Главная

Поиск


?

Вопросы






FAQ

Форум

Авторы

Фантастика » Юмористическая фантастика » << < > >>

Жизнь вампиров.

url  Weavers Матёрый писатель
Зарисовки из жизни вампиров.
Помчалась в школу, вцепилась Лидочке в горло, а потом уже без разбора принялась кусать всех, кто заходил в учительскую, заслышав истошные крики жертв.
 отзывы (0) 
Оценить:  +  (+4)   
07:23 19.01.12
url  Weavers Матёрый писатель
Физик

В семействе вампиров Крововых назревал скандал: младший сын снова принёс двойку по физике. Семейство недавно переехало в этот маленький городишко из-за конфликта в предыдущей школе. Тогда разгневанная мама устроила педколлективу такой разгром, что пришлось срочно бежать с насиженного места, побросав половину добра. И вот, пожалуйста, опять двойка!
- Неужели трудно выучить две дурацкие формулы! Что теперь делать прикажешь? Опять с места срываться? Мы даже устроиться, как следует, не успели!
- У-у-у-у-у! – выл сын Игнасик. – Он ко мне придирается, физик этот!
- Все к тебе придираются! Вот придет отец, он тебе покажет! Бестолочь!
      Глава семейства Игнатий-старший, стоя под дверью, мрачно слушал вопли своих домочадцев.
- Точно подмечено – бестолочь. Весь в твою родню, женушка. Не повезло мне в жизни. Настоящую вампиршу трудно найти, вот и пришлось жениться на ком попало. Беда!
      Он ещё немного потоптался у порога, но, услышав, что соседка из квартиры напротив крадётся к двери, решительно распахнул дверь.
- Ну, что тут за шум?! – Игнатий скорчил злобную гримасу.
- Полюбуйся на своего отпрыска! Снова двойку притащил!
- И что? Сходи в школу, уладь конфликт. Первый раз, что ли?
- Ни за что! – Мадам Кровова отчетливо вспомнила последний день пребывания в старой школе. Тогда, разозлившись на мужа, она вошла в раж и выпила столько учительской крови, что при одном упоминании об этом её начинало тошнить.
      Началось всё с невинной просьбы. Всего лишь попросила мужа сходить в школу, поговорить с молоденькой француженкой, чтобы та исправила отметку их сыну. Муж ушёл и пропал.
      Игнатий иногда с удовольствием вспоминал те два выходных, которые он провёл в деревне с Лидочкой. Нет, он её не кусал. Они нашли совершенно другое, гораздо более приятное занятие. Только перед возвращением в город Игнатий смотался в полночь на ферму и от души напился горячей бурлящей крови молодого быка-производителя.
      Но жена от добрых людей всё узнала. Помчалась в школу, вцепилась Лидочке в горло, а потом уже без разбора принялась кусать всех, кто заходил в учительскую, заслышав истошные крики жертв. Игнатий еле успел утащить жену, запихнуть их с сыном в машину и рвануть куда подальше. И вот всё снова-здорово!
- Не пойду. Сам пусть физику учит.
- Пойдешь. Физик-мужчина. Куснешь, не убудет от тебя.
      Игнатий, опустив голову, поплелся в школу. Физик сидел в лаборантской. Перед ним стоял ряд колбочек с разноцветными жидкостями.
- Вы ко мне? – Нехотя разлепляя веки, махнул рукой Физик. Появление Кровова, казалось, его обрадовало.
- Заходите. Да, чего там, заходи! Молодец, что сам пришёл. Я-то, если честно, боялся, что твоя баба припрётся. А у неё взгляд такой, что в окошко прыгнуть хочется. Заходи, не бойся. Как раз на дегустацию попал. Я в августе настойки поставил, сейчас самое время попробовать. Садись. Ты на счёт двойки? Плюнь. Вызову я твоего оболтуса, исправлю. Ты меня прости, конечно, но с физикой у него полный абзац. Ты, вроде, образованный человек, помог бы ребятёнку.
- Я помогаю. Только жена лезет с советами и указаниями, орёт на меня, авторитет подрывает, зараза. – Игнатий выпил бордовую жидкость из крайней колбы и понюхал кусочек мела.
- Да-а-а! – Согласился Физик. – Всё зло от баб! Моя тоже меня пилила через день, иди в бизнес, иди в бандиты, иди туда, иди сюда. Какой в этой дыре бизнес? Какие бандиты? И те, и другие давно в Москву подались. А ей только денег-денег-машину-шубу!
- Аналогично, коллега! – Вампир опрокинул вторую колбу, занюхал. – Нет, первая настойка ароматней была.
- Может быть. Малиновая.- Физик приклеил стикер к колбе. – А потом и вовсе свалила к соседу. – Они помолчали, опрокинули ещё по паре колбочек. Потом ещё.
- Зато теперь можно свободно в выходные на рыбалку съездить. У тебя удочки есть? Или ружьишко?
- Ты ещё про динамит спроси! Меня моя грымза не отпустит.
- Глупости. Соврешь ей, что вместе с сыном физикой заниматься ко мне пошёл.
- Сын ей всё растреплет. Она тогда такую бучу поднимет!
- Так он ещё и маменькин сынок! Правильно я ему пару вкатил!
      Этого Игнатий не вынес. Одним рывком он преодолел расстояние, отделявшее его от Физика, вонзил клыки в немытую шею.
Когда Физик перестал дергаться, Игнатий поднял голову. Ему показалось, что с одного из портретов на стене ему нагло ухмыляется его жена.
- Вот всю жизнь так. Только познакомился с человеком, он меня как друга принял, на рыбалку пригласил, а я его…. Правильно он всё-таки подметил: всё зло от баб!
 отзывы (2) 
Оценить:  +  (+10)   
05:51 12.11.12
url  Weavers Матёрый писатель
Глава 2.
      Смерть учителя физики прошла почти незамеченной. Ну, окочурился мужик с перепоя. Обычное дело в наших краях. Игнатий устроился в местную газетёнку. Стал вести колонку с гороскопами и рассказами об экстрасенсах. Жена – в лабораторию в больнице. Муж с сыном в обед забегали к ней перехватить по стаканчику только что взятой для анализов крови. Одним словом, свежая еда была всегда под рукой, причём безо всякого криминала.
