Главная

Поиск


?

Вопросы






FAQ

Форум

Авторы

Фантастика » Фэнтези »

23.30

Казалось, что нужно вампиру, который повидал на своем веку ВСЕ. Живи себе не тужи, с друзьями дружбу веди. Но в один прекрасный день мир перевернулся с ног на голову. На Нику открыли охоту, а еще позже она сама обнажила клинок и стала охотником…и полетели головы. С каждым днем все тяжелее и тяжелее становится понимать кто враг, а кто друг. А тут еще лучшего друга убивают…и, кажется, это сделал тот, кому ты доверяешь больше всего……
… и как бы здесь самой головы не лишиться?!.....
 отзывы (0) 
Оценить:  +  (0)   
03:26 11.12.10
17.10.2009г.

23.30

1 глава

«…каждый из самоубийц прыгающих
с моста, понимает, что все
проблемы, даже ту из-за которой ты
решил умереть, можно решить, кроме
той, что ты уже летишь…»


Я каждый день задаю себе вопрос, насколько человек способен мыслить логично?! Ну, вот, к примеру, объясните, в чем логика, когда человек смотрит на небо и обсуждает возможности существования НЛО. Он совершенно не задумывается о том, что день за днем его окружают куда более опасные существа, и что, к примеру, его сосед " Дядя Ваня", никакой не "Дядя Ваня", да и его секретарша уже который год живет на крыше многоэтажного здания, чтобы лучше впитывать в себя негативные эмоции окружающих! Да блин, чего так далеко ходить? Ну, вот возьмите меня, я сейчас еду в метро, а рядом сидящий мужчина читает желтую прессу о привидениях. Ау, мужик, обернись, рядом с тобой вампир сидит!...



*******

…утро начиналось как обычно. Я, довольно таки депрессивная личность (не спрашивайте меня почему, ведь я ищу ответ на этот вопрос уже давно и нудно), совершенно не хотела вставать. Часы лениво тикали и показывали 21:37. Нужно заставить себя подняться, ну хотя бы дотянуться до телефона. Но тело предательски укутывалось все глубже в теплое одеяло, а голова впилась в мягкую подушку. Я крепко зажмурила глаза и…ничего не случилось! Мне совершенно не хотелось спать! Я рывком сбросила с себя одеяло и одну за другой свесила с постели ноги, при этом, продолжая лежать. Но телефонный звонок сделал все сам. Я как ошпаренная вскочила и накинулась на дребезжащий комок называемый "мобильным".
— На проводе,- эта фраза просто прилипла ко мне после просмотра какого-то фильма, хотя опять же, какой провод у ″мобильного″?!, бред и все тут.
—Ты где? - веселый голос с другого конца раздражал меня с каждым годом все больше и больше.
—Дома,- выпутывая левую руку из одеяла, промычала я.
—А что делаешь?
—Стою,- мне всегда было интересно, сколько можно продолжать пустой разговор, при этом обмениваясь нулевой информацией.
—И…
—С тобой разговариваю.
—И…
—Слушай, ты просто так позвонил, или что-то конкретное хотел узнать?!
—Ты сегодня придешь?
—Я сегодня не дежурю.
—А если просто так…посидеть? Мне нужно с тобой поговорить. Это не может подождать,- и так всегда, он постоянно предугадывает мой ответ и отдергивает меня раньше, чем я успею его произнести. А самое смешное то, что в любом случае отказаться не получится, ведь он меня будет всю ночь доставать.
—Ну, если просто так…
—Ну ладно, увидимся,- и бросил трубку. Нет, ну что за наглость? сил моих больше нет,- Тень, ты чего меня не разбудила?- возмутилась я в пустоту.

*******

Я ожидала нужный мне вагон в метро вот уже пол часа. И это называется договор о равенстве. Дискредитация и не меньше! Я переступила через (даже не знаю, как правильно назвать) порог. Перешагнув через белую, жирно наведенную краской полосу, начерченную на полу, я села на сиденье и посмотрела на места напротив меня. Они были пусты. После договоренности между нашим Праотцом и властями этого города у нас появилась возможность свободно передвигаться транспортом по городу. Но от этого жить стало лишь труднее. Если раньше мы, одетые в тусклые тона, сливались с толпой, то теперь люди стали выделять нас среди всех. Нет, конечно же, правительство не стало раскрывать все карты, и не рассказало о нас для избегания паники. Оно сделало наоборот – выделило среди обычных людей, людей с заболеванием "аргостазом", это, ранее неизвестная никому болезнь (вернее сказать вообще не существующая) срочными темпами начали вносить во все переиздающиеся энциклопедии, брошюры, а так же учебники так или иначе связанные с медициной. Болезнь, чьи диагнозы полностью были списаны с вампиризма, создали новую касту "людей", людей, не переносящих слишком яркий свет, людей, которые по совершенно непонятным причинам, легко выделить среди многомиллионной толпы. Вот и сейчас, я сижу в вагоне на угловом месте, люди сидящие на соседних местах смотрят на меня так, словно я больна тифом. Блин, помог, называется. Теперь каждый человек считает своим кровным долгом оскорбить не таких как все. Вот меня теперь и интересует вопрос, зубы, что ли показать?! Но мне стало легче, когда на следующей станции сели еще двое. Если честно, то наши семьи, а именно так называется каждая отдельно взятая группа вампиров, недолюбливают друг друга, и поверьте мне на слово, ЭТО еще мягко сказано. Но в подобных ситуациях, когда всем нам довольно таки не удобно чувствовать себя отбросами, мы способны переступить через гордыню. Да и ехать еще долго…
— Вот уроды,- я усмехнулась. Вампиру сидящему напротив было не больше тридцати, хоть он и выглядел лишь лет на девятнадцать. Его рыжие волосы в опрятном беспорядке свисали на глаза. Я улыбнулась еще шире. Рыжие вампиры это такая же редкость, как и розовый бриллиант.
— Как там дела с Кригом? - это существо сложно было признать своим абсолютно всем нашим семьям. Его жаркое желание убивать людей, да и вампиров не только ради пищи, но и ради чистого удовольствия, сделало его изгоем среди своих и чужих. На общем собрании было принято решение, которое до этого принималось довольно таки редко. Убить показалось мало, а вот запереть в тюрьме самой кровожадной семьи – это, пожалуйста. Но в ту ночь лишь двое не поддержали этот приговор – я и Крис. Просто за свои две тысячи (ну ладно 1032) лет я поняла одну главную в жизни вещь, горбатого могила исправит.
—Никак,- огрызнулся рыжий, с призрением посмотрев в мою сторону. Девушка, сидящая рядом с ним, была немногим старше мужчины. Она дернула его за руку, призывая к тишине.
—Все хорошо,- спокойным голосом продолжила его спутница,- на днях приезжал Праотец. Он сказал, что дело не так сложно, как все мы предполагали.
—Значит, волноваться незачем,- пожала я плечами.
Моя фраза им явно не понравилась. Никто не любит вмешательства в дела своей семьи, тем более, если оно отрицательное. И они явно что-то возразили бы мне, если бы мой телефон не зазвонил.
Слышно было ровно ничего. Гудение электропоезда заглушало все слова, доносящиеся с другой стороны провода.
— Ника, есть срочная работа,- а дальше сплошной поток слов, которые я слышала примерно раз в несколько дней,- парень заразился СПИДом, мать обратилась в нашу организацию за помощью, оплатив все текущие расходы заранее.
— Сейчас буду.
Мне всегда было интересно, почему люди узнавая о неминуемой смерти, готовы сделать все ради жизни. Жажда к жизни порой делает их страшнее нас. Я никогда не умирала, потому что я чистокровный вампир, что бывает с каждым годом все реже и реже. А ведь по теории только мы можем иметь наследников. Хотя лично я за все года жизни не применила эту теорию на практике. Времени что ли не было, или понимание об ответственности разыгралось, этого уж я не знаю.
Ну, что же, Крису придется провести сегодняшний вечер без меня…

*******

Ничем неприметное здание, хмуро смотрело на город. В нем не было ничего интересного, кроме того, что в этом здании я бываю чаще, чем у себя дома. Архитектура постройки больше походило на эпоху Возрождения, но кому, как не мне знать, что это здание реконструировалось более чем пятнадцать раз, причем каждый раз преподал на времена смены власти. Глупо, но это здание каждому правительству напоминало либо заговор архитекторов, либо сборище приверженцев неправых (как в отношении политики, так и в отношении религии).
Я быстрым шагом поднялась по лестнице на четвертый этаж. На удивление дверь была закрыта на замок. Я постучала раз, затем другой…третий. И так продолжалось до тех пор, пока с другой стороны двери не послышались неторопливые, пропитанные ленью, шаги. Дверь открыл мужчина сорокапяти лет, от времени волосы были слегка затронуты сединой, руки еле заметно дребезжали. Это был Ковалев, но всем нам он был известен как Бернард Сушенкович. Он не любил, когда к нему обращались "по паспорту", это выводило его из себя, и он начинал нервничать. Хотя абсолютно все имеющие хоть какое-либо отношение к данному агентству и называли его так за глаза.
От Бернарда попахивало мартини, что натолкнуло меня сразу на два утверждения, либо он чрезмерно счастлив, либо…ну об этом лучше не думать. Но, взглянув на его лицо, я поняла, что ответ, по крайней мере, сегодня, я не получу.
—Садись, раз пришла,- я опешила; вот это я бы сюда ехала, если бы знала, что меня здесь ждут, как конец света на отдыхе,- адрес и все остальное там,- он кивнул головой в сторону буфета,- да хотя ты и сама все знаешь.
—Что-то случилось? - тупой вопрос, когда ответ крупными буквами у него на лбу написан.
—Нет, и с чего ты взяла? - и правда "чего я взяла"…сейчас начнется.…И я оказалась права, через пару секунд Бернард, с озлобленным лицом и с пеной у рта, начал кричать. Единственное о чем я тогда подумала, это о том, что как все-таки было бы хорошо, если бы нас не услышали в соседних кабинетах, а то опять решат, что я что-то натворила.- Она подала на развод…да она без меня ничего не стоит, кукла крашеная! Поменять МЕНЯ на доктора вшивого! Видите ли, ее моя работа заколебала…да она меня сама уже достала со своим зоопарком, нет, ты только представь, она кота в дом притащила…седьмого, видите ли, это счастливое число…,- и еще очень много фраз, которые растянулись на час.
В итоге из офиса я вышла ровно в полночь. Интересно, сколько процентов, что клиент еще не спит?!...

*******

Я подошла к подъезду. На лавочке, даже в столь поздний час, сидела компания молодых людей. В мою сторону они глянули с некой жадностью. В их, пропитанном алкоголем, взгляде, читалось желание. Но вот только узнать чего они желали, мне как-то совершенно не хотелось. Я ускорила шаг, но пройти мимо них мне пришлось по любому. Я, не замедляя шага, подошла к домофону и набрала номер квартиры. Сзади послышалось сдавленное хихиканье, парни явно наблюдали за набором цифр. Мне все не отвечали, а компания сзади по моему потеряла список кого бояться надо. Я в очередной раз набрала номер. Я начала посматривать на горизонт. У меня еще максимум три часа, либо уборщице придется убирать мой обожженный труп с лестницы. Мои нервы не были пропущены сзади стоящими.
—Его Маринка бросила, так он себе другую нашел,- главное не нервничать…держать себя в руках.
—Да не, эт какая-то странная, бабочка, поди,- что? да я вся с иголочки одета! Вот уроды.
—Та у него денег нет, да и мамаша загрызет всякий сброд в хату тащить,- я внимательно посмотрела на свои драные штаны…нет, а все-таки я действительно одеваюсь со странностями.
—Слышь, а ты, скока стоишь?! - я уже в двадцатый раз набрала номер и, что было силы, стукнула носком по железной двери.
—Ээ…ты че язык проглотила?! - да открывайте уже, а то еще чуть-чуть, и им никто не поможет.
Словно в ответ на мои молитвы послышалась возня, и женский сонный голос, прогудел:
—Кто?
—Скорая помощь,- сзади захихикали.
—Мы не вызывали,- ну давай же не тормози.
—Вызывали и сами уже все оплатили,- сзади заохали, а ведь действительно со стороны звучит странно.
…с той стороны невидимый собеседник запнулся, дверь скрипнула и открылась…ну хоть на этом спасибо…

