Главная

Поиск


?

Вопросы






FAQ

Форум

Авторы

Юмор » Юмористическая проза »

А дело было так! Часть первая

      Был ли в Вашей жизни момент, после которого обычные будни приобретали особую остроту? Был? Тогда, читая "А дело было так!", вы вспомните те великолепные чувства. Не было? Тогда у вас все еще впереди.
 отзывы (0) 
Оценить:  +  (+1)   
10:33 18.09.10
      История эта произошла теплыми июньскими днями на севере столицы. Ее главный герой — мой хороший друг Лешка. В начале лета он, как и тысячи других студентов от Невы до Амура, болел тяжелым, а главное хроническим заболеванием — сессией. Заболевание было запущено, поэтому симптомы оказались крайне тяжелыми. Дошло до того, что родное МАИ стало приходить к Лексею во снах. Неизвестно, чем бы все это закончилось, если бы не одно неожиданное событие. Лешкина бабушка, москвичка со стажем, внезапно для него и для родственников приняла окончательное и безповоротное решение провести все лето на даче в Ярославской области. Лешка был ее единственным и любимым внуком, так что именно ему выпала честь следить за квартирой во время бабушкиного отсутствия. Он поблагодарил Господа за хорошее начало лета и уже на следующий день перебрался из квартиры родителей в свои новые персональные «хоромы» на ВДНХ.
- Здорова! Как ваше ничего? - подняв трубку телефона, услышал я Лешкин голос. - Чего делаешь?
- К сессии готовлюсь, - ответил я, делая потише телевизор.
- Бросай свои книжки и подъезжай ко мне: будем новоселье отмечать!
- Не вопрос, - обрадовался я. - Через час буду.
      Надо сказать, что время в пути я всегда рассчитывал с точностью до минуты. Так было и в тот раз. Ровно через час я стоял в бабушкиной квартире со шваброй в одной руке и ведром воды в другой.
- Слушай, ты ведь мне поможешь тут прибраться, - сказал мне вооруженный пылесосом Лешка.
- Конечно, что только не сделаешь для друга...- ответил я, оглядывая бабушкины квадратные метры.
      Уборка прошла на удивление бодро. Мы включили музыкальный центр и последовательно, одну за другой отмарафетили все комнаты. Лешкина бабушка всю свою жизнь проработала в ЦУПе и превыше всего ценила порядок. Это ее качество существенно облегчило нам уборку. В ходе проверки кухонных шкафов был обнаружен нарушитель: большой таракан со скоростью спринтера пытался скрыться за плитой.
- Стоять! Лапы за голову! Где регистрация?! - закричал Лешка. Таракан на требования не отреагировал и был убит при попытке к бегству.
- У бабушки классная квартира, - заметил я, когда мы отдыхали на просторной лоджии.
- Да. Большая, светлая, - ответил Леша, потягивая холодное пиво. - Мне еще и район нравится — зеленый, чистый.
Я, соглашаясь, кивнул и поудобнее устроился в одном из глубоких кресел, которые мы вытащили из зала на лоджию, решив создать себе «Летнюю резиденцию».
- А переезжай на лето ко мне, - предложил Лешка. - Чего ты будешь ютиться у себя на Беляево с хозяйкой? Гляди, у меня простор, свобода.
      Я поблагодарил его за предложение, но напомнил, что скоро уезжаю и вернусь только в августе к началу учебы.
- Ах, да. Ты ведь у нас кочевник, как я забыл, - Лешка с кислой миной посмотрел на небо. На западе еще догорали остатки дня.
- Что ж мне делать?
      Я вопросительно посмотрел на Лешку.
- Одному как-то не очень, - пояснил тот.
- Тогда дай объявление о сдаче комнаты. Заодно и денег заработаешь, - предложил я.
      Лешка аж подскочил: «Точно!». Его глаза загорелись азартом. «А вдруг...» - он вскочил с кресла.
- Машке ведь нужна жилплощадь! Ну той, с которой мы познакомились в КофеХаусе. Представляешь, вечер, звезды, романтика. Машенька в той комнате, я, как бравый гусар, влетаю туда в порыве любви, а она...
-...мастер спорта по дзюдо. Ты не забыл?
- Ах, ну да. К тому же у меня еще и медицинская страховка просрочена, - Лешка сел обратно в кресло.
- Твой самый реальный вариант — это абитуриент, который осенью переедет в общежитие, либо гость столицы, - спустил я его на землю.
      На том и закончили обсуждение. Лешка решил завтра же дать объявление в газете и на парочке сайтов в интернете. Мне же было интересно, кого он за это время успеет найти и с каким акцентом этот кто-то будет говорить по-русски. Мне и в голову не могло прийти, что этот вечер в «Летней резиденции» запомнится мне надолго.