Но как-то вечером мадам Кровова вернулась с работы позже обычного и, плюхнув сумку прямо на стол, достала из неё два пакета для переливания крови.
- Это что такое? Сумка-то грязная, а ты её чуть ли не в тарелки нам. Что это за пакеты?
- Консервы. Кончилась лафа. Завтра из области комиссия приезжает. Какая-то зараза наклепала жалобу на нашу больницу. Убрали лапы. Это вам на неделю. Сожрёте раньше, будете сами пропитание искать. – Она тяжело опустилась в кресло.
- Не буду я консервы! – Игнасик скривился, вылез из-за стола и скрылся в своей комнате.
- И не надо! Нам больше достанется.
- Гуся, ну, зачем ты так? Обидела ребёнка.
- Миллион раз говорила, Августа меня зовут, а не Гуся! Сели мне на голову, я вас кормлю, пою, а они ещё морды воротят. Не нравится, на охоту идите. Только смотрите, чтобы всё тихо было. Мне в здравотделе обещали ордер дать на отдельный дом. Нагадите, пеняйте на себя. Я из такого чудного места уезжать не собираюсь.
      Игнатий нацедил себе немного крови на кусочек булочки.
- А резус-то отрицательный! – Он поморщился, но прожевал и проглотил еду.
- Можно подумать, у меня время было копаться в холодильнике, когда у меня врачиха над душой стояла! Схватила, что под руку попало. Нет, чтобы спасибо сказать!
Игнасик вышел из комнаты в обрезанном чёрном платье, брюках от лучшего отцовского костюма, с вымазанным белой и чёрной гуашью лицом. Мадам Августа охнула и упала на ближайшую табуретку.
- У меня сейчас сердце остановится!
- Мам, не прикидывайся, какое там сердце!? Нормальный костюмчик. У нас в школе есть неформалы, они по вечерам в таком виде тусуются. Вампиров изображают, а может ещё кого. Прохожих пугают, бабок там разных. Я вокруг них покружусь, может, еды какой-нибудь добуду. Сама же велела – идите охотиться.
- Нет, ты послушай его! Ты хоть знаешь, что у этих малолеток в крови! Ты видел, из чего они бычки крутят и что они у Варьки в палатке берут! Да от того пойла не то что вампир, лошадь копыта отбросит.
- Твою лошадь капля никотина убивает, а соседу нашему хоть бы хны! Дым у нас всё время стоит, а у него вообще топор висит.
- Какой топор? Не морочь мне голову.
- Сынуля, говорят, топор можно вешать, значит…
- Да ладно вам. Нельзя то, нельзя это, туда не ходи, то не пей. Отвяжитесь.
Игнасик хлопнул дверью.
- Твое воспитание. У вас вообще вся родня такая – неформалы. – Августа спрятала пакеты с кровью в холодильник. – Чего расселся-то, иди за ним, смотри, чтобы он на наркошу не кинулся, где мы потом лечить его будем? Кстати, на нём же было моё любимое платье!!!!
Игнатий схватил пиджак и пулей вылетел вслед за сыном.
 отзывы (1) 
Оценить:  +  (+7)   
06:03 03.12.10
url  Weavers Матёрый писатель
      Отец с сыном вернулись ближе к полуночи. Под глазом у Игнатия наливался разноцветный синяк. Платье на сыне было разорвано в клочья. Замявшись в дверях, отец робко сказал:
- Гуся, мы тут, это… Мы не одни.
- В смысле?
      Из-за спины Ингасика выглянула тощенькая девчонка. На ней был чёрный балахон и драные тапки на босу ногу. Ярко накрашенное лицо напоминало маску Пьеро.
- Это что за явление?
- Лариска. – Игнасик попытался загородить гостью.
- И как это понимать? Лариска, значит. Иди сюда. Так. Федина Лариса. Вся семья весной болела желтухой. По пьяни нажрались чего-то из немытой посуды вместе с беженцами азиатскими. Их её мамаша пускала переночевать за бутылку водки.
- Откуда ты знаешь? Нас тут весной не было. – Игнатий потрогал синяк. – Больно. Как я завтра в редакции покажусь?
- Знаю. Мне такие вещи знать положено. Кто, кроме меня, будет о здоровье семьи беспокоиться. Кто будет следить, что вы сожрать можете? Кое-кого только чужие юбки интересуют.
- Гуся, здесь же дети!
- Августа!!! И зачем вы это чучело притащили?
- Я не чучело! – Лариска сделала шаг вперёд. Тапок окончательно прорвался и свалился с грязной ноги.
- Мам, не шуми. Мы её у сатанистов отбили. Они хотели её в жертву принести. Они там все обкуренные были, орали, костёр жгли в виде звезды. Знаешь, как страшно! – Игнасик сбивчиво рассказал, как он бродил по тёмным улицам, заблудился, пошёл на свет костра. Как ребята постарше него схватили их с Лариской и потащили в огонь. Как на его крик прибежал отец, раскидал молодняк, а потом они пошли домой.
- Я надеюсь, - Августа покосилась на Лариску, - ты там никого не кусал. – Она перевела взгляд на мужа. – И ты тоже.
- Мам, ты скажешь тоже? Я что, совсем ку-ку! И отец сразу из какого-то забора дубину выломал. Он им показал, где фунт изюма.
      Августа зашлась беззвучным смехом. – А синяк откуда?
- Не всех удалось с одного удара уложить.
- Марш мыться. Лариска, я тебе прошлогодние Игнасиковы джинсы с футболкой дам. Спать будешь на кресле. Комната, извини, у нас одна. Завтра разбираться будем с молодняком, родителями твоими и вообще.
      Когда старшие уснули, Лариска перебралась на диванчик Игнасика.
- Классные у тебя предки! Главное, трезвые.
- Ничего, жить можно. – Скромно промямлил тот.
- Нет, ну, правда! Отец примчался. Не спросил, как ты туда попал, нас отбил, дуракам этим накостылял. А тебе даже подзатыльника не отвесил. И мама тоже. Я, вообще-то не врубилась, что она там говорила на счёт пропитания.
- Не парься, это так, семейный фольклор. Мамка медик, я у неё сам половину не понимаю, как пойдет латынью крыть, о-го-го!
- Чем крыть?
- Словами медицинскими. Не бери в голову. Давай спать.
Лариска переползла на кресло.