*******

Ну, хоть кто-то живет на первом этаже...
Меня уже ждали. Женщина лет пятидесяти смотрела на меня с немым подозрением. Она пропустила меня вперед, закрывая входную дверь. Сейчас, когда она вышла на свет лампы, я могу сказать, что последние дни она не смыкала глаз, тогда чего дверь не открывала, сумасшедший дом.
—Куда идти,- произнесла я, но мои слова прозвучали очень резко, и женщина дернулась.
—Сюда,- она указала на боковую дверь. Через щель струился свет. За ней я чувствовала торопливое дыхание, живое сердце билось в истерике. Я обернулась.
—Вы должны понять, это не аспирин, который выпил и забыл. Это навсегда, от этого не лечатся и не спасаются.
—А разве есть другой выход? - это был вопрос, который задают абсолютно все. А самое главное, эти же «все» заранее знают ответ.
—Он Вам не понравится.
—Значит, нету,- протянула женщина себе под нос.
Я молча развернулась, и вошла в комнату, закрыв за собой дверь. Я провела рукой по деревянной поверхности, начертив руну. Из комнаты не будет слышно не единого звука.
На слегка измятой постели сидел парень лет восемнадцати. Он посмотрел на меня с каким-то непонятным чувством. Его взгляд светился огоньками, которые, казалось, вот-вот выскользнут из ярко-голубых глаз. Светлые волосы отливали золотом, они по плечи укрывали своего хозяина.
—Здравствуй, я Ника,- я всегда начинала свои знакомства с подобной, стандартной фразы. Хоть мое имя и напоминает мне кличку у собаки.
Он очень внимательно посмотрел на меня…изучая меня с ног до головы.
—Я Никита,- почему-то все носители этого имени, попадающиеся мне на пути, были либо полными неудачниками, либо полноценными проходимцами….А затем, спустя несколько секунд, он продолжил,- это больно?
—Это приятно,- нагло соврала я, а, что он собирался услышать «немая боль парализует твое тело, тебе захочется кричать, но ты даже вздохнуть не сможешь, а затем наступит темнота, что продлится тридцать два часа, именно за это время твое тело перестроится…и т.д и т.п.».
Я мягко откинула его волосы с плеч, тем самым, освобождая себе место. Люди не до конца понимают, что такое кровь и сколько жизни в себе содержит каждая ее капля. Стоит упомянуть, что древние майя считали кровь священной, а ее потерю приравнивали к лишению души. Они почти не ошибались, ибо мы, существа, в чьих жилах течет чужая кровь, частично утеряли святую душу, которая есть в каждом человеке…Глупо, но практика показывает, что ни один вампир не боится убить, но трепещет при мысли обращения. В этой области у меня довольно таки большая практика, но с каждым разом легче не становится. Не становится легче отрывать от человека часть его души.
Я не стала пугать парня глупыми правилами и никому не нужными формальностями. Я обхватила его голову двумя руками, чтобы он не дергался лишний раз. Мои клыки послушно впились в человеческую плоть…я почувствовала, как бешено заколотило его сердце, как участилось дыхание. Запах свежей крови опоясал обоняние и затуманил разум. Я никогда не чувствовала вкуса, там было что-то другое, без чего жить просто не возможно. Невидимая энергия охватила тело, в такие секунды мне начинает казаться, что могу абсолютно все…и только ради этого ощущения я готова жить вечно. Пусть все это продлилось не больше двадцати секунд, но по ощущениям прошла целая вечность.
Никита поднял на меня глаза, в которых я прочитала немой вопрос: "И это все?!". Я невольно усмехнулась. Ну, как я могла забыть…на телевиденье только и показывают, как мы "кровососы", с человеческой кровью обмениваемся, ну хоть бы один сценарист догадался снять про яд. Именно к этому веществу ближе всего смесь, которую мы при укусе вводим в тело человека, а умрет он, или станет лже-вампиром, зависит только от количества.
Никита встрепенулся и замер. Для него все только начинается…
—Так и будешь молчать?!- с чего-то надо начинать, а то, может он думает, что это, что-то вроде манту, сделал и благополучно забыл,…но об этом не забывают…это не проходит, как обычная ангина.
—А, что, что-то нужно сказать?- ну нефига себе!
— Специального ничего, а вот спасибо,- протянула я, наблюдая, как парень медленно потянулся правой, слегка дрожащей, рукой туда, где несколько секунд назад впивались мои зубы.
— Спасибо,- называется, сделал мне одолжение.
— И это все?- а, что он ждал, феерическое выступление или яркий фейерверк в конце, нет голубчик, это суровые будни, и дальше будет только хуже.
— Клыки прилагаются к общему пакету услуг,- саркастически заметила я.
— А…
— Не думай, не надейся, просто живи,- пролепетала я,- держи адрес, послезавтра к 22:00, без опозданий, чтобы был там.
— А, что здесь,- он сжал в руке слегка измятый лист бумаги.
— Поедешь и узнаешь. Там тебя научат быть вампиром, пользоваться преимуществами, и избегать прилагающиеся недостатки.
— А их много?
— Очень, но думать об этом уже поздно.
Я развернулась и пошла к двери. Я отчетливо слышала его дыхание за своей спиной. Но оно замедлялось, минут через пять он впадет в летаргический сон, а проснется уже совсем другим чело…существом.
От него все еще веяло человеком, а на моих губах еще был привкус его крови…самое смешное, что мне это нравится.
Его мама стояла за дверями. Ее лицо было бледным и высушенным. Все прямо кричало о безнадежности и неимении другого выхода. Она сделала вид, что не боится, но я чувствовала, как одно мое присутствие заставляет ее дрожать от страха, как ее сердце, с каждым моим шагом, начинает биться все громче и громче. Я видела, как вены пульсировали под ее кожей, а самое главное, что я чувствовала ее запах. Люди боятся, что мы запомним их лица, но это совсем не важно, потому что по запаху, как собаки, мы можем найти все и каждого, и совсем не важно, встречались ли мы ранее.
—Я знаю, где выход,- прошептала я. Но ее скорее интересовало не то, что я могу заблудиться, а то, что я могу не уйти.
Да, веселая семейка. Хоть бы чай предложили, нет, не то чтоб я его любила, просто ради принципа. А за мной еще и дверью хряпнули так, словно я чумная. Вот Вам люди во всей их красе.

*******

А внизу ничего не изменилось. Все таже компания изучающе уставилась на меня. Ну, вот только этого мне не хватало. У меня в запасе всего два часа.
—Чей-т вы быстро окончили,- задиристо, специально повышая голос, произнес один.
—А мы быстренько, не заходя в комнату,- вот спрашивается, кто тянул меня за язык, ведь могла же пройти молча.
—Так может и с нами, того, быстренько,- держи карман шире.
—А больше вы ничего не хотите.
—Неа,- Боже, сама простота.
—Так подойди и возьми, чего ж ты стоишь?!- я еще специально развела подол плаща, соблазнительно показывая ногу и невинно покусывая нижнюю губу. В ту секунду я ничем не отличалась от змея искусителя.
Самое смешное, что двое действительно поднялись и направились в мою сторону.
—Ну же,- томно, прошипела я, и сама чуть не рассмеялась. Сколько лет живу, а в театральном так и не училась. Да, во мне погибает великий актер.
Один подошел совсем близко, в его руке крепко была зажата бутылка с дешевым пивом. Он протянул ко мне свою руку, жадно глотая воздух. Я позволила ему дотронуться к моей левой руке в это время правой перехватывая его же бутылку, и без трудностей ударила ею же по голове незадачливого жениха.
—Сука…,- он покачнулся и, округлив глаза, начал ощупывать кровоточащую голову.
Я почувствовала запах крови. На какую-то секунду у меня возникло практически непреодолимое желание, но это всего лишь на секунду.
Его друг среагировал быстрее, он замахнулся на меня крепко сжатым кулаком. Я перехватила его правой рукой, чувствуя, как начали хрустеть кости. Он взвыл от боли, оседая на промокший, от пролитого пива, асфальт. Двое сидящих на лавочке подскочили, как по команде. Они бегом бросились помогать дружкам в завоевании девушки, ну меня, то есть. Я улыбнулась. Их пыл заметно приубавился. Они явно могли объяснить абсолютно все, кроме клыков выпирающих из-под моих губ.
—Боже…,- начал один, но его перебили его друзья, воскликнув в один голос:
—Что за…
—Не обижайтесь, в другой раз повезет,- но на их лицах было написано, что другого раза не будет.
Для большей убедительности, или даже просто из противности, я пнула ногой сидящего на асфальте. Он в свою очередь сдавленно ойкнул, но ничего не сделал. Бернард как-то выдвинул предложение вести учет всех "случайных" свидетелей, чтобы потом с ними не возникало проблем, но эта, на первый взгляд гениальная, идея "затерялась", где-то в архивах. Скорее всего, просто Праотец не захотел, чтобы по улицам ходили сотни людей, которые благодаря этой переписи, на 100% были бы уверены в том, что видели. Домой не хотелось. Я с грустью взглянула на часы, мне в ответ зазвонил телефон. Я потянулась в карман, но телефон так и не нащупала. Затем я потянулась рукой к карману брюк. Вибрировало именно там. Я достала дребезжащий комок и поднесла его к уху.
—На проводе,- нет, эта моя фраза сведет меня с ума.
—Занята?- зная Бернарда, я поняла, что это чисто риторический вопрос,- подъедь к офису. У нас незваные гости, хотя, скорее всего я о них просто забыл, а нам жутко нужна толпа приглашенных!
—Рассвет через два часа,- еле отбивалась я.
—Как раз успеешь доехать,- верх наглости…у меня просто слов нет.
—А вдруг не успею,- протянула я, цепляясь за тонкую нитку.
—Это в твоих интересах.
Если верить словам Бернарда, то в моих интересах абсолютно все! Начиная с ожогов и оканчивая отрубленной головой. Отличная перспектива ожидает меня в будущем.
От метро меня скоро просто-напросто будет тошнить. Но на этот раз мне все же повезло, наш вагон подошел спустя несколько секунд после моего подхода. Я вошла и, несмотря на окружающих, уселась на сиденье. В вагоне ехало два человека. Я и какой-то мужчина. Он не смотрел в мою сторону, что не дало мне желания смотреть в его. Я вышла через три остановки, потому что если я здесь пересяду на другую линию, то у меня будет шанс добраться до офиса гораздо быстрее.

*******

Бернард "слегка" помешен на власти. Это у него, скорее всего, наследственное. Я знала его отца, он порой также бывал неуравновешенным и слегка взбалмошным. Поэтому вторичная смена настроения у начальника меня совершенно не удивила.
Как только я переступила порог здания, я увидела толпу, половину которой я не знала, все о чем-то разговаривали, но десятки глаз все равно устремились в мою сторону. На диване в углу мирно дремала пара вампиров. Они крепко прижались друг к другу, что не давало мне возможности разглядеть их лиц. И меня вдруг так обрадовала мысль, что я не одна такая! Что не меня одну вытащили почти, что из дома.
В противоположном углу скучало знакомое лицо. Сказать, что оно вызывало у меня отвращение, означает вообще промолчать. Но с другой стороны его внешность не была посредственной. Большие, темно карие глаза, что сильно выделялись на фоне темных, как смоль, бровей. Максим не очень высокий, но его слишком худой стан производил совсем другое впечатление. Он в свою очередь заметил меня, но отвернулся. Я хмыкнула, не очень уж хотелось. Сейчас Максим был одет в широкие джинсы и в легкую футболку, что крепко обнимала его в своих объятиях. Я, было, хотела подойти разобраться с нахалом, но меня сзади самым нахальным образом дернул за штаны Бернард. Я ойкнула. Бернард махнул рукой, чтобы я следовала за ним. И я, как собачка на поводке, поплелась следом. Мы зашли в его кабинет. Впервые я переступила этот порог еще лет семьсот назад. За это время сменилось начальников двадцать, а сам кабинет совершенно не менялся. Все тот же стол, все те же картины и поцарапанный (честное слово, я практически не специально) шкаф.
Я без спросу села в стул, и для большей удобности поерзала в нем.
—У меня к тебе очень деликатный разговор. Тебе известно, что наше правительство разделилось на два фронта, один из них возглавляю я,- на этой неделе это уже третий раз, когда он заводит этот разговор.
—Да, это я очень хорошо знаю, но, что именно ты хочешь услышать от меня?- уже совершенно серьезно произнесла я.
—Я знаю, что ты любишь держать нейтралитет,- знает он, но тогда зачем же все эти разговоры…,- но это не та ситуация, эта война приведет к концу, чью сторону ты примешь, мою или Люцифера?
—А еще варианты есть?- я глянула на его скривившиеся лицо,- а если серьезно, то ничью. Мы с тобой давно знакомы, но даже это не заставит меня предать мои помыслы. Думаешь, если я помогаю фирме, то одобряю все, что она делает?!
—Нет, просто время…
—Бернард, перестань. Время не причем, оно движется, но не меняет проблемы, совершенно не меняет жизнь. Ты хочешь стать владыкой? Прошу, это твое право, но я в этом не участвую!
—Ты не одобряешь мои надежды,- он, что, издевается?
—У каждого есть надежды, но не каждая из них достойна осуществления.
—Но разве ты не чувствуешь, что без твердой руки все погибнет,- он схватил мою руку, и крепко сжал ее в своей. В его глазах, что-то засветилось. На какую-то секунду я увидела там безумие, оно погасло так же внезапно, как и появилось.
—Все погибнет по любому. Но разве обязательно прикладывать к гибели свою руку.
—Я хочу лишь спасти…
—Бернард, услышь себя, спасти что? Ты не сможешь из руин поднять погибший мир, люди сами привели себя к гибели, и ты хочешь помочь?! Как можно помочь тем, кто совершенно уверен, что поступает правильно. Уже слишком поздно что-либо менять.
—Поздно никогда не бывает.
—Поздно не бывает лишь в людских романах. Но поверь, опоздать возможно, я знаю! Я через это прошла. Знаешь, завязывал бы ты с желанием всеобщего спасения. Еще чуть-чуть и ты помешаешься на этом.
—Ты такие планы рушишь на ровном месте.
—Хочешь рассмешить Бога, расскажи ему о своих планах.
—Но ты же не веришь в Бога?!
—С чего ты взял. Я просто не верю в твой план, а это совсем не одно и тоже.
—Ладно, иди. От тебя одни расстройства,- именно поэтому я так люблю Бернарда. Он быстро разжигается и быстро гаснет. А самое главное, чтобы я не сказала, он не станет обращать на это никакого внимания.
На обратном пути я не удержалась и все же подошла к Максиму. Он выпивал явно не первый рюмку коньяка, что сделало его взгляд затуманенным. Я взяла бокал и залпом выпила его содержимое. Оно обожгло мое горло и начало греть где-то в области груди. Максим посмотрел на меня изучающим взглядом и усмехнулся.
—Твое здоровье,- и выпил еще один рюмку.
—А может тебе уже достаточно?!
—Я сам разберусь…мамочка,- и опустошил еще один.
—Ну, тогда и твое здоровье,- взмахнула я в воздух бокалом, и выпила. И я уже хотела, что-то сдерзить своему собутыльнику, но раскатистый голос Бернарда прервал мое желание и заставил меня развернуться.
—Высокоуважаемые гости!- какое банальное начало,- я очень рад Вашему прибытию,- и эта "радость" отобразилась на его лице, я хихикнула…
—Ты пить будешь или я могу допить?- вопрос скорее был риторическим, потому что Максим уже держал последний бокал (по-моему, там было шампанское) в своей руке. И, не дожидаясь моего ответа, выпил.
—Мне интересно, а вот если бы я согласилась.
—Я могу вернуть обратно,- улыбнулся Максим и потянулся двумя пальцами ко рту.
—Кретин,- сказала я и отошла от него.
Через три часа я, укутавшись в свой плащ и сдвинув капюшон до самого подбородка, залезла в машину такси. И уже через час я улеглась на диван и уснула.