1

Знакомство



      Не прошло и трех дней, как в четверг мне позвонил Леша и, захлебываясь от восторга, сообщил, что комната сдана. Признаться, я тут же представил себе, как в бабушкиной комнате уже расстелен достархан и восемь узбеков, усевшись кругом, пьют на нем чай. Я поделился своими мыслями с Лешой, но тот ответил: «Зря смеешься. Ты лучше приезжай — познакомлю тебя с Дашенькой». И бросил трубку, гад.
      Ровно через час я выходил из станции метро ВДНХ. По всем законам приличия, я заскочил в магазин и купил торт к чаю. Зайдя в Лешкин подъезд и поднявшись на лестничную площадку, я сразу учуял приятный запах женских духов. Решив убедиться, что он исходит из Лешкиной квартиры, - как будто нельзя было просто позвонить и дождаться пока тебе откроют — я приблизился носом к дверной щели и принюхался. Да, и впрямь приятный запах. Такой необычный: легкий, свежий, сладкий, но не приторный. Обладательница таких духов должна быть натурой самостоятельной, уверенной в себе и своем выборе, немного безшабашной, наверняка импульсивной и спонтанной.
      За моей спиной хлопнула дверь. От неожиданности я дернулся. Сосед из квартиры напротив — кажется, слесарь Сергей — стоял и смотрел на меня в полном недоумении. Не знаю, сколько затяжек он успел увидеть, но, я думаю, ему хватило зрелища и от одной. Мне стало неловко и я, поздоровавшись, поспешил позвонить в Лешкину дверь.
- Давай заходи скорее, - услышал я от друга вместо приветствия. - Здрасьте, дядя Сережа! А что это он такой?
- Не обращай внимания, - ответил я. - Ну, показывай свое восьмое чудо света.
      Леха поманил меня в зал. Здесь у дивана стоял большой синий чемодан, а на кресле уже валялась черная сумка для фотоаппарата с большой надписью «Olympus”.
- Даша, - позвал он квартирантку, - ты не могла бы подойти на секунду, - а повернувшись ко мне, добавил, - ты лучше сядь.
- Да-да, сейчас, - послышался из соседней комнаты приятный женский голос. Затем донеслось шлепанье домашних тапочек и я увидел Дашу. Сказать, что я был поражен, это не сказать ничего. Знаете, бывают девушки, которые захватывают с первого взгляда, ради которых проезжаешь пару лишних станций метро. Именно такой была Даша. Естественная начиная с отсутствия штукатурки и заканчивая манерой держаться; женственная, как Венера с картины Ботичелли. Она приковывала к себе мужской взгляд с первых мгновений.
- Дарья, я хотел познакомить тебя со своим лучшим другом Митяем, - обратился к ней Леша.
- Очень приятно, - заулыбалась девушка.
- Взаимно, - выдавил я и по-дебильному усмехнулся.
- Мы с Митяем приглашаем тебя на чай с тортом.
- Спасибо, только дайте мне пять минут: я чемодан разберу.
      Мы любезно согласились и направились на кухню вскипятить чайник. Я набрал в электрочайник воды, установил его на платформе и нажал кнопку.
Ты где ее нашел? Снял с раковины, подплываюшей к Кипру? - спросил я.
      Лешка замахал руками в знак непонимания. На столе зашумел чайник.
- Она объявилась сегодня утром. Буквально постучала мне в дверь. Это судьба! Знаешь, как в песне: «...вдруг, как в сказке, скрипнула дверь, все мне ясно стало теперь...», - и Лешка отбил чечотку. - Представляешь, курю я утром на балконе. Погода — закачаешься: солнце, ветерок, одним словом, лето. И тут я вижу, как в мой подъезд заходит это сногсшибательное создание. Думаю, повезло же кому-то! А потом меня осенило: а вдруг эта красная шапочка приехала, скажем, из Омска ухаживать за своей больной бабушкой? Думаю, надо в течение пары дней вычислить ее дислокацию. Я уже стал прикидывать, к кому она могла приехать, как вдруг в мою дверь позвонили. Я решил, что это газовщики: должны тут на днях прийти, объявление в подъезде висит. Я не спеша забычковал и пошел открывать в чем был: то есть, в одних трусах.
- Это тех, где написано: «Proud to be the biggest”?
- В них родимых, - подтвердил Лешка, улыбаясь. - Открываю я дверь, а там она уже с чемоданом! Признаться, я сначала подумал: «Все, Лексей Петрович, докурился. А ведь Минздрав тебя предупреждал». Но потом она заговорила.
- Быть того не может!
- Не перебивай оратора! - важно заявил Лешка. - Она сказала, что увидела мое объявление в интернете. Пару раз звонила мне на мобильный, но он разрядился еще вечером. Вот она и решила приехать лично. А чтобы застолбить место, привезла чемодан с вещами.
      Лешка на цыпочках подошел к двери и выглянул из-за косяка в зал.
- Гляди! - зашептал он, махая мне рукой. - Тут сюжет для программы «Ты не поверишь»!
      На столе закипевший чайник возмущенно щелкнул кнопкой. Мы достали бабушкин сервиз и приготовили крепкий чай.
- Как-то все гладко получается, - ответил я через минуту. - Слишком шоколадно. Что-то здесь не так. У бурной реки всегда каменистое дно. Тебя не удивляет, что она тащилась через пол Москвы с чемоданом, еще не будучи уверена, что снимет комнату?
- Опять ты за свое. У тебя синдром зебры, - выдал мой друг. - Когда прохожий слышит цокот копыт по мостовой, кого он себе представляет? Правильно, лошадь. А ты представляешь себе зебру.
      Я хотел было возразить, но тут на кухню вошла Даша.
- Я не помешала, мальчики?
- Нет! - хором выдали мы.
      Даша вызвалась помочь и мы поручили ей порезать торт. Лешка тихо, чтобы мог услышать только я, вздохнул, когда Даша облизала вымазаный в креме палец. Я разлил по кружкам цвета красного дерева чай и все уселись за стол.
- Даша, я видел на диване сумку для фотоаппарата: ты увлекаешься фотографией?
- О да! Люблю побродить на выходных по Москве. Однажды мне даже удалось продать ночную фотосессию «Москва-Сити». Заплатили не много, но все равно было приятно, - она улыбнулась. Не знаю почему, но мне показалось, что при этом ее взгляд стал подстрекательским. - Как-то один мужской журнал уламывал меня на фотосессию. Я долго думала, но потом все-таки отказалась.
      Лешка, который в такие моменты мало чем отличался от собаки Павлова, весь напряглся
- Почему?
- Не мое это, - ответила Даша. Лешка хотел ей возразить, но я сменил тему:
- А где ты работаешь, учишься?
- Учусь на пятом курсе МГУ на факультете психологии. Пока не работаю. А раньше работала консультантом в салоне Yves Roches.
      Я кивнул в знак понимания, но про себя подумал: чем же она собирается платить за комнату, если не работает? Я попытался прочесть по Лешкиному лицу, что думает он — Лешка светился, как новенькая десятирублевая монета, он нихрена не думал. Последующий разговор пошел о том да сем и через два часа я покинул Леху и его квартирантку. Идя по улице к метро, я думал над тем, что в этой ситуации не так. Я нутром чуял, что Даша темнит, но вот что именно она скрывает, я никак не мог понять. Вроде приличная девушка, учится в МГУ (если не врет; надо улучить момент и проверить студенческий), психолог (опасный человек), увлекается фотографией (пожалуй, единственный факт, который подтверждается). Удрученный думами, я спустился в метро и помчался домой готовиться к экзаменам.






