Главная

Поиск


?

Вопросы






FAQ

Форум

Авторы

Фантастика » Фэнтези »

Охотники и жертвы

url  inri Начинающий писатель
Точнее будет присвоить рассказу жанр "городское фэнтези"
 отзывы (0) 
Оценить:  +  (0)   
08:37 19.11.10
url  inri Начинающий писатель
Пробуждение далось ему ещё тяжелее, чем вчера, достаточно сказать, что в тот раз он готов был убить себя, лишь бы больше не испытывать эту нестерпимую жажду и адскую боль во всём теле. Но сделать этого он не мог, и дело даже не в инстинкте самосохранения, который уже давно забыт человеком и подобными ему существами, а в том, что у него не было такого оружия, которое может покончить с ним быстро и практически безболезненно, а умирать медленной мучительной смертью он не собирался лишь потому, что он просто не любил испытывать никакую боль, даже если после нескольких минут мучений больше ничего не будет, ибо, как он думал, после смерти ничего нет, только разложение.

Не открывая глаз, он пошарил рукой под кроватью, нашёл мобильный и выключил будильник, который в этот раз будил его "Вампиром" "Короля и Шута". После нескольких минут дремоты он вспомнил, что сегодня будет последняя возможность выследить маньяка, пока его самого не нашли охотники, которые уже три дня в городе. Окончательно пересилить сон ему удалось только через полчаса.

Было уже довольно темно, хотя часы показывали десять вечера. Опустив ноги на пол, он сел на кровати, упёршись локтями в колени и положив лицо на ладони. Длинные белые волосы свободно свисали вниз. Голова немного кружилась. Жажду невозможно было терпеть, больше откладывать нельзя.

За окном раздался отдалённый гром. Теперь понятно, почему так темно: просто приближается гроза, наверное, последняя в этом году, и тучи уже заволокли небо. Он встал, прошёл в конец комнаты и вышел на балкон. Холодный воздух тут же заставила его поёжиться. Взявшись за ограждение балкона, он немного наклонился вперёд и посмотрел вниз. На улице не было видно ни одного человека. У дома припарковано несколько автомобилей, пьяные вопли раздавались из-за подъездной двери. Ничего интересного.

Он стал медленно втягивать в себя воздух, стараясь распознать нужный запах, но кроме перегара в подъезде и дохлой кошки за углом других сильных запахов не было. Обоняние уже начало ухудшаться, нужна кровь, иначе маньяка не выследить. Нельзя больше терпеть, но он не хотел никого другого, кроме этой, давно наметившейся жертвы, зверя, убившего четырёх женщин в трёх городах. "Хотя алкашей никто не будет вспоминать, как ты считаешь?" - подумал он и поспешно отогнал от себя эти мысли.

Он вошёл в комнату, натянул на себя тёмно-синие джинсы и мятую чёрную футболку, прошёл в кухню, открыл холодильник. Свет не зажёгся, - лампочку он выкрутил первым делом, как въехал в квартиру. Вытащив из холодильника банку с густой красной жидкостью, он вспомнил Городецкого и рассмеялся: "Ничего ты не понимаешь в свиной крови". Хотя она и не могла полностью заменить человеческую, но для нормальной жизни вполне пригодна, если пить её раза в два больше, чем кровь здорового человека.

В ванной он несколько минут тупо смотрел в зеркало и решил подождать с бритьём ещё пару дней: "Может даже отпущу бороду". Вернувшись в спальню, он сел на кровать, натянул носки и обулся в чёрные сапоги, которые валялись рядом с кроватью, снял со спинки стула чёрный плащ, надел его, застегнув на все пуговицы, и снова вышел на балкон.

Теперь запахов было больше. После крови обоняние немного обострилось. В подъезде было четыре алкаша, но они ушли минут пять назад, оставив только запахи мочи. Мимо дома прошла женщина, за ней в двадцати метрах - мужчина. "Нет, не он. И похоже, он ничего не замышляет, идёт медленнее женщины, даже не смотрит на неё". Маньяка он не чувствовал. В этом районе убийца не появлялся ни разу. Придётся прогуляться.

Схватившись за ограждение, он перепрыгнул через него и, пролетев вниз четыре этажа, мягко упал на мокрый асфальт, перекувырнулся через голову, и остался лежать на спине. Всё это время свет в квартире оставался выключен. Зрение его никогда не подводило, даже после трёхнедельной жажды.