- С ума сойти. Сплю под одеялом, с подушкой, мытая. Сто лет такого не было
 отзывы (1) 
Оценить:  +  (+6)   
09:37 05.12.10
url  Weavers Матёрый писатель
***
      Утром мадам Кровова разбудила мужа и сына ни свет ни заря.
- Так, быстро завтракайте, пока девчонка спит. Я пойду чайник ставить.
- Мам, чего такую рань-то!? Вместе бы все и позавтракали.
- Лариской твоей? – Августа выразительно покрутила пальцем у виска. – Её соседка, будь она неладна, видела, когда я с ней из ванной шла. Когда только у нас свой дом будет. Достал меня этот барак для медработников.
- Гуся, может, я за булочками сбегаю? Надо же с чем-то чай пить.
- Августа!!! Давай, а то у нас нет ничего.
Лариска проснулась от запаха свежего хлеба. Чайник на столе, сервиз фарфоровый. Она на всякий случай несколько раз открыла и закрыла глаза. Видение не исчезло.
- Вставай, нечего притворяться. Вам в школу, мне на работу пора.
- Я в школу не пойду! – Заявил Ингасик, пристально рассматривая булочку.
- С чего бы это? Внеочередные каникулы?
- Не пойду. Вдруг меня Костик вчера узнал? Он же меня прибьёт.
- Что ещё за Костик? – Игнатий потрогал синяк. - Чем бы его замазать?
- Костика? – Хихикнула Лариска.
- Очень смешно. Вот как я на работе появлюсь? Всё из-за вас, обормотов.
- Костик у сатанистов предводитель. Его недавно из колонии для малолеток выпустили. Он шайку сколотил в школе деньги отнимать.
- А ты как к ним попала?
- Они ко мне приставали, а денег-то нет. Тогда они меня на улице отловили. Костик сказал, что для укрепления духа им нужна жертва. Я как раз подхожу: меня мои родаки в жизни не хватятся.
- Родители? Да, твои, пожалуй, не хватятся. Костик этот курит или колется? – Августа полистала блокнот.
- Да нет, вроде бы. Он только деньги себе отбирает. Говорит, что это дань сатане.
- Живет на Пролетарской? Нигде не работает. Скоро будет восемнадцать?
- Ага, крайнем доме с дедом и бабкой. А откуда ты знаешь, сколько ему лет?
- «Вы знаете». Я тебе, вроде как, не родня. Знаю. Из медкарты. Здоровый, вроде должен быть, если чего из колонии не привез. Ладно, сегодня сидите дома. Сынуля, отнесешь соседке борща? Я вчера обещала. Игнатий, можно тебя на пару слов?
      Супруги вышли на балкон. Августа, замазывая мужу синяк тональным кремом, шепотом сказала.
- Найдешь и нейтрализуешь этого Костика. У нашего сына он, небось, тоже деньги требовал. Игнасик потерпит, потерпит, а потом вцепится в него на людях! Оно нам надо?
- Но мне же на работу!
- Отпросись. Скажи, зуб болит, или материал для статьи надо собрать. Кстати об этих сатанистах. Хотя про них лучше не упоминать, а от потом разговоров не оберёшься.
- Гуся!
- Без возражений. У меня комиссия.
      Игнатий поплелся на улицу. Удрать из редакции он смог быстро. Главный поехал в райцентр на совещание. Сотрудники, как по команде, слиняли по своим делам.
      Костик в это время дежурил неподалёку от дома местного коммерсанта. Поборы с мелкоты не давали нужных доходов, поэтому он решил заманить в свою секту дочь богатых родителей.
- Сначала с девки денег вытянем, потом с папашки, за то, чтобы мы от неё отвязались. – Пухлая глуповатая Ленка строила Костику глазки на последней дискотеке, поэтому он решил, что пора брать её в оборот.
      Ленка всё не выходила. Из-за угла показалась скособоченная мужская фигура. Игнатий никак не мог решить, как лучше подобраться к Костику, поэтому шёл боком, сбивая ногой пыль с лопухов на обочине.
- Вот, на ловца и зверь! – Игнатий сразу узнал Костика. Именно он заехал ему вчера в челюсть.
      Костику мужик тоже показался знакомым.
- Дядя, закурить есть? А-а-а-а. Так это ты вчера на нас накинулся! Давай поговорим!
- Может не стоит. Я два раза предупреждать не буду.
- Ты – меня! Ой, уморил дядя! Да я тебя с одного удара уложу, плесень в шляпе!
- Как знаешь. – Игнатий поднял голову и пристально посмотрел Костику в глаза.
      Ноги у парня стали ватными. Что-то в этом взгляде было такое, что Костик похолодел. Он хотел пуститься бежать, но не мог шевельнуться.
      Игнатий взял его за плечи. Со стороны могло показаться, что двое друзей обнялись, здороваясь друг с другом. Потом парочка медленно прошла вниз по улице к калитке коммерсанта. Там вампир бережно посадил Костика на лавочку. Снял шляпу, обмахнулся ею. Поглядел по сторонам. Улица с высокими глухими заборами была пуста. Только ободранная кошка перебежала наискосок к прудику.
- Вот так. Предупреждал ведь.
 отзывы (1) 
Оценить:  +  (+5)   
01:02 07.12.10
url  Weavers Матёрый писатель
***
Ой, бабки говорят, что Костик копыта отбросил! – Лариска влетела в комнату. Игнасик, переливавший борщ из большой кастрюли, вздрогнул. Жирное пятно расплылось по скатерти.
- Чего орёшь? Теперь от мамки влетит!
- Давай постираем. А зачем твоя мама бабок здешних подкармливает?
- Жалеет. Не трогай скатерть. Испортим, ещё больше влетит.
      Лариска втянула голову в тоненькие плечи. – Драть будут?
- Что драть? – Не понял Игнасик.
- Нас с тобой драть.
- Дура. Мои предки меня не бьют.
- Сам дурак. – Лариска надула губы, выскочила в коридор и врезалась в мадам Кровову.
- На пожар торопишься? – Августа попыталась остановить девочку, но та вывернулась и побежала на улицу.
- Мам, а зачем ты бабок кормишь? – Игнасик попытался загородить собой пятно на столе.
- Куда мне прикажешь продукты девать? На помойку выкидывать?
- А зачем покупаешь?
- Нет, ваша с папенькой тупость меня просто бесит. Живет семья, в магазин не ходит, обед не готовит. Что едят, спрашивается? Хочешь, чтобы разговоры пошли. Твоего отца и так за полоумного считают.