2

Три придурка и первые догадки



      Всю субботу мы провели на даче у Арнаутова. Мишка Арнаутов тоже учился в МАИ, но был на курс младше Лехи. Это обстоятельство постоянно подчеркивалось последним, особенно в моменты, когда Арнаутов и Лешка спорили. Стоило Лешке почувствовать, что аргументы заканчиваются, как он тут же выдавал свою козырную фразу: «Я не стану спорить с человеком, который не знает основ аэродинамики!». И не важно, что спор шел о тумбочках в коридоре.
      В ту субботу мы прибыли в Бронницы с важной миссией: прополоть грядки и переташить пустые газовые балоны из кухни в сарай. В качестве разминки перед физическими нагрузками мы по очереди таскали упакованый в красную сумку ящик с пивом: я нес его от магазина до электрички (50 метров), Лешка от входа в электричку до лавки в электричке (5 метров), Арнаутов, как самый молодой, а соответственно, самый здоровый, пер его от платформы до дачи (где-то 1,5 километра).
- Лично я не понимаю, как эти дачники не плавятся в такую жару? - спрашивал Лешка, пропалывая грядку.
- Ты уже полчаса на одном месте торчишь! - с негодованием сказал ему Арнаутов, глядя, как Лешка, держа тяпку в одной руке, лениво бьет ей по земле. Что касается Арнаутова, то тот прополол не меньше сотки.
- Просто ты ничего не понимаешь в пропалывании грядок, Арнаутов, - ответил ему Лешка. - Надо качественно! Видишь, ка-че-ствен-но.
      Каждый слог сопровождался очередным ударом по высохшей земле.
- Можно делать качественно и быстро, - парировал Арнаутов и, согнувшись, как японский собиратель риса, принялся лихорадочно долбить землю тяпкой. Я смотрел на весь этот цирк со стороны.
- О чем можно спорить с человеком, который не знает основ аэродинамики! - выдал Лешка и отбросил тяпку в сторону. - Вы как хотите, а я пойду гляну, как там мясо маринуется.
      Он зашагал к дому.
- Вот ведь гад, сейчас половину нашего пива высосет, - сказал Арнаутов. Я разделял его опасения, потому тоже бросил тяпку и пошел догонять Леху. Арнаутов постоял с минуту, тяжело вздохнул, бросил тяпку и тоже пошел в дом.
      После полудня пришло время таскать балоны. Таскали я и Леха, а Арнаутов открывал нам двери.
- Дача, солцне, шашлычок, - кряхтел Лешка, держа балон за дно, - приезжайте, отдохнем! Ай! Осторожней, тут дверной косяк! Тяни его, тяни! Ничего Арнаутов, вот начну я собирать авиационные двигатели — отдохнешь ты у меня в Таиланде. А-а-а! Стоп! Стоп! Дай перехвачу...вот так.
      Мы с грехом пополам вытянули балон из кухни и понесли его в сарай. Когда мы добрались до места, руки гудели и мы просто плюхнули балон на земляной пол.
- Они точно пустые? - спросил я. Арнаутов как-то неуверенно закивал головой. - А то смотри, - повернулся я к Лешке, - мы с тобой окажемся в Таиланде раньше него.
      Тот усмехнулся, вытерая пот со лба. Жара стояла невероятная. Солнце палило так, что кое-где потрескалась земля. И ни намека на ветер. Мы пару минут курили в тени сарая и уже собирались идти за вторым балоном, как вдруг Лешка остановил меня.
- А это что такое? - он указал на черневшую в дальнем углу груду металлолома.
- Это списанные ракетные ускорители. Дед с аэродрома перехватчиков притащил. Они ему зачем-то были нужны, но потом он это дело бросил. Так и лежат, - ответил Арнаутов спокойным тоном, будто так и надо. Леха подошел к ним вплотную и нахмурился. Я догадался, чего он хочет.
- Они наверняка опасны: столько пролежать в сарае, - сказал я, но, признаться, сам уже прикидывал, куда их можно применить.
- Может, фейерверк устроим? Воткнем в землю и будет нам радость, - предложил Леха, потирая подбородок.
- Пожнадзора на вас нет, изверги! Губители леса! - ответил Арнаутов. Хотя по его глазам я видел, что Мишке самому стало интересно. В самом деле! Как часто можно встретить целую груду безхозных ракетных ускорителей?
      Мы так стояли около пяти минут. Леха ходил взад вперед, потирая подбородок, а Арнаутов, всем своим видом показывая, что ему нет дела до ускорителей, вышел из сарая и любовался красотами природы (подозреваю, он прикидывал, где их можно безопасно воткнуть). Вдруг я, неожиданно для самого себя, сказал:
- А у дяди Васи есть мотоцикл...
- Нет! - закричал Арнаутов.
- ДА! - закричал Леха. Его глаза маньякально блестели.
- Он вам не даст! - пропищал Арнаутов.
- Это смотря как попросить, - ответил Леха.
- Водки у меня нет! - сказал Арнаутов.
- Зато будет шашлык с пивом, - ответил Леха.
- Пива на него не хватит! - сказал Арнаутов.
- Мы сюда что, пить приехали?! - ответил Леха.
- Нет. Грядки полоть, - растерялся Арнаутов.
- Вот и поли грядки. О пиве не думай, - ответил Леха.
- А вы мне что, помогать не собираетесь?
- Я не буду спорить с человеком, который не знает основ аэродинамики!
      Леха закурил и, бросив мне «Я за мотоциклом», пошел к Мишкиному соседу дяде Васе. Дядя Вася был нрава крутого, но «для нужд отечественной авиации» мотоцикл все-таки выдал. Я тем временем отыскал место для запуска. Недалеко от дачи Арнаутова высился лесной массив, а рядом с ним вспаханное поле. Вот там я и решил устроить филиал «Байконура». Мы как раз оценивали местность, когда со стороны дач послышался грозный гул — на дороге показался Леха на черном «Урале». Арнаутов притащил из сарая два ракетных ускорителя и мы начали монтаж.
      Главной задачей было надежно прикрепить ускорители к корпусу мотоцикла. Я смотался в сарай, откуда изъял моток алюминиевой проволоки и кусачки. Леха и Арнаутов держали ускоритель, а я крепко приматывал его к корпусу «Урала» чуть выше выхлопной трубы. В итоге ускоритель со стороны стал напоминать электрокатушку — так плотно я привязал его к мотоциклу. Такая же судьба постигла и вторую реактивную трубу. Леха хотел прикрепить еще, чтобы получилось четыре ускорителя («Урал — агрегат тяжелый: вдруг не стартует?»), но я сказал, что два — вполне достаточно. Как последний штрих — подключение ускорителей к аккумулятору, чтобы в нужный момент запустить их, и все: первый в мире ракетоцикл готов.