*******

Перед глазами то наступала ночь, то яркий свет заставлять прикрывать глаза руками. Все во круг завертелось, квартира затряслась, и меня стошнило. Из рта потекла кровь и, судя по бордовому цвету, запаху и сгусткам, именно моя.
Вот он…конец. Наверно из уст бессмертного вампира эта фраза звучит пафосно, но уж имеем, что имеем. Конец (верите, самой не верится)! Такой необычный, неописуемый и незнакомый! И, как не крути, как не пытайся его изменить, ничего не получится. А самое главное, что ощущение чего-то нового полностью отсутствует. Нет, конечно, я не славюсь большим везением, но так фигово мне уже давно не было. Нет, не просто давно, а никогда. Зато боль в теле заменилась НИЧЕМ. Я улыбнулась. Как все-таки хорошо понимать, что на один из самых главных вопросов в жизни ты только что нашел ответ. На вопрос: «Когда я умру?» ответ был готов «Где-то через час плюс минус несколько минут, конечно».
И стало так легко. Даже страх перестал пугать. Я легла на диван, не имея сил пошевелиться. Хоть отлежусь, наконец. И эта мысль тоже заставила меня усмехнуться. Я больше чем просто уверена, что только я могу извлечь из этой ситуации хорошую сторону…зазвонил телефон. Я, пыхтя, сжала в руке трубку. Смерть откладывается на неопределенное время, потому что с другого конца провода раздался мелодичный голос человека, которого я еще несколько секунд назад обвиняла в своей пока не наступившей кончине.
—Умно, конечно легче было яд подсыпать,- голос Максима был каким-то приглушенным, как из могилы.
—Ты хоть скажи какой,- попросила я, ведь терять все равно больше нечего. А мне очень интересно, какой это яд вампира способен отравить.
—Тебе лучше знать! Это ж ты мне его подсыпала! Удар в спину…на такое только ты способна,- у меня отвисла челюсть. Что-то я за собой ТАКОГО греха не помню.
—Объяснись,- даже умирать перехотелось, а я уже так настроилась. И от куда это у него мой номер?
—Не издевайся хоть сейчас, мне так хреново, что не до твоих игр,- бред, но факт! Два трупа Бернарда явно не обрадуют. Вчера я пила только с этим пришибленным,- чего молчишь?
—Наверно, потому что я впервые в жизни реально не знаю, что ответить.
—Совесть замучила?
—Жаба задавила, ведь кто-то добрался до тебя раньше меня.
—Так это не ты!!!- ей Богу я в его голосе услышала нотки разочарования,- а кто, не знаешь?!
—Наверно тот же, кто и меня,- протянула я единственное, в чем была совершенно уверена.
—Отлично. Давай перемирие пока ублюдка не отыщем,- что ж сегодня за день такой, ведь я опять не могу с ним не согласиться.
—Ладно, если выживу, то обязательно помогу тебе этой мрази башку открутить.
—Ловлю на слове,- простонал Максим и в ухо ударили частые гудки.
Уже вечером за моим столом на кухне сидел враг. Организм переборол недуг, но неприятный привкус собственной крови все еще оставался на губах, и ничто не могло его приглушить.
Максим был хмурым. Согнувшись над столом, он напоминал вопросительный знак. Еще вчера у него была невеста, а сегодня утром ее сбила машина, и весь смысл не в том, что он пережил, как минимум, жен десять, а в том, что она сама нырнула под колеса.
—Иногда, мне кажется, она просто настраивается…настраивалась на смерть.
Я хмыкнула.
—Знаешь ли, смерть – это не радиоволна, ее сигнал не поймаешь, ну уж не сидит она за азбукой Морзе днями. Ну, умерла, так умерла, а то настроилась она,- Максим глянул на меня обжигающим взглядом.
—Создается впечатление, что ты не веришь,- еще более унылым голосом, протянул Максим.
—Я верю, что если смерть пришла, то отворяй врата, а можно на нее настроиться или нет, не суть как важно. Исход все равно один.
Он вскочил. Уставился в окно, но промолчал.
—Мы кому-то мешаем. Нужно узнать кому, а главное чем,- Максим кивнул,- лучше никому не рассказывать о происходящем. И о нашей с тобой коалиции,- он опять кивнул.
—Знаешь, я наверно пойду, созвонимся завтра.
Максим пошел в сторону двери. Я опустила взгляд на вибрирующий телефон, на котором было написана имя Крис.
—Алло,- входная дверь клацнула.
—Где ты пропала?
—Просто устала.
—Мне прийти?
—Не надо.
—Я позже перезвоню, а может и зайду. Как я уже говорил, мне ОЧЕНЬ срочно нужно с тобой переговорить
—Хорошо. Зайди завтра.
Я кинула телефон на стол и выглянула в окно. Максим сидел на лавочке. Я вздохнула, накинула плащ и вышла следом. На улице было достаточно тепло, но я не могла заставить себя снять плащ. Это было что-то на подобие моей визитной карточки. Да, и просто удобно.
Наверно порой я бываю слишком эгоистичной. И сейчас мое поведение было сродни сволочи. Нет, я совсем не самокритичная, просто на данный момент ничего в голову не приходило. Я вышла из подъезда, смачно стукнув дверью. Максим поднял на меня глаза. В них читался немой вопрос, «Какого лешего ты сюда приперлась?». Я невозмутимо села рядом и устремилась взглядом в одну точку. Со стороны это выглядело слегка глуповато, потому что на улице царила полная ночь. На расстоянии протянутой руки уже ничего нельзя было разглядеть.
—Ну,…извини, что ли,- если бы мне еще вчера сказали, что я буду перед ним извиняться, я бы не поверила. Максим явно тоже не мог и подумать об этом.
—Видел бы я себя сейчас неделю назад. Сижу здесь с врагом разговариваю. Извинения принимаю. Дико все как-то,- у дураков мысли сходятся.
—Думаю, что стоит начать с анализа крови.
—Какой?
—Правильнее будет спросить, чьей…нашей, в крови явно можно еще найти остатки яда. Хотя я не думаю, что все настолько страшно, скорее всего, это обычное серебро, но проверить все равно надо.
—Надо,- эхом повторил Максим, идея ему не очень понравилась, это у него на лице большими буквами было написано,- но я не очень люблю больницы. Там столько людей и все они, так или иначе, страдают. Все их чувства поселяются во мне, а у меня нет громадного желания с ними знакомиться,- демонское чутье на человеческие чувства славится на весь наш мир. А самое главное, и наверно самое обидное, что, будучи достаточно могущественной расой и практически бессмертной, они все равно не могут избавиться от этого настырного "дара".
—Неожиданный поворот, но в любом случаи это нужно сделать. И чем скорее, тем лучше.
—А если я тебе отолью чуть-чуть?!- и рассмеялся. Звонкий хохот эхом раскатился по пустынной улице. Только смех отдавал иронией.
—Отлей, даже мои завтраки можешь спонсировать,- согласилась я,- а если серьезно, то пойдем сейчас. Раньше начнем раньше окончим. Ты думаешь, что мне все это нравится, так ты ошибаешься. Все это меня уже порядком осточертело. Что не век, то обязательно какие-то фанатики решат, что я им мешаю. А ведь я никогда и не во что не влазила, и сейчас не горю желанием начинать это пустое дело.
—Знаешь, о чем я подумал, а ведь это вполне может быть кто-то из наших знакомых…
—Не может быть, а так оно и есть.

*******

Дальше все было еще более глупо, чем было до этого. Максим стоял у входа в больницу как вкопанный. Ни одно из моих убеждающих: «в больнице уже никого нет» не действовало на него. Бред какой-то. Стою по среди улицы с мужчиной при этом пытаюсь затолкать его в больницу. Как говорится зрелище не для слабонервных.
— Да двигайся ты уже,- пропыхтела я, представляясь себе полной дурой.
— Ее завтра похоронят,- не к месту прошептал Максим.
— Если мы с тобой не подсуетимся, то и наши похороны не за горами.
— А может, я хочу умереть,- был это вопрос или утверждение я так и не поняла.
— Пожалуйста, я и сама не прочь посодействовать, но сейчас от твоей жизни напрямую зависит моя. Потому шевели копытами.
Максим послушно зашагал к двери. Заглянул в запотевшее окно и постучал. Затем постучал еще раз…еще раз, а следом хряпнул ногой. С той стороны послышались скорые шаги. Вот вам и круглосуточная больница. Мы с Максимом просочились в приоткрытую дверь. Яркий свет ударил в глаза. Вокруг ходило несколько человек.
— Где у вас здесь регистрационный пункт?- жмурясь "не понятно" по какой причине, прошипел Максим.
— О тама,- сказал ночной сторож, указывая рукой на надпись "регистрация пациентов", а внизу уже мелким шрифтом было дописано: «не производится».
— А отделение сдачи анализов,- уже спросила я.
— А каких?
— Крови,- тупо ответила я на глупый вопрос.
— Тама,- указав на лифт, сторож все же добавил,- эт' на третем.
— Спасибо,- сказала я, и поманила Максима, который, как завороженный, смотрел в сторону длинного коридора.
— Там только что погиб человек,- сказал он, указывая на приоткрытую дверь. Я кивнула.
— Поехали,- только и смогла выдавить я из себя.
Мы зашли в лифт. Каждый из нас думал о своем. Мысли вихрем носились в голове. Каждый день на земле умирают тысячи людей, а мы должны жить с этим. Ничего нельзя изменить…
— А еще говорят, что вампиров не существует, не в обиду тебе будет сказано, но этот лаборант высосал у меня не меньше литра крови,- возмущался демон, выбрасывая на пол ватку.













 отзывы (1) 
Оценить:  +  (0)   
03:24 11.12.10
2 глава
"...в этот момент мне как-то становится
понятно необычное слово о том,
что времени больше не будет..."
(Ф.М.Достоевский «Идиот»).

На листьях уже была роса, когда я вошла во двор. Все говорило о наступлении утра, но свет от солнца еще не опустился на землю.
И все бы выглядело тривиально, если бы уже у самого дома я бы не почувствовала знакомый запах. До рассвета оставалось каких-то пол часа с хвостиком. Голова изнемогала от переизбытка мыслей. А у самого моего подъезда стоял Крис. Я чувствовала, как он нервничает.
В несколько секунд все изменилось. В нос ударил резкий запах крови. Не простой, а вампирьей. Я побежала, дыхание ускорилось, взгляд зацепил в темноте чей-то силуэт, волчий нюх уловил незнакомый запах, он отдалялся не с человечьей скоростью. А догонять его я не стала…скорее просто не смогла. У самих моих ног лежала голова, а тело…тело Криса… лежало в нескольких метрах. После смерти нет никаких спецэффектов вроде песка либо горстки пепла…обычное тело, в котором всего лишь несколько секунд назад еще была жизнь.
Все перевернулось. Голова загудела от слов Бернарда о войне. Я вдруг поняла, что я в ее середине, но совершенно не могла понять, что Криса нет. Он лежал у моих ног, а я ничего не могла сделать. Я, как очарованная, смотрела на кровь, что вытекала из обезглавленного тела. Я рассмеялась, он так хотел встретиться, а я откладывала…откладывала на завтра, которое для него не наступит…
Через десять минут, после моего звонка в офис, подъехали люди, которые забросили тело в багажник, как мусор и, захлопнув дверцу, уехали. Я вдруг подумала, что со мной будет то же самое. Эту систему не нарушить, она выработана годами, и не было ни одного прокола. Хоть мы и стоим на ступень выше людей, но о том, что мы существуем, не написано не на одной надгробной плите.