- Почему?
- На девиц молодых заглядывается и облизывается как-то странно. Бабы меня даже жалеют. Сочувствуют. Это что такое? Ты нагадил или девчонка твоя? – Августа наконец-то заметила пятно.
- Я. Рука дрогнула. – Храбро соврал Игнасик.
- Ой, только не надо мне лапшу на уши вешать!
- Ну, правда, я. Она закричала, я и дернулся.
- Так. Надо срочно от неё избавляться! Нечего ей у нас отираться. Заметит что-нибудь не то. Разболтает.
- Лариску не дам!
- О чём шумите? – Игнатий бросил шляпу на вешалку.
- Мамка велела от Лариски избавляться! Не дам!
      Игнатий посмотрел на покрасневшее лицо сына и вспомнил Лидочку. Стало грустно. Он сел в кресло.
- Зачем избавляться? Придут её родители, заберут.
- К первому числу они придут. И то, если проспятся. К ним комиссия должна пожаловать, родительских прав мамашу лишать.
- А отец?
- Отца нет, погиб, утонул. Она пенсию получает за потерю кормильца, её и пропивают. Нельзя ей тут оставаться, уж очень она шустрая. Короче, даю вам два дня. Сами решите, кто из вас и как. – Августа сгребла скатерть в охапку и выкатилась из комнаты.
Игнасик хлюпнул носом. – Па-а-а-ап!
- Ладно, не кисни, за два дня что-нибудь придумаем.
      Но придумать ничего не удалось. Назавтра ближе к вечеру в их бараке появилась смертельно пьяная Ларискина мать в сопровождении двухметрового амбала с топором.
- Отдавайте мою дочечку, изверги! Вы её себе для опытов взяли! – заверещала она пропитым фальцетом на весь коридор. Соседи выглядывали из дверей и тут же прятались. Игнатий тоже поспешно захлопнул дверь перед носом непрошенных гостей.
Лариска шустро нырнула под стол. Игнасик фыркнул и полез за ней.
– Говорила я вам, что от девчонки будут неприятности! - Августа тяжело вздохнула, покопалась в своей сумке и, отстранив мужа, пошла в наступление.
Ларискина мать отлетела, получив удар дверью в лоб, упала на пол и затихла.
- Вертай дочку! – Как-то нерешительно сказал амбал, но топором замахнулся.
Он так и остался стоять с поднятой рукой под тяжёлым взглядом мадам Крововой. Августа изящно нырнула куда-то ему подмышку, задержалась на пару секунд и отскочила, держа в руке пустой шприц. Амбал осел, уронив топор себе на ногу. Участковый, вызванный соседями, влетел в коридор: - Стоять, стрелять буду!
- Ага, валяй! – Кивнула головой Августа.
Милиция составила протокол, забрала нападавших и Лариску, и отбыла восвояси.
Шум постепенно затих.
- Ладно, ладно, успокойся, душечка. – Игнатий гладил жену по голове, а она сквозь слёзы пела тихим пьяным голосом: - Ой, мороз, мороз…Ик!
Сын решил, что ему до утра лучше из-под стола не вылезать.
 отзывы (1) 
Оценить:  +  (+4)   
01:08 07.12.10
url  Weavers Матёрый писатель
***
      Мадам Кровова проснулась в скверном настроении. Голова трещала, и вкус во рту был такой, как будто она вчера наелась тухлых лягушек.
- Вы, дармоеды, во всём виноваты! Мне вчера такого пришлось выпить, что ни один приличный вампир не вынес бы.
- Гусенька, ну кто же заставлял его кусать? Ты же ему какой-то укол вкатила.
- Сначала выпила, а потом уже вкатила. Или ты предпочёл бы, чтобы он меня топором пристукнул? Сам-то спрятался. Всё приходится самой делать. Говорила мне мама, что в наше время замуж лучше не выходить!
- Давай не будем скандалить при ребёнке. Тем более, вспоминать твою маму!
- Да ругайтесь уже, я в школу пойду, там сегодня соревнования по физкультуре. – Игнасик вышел в коридор, но тут же вернулся: - Мам, за тобой милиция пришла!
- Начинается! Только милиции мне не хватало!
В дверь постучали.
- Августа Кровова? – Вежливо поинтересовался незнакомый молодой человек в форме.
- Да, а в чём дело?
- Не могли бы Вы зайти к нам во второй половине дня дать показания? Видите ли, с вашей помощью вчера был задержан опасный преступник. Расскажите, как это Вам удалось его обезвредить.
- Ой, бросьте. Он сам себя обезвредил. Он столько у Фединой её пойла выпил, слон с катушек бы свалился. Кстати, а он жив?
- Да чего ему сделается! Только в себя никак не приходит. Так и лежит с поднятой рукой и бормочет что-то непонятное. Так Вы часика в четыре зайдёте?
- Зайду. Смена кончится, и сразу к вам. – Молодой человек скрылся за дверью.
      Августа потянулась: - Вот чьей бы кровушки хлебнуть! – Она мечтательно закрыла глаза.
- Ещё чего! Только нам с районной милицией не хватало связаться! А ты, что стоишь, марш в школу. Нечего рот разевать.
      Вся больница сбежалась поглазеть на Августу. Из разговоров следовало, что она в одиночку отловила и уложила, чуть ли не целую банду. Медсёстры ахали и разглядывали худенькую лаборантку, как будто первый раз её видели. Даже тётки из комиссии стали обращаться к ней по имени отчеству.
      Постепенно всё затихло. Лариску увезли в интернат. А через месяц главврач торжественно вручил Августе ордер.
Правда дом, в который семье предстояло переехать оказался древней развалюхой. Но это был свой собственный дом, а не комнатёнка в бараке.
      Соседка баба Нюся перед самым переездом остановила Августу в коридоре:
- Ты, бабонька не торопилась бы съезжать от нас. Они, собаки, не за просто так вам ордер-то всучили.
- Почему? Обещали переселить – вот и дали.
- Ты человек приезжий, тебе и спихнули. Непростой это дом. Там, говорят привидений куча. Со всего города слетелись. Как старые-то дома стали сносить, так они к даме в сиреневом на постой и подались.
- Господи, ну какие ещё привидения, какие дамы! Вы ещё скажите вампиры с вурдалаками.