      Мы курили в тени деревьев и смотрели на наше творение. После минуты его созерцания, я решил, что монстр Франкенштейна и рядом не валялся. «Природа нам такого не простит» - мелькнуло у меня в голове.
- Ну что, кто поедет? - спросил я.
- Я не могу, я у мамы единственный сын, - ответил Леха.
- А у меня сколиоз, - испуганно промямлил Арнаутов, глядя то на меня, то на Леху.
      Через пять минут сколиозный Арнаутов уже восседал на ракетоцикле. Я указал ему траекторию движения (прямо по проселочной дороге в сторону железнодорожной станции), рассказал про систему экстренного торможения (два бетонных столба через двести и триста метров) и напоследок перекрестил.
- Это что, шлем? - пробурчал Арнаутов, держа в руках что-то ужасно старое и сильно потрепанное.
- Это не просто шлем, - ответил Леха. - Это танкошлем! Классная вещь. Он достался дяде Васе от отца, а тот оборонял Москву от вражеских полчишь.
- Монголо-татарских? - вставил я.
- Немецко-фашистских, - серьезно ответил Леха. - Так что ты с ним аккуратней.
- А меня до скольки разгонит? Как вы думаете? - спросил Арнаутов, надевая шлем.
- Ты еще ничего не понял? - сказал Леха. - Это мы и хотим выяснить!
      Он пожал Арнаутову руку, ободряюще хлопнул по плечу и отошел подальше.
Ты сразу ускорители не включай, - сказал я. - Ты сначала разгонись километров до сорока, а потом уже врубай.
      Я пожелал ему удачи и отошел к Лексею. Арнаутов замешкался и как-то неуверенно оглянулся на нас. Мы помахали ему рукой.
- Юрий, возвращайтесь к нам скорее! - крикнул Леха, а я запел: «Мы рождены, чтоб сказку сделать былью...»
      Арнаутов завел мотоцикл, дал газ и покатил вперед. Мы трусцой побежали следом. Я видел как растет скорость «Урала»: двадцать, тридцать, сорок... Ключ на старт! Арнаутов включил ускорители. Раздался грохот. Первая ступень пошла! С деревьев взметнулись вверх птицы (те, что сразу не умерли от инфаркта). Послышался реактиный свист. Поставив дымовую завесу, мотоцикл рванул вперед. Дорогу укутало едким дымом. Я слышал, как «Урал» гремит на кочках. Затем раздался странный чпокающий звук и все прекратилось.
      Дым рассеялся.
- Не понял.., - сказал Леха.
      Перед нами был живописный пейзаж средней полосы России. Ни мотоцикла, ни Арнаутова. Мы с Лехой переглянулись. Через секунду мы уже бежали по дороге, высматривая ракетоциклиста. Мы пробежали метров пятьсот. Никого.
- Он не мог уехать так далеко! - крикнул я Лехе и мы рванули назад. Где-то на полпути я заметил борозду в пахоте рядом с дорогой.
- Улетел.., - сказал я, указывая Лехе на борозду в поле.
- Ничего! Дальше Саратова не уйдет, - ответил тот. Мы побежали вдоль борозды. Она тянулась метров двести, а потом...просто взяла и закончилась. Ни мотоцикла, ни Арнаутова.
- Не понял, - снова произнес Леха. - Где студент? Где зверь-машина?
      Вертясь на одном месте, я оглядел окресности. Пусто. Вдруг Леха сказал, постукивая ногой по земле.
- А вдруг они там внизу — ждут нашей помощи?
- Ты сам-то понял, что сказал? - ответил я. - Если Мишка смог отсюда уехать, значит, с ним все в порядке. Надо искать. Ты иди обратно по дороге, а я пойду по полю.
      Мы разделились. Я быстрым шагом шел по пахоте. На душе стало нехорошо. Я и раньше понимал, что затея с ракетоциклом, мягко говоря, не безопасная, но теперь я искренне жалел, что мы ее провернули. Я давно не чувствовал себя таким идиотом.
      Мы дошли до лесного массива, но Арнаутова не нашли. Я по-настояшему забеспокоился, как вдруг со стороны дач послышался чей-то свист. На крыше уже известного сарая восседал ракетоциклист и махал нам танкошлемом.
- Ну где вы бродите? - спросил Мишка, когда мы подошли. У него были ободраны локти, но в целом студент был в порядке. Мы ответили, что тоже самое хотим спросить у него.
- А что, струхнули, когда меня не нашли? - ему было смешно.
- Ха-ха-ха! Дай сюда, - сказал Леха и забрал у Арнаутова танкошлем с таким видом, будто тот не достоен прикасаться к боевой славе предков. Взяв прислоненный к стене сарая «Урал», Леха молча покатил его к дяде Васе.
      Арнаутова разогнало до сотни с небольшим. Приблизиться к скорости звука не позволила пахота. Эти сведения мы узнали уже вечером, когда все пришли в себя и дружно сидели на веранде под навесом. Дневная жара сходила на нет, воздух стал теплым, а небо окрасилось в вечерние тона. В двух шагах от веранды дымил мангал. Соблазнительный запах шашлыка заставлял наши животы нетерпеливо урчать.
- Кстати, как там твоя соседка? - спросил я.
- Ой! Я ведь забыл вам рассказать, - Лешка поставил бутылку пива на стол и подался вперед. - Она странная.
      Мы с Арнаутовым молча ожидали продолжения.
- Она не знает, что такое блины.
      Мы по-прежнему молчали, только теперь причиной этому было непонимание.
- Что ты имеешь в виду? - наконец спросил я.
- Даша не знает, что такое блины, - повторил он. - Она их никогда не видела. Она в жизни не слышала такого слова.
- Да ладно.., - не поверил Арнаутов.
- С чего ты взял? - спросил я.
- Она сама спросила меня об этом. Мы о чем-то разговаривали — не помню уже о чем — и я упомянул про блины. Она нахмурилась, словно пыталась вспомнить, а потом спросила меня, что такое блины! Я сначала думал она шутит. Посмотрел на нее — по лицу видно, что нет. Ну, я объяснил ей. Она сказала: «Ой, конечно. Я забыла». И пошла к себе в комнату.
- Да она просто прикалывается, - сказал Арнаутов.
- А до этого? - продолжил Леха. - Она спрашивала меня, что такое солонка, подстаканник и самострел.
- Ну допустим, самострел она еще могла не знать. Но солонка... подстаканник.., - сказал я.
- Вот именно, - согласился Леха.
      С минуту все молчали.
- А я тебе говорил, что с ней не все в порядке, - сказал я, но это было лишним. Виноватое выражение лица моего друга отбило у меня всякое желание продолжать.
      Мы сидели молча, думая о странном поведении Лешкиной квартирантки. Дневные приключения остались позади и теперь мы слушали, как шипят шашлыки, да шумит листва под порывами поднявшегося ветра.