Подождав несколько секунд, пока затянутся ссадины и царапины, полученные при падении, он встал и натянул на голову капюшон, скрыв половину лица. На часах было почти одиннадцать. Поколебавшись несколько минут, он решил идти в центр, а там сойти с главной улицы и побродить по дворам. Маньяк живёт в том районе (там лучше всего ощущался его запах), но он часто меняет квартиру, что не давало застигнуть его врасплох перед его домом. Кинув последний взгляд на балкон, он отправился в путь. Сегодня его здесь больше не будет. Сразу после охоты он покинет город.

Через десять минут он вышел на оживлённую улицу. Смотря на проносящиеся мимо автомобили, горящие всеми цветами вывески, проходящих мимо редких людей, он снова вспомнил светлого дозорного, который примерно так же выходил ночью на охоту, но с несколько иной целью. От нечего делать освежая в памяти сюжет дозорного цикла, он подумал, как мало люди знают о вампирах, какую незначительную информацию о них они смогли угадать, придумывая их образ для книг и фильмов. Да, у всех вампиров аллергия на чеснок и серебро, но не настолько, чтобы сразу же разлагаться после одного прикосновения к ним; да, вампиры избегают солнечного света, но не из-за боязни сгореть заживо, нет! Просто риск получить рак кожи у них в несколько раз выше, чем у человека, а жизнь с гниющей, покрытой язвами, отслаивающейся кожей - перспектива не из приятных. Страх перед крестом и святой водой - всё это только сказки, хотя у некоторых вампиров встречаются подобные фобии, но то же самое можно найти и у людей. Отсутствие отражения, превращение в волка или в летучую мышь - только фантазии, лишённые здравого смысла.

Мимо прошёл молодой парень в синем дождевике. Вампир. Судя по запаху, он не пил кровь больше месяца. "Не удивительно, что он меня не признал. Его чутьё уже давно притупилось и стало как у обычного человека". Вампиры пьют кровь не потому, что другую пищу они просто не воспринимают. Просто кровь даёт им бессмертие. А есть они могут всё то же, что и люди ("Кроме чеснока конечно, ха-ха"). Если не пить кровь два-три дня, начинается ломка, выраженная сначала слабой головной болью; чувства сначала усиливаются на следующие день-два, а потом начинают притупляться, после сна появляется боль в мышцах, которая ещё через день становится невыносимой, что, кстати, было с ним сегодня. Если бы он потерпел жажду ещё день, то стал бы практически человеком, смертным, но вампирские недостатки всё равно остались бы с ним, а жажда исчезла бы бесследно. Но зато его всё равно нельзя будет убить, как обыкновенного смертного. Если воздержавшийся вампир не начнёт когда-нибудь снова пить кровь, то умрёт от старости. Выпив её через любой промежуток времени после окончания ломки, вампир снова становится бессмертным, но молодость ему не возвращается. Подойдёт кровь любого примата, но лучше всего конечно человеческая, или свиная, которая, кстати, самая доступная.

Новый запах заставил его отвлечься от своих мыслей. Это был он. Принюхавшись, вампир определил направление до источника запаха и, ускорив шаг, свернул на перекрёстке. Через десяток метров он сошёл с улицы и пустился бегом, срезая путь через дворы. Запах привёл его к подъезду девятиэтажки. Он посмотрел вверх, на балкон седьмого этажа. Убийца должен быть там. Свет в его квартире не горел. Вампир надеялся, что маньяк отложил поиск жертвы на завтра и сейчас он крепко спит дома.

Тучи на небе уже начали расходиться, показались первые звёзды. Значит, гроза не приближалась, а наоборот, покидала город. Неудивительно, что он не дождался её за прошедший час. Но капюшон он снимать не стал, не хотел, чтобы случайный свидетель запомнил его лицо, проблемы с милицией ему не нужны.

На двери подъезда был кодовый замок. Вампир мог бы легко выломать дверь, но громкий шум привлечёт внимание жильцов и, хуже того, спугнёт его добычу. Нужно действовать тихо.

Приложив к клавиатуре замка руку, вампир закрыл глаза. Кнопки стали нажиматься с лихорадочной скоростью. Через минуту нужная комбинация была подобрана. Не теряя времени, он ворвался в дом, чуть не сорвав дверь с петель, и помчался вверх.

Он бежал, перепрыгивая сразу через четыре ступени. На седьмом этаже он сбавил темп, тихо подошёл к двери квартиры, откуда исходил запах убийцы, и остановился, прислушиваясь к звукам на этаже. Все жильцы уже спали, слышалось только сопение и храп. В квартире маньяка было тихо. Не было даже ударов сердца. Маньяк уже ушёл. Плевать на осторожность, нужно торопиться.