- Нет, про вампиров врать не буду. Но дама в сиреневом там точно живёт. У неё моя бабка в горничных служила. Аккурат перед войной, году в тринадцатом.
- Да ну? Неужели с тех пор эти сказки ходят?
- Не сказки. Слушай, тебе говорят. Даму эту один купчик просватал, да обманул. Уехал, вроде как, в Самару и там себе другую невесту нашёл. А когда заглянул домой перед свадьбой, наша-то дама его с родителями и свахой в гости позвала. И всю честну компанию отравила, и сама отравилась. Бабка моя месяц пластом лежала. Тоже кусочек чего-то со стола стащила сдуру. С тех пор дама никому житья в своём доме не даёт. А ты как думала? Чего такой дом пустой стоит?
- Там же внизу магазинчик канцелярский работает.
- Так то днем. А ночью там даже Васька-сторож сидеть отказался. Бытовку заставил пристроить. В ней живёт и сторожит.
- А, ерунда. Святой водой побрызгаем, кошку пустим, все дамы разбегутся.
- Ну, гляди, тебе жить. Но я не советую. – Бабка укатилась колобком в свою комнату.
- Ты что, серьёзно собираешься святой водой брызгать!? – Игнатий вытаращил глаза на жену.
- Угу, тебя в первую очередь, чтобы не орал на весь барак. Что я, по-твоему, должна была ответить на весь этот бред. Привидения! С ума они посходили в этом городишке. Надо их самогон на анализ взять. Чего они туда добавляют?
 отзывы (2) 
Оценить:  +  (+3)   
12:28 09.04.11
url  Weavers Матёрый писатель
***
      Это был обычный добротный купеческий дом средней руки, выстроенный в позапрошлом веке. Каменный первый этаж украшала вывеска «Канцтовары». Но дверь магазина была закрыта на ржавый амбарный замок и для верности забита доской.
- Во, коммерция приказала долго жить. – Криво усмехнулся бригадир грузчиков.
- Ещё бы, народ скоро и читать, и писать разучится. – Спокойно откликнулся Игнатий, слезая с грузовика.
- Нет, хозяин, ты как хочешь, а мы в этот дом входить не будем. Дальше ты уж сам как-нибудь.
- Ещё чего! Вы и так тройную цену заломили. – Августа достала из корзинки бутыль со спиртом. – Потом налью лекарства от привидений. Сначала мы с кошкой.
      Грузчики, косясь голодными глазами на бутыль, подхватили стулья и нехотя поплелись за ней. Как только ключ повернули в замочной скважине, кошка попыталась удрать. Но Игнасик не зря посадил её на шлейку. Он незаметно дал кошке пинка так, что она почти влетела в широкую прихожую. Там пахло залежавшейся старинной пылью и мышами. Этот запах несколько успокоил несчастную кошку и она, осторожно проследовала дальше.
      Грузчики бегом затащили вещи и мебель, схватили спирт и исчезли. Августа отпустила кошку на волю.
- Да, домик-то непростой. И ремонта требует.
- Не буду я этим заниматься! Не умею. Я вообще человек интеллигентный! – Игнатий плюхнулся в кресло. – Это твоя идея была! Я отлично мог бы и там пожить!
- Ты – человек? Интеллигентный!? Пойди, расскажи об этом физику.
- Ну, знаешь, мне тоже есть о чём тебе напомнить!
- Предки, хватит ругаться. Мне тоже тут не нравится. Пылища, обои ободранные. Фу! Доски скрипят. Мне тут страшно.
- Чтобы я больше этого не слышала. Завтра возьмёте оба по тряпке, и всё тут отмоете.
- Завтра суббота!
- Вот именно. У меня дежурство. На новоселье свеженького принесу.
- Ходит кто-то. – Сдавленным шепотом просвистел Игнатий.
На пороге показался бородатый дед в тужурке и валенках. Он криво усмехнулся.
- С новосельицем! Неплохо бы обмыть это дело. Я – дед Василий. Сторож. В бытовке обитаюсь. Если там дров наколоть или ещё чего…
- Разумеется! – Августа достала бутылку водки. – Вот, угощайтесь, а нам, извините вещи разбирать надо. Не на полу же спать.
       Василий картинно поклонился и поскрипел вниз по лестнице.
- Скверно. Так, сынуля, запиши, замки на двери, задвижки и шпингалеты. Нечего этому упырю сюда шастать, как к себе домой.
- А он что, правда, упырь? – Глаза у Игнасика округлились.
- Кто же ещё, люди дух перевести не успели, а он уже за водкой прискакал!
- Да ну тебя! Я-то думал – правда. Никогда настоящего упыря не видел.
- Ничего, у нас всё впереди. Судя по запахам жильцов тут предостаточно.
- Каким запахам? Мышами тут пахнет.
- Не только. Ладно, разберёмся.
- Мам, я тут буду спать с вами. Мне страшно.
- Первые дни. Дальше видно будет.
      В полночь где-то в глубине дома пробили настенные часы. Легкий ветерок пронесся по залу. Августа осторожно извлекла из-под подушки веточку, похожую на птичью лапку.
- Стоять! – В призрачном свете веточки-лапки Крововы увидели сиреневую тень.
- Ай! - Пискнула тень. – Отпустите меня немедленно!
- Ага, сейчас, держи карман шире! Так ты и есть дама в сиреневом?
- Мы с Вами на брудершафт не пили, нечего мне тыкать! Вообще, как Вы смеете!
- Мадам, нам предстоит некоторое время жить под одной крышей. Поэтому, давайте знакомиться! – Игнатий распылил какой-то порошок из золочёной старинной пудреницы. Тень стала более плотной и осязаемой.
- Не надо! Зачем вы это делаете?! Кто вы такие?
- Кто, кто. Вампиры они. Вся семейка. Пропали мы, хозяйка. – Пробурчал клубок паутины из угла.
- Ой! Паук говорящий, мама!
- Сам ты паук! Кровопивец. Я – домовой. Настоящий, тутошний, в двадцатом поколении. Не то, что вы, пришлые.
- Ещё жильцы имеются?
- Имеются. Только их сегодня нет. Гуляют. В усадьбу подались бандюганов пугать, которые там хотят казино открыть. Завтра будут.
- Вот и ладно. Предлагаем: встретится завтра, составить договор о, так сказать, совместном пользовании жилыми и нежилыми помещениями. А по окончании переговоров подписать соглашение о ненападении. Возражения имеются?