3

Как дело принимает неожиданный оборот и про будущее отечественной авиации



      Я выскочил со станции метро Тверская и быстрым шагом пошел вниз по Большой Бронной. В правой руке у меня был телефон, на который двадцать минут назад пришел смс: «Срочно приезжай на Малую Брон. д. 10. Все ок». «Все ок» в конце сообщения означало, что я могу приехать один без отряда милиции. Несмотря на это, я беспокоился. Что случилось? К чему такая срочность? Почему Леха не берет трубку (я набирал его три раза)? Эти мысли заставляли меня идти еще быстрее и вот я пересек Сытинский, Богословский, а затем и Козихинский переулки. Еще чуть-чуть и я зашел во двор дома номер 10.
      Никого. Я огляделся по сторонам. Никого. Даже бабульки на лавка-форуме не сидят. Я было решил, что ошибся адресом, как вдруг слева донеслось какое-то шиканье. Я повернулся на звук и увидел Леху: тот махал мне рукой, выглядывая из-за угла.
- Что происходит? - спросил я, тоже спрятавшись за угол.
- Дело приняло неожиданный оборот, - доходчиво объяснил мне Лешка.
- Какое дело? Что ты несешь?
- Наше дело! Cosa nostra!
- Ты чего с кровати рухнул?! - сказал я, теряя терпение.
- Это Даша, - ответил Леха. - Я за ней слежу.
      На мгновение я потерял дар речи. Выходит, я по сумасшедшей жаре летел сломя голову в центр Москвы, чтобы поиграться в шпионов? И это при том, что через два часа у меня экзамен? Внутри загорелось недоброе пламя.
- Значит так, - начал я, - либо ты мне сейчас подробно объясняешь в чем дело, либо ты мне такую скатерть-самобранку накрываешь, которую Русь отородясь не видала!
      Желая меня успокоить, Леха протянул мне полупустую бутылку холодного чая.
- Все заварилось вчера вечером. Даша была на кухне, а я зашел в зал за болванкой. Слева — ты же помнишь — дверь ее комнаты, она была приоткрыта. Я бы не стал останавливаться, - забрал бы диск и пошел к себе — но мое внимание привлекли какие-то чертежи на ее столе. Весь письменный стол был завален здоровыми листами формата А2. Я подошел поближе, чтобы рассмотреть: просто интересно. Присмотрелся, а там.., - он сделал большие глаза и затих на полуслове.
- Что там? - не выдержал я.
- Военная документация с печатями министерства обороны! Чертежи какого-то танка, пояснения к чертежам и так далее.
- Может, она как-то связана с силовиками?
- Хорошо, допустим, - не сдавался мой друг. - Слушай дальше. Сегодня утром завтракаю на кухне. Звонит телефон. Сначала ничего не слышал, а потом фраза: «Информацию передам сегодня в 14:00».
      Леха ожидал от меня удивления, но я лишь выдал:
- Это ни о чем не говорит. Речь могла идти о дипломной работе, о расписании рейсов, да о чем угодно!
- И все происходящее не кажется тебе подозрительным? Это в сочетании с ее незнанием элементарных слов и понятий! После разговора по телефону, Даша сначала шуршала бумагами у себя в комнате, а потом вышла в коридор с черным тубусом. В нем очень удобно таскать листы А2. Я все понял, оделся и, едва она вышла из дома, последовал за ней. Даша приехала сюда. Я следовал за ней вплоть до квартиры. Потом выскочил во двор и решил вызвать подкрепление, то есть тебя.
- К чему ты клонишь?
      Лешка замялся, пытаясь как можно более сжато сформировать мысль, но я опередил его.
- Я согласен: поведение Даши...м-м...странно, - нашел я подходящее слово, - но не более того.
      Леха был явно разочарован моим нежеланием верить в экстраординарность происходящего. Он бессильно развел руками. Я подыскивал слова, чтобы его успокоить, но тут судьба внесла свои коррективы.
- Она! - сдавлено крикнул Лешка. Я проследил за его взглядом и обнаружил, что из подъезда действительно вышла наш резидент. В руках у нее был черный тубус для бумаг. Даша выглядела шикарно. Летящий шаг, волосы развеваются на ветру. Меня очаровала ее походка, говорившая о сильном характере и независимости. В это мгновение мне в голову пришла странная мысль: если Даша и впрямь делает нечто противозаконное и ее посадят, то записаться к ней на свидание в тюрьме будет гораздо проще, чем уламывать встретиться на свободе.
- Пошли ! - сказал Леха и дернул меня за руку.
- Никуда я не пойду! Хватит фигней страдать! У меня через два часа экзамен! Я не хочу на пересдачу!
- Вот оно что! Бросаешь друга из-за пересдачи?
- Перестань! Никого я не бросаю! Я просто не мешаю тебе сходить с ума!
- Ага! Не мешаешь другу сходить с ума?
- Да ну тебя!
- Ладно, ладно. Но учти, я рассчитывал на твою помощь! - Леха, как умелый картежник, приберег главный козырь напоследок. Не дожидаясь моего ответа, он побежал за Дашей, пока та не успела скрыться из виду. Я стоял на месте, зная, что нужно принять решение. В глубине души оно уже было принято, но рациональный мозг всячески сопротивлялся ему. Наконец, сопротивление было сломлено.
      Даша явно двигалась к метро. Мы с Лешкой шли на расстоянии метров десяти. Было утро понедельника, народ валил на работу, так что какое-никакое, но прикрытие у нас было.