*******

Я сидела, смотря в пустоту. Мысли витали где-то далеко. Холодная дрожь проходила по всему телу, то медленно к низу, то вихрем вверх и ни единого жеста, ни единой судороги…сплошная тишина. Телефонная трубка свисала со стола и билась о ногу. Предательство подкралось слишком близко. Где-то далеко в квартире из соседнего подъезда громко играла музыка, и мужской голос пел, что не нужно смотреть на завтра, потому что его может не быть. И вдруг я улыбнулась, все так глупо…все так глупо, а я все еще жива, в моих легких все еще есть воздух. Каждый вечер, открывая глаза, в голове всегда проносился один и тот же вопрос: «Кто погибнет сегодня…может Я?». Как сказал Максим, у смерти есть своя волна, глупо, но как иногда хочется ее поймать.
Ветка старого дуба, царапая стекло, стучала в окно. Она делала так каждый вечер, чем порой доводила меня до бешенства. О Боже, сколько вопросов, а ответить некому. Почему я не одна из тех миллиарда людей, которые живут нормальной жизнью?! Почему я обязана знать все ответы на чужие вопросы, и не могу получить ответы на свои?
В дверь постучали резко, отрывисто. Тишина заурчала и отступила. Она жутко не любит незваных гостей, в последнее время мне все чаще и чаще начинает казаться, что все это она унаследовала от меня. С такой скоростью моя квартира скоро превратится в проходной двор. В коридоре зазвонил второй телефон,…а мне все еще нужно время, чтобы подумать, отстраниться от окружающего мира и уйти глубоко в свои мысли туда, где все ясно и понятно. Что же пошло не так? А главное КТО? Теперь я четко видела связь между пассией Максима и Крисом, а главное связь между мной и этим демоном. Самой противно.
Тень, что отходила от меня скользнула по стене, промелькнула мимо занавешенного окна, окутала телефон, после чего сразу же раздался щелчок снятой трубки…тихий шелест и короткая обрезанная фраза: «Той, кого Вы ищите, нет дома»…щелчок и тишина.
В дверь постучали еще раз. В этот раз тишина взвыла, тень проскользнула к глазку, и сказала давно заученную фразу: «Той, кого Вы ищите, нет дома». Надо будет все-таки выделить минутку на обсуждение темы приветствия…главное не забыть…а еще лучше где-то оставить по этому поводу заметку.
Свежий букет роз обвеивал дом нежным, успокаивающим запахом, сладкий аромат наводил на мысль, что того, кто еще пару дней назад подарил эти цветы, сегодня уже нет. Крис…был…странным и часто раздражал меня, но сейчас меня раздражало все кроме мысли о нем. За мои 1032 года это один из немногих вампиров, который делал мое существование не простым и интересным. За долгую жизнь я привыкла терять и находить, но с каждым разом я все четче и четче вижу безысходность происходящего. На его надгробии, как и на сотнях других, напишут до боли знакомые слова: «От вечно скорбящих сотрудников», а ведь ни первое, ни второе, ни даже третье и приблизительно не похоже на правду; вечно?!, да уже завтра о них никто не вспомнит, ведь уже на другом надгробии будет выбита эта же фраза; скорбящих?!, Нет! Никто из них не умеет чувствовать, они все приучены к смерти; сотрудников?! И опять мимо, здесь все враги.
В дверь постучали снова, но на этот раз уже более настойчиво. Кому-то я очень нужна,…хотя, если хорошо подумать, кому я не нужна!
— Кто?- коротко, боясь, лишний раз дернуть головой, крикнула я в сторону входной двери. Но мне в ответ лишь опять постучали.
Я моргнула раз, затем другой и, поднявшись со стула, случайно задела чашку с кофе, которая с грохотом полетела на пол, но спружинив стала на место, не расплескав и капли. Взмах левой рукой и трубка плавно легла на предназначенное ей место, и аппарат тут же разразился звонком.
Рука, помедлив, потянулась к телефону.
— Алло?- голос звучал мягко, приглушенно, но стойко,- алло!- настойчиво повторила я.
— Есть указание ознакомиться с новым коллегой, стоящим за Вашими дверями,- и частые гудки ударили в ухо.
"Есть указания", и никаких имен, позывных, всего лишь «указания», а кому нужно, что-либо более конкретное? Все мы одинаковые.
Мне всегда было любопытно, где это Бернард столько «роботов» находит?
— Открой,- прошептала я в пустоту, тень не шевельнулась,- спасибо,- произнесла я, смотря на темнеющий силуэт у ног,- но ведь Я еще жива.
— Вот именно, «еще»,- огрызнулась она и беззвучно проскользнула к двери. Нет, она точно подражает моему характеру.
Дверь со скрипом отварилась. Через порог переступил еще один смертник, но с пока еще совершенно другими мыслями, мечтающий о великом будущем, но в итоге абсолютно все приходят к одинаковому выводу, что ничего хорошего здесь не найти. Да и не только здесь.
Я осмотрела его с ног до головы и остановила взор на лице. Мелкие черты его лика наводили на мысль, что понять эту красоту сможет лишь настоящий ценитель прекрасного. Серые глаза, черные волосы, которые странным образом торчат во все стороны, и детская наивность, отображающаяся в его манере двигаться. И что-то еще, но на это у меня не было времени, да и желания с настроением. А вот запах…я его где-то слышала. Где?
— Никаких имен!- сказала я холодно и поманила его за собой вглубь коридора. (За что Бернард так жестоко относится ко мне? Мне бы хоть день для того, чтобы смерится с мнением о Крисе…а он…).
Он смотрел мне в спину. Я чувствовала его взгляд и слышала приглушенные удары сердца.
Он вошел вслед за мной.
— Сядь,- грубо приказала я, нет, мне не хотелось его унижать, просто все так изменилось, в одну секунду я из «охотника» превратилась в «добычу»,- начинай,- я не любила короткие фразы, и ненавидела таких людей, как мой новоиспеченный напарник, но мы не всегда получаем то, что нам больше всего нравится.
— Что?- глухо спросил он, как же все-таки сложно хоть что–то понять.
— Все,- и тишина, а после он стал излагать свою легенду, она была у всех, короткая и неизменная.
— Мне девятнадцать, рос в специализированном детском доме, на службе с шестнадцати, переведен из бухгалтерии, семьи нет,- и опустил голову.
Я не любила теоретиков. Они гибнут чаще, да и быстрее всех. Люди! Что с них взять! Но парня, почему-то, мне жаль не стало. "ТАКИХ" я видела море, и столько же еще, быть может, увижу. Они вызывали у меня больше отвращения, чем самоуверенные морды вроде Максима. У последних хоть есть девиз «выжить любой ценой» и возможность это сделать, в то время как у первых нет и стимула.
—Что–то еще?- холодно спросила я, указывая на дверь.
Он встал,…подошел к двери и…замер. Немой вопрос застыл в его глазах.
—Что–то еще?- с нажимом спросила я, обжигая его спину своим взглядом. Я просто устала, и мне совершенно не хотелось заниматься сегодня и им.
Тишина недовольно зашуршала над ухом. Я недовольно глянула в пустоту.
—Не замерзнет, не зима,- был ответ на немой вопрос, но к окну я все же подошла, слегка отодвинув синюю занавеску, я глянула вниз. Он сидел на бордюре, безвольно опустив на колени голову. Какой все же он худой! Их, что, фирма не кормит. Надо будет поднять этот вопрос на собрании. Столько этих «надо» и, как оказывается, совершенно нет на это времени.
Тень налипла на форточку и, казалось, с укором смотрела на меня.…Подул холодный ветерок, он поежился и втянул плечи, тонкий свитер совершенно не грел. Клонило в сон. Я вздохнула. Что же мне в последнее время так неописуемо везет?!
— Постель постели,- сказала я и открыла дверь. «Вот теперь точно проходной двор»,- про себя кивнула я.
Он задремал. Слушая все, что происходит вокруг него, он совершенно отказывался открывать глаза. Холод укутал его с ног до головы. Но, услышав рядом с собой мое дыхание, он все же поднял голову. Красные, от недосыпания, глаза, синяки и бледное лицо. Прямо вылитая я после своего последнего Дня Рождения (мне все-таки «20»!).
— Пойдем,- и он пошел.
Он спотыкнулся и чуть не свалился, но устоял.
Я оглянулась. Объясните мне на милость, какой из него агент по уничтожению зловредной нечисти? Не то, что б я себя асом считала, просто уж очень он не похож.
Я открыла дверь и пропустила его вперед. Он вошел, огляделся и стащил с себя кроссовки. Его руки тряслись, а глаза слипались. Первый вопрос, всплывший в голове «он, что, нарик?», но ничем подобным от него не веяло, а в голову не влезало, что он мог просто устать.
— Твоя комната слева,- глухо, ответила я и выглянула в окно.
Прошло минут пять, не меньше, прежде чем где-то в квартире послышался глухой удар. Тень юркнула в коридор, я тоже поднялась с постели и пошла на звук, который больше так и не повторился. Тень проскользнула в спальню к гостю, следом за ней вошла и я.
Он лежал на полу лицом книзу. Спина тряслась от частого дыхания, создавалось впечатление, что он задыхается от нехватки воздуха. Его глаза были крепко закрыты, впиваясь в темноту сна; веки изредка вздрагивали, он приоткрыл рот и из него вылетели еле слышимые слова:
—Мне страшно,- затем стон-вдох-выдох-вдох-стон-вдох…закрытые глаза то вздрагивали, то успокаивались.
Я подошла к нему и перевернула на спину. Сейчас он напоминал мне ребенка, маленького и беззащитного. Я убрала с его век отросшие пряди волос, которые ранее явно представляли собой челку,…он вздрогнул. Я положила свою руку на его лоб и закрыла глаза…
"…маленький мальчик, лет пяти, стоял босиком на холодном полу в темном коридоре, обшарпанном временем, квартиры. В его руке была пустая упаковка от шоколада, а на губах все еще играл его вкус. По дому ходили чужие, незнакомые ему, люди, которые молча одаривали ребенка сухим взглядом и тем самым пугали его еще больше. Мальчик подошел к двери одной из комнат и заглянул в щелочку, из которой струился свет от настольной, но довольно таки мощной, лампы. Там, на полу, небрежно раскинув руки в стороны, одетая в домашний, просаленный халат, лежала женщина. Его мама…единственный родной человек на этом земле. Отца нет уже давно. Мальчик, неуверенно семеня ногами, подошел к лежащей женщине и начал дергать ее за халат, но мама не улыбнулась, как делала это раньше.
—Мама,- позвал ребенок, садясь рядом и теребя ее холодную руку, но она не ответила. Мальчик посмотрел в мамины открытые глаза и дернул за руку еще раз,- мама,- заикаясь от слез, позвал ребенок.
Мужчина, от которого веяло таким для мальчика знакомым запахом, взял его на руки и вынес из комнаты. Ребенок плакал и продолжал рваться к маме: "мне страшно",- прошептал мальчик и уткнулся худенькими плечиками в свитер незнакомца, тот в свою очередь лишь сильнее прижал малыша к себе.
— Он больше не придет,- прошептал мужчина в ухо мальчика…".
Я отдернула руку и глянула на его бледное лицо.
—Тихо, все хорошо, ты здесь, все уже в прошлом, тихо-тихо, ты не один, ч-ш-ш-ш…,- начала я шептать.
Я прижала его к себе. Он вздрогнул, но в тепле начал успокаиваться, дыхание потихоньку успокаиваться.
Он еще совсем ребенок! И эта мысль многое изменила. Я вдруг обмякла. Я и не думала, что могу быть настолько чувственной.
— Помоги,- сказала я тени, что все это время была за моей спиной.
Мы бережно подняли его с пола, перенося на постель. Он всхлипнул и успокоился, а я в свою очередь вышла и тихо прикрыла за собой дверь. Теперь уже мне хотелось спать, да так, как будто я целый месяц не спала.

*******

Я легла в свою постель и прикрыла веки. Тишина. Сон пришел сам по себе, глупый, пустой и бессмысленный, но, честно говоря, даже его хотелось досмотреть до конца. Но стоны, которые то и дело эхом разносились по квартире, не дали этого сделать. Интересно, неужели он всегда так спит?!, тогда и вовсе не удивительно, что он валится с ног.
Я свесила ноги с постели и стала вслушиваться, после чего все же встала и перевела неспешный взгляд на часы с подсветкой. 18:45!!! Уже скоро надо идти на работу, а спать мне так и не дали. Я мегерой выскочила из спальни и резко открыла дверь в, обычно пустующую, комнату для гостей.
Он задыхался, давился слезами, и что-то еле слышно шептал.
Я подошла к нему, села рядом и начала гладить его по взъерошенным волосам. Но это не помогло,…как бы мне было легко, если бы я хотя бы знала его имя…
— Эй, просыпайся, ты меня слышишь? Проснись!- я начала трясти его за плечо. Он открыл глаза резко, а затем бегло и испуганно огляделся, прикрыл глаза, набрал воздух и открыл их вновь.
—Извините,- прошептал он и встал с постели, голова закружилась, и ему пришлось сесть снова.
Он встал и, шатаясь, вышел из комнаты. Я вышла следом. И вовремя, потому что у него закружилась голова, и он плавно начал оседать на пол. Я подхватила его под руки и посадила на свою правую ногу. Он схватился руками за голову, закрывая глаза, глубоко вдыхая воздух.
—Извините…извините,- еле слышно, бормотал он,- я уже сейчас уйду,- вдох-выдох.
Но сил встать не было! Усталость взяла верх. Глаза слиплись, руки обессилено обвисли, голова легла мне на плечо. Нов месте с этим я прекрасно слышала, как бешено колотилось его сердце.
Я смотрела на него сверху вниз. И где он взялся на мою вампирью голову?!
Я принялась трясти его за плечо, и он опять открыл глаза. Я себе нянечку напоминаю, но вот честное слово.
—Как тебя зовут? - " никаких имен"- пронеслось у меня в голове, но на языке было совершенно другое. Достали они уже со своими тупыми предрассудками и глупыми правилами.
—Кастиель…Кас,- тихо ответил он. У меня отвисла челюсть, вот это имя. Да и на имя парня, чьи родители обычные «homo sapiens», не очень похоже.
—Знаешь, что, Кас, давай-ка, мы с тобой попробуем потихоньку подняться,- сказала я, убирая из-под него свою ногу, которая жутко затекла. Если Вы считаете, что мы не чувствуем боли, то Вы заблуждаетесь. Тело то у нас живое и «все человеческое ему не чуждо».
Он оказался легким и не по годам гибким. Я крепко ухватилась за его торс и шаг за шагом повела на кухню. Он спотыкался о собственные ноги, усталость словно хотела смерти этого парня. Я взглянула в его туманные глаза и остановилась.
— Еще чуть-чуть,- прошептала я и чуть не засмеялась сама над собой. Вот влипла.
Я посадила его на стул за столом, сама же, поманив за собой тень, вышла в коридор. В голове возникла почти что безумная идея…
— Приготовь снотворное,- ели шевеля губами, промолвила я.
— Госпожа, может не стоит?! - зашипело черное пятно на стене.
— Стоит. Он с ног валится. С ним таким завтра пользы не будет. Мне не овощ нужен, а реально мыслящий человек. Подставляться я не собираюсь,- а затем добавила совсем тихо,- и его подставлять не собираюсь.
—Слушаюсь,- последовал ответ, и тень испарилась в воздухе.
Я глянула на часы. Мне однозначно нужно обратиться к врачу! Не спать из-за незнакомца.
Я вошла обратно на кухню. Мне вдруг захотелось, чтобы мне" установили бюст по среди двора". А что, чем я других хуже?! Кас повернул голову в мою сторону. Я улыбнулась своим мыслям.
Я открыла дверцу холодильника и начала что-то искать. Но после неловких попыток отыскать нужную вещь, начала выгребать все содержимое на пол, после чего удовлетворительно хмыкнула и достала сардели. Бросила их в кастрюлю сомнительной чистоты, и поставила на огонь. У меня в холодильнике много просроченного хлама. Крис любил забивать мой холодильник разным барахлом. Морозильная камера была полностью забита пакетиками с кровью. Нет, я не похожа на героев из фильмов и не покупаю ее на скотобойнях либо на рынках. Все намного проще. Все сотрудники фирмы, носящие достойное имя «человек» должны сдавать раз в месяц кровь, коей нас и обеспечивают. Гм, что-то я отвлеклась…
Он следил за каждым моим движением и не мог нарушить тишину. Я же чувствовала его напряжение и усталость, от чего мне становилось еще тоскливее.
—Уж чем богаты,- словно оправдываясь, начала я,- я здесь не ем, а гости редко бывают,- в голове всплыл неторопливый силуэт Криса, как я уже говорила, он постоянно наполнял мой холодильник долгосрочными продуктами, а квартиру разным ненужным хламом,- ну как, легче?,- не совсем в тему, спросила я, продолжая возиться возле печки.
—Да,- соврал он, всматриваясь в окна соседних пасмурных многоэтажек, в некоторых уже начал зажигаться свет,- я просто слегка устал,- ну что «слегка», это я уже заметила.
Я обернулась и пристально посмотрела на Каса. Врет! Но сказала совершенно другое:
—Меня Никой зовут,- и тишина.
Пена над сарделями поднялась так, что я еле успела выключить газ. Я засунула руку в кипяток и, не чувствуя, обжигающей ладони, боли, достала содержимое кастрюли и отрезала два ровных черных, словно вымеренных под линейку, куска хлеба. Затем положила "завтрак пионера" на тарелку и поставила его перед Касом. Сама же села напротив него.
—Ешь.- Скомандовала я,- Завтра трудный день,- и, подумав, добавила,- для всех.
Он не поднял головы.

*******

—Давай помогу подняться,- сказала я, обходя вокруг стола.
Кас встал на ноги, но, неловко пошатнувшись, почувствовал, насколько крепко я в него вцепилась.
—Тише, сейчас мы с тобой шаг за шагом, потихоньку дойдем,- но Кас уже ничего не слышал, укутав в забытье, усталость напала на него с новой силой. Я плюнула на это дело и замолчала. Что, я радио, что ли.
Мы вошли в спальню, и я аккуратно помогла ему сесть на помятый угол кровати. Сверху, прямо в мои руки, упал маленький флакончик, его содержимое по цвету больше напоминало морковный сок. Я осмотрела его с неким интересом и, открыв, протянула флакон Касу.
— Пей,- он испугано взглянул на меня,- не бойся, если бы хотела убить, то сделала бы это, как только ты переступил через порог,- ухмыляясь, сказала я.
…странно, но и на вкус жидкость больше напоминала морковный сок…Кас выпил все до капли и почувствовал, как его голова начала пустеть от мыслей, как тело начало наливаться свинцом, веки закрылись, и он уснул. Я осторожно уложила его на постель и поправила волосы на голове. И только сейчас я обратила внимание на его пыльные вещи. Снять их оказалось испытанием не для слабонервных. И когда цель, наконец, была достигнута, я взяла их в руки и вышла из комнаты.
—Я сошла сума.
—Нет, госпожа, Вы просто пожалели мальчика,- откликнулась, взявшиеся непонятно откуда, тень.
—Ну, так я же ведь о том же,- удивленно пожала я плечами.
Я медленным шагом зашла в ванну, чтобы уложить вещи в стиральную машину. Я перевела взгляд на настенные часы и… с добрым вечером.
Вечер таким глупым у меня не было уже давно.