- Нет. – Дама в сиреневом всхлипнула. - Но, господа, вы как-то очень решительно настроены.
- Нормально настроены. Спать хочется. Мне на работу к семи. – Августа спрятала лапку.
В наступившей темноте было слышно, как домовой успокаивает даму. Потом всё стихло.

 отзывы (8) 
Оценить:  +  (+4)   
00:46 11.02.11
url  Weavers Матёрый писатель
      К полуночи всё было готово к общему собранию. Августа застелила бархатной скатертью старинный круглый стол в большой комнате. Игнатий расставил все имевшиеся в доме стулья. Лапка заняла почетное место в подсвечнике, который Игнасик днём нашел на чердаке. Как только Крововы сели у стола, из угла выкатился домовой, сам нюхнул порошок из пудреницы и сел напротив.
- Мам, чего это он? Часы-то ещё не били.
- Домовому можно. Я же не привидение какое-то. Хозя-а-а-а-ин! И потом этот местный народец - неуважительный: никогда мне стул не ставят. Зазеваешься, считай – пропало. Всю дорогу на полу сидел. Теперь – шиш им.
- Неужели так много привидений?
- Ну, много, не много, а пять штук тут осело. Дома-то в центре поломали, усадьбу разорили. Но в других местах тоже ещё кое-кого встретить можно. Отец Никодим, например.
- Священник – привидение? Первый раз слышу. – Августа недоверчиво улыбнулась.
- Всякое бывает. Он от сана при Советах отрёкся. Лекции по атеизму стал читать в клубе, который в церкви сделали.
- И только-то! Подумаешь. Всем приспосабливаться приходилось. Я тогда вообще на заводе слесарем работал, чтобы не загребли. – Игнатий с нетерпением посмотрел на часы.
- Не только! Году в тридцать каком-то за ним всё одно НКВД пришло. Он на колокольню влез и с неё сиганул, чтобы живым не сдаваться. Теперь там где-то в подвалах прячется.
- Занятные у деда сказки. Ну, скоро они там! - Игнасик постучал по столу.
- Придержи сыночка, дамочка! Ишь, шустрый какой. Сам ты – сказка. У вампиров детей не бывает. Они кусанием размножаются.
- Мам, чего он! А домовые чем размножаются?
- Домовые кикиморами размножаются. Только где их теперь сыщешь? Болота поосушали, леса повырубали. Тьфу, пропащее время.
- Все, тихо часы бьют!
Первой, как и положено хозяйке появилась дама в сиреневом. Оглядела убранную комнату, скатерть, всхлипнула и приземлилась рядом с домовым.
- Как в старые времена, стол, подсвечник…
- И гусар на позднее свидание! – Следующее привидение под воздействием порошка приобрело очертания гусарского ротмистра.       Ротмистр звякнул чем-то вроде шпор, полез целовать даме ручку, но домовой подсунул ему свой кукиш.
- Ах ты, зловредная зверушка!
- Господа, не ссорьтесь при гостях!
- Это мы-то гости? Ошибаетесь милая дама, мы тут вовсе не гости. Мы у вас – соседи. Игнатий достал какой-то старинный фолиант.
- Ладно, ладно, при соседях. Просто вы люди новые, с нашими милыми шутками не знакомые.
- Так давайте знакомиться! – Августа стала листать книгу.
- Секундочку! Нас подождите! – в комнате появились бледный студент, купчик с испитым лицом и господин сомнительной наружности.
- Все в сборе. Можно начинать собрание. – дама в сиреневом махнула платочком.
- Хорошо. Нам дали официальный ордер на проживание в этом доме. Мы тут поживем года два, пока обстоятельства не заставят сменить обстановку.
- Пока вы весь наш город не перекусаете, что ли? – ротмистр опять потянулся к даме и во второй раз наткнулся на кукиш.
- За грубость можно и по бакенбардам получить. – спокойно сказал Игнатий. - Объяснять Вам я ничего не буду. Два года. Всё это время мы не мешаем вам жить на чердаке, не залезаем туда без необходимости. Вы не лезете в нашу жизнь и не пугаете ребёнка.
- Твоего, то есть Вашего ребёнка испугаешь! Он сам, кого хочешь, до смерти напугать может. – Купчик погладил бородку и вздохнул.
- Это совершенно неприемлемые условия! Чердак холодный, крыша течёт. Кстати, ремонтик бы неплохо сделать. Вас же заливать будет! – Домовой подпрыгнул на стуле.
- Ага, нашли бесплатных работников, дом вам ремонтировать! – возмутился Игнатий.
- Об вашем здоровьице пекусь!
- О своём побеспокойся!
- Господа, господа! Немедленно прекратите. Так мы ничего не решим. Что скажете по поводу ремонта?
- Статус у дома надо менять, - неожиданно влез Игнасик.
- Чего менять?
- Статус, темнота! Власти признают дом памятником, уж не знаю чего там. Делают ремонт. Кстати из того затхлого магазинчика можно краеведческий музей забацать. Папу по совместительству смотрителем. Нам – квартиру. Вам новый чердак.
- Дельная мыслишка. Только как это сделать?
- У нас в школе училка новая. Прислали. Не знает, чем заняться. Я ей мыслишку кину.
- Да, в моей газете можно пару статеек тиснуть, про историю города и дома. Кстати, Вы милая дама, должны будете мне материальчик подкинуть. А то я по поводу местных реалий – профан.
- Для общего блага – с удовольствием. Хоть сейчас!
- На чердаке, между прочим, тайничок имеется. Ихний папашка от жены запрятал. Там две картины. Не Репин, разумеется, но имя довольно известное. Так сказать, начало коллекции музея.
- Отлично.
- Потом мы покажем пару тайничков у усадьбы,– процедил сомнительный господин.
- Сынок ваш должен будет отряд поисковый собрать. Скаутов, так сказать. Не нам же землю рыть. Пусть молодежь потрудится.
- Вампиры-тимуровцы! Сейчас умру! – захохотал студент.
- Сам ты тимуровец, да, кстати, и помер давно. А то я бы тебе показал! – Игнасик оскалил зубы.
- Прекрати, Сева! Студента зовут Сева. Это – купец Рычков. Это – шулер. – Ротмистр оглянулся. - Ко мне по званию обращаться. Хозяйку Олимпиадой зовут.
- Ого! Летней или зимней? – удивился Ингасик.