      Я чувствовал себя полным идиотом, но продолжал идти вместе с Лешкой. А что если Даша нас заметит? Что если уже заметила? Как она будет смеяться над нами! А как ей объяснить, почему мы следим за ней? «Даша, извини, но Леше кажется, что у тебя странные интересы, да и вообще, что ты ведешь подозрительный образ жизни». Так что ли?
      Мы спустились на станцию метро Тверская, где нас ожидало главное испытание: как зайти с Дашей в один вагон так, чтобы она нас не заметила, а мы не выпустили ее из виду? Единственным нашим спасением была толпа. Даша выбрала южное направление и свернула направо. В этот момент послышался характерный рев и, лязгая стыками рельс, из тоннеля вырвался поезд. Ускорившийся людской поток вынес нас на перрон в пяти метрах от Даши. Вагоны остановились, двери разъехались. Даша зашла в первую дверь по ходу поезда, мы, толкаясь, в третью. Наверное, впервые в жизни я радовался тому, что оказался в такой давке: здесь не то, что головой вертеть, пальцем двинуть сложно! Даша встала к нам спиной и ее придавили к поручню у входа. Меня зажало между потеющим мужчиной с кейсом и пожилой женщиной, пахнущей духами «Красная Москва» (в итоге всю дорогу я не мог решить, что безопаснее для жизни: нюхать подмышку мужика или оценить «весенную свежесть» тетки). Лешке повезло больше: одним боков он упирался во французского гренадера (здоровый мужик, с виду иностранец), вторым — подпирал стенку вагона.
      Поезд тронулся — мы, как морские водоросли, закачались в такт его движения. Увлекательнейшее путешествие продолжалось до станции Павелецкая. Как только Даша выскочила на Павелецкой (а мы за ней), я понял, что мои мучения продолжаются — впереди нас ждет краш-тест на Кольце.
      В переходе мы чуть не провалили миссию. Даша замешкалась перед эскалатором и мы едва не наскочили на нее. По кольцу катались недолго: Даша вышла на Комсомольской и — да что за день такой! — пошла к переходу на красную ветку. В меня закралось подозрение, что Даша нас вычислила и теперь издевается.
Главное сейчас не упустить! В этом переходе всегда полно народа! - сказал мне Лешка, когда мы поднимались на эскалаторе. Даша стояла через восемь человек от нас.
      После схода с эскалатора меня снова ждал сюрприз. Даша не пересаживалась на красную ветку, она двигалась к Казанскому вокзалу. Люблю девушек, которые умеют удивлять.
      Внезапно я понял, что наша слежка висит на волоске — Даша подошла к окошку кассы пригородных поездов. Как понять, куда она возьмет билет? Мы с Лешкой заняли выжидательную позицию у вокзального магазинчика. Лешка, с видом филотелиста, рассматривал выставленные на витрине жевачки, а я то и дело косился на кассы. Даша взяла билет и направилась к турникетам. Леха рванул вперед, но я ухватил его за локоть:
- Рано!
      В голове мучительно кричали мысли: «Куда же ты едешь? Куда тебе нужно?». Единственным нашим шансом не упустить объект была скоростная покупка билета и такой же скоростной вылет на перон. Может быть, тогда мы успеем заметить, в какую электричку сядет наш объект.
- Приготовь сто шестьдесят восемь рублей, - сказал я Лешке. - Сейчас отсчет времени пойдет на секунды.
      Лешка полез в карман, а я, не отрываясь, следил за Дашей. Вот она копается в сумочке, вот смотрит на билет, вот идет к турникетам... Да! Да! Да!
- Отставить сто шестьдесят восемь рублей, - сказал я, облегченно вздохнув.
- Что такое? Что случилось? Э! Она уже поднимается на перон. Упустим!
- Спокойно. Я знаю, куда она сядет.
      Даша прошла через турникеты, ведущие к экспрессу Москва-Раменское. Я ездил на нем сотню раз. Мы купили билеты в кассе и тоже поднялись на перон.
- Я ее не вижу. Она уже села в вагон! В какой вагон? Упустили! - паниковал Лешка.
- Не служить тебе в разведке, - сказал я. - Иди за мной.
      Мы зашли в первый вагон. Леха хотел сесть, но я настоял, чтобы мы остались стоять у входа.
- До Раменского поезд сделает три остановки: Выхино, Косино и Люберцы. Сейчас полдень — народа мало. Если Даша выйдет на одной из этих станций, мы, стоя у входа и просматривая перон, ее заметим.
      Ждать отправления долго не пришлось. Очень скоро состав завибрировал, машинист уваренным от жары голосом сообщил, что следующая станция «Выхино». Двери захлопнулись — поезд тронулся. Осматривая вагон, я заметил небольшое отверстие в обшивке.
- Ну что, Леш, повторим? - сказал я другу, указывая на отверстие. Тот нахмурился, всем своим видом показывая, что тот случай с истребителем совершенно несмешной. Сам же инстинктивно потер указательный палец правой руки. Я сдержал улыбку и, убивая время, опустился в омут воспоминаний. А дело было так...
      В январе этого года Лешка оказался на одном из аэродромов московской области. Он приехал туда вместе с Валерой Гореловым, который работал на аэродроме техником. Был солнечный морозный день, под ногами искрился свежевыпавший снег. После пары часов работы на летном поле (Лешка изучал гидросистемы «в живую»), Валера сказал, что сходит за термосом с горячим чаем. Оставив Лешку наедине с истребителем (после этого я понял, что Валера нихрена не разбирается в людях), Валера отлучился на двадцать минут.
