Главная

Поиск


?

Вопросы






FAQ

Форум

Авторы

Фантастика » Фэнтези »

Мантия дракона

url  Weavers Матёрый писатель
Дворец задрожал, со стола посыпались кружки и тарелки. Началось великое землетрясение, докатившееся до самых отдаленных пещер подземной страны. В одной такой пещере хранилась книга, в которой были записаны все заклинания, собранные многими поколениями волшебников.
Все буквы оторвались от своих строчек, перепутались и больше не хотели возвращаться на место. С тех пор, если книгу открывали, буквы начинали с визгом и криками бегать по страницам, сбиваясь в кучи, толкаясь, показывая язык и строя рожи друг другу.
 отзывы (0) 
Оценить:  +  (+3)   
02:48 18.11.10
url  Weavers Матёрый писатель
      История эта началась с грандиозного пира, который устроил Могучий Властитель Океан по случаю рождения дочери. На него собрались волшебники, феи и тролли со всех уголков волшебной страны. Лесные и полевые эльфы не только принесли угощение, но и собрали неплохой оркестр. Пещерные тролли стучали в свои барабаны. Морские феи дули в перламутровые раковины. Каждый веселился от души.
      Но Океан забыл, а может быть, нарочно не пригласил на этот пир Дракона. Дракон не был настоящим волшебником и мог только летать по воздуху и изрыгать пламя, сжигая посевы и леса, пугая людей и ссорясь с древесными и полевыми феями. Никто не мог вспомнить, как появился на земле дракон, ходили легенды, что один из сыновей Властителя неба без его разрешения женился на земной женщине и у них и родился первый дракон. С тех пор драконы изо всех сил старались стать настоящими волшебниками, но если даже женой дракона была фея, то их дочь была феей, а сын драконом. Поэтому-то приглашать Дракона Океан не хотел. Во-первых, он не был им ровней, а во-вторых, слишком многим появление такого гостя пришлось бы не по нраву.
      Старый дракон долго ждал приглашения на пир, но так и не дождался. Он полетал вокруг дворцовой стены. Опустился на крышу, и, улучив момент, дыхнул пламенем на жемчужную накидку Океана.
      Столб пара попал в толпу эльфов, кружившихся в танце. Одна парочка от испуга упала вниз, придавив старого глуховатого тролля, который со всей силы ударил в барабан. После этого начался уже совершенный кавардак. Все визжали, стучали, шумели.
- Твоя работа? – Океан, пытаясь перекричать остальных, грозно двинулся на своего вечного соперника Вулкана.
- Вот ещё, мне что, делать дольше нечего! – Возмутился Вулкан, которого переполох оторвал от милой беседы с женой.
- А кто ещё умеет тут с огнём шутки шутить?
- Тут полно всякого народа, сплошь волшебники, что ты ко мне прицепился!
- А кроме тебя никто больше не осмелился бы портить мне праздник!
- Если я порчу твой праздник, так нечего было меня и приглашать! – Тут Вулкан стукнул кулаком по столу.
      Дворец задрожал, со стола посыпались кружки и тарелки. Началось великое землетрясение, докатившееся до самых отдаленных пещер подземной страны. В одной такой пещере хранилась книга, в которой были записаны все заклинания, собранные многими поколениями волшебников.
      Все буквы оторвались от своих строчек, перепутались и больше не хотели возвращаться на место. С тех пор, если книгу открывали, буквы начинали с визгом и криками бегать по страницам, сбиваясь в кучи, толкаясь, показывая язык и строя рожи друг другу.
      Когда старый тролль поведал остальным о том, что случилось с книгой, волшебники пришли в ужас. Ведь там были все-все заклинания, которые могли быть нужны в жизни, а так как ничего сверхъестественного давно не приключалось, её открывали очень редко. Много разных разностей было в книге, например, способ превращения в настоящего волшебника, рецепт вечной молодости и много чего еще.
      Способ, как вернуть расшалившиеся буквы на место, тоже был записан в этой книге, но беда была в том, что никто из троллей уже не мог вспомнить, в чем он заключался.
Теперь же никто не сможет прочитать эти тайны и заклинания, не узнав, как вернуть буквы на их страницы в книге.

***
      Время шло, но никто ничего так и не придумал. Океан с Вулканом так и не помирились, книга пылилась в сундуке, потому, что старый тролль боялся открывать её, чтобы буквы совсем не разбежались.
      Тем временем умер старый Дракон. Драконы росли, старились и умирали медленней, чем люди, но гораздо быстрее волшебников. После смерти старого дракона молодому доставалась волшебная мантия, в которой и заключалась вся колдовская сила. Мантия росла сама по себе и время от времени становилась слишком большой, и Дракон начинал творить уж слишком много безобразий на земле и на небе. Тогда волшебники собирались на совет и укорачивали мантию. Но способ, как укоротить мантию был записан в волшебной книге, и никто не мог его вспомнить.
- Надо же как-то усмирить Дракона! – судачили между собой лесные феи, но эльфы и тролли только руками разводили.
      В подводном дворце тоже не всё было ладно. Та самая дочка Океана, по случаю рождения которой, был устроен когда-то пир, в положенное время не смогла превратиться в русалку. Она выросла, но так и осталась нерпой. Серебряной Нерпой. Заклинание, которое могло бы ей помочь, тоже осталось в книге. Влюбленный в Нерпу Маленький Тролль замучил расспросами всех своих древних дедушек, дядюшек и бабушек, но никто не помнил таких сложных заклинаний.