*******

…раз…два…три…четыре…пять – поворот, и все с самого начала, мерила я шагами кабинет. Как я только не любила ждать. Ожидание выводило меня из себя, из душевного равновесия.
—Ну, и сколько насчитала?- голос прозвучал из неоткуда, казалось, что сами стены интересуются сложившейся ситуацией.
—Как ″это″ называется?- ответила я вопросом на вопрос.
—Что именно?- еще вопрос и ни единого ответа.
Бернард вышел из стены у окна и с неподдельным интересом взглянул на меня. Сегодня он явно был в настроении. Впрочем, меня это не удивило. В последнее время плохое настроение стало его вторым Я.
—Да все! Теоретик, а главное – это! - Я кивнула на бумаги лежащие передо мной на столе. Они в хаотичном порядке были мало похожи на важные документы, которыми они на самом деле являлись.
—Уже успела ознакомиться с новым заданием?- прищурился мужчина.
—Теоретик это не потянет. Нужно что-то поменьше. Потому что лично я не очень-то горю желанием уже завтра встречать другого напарника. Либо ты хоть что-то делаешь по-моему, либо я ухожу, пишу заявление и на все четыре стороны! Меня здесь уже давно, между прочим, никто и ничто не задерживает. Крис стал последней каплей. Еще чуть-чуть и капель будет слишком много, и все мы утонем в океане,- на одном дыхании, произнесла я.
—Фу, Ника, какие резкие слова!- поморщился мужчина и сел в кресло у окна,- присаживайся,- указал он на стул напротив себя,- обсудим сложившуюся ситуацию.
—Бернард,- пролепетала я,- ты в последнее время невыносим, разбрасываешься чужими жизнями налево и направо! Стаж работы насчитывается не больше месяца…
—У тебя уже семьсот с лишнем лет,- подсказал начальник.
—Это не считается, я же не человек,- мужчина хмыкнул,- а ты ведь на половину человек, а ведешь себя, как будто тебя душой обделили.
—Кто бы это о душе разглагольствовал?!!- смотря в окно, тихо, как будто сквозь невидимую преграду, произнес мужчина.
—Да во мне пусть состраданья больше чем в тебе! Бернард, оглянись, что ты видишь? Ты говорил о войне. А я пока вижу лишь одного тебя и еще непонятные для меня ситуации.
Мужчина рассмеялся.
—Почему наш совместный разговор всегда заходит в один и тот же тунель? Да, Криса жаль,- неужели?!- но ничего не изменилось.
—Значит, ты не поменяешь задание? – сменила я тему.
—Нет, не поменяю. Там всего один вселившийся в человека мракобес, а ты ведешь себя так, словно их там тысяча!
—Знаешь, иногда с тобой просто невозможно разговаривать. Ты утомляешь,- вставая, пролепетала я.
—Утомляешь,- эхом, повторил Бернард,- а тебе нравится команда КВН ″Утомленные солнцем″?
—Нет,- отрезала я.
—Почему?
—Я вообще не люблю КВН. Ненавижу, когда люди высмеивают друг друга.
—А мне нравится их самокритичность,- сказал Бернард, и на его лице появилась кривая ухмылка.
—Это не критика, а простая человеческая глупость,- я подошла к двери взялась за ручку, но замерла, и, не оборачиваясь, спросила,- точно не поменяешь?
—Ну не издевайся, иди уже,- последовал незамедлительный ответ.
Я тихо, без нервов, спустилась по лестнице. Была только половина одиннадцатого, а луна уже безжалостно опустило на землю свой свет. Я выскочила на улицу. Документы забыла! Вот растяпа! Но возвращаться я не стала.
Я достала из кармана новенький NOKIA и, засунув наушники, нажала на play. Теперь у меня была своя собственная тишина. Прошло всего несколько дней, а мир перевернулся с ног на голову. Враги стали друзьями, а друзей…просто не стало.
Я спустилась по лестнице в "подземку"; эскалатор довез меня, почти до самого, только прибывшего, вагона (нужного!). На пироне стояло очень мало людей, из которых первая половина была ярко выраженными студентами, которые спали на ходу. Вторая же половина спешила с работы, явно отставая по графику. Все они, не завися от возраста, ринулись в вагон. Я тоже поспешила и быстрым шаг переступила через порог, при этом, внимательно смотря себе под ноги, чтобы каблук не застрял между вагоном и пироном. Я любила рассматривать людей окружающих меня. Пара, что занималась изучением друг друга, вызывала немое отвращение; старец с большим, потрепанным временем, ранцем за спиной, явно спешил со своего загородного участка; мальчик, лет пятнадцати с книгой Андрея Белянина в руках, внимательно следовал от строчки к строчке, изредка отвлекаясь на остановках, чтобы убедиться, не пропустил ли он свою станцию; и еще один довольно таки интересный парень, который явно возвращался домой после тяжелой бессонной недели.…В вагоне еще ехало очень много других людей, но они погруженные в обыденность жизни, не вызывали у меня совершенно ни какого интереса. В глубине наушников "Enigma" исполняла свой очередной хит " The Same Parents". Я любила эту композицию, я знала каждое слово, каждый проигрыш. Иногда мне казалось, что это я сама написала, а кто-то просто переписал мои чувства, мою жизнь…

*******

Возвращаться домой хотелось, хотелось вернуться в свою тишину, но как только в памяти всплыл образ Каса, захотелось бежать, и чем дальше, тем намного лучше. И дернул же меня нечистый помочь ему! А главное за что?! Так в том то и дело, что просто так, без всякой на то видимой, да и невидимой выгоды. В последнее время я стала напоминать себе мать милосердия.
Я подняла голову на высокий хмурым дом, в котором живу последние пять лет. Ночь. Туман и яркая луна. Все это было странно, точно так же, как и мысли в моей голове. Я вздохнула и вошла в подъезд. Грязь, вонь спавших под лестницей бомжей, которые так же использовали углы, как туалет. Вот они люди! Вот низ их иерархии!
По лестнице я поднялась быстро, казалось, что за моей спиной выросли крылья, но возле самой двери я замерла и начала вслушиваться. Я еще с первого этажа слышала биение его сердца, но теперь я отчетливо слышала его ровное дыхание. В моей квартире опять пахнет человеком. Я повернула ключ в замочной скважине и вошла. Я медленно стащила плащ и, не глядя, бросила его на тумбочку, где стоял телефон, и прошептала:
—Тень,- из соседней комнаты вылетело пятно, оно начало приобретать женское очертание и стала напротив меня,- где же наш господин хороший?- прищурила я глаза.
—Спит еще,- прошептал силуэт и влетел в соседнюю стену.
—Приготовь завтрак,- ей в след, произнесла я.
У меня было два выхода: разбудить Каса, либо же оставить все, как есть. Но первая идея победила вторую с большим перевесом в счете, и я, не спеша, пошла к комнате, где спал, практически, незнакомец.
Я тихо вошла в комнату, медленно приоткрывая дверь, которая при этом предательски скрипнула. Парень, лежащий в постели, тут же открыл глаза и сел, потупив взгляд.
—Доброй ночи,- я подошла к окну и захлопнула штору еще плотнее.
—Доброй…ночи,- голос прозвучал глухо. Кас приподнял глаза, чтобы внимательно рассмотреть меня. Я невысокого роста. Черные волосы по плечи послушно уложены за уши, при этом оставаясь вполне объемными и с легкой волной. На моем лице нет ровным счетом ничего отличающего меня от человека, если не считать черные, как смоль глаза, и слишком тяжелый взгляд, который смотрит прямо в душу. То расстояние, которое я преодолела от двери до окна, не было большим, но и мои движения не были слишком уж медлительными. И это я вовсе не хвастаюсь!
—Спасибо,- выдавил из себя Кас.
—Всегда, пожалуйста. Я ведь жутко люблю непрошенных гостей, которые мешают спать по ночам,- ничто на моем лице не выдавало язвительный тон, но он там был, нужно время, чтобы привыкнуть к моей монотонной речи и начать отличать интонации.
—Извини.
—А это я уже вчера слышала. Ладно, не обижайся, такая уж я есть, еще привыкнешь. Вечером съездим по одному делу. А сейчас позавтракаем, и…слушай, тебе надо переодеться, вчерашние, так называемые вещи, никуда не годятся. Тебе есть во что переодеться?
Кас отрицательно помотал головой.
—И чего же это я не сомневалась. Ладно, вон там посмотри, там должно было что-то остаться от твоих предшественников,- я кивнула на шкаф, который стоял у самой двери,- конечно, они будут тебе слегка великоваты, но все же лучше, чем ничего.
Почему-то все так изменилось. Раньше мне казалось, что Крис вселяет в мою жизнь лишнюю суматоху, но оказалось, что он вселял в мое тусклое существование жизнь. Я повернулась в сторону Каса, он надевал брюки, которые слегка собрались гармошкой в области коленей. Что же случилось?!
Я схватила трубку телефона и набрала номер Максима.
— Алло,- его голос звучал приглушенно.
— Можешь приехать,- пролепетала я, и совершенно не узнала свой голос.
— Я буду часа через пол,- и повесил трубку. У меня в груди что-то щелкнуло. И захотелось плакать, вот только слез предательски не было…я закричала.
Кас стоял, не смотря в мою сторону. Я вся дрожала, а по щеке, наконец, скатилась слеза. Эту ситуацию легко можно было описать всего одним словом: истерика. Я вдруг поняла, что смогу простить себе эту слабость, но в первый и последний раз.
— Иди,- Кас замер в проходе,- Иди,- вскричала я.
Я слышала, как он вошел на кухню, и как тень начала о чем-то разговаривать. Как, о чем, и зачем я не понимала, да мне и не хотелось не во что вникать. Я себя не узнаю. Вот, к примеру, зачем я позвонила Максиму, ну вот с каких пор он стал скорой помощью. Бред какой-то.
В коридоре зашуршали шаги. В комнату просунулось лицо Каса. Он приветливо улыбнулся, но смотрел в мою сторону с опаской. Ну да, конечно, вампир не внушает доверия, а здесь еще и сумасшедший в придачу.
— А, что мне делать?- как в такой ситуации говорил мой любимый киноактер: «картина маслом»,- Вы просто говорили про работу,- ух, какой честный нашелся.
— Поедем, поедем, только часика через четыре,- сказала я, как отрезала.
Его лицо спряталось за дверью. Ситуация, врагу не посоветуешь. Кстати, о врагах, во входную дверь постучали.
Я посеменила к двери. Это, что ж получается, я из злостного вампира в куклу стала превращаться. Я открыла дверь и чуть не получила по носу от собравшегося стучать Максима.
— Звонила?- тупой вопрос.
— Тебе показалось. Чай будешь?
— А кофе есть?
— Спать ночью плохо будешь.
— Так у меня ж бессонница,- усмехнулся Максим.
Кофе в доме был, но старый и не вкусный. Просто Крис не любил этот напиток, а я вообще не пью все эти чаи и тому подобное, лучше уж водички. Но вдаваться в подробности я не стала.
— Чай лучше,- кивнула я.
— Отравить хочешь?
— Не, этот этап уже пройден и, как известно, у кого-то не получилось, а я не люблю повторять чужих ошибок.
— Анализы получила?- он смотрел куда-то в сторону, и одновременно на меня.
— Да, с утречка сбегала.
— Ну, и как там под солнцем, не щиплет?- достойный соперник мне достался.
— Нет, щекотно слегка.
— А серьезно…
— А серьезно, то я звонила. Как я думала, в крови большое содержание серебра. Нам еще повезло, что в ящик не сыграли.
— Так это теперь «повезло» называется.
— Примерно.
— У тебя гости?- скорее ради приличия спросил Максим, потому что присутствие Каса он явно почувствовал еще задолго до появления в моей квартире.
— Это мой новый напарник,- что он сейчас делает?
— А, где старый подевался?
— Туда же, куда и твоя невеста. Ему вчера голову снесли,- как сложно сохранять самообладание, когда глаза застилают слезы. Но желание мести сменило «соль» на кривую гримасу.
— Ты в порядке?
— Смотря, что понимать под словом «в порядке»…
— Мне жаль.
— Глупо жалеть того, с кем все нормально,- язви-язви, только все равно ничего не изменишь, пустоту не заполнишь шутками…
— Я просто хотел поддержать,- пожаль плечами Максим. Но я все равно чувствовала его взгляд на себе и это странное чувство жалости. А самое смешное то, что меня жалеет демон.
— А я не падаю,- пролепетала я, понимая, что без Криса я не могу подняться с колен. И видно, что-то такое отразилось в моих глазах, потому что демон поднял на меня свой взгляд и, не отводя его, сказал:
— Может я не тот, кто должен тебе это сказать, но мне кажется, что все будет хорошо,- какое, к черту, хорошо!
—Happy end?!
—Просто the end, а happy или нет, так это нам еще предстоит увидеть…
Максим стоял совсем рядом так, что я могла ощутить его запах. Дорогие сигаретами вперемешку с терпким запахом пота. Мне показалось, что я могу вдыхать этот аромат вечно, и от этой мысли мне стало не по себе. Он стоял в шаге от меня и цинично смотрел с верху вниз. Что-то такое было в его взгляде, чего я раньше там не видела. Расширенные зрачки сверкали огоньками. Максим не подходил, а я продолжала молчать. Все это было похоже на любовную сцену из очередного женского романа. Тьфу, самой противно, но слов из песни не выбросишь. Да и также легко почему-то не было. Его глаза словно мое отражение всматривались в душу. Мне стало неловко, и я поежилась, словно холодный ветер пронизывал меня насквозь. Максим отвел взгляд, и прикусил нижнюю губу…я смотрела насквозь него. Я чувствовала его дыхание и невольно начала дышать с ним в унисон. Стало еще холоднее. Ветер проходил вглубь меня. Я отвернулась и сделала шаг назад. Он схватил меня рукой за плечо, и прижал к стене. Я почувствовала, как что-то хрустнуло в области спины (или стены), но даже эта боль казалась верхом блаженства. Сейчас его запах охватил меня с ног до головы, и мне на секунду стало стыдно за собственные желания, но это лишь на секунду. Я почувствовала себя молодой не опытной девчонкой, которая о противоположном поле слышала лишь по чужим рассказам. Максим медленно провел своей щекой по моей, и мои губы уцепились за его. Я перестала существовать…я потерялась в его дыхании…в его объятиях. Боль в спине прошла дрожью и остыла. Я приоткрыла глаза и встретилась с его, мы на секунду зацепились взглядом, и вновь наступила сладкая темнота. Кусая его губы и чувствуя сладковатый привкус его крови, я поняла, что теперь его часть останется со мной навсегда. Максим не отстранялся, а, казалось, лишь подпитывался моей страстью. Голова опустела от мыслей, а тело скинуло оковы тревожных будней. Но в то же время я прекрасно понимала, что все это не должно происходить, что все это за гранью понимания…
Мое тело извивалось, и в тот же момент я совершенно не могла пошевелиться. Я шипела, выпуская клыки, а он лишь поглаживал меня по голове, не выпуская мои губы, чем доводил меня до бешенства. Максим провел рукой по моим бедрам…я задрожала всем телом, и провела языком по его щеке. Я чувствовала, как затряслась его рука, и он потянулся к моей рубашке и осторожными движениями начал расстегивать пуговицу за пуговицей. Он целовал те места, где еще секунду назад прикасались его нежные пальцы. Я не могла дышать…из глаз потекли слезы. Я разорвала на нем рубашку и впилась губами в грудь. Я чувствовала, как в его жилах пульсирует кровь, и поймала себя на преступной мысли. Мы скатились на пол. Раздался грохот разбившейся вазы, которая стояла на опрокинутом столе. У Максима больше не было сил меня удерживать, а у меня не было желания хоть на секунду отстраниться от него. Наши тела стали одним целым. И стало совершенно не важно где мы, и что мы. Максим сжимал меня, вновь и вновь сливаясь воедино. Я стонала от наслаждения и одновременно плакала от обжигающего желания. Минуты превратились в незабываемые секунды.
На его груди был вытатуирован волк, который шевелился в унисон со своим обладателем. Я неожиданно для самой себя улыбнулась, уж очень он был похож на меня при смене ипостаси. Когда Максим всем телом вздрогнул вверх, волк оскалил зубы, я дернулась и поднялась. Все это не правильно. Все это просто-напросто глупо. Так не должно быть…не должно. Не может вампир иметь что-то общее с демоном…не может, а я не в праве что-либо менять.
—Что-то не так?!- Максим привстал на локтях, прислоняясь головой к моей ноге.
—Все не так,- я, нагнувшись, подхватила свою рубашку и, закутавшись в нее, выбежала из комнаты. Что же это такое? Мне для полного счастья только этого не хватало.
Я вбежала в ванну и, что было силы, захлопнула за собой дверь. В зеркале отражалась не я…это был кто-то другой. Блестящие глаза, и взъерошенные волосы. Сейчас я была больше похожа на мифический лесной персонаж, который лешим называется, чем на вампира со стажем. Вот дура.
В прихожей стукнула входная дверь, а в коридоре зазвонил телефон. Я рассмеялась. Нет, этому никогда не придет конец.
—Вас Бернард к телефону,- прошипела тень из-за двери.
—Я сейчас подойду.
Сейчас растянулось на несколько секунд. Я, все в той же рубашке, гордо прошагала в комнату, и поднесла трубку к уху.
—Алло,- неуверенно протянула я. Моя жизнь превратилась в сплошной телефон.
—Армона ждет тебя,- честно говоря, ни я, ни сама Армона не понимали смысла этого довольно таки абстрактного выражения, потому что наша взаимная «любовь» была чем-то похожа на более неподдельную ненависть, и это не только мое мнение, она тоже яро соглашается с моим утверждением.
—И что?- спросила я, глупо надеясь получить ответ.
—Езжай к ней,- наглость Бернарда добавила мне храбрости.
—А если не поеду?
—В этом случаи поговорка про Магамеда не действует,- и молчание. Я повесила трубку. Как говорил мой отец: «если хочешь выиграть войну, тебе придется проиграть не одно сражение». Отца нет давно, а его слова до сих пор звучат в моих ушах.
Я вышла в коридор. Тень странно похрюкивала, а затем нагло расхохоталась мне прямо в лицо!
Кас неуверенно высунул голову из соседней комнаты. Он всем своим видом показывал замешательство…дурдом какой-то.
— Собирайся, мы выезжаем через 15 минут,- гаркнула я.
Я вошла в комнату и посмотрела на пол. Ковер при входе постоянно задирал под ногами так, что приходилось параллельно другой ногой его заглаживать, что я впрочем, каждый раз и делала.
А возьму-ка я и всем на зло поеду. Шустро натянув брюки и майку, я выскочила в коридор, и тут же налетела на тень, что выругавшись, сравнила меня…ай, ладно, процитирую до словно: «как черт из табакерки». И вообще ее сложно понять, то она учтиво на Вы, а то фамильярно ТЫкает
— На выход,- проговорила я Касу и вышла из квартиры. На лестничной площадке снова не было света. Какие-то сволочи постоянно выкручивают лампочки, а поэтому загадка «висит груша нельзя скушать» кажется издевательством полным. А увижу этих «электриков» – руки оторву!- ну, ты идешь или как?
—Иду,- прогундосил Кас,- а куда мы идем?- У меня планы, как у Наполеона. Официальное задание откладывается на непонятный срок.
— А разве это важно, мы чуть-чуть прогуляемся.
Я вдохнула свежий вечерний воздух и по привычке глянула в сторону облупленной арки, Крис постоянно приходил с той стороны. Он шел из дома, делал крюк парком и через дворы в мой. В общем, он делал все, чтобы к нему цеплялись разного рода маньяки. Как-то Бернард назвал его «занозой», потому что именно в моем районе было самое большое количество куда-то «исчезнувших» ночных гуляк. Вот и сейчас, я как замороженная смотрела в темный проем и самое больное то, что он оттуда не выйдет. Я хотела сегодня зайти к нему домой, в конце этой недели заканчивается срок аренды, нужно забрать вещи…что же это происходит!
—Шевели ногами,- скомандовала я, и только сейчас до меня дошло, что Кас стоит рядом и дышит мне в спину,- сейчас выйдем на дорогу и остановим такси.
Мы медленно шли тихой улицей. Кас плелся рядом и искоса поглядывал на луну.
— Ты случайно не лунатик,- прищурилась я.
— Нет,- дернулся Кас и стал коситься на меня.
— На мне, что, полосы нарисованы?
— Нет.
— Дело простое, съездим загород к знакомой.
Мы простояли на дороге часа пол, прежде чем остановилась машина. Я села на переднее сидение и пристально посмотрела в глаза водителя.
— 43 шоссе, деревня Березовка, остановишь возле леса.
Водитель кивнул и нажал на педаль.
— А…,- начал было Кас.
— Много будешь знать быстро состаришься,- перебила его я.