      Ровно через двадцать минут он вернулся назад. Лешки не было видно. Решив, что друг ушел по малой нужде, Валера продолжил работу у правого борта. Ему как раз нужно было открутить одну непокорную гайку, судя по всему, возомнившую себя пупом гидросистемы. Валера взял гаечный ключ. Сделал один оборот, другой, ключ соскочил с гайки и ударил по корпусу истребителя.
- Ай! - закричала машина.
      Валера встал, как вкопанный. Он всегда считал себя смелым человеком, но это было черезчур. Валера отошел на пару шагов и по-новому посмотрел на машину. «Все. Клиника» - подумал он. Через минуту, говоря себе «Так нельзя. Мне еще семью кормить», Валера снова подошел к истребителю. Зачем-то переложив гаечный ключ в левую руку, он с силой ткнул его в правый борт.
- Ай! - закричал истребитель. - Не стучи, мать твою!
      Валера выронил ключ и отскочил назад. Его первой мыслью было: «Надо срочно отключить электропитание». Только сейчас он понял настоящий смысл слов старшего техника, который утверждал, что отечественные машины могут все. Придя в себя, Валера робко спросил:
- Ты...э-э...живой?
- Конечно живой! - ответила машина. - Помоги мне!
- Э-э...и чем же тебе помочь? - спросил Валера, чувствуя, что пенсия пришла к нему раньше срока.
- Вытащи меня! - заорала машина.
      Валера оказался в ступоре. Открывая и закрывая рот, точ-в-точ как его любимый карась, которого он с удовольствием ловит каждое лето, Валера стоял у истребителя, не зная, что сказать. Наконец он выдал:
- Э-э...это невозможно...у-у-у нас нет топлива...и-и-и масло надо сменить.
- Зачем нам топливо? - спросила машина.
- Как зачем? - не понял техник с пятилетним стажем. Ему вдруг вспомнился фильм «Трансформеры», где машины передвигались без всякого топлива. Какое-то время колеблясь, Валера все-таки решился:
- Ты что...э-э...этот...т-т-трансформер?
      Молчание. Машина явно осмысливала сказанное. Наконец искуственный разум ответил:
- Горелов, ты придурок?
      Валера не знал, что сказать. Еще час назад он бы ответил «нет», но теперь...
- Да вроде не числюсь...
- А стоит, - ответила машина. - Ты освобождать меня собираешься? Я весь затек!
- Понятное дело! Ты тут уже месяц стоишь, - поддержал Валера любимый истребитель.
- Горелов, - ответила машина, - я тебе настоятельно рекомендую сходить к врачу.
      Воцарилось неловкое молчание. Наконец машина сказала:
- Горелов, обойди самолет.
- Зачем? - спросил тот.
- Обойди я сказал! - закричала машина и закашлялась. Валера подчинился, но обошел самолет со стороны носа: двигатели внушали ему опасение. Ту картину маслом, которую он увидел с левого борта, сложно передать словами. Под крылом самолета с поднятой вверх рукой в неприличной позе стоял Лешка. Валера сначала не мог понять, что тот делает, но как только понял, едва не умер с хохота. Лешкин указательный палец застрял в пилоне, в подвеске, к которой крепятся ракеты! Лешка, с малых лет испытывая нездоровый интерес ко всякого рода отверстиям, не удержался и засунул палец в одну из дырок в пилоне. Сработал замковый механизм — «исследователь глубин» слился воедино с истребителем. Высота крыла не позволяла ему ни сесть, ни выпрямиться во весь рост. И вот уже двадцать минут как «будущее отечественного авиапрома» стояло на десятиградусном морозе в позе человека, пьющего из ручья.
      Валера хохотал до тех пор, пока Лешка не стал ругаться. Взяв себя в руки, Горелов осмотрел место происшествия.
- Не-е, тут без сжатого воздуха не обойтись, - заявил он.
- Так неси балоны! Я уже не чувствую пальца! - завопил Леха.
      Валера, которого все еще одолевали приступы смеха, побежал на техбазу. Минут через пять послышался грохот тележки: это Горелов и еще трое техников везли балоны со сжатым воздухом. Впереди всех бежала аэродромная собака Муська. Леша очень понравился Мусе. За все свои шесть лет Муська ни разу не видела подобного объекта, поэтому тут же принялась его изучать, радостно гавкая.
- Уйди! Пошла вон! Фу! - надрывался объект, вращаясь на все сто восемьдесят градусов.
- Это что за радар пятого поколения? - спросил один из техников, разглядывая вертевшегося Лешку. Послышался дружный взрыв хохота.
- Сколько лет работаю, никогда такого не видел, - сказал второй техник, вытирая выступившие от смеха слезы. - Ты как, родной?
- Холодно, - ответил Лешка.
- Сейчас освободим, - сказал третий. - Ты только задницей не верти, а то Муся уже приготовилась.
      Лешка испуганно замер. Собака перестала лаять.
- Что она делает? - спросил Лешка, стоя к собаке спиной.
- На тебя смотрит. Понравился ты ей, - ответил второй техник. - Ты не волнуйся. Вон моему свояку собака ползадницы и одно яйцо откусила. Так ничего! Нормальный мужик. Жена, дети.
- Так! - завопил Леха. - Уберите собаку! Я прошу вас, уберите собаку! Она меня нервирует.
      Его просьба осталась невыполненой — техники были заняты подсоединением балонов к пилону.
- Когда подам давление, тяни палец. Понял? - сказал Валера, кладя руку на клапан балона. Лешка кивнул. Раздалось громкое шипение.