- Не понял! – Ротмистр лязгнул шпорами.
- Ребёнок просто не знает, что есть такое женское имя. – Мягко сказала дама. – Предлагаю расходиться. Можно считать, что встреча прошла в дружеской обстановке. Собираемся во вторник, обсудим наши дальнейшие действия.
Августа спрятала лапку.
- Мам, мне так страшно было!
- Глупости. Они нам ничего сделать не могут. Так, пошумят, повоют. Ерунда. Но дружить надо. Кто знает, какая помощь может в будущем понадобиться.
 отзывы (7) 
Оценить:  +  (0)   
14:43 16.10.11
url  Weavers Матёрый писатель
***
      Во вторник Августа принесла с работы пакет со свежей кровью и охапку липового лыка.
- Это ещё зачем? – Игнатий строчил что-то в блокноте, сидя за накрытым столом.
- Надо. Сверни скатерть, ужинать будем.
- Ах ты, душечка моя! – выкатился из своего угла домовой. – Уважила старика! Лыко-то, лыко-то какое свеженькое! Запах! Это ж французские духи, а не запах.
- Сколько эмоций! Тебе дед стихи надо писать! Мой начальник как раз поэзии захотел.
Ах ты, лыко, моё лыко, лыко свежее моё…
- Помолчал бы. Так и знал, что ты, душечка, из наших, гаревских вампиров. Не то, что муж твой. Пришлый он. Может даже из Трансильвании.
- Глупости говоришь. Вся эта, с позволения сказать, Трансильвания – сплошной рекламный ход. Надо же как-то туристов заманивать. Они с жиру бесятся, вот им натуральные ужасы в замках подавай. – Августа отмахнулась от домового и стала собирать на стол.
- Дед, стой. Что это ещё за гаревские вампиры. Давай, колись. Статейку накропаю, гонорар получу, полы будем менять. – Игнатий взял новый блокнот.
- Пап, ну это же полный отстой! Надо комп покупать. Если мы будем раскрутку музея всерьёз проводить, одним твоим блокнотиком не обойдёшься. Компьютер со сканером и принтером, камеру классную, ещё что-нибудь может понадобиться. –       Игнасик отхлебнул кровь из блюдца.
- Молод отца учить! Что за манеры? Ложку возьми.
- Ребёнок прав. По части техники мы здорово отстаём. Надо шевелиться. Говорят, что на наш магазин уже кто-то глаз положил. Прохлопаем ушами – окажемся на улице.
- Где я столько денег сразу найду?
- Не моё дело. Моё дело – пропитание. Найди. В конце концов, ты – мужчина.
- И-хи-хи! – залился смехом домовой. Игнатий махнул рукой.
- Кончай веселье. Рассказывай про вампиров. Я законспектирую.
- А это не больно, «законспектировать»? – Продолжал хихикать старик.
- Сейчас будет больно.
- Ой, не надо. Слушай. Тут в соседнем уезде хутор был - Гарево. Там, говорили, все жители - вампиры. С виду люди как люди. Особо не озоровали. Так, могли скотину у кого извести, на тракте промышляли.
- И никто не возражал? Врёшь ты, дед.
- Может, кто и возражал, - домовой покосился на Августу, - да спорить с вампирами не много охотников находилось.
- И что дальше? – Игнасик придвинул стул.
- Дальше? А дальше у графа, того, что в усадьбе, пропал племенной жеребец. Бешеных денег стоил. Кто-то науськал графа на гаревских. Он собрал мужиков покрепче. Прискакали и всех порешили. Да, видать, кто-то спасся.
- Почему ты так решил?
- Потому, что у мамки твоей книга с вензелем гаревского старосты Евстахия. И на пудренице тот же вензель.
- А может это всё моё? – возмутился Игнатий.
- Ага, сейчас. У тебя масть другая. А вот женушка твоя – один в один Евстахий. Уберегли добро, спасли от чужих рук.
- Может быть, это всё потом кто-то подобрал? После того, как хутор разорили. Полиция куда смотрела? Расследование проводили? Мало ли кто там околачивался.
- Не было никакой полиции. Никого не было. Хутор-то за один день под землю ушёл. Мужики, которые с графом были, в тот же год один за другим померли. А потом и сам граф. Только он мучился перед смертью – страшное дело.
- Враки. Тебе, дед, не стихи, а сказки в детский журнал писать. – Игнасик слез со стула и пошёл к окну.
- Да, историйка так себе. Читатель не клюнет. Надо как-то приукрасить, ужасов добавить.
- А ты у жены спроси, она лучше расскажет.
Что-то во взгляде Августы заставило Игнатия прекратить расспросы.
- Мам, там какой-то внедорожник причалил. Мужики. В костюмах. Здоровые. Сюда идут.
- Господи, кого ещё несёт, на ночь глядя. И Василий наверняка подсматривает.
- Один мужик в бытовку с бутылкой и пакетом пошел.
- Так, ладно, сторож, будем считать, нейтрализован. Чего им надо, спрашивается?
- Сейчас узнаем. Убери со стола, сынок.
Мужики выбили дверь и вошли в полутёмную комнату. Домовой тут же исчез в углу.
- Вы, что ли жильцы?
- Мы. – Игнатий сел на стул, закинул ногу на ногу.
- Так, слушай сюда. Наш хозяин хочет этот дом с магазином купить. Секс-шоп с номерами будет открывать. Даём вам неделю, чтобы освободили помещение.
- А если мы не хотим его освобождать? – Августа вышла из темноты.
- Помолчи, стерва, когда мужчины разговаривают. – Один из мужиков повернулся и заметил Игнасика. – Вот, а пацана мы с собой возьмём, чтобы думалось лучше.
      Он протянул руку, но мальчишка уже сидел у него на плече, вцепившись зубами в висок.
      Второй внезапно задрожавшими руками нерешительно потянул из кармана пистолет.
- Не стоит оскорблять мою жену! – Ингатий крепко стиснул руку нападавшего. Пистолет упал на пол. Потом послышался грохот двух упавших тел.
- Фу, гадость какая. Да ещё после ужина. – сказал Игнасик.
Бой часов прервал обмен впечатлениями.
 отзывы (3) 
Оценить:  +  (0)   
14:45 16.10.11
url  Weavers Матёрый писатель
***
-Ах, боже мой! Что Вы натворили!? Какой ужас! – Дама в сиреневом залилась слезами, не успев как следует проявиться под действием порошка.