 отзывы (0) 
Оценить:  +  (0)   
03:25 11.12.10
3 глава

«…настойчивость полезна…»
(И.Цзин).

В доме всего два этажа. Армона специально пристроила лестницу ко второму этажу из-за частых клиентов, чтобы не устраивать свой дом в проходной двор. Первый этаж – сплошной кабинет, второй – жилое помещение. Мы с Касом поднимались по лестнице на второй этаж. Что-то здесь было не так. Слишком тихо…слишком. Ставни окон были плотно закрыты, но даже сквозь них был видим струящийся яркий свет. Армона редко закрывала ставни, и уж тем более не включала свет. Слепым свет не нужен.
Я приложила палец к губам и зашипела. Кас положительно кивнул головой, и тут же опрокинул на землю горшок с засохшей геранью. Глиняная емкость звонко попрыгала по ступеням. Кас зажмурил глаза и замер. Я со всей силы долбанула его локтем в бок, он схватил ртом воздух, но ничего не ответил…промолчал. Я вдохнула и постучала…постучала…еще раз постучала, но мне никто не ответил. Да и как оказалось, дверь вообще была открытой. Армона всегда плотно закрывает дверь, маничка у нее такая, обязательно нужно стучать. Я осторожно приоткрыла дверь и вошла. Первое, что я увидело, это то, что тело Армоны лежало на полу у постели…головы не было, она лежала в проеме, что ведет на кухню. Кас выругался и прикрыл рот руками, предотвращая позывы рвоты.
— Только бабы плакальщицы мне над ухом не хватало,- произнесла я и нагнулась над телом.
Кровь еще не успела свернуться, и от нее веяло жизнью. Я встрепенулась. Когда мы шли сюда я не чувствовала, чтобы кто-то удалялся от дома, а Армона как минимум минут 10 назад была вполне живой, что натолкнуло меня на вполне здравую мысль, что если никто не выходил, значит, этот кто-то еще здесь…в доме,- закрой дверь,- прошипела я в сторону Каса. Он автоматически подчинился моим словам и за моей спиной послышался щелчок.
Я начала судорожно принюхиваться. В доме пахло Армоной и жутко резким запахом цитрусовых. Запах был схож с тем, что отходил от Криса, я его ни с чем не перепутаю. Но я все еще не слышала чужого биения сердца.
— Я на первый, - еле шевеля губами, произнесла я.
Кас кивнул, но все еще держался за ручку двери и не сводил застывших глаз от лежащего перед ним тела. Его пульс участился.
Я тихо начала спускаться по лестнице. На первом этаже царила темнота. Но сейчас я отчетливо чувствовала чье-то биение сердца, но самое главное я его знала, но не могла вспомнить кто это. Я приближалась. В голове я перебирала имена, а вместе с ними запахи, которые от них исходили. Я готова была растерзать себя, лишь бы вспомнить. Все это время я прислушивалась не только к незнакомцу, но и к Касу. Его пульс заметно притих. Успокоился.
Человек впереди меня замер. Он тоже прислушивался к моим шагам. Человек стоял за стенкой, потому даже хорошо видя в темноте, я не видела лица. В окне мелькнула тень. Я не успела и глазом моргнуть, как на втором этаже послышался вскрик и тишина. Человек, что стоял передо мной открыл дверь и потерялся в темноте. Я бросилась следом, но замерла уже у самой двери. Сердце Каса билось очень медленно. Я посмотрела в темноту, и побежала вверх по лестнице.
Я открыла дверь, и кто-то с силой толкнул меня обратно на лестницу, от неожиданности я ухватилась за поручни, но тут же получила удар в спину и скатилась по ступеням вниз головой. Я вскочила и обернулась. Этот запах я ни с чем не перепутаю…передо мной стоял Криг. Он что-то крепко сжимал в своей правой руке. На его лице отобразилась ухмылка. Я наступила на первую ступень, желая подняться, но уперлась в стену и не смогла больше сделать и шага. Он всегда был сильнее, что, впрочем, и не скрывал. Криг поднял свою правую руку и бросил мне ее содержимое. Это было маленькое колечко со странным черным камушком по середине. Я не знала, что делать. Криг просто не мог быть на свободе. Праотец не мог его выпустить, если только он не…. Тогда все сходится. Это объясняет открытую охоту на вампиров и нулевую защиту нас же любимых. В голове одна мысль сменяла другую. Если все именно так, то…лучше бы это была моя разыгравшиеся фантазия. В руках горело кольцо. Я знаю и этот камень, но откуда?
Криг развернулся на пятках и выпрыгнул в окно. Это был лишь отвлекающий маневр, чтобы отвлечь меня от стоящего на первом этаже, и дать ему скрыться. Я стукнула кулаком в преграду, но ничего не случилось. Рука прошла сквозь пустоту. То есть невидимой стены уже не было. Я за секунду влетела в комнату. Это все было похоже на дешевый фарс. Первое, что я увидела это окровавленный серебряный нож в руках у Каса. Он смотрел на меня, не отрывая взгляда. Я зашипела. Через все мое тело прошла волна, которая накрыла меня с ног до головы. Я подбежала к Касу и села перед ним на колени. Из раны в животе полилась кровь. Я чувствовала ее на своем лице, на своих руках. Кас прижимал свои руки к животу, а кровь текла сквозь пальцы. С каждым его движением из брюшной полости вытекало все больше и больше красной жидкости. Меня затрясло. Я вдруг поняла, что совершенно ничего не понимаю. Неужели при рождении Кас стоял в очереди не за удачей, а за ее полным отсутствием.
— Тихо,- пролепетала я. Но он и так не собирался ничего говорить, Кас лишь приоткрывал рот и вдыхал воздух. Глаза время от времени закатывались…
Я уложила его на пол и, убрав руки Каса, заменила их своими. Он скривился и до крови прикусил нижнюю губу. Левой рукой он вцепился в мою, и судорожно сжал ее. Губы посинели, из носа потекла кровь. Я испугалась. Передо мной лежал ребенок, а я чувствовала панику.
—Все будет хорошо…все будет хорошо,- лепетал Кас вздрагивая. Щенок, мне бы твою уверенность
— Конечно же…а, как может иначе стать,- шептала я, разрывая на нем рубаху. Кровь хлынула с новой силой, опоясывая мое обоняние. Я ничего не могла сделать. Кровь была темно алой…от силы ему еще минут пять. Боже! Сколько должно сегодня еще сдохнуть, чтобы исчерпать лимит смерти! А дальше произошло то, что я до сих пор не могу объяснить. Рана начала стягиваться, если бы от Каса так явно не пахло человеком, я бы подумала, что он…уже через минуту о том, что парень истекал кровью, напоминала сама кровь, то есть смертельная рана затянулась. От серебряного ножа даже я бы зализывала раны день, а здесь секунды.