***
      В уютной пещерке на берегу заболоченного рукава Старой реки, там, где та впадала в море, жила Фея озерной и болотной травы по имени Эола. Она растила прекрасные белые лилии и лотосы, болотный рис, прятала в высокой траве птичьи гнезда и учила людей вязать из тростника лодки. Ее волосы, усыпанные листочками и крошечными белыми цветами, серебристыми нитями тянулись почти до земли.
      Когда фея бежала по земле или по верхушкам бамбука, или просто встряхивала головой, листочки и цветы осыпались на землю или воду и тут же прорастали там, куда упали. Из-за этого духи реки и ручьев опасались дружить с феей – по легенде тот из них, кто надолго засматривался в ее зеленые глаза, мог навсегда остаться на месте и его ручей превращался в болото или озеро
      Она даже представить себе не могла, что может стать виновницей тех событий, о которых пойдет речь. У нее было трое друзей: фея гейзеров Даринда, маленький подземный тролль и Серебряная Нерпа.
      Эола сплела из волшебного бамбука гамак, сидя в котором ее друзья были в безопасности, потому что ни духи моря, ни другие тролли не могли переступить границы чужих стихий без ведома хозяина. Теперь они могли собираться и без конца обсуждать, как им превратить Нерпу в русалку подводных пещер и усмирить дракона.

***
      Фее Эоле очень хотелось помочь друзьям. Маленький Тролль узнал у старого-престарого деда-тролля, только то, что для усмирения букв могла бы пригодиться мантия дракона, только он никак не мог припомнить, как можно ее достать и как с ней обращаться.
      Эола, во что бы то ни стало, решила добыть мантию и разгадать загадку книги. Но одно дело решить, а другое – сделать, даже если ты настоящая фея. Дракон не ходил по земле, не охотился сам на болотную дичь. Да и вообще у него было столько слуг, стражников, советников и прихлебателей, что не так-то просто было застать его врасплох, да еще без мантии. Нерпа узнала у своих теток-русалок, что раз в году весной драконы купаются в океане.
      Мантию в это время дракон должен был снять и спрятать от своих слуг, а то кому-нибудь из них могла прийти в голову мысль стащить ее и возомнить себя Драконом. Значит, можно было подсмотреть, где лежит мантия, и потихоньку отрезать лишнее. Дело немного портило то, что сама фея взять мантию в руки не могла: огонь опалил бы нежную кожу. Да и шума и пара было бы столько, что сбежалась бы все волшебная братия.
      Эола, спрятавшись за волшебный бамбук, могла выследить дракона, но не могла взять мантию. Отрезать кусок мантии могла бы Даринда: огня она не боялась, и огненные ножницы троллей ей были не страшны. Но она не могла подходить близко к Океану, тот только и ждал, чтобы захватить себе побольше водных обитателей долины. Да и без кипящей воды гейзера она быстро замерзала. Конечно, маленький тролль мог пустить в ход свои ножницы, но не на берегу, где подданные Властителя океана могли захватить в плен зазевавшегося тролля и доставить его в подводный дворец. С момента Великой ссоры Властитель океана и Вулкан так и не смогли помириться окончательно и время от времени опять пакостили друг другу по мелочам.

***
      Эола шепотом рассказала друзьям про свои планы. Точнее сказать, прожурчала крошечным ручейком, чтобы воздушные феи, помогавшие дракону в полете, ничего не поняли и не донесли.
- Очень полезно знать несколько языков - назидательно заметила Даринда.
Особенно, когда один из них знают все присутствующие, – оживился маленький тролль.
      Феи знали язык воздуха, Даринда и тролль языки земли и подземного царства, нерпа могла разговаривать со всеми морскими жителями. Эола знала языки земли и растений. И общим для всех был язык воды: Тролль был из семьи хранителей подземных источников.
      Долго они сидели, прикидывали и так, и сяк, но не могли придумать, кому и как достать мантию, принести в пещеру, где можно было без труда ее укоротить, и потом вернуть обратно дракону. Да еще сделать это, не причинив никому вреда, не поссорившись ни с кем из волшебников, и не нарушив веками заведенных порядков.

