финикийцы достигали широкой гаммы оттенков от ярко-красного до тёмно-фиолетового. Стоило ли говорить, что ткани, окрашенные в пурпур, стоили дороже золота, но жители Ура, а особенно состоятельное сословие могли позволить себе многое, царица тем более. Ткани могли делать и в Сидоне и Тире, но сшить изысканные модели могли только на Крите, или Трое, поэтому трикотаж с островного государства был особенно популярен. Платья они могли украсить всевозможной инкрустацией и аппликацией из перламутра и жемчуга, что придавало им особенный блеск и утонченность.
На ее голове красовался венец Эдена, «Шугур» или царская тиара. Тиар у нее было несколько, как и полагается уважающей себя королеве, на все случаи жизни. Венец Эдена «Шугур» как считала она, больше подходил ей для сегодняшнего приема. Слово Эден — буквально означает: пустынная земля, степь — служило также и для обозначения подземного мира. "Шугур" — культовая повязка из колосьев и веток, могла быть из драгоценного металла. Царица должна была выглядеть достойно, поэтому Шугур у нее никак не мог быть из соломы или пальмовых веток - только золото. У римлян и греков он будет из лавровых листьев, но у шумеров из золота. Царский венец богато инкрустирован лазуритом, сердоликом и натуральным жемчугом. Спереди ее тиару украшала большая звезда с рубином в середине символизирующая собой Венеру. Сзади был серебряный полумесяц.
Откровенный вырез на платье открывал любопытному взору самую сокровенную деталь царского туалета. Ничто не должно быть лишним, а каждая деталь несла в себе определенный смысл. Ну и конечно, стринги, доставленные накануне с Крита после недели высокой Моды, являлись предметом зависти всех богинь Ниппура, Куммии и Цафона. Такого «Одеяния владычиц», прикрывающего стыд в Уруке так и вообще еще не видели, последняя мода сюда еще не дошла. В силу своего религиозного статуса Урук был немного консервативен, чего нельзя сказать про жителей Ура, носивших на себе отпечаток свободной экономической зоны и просто портового города, со всеми своими достоинствами и язвами.



Рис. 4.2 Богиня Иштар. Шумерское колье. Шумерское колье из золота обсидиана ляпис-лазури и сердолика. Раннединастический период, около 2600 гг. до н.э


Так называемый «Пояс Рождения с чресел», или стринги, был неотразим и завершал собой богатый женский арсенал для обольщения и вдохновения – кому, что нравится, по-видимому, должно быть то и другое.
Ну и конечно самая важная часть тела это лицо. Оно должно быть безупречным, и ни оставлять никаких сомнений в божественном происхождении царицы. Для этого в ее распоряжении была целый арсенал всевозможных кремов духов и мазей на все случаи жизни, хотя по большей части они ей были не нужны. Она и по природе была красива, чтобы сглаживать некоторые недостатки. Но дворцовый этикет требовал некоторой помпезности от царствующих особ. Поэтому в ее наборе было достаточно баночек с краской, чтобы сделать нужный оттенок, отвечающий любым запросом. Египетские и Шумерские косметологи знали толк в этом деле и всячески развивали этот бизнес. Косметику там делали давно и грамотно. Поэтому, покупая у них крем-пудру, или помаду можно было не опасаться никаких побочных эффектов на своем лице, и смело наносить на себя, а не проверять ее на прислуге. Притираньем «Приди, приди» изготовленной из толченой Сурьмы подведены глаза, изящно накрашены губы красной Охрой, а щеки имели едва уловимый румянец, подчеркивая тем самым пышущую здоровьем женщину, которая не прочь познакомиться с интересным мужчиной. Впрочем, супруг был строгих правил и подобного поведения от нее не допускал.