*******

Кас открыл глаза. Прищурился. Резким, отрывистым, движение сел. Дотронулся до живота. Свесил ноги на пол. Поежился. С опаской посмотрел на меня.
— У меня появилось много вопросов,- жестко произнесла я, поднимаясь со стула, что стоял в углу маленькой комнатки.
В глазах Каса вспыхнул ужас. Нет, парнишка, если хочешь сосуществовать со мной, придется открыть карты.
— Где мы?- протянул он.
— У меня дома.
— Мы вернулись в город?- он осмотрелся.
— Нет. Мы все еще в Березовке. Только в соседнем доме. Армона редко бывала дома днем, она ночевала в лесу, у людей могут возникнуть вопросы, ну вот, как у меня, например,- я замолчала, просто не знала, как бы правильнее сформулировать, но слова вылетели сами по себе,- какого лешего это было?
— Не могу…
— Спорим, что сможешь. Ты не вампир, по крайней мере, от тебя несет человеком. Свет на тебя не действует…да и серебро не уж-то тормозит твою регенерацию.
— Мой отец был вампиром, а мама человеком.
— Это ничего не объясняет. Даже полукровки не могут выносить свет, и уж тем более не могут самостоятельно пережить серебро, ты мне лапшу на уши не вешай.
— Я не обманываю. Отец сам не понимал, как так произошло.
— В семье не без урода,- прогундосила я. Тупизм какой-то, я в жизни такого еще не видела, да и не слышал, а, как известно, земля слухами полнится,- мать точно была чистокровным человеком?
— Да.
— А доказать можешь?- и чего это я к нему прикопалась. Но, как там говорила Алиса из произведения Льюиса Кэрролла «Алиса в стране чудес»: « Все чудеснее и чудеснее». И чем дальше, тем больше я соглашаюсь с этим утверждением.
— Она умерла двенадцать лет назад.
— Не поверю, что твой «папа» не приложил к этому руки,- это правда, любой вампир, чьи отношения с человеком довели до появления ребенка, должен убить его/ее.
— Я не хочу говорить,- Кас отвернулся от меня.
— Говорить надо, но мы можем сменить тему.
— Чей это дом?- ясно, называется баш на баш. И тем более я пару секунд назад ответила ему на это вопрос.
— Я здесь жила, когда была маленькой. Когда было 13, попала в специализированный приют, а дом вот все еще стоит. Отец сам его строил.
— А Армона…
— Мы с ней вмести росли. Она на три года старше меня…была. Мы не испытывали приязни по отношению к друг другу. Но родители хотели, чтобы мы дружили. Раньше это был поселок для нелюдей. В 988 году народ начал репрессии против нас. Ты не прочитаешь о них в учебниках по истории. Родители спрятали меня в погребе. У нас их было три. Один настоящий, второй как бы настоящий, но как бы используемый для сохранения во время подобных ситуаций, а вот третий на самом деле служил именно для пряток. Мама спрятала меня, а сама помогала отцу защищать дом. В ту ночь половину вырезали, а вторую половину привязали к деревьям в ожидании утра, а вместе с ним и солнца. Мои родители были среди второй половины, а привязывали их родители Армоны. Не сложилась у нас с ней дружба, хоть она всю жизнь себя и наказывала за поступок родителей.
— А, что было с Вами?
— Давай на ты раз уж так все сложилось,- предложила я, а то дико слышать Вы от щенка, сразу бабушкой себя чувствуешь,- Через несколько дней приехали чистильщики. Представляешь, вампиры вымирали, а все потому что в один день вся Киевская Русь признала христианство. А мы вдруг оказались пережитками прошлой веры – язычества. Мы стали ненужными символами существования чего-то еще кроме единого Бога и его творений, то есть – Вас. Меня нашел какой-то мужчина, определил в специализированный приют. Там я пробыла до 19. В то время религия уже почти укоренилась, как сейчас помню 994 год. Ночью на улице полным-полно людей. У народа появились другие страхи. Языческих богов практически все давно вычеркнули из веры, а те, кто не захотел, их просто убили. Ваша религия зовется самой гуманной, никто не вспоминает, сколько миллионов людей погибло для того, что бы она таковой стала. Именно там я встретила Криса. В то тяжелое время, даже для нас. Появились «ищущие», которые выслеживали нечисть и убивали. Мы долго прятались, со временем нас записали в ряды выдумок. Крис лишь пол года назад стал моим напарником.
— А, что с ним случилось?- Кас поднял на меня свои потемневшие глаза. Голос дрожал, но я все это скинула на нервы.
— Тоже, что и с Армоной. На нас открыли охоту. История повторяется.
— А, что теперь делать?
— Сперва нужно провести погребальный обряд,- я кивнула в коридор. Там на полу в ковер была завернута Армона. Кас поджал под себя ноги, автоматически пряча их под одеялом,- а мы сможем это сделать лишь с наступлением темноты. Лучший вариант это лечь спать. Ночью съездим к семье. Нужно сообщить о моих догадках верховному совету, заодно я представлю тебя. Ты должен быть определен в семью документально. Это правило ввели лишь пятьдесят лет назад, оно кладет ответственность за действия каждого отдельного вампира полностью на всю семью.
Кас снова посмотрел на меня.
— Все будет хорошо,- я кивнула на занавешенное окно,- ко всему привыкаешь. Нужно лишь соблюдать правила,- что со мной происходит! Откуда во мне столько жалости…понимания.
Я вскочила и вышла из комнаты. Я стала противна самой себе!
— Спасибо,- вдруг протянул Кас.
— Обращайся, если что,- огрызнулась я, но был лишь защитный механизм организма. Я просто не знала, что можно еще ответить.
Ноги заплетались. Я села на пол и обняла свои колени. Как же хочется спокойствия. До этой недели я жила ровно, а сегодня я сплю с врагом, чувствую что-то непонятное по отношению к «недорослю», помогаю людям и теряю близких. Мир перевернулся, стал с ног на голову. Что же, твою мать, всем надо от меня!? Я слишком устала, мне слишком надоело…бояться…прятаться. Хотите охоту, Вы ее получите. Только теперь я буду «ищущим». Я найду всех дряней, что подняли руку на Криса, невесту Максима, Армону и Каса.

*******

Я лежала в постели. Нет, это не та мебель, которая была здесь при моих родителях. Дом сменил хозяев двадцать. Каждый оставлял здесь частичку себя. Даже я. Там, на покрашенном косяке двери все еще виднеются отметины, с их помощью я измеряла свой рост. Странно изнутри дом изменился полностью, поменяли двери, крышу, полы, косяки от остальных дверей, а именно этот оставили, видно, что его реставрировали, а убрать не осмелились. Сейчас здесь живет молодая семья, у которой пока нет детей. Я пришла к ним под утро, после чего они срочно решили ехать к тетушке в соседний городок.
Я не смогла заснуть. День все тянулся и тянулся. Я отчетливо помню, как, будучи ребенком, мечтала встретить рассвет и проводить закат, но я так ни разу в жизни их не видела, говорят, они прекрасны. Почему все прекрасное происходит днем, а все самые ужасные поступки ночью. Как говорил Крис « ночи – тьму, а дню – свет».
В соседней комнате ворочался Кас. Он тоже не спит. Я бы заплакала, если бы во мне все еще были слезы. Но я лишь пустыми глазами рассматриваю потолок. Как же я от всего этого устала. Солнце ударялось своими лучами о ставни, а мне хочется почувствовать их на своем лице.

*******

Кас вошел ко мне в комнату и кашлянул.
— Вечер,- пролепетал он и, не дожидаясь моего ответа, собирался выйти.
— Как ты?- как будто невзначай бросила я.
— Я не смог уснуть.
— Здесь всегда так, - я поднялась,- идем,- кивнула я.
Кас остановился у ковра пропитавшегося свернувшейся кровью.
— Возьми его, вынеси на улицу и оставь на земле. Я сейчас спущусь,- я достала из кармана телефон и набрала номер Бернарда. Сам тот факт, что он не перезвонил мне, что бы узнать, как все прошло, наводил на странные мысли.
Трубку никто не снимал. А я все звонила и звонила. Наконец трубку сняли, но это был не Бернард.
— Алло,- прогундосил незнакомый голос.
— Бернарда можно?- с другой стороны засопели.
— Господин Ковалев скоропостижно скончался сегодня утром,- я замерла. А ведь я именно этого и ожидала. Власть – и этим все сказано,- а кто его спрашивает?
Какая теперь нафиг разница.
— Сотрудница. В чье распоряжение теперь попадает организация?- как говорится, у кого есть мотивы убирать всех ближайших конкурентов, но этого я вслух не произнесла.
— Это закрытая информация,- и звонок оборвался.
Я набрала другой номер, хотя от этого действия меня еще больше перекривило.
— Максим, это я…Ника,- что я говорю, он ведь явно и так меня узнал.
— Гм…Анастасия Олеговна я не мог затопить соседей, я точно помню, что выключил воду перед уходом,- громко прокричал Максим в трубку телефона, а затем еле слышно прошептал,- перезвоню.
Что же такое случилось?!
Я неспешно спустилась по лестнице.
Нужно все разложить по полочкам. С чего все началось? Странная реакция на вопрос про Крига, нет, еще раньше… ненасытное желание Криса увидеть меня…треп Бернарда о власти…да, именно о ее смене…убийство Криса…нет, сперва яд, странная смесь, убивающая и вампиров и демонов…смерть подружки Максима…Бернард…нет, все же, скорее всего Армона была раньше… Армона тоже должна была мне что-то сообщить…сколько процентов, что тоже самое, что и Крис…Криг, здесь, в доме Армоны…он был на улице, не заходил в дом, я бы почувствовала, здесь был кто-то другой, знакомое биение сердца…Криг вошел потом…попытался…нет, убил Каса…а вот здесь я теряюсь. Зачем убивать мальчишку? Причем так, чтобы я увидела Крига…что-то еще…кольцо. Я засунула руку в карман. Кольцо горело огнем. Я надела его на палец. Все завертелось. Стены начали танцевать во круг меня. Я отбросила кольцо на пол. Пару секунд меня еще качало. Но вот незадача, у меня в руке был телефон, я осторожно поднесла его к уху
— …перед уходом…перезвоню,- повторил Максим.
Нет…нет…нет…
Зачем Кригу отдавать мне свое именное кольцо. Еще три дня назад я бы прыгала от радости, но сейчас я совсем запуталась.
Я нагнулась к полу. И подняла сокровище. На тыльной стороне была выбита надпись «for immortal C..s, your Crigg», я не смогла разобрать слово, две буквы, словно нарочно, были стерты. Моя рука нехотя опустила кольцо в карман. Должна признаться, первые мысли были алчными и эгоистичными. Хотелось…да какая теперь разница. У каждого живущего существа существует моментов 200, которые он хотел бы изменить.
Я спустилась на улицу. Кас уже вынес из дома Армону. Точнее ее тело. Мы, вампиры, как никто другой прекрасно понимаем, что если нет души, то это всего лишь пустая оболочка от нее. Но у нас есть вполне обоснованный обряд, без которого, как считается, душа вампира не может отвязаться от места, где жила.
— Зажги костер,- прозвучало странно, но на удивление Кас кивнул. Он засеменил в сторону леса. Его шаги были крепкими, но одновременно чувствовалась осторожность. В нем что-то было, но у меня не было времени понять что.
Я опустила взгляд на лежащее передо мной тело. Кас предусмотрительно развернул его из ковра. Армона пошла пятнами…знала бы она кто ее будет хоронить, то сделала бы все, чтобы выжить. Луна скрылась за тучами. Существует много разных поверий на счет вампиров, одно из которых гласит, что после вампира остается лишь пепел. Мы не обращаемся в пепел сами по себе…нас обращают. Хотя и эта традиция почти умерла. Вот и Криса я хотела по традиции, но Бернард сказал, что мы не варвары…не варвары. Но вот прямо завтра я напишу завещание, по которому пусть меня кремируют.
— Честно говоря, Армона, я думала, что с моей жизнью сдохну первой, а вон как оно все обернулось. Знаешь, я с речами не дружу, да и с тобой не шибко общалась. Ты, наверное, думала, что все это из-за неудачливого детства…да блин, так оно и было. Но не из-за твоих родителей, нет, просто ты напоминала мне…мою семью, детство, мамины лекции о том, как хорошо с тобой водиться. Даже смешно, она называла тебя хорошей девочкой. Все…всё достало. Как бы там ни было, но ты единственное звено, что связывало меня с прошлым. Я жила питаясь чувством ненависти…Я НЕНАВИЖУ ТЕБЯ АРМОНА… ненавижу… зачем ты ушла, ведь я совсем одна. И с этим местом меня больше ничего не связывает…ничего,- только сейчас я увидела рядом стоящего Каса.
— Там, за домом стог сена. Его можно поджечь.
— Поджигать будем здесь, вон под теми деревьями,- я кивнула на два старых дуба. Раньше там была березовая роща, когда-то именно там погибала деревня. Армона…я часть этой деревни.
Кас кивнул и побежал за дом. Вскоре стог сена удачно перекачивал к моим ногам.
— Теперь уложи пару досок, а на них сверху тело,- я следила за движениями Каса.
Я поднялась и подошла к Армоне, что возлегала на досках. В стеклянных глазах я видела свое отражение. Что же ты хотела сказать?!
Еще в детстве нас учат этому обряду. Слова сложно забыть, они отбиваются в голове, и создается впечатление, что мы и рождаемся с этими же словами на языке.
— Она ненужная страница,
Закрытый том судьбы.
Она забытая спасительница
Угнетающей весны.
Для многих она погибла;
Для многих она жива;
Для многих она отпета,
А многим просто не нужна.
Ее подругой стало ночное небо,
Соперницей ее была луна
(Они не поделили сумрак,
Когда человечество сошло сума).
Она давно живет средь улиц,
В холодных переулках, где есть тень.
Она есть воплощенье жизни,
Что спасает нас каждый божий день.
Она есть сущность каждого из нас.
Она безжалостный палач.
Ее не остановит детский плач.
Теперь она одна из Вас.

Пока…прощай…
Я бросила спичку на солому, и она заполыхала. Дым вздымался до небес. Языки пламени танцевали на моем лице. Я чувствовала жар. Кас стоял рядом, он, как зачарованный, смотрел на сгорающее, обугленное тело. Кости трещали и стреляли по сторонам. Запах свежесоженной плоти забил нюх.
— Идем,- бросила я через плечо, не дожидаясь, пока пламя погаснет окончательно. Вдруг что-то щелкнуло у меня в голове. Я схватила Каса за воротник рубахи и прижала к дереву. Он ахнул, и посмотрел на меня во все глаза,- и ты хочешь сказать, что ничего не знаешь, слишком много совпадений связанных с твоим появлением, если есть, что сказать, то для тебя будет гораздо лучше признаться в этом сейчас.
— Мне нечего сказать,- прошептал Кас.
Я тряхнула его так, что голова болванчиком стукнулась о столб.
— А если хорошо подумать.
— Нечего,- замотал он головой.
Я разжала пальцы. Кас высвободился и посмотрел на меня. Он лжет, это я уловила сразу. Его сердце застучало быстрее, дыхание ускорилось. Нужно держать себя в руках и не спускать взгляда с этого щенка.
Вот вляпалась…


*******

Я замечала, как Кас искоса поглядывал на меня. Ничего, щенок я узнаю все…все.
Мы не спеша пробирались к дороге. Деревья шумно трещали над головой. Я бы сказала, что все было слишком банально, но одновременно я совершенно не понимала, что происходит…я устала. В кармане завибрировал телефон. Я схватила трубку и покосилась не Каса, он из-под тишка смотрел на меня.
— На проводе,- блин, словарь что ли себе купить.
— Здесь такое творится,- протянул Максим без прелюдий.
— А именно,- я старалась использовать односложные предложения и одновременно указательным пальцем правой руки я уменьшила звук на телефоне. Все таки береженного Бог бережет.
— Начнем с того, что ты убила Криса и Бернарда. Затеяла склоки с суккубами, направляя их на войну. Выпустила Крига для помощи в захвате власти…продолжать?...
— Нет, спасибо. Праотец присутствовал на слушанье?- да, пожалуйста, да…
— Нет, он улаживает дела с суккубами. Блин, я думал, они уже все передохли давно. Вот живучая мерзость. Где ты их откопала?
— Я ничего про это не знаю,- как все замечательно получается, а главное все действительно похоже на правду.
— Что мы будем делать?,- я остановилась, «мы»… какое, твою мать, «мы»?
— Зачем тебе залазить во все это дерьмо?
— У меня свои счеты здесь, если ты забыла. Ты где?
— Через час буду в городе,- все таки что-то щелкнуло в голове. Кто-то знал, что я еду к Армоне, кто-то кроме Бернарда,- я наберу, когда приеду.- Я затолкала телефон обратно.
— Я должен был приступить к работе две недели назад,- начал шепотом Кас,- но Бернард сказал, что скоро освободится место и мне нужно подождать. А потом он лично нашел меня и дал Ваш адрес,- так значит мы снова на «Вы»,- Сказал, что раз в неделю я должен буду докладывать обо всем, что происходит у Вас,- со временем не легче.
— Чего сразу не сказал?
— Я не думал, что все так повернется,- он спотыкнулся и упал на левое колено.
Я протянула ему руку, он взял ее и встал на ноги…
… маленькая комната. Женщина стоит в прихожей и открывает входную дверь. В нее тенью проскальзывает человек в длинном плаще и капюшоне, что натянут до самого рта. Видна лишь широкая улыбка на вес 32 зуба. Женщина в ответ лишь преградила ему путь в квартиру.
— Что тебе надо?- грубо протянула она.
— Мальчишка,- я узнала голос. Криг стоял в шаге от матери Каса.
— Ни ты, ни тебе подобные его не получат.
— Угости чаем,- женщина послушно кивнула и со стеклянными глазами пошла на кухню.
Криг улыбнулся еще шире. Только сейчас он увидел мальчика в дверном проеме своей детской. Могу поклясться, он растаял. Кас смотрел на гостя, а затем улыбнулся и обнял вампира. Криг замешкал, но все же положил мальчику на плечо свою высушенную руку.
— Заварки нет,- показалась в конце коридора мать.
— Мне уже не нужен чай. Иди в свою комнату,- вторая фраза была адресована Касу. Мальчик кивнул и спрятался обратно за дверь. Криг подошел и прикрыл ее, а затем нарисовал в воздухе руну тишины.
Он грубо схватил руку матери Каса…завел в комнату…и убил.
На пути к выходу он заглянул в комнату к Касу. Мальчик играл на полу с машинкой. На звук он повернул голову и улыбнулся. Криг подошел к Касу и протянул ему шоколадку.
— Она чуть-чуть подтаяла, но ничего, от этого вкус стал еще слаще,- он поцеловал мальчика в лоб и молча, поднявшись, покинул квартиру…
… я отдернула руку. В голове всплыло сразу две мысли. Первое, Криг не мог находиться на свободе, и второе, почему он вел себя с Касом по-человечески.
Кас смотрел на меня.
— Что-то случилось?
— Нет,- прохрипела я, пытаясь совладать с нахлынувшими чувствами.
Что же это такое, и каким боком я оказалась в середине этого безумия.

*******

В город мы вернулись за долго до рассвета. Таксист остановил у одноэтажного частного дома. Я и Кас вышли из машины, я громко закрыла дверью. Водитель вздрогнул и, словно проснувшись ото сна, проводил нас взглядом. Он не помнил, но точно знал, что что-то не так.
Этот старый, слегка покосившийся, дом стоял здесь не более пятидесяти лет. Его построили через пару дней после разрушения разрушенной штаб-квартиры. Окна были плотно заколочены из нутрии, внутрь не попадало ровным счетом никакого света. Покосившиеся дверь тоже была заперта. Я постучала четыре раза, затем подождала пару секунд и постучала еще два, а затем еще выждала и стукнула последний один раз. Сюда я пришла большей степенью не из-за Каса, а потому, что сегодня понедельник, новая неделя. И моя очередь дежурить. Это что-то вроде патрулирования. Пары вампиров распределяют поровну территорию, находящуюся под властью данной семьи и следят за порядком, ведь на улицах живут не только вампиры, но и куда более неорганизованные существа.
Дверь открылась. Я пропустила перед собой Каса, а затем проскользнула сама. Хотя дом и выглядел маленьким, он уходил глубоко под землю на сорок шесть этажей. Гномы приложили много усилий на сотворение жилища очень похожего на пчелиный улей. На сегодняшний день здесь поживает девятьсот тридцать два вампира, в семью входит одна тысяча двести семь. Все остальные, как я живут в квартирах и домах, а большая часть вообще состоит на ночных работах сторожами у людей. Самые нижние двадцать этажей рассчитаны на пары, уже создавшие свои собственные маленькие семьи.
С чего бы начать?! Наверно с того, что стоило мне войти, как в мою грудь уперся остро заточенный клинок. Но владелец оружия явно не был доволен происходящим.
— И вам здравствуйте,- произнесла я. И когда же это я успела довести всех до белого колена.
— Госпожа, Вас уже ждут в зале заседания.
Я кивнула. Ну ждут так ждут. Я двинулась в сторону лестницы. Хотя я с легкостью могла сейчас же уйти, но любопытство победило.
— Кас, подожди меня на улице,- бросила я через плечо.
Он послушно направился к выходу, но ему сразу же преградили путь. Я остановилась.
— А это еще что такое?- выгнула я брови дугой и пристально посмотрела на паренька с клинком.
— Простите, госпожа, но у нас приказ никого из пришедших с Вами не выпускать,- опустив голову, пролепетал страж.
Значит так?! Ну ладно, я вам сейчас напомню, кто здесь хозяин, а то взяли манеру зубы не в ту сторону точить.
— Кас, тогда идем со мной,- все-таки лучше этого щенка держать при себе. Во-первых, я его еще не до конца раскусила, а во-вторых, его здесь могут раскусить в прямом смысле этого слова.
Страж снова виновато посмотрел в мою сторону.
— Госпожа, но мне запретили пропускать с Вами еще кого-нибудь.
— Либо так, либо никак,- страж запнулся. Он в поиске поддержки посмотрел на вокруг стоящих, но никто не жаждал вмешиваться в гиблое дело. Паренек молча развернулся и направился к лестнице. Кас посеменил сзади.
Единственное неудобство, которые гномы не учли в своей работе, это отсутствие лифта. Сейчас сами все поймете. Зал заседаний находился на двадцать шестом этаже, и на сколько выносливыми мы бы ни были, но спуск и подъем все же занимает в целом более пятнадцати минут.
Мы медленно спускались лестницей, и мне совершенно не хотелось останавливаться. Шаг за шагом я чувствовала все больше и больше напряжения. Обычно здесь кишит жизнь, но сейчас мне на пути не встретилось не одного тривиального жителя, лишь поодинокие стражи шныряли то туда то сюда. За моей спиной посапывал Кас. Видимо не так он представлял себе регистрацию. А мне не хотелось его расстраивать, что ее то, как раз, сегодня явно и не будет. Я усмехнулась и кивнула сама себе. В мою сторону покосились четыре недоумевающих глаза. Страж и Кас быстро отвели взгляды, но поздно, вы уличены в наблюдении.
Через пару минут мы уже стояли у зала заседания. Я отчетливо слышала слова присутствующих и, даже еще не переступив порог, я могла перечислить всех находящихся там. Праотца не было. А, как известно, разбирательство любого дела без его присутствия, считается незаконным. Ну, что же, посмотрим. Я решительно открыла дверь, и все разговоры утихли.
Как я и предполагала, за длинным, заметьте, квадратным столом, сидел обычный «суповой» набор. Слева от меня сидели два новоиспеченных старейшины. Первый – лжевампир, Нирр первый кому удалось добиться таких вершин, хотя все прекрасно знают через чью постель. Да, я знаю, что вампиры – это последние существа, которых можно обвинить в коррупции, пусть даже и такой, но, как гласит истина, никто не безгрешен, и уж тем более мы, вампиры. Второй – поистине многоуважаемый старей. На деле Роэту не более пяти сотен лет, но даже за это время он превратился в советника самого Праотца. Справа от меня сидело еще четыре вампира. Наверно, вы скажете, что как-то неравномерно распределены силы, а я отвечу, что слева не хватает двоих. Одна из них – это Армона, а вторая, да чего там прибедняться – я. Во главе стола никого не было. Я покачала головой. Страж сопроводил меня до противоположного главному месту. Кас же остался стоять у двери.
Роэт поднялся. Он посмотрел в мою сторону.
— Вы, Бинэра Минникова, дочь Лаэра и Виэры Минниковых, обвиняетесь в попытке захвата власти и лишении жизни одного из членов совета, а именно Армоны Книворпми, а так же начальника агентства по уничтожению зловредной нечисти – Ковалева Бернарда. Вы подозреваетесь в сотрудничестве с Кригом Леринаприм и в прямом принятии участия в его освобождении из под стражи,- Роэт окончил зачитывать с листа и снова посмотрел на меня. По закону я могу защищаться, но ведь оным здесь и не пахнет.
— Я, Бинэра Минникова, дочь Лаэра и Виэры Минниковых, отрицаю все вышеупомянутое, и хочу узнать, по какому праву меня уличают в этом бреду?
— Госпожа Бинэра,- я поморщилась, не люблю это имя. Еще много лет назад Крис выудил из моей фамилии более подходящее,- мы просим Вас не упоминать во время заседания вульгарных слов и действовать в соответствии с нашими законами.
— Я знаю законы,- зло, огрызнулась я,- я лично написала большую половину. Хорошо, согласно Ваших же слов, все законно, но тогда где же глава?- я кивнула на пустующее место.
— Это не имеет к делу никакого интереса,- отрезал меня Нирр, но я все еще ждала ответа, который мог бы объяснить мне происходящее более внятно.
— Госпожа Бинэра,- они, что, специально,- мы не сомневаемся в Вашей компетенции и мудрости, но сегодня рассматривается вопрос о Вашей причастности к цепи убийств высших. Если Вам есть, что сообщить в свою защиту, нам кажется, что это самое удачное место и время,- теперь я поняла, что происходит. Они хотят, чтобы доказала свою невиновность, ведь это черное пятно на всей семье, тем более, что сор давно вымели на улицу. Когда-то здесь же стоял вышеупомянутый Криг, а я была палачом. Никогда не думала, что окажусь на его месте.
— Мне просто интересно, кто придумал все эту маячню?
— Поступили сведенье, наша работа их проверить.
— Ну, что же. Вы забыли перечислить самое главное звено этой цепочки – Криса. И его, по-Вашему, тоже убила я?
Стороны затихли, но спустя пару секунд Роэт продолжил.
— Цель сегодняшнего заседания не попытка дискредитации, а желание разобраться в сложившийся ситуации.
— Давайте разбираться вместе,- кивнула я,- Допустим, я повторю еще раз – допустим, что это действительно я. Первая моя жертва – мой потенциальный соучастник Крис, а хочу заметить это уже странно. Но и здесь странности не останавливаются, потому что во время убийства Ковалева Бернарда я находилась за городом и этому есть, находящийся здесь, свидетель.
— Госпожа Бинэра, можете ли Вы точно назвать место пребывания?
— Дом госпожи Армоны Книворпми, но на время моего прибытия, вышеуказанный член совета был мертв. Это может подтвердить и свидетель,- я кивнула в сторону Каса.
Но мои слова пропустили мимо ушей.
— Мы просим Вас удалиться на время вынесения приговора, так как все факты относительно вышеизложенного дела были предоставлены и обнародованы в зале заседаний.
— Нет,- поднимаясь, сказала я,- я удалюсь только потому, что любое заседание является незаконным без присутствия главы,- я развернулась на пятках к выходу и, чеканя каждый шаг, направилась к дверям.
До самого моего и Каса выхода в зале висела тишина. Никто нас не догонял и не пытался остановить. Единственное, что я понимала так это то, что сюда мне дорога закрыта, пока я не найду тварь, что так по мастерски меня подставляет.
Кас сопел рядом, а я, что было силы, пыталась справиться с чувством, нагнетающим мою душу и тело. Урою выродка.


*******
Я медленно семенила улицей. Кас обогнал меня и заглянул мне в глаза. Я нервно остановилась.
— Ну, что еще?
— Чем все это грозит тебе?- преграждая мне путь, он продолжал всматриваться мне в душу. Я поежилась. Грозит? Ну, как бы тебе лучше объяснить, щенок, смерть в лучшем случаи.
— Тебе то, что до этого?
— Они даже не выслушали меня, а ведь я мог подтвердить многое тобой сказанное.
В кармане зазвонил телефон. Я сделала Касу жест рукой и поднесла телефон к уху.
— Алло,- протянула я.
— Где встретимся?- голос Максима был бодрым и одновременно с эти приглушенным. Я осмотрелась во круг, но ничего приметного для «места встречи» не нашла.
— У меня дома через двадцать… нет, лучше через пол часа,- кивнула я сама себе.
— Уже еду,- нет, и все же голос слишком бодрый.
Кас все еще стоял передо мной.
— Что-то еще?
— Я что-то сделал не так?- вопросом на вопросом, ответил вампир.
— Всего лишь лезешь под руку,- согласилась я. Кас сделал шаг в сторону, освобождая мне дорогу.
Я фыркнула и молча пошла в сторону троллейбусной остановки. Порывшись в безразмерном кармане, я вытащила из него телефон и наушники. Всунув их в уши, я включила Lacuna Coil и первой в списке была Fragments Of Faith. Я сделала пару шагов, прежде чем заметила, что Каса рядом не было. Я обернулась, но сзади была пустота. Больно нужно. Мы обиделись. Ну, детский сад, ей Богу.
На остановке никого не было. Еще бы, четыре часа. По дороге то туда, то сюда шныряли поодинокие машины. На улице заметно похолодало. Ветер носил листья у обочины то туда, то сюда. Деревья перешептывались между собой, и их разговор разносился на много метров вокруг.
Я отчетливо слышала приближающиеся шаги, и меня ни капли, не удивило их ускорение, так как из-за угла показался 43 автобус. Но когда между нами расстояние сократилось до двенадцати метров, а автобус проехал мимо, я насторожилась. Сколько шансов встретить на улице двух вампиров. Я знаю, что Вы подумали, ведь я была не далеко от «семьи». Но если бы на моем месте были Вы, то сами поняли, о чем это я говорю. Я просто всей шкурой чувствовала, что это по мою душу.
Они остановились в шаге от меня и явно ждали, пока я развернусь. Ща, держите карман шире.
Нервы у них сдали раньше. Они обогнули меня и, остановившись с боку, тот, который был ближе ко мне, сказал:
— Вот какая ты,- я улыбнулась. В голову сразу пришла фраза из детской сказки «вот какой ты, цветочек аленький».
— Нет, Вы ошиблись,- кивнув головой, произнесла я.
Лжевампиры оскалились. Мне все же пришлось обернуться, руководствуясь той мудростью, что лучше получить по морде, чем удар в спину.
— Что-то случилось?- просто из вежливости поинтересовалась я.
— Именем закона Высшего Братства Вы будете подвергнуты уничтожению.
— Так вот, как у нас теперь обычное убийство называют,- подытожила я. Не то, что б мне хотелось нарываться, просто уж очень я не люблю это братство. Чистых вампиров там нет, так, шушера разная. Но самое обидное, когда-то давно, в прошлой жизни, я была одной из них.
Один подступил с права от меня. В его руках мелькнуло острие лезвия. Я попыталась перехватить его левой рукой, но второй крепко прижал меня к себе, сжимая за спиной руки.
Первый удар пришелся в живот. Я вдохнула воздух, сгибаясь пополам. Нечем было дышать. Затем он ударил снова, но уже в грудь. Изо рта прыснула кровь, моя кровь. Одно из сломанных ребер пробило легкое, а второе явно вылезло через бок, потому что по руке потекла кровь…кровь пробудила жажду, я оскалилась и ударила ногой сзади стоявшего. Он зашипел и отпрыгнул, но сразу же подбежал на свое прежнее место.









 отзывы (0) 
Оценить:  +  (+1)   
03:26 11.12.10