- Тяни!
      Не удалось. Давление перекрыли.
- Тяни палец. Давай!
      Снова шипение. Опять не получилось.
- Ну чего ты ждешь? Понравилось? Тяни!
      Подают давление. Ноль эффекта.
- Я не могу, - прохрипел Лешка. - Палец онемел. Я его не чувствую.
      Техники обступили пострадавшего.
- Что ж, придется резать, - сказал второй.
- Как резать? Резать? Нельзя резать! - хрипел Лешка. От волнения он снова задергался — дежурившая сзади Муська напряглась. Можно как-нибудь без резать?
- А ты не станешь больше совать пальцы куда ни попадя?
- Не буду.
- Саня, помоги ему, - сказал второй техник третьему.
      Горелов подал давление и Саня с первого раза освободил Лешкин палец. Тот был синий и скрюченный, словно контуженый червяк. Посмотрев на Лешкин палец, Горелов сказал:
- Если к лету не отойдет, поедешь со мной на рыбалку — на крючках сэкономлю.
      Лешка ничего не ответил. Он пошел греться на техбазу.
      Из воспоминаний к реальности меня вернула станция «Выхино». Экспресс стал замедляться и мы с Лешкой напряглись. Поезд остановился, двери разъехались. Вышло от силы пять человек. Даши среди них нет. Мы расслабились.
      Даша не вышла ни на станции «Косино», ни в Люберцах. Значит, Раменское. Я был только «за». Раменское мне всегда нравилось и нравится. Есть в этом городе нечто необыкновенное. Да, да, я говорю о подмосковном Раменском! Там особенно хорошо в начале сентября, когда на тихих улицах проносится порывами бодрящий свежий ветер. Этот городок «домашний». Когда приезжаешь в него из Москвы, кажется, что приехал с работы домой. А еще мне кажется, что там хорошо пишутся книги.
      Экспресс подъезжал к конечной станции. Вот уже слева показалось красное здание текстильной вабрики, принесшей Раменскому большую известность. Поезд стал замедляться — люди перемещались поближе к выходу.
- Главное, не упустить ее в толпе, - беспокоился Лешка.
      И тут я вспомнил, что выход со станции находится как раз у первого вагона с хвоста поезда! То есть у того вагона, где едем мы! Даша неминуемо должна будет пройти мимо нас! Она нас заметит!
      Экспресс остановился. Времени на раздумия не было.
- Быстро на выход! - я рванул к турникетам. «Электроворота» пропустили меня без проблем, а вот Лешкин билет намок в кармане и никак не хотел считываться! Лешка попал под миграцию пингвинов. Как-то раз на канале Discovery я видел миграцию пингвинов. Птицы очень спешили, но все равно выстраивались в ряды на краю льдины и нетерпеливо толклись на одном месте, в ожидании своей очереди нырнуть в море (а прыгают они, как десантники, один за другим). Ну чем не людские очереди у турникетов?
      Я заметил Дашу. Их с Лешкой разделяли метров десять. Вот Даша становится в очередь. Она все ближе. Еще ближе. Она пристроилась за полной дамой с большим пакетом. Ну же, Лешка! Да что такое! Все! Сейчас увидит! Да! Чудо! Полная дама застряла в проходе! Есть пара секунд! Ну же! Давай!
      Есть! Проскочил! Лешка нагоняет меня и мы взлетаем вверх по лестнице на железнодорожный мост. Поднявшись на мост, мы бежим влево (туда идет народ на посадку, а вправо — на выход). Затем останавливаемся и следим за мостом. Даша поднимается — мы пристраиваемся за ней. Даша покидает станцию — мы за ней. Даша идет в сторону автовокзала — мы не отстаем. Даша подходит к посадочной платформе — мы сворачиваем влево в сторону торговых центров. На перон автовокзала нельзя — там мало людей, нас заметят.
- Смотри! - Лешка дергает меня за рукав и мы останавливаемся.
      К Даше подошел высокий мужчина средних лет. Хорошо одетый, во всем белом, он производил впечатление человека успешного и, может быть, даже богатого. Даша и мужчина в белом о чем-то разговаривали. Было заметно, что разговор важный: лицо мужчины выражало крайнюю сосредоточенность, он время от времени кивал. После трех минут разговора Даша задала какой-то вопрос. Мужчина нахмурился, подумал и согласно кивнул. Даша протянула ему черный тубус. Мужчина взял тубус и, в свою очередь, вытащил из внутреннего кармана белый конверт. Он протянул его Даше. Девушка быстро взяла его и спрятала в сумку. Они попрощались. Мужчина пошел к автостоянке, Даша направилась обратно на станцию. Лешка хотел снова рвануть за ней, но я его остановил:
- Достаточно. Мы хотели узнать, что она сделает со странными чертежами — мы это узнали. Следить больше не за чем.
      Лешка нехотя согласился. Мы двинулись к палатке «Холодный квас». Оба молчали. Я не знал, что думать. Лешка был прав: Даша ведет себя подозрительно. Как поступить дальше? Заявить на нее? Все-таки у нее на столе чертежи с печатями минобороны. А вдруг Лешка плохо рассмотрел печати? Тогда будет конфуз. Да и вообще она, может быть, как-то связана с министерством. Одни вопросы без ответа. Нет. Надо добыть больше информации. Надо узнать Дарью получше. С завтрашнего дня с Лешкиной помощью возьму ее в оборот.
      Мы подошли к палатке и взяли по стакану холодного кваса. Что ж, Дарья, большая игра началась.















 отзывы (0) 
Оценить:  +  (+5)   
10:33 18.09.10