А в это время в 1921-22 гг. Вулли предпринял раскопки в Телль-эль-Амарне, на месте построенного фараоном Эхнатоном в 1365 до н. э. новой столицы Верхнего Египта - города Ахетатона. Особенно важным для Вулли было обнаружение клинописных текстов, соотносимых с хеттскими, так называемые амарнские письма в которых сохранилась дипломатическая переписка с Хеттским царством. Они свидетельствовали об упадке в это время египетского влияния в западноазиатском регионе, но, несмотря на это связи государства со всем ближневосточным миром не прекращались. Невольно приходит сравнение нынешних отношений Египта с Израилем, которые также переживают не лучшие времена. Все было и раньше – периоды потеплений сменялись противостоянием, а порой и войнами, что и произошло в 60-х годах прошлого столетия. Египет уже не тот, что был раньше, но, несмотря на утрату былого могущества, свое влияние в арабском мире он сохраняет до сих пор. Во времена колониального владычества, естественно ни о каком влиянии в арабском мире не было и речи, но времена меняются и с приобретением независимости его роль все время возрастает. Так было в Египте и на всем Ближнем Востоке и раньше, все происходило циклически – периоды спада сменялись расцветом и подъемом. Сто лет назад основную политику здесь проводила Англия, поэтому британские археологи пользовались случаем, чтобы проводить здесь свои исследования. Леонард Вулли воспользовался моментом и за отсутствием опасных конкурентов спокойно занимался раскопками Южной Месопотамии. После серьезных исследований в Египте и Передней Азии, он приступил, пожалуй, к самому главному открытию своей жизни – раскопкам Ура, которые полностью поменяли его представления о Древнем Востоке.
Принято считать, что Новокаменный век или Неолит, который начинался с 10000 — 2000 до н. э., включал в себя Ранний неолит, средний неолит и поздний неолит. Тогда XXVI веке до н.э больше соответствовал Среднему неолиту. Выходило, что женщина жила в среднем неолите, а предметы современные – где же логика. Люди должны были бы вести напряженную борьбу за выживание в те времена. Но здесь же все получалось с точностью да наоборот – у них оставалось достаточно времени, чтобы не только следить за собой, но и жить полноценной жизнью цивилизованного человека.
Женщины были на высоте. Костюм, хотя и не отличался особыми изысками, поскольку состоял из блузки с длинным рукавом и шелковых шаровар (галифе) расширяющихся в бедрах и сужающихся ниже колен к щиколоткам ног, зато выглядел очень нарядно. Вся верхняя часть ее туалета в основном состояла из, серебряных, золотых, лазуритовых, сердоликовых, агатовых и халцедоновых бус. Они были везде на шее, груди и на поясе. Даже на щиколотках и то красовались золотые браслеты сложного плетения. Живот был открыт, а точно посередине висел амулет, перехваченный золотыми цепями крест накрест. Широкие цепочки, или золотые ремешки типа «Клеопатра», или «Бисмарк», а больше похожие на «Лисий хвост», надежно охватывали тело спереди, а сзади он застегивался замком.



Рис. 4.3. Виды плетений цепочек. Клеопатра Бисмарк Лисий хвост.

Священный амулет был отделан обсидианом в центре ляпис-лазурью и сердоликом по краям, образуя некое подобие креста с лучами опять-таки в виде камней по диагонали. Сам амулет или нагрудник был выполнен в виде перегородчатой эмали с ажурной филигранью. Трудно прямо сказать, что это было на самом деле - не то стилизованный крест, не то цветок, ну да это и не важно. Если она его носила на середине груди, да еще поддерживаемый четырьмя золотыми ремнями, значит, он был для нее не просто дорогим украшением, но вдобавок ко всему имел еще и магическое действие. Но удивляться этому не приходится, поскольку любой верующий человек носит у себя какой-нибудь защитный талисман, или символ веры и они как правило находятся в этом месте. Широкое оплечье состояло из целой гирлянды цилиндрических, овальных и тороидальных бусин из лазурита, сердолика и золота, создавая темно-синие, кирпичные и золотистые тона. Ниспадая длинными нитями от широкого ожерелья-воротника, они образовали сплошной панцирь, доходящий до самого пояса. На правом предплечье лежали три длинные золотые булавки с лазуритовыми головками и амулеты: один лазуритовый, два золотых в форме рыбок, четвертый — тоже золотой в виде двух сидящих газелей.
Белый кожаный пояс также был инкрустирован фигурками быков, ослов и газелей, а золотая пряжка в виде львицы. Помимо того и на поясе красовались многочисленные нитки бус, из сердолика, лазурита, халцедона и агата, образуя широкий фигурный пояс. На руке был красивый золотой браслет из крученной вальцованной проволоки. Внутри он был пустотелым, поэтому не казался тяжеловесным. Известны многие типы плетения цепочек, как например: лав, якорное, серпантин, фигаро, закрученное. А также вытянутое, ленточное, панцирное, Бисмарк и многие другие. Похоже, все это было известно древним шумерам, когда археологи открыли урские гробницы, и человеком этим оказался Леонард Вулли.