Выбив замок одним ударом руки, вампир распахнул дверь и вошёл внутрь, осматриваясь. На столике в коридоре он увидел одноразовый шприц. Значит, маньяк одурманил очередную шлюху и повёз её куда-то, где изнасилует её и, избив до полусмерти, оставит умирать. Скорее всего, это будет в центральном парке - там убийца появлялся часто, искал укромное местечко.

Дверь соседней квартиры открылась. Вампир не стал дожидаться любопытных жильцов, разбуженных шумом. Добежав до ближайшего окна, он прыгнул в него, разбивая собой стекло. На этот раз он не смог сгруппироваться, помешала штора, которую он случайно зацепил и запутался в ней во время падения, поэтому сломал левую руку. Боль была адская, но он смог сдержать крик, чуть не раскрошив себе стиснутые зубы. Надо бы подождать, пока хотя бы начнёт срастаться кость. Но нужно идти, убийца уже рядом, да и нельзя здесь оставаться и привлекать к себе внимание.

С трудом встав, он принюхался снова, определив, где запах маньяка был сильнее. Подойдя к этому месту, он ничего там не увидел, но пахло также бензином. Маньяк увёз жертву на машине. Бегом его уже не догнать, последние силы уходили на восстановление руки. Осмотревшись, он увидел красную копейку. Подбежав к ней, вампир разбил локтем стекло на дверце водителя, открыл её и сел в машину. Приложив руку к стартеру, он закрыл глаза. Лицо его напряглось. Через несколько секунд машина завелась.

Когда он начал выезжать со стоянки, заднее стекло как будто взорвалось. Вампир рефлекторно пригнулся и, вжав педаль газа в пол, помчался прочь, направляясь к главной улице, по которой доедет до центрального парка. В него стреляли. Охотники всё-таки выследили его. Но почему он не почувствовал их? Наняли киллера? Вполне возможно. Пуля его не убьёт, даже если попадёт в голову или сердце. Просто он погрузится в состоянии, похожее на анабиоз или кому, пока не заживут раны (он точно не знал, как назвать это состояние, но если бы он позволил какому-нибудь врачу исследовать тяжело раненного вампира, то услышал бы много интересного о своём племени), а это, если охотники его не добьют, может продлиться месяц и привести к полному истощению, не останется сил даже на то, чтобы шевелить языком, не то что найти свежую кровь. Тогда без посторонней помощи ему не выжить. Хуже того, повреждённый мозг может неправильно восстановиться, и сознание вампира будет не лучше, чем у младенца.

Выехав на главную, он увеличил скорость до ста десяти (больше эта машина позволить себе просто не могла) и, объезжая все попутные и встречные автомобили по всем полосам, не обращая внимания на светофоры, домчался до парка за две минуты. Ему определенно везло, не встретилось ни одной милицейской машины. Вампиру это не нравилось. Везение притупляет внимание.

Резко нажав на тормоз на стоянке перед парком, вампир вылетел из машины через лобовое стекло. "Я же забыл пристегнуться", - подумал вампир в полёте. На этот таз он ничего не сломал, но порвал рукава плаща и ободрал половину кожи на руках, защищая ими голову от удара о землю.

Не обращая внимания на кровь и лоскуты свисающей кожи, он побежал через парк, вынюхивая маньяка, почти сразу же взяв его след. Сломанная кость уже наполовину срослась. Повреждённая кожа отслаивалась от рук и падала на землю. На её восстановление хватало пары минут, но силы на это уходили быстро.

Довольно скоро появился запах человеческой крови. Женской. Он понял, что опоздал, но всё-таки побежал быстрее. Через минуту он увидел её. Она лежала на траве, обнажённая, вся в синяках и кровоподтёках. Из разбитых губ и левого уха сочилась кровь. Кровь на многочисленных ссадинах и царапинах ещё не начала сворачиваться. Значит, маньяк ушёл прямо перед его появлением. Нужно догнать его, пока не поздно. Но сил нет совсем, нужна кровь.

Подойдя к женщине, вампир понял, что она ещё жива. Но долго она не протянет. Вампир колебался. Он не хотел убивать её. Она такой же человек, каким когда-то был он. К тому же сейчас не средневековье. Большинство вампиров не охотятся на людей. Прав был Лукьяненко: вампиры имеем доступ к донорской крови. Но маньяк - другое дело. Его всё равно посадят пожизненно или застрелят, написав в рапорте "за оказание вооружённого сопротивления". Он не останется безнаказанным, как Потрошитель или Зодиак, не так он умён, чтобы долго скрываться от правосудия, оставляет слишком много улик. Его не поймали до сих пор только потому, что вампиру удавалось направлять милицию по ложному следу. Он сам хотел убить его.

Женщина застонала. Её глаза открылись и с мольбой посмотрели на него. Правая рука потянулась к нему: "Помоги..." Вампир сел рядом с ней, наклонился к её лицу: "Прости", - и вонзил клыки в её сонную артерию. Его животный инстинкт не заставил себя ждать. Как только первая капля крови оказалась на его языке, он забыл обо всём. Всё человеческое покинуло его. Он жадно высасывал её кровь, наслаждаясь каждым глотком. Его лицо не выражало ничего, кроме неземного блаженства.

Выпить всю её кровь он не успел. Запах охотников заставил его прийти в себя. Бросив безжизненное тело, он резко встал и обернулся. Они были где-то здесь, в глубине парка. Он мог бы убить их, кровь уже придала ему сил, но нужно было спешить. Маньяк не мог далеко уйти. До стоянки отсюда идти пять минут. Вампир успеет догнать его, в беге с ним не сравнится ни один человек. Бросив последний взгляд на женщину, он побежал по следу убийцы.

Маньяка он догнал на стоянке. Убийца уже садился в машину, когда вампир просто выдернул его из неё, швырнув на землю в двух метрах от себя. Пора было кончать с ним, охотники уже рядом. Он подошёл к маньяку и рывком поднял его за волосы. Маньяк взвыл от боли. Вампир потянулся к его шее. Сверкнула сталь, по горлу полоснул нож. Вампир от неожиданности и боли ослабил хватку. Маньяк ударил его ножом в живот и вырвался, отошёл на два шага, но не убежал, хоть и был напуган, как никогда в жизни. Его испугала не сама попытка этого человека убить его, и не то, что он хотел его загрызть. Его напугали клыки нападавшего, его лицо, дикое выражение его глаз, когда тот уже почти достал зубами его шею. Это был не человек, и он, похоже, умирал от полученных ран.

Тяжело дыша, маньяк наблюдал. Раненый лежал на земле и хрипел, пытаясь дышать. Потом он внезапно затих. Маньяк удивился. Он ожидал большего, чем обычной смерти, возможно, синего пламени или мгновенного разложения. Он был разочарован.

Медленно подойдя к телу, он ткнул его ногой в бок. Никакой реакции. "Да, он, похоже, мёртв. Но что он такое? Вампир? Не может быть. Вампиров нет, их не существует. Я схожу с ума". Наклонившись над ним, он дотронулся до руки, закрывающей рану на шее. Она была холодная. "Этого не может быть. Он не мог так быстро закоченеть". Отодвинув его руку, он посмотрел на шею. Рана уже не кровоточила и начала заживать. Маньяк не успел даже удивиться, когда ледяная рука мёртвой хваткой схватила его за шею. Маньяк захрипел. Вампир вставал, поднимая убийцу. Свободной рукой он вытащил из живота нож и бросил его за спину. Маньяк пытался оторвать от себя руку вампира, но всё было тщётно. Он уже начал было терять сознание от удушья, но мгновенно пришёл в себя, когда клыки вонзились в его шею. Вампир наслаждался. Он был рад не только свежей крови, но и очередной победе. Это уже третий маньяк на его совести. Он никогда не проигрывал.

Что-то сильно ударило его в спину, ломая позвоночник и разрывая внутренности. Пуля прошла сквозь него, вошла в грудь маньяка и застряла в ней. Вампир отпустил свою жертву. Маньяк мешком упал на асфальт. Вампир опустился на колени, смотря на свой разорваный живот, пытаясь руками остановить сильное кровотечение. Он забыл про киллера. Надо было запомнить его запах. Но как киллер узнал, что он будет в парке? Ему было известно заранее. Охотники следили за вампиром всё это время. Маньяк же, сам не зная того, был просто приманкой. Вампир упал на бок. Ног он уже не чувствовал. Он понял, что проиграл. Позвоночник будет заживать не меньше недели, не говоря уже о спинном мозге. Ему не уйти. Киллер прострелит ему голову, закончив тем самым работу, но он не будет знать, что не убил свою жертву, а просто полностью обезвредил, но это не важно: через несколько минуту подойдут охотники и добьют его. Но вампиру не суждено их увидеть - киллер уже шёл к нему из укрытия.
 отзывы (0) 
Оценить:  +  (+1)   
08:37 19.11.10