- Липочка, дорогая, ничего страшного. Теперь, по крайней мере, мы знаем точно, кто наши враги на данный момент.
- Та-а-а-к, она у нас уже Липочка!? А я-то, дура, понять не могу, что это муженька из дома метлой не выгонишь!
- Гуся! Что за чепуха?
- В самом деле, Вы же понимаете, милочка, что у нас может быть только духовная связь!
- Угу. Духовная связь вампира с привидением. Заливай в другом месте, душечка!
- Дамы, угомонитесь. Проблемка-то образовалась серьёзная, - ротмистр облетел вокруг стола. – Мужики пудов по семь с гаком. Две штуки. Выносить собираетесь? Как вы понимаете, в этом деле мы вам не помощники.
- Малыш ваш слегка поторопился, – студент просочился по карманам бандитов. – Надо было с ними ехать, и там уже их кусать. Тогда на нас никто бы не подумал.
- Да чтобы я, не пойми с кем, своего ребёнка отпустила? – Снова взорвалась Августа.
- Я один столько не выпью, тем более, не крови, а гадости вонючей, – пискнул Игнасик.
- Зато теперь на себе их таскать будешь! – мстительно прогнусавил шулер.
- Цыц все! – домовой уселся за столом как фельдмаршал на военном совете. – Нагадили в моём доме – убирайте.
- Это не мы! – увернулся от тапка Ротмистр.
- Хватит считаться. Дело общее. Вы трое на улицу. Василия пугните и за улицей присмотрите. Августа, загони ихнюю машинку во двор к дровяному сараю поближе. Сумеешь?
Вампиресса молча кивнула.
- Малый, проверь у них карманы, ключи от машины и так, может чего полезного найдешь.
Игнасик достал несколько связок ключей и пачку разноцветных банкнот.
- Ого, тут нам не один комп хватит!
- Фу, грабить жертву! Мы раньше до такого не опускались! – Игнасий скривился, но взял ключи, выбрал нужную связку и отдал Августе.
- Но он же не дотащит их по этим ступенькам! – всхлипнула Олимпиада.
- И не надоть. Тут уже после тебя немец один проживал. Очень ему не нравилось, когда дворник зимой в валенках по евоным коврам с дровами шастал. Вот он и сообразил лифт в кухне. Внизу, стало быть, поленницу загружаешь, а тут вынимаешь. И никаких тебе валенок в навозе. Большого ума был человек. Даром, что шпион.
- Настоящий немецкий шпион! Ух, ты! Классный домик!
- Игнасик, ну, что за жаргон!
- Пап, отстань. Где этот лифт?
- Вот тут за дверью. Ключик наверху за наличником был. Вроде никто не нашел.
- Так ты хочешь сказать, что этим лифтом сто лет никто не пользовался? А если рухнет?
- Тебе что за печаль? Не ты ж на нём поедешь! Покойнику, поди, без разницы. А ты вниз беги, там дверь открой. Вдвоём с мамкой как-нибудь примете, когда он падать начнёт?
- В смысле?
- В смысле, что его стоймя грузить надо, иначе не пройдет.
- Какой ужас! – Дама продолжала причитать.
- Нормально всё будет, Липочка!
Игнатий дотащил оба трупа до лифта. Не без труда, но затолкал один в узкую клеть и спустил вниз. Механизм скрипел на разные голоса, но работал исправно.
- Немецкая вещь! – восхитился домовой. - Сто лет в обед, а работает как часы!
- Не каркай! – вампир затолкал второго бандита в лифт и пошёл во двор к машине.
Ротмистр пристроился на заднем сидении.
- С вами поеду. Дорогу буду показывать. Тут недалеко от усадьбы карьер есть. Там поворот крутой. Столкнёте машинку, и дело в шляпе.
- А назад мы пешком пойдём? Я же работать завтра не смогу! – Августа колдовала со шприцем и ампулами.
- Что ты делаешь?
- Наркоманов я из них делаю. Не могли же они трезвые ни с того, ни с сего в карьер свалиться. Игнатий прокачай в них остатки крови. Только не вздумай глотать.
- У Василия мопед есть. – Игнасик ковырял отверткой в замке, висевшем на сараюшке. – Он не такой приметный, как наша машина, можно взять покататься.
- Замашки у вашего мальчика! – шулер нагло ухмылялся, сидя на воротах. – Не вампир, а Соловей-разбойник!
- Я не умею на мопеде ездить! - Августа убрала шприцы в сумку.
- Мам, я умею! Я за ними поеду! Потом мы с отцом на мопеде вернёмся.
- Ладно, только аккуратно. Вы, Ротмистр, возвращаться думаете?
- Нет, я, пожалуй, в усадьбу загляну. Сдаётся мне, что хозяин этих молодцов там обитается. Посмотрю, что и как, послушаю. Шулер, Василия на вас со студентом оставляю.
Машина и мопед скрылись в темноте.
- Вечер пропал зря. Мы ничего не успели обсудить! - Дама в сиреневом завернулась в новую занавеску.
- Это точно. Вот, можете пока статейку почитать. Завтра в газете напечатают. Плохо только, что эти бандиты так рано объявились. Можем не успеть с музеем.
- Надо мне с моей ведьмочкой побеседовать. – Олимпиада отпустила занавеску.
- Ого, тут ещё и ведьмы водятся?
- Какие ведьмы, я Вас умоляю. Дамочка одна постбальзаковского возраста возомнила себя экстрасенсом. Ходит сюда: меня вызывать. Смех и грех. Вы душечка подумайте, что бы ей такого подкинуть. Она, между прочим, у местной публики в большом почёте. К ней многие прислушиваются. Я ей от скуки рассказываю кое-что. Вот она и обнаружила у себя, с позволения сказать, удивительные способности.
- Так она Вас слышит?
- Ой, нет, разумеется. Она приходит со старинной книгой. Я ей страницы переворачиваю и песчинки кидаю на нужные слова.
- Что за книга?
- Толстая, в кожаном переплёте, страницы на пергамент похожи.
- Надо бы мне посмотреть.
- Но как? Я боюсь, что она при вас не будет ходить.
- Ладно, потом обмозгуем. Ага, мужики мои приехали. Вроде бы всё нормально. До завтра.
 отзывы (6) 
Оценить:  +  (+5)   
12:41 09.04.11
<< < > >>