Этот город, расположенный к югу от Евфрата и в 160 км к западу от Басры Телль-Мукайир упоминался даже в священном писании. Он со многими другими городами входил в состав так называемого «Плодородного полумесяца» освещавшего своим светом величайшие цивилизации древности. Вернер Келлер в своей книге: «Библия как История» пишет: «Если мы проведем линию от Египта через средиземноморские земли Палестины и Сирии, а затем проследуем вдоль Тигра и Евфрата через Месопотамию к Персидскому заливу, то получится четкий полумесяц».
Четыре тысячи лет назад этот полукруг, окружающий Аравийскую пустыню и получивший название «Плодородного полумесяца», заключал в себе множество цивилизаций, тесно прижавшихся друг к другу, как дорогие блестящие жемчужины, на нитке бус. «Лучи света, исходившие от них, устремлялись в окружающий мир невежества. Здесь находился центр цивилизации от каменного до «золотого» века Греко-римской культуры».
Стоит отметить, что «золотой» век больше подходил не для Греко-Римской культуры, а скорее к Ближнему Востоку, поскольку возник на две тысячи лет раньше самых развитых цивилизаций Европы, за исключением, быть может, России (которая называлась тогда Гипербореей), чья настоящая история только начинает открываться миру. А народы, входившие в состав «Плодородного полумесяца» свои знания и культуру получили как раз от загадочного народа с Севера, чему есть немало подтверждений. И совсем не факт, что они спустились с Кавказских гор, и принесли свою культуру в долину Тигра и Евфрата, как полагают многие исследователи. Кавказ большой, но почему это были именно обитатели предгорий Арарата, не совсем понятно. Майкопская культура, гораздо древнее Ванского Царства, и намного выше по уровню, так, что уж если, кто и мог принести цивилизацию в Месопотамию, так это они.
Вопрос в данном случае не откуда Шумеры и Египтяне получили свои знания, а насколько они были высоки и глубоки для периода позднего Каменного века? Не секрет, что до V тыс. до н.э. сложно говорить о высоком уровне развития этих народов, и только с IV тысячелетия просматривается резкий скачок вперед, вмиг обогнавший всех ближайших соседей, живущих рядом. Бытует мнение, что это они сами стали такими умными, и дошли до таких глубоких познаний своим трудом, и наблюдательностью. Скорее всего, это заблуждение, поскольку во всей Европе действительно был Каменный век, а на Ближнем Востоке уже знали Железо.
На Балканах и Апеннинах Неолит был в самом разгаре. В Сардинии и Западной Франции покойников тогда хоронили в обширных каменных могилах. Эти мегалитические гробницы – последние великие памятники каменного века.
В Британии, возле Солсбери, было построено самое известное святилище эпохи мегалитических сооружений – Храм Солнца в Стоунхендже. Гигантский круг из камней, до сих пор остающийся одной из главных достопримечательностей Англии как раз относится IV тыс. до н.э. Сооружение грандиозное, но примитивное, как и полагается всем постройкам Палеолита, если таковые возможны для данного периода развития человечества.
В Германии землю в те времена обрабатывали деревянными плугами и Европа по большей части была безлюдна. У подножия Гималаев только начинал разгораться мерцающий светильник обособленной цивилизации в долине Инда которую принесли индоарийские племена, пришедшие опять-таки с Севера. Над Китаем, Дальним Востоком, и над Африкой царила беспросветная тьма. А за водами Атлантики в мрачных сумерках лежал дикий Американский континент.
Но с другой стороны в «Плодородном полумесяце» и в Египте культурные высокоразвитые цивилизации теснили друг друга в пестрой сутолоке конкуренции и свободного рынка. Более тысячи лет на троне сменялись фараоны, цари Аккада и Шумера. Величественные египетские пирамиды и грандиозные месопотамские храмы уже столетиями взирали на кипящую у их подножия жизнь. На протяжении двух тысяч лет земледельческие хозяйства и плантации, не уступавшие по величине некоторым современным концернам, экспортировали зерно, овощи и отборные фрукты из искусственно орошаемых долин Нила Евфрата и Тигра. В «Плодородном полумесяце» и в стране фараонов были общеизвестны искусства клинописи и иероглифические письма. Письменностью пользовались поэты, придворные чиновники и государственные служащие; особенно необходима она была для торговли, вместе с которой крепли и развивались государства входящие в состав «Плодородного полумесяца». Разнообразные товары, которые производили крупные месопотамские и египетские торговые компании отправлялись караванными путями или по морю из Персидского залива в Сирию и Малую Азию, из дельты Нила на Кипр и Крит и к Черному морю к его северным берегам. Там также были не прочь полакомиться тропическими фруктами в обмен на пушнину и отборный лес. Наибольшим спросом пользовались: медь из египетских рудников горах Синая, серебро из рудников Тавра в Малой Азии, золото и слоновая кость из Сомали в Восточной Африке и из Нубии на Ниле. Золото, однако, поставлялось на рынки Месопотамии также из рудников Анатолии, Ирана и далекой Скифии, или Гипербореи. Пурпурная краска прибывала из финикийских городов на побережье Ханаана, ладан и специи из Южной Аравии, великолепные ткани с ткацких станков Египта и изумительные вазы с острова Крит. Оптика, металлообрабатывающие станки и инструменты доставлялись из Илиона. Полудрагоценные камни также были нужны великой империи. Агат и сердолик привозился из Индии, лазурит из Афганистана и Египта, обсидиан опять-таки с предгорий Тавра.