***
      Далеко заполночь друзья разошлись по домам, так ничего и не решив, а до дня купания дракона времени осталось совсем чуть-чуть. Когда все затихло, загородив кудрявой зеленой головой диск луны, в пещеру Эолы заглянул древесный эльф.
- Ну что, ничего не придумали, заговорщики? – прошелестел он листиками.
- Подслушивал?! – ахнула Эола, загораживая собой пещеру и выходы под землю и в океан.
- Вот еще! Очень надо! Сами разжурчались тут на ночь глядя, как сытые коты на ветке, а я виноват. Я, правда, не все понял, но просто так волшебники толпой по пещерам не шепчутся!
- А ну, уходи отсюда, шпион деревянный! – Эола от возмущения рассыпала столько цветочков и листиков, что закрыла не только тайных ходы, но и половину самой пещеры.
- Зря шумишь, кузина. Я, может, совет хотел дать? А ты, не разобравшись сразу – кричать.
- Какой еще ты совет можешь дать?
- Простой совет, но полезный, спроси у тетушки Болотной феи про волшебный бамбук. Ты еще не все знаешь, что можно с его помощью сделать. Ты ведь все больше лодки плетешь.
- Насмехаешься? А сам ты рассказать не можешь?
- Нет, не могу, у меня другие деревья, мне такое знать не положено.
- Тогда откуда же ты знаешь? Тоже где-то подслушал?
- Не-а,- эльф опять расплылся в ехидной усмешке. – Слышал случайно, корни-то мне еще зачем? - Кудрявая голова ловко увернулась от запущенной в нее Эолой горсти белых цветов и исчезла в темноте.
***
      О том, что сказал эльф, надо было подумать. Во-первых, надо как-то огородить пещеру от посторонних. Эльф может и не злой, но и волшебники разные бывают. Во-вторых, что можно сделать с помощью бамбука Эола не очень хорошо знала, старшие феи не слишком спешили выдавать свои секреты. В-третьих, узнать это предстояло, не раскрывая тетушке истинных планов. Тетушка и ее лягушки могли разнести это по всему болотному краю, а где лягушки, там и дракон. И тогда все пропало. От этих мыслей фея уснула, даже не убрав цветы из пещеры. Когда она открыла глаза, листики на голове эльфа уже заслоняли солнце у входа в пещеру.
- Вот, время идет, а она спит среди бела дня!
- Опять ты? Кто тебе разрешил сюда заходить?
- А я и не захожу, заглядываю только.
- Смотри, попрошу тролля корни у твоего дерева спалить, чтобы не заглядывал, куда не надо!
- Не надо! – эльф притворился, что испугался и чуть отодвинулся от входа. Но потом еле слышно прошелестел:
- Тетушка твоя зимой воду горящими углями отогревает, чтобы ее змеи совсем не замерзли. Она угли у огненных троллей берет и на болото приносит. Вот ты и спроси, как.
- Спасибо.
      От неожиданности Эола не смогла больше ничего сказать. Эльф усмехнулся, показал язык и исчез за ветками, прикрывавшими вход.
- Глупый эльф догадался, а я нет! –Фея была вне себя от досады. Она же знала, что тетушка на всякий случай водит дружбу с огненными троллями, чтобы те не подпалили болото в засуху или, когда им придет охота запускать свои фейерверки. Знала, что та греет зимой своих любимчиков, хотя тоже не может взять в руки огонь. А вот сложить два и два не смогла. От таких мыслей       Эола неожиданно рассмеялась. Если она не выметет цветы и еще хоть раз топнет ногой, то места в пещере не останется. Она дунула на гору цветов, ветер вынес их наружу, и закружил в воздухе.
- Что-то надо придумать для тетушки, зачем это мне нужны угли в разгар лета?
- Нерпу зажарить! - Эльф сидел на толстой ветке достаточно высоко от земли и грыз что-то еще совсем зеленое. Все выметенные из пещеры цветы, да еще добрая пригоршня новых, как снежный ком, полетели в него.
- Ну вот, давай после этого добрые советы злым волшебникам! – стряхивая цветы и заливаясь громким смехом, сказал эльф. – Ты на водяном языке думай, я и не пойму.
- А ты перешел бы на дерево подальше и не слушал. Я могу только на древесном языке думать.
- Зря ты так, Эола. Я, может, к тебе посвататься хочу, а ты на меня все время ругаешься.
- Будешь подслушивать, спалю дерево. – Пропустив мимо ушей слова о сватовстве, отрезала фея.
(продолжение следует, может быть)
 отзывы (1) 
Оценить:  +  (+1)   
12:16 05.11.10
url  Weavers Матёрый писатель
***
      По дороге к тетушке надо было решить две маленькие задачки: как сделать так, чтобы ни о чем не думать в гостях и как спросить, о том, что нужно, не думая об этом. Тетушка-то родная, на каком языке ни думай, все равно поймет.
      Над озером, летал дракон. Огненная мантия задевала синюю гладь, сварившаяся рыба всплывала на поверхность, дракон подхватывал ее лапой с широкими перепонками и глотал вместе с чешуей и костями.
– Совсем обнаглел. – Бессильно сложив прозрачные руки, старый дух озера мрачно смотрел на небо.
– Помощь тебе нужна, Новая река и молодой дух реки. – Сказала Эола, стараясь не подходить к краю воды и не попасть под драконовскую мантию.
– А ты, кыш отсюда! От тебя мое озеро мигом болотом станет! Я и без тебя это знаю, да где его взять? Вулкан не пускает в долину новые реки, пока мы тут сами с драконом не сладим. Кыш, говорю тебе, от воды, зеленая чума.
Подобрав волосы, и стараясь не рассыпать листочки, Эола побежала по траве к болоту. Внезапная мысль, затмевая все остальное, поднималась в ее голове, как тростник весной. Новая река, новый молодой дух реки.
– Откуда ему взяться-то, молодому духу? – Тетушка тоже встретила племянницу не слишком ласково.
– Как ты зимой угли носишь? – не переводя дыхания, и не давая тетке собраться с мыслями, выпалила фея.
– Тебе-то это зачем еще? У тебя вроде бы пещера теплая, да и жара стоит.
Перед глазами у Эолы возникла зеленая голова с дразнящим ее языком и словами «Нерпу жарить».
– Ты чего удумала, какую еще нерпу, хочешь, чтобы Океан нашу воду просолил?! Выброси все из головы. – Тетушка наполовину ушла в болотную топь и оттуда отчаянно махала руками, как будто не могла выбраться из трясины.
– Да, нет, что ты! Это древесный эльф меня высмеивает все время, это он сказал, чтобы меня разозлить. Еще он сказал, что свататься надумал. Вот я и решила углей принести, пугать его буду, чтобы не совался.
– Тоже мне жених выискался! Нищета деревянная! Тебе водный жених нужен, а то твоя дочка на мое болото будет зариться. Заметив смущение племянницы, она добавила.
– Да, да новая река, новый дух реки. Чего обрадовалась? Пригнись лучше, а то сегодня дракон совсем разбуянился, спасу нет. Негде нам взять новую реку. Не пустит Вулкан к нам Новую реку. – И пристально вглядываясь в светлое молодое лицо, еле слышно прошептала,
– Возьми два куска волшебного бамбука. Один кусок старый и толстый, самый толстый, какой только найдешь. Второй тоненький и зеленый. Спроси у маленького Тролля, где угли взять, и тоненьким стебельком в толстый нагреби их. Потом закрой листочком, только тоже от того же зеленого бамбука и неси к себе. А как понадобиться, тоненьким стебельком достань, сколько нужно, и пугай кого хочешь на здоровье. Только не болтай об этом, с кем попало. Разный народ попадается. Встречаются волшебники, которые с драконом дружбу уже на равных водить хотят. Так-то.
– Никому не скажу, даже Даринде.
– Ей особенно, говорят, дракон-то к ней свататься хочет. Нрав ее, видишь ли, ему подходит.
– Ой, ужас какой! Побегу я.
– Беги, да помалкивай.


***
      Тетушка отвернулась, и для Эолы так и осталось тайной, поняла та, зачем она приходила, или нет. Сама она была очень довольна вовремя подвернувшейся мыслью про эльфа и тем, как она выкрутилась. Но старая тетушка не один век жила на свете, и провести ее было не так-то просто. Тут Эола заметила, что все цветочки, рассыпанные ею по дороге на болото, завяли или обгорели. Это дракон, пролетая низко над землей спалил их своей мантией.
– Надо что-то делать. – Фея побежала в заросли волшебного бамбука, чтобы приготовить все, что сказала тетушка. Еще она решила сплести большую корзинку, похожую на спутанные заросли или гнездо, и постараться подсунуть ее дракону, когда тот будет прятать мантию. Из такой корзинки она сможет унести мантию одна, никого не ставя в известность, и никого не подвергая опасности, если их заговор раскроется.
– На кого силки плетешь? - Эльф заглядывал в пещеру с почтительного расстояния.
– На тебя. Поймаю и запутаю в лишайниках.
– Ой, не надо! Я все утро твои цветочки отряхивал, чтобы не проросли! А в силки ты меня давно поймала.
– Не говори ерунду. Лучше скажи, когда дракон ходит к морю купаться.
– В День летнего солнцестояния. И никакой ерунды я не говорю. – Эльф обиженно отвернулся и одним махом вскарабкался на свое дерево.
      Итак, купание будет, через день. Корзинка, точнее огромный спутанный ком бамбука был готов. И два подходящих отрезка тоже. Осталось найти место на берегу и как-то заставить дракона спрятать мантию в корзинке.
***
      Дракон тем временем скучал в своем огромном роскошном дворце. Он был молод и одинок. Мантия была ему слишком велика, она мешала летать, мешала ходить по дворцу. Из-за нее убрали все ковры и гобелены с пола и стен. Слишком часто, задевая их краем мантии, дракон поджигал их, и от этого мог сгореть весь дворец. Слуги и придворные старались не подходить близко, чтобы не обжечься. Входя в тронный зал, пустой, гулкий с серыми каменными стенами и полом, они от двери начинали кричать то, что надо было доложить их хозяину. А он сидел там один на каменном троне, стараясь расслышать их крики.
Дракон не раз пытался узнать у Вулкана, как ему укоротить мантию, но тот только усмехнулся.
– Зачем? Ты мне так больше нравишься. И вреда от тебя этим людишкам и жалким волшебникам долины тоже гораздо больше. Потом, есть какая-то хитрость, которую я забыл, а книгу эти глупые тролли никак не могут собрать.
      Подходило время купания, и дракон с ужасом представлял, как, коснувшись его обновленной кожи, мантия еще вырастет. Сумеет ли он после этого взлететь или пойдет во дворец пешком, сжигая все на своем пути? Хватит ли сил таскать новую мантию? Или она задавит его и род драконов прекратится. Ведь ни одна фея не соглашалась стать его женой, а земные женщины просто сгорали дотла, если подходили слишком близко, поэтому наследника у него нет, да и какой должен быть наследник, чтобы поднять такую мантию. Поведать о своих страхах тоже было некому. Придворные ненавидели его и боялись. Волшебники смотрели свысока, насмехались над его внешностью и повадками.
      Ему страшно хотелось полетать по залу или побегать, разогнать кровь по жилам, но предыдущий полет по дворцу закончился большим пожаром, хотя в тронном зале гореть уже было нечему. Видимо какие-то искры проникли сквозь щели и подожгли то, что еще могло загореться.
      Дракон отвернулся к окну. В долине высоко поднимался фонтан гейзера Даринды. В воздух летели камни и кипящая вода. У его возлюбленной феи тоже, видимо, было скверное настроение. Подлететь поближе к ней, посмотреть, что случилось, просто заговорить с ней, дракон не мог: фея давно ясно дала понять, что с ним она не желает иметь никакого дела. Кроме того, он уже сегодня разозлил добрую дюжину разных фей и эльфов, продолжать дальше было неразумно. Вдруг они соберутся вместе и заколдуют его? Лучше подождать два дня до купания: тогда видно будет.
***
      Даринда бушевала не зря. Это Эола рассказав подруге свой план, не удержалась и передала слова тетушки про то, что дракон опять хочет к ней свататься. От таких слов Даринда буквально взорвалась, заставив свой гейзер взмыть на невиданную высоту. Вслед за водой полетели искры и камни. Эола едва увернулась от кипящей воды, но, отбежав на безопасное расстояние, все же заметила:
– Что-то ты слишком близко к сердцу все это принимаешь!
– Глупости говоришь, вот я и сержусь. Что касается твоего плана, мы с троллем должны к назначенному времени так изменить место купания, чтобы дракону некуда было спрятать мантию, кроме твоей корзины. Ты договорись с кустами и тростником, чтобы, когда придет время, они спрятались под землей, а потом снова поднялись. Будет надеяться, что нам повезет. Сейчас спущусь и пришлю тролля в твою пещеру. Обсуди все с ним. И пусть нерпа точно узнает у морских обитателей место купания.
      После ухода подруги Даринда смыла кипящей водой начавшую уже прорастать зелень: она любила чистоту и порядок.
***
      У маленького тролля были хорошие новости, он разыскал огненные ножницы, только не знал, как их вынести тайком от других троллей, чтобы новости не разнеслись по подземному царству. Кто-то мог предупредить Вулкана, а какие неприятности тот может наслать на их отчаянные головы, тролль и представлять не хотел.
– Возьми толстый кусок бамбука, и спрячь в нем ножницы. Я на всякий случай собрала несколько таких кусков, чтобы выбрать самый большой для мантии. – Сказала Эола, украшая голову нерпы белым веночком. Нерпа была единственным существом, которое не стряхивало в ужасе и не топтало ее цветы. Правда, задумавшись или заслушавшись, могла съесть веночек, но всегда смущалась и тут же предлагала фее сплести новый. Крабы, посланные нерпой на разведку, расспросили всех прибрежных обитателей и указали с точностью до мельчайшего камушка, куда придет дракон.
      Друзья еще раз тихонечко обсудили план. Эола принесет корзинку и бамбук на берег. Даринда, после того, как дракон выйдет на берег, разольет два кипящих ручья, чтобы ему некуда было уйти. Дракон не улетит – и времени у него мало, и для того, чтобы взлететь с такой мантией, места нужно много. Кусты и тростник спрячутся, и единственным подходящим местом для мантии будет спутанный клубок бамбука.
      Нерпа и подводные обитатели постараются отвлечь дракона, без мантии и в чужой стихии он вреда причинить не сможет. Эола попытается тонким прутиком затолкать мантию в толстый кусок и убежать в свою пещеру, рассыпав по дороге семена волшебного бамбука. Семена прорастут и закроют след. Даринда уберет кипящие ручьи и вернется в пещеру помогать троллю резать мантию. Детали того, как возвращать мантию дракону, друзья решили пока не обсуждать.
– Это мы потом сообразим, когда мантия будет у нас. Чего делить шкуру неубитого медведя. – Сказал тролль.
– Или неубитого дракона. – Съязвила Даринда.
– Ой, что ты! - Эола всплеснула руками. – Услышит кто-нибудь! Ничего такого мы делать не собираемся! Мы просто положим ее обратно в корзинку до того, как дракон выйдет из моря и все.
– Ты поосторожней руками-то размахивай. Тут и так не развернуться. – Тролль с трудом, чихая и фыркая, выкарабкивался из-под груды цветов.
– Ну, все, пора расходится, пока никто нас не подслушал. – Нерпа тревожно принюхивалась и прислушивалась к ночным шорохам, но вроде бы ничего подозрительного не услышала.

(продолжение следует, может быть)
 отзывы (1) 
Оценить:  +  (+3)   
02:43 25.03.11
url  Weavers Матёрый писатель
***
      Утро было ясное и холодное, как осенью. Трава и листья искрились от росы. Эола сочла это хорошим знаком. На берегу моря было пустынно, ветер гнал к берегу зеленоватую воду. Фея разложила принесенный бамбук и сама спряталась в одном из стеблей, превратившись до нужного времени в травинку.
      Не прошло и получаса, как прилетел дракон. Он был один, слуги, обычно следовавшие на почтительном расстоянии за своим господином, на этот раз должны были остаться во дворце. Но это только так считалось. Слуги дракона, особенно его министры, всегда подсматривали и подслушивали за ним. Только так можно было занять место по выше, а то и самому стать драконом. Это была легенда, передаваемая шепотом людьми из дворца от отца к сыну. В ней говорилось, что однажды и человек может стать драконом, если не сгорит от прикосновения мантии. Правда, один раз опалив руки, придворные переставали верить в такие сказки. Но то, что кто-то все равно придет подсматривать, было ясно как белый день.
      Дракон оглядел берег и потер глаза от удивления, все деревья и кусты, как по команде исчезли, а он очутился на небольшом островке, который омывали два горячих ручья. Все вокруг заволокло паром. Все это попахивало ловушкой, но медлить было нельзя. Надо снимать мантию, иначе она прожжет старую истончившуюся кожу и дракон погибнет. Он сбросил мантию, засунул ее в единственные бамбуковые заросли на его островке и кинулся в морскую воду. Вода принесла такое облегчение, что дракон на мгновение забыл о ловушке. Все последние дни мантия нестерпимо жгла ему плечи, все тело чесалось и ныло, а в прохладой воде ему сразу стало легко. Как по волшебству, от соприкосновения с водой нарастала новая кожа, зеленая и переливавшаяся на солнце как изумруд. В воде он должен был пробыть да полудня, пока вода не начнет прогреваться, а тогда он уже и подумает о том, что попал в ловушку.
      Эола выскочила из своего укрытия и приблизилась к мантии, держа в руках приготовленные куски бамбука. Жар был нестерпимым, мантия уже была настолько огромной и сильной, что ее можно было принять за нового волшебника. Странное дело, но от соприкосновения с волшебным бамбуком, мантия вдруг стала съеживаться и легко поместилась в толстом стебле.
– Прикрой листочком! – Прозвучал голос тетушки. Эола оглянулась.
Нет, она, конечно же, была одна. Но голос был прав, мантия осторожно высовывалась за край, как бы готовясь выскочить наружу.       Затолкав мантию поглубже, фея прикрыла отверстие листьями. Теперь назад пути нет.
– Даринда, мне надо уходить! – Потоки воды мгновенно высохли, из земли проросли кусты и тростник, берег преобразился. Эола со всех ног побежала в свою пещеру.
***
      Тролль держал наготове огненные ножницы, но стоило только кусочку мантии высунуться наружу, в пещере стало так жарко, что нерпа, жалобно пискнув, нырнула в воду. У Эолы с той стороны, где стоял тролль, завяли ее зеленые листочки.
– Что делать? – спросил тролль, растерянно закрывая мантию. Запыхавшаяся Даринда возникла у входа в пещеру.
– У нас все получится! Водные волшебники отходят подальше, я достаю мантию, а ты сразу же отрезай, сколько получится.
– Ты не обожжешься? – глядя на свои поникшие листочки, спросила Эола.
– Вот еще! Разбегайтесь быстрее.
      Даринда одним движением выхватила мантию, огненные ножницы сами описали в воздухе полукруг, едва не повалив маленького тролля. В руках у феи оказалось два куска: один кусок был короткой мантией дракона, злобно шипевшей на друзей. Второй – был просто полоской переливавшейся, искрящейся ткани, которая на ощупь была даже прохладной. Тролль поскорее спрятал укороченную мантию в бамбук и прикрыл его. Но этих мгновений было достаточно, чтобы жар задел корни дерева у входа в пещеру. Эльф свалился с ветки, как созревшее яблоко.
– Вы что с ума посходили? – Эльф накинулся на Эолу. Заметив обгорелые листочки, он сразу заподозрил неладное и вернулся на свое дерево.
– Меня тут не было. Я ничего не знаю. Я тут ни при чем. – Бормотал он, карабкаясь вверх.
– И правильно, нечего тебе тут делать. – Эола вернулась в пещеру и закрыла вход бамбуковой стеной. От соприкосновения с бамбуком все цветочки и листочки ожили. Фея сорвала пучок стеблей и провела ими по корням дерева. А затем быстро сплела потолок для пещеры: и дерево в безопасности, и эльф не подслушает.
– Что дальше делать будем? Мантию возвращать надо. – Тролль спрятал ножницы.
– Возвращаемся на берег. Только мантию мы коротковато отрезали. – Поднимая с пола кусок ткани, сказала Даринда.
– Ничего, она каждый год отрастает. И сразу подрастет, как только ее дракон наденет. Надо торопиться, а то ... – Тролль не успел договорить: пещеру сильно тряхнуло. И друзья, и вся нехитрая утварь Эолы, и волшебная книга упали на пол.
***
      Это грозный Вулкан, взглянув в магическое зеркало, обнаружил заговорщиков и со все силы треснул кулаком по трону. Его жена Снеговая гора, тоже посмотрела в зеркало, но не увидела там ничего достойного внимания ее величества.
– Ты смотри, что творят! И кто, какие-то жалкие феи с троллями! Сейчас разнесу всю эту их долину по щепочкам.
– У тебя договор с Океаном: долину не трогать. Да и что там случилось? Ну, нашли они способ усмирить дракона. Причем, заметь, нашли сами, без волшебной книги, без подсказок. Молодцы. Зачем так шуметь?
– Да если с драконом что-то случится, я их всех спалю! – Не унимался Вулкан.
– Ой, обидели его любимого дракончика! Да он еще лучше будет, красавец, женится, глядишь, на ком-нибудь, да хоть на Даринде. На свадьбу пригласят. – Снеговая гора недавно обновила свою белоснежную шапку, и ей очень хотелось похвастаться.
– Что если они не успеют вовремя вернуть мантию дракону!
– Будешь так землю трясти, они точно не успеют. Оставь их в покое. Ну, а если не успеют, тогда и подеретесь. - Снеговая гора любила, и покрасоваться в гостях, и посмотреть свысока на поединки волшебников.
***
      Сыновья Вулкана и Горы, Горный поток и Камнепад ждали, во что перейдет ссора родителей. Но последнее слово осталось за матерью, и Камнепад побежал заниматься любимым делом – засыпать людишек и их дороги камнями. А Горный поток остался у магического зеркала, ему стало интересно, получится ли у волшебников из долины то, что так разгневало отца. Он совсем забыл, что смотреть в зеленые глаза Эолы ему нельзя.
***
      От падения на пол волшебная книга раскрылась, буквы по привычке принялись было бегать, но завидев в руках тролля зеленую ткань, испуганно сбились в кучу и прижались к корешку книги. Тролль запрыгал от восторга.
– Ага, испугались! Сейчас мы вас всех на место расставим. Найдем нужную страницу, и ты станешь русалкой! – Он накрыл буквы тканью, но те всей толпой отбежали к другому краю. Так продолжалось несколько минут. Тролль устал, а буквы, хотя тоже набегались, приободрились и опять стали хихикать и показывать языки.
– Подожди, не так. – Эола выдернула нитку. Буквы оцепенели и перестали кривляться. Фея выбрала самую большую и красивую букву с завиточками и нанизала ее на нитку, как бусину. Буква прижалась к листу и осталась на месте. Тролль захлопал в ладоши: - Так их! -
– Это что, мы так и будем по одной букве ловить? – Даринда не могла такого вытерпеть. – Это не для меня. Может можно побыстрее?
– Надо подумать.
– Чего тут думать? – Нерпа показала большой букве свои острые зубки. - Где твои подружки, пока я тебя не сгрызла?
– Большая буква испуганно съежилась. Из толпы букв отделилась маленькая группа и послушно выстроилась на нитке. Но прошло довольно много времени, прежде чем удалось собрать первое предложение.
– Ой, а время-то, время! - Даринда схватилась за голову. – Солнце садится, мы опоздали, не успели вернуть мантию. Дракон погибнет, а нас всех погубит Вулкан.
– До завтрашнего утра дракон не погибнет, до этого срока вы должны найти способ и вернуть мантию. А если не сумеете, то и сами все умрете. Вы все это затеяли, вам и исправлять. Ночь, между прочим, самая короткая к году.– Голос Вулкана гулкими раскатами затихал под сводами пещер.
***
      Когда дракон вышел из моря, берег был неузнаваем, шелестели деревья, цвели цветы, пели птицы. Не было никаких горячих потоков, но не было и его мантии. Он обыскал все вокруг, но мантия исчезла, растаяла в воздухе. Без нее ему было холодно и страшно. Как вернуться во дворец без мантии? Да он все еще дракон, у него есть когти и зубы, он даже все еще может несильно дыхнуть огнем, но для жизни во дворце этого не достаточно. Льстивые царедворцы мигом сожрут его, стоит лишь зазеваться. Что делать? Из кустов показался старый слуга, такой старый, что знал еще его отца.
– Какое счастье, что именно ты оказался поблизости! Ты ведь не разорвешь меня на кусочки? – Дракон бросился в ноги слуге.
– Что ты, что ты, я ведь тебя растил. Увидел вокруг столько волшебников: все собрались поглазеть на дракона без мантии. Понял, что помощь тебе нужна. – Старик развернул длинный зеленый плащ, издали напоминавший мантию, и набросил его не плечи своему воспитаннику. – Плащ теплый, до дворца как-нибудь доберемся, а там придумаем, что делать дальше. У меня тут карета недалеко. Пойдем.
– Ну, старый, пройдешь ты теперь через мое болото! – Болотная фея свирепо погрозила старику. Ей уж очень хотелось навредить дракону.

(продолжение следует, может быть)
 отзывы (0) 
Оценить:  +  (+2)   
11:04 06.11.10
url  Weavers Матёрый писатель
***
      Во дворец старик с драконом добрались без приключений. Было объявлено, что, так как утро было холодным и вода в океане оказалась очень холодной, дракон слегка простудился и заболел. Но плохие новости бегают быстро. По дворцу пополз слух, что дракон лишился своей силы. Министры слонялись по залам и коридорам, опасливо поглядывая друг на друга, выжидали и прикидывали, что предпринять, чтобы обойти других, но не слишком высунуться на случай, если дракон поправится.
      В пустом тронном зале впервые за много лет горел камин. Дракону было холодно, и огонь он разжег сам своим дыханием, чтобы министры видели, что еще не все силы у него иссякли. Хотя с заходом солнца их оставалось все меньше и меньше. Дракон понимал, что за дверями тронного зала придворные делят его дворец, его власть и его жизнь, но ничего не мог поделать. Тот, кто похитил мантию, хотел его убить. Он опустился на пол перед огнем и стал ждать утра, утром придет и смерть. Это дракон уже понял по зловещим шорохам и крикам за каменными стенами. Завтра у людей будет новый правитель, и никто из волшебников ничем ему не поможет: вернуть мантию может только тот, кто ее взял. И у него осталась только эта короткая ночь.
***
      Камнепад, вволю покидав камнями в караван на перевале, вернулся за братом, чтобы поиграть в любимую игру, когда он кидал камни, а Горный поток отнимал и уносил их. Старший брат все еще стоял у магического зеркала. Камнепад разинул рот и уставился на брата.
– Что это с ним? Его кто-то заворожил.
Снеговая гора мельком бросила взгляд на сыновей, не переставая прихорашиваться и разметать снег.
– Так, говорила же я тебе, что нельзя смотреть в глаза этой феи. Все, теперь не расколдуешь. Видно время твое пришло. Иди помогай ей, пока отец не слышит.
Камнепад был не согласен с таким положением дел. Терять брата и союзника по шумным и грозным играм! Из-за каких-то зеленых глаз, какой-то травяной феи из долины?
– Ну, нет, дудки! – Все сейчас отцу расскажу. - Но мать строго посмотрела на младшего сына.
– Попробуй только, и камней для игры больше не получишь. Ты лучше не лезь не в свое дело. Подрастешь, и мы и для тебя фею найдем, самую красивую. – Она приоткрыла потайную дверцу в ледяной толще и позвала Горный поток.
– Иди к Даринде, она научит тебя подниматься вверх. У нее вода горячая, она не может поднять Эолу во дворец: сварит. А ты сможешь. И ты, Камушек мой, иди сюда, загородишь все отверстия на время, чтобы брат смог поднять фею в тронный зал дракона. Не стой, как скала, вам еще до долины добраться надо. – Снеговая гора захлопнула за сыновьями дверь. В ледовом лабиринте Вулкан их не найдет и не остановит. Гора была мудрой, и праздники с нарядами любила все же больше поединков.
***
      Заговорщики все еще сидели в пещере Эолы. По каменным ступенькам дворца, не касаясь земли или травы, она сможет подняться только до середины лестницы. Даже если посеет все семена волшебного бамбука, какие у нее есть. Ещё неизвестно, смогут ли они вообще прорасти на обожженной мантией лестнице. Но тут опять вмешался эльф.
      Во дворце есть еще узкая винтовая лестница для слуг. Пусть Даринда своим гейзером поднимет тебя наверх. Ты бросишь мантию дракону, и вы удерете из дворца.
– Скажи мне, как мне принести гейзер во дворец, и как не сварить Эолу до того, как она отдаст мантию, а может и после. – Отрезала Даринда. – И откуда ты знаешь про лестницу?
– Там дракон не летает, ступеньки не палит. Прорастаем помаленьку. – Эльф не унывал. – Значит надо найти твоих водяных родственников, кто мог бы тебе помочь.
– Каких? Старого духа озера? Или маленьких ручейков? Да их тысячу надо собрать, чтобы подняться до тронного зала, и надо, чтобы они не испугались Эоловых цветочков. И когда мы их будем собирать, спрашивается? -
– Может быть, мы можем быть чем-то полезны. - Голос около пещеры прогрохотал не хуже, чем голос Вулкана.
– Горный поток! Чудо какое! Мы спасены! – Даринда закружилась по лужайке. – Бежим скорее во дворец. Только ты не смотри на него, а то он замедлит бег и не сможет тебя понять. – Она закрыла собой гостя от Эолы.
– Пусть так, с закрытыми глазами и бежит. – Вмешался эльф, ревниво удерживая фею за руку.
– Мы ее сами донесем. – Напирая на эльфа, возмущенно заявил Камнепад.
– Ой, давайте мы потом все-все-все перессоримся, когда мантию вернем. – Жалобно взмолилась нерпа.

      Подхватив Эолу, бамбук с мантией, младшего брата, и на ходу обсуждая детали с Дариндой, Горный поток устремился ко дворцу дракона.
– У мха спроси, где лестница. – Крикнул вдогонку эльф.
***
      Хотя на дворе была еще глубокая ночь, перед дворцом собралось уже довольно много народу. Горели факелы, толпа гудела, как потревоженный улей, готовая сорваться и полететь за любым, кто решиться что-нибудь скомандовать.
      Волшебники по следу Мха пробрались незамеченные к потайной лестнице. Там Камнепад засыпал все окна и щели, чтобы вода не вытекала зря. Горный поток, поддерживаемый Дариндой, стал поднимать Эолу вверх по каменному колодцу.
– Только мы не знаем, куда ведет лестница. – Сказала Эола, крепко прижимая к груди бамбук и, на всякий случай, крепко зажмурив глаза.
– В тронный зал, трон дракона будет справа. – Подсказал Мох, цепляясь за трещины в камнях.
***
      В тронном зале осмелевшие придворные уже стали окружать дракона. Они надвигались плотной толпой. Каждый про себя думал, что сначала они все вместе схватят и убьют дракона, а потом уж он-то успеет позвать своих воинов и провозгласить драконом себя.
      Дракон сначала хотел отходить к огню, но передумал, и одним прыжком вернулся на трон. Если ему суждено умереть, то он умрет на своем троне. Когда кольцо приблизилось почти вплотную, дверь потайной лестница с грохотом распахнулась под напором воды. Придворные шарахнулись от неожиданно появившихся волшебников. В проеме двери стояла фея с бамбуком в руке.
– Нет, этой помощи ему недостаточно. – Дракон с горечью смотрел на прозрачную фею, в листочках и белых цветах. Но она открыла глаза, скинула с бамбука листья и, изо всех сил размахнувшись, бросила стебель дракону через головы людей. Мантия, как живое существо, