Главная

Поиск


?

Вопросы






FAQ

Форум

Авторы

Фантастика » Фэнтези »

Часы остановились 5.20…

Иногда людьми совершаются поступки, которые проходят, казалось бы, бесследно. Но за всем на земле неусыпно смотрит Верховный Байя. Когда он решает наказать виновного, то посылает своих помощников демонов Госта и Лейлу восстановить справедливость...
 отзывы (0) 
Оценить:  +  (0)   
02:04 27.11.10
ЧАСЫ ОСТАНОВИЛИСЬ 5.20…

- Нет, Гост, ты только посмотри, как он идет! Умора, а не клиент; - Лейла перелетела на другую сторону, задевая платьем верхушки деревьев. Теперь впереди нее маячила спина человека, одетого в черный костюм, годившийся разве что для дипломатических приемов и, действительно, смешно выглядевшего здесь, на станционных путях среди куч гравия и чадящих смолой шпал. Человек шел как-то боком, неуклюже поднимая носками ботинок фонтаны пыли. Время от времени он приседал, брался руками за голову, вроде опасаясь того, что она вот-вот отвалится; затем спешно подхватывал с земли свой саквояж, и, подпрыгивая, бежал дальше.
- Лейла, ты всегда нетерпелива и безжалостна со своими подопечными, - Гост гудел басом; его тучное тело с трудом отрывалось от земли и едва успевало за легкой, воздушной Лейлой; - Насмешница. Тебе нельзя поручать серьезных дел. Не зря Байя предупреждал меня. Да остановись, ты, наконец!
- Гост, миленький, ну что ты запыхтел? Все будет хорошо. Мы доведем нашего клиента до перрона и все. Нужно ведь успеть до момента, когда остановятся часы. Не хочешь же ты, чтобы он уехал первым поездом!
- Ладно, Лейла, - сказал примирительно Гост, - но все же давай не так быстро, а? Тут Гост осекся и испуганно взглянул на свою подружку. Где-то там, за пеленой ночного тумана, закричал паровоз. Это значило, что через некоторое время поезд будет на станции и их клиент опоздает.
Демоны переглянулись. Из-за поворота вытянулась голова поезда; из паровозной трубы валили клубы дыма. Черный от копоти локомотив пыхтел всеми парами, угрожая прежде времени ввалиться на станцию. И тогда Лейла решилась на последнее. Быстрым движением она сорвала с себя платье, которое белым кисейным пятном упало на рельсы, и растянулось до самого здания вокзала. В одно мгновение цель была достигнута. Теперь клиент Госта и Лейлы стоял в точности под станционными часами, на белом циферблате которых черные стрелки показывали ровно пять двадцать ночи. Легкая на руку Лейла успела: она была просто молодчина! И Гост, про себя, не мог не отметить этого: часы остановились в нужный момент времени. Теперь дух неумолимости висел над самой крышей здания. Он любовался обнаженной Лейлой, которая парила высоко над ним, и так же, как и Гост таяла, таяла в зыбком лунном свете, пока от нее не осталось едва заметное светлое облачко. Она умела самую обыденную работу превращать в волшебный спектакль.
Мужчина, столь неожиданно оказавшийся на перроне, был там не один. Едва он появился, как к нему бросилась женщина в легком платьице. Волосы ее рассыпались по лбу, шляпка съехала на затылок. Мужчина ей что-то сказал, и она в ответ поспешно закивала головой, после чего он, взяв ее под руку, повел к краю перрона. Темная громадина поезда уже приближалась к ним, и Гост увидел, как женщина повернула лицо к мужчине и, натолкнувшись на его взгляд, закричала. Тот, бросив на землю свой саквояж, обеими руками толкнул ее с перрона прямо под шипящие паром колеса паровоза. Послышался мягкий, мокрый хруст и сине-красные куски тряпок брызнули из-под колес во все стороны. Мужчина закрыл лицо руками и, обмякнув, опустился на землю, и так оставался сидеть, раскачиваясь со стороны в сторону. Из поезда никто не выходил, и вообще, это был поезд в никуда. Гост, в который раз пожалел, что согласно установленным, бог весть кем, правилам, они – духи времени и пространства, не знали до последнего момента, куда и зачем они ведут своего клиента. Байя говорил, что в их ментальной оболочке могли остаться такие человеческие чувства, как жалость и сострадание, а в этом случае они не смогли бы довести порученное им дело до конца. Байя – демон рока добросовестно отвечал за свой участок работы и никогда не подводил верховного Ра. Лейла – демон отчаяния, была одержима и только иногда, после всего Гост замечал на ее лице что-то вроде легкой печали. Вот и теперь он положил ей голову на колени, а она гладила его, пропуская волосы сквозь пальцы, как струи воды. Она, как всегда, его успокаивала.
- О, Гост, - говорила она, - ты никак смущен? Будет печалиться, малыш. Ему придется вечность смотреть на свою любовницу под колесами поезда. Часы ведь остановились во время, и для него будут стоять всегда! Твоя Лейла об этом побеспокоилась. Ты видел, как ждала его эта девочка? Байя говорит, что она от него беременна. Он – какой-то банковский служащий. Соблазнил девчонку: жена узнала, – закатила истерику. Тесть разъярился, грозится сжить со свету. Так он со страху решил избавиться от нее и будущего ребенка. Обманул, представляешь, Гост, обманул. Пообещал, что уедут вместе прочь ночным поездом. Ты видел, как она на него смотрела?
Я знал, что все это плохо кончится…
- Милый Гост, да он с ума сойдет, прежде чем стрелка дурацких часов сдвинется хоть на минуту. Каждому – свое, ты же знаешь. И не дергай меня за платье, пожалуйста!
- А я не дергаю, - обиделся Гост, - это ветер, Лейла. Но ведь девчонка не виновата. Неужели такая расплата за…
- Каждый в чем-то виноват, даже если не виноват…
Гост снова смутился. Он явно чувствовал расположение к своей подружке. По крайней мере, им было хорошо вместе. Байя всегда смотрел на это сквозь пальцы, справедливо полагая, что его бестелесные помощники, лишенные материальной оболочки, могут лишь испепелять друг друга любовными взглядами.
Утро застало их с первыми лучами солнца высоко над землей. Они летели на легком белом облачке к великому Байя. Гост так и спал на коленях Лейлы, обхватив ее талию руками. Демоны не должны знать усталости, говорил их повелитель. И Гост был бы с ним согласен, если бы это было действительно так.
 отзывы (0) 
Оценить:  +  (+1)   
21:59 06.11.10

ДУХОВНИК

Он ехал на красной машине по утреннему, пустынному шоссе. Справа зеленело поле, слева аккуратные деревца на некотором отдалении от полотна дороги. Солнце только-только поднялось, и еще не жгло лучами землю, а ласково прогревало ее: полуденный зной был впереди, как и миражи над раскаленным асфальтом. Но, не для него. Ибо, застыло небо в замерзшем узоре, и узрел он пустые глазницы звезд и косматые, разлетающиеся во все стороны галактики. Все в одно мгновение, как сноп искр, от неожиданного страшного удара встречной машины. Он не успел заметить даже какая она. Просто тьма упала откуда-то сверху и обволокла его.
В этом же месте, где его машина с измятой и искореженной крышей слетела в кювет, и лежала разбитой и ненужной игрушкой, по странной случайности оказалась обыкновенная грунтовая дорога, уходящая вправо от основной дороги. На эту-то дорогу и свернул Газ-66 армейского образца, хотя уже совершенно в другой реальности, и в другом пространстве-времени. Никакой красной машины там уже не было. Росло одинокое дерево, чахлое от нехватки влаги и палящего солнца.

Мы сидели все в кузове, человек двенадцать. Разных возрастов и профессий. Каждый держал в руках то, что ему было дорого. Молодая женщина, - ребенка. Какая-то дама, - фикус в горшке. У меня в руках были две книги. Ехали долго по пологим холмам, дорога умудрялась вилять то влево, то вправо, пока, наконец, не достигли пункта назначения.
Это было небольшое одноэтажное здание из красного кирпича, почему-то без окон. Одна тяжелая выкрашенная черной краской, дверь зияла ртом, на лице этого безобразного строения. Сойдя на землю, мы сбились в кучу, не зная, что дальше делать. Наконец, как из-под земли появился служитель, больше похожий на кочегара, и завел нас вовнутрь.
Здесь было мрачно. Посреди проход, слева и справа – столы, за которыми нам предстояла скучная и монотонная работа. Какая именно, сказать не могу, но время на нее было отведено месяц. Каждый день нас кто-то покидал. Ибо каждому нужно было решить для себя один вопрос: оставляет он навсегда этот мир, или вернется еще назад. Таким образом, до меня дошло, что после аварии, я попал в странный карантин вместе с другими такими же несчастными людьми. Точно не знаю, подобную религиозную интерпретацию допускает католическая вера. Тем не менее, я просидел две недели, пока пришел мой черед. Все это время я думал о том, стоит ли возвращаться назад.
Просматривал свою жизнь, как в кино, но ничего меня особенно не задевало. У меня не оказалось достаточно сильного желания пройти еще раз то, что пройдено, ни продолжать его дальше, а главное не было душевных сил для этого. Кто был у меня в жизни, те меня бросили, или бросил я сам. Теперь это уже не имело значения. Одна усталость от жизни владела мной, и я с легкой душой согласился идти вперед.
Тогда Разводящий крикнул: «Духовника!». И я увидел его, мое второе я, летящее с другого конца Вселенной. Он приближался быстро, увеличиваясь в размерах. Я видел его лицо и черные одежды на нем. Волосы его растрепало ветром, хотя какой там мог быть ветер!
Вот он уже здесь, его глаза смотрят на меня с пониманием, и укором. Я вижу, что ему жаль меня: если бы он был живым существом, я бы даже сказал, что ему жаль меня, т.е. самого себя до слез. Тогда я сказал: «Ну что же, я готов». И хотел переступить черту, прочерченную Разводящим на полу, но не успел. Мой Духовник стал очень быстро удаляться туда, откуда прилетел, и я еще слышал его отдаленный замирающий как эхо голос: «Я еще вернусь; я еще вернусь…»
С того времени прошло пять лет. Что я вынес из всего этого, то это диалог с самим собой, со своим вторым «Я», о котором мы никогда не помним, что оно существует, и страдает вместе с нами, и больше нас, так как оно расплачивается за наши необдуманные в жизни поступки. И причем, без права голоса, в ранге стороннего наблюдателя. Какими бы мы в жизни ни были, наша душа всегда чище нас. Это тот неиссякаемый родник, у которого всегда можно утолить жажду. Люди, путь которым к нему закрыт, не видят выхода из жизненного тупика, и кончают счеты с жизнью. Но мир бесконечен и в нем множество дорог…
 отзывы (0) 
Оценить:  +  (+1)   
22:03 06.11.10