Процветали литература и науки. В Египте появились первые прозаические художественные произведения и светская поэзия. Месопотамия переживала Ренессанс. Филологи Аккада, великого царства на нижнем Евфрате, составили первую грамматику и первый словарь-разговорник. Аккадские поэмы излагают повесть о Гильгамеше и древние шумерские легенды о сотворении мира и потопе; аккадский язык в то время был мировым. Египетские лекари, пользуясь учебными руководствами, создавали ценные лекарства из растительных смесей и освоили великое искусство бальзамирования. Математики с берегов Нила эмпирическим путем определили соотношение сторон треугольника, которое через полторы тысячи лет станет теоремой Пифагора из Греции, носящей его имя. Месопотамские инженеры методом проб и ошибок разрешили проблему измерения площадей. Астрономы, предположительно ради астрологических предсказаний, делали свои расчеты, основываясь на точных наблюдениях планетных орбит, тем самым сделав огромный шаг в развитие математики, владев к тому времени квадратными и кубическими корнями. Шумеры первыми стали осушать болота, регулировать разливы рек, поднимать земледелие, развивать металлургию. Причем так быстро, как будто им и раньше были хорошо знакомы гончарный круг, колесо, обожженный кирпич, литье металлов, десятичная система счета, лунный календарь, деление круга на 360 градусов, алфавитная письменность, четкая система администрирования и права, архивное дело, школьная система обучения. Все это подарили миру шумеры. А еще – двухпалатный парламент, деньги в виде серебряных слитков, первую систему налогов, сельскохозяйственный календарь, библиотечные каталоги, бронзовые сплавы. А также первый сборник пословиц и афоризмов, первые литературные дебаты и сказание о Всемирном потопе.
И все это уже в IV тыс. до н.э, в то время как остальные еще охотились каменными топорами и стрелами с кремниевыми наконечниками, а на Ближнем Востоке писали лирические поэмы и пытались определить площадь усеченного тетраэдра.
Такая жизнь была под «Плодородным полумесяцем» VI тысяч лет назад, но Леонард Вулли еще не достаточно был осведомлен о том уровне, на котором действительно находились Шумеры, когда приступил к раскопкам Ура. И хотя он открыл более раннюю культуру Эль–Обейде (Эль-Убейде), зародившуюся еще до 4000 до н. э., следы которой отмечены практически во всех городах Шумера, но полной картины еще не представлял. В этом же городе, открытого им в 1923-24 гг., были исследованы остатки храма времен I династии Ура (2600 до н. э.) с медными статуями и рельефами, мозаичными фризами, изображениями быков, коров, оленей и огромного орла с львиной головой. В надписи на золотом украшении было названо имя строителя А-анни-падда, сына Мес-анни-падды, царя I династии Ура или, по «царским спискам», основателя III династии после потопа. Несмотря на то, что Эль-Убейде, был старше Ура, но таких богатых захоронений там не было. Сенсация была впереди.
На полпути от Багдада к Персидскому заливу, посреди голой и бесплодной пустыни возвышались нагромождения холмов, которое Арабы называют «Тал ал-Муккайир» («Смоляной холм»). Трудно даже поверить, что некогда эта пустыня была обитаема. И, тем не менее, здесь, под слоем выветренной породы, покоились руины древнего города, известного как «Ур халдеев», или «Ур Халдейский». История которого берет свое начало задолго до появлении в Двуречье халдейских племен и отмечена выдающимся расцветом за 1000 лет до их прихода. В 1927 Вулли начал публикацию предполагаемых десяти томов «раскопок в Уре» с описанием находок. Среди других книг Вулли — «Шумеры», «Ур халдеев», «Раскапывая прошлое».
Ур — один из древнейших городов мира. По преданию, его уроженцем был библейский праотец Авраам, который вместе со своим отцом – преуспевающим торговцем Фаррой променял цивилизацию на кочевую жизнь и сомнительное учение, перевернувшее затем весь мир. Этот город стал играть важную роль уже в III тысячелетии до н. э. Около 2350 года до н. э. правитель города Аккад (его местонахождение до сих пор не установлено) по имени Саргон (Саргон Великий, Саргон Древний, Саргон Старший, Саргон Аккадский) захватил цветущие города Южного Двуречья. Его войска дошли до Малой Азии, до предгорьев Тавра. Дальше не пошел, поскольку территория северного и южного Причерноморья была обжита давно, и народ тот пребывал на столь же высоком уровне развития, что и Шумеры. Саргон Великий, догадывался об этом и не стремился ссориться с великим Северным Соседом. Этот первый известный во всемирной истории великий завоеватель правил, по его собственным словам, 55 лет, рис. 4.4.



Рис, 4. 4. Аккадский царь Саргон Великий, завоеватель Шумера и объединитель Месопотамии (ок. 2291-2255 гг. до н.э ) Скульптурная голова из меди.


В память о себе он оставил потомкам клинописный текст, в котором рассказал о перипетиях своей фантастической биографии: «Я — Саргон, могучий жрец Аккада. Мать моя — жрица, отца я не знал. Мой город — Асупирану, что лежит на берегу Евфрата. Мать моя родила меня втайне. Положила в тростниковый ящик, вход смолою закрыла, бросила в реку. Понесла река, принесла меня к Акки-водолею. Акки-водолей багром меня поднял. Акки-водолей садовником меня сделал. Я был садовником, меня полюбила богиня Иштар. Пятьдесят пять лет я был на царстве».
По-аккадски имя Саргона звучало как Шаррукин — «истинный царь». Вероятно, это было тронное имя Саргона. Шаррукин-Саргон подчинил шумеров и продвинулся, как говорится в хрониках того времени, «до кедрового леса и серебряных гор» — определение, под которым нетрудно угадать Ливанские горы и горы Тавра. Вскоре его царство простиралось от Верхнего Моря (Средиземного) до Нижнего (Персидского залива). Во всех больших городах царства возводились грандиозные постройки. Вся центральная часть страны между Евфратом и Тигром была усеяна многоэтажными ступенчатыми башнями — зиккуратами. Туда же проникала и культура на завоеванные земли, а народы постепенно ассимилировались с шумерами и перенимали их обычаи и знания.
Династия Саргона правила двести лет, а затем пала. Около 2200 года до н.э. Двуречье было покорено племенами кутиев, в эпоху которых гегемония перешла к Лагашу. Кутии — союз древних племен, населявших западную часть Иранского нагорья. Они тоже были не вечны, и уже в конце III тысячелетия до н.э. кутии были побеждены царем Урука Утухенгалем и Ур снова приобрел статус главного города Двуречья. Владычество кутиев над регионом длилось около 70 лет (за это время сменилось 20 царей). Около 2109 года до н.э. последний царь кутиев, Тириган (источники сообщают, что тот правил всего сорок дней), потерпел сокрушительное поражение от царя Урука - Утухенгаля. Войско кутиев разбежалось, а сам Тириган попал в плен и был казнен. С господством кутиев в Междуречья после этого было покончено. Цари III династии Ура правили Месопотамией более ста лет. Все эти смены династий и первенство одного города над другим сильно напоминает Ирано-Иракскую войну в 70-х годах прошлого столетия, когда два близких народа не поделили часть территории. Как видим, этот регион никогда не отличался особым спокойствием, лишь только тогда, когда здесь действительно были великие империи – Шумерское, Вавилонское, Ассирийское и персидское царство. Шумеро – Аккадское было первым.
При них, вероятно, впервые в мировой истории началось возведение протяженных укреплений на границах государства (наподобие Великой Китайской стены, Адрианова и Траянова валов и т. д.). Царь Ура Шу-Саэн соорудил оборонительную стену от вторгавшихся в Двуречье аморейских племен.
Прославленный многочисленными храмами и дворцами, Ур в эпоху III династии процветал. Многочисленные торговые пути вели к нему многочисленные товары с гор, и с моря, поскольку он являлся крупным портом в Персидском заливе. Эта эпоха стала временем расцвета шумерской культуры.
Ур считался городом бога луны Сина. Основатель III династии царь Урнамму построил здесь на рубеже XXII–XXI вв. до н. э. знаменитый зиккурат Ура, рядом с которым находились царский дворец и гробница сына Урнамму — Шульги.
Трехступенчатый зиккурат в Уре сохранился до наших дней лучше других подобных сооружений в Двуречье. При исследовании храма бога луны - Сина, Вулли предположил, что постройка состояла из трех массивов, сооруженных один над другим и образующих широкие, возможно озелененные террасы, соединявшиеся лестницами. По ним боги должны были спускаться к верующим. Нижняя часть имела прямоугольное основание 65х43 м, стены доходили до 15 м в высоту. Общая высота сооружения достигала 21 м, что равняется примерно высоте современного пятиэтажного здания. Ярусы зиккурата в Уре были разных цветов: нижняя часть — черная, обмазанная битумом, средняя — красная, естественного цвета обожженного кирпича, верхняя — белая. В более позднее время, когда стали строить семиэтажные зиккураты, вводились желтые и голубые ("лазуритовые") цвета. На верхней террасе помещался храм бога Наннара. На его вершину вели три широкие и длинные лестницы, по которым во время религиозных празднеств двигались ритуальные процессии. Зиккурат появился при правителе III династии Ур-Намму около 2100 до н. э. в период наивысшего расцвета Шумера, столицей которого и стал Ур. После разрушения страны Эламом и аморритами город был восстановлен — от этого периода Вулли и Маллеваном были изучены два городских квартала, в том числе около полусотни жилых домов, литейная мастерская, три малых храма, школа. Почти в каждом доме была найдена утварь, деловые документы. Около 10 частных архивов содержали глиняные таблички с клинописью. Несмотря на то, что зиккурат осыпался и пострадал от времени, его огромный холм и сегодня производит большое впечатление.
Итак, Ур несколько раз был столицей южной Месопотамии. У него была особая роль, поскольку он единственный выходил на море. Он был крупным портовым городом с дворцами вполне современными постройками никак не соответствующими эпохе переходного периода. Город процветал всегда на протяжении тысячи лет, пока центр шумерской цивилизации не переместился в Вавилон.
Последний царь III династии Ура Ибби-Суэн был побежден армией соседнего государства Элам и взят в плен. После этого Ур пришел в упадок, хотя жизнь здесь теплилась еще, по крайней мере, тысячу лет. Однако со временем пришли новые народы и память о великом городе была погребена под аравийскими песками и плодородным илом великой реки берущей свое начало из садов Эдема. Только благодаря создателям Ветхого Завета родина Авраама была знакома верующим. Вот только где находился этот странный город, до середины XIX века толком никто не знал. А ведь он был на самом деле, и библия была права! Город ждал своего часа, пока его откроют миру вновь. О нем мало, что было известно, пока в этом месте не начались настоящие раскопки.
Зиккурат обнаруженный Вулли в Уре был храмом бога луны Сина или Наннара и сохранился до наших дней лучше других подобных сооружений в Двуречье. Археологи тогда обнаружили святилище с остатками пяти храмов, окружавших полукругом зиккурат царя Ур-Намму, рис. 4.5.



Рис. 4.5 .Развалины Зиккурата бога Луны в Уре. 2600г до. Н.э.


Этот новый вид архитектуры как считают, появился к концу III тыс. до н.э. в Двуречье, и представлял собой храм, покоящийся на нескольких платформах. Причина его возникновения доподлинно неизвестна, но можно предположить, что здесь сыграла свою роль привязанность шумеров к священному месту, следствием которой было постоянное обновление недолговечных сырцовых храмов. Обновленный храм должен был возводиться на месте старого с сохранением прежнего престола, так что новая платформа возвышалась над старой, и в течение жизни храма такое обновление повторялось множество раз, в результате чего число храмовых платформ увеличивалось до семи. Однако есть и другая причина для строительства высоких многоплатформных храмов - это стремление к небу, любовь к верхнему миру как носителю свойств высшего и неизменного порядка. Количество платформ (не более семи) могло символизировать число известных шумерам небес - от первого неба Инанны или Иштар до седьмого неба Ану. Ану верховное божество в шумерском «Олимпе», который практически не появлялся на земле, а своим представителем поставил Энлиля. Таким примером многоярусного зиккурата и является храм царя Ур-Намму. Из шумерских текстов, посвященных строительству и освящению храмов, известно о существовании внутри храма покоев бога, богини, их детей и их слуг. О существовании "бассейна Абзу" или Анзуда, в котором хранится освященная вода, о дворике для принесения жертв, о строго продуманном декоре ворот храма, которые сторожат изображения львиноголового орла, змей и страшных драконообразных чудовищ. Одним из них был Мушхуш – спутник Мардука, который сыграл свою роль в победе света над тьмой и добра со злом в великой битве с Тиамат. Увы, за редким исключением, ничего из этого нельзя посмотреть, разве, что только на воротах Иштар.
Тем не менее рядом с храмом ее отца бога Сина или Наннара, располагался другой, который был возведен в честь его жены - богини Нингаль. У каждого храма был внутренний двор, окруженный рядом помещений. До сих пор сохранился древний фонтан с заасфальтированным длинным желобом для стока воды. На большом кирпичном столе остались следы от ножей, которыми убивали жертвенных животных. Их зажаривали как жертвенную пищу на очагах храмовых кухонь. «Через 3800 лет, - писал Вулли в своем дневнике, - мы смогли опять разжечь огонь и вновь привести в действие древнейшую в мире кухню».
Однако это было только начало, впереди ждали еще более сенсационные открытия – открытие царских гробниц. Вулли был не новичок в археологии и со знанием дела приступил к раскопкам великого города. За двенадцать лет, несмотря на высокий темп раскопок и огромное количество рабочих — временами оно достигало четырехсот, археологи так и не успели исследовать развалины всего Ура, поскольку территория города оказалась огромной, а раскопки велись с исключительной тщательностью и точностью. Но, несмотря на то, что ученые смогли обстоятельно изучить лишь незначительную часть города, им удалось составить довольно подробное представление об Уре за четыре тысячи лет его существования.
Наконец в начале 1927 года экспедиция Вулли приступила к раскопкам городского кладбища. Он начал с того, что прорыл в холме траншею. Слой золы, битого кирпича, глиняных обломков, щебня и мусора достигал 12 м. Археологи обнаружили здесь около двух тысяч могил. К тому моменту стало известно, что древние горожане хоронили покойников, завернув тело в циновки, или положив в гроб — плетеный, деревянный или глиняный. Никаких особых правил не существовало, и труп мог лежать головой к любой части света. Зато поза была всегда одинакова: на боку, ноги слегка подогнуты, руки сложены ладонями вместе перед грудью, почти на уровне рта. Как и полагалось раньше, вместе с покойным клали его личные вещи, сопровождавшие его при жизни: ожерелья, серьги, нож или кинжал, булавку, которой закалывали одеяние или саван, а также цилиндрическую печать, оттиск которой на глиняной табличке был равнозначен подписи владельца. Хотя и здесь было обнаружено немало интересного, самые сенсационные находки ждали впереди, когда они добрались до царской гробницы. По своей значимости их можно было сравнить только с недавно открытым Говардом Картером захоронением Тутанхамона в Египте в 1922 году, или Кносского дворца Артуром Эвансом в 1900. Именно тогда стало понятно, что история древнего мира, оказалась не такой однозначной какой привыкли ее себе представлять ученые. Ранний или Поздний каменный век – Неолит, понятия весьма условные. Эти определения ни сколько, ни свидетельствуют об истинном состоянии общества существовавшего в те времена. В Англии, Франции и Германии, действительно был Каменный век, причем, конец раннего – Палеолита, который на британских островах явно затянулся. И Стоунхендж – это предел возможного для древних бриттов – неотесанные камни, сложенные в некое подобие круга сомнительного предназначения, в то время как у шумеров семиэтажные сооружения идеальной формы и многотысячные города с канализацией биржами и университетами, и прочими благами цивилизации - все в одно и то же время!
Такие поразительные выводы стали возможны после величайших открытий в Египте и на Крите. Возможно, открытие Картера и послужило поводом для более глубокого изучения культуры народов обитавших в Междуречье во времена первых фараонов и даже раньше. Заслуга Леонарда Вулли как раз и состоит в том, что он нашел гробницу царей первых династий государства, живших в конце четвертого, начале третьего тысячелетия до нашей эры. Она оказалась почти не тронутой грабителями и в полной мере продемонстрировала быт и обычаи древних шумеров, так же как и гробница Тутанхамона, открытой недавно.
Он уже начал отчаиваться, раскапывая это заурядное кладбище, хотя и очень древнее: «Должен признаться, что научная обработка двух тысяч могил из-за ее однообразия наскучила нам до крайности, — вспоминал Вулли. — Почти все могилы были одинаковыми, и, как правило, в них не оказывалось ничего особенно интересного».
Однако вскоре выяснилось, что в действительности интерес здесь есть, поскольку здесь одно под другим лежат два кладбища разных периодов. Верхнее, судя по надписям на Цилиндрических печатях, относилось ко временам правления Саргона, то есть возраст верхнего некрополя составлял приблизительно 4200 лет. Но под ним оказались могилы второго кладбища, которое было еще древнее! И именно здесь археологов ждали совершенно неожиданные находки. Первым сигналом о близости чего-то необычного стали круглые колодцы, спускавшиеся вертикально на глубину погребения, а затем переходившие в горизонтальный лаз. Судя по найденным в одном из колодцев черепкам, он был прорыт во времена Саргона. Но кем и зачем? Вулли предположил, что это — следы работы древних грабителей могил. В Уре, как и в Египте, разграбление могил было одной из древнейших профессий, и те, кто ею занимался, никогда не действовали наугад: они знали, где что лежит, и стремились прибрать к рукам что подороже. К тому времени археологи уже нашли сотни разграбленных могил и были уверены, что обнаружить богатое и не разграбленное погребение можно только случайно, при стечении целого ряда обстоятельств. Должно было произойти чудо. И в один из дней это чудо произошло.
Сначала кто-то из рабочих заметил торчащий из земли медный наконечник копья. Оказалось, что он насажен на золотую оправу древка. Под оправой было отверстие, оставшееся от истлевшего древка. Это отверстие привело археологов к углу еще одной могилы. Она была чуть больше обычной, но такого же типа и представляла собой простую комнату в земле, вырытую по размерам гроба с таким расчетом, чтобы с трех сторон от него осталось немного места для жертвенных приношений. В изголовье гроба стоял ряд копий, воткнутых остриями в землю, а между ними — алебастровые и глиняные вазы. Рядом с гробом, на остатках щита, лежали два украшенных золотом кинжала, медные резцы и другие инструменты. Тут же находилось около пятидесяти медных сосудов, серебряные чаши, медные кувшины, блюда и разнообразная посуда из камня и глины. В ногах гроба стояли копья и лежал набор стрел с кремневыми наконечниками. Но по-настоящему археологи были поражены, когда очистили от земли гроб. Скелет в нем лежал в обычной позе спящего на правом боку. Кости настолько разрушились, что от них осталась лишь коричневая пыль, по которой можно было определить положение тела. И на этом фоне ярко сверкало золото — такое чистое, словно его сюда только что положили…
Именно здесь находились захоронения первых царей Ура, которые Вулли сначала отнес к 4 тыс. до н. э. Вскрыв гробницы, он нашел там богатейшие сокровища, свидетельствующие о чрезвычайно высоком уровне развития металлообработки и других видов художественного ремесла древними мастерами. Роскошная утварь была мастерски выполнена из золота и серебра, различных камней — алебастра, ляпис-лазури, сердолика и обсидиана.
Всего было шестнадцать царских захоронений и ни одно из них не походило на другое. Жители Ура хоронили царей в гробницах из камня или из обожженного кирпича. Каждая такая гробница состояла из одного помещения или из анфилады тщательно отделанных комнат – настоящий подземный дворец. Но, к сожалению, практически все гробницы были разграблены еще в древности. В неприкосновенности уцелели только две. Первая царская гробница, вскрытая Вулли, дала археологам очень мало материала – во-первых, потому, что она была безнадежно разрушена грабителями, а во-вторых, потому, как потом честно признавался сам Вулли: «мы только приступили к раскопкам такого рода, и сами еще толком не знали, что нужно искать». Впрочем, здесь среди массы бронзового оружия археологи нашли знаменитый золотой кинжал Ура.
Его труд был вознагражден величайшим открытием XX века. Гробница оказалась нетронутой и предстала во всем своем величии царского великолепия: здесь покоились царь и царица со всеми своими украшениями которые они носили при жизни. Леонард Вулли с восторгом писал: «Позади тела в одной куче находились золотые головные украшения, браслеты, бусины, амулеты, серьги в виде полумесяца и спиральные кольца из золотой проволоки». Золотых изделий было много и они совсем не говорили, что покойный владыка жил в конце Неолита. Разве что только кремневые наконечники стрел намекали, о глубочайшей древности этого захоронения, но остальные украшения больше говорили о том, что они не из той эпохи.










































 отзывы (0) 
Оценить:  +  (0)   
04:46 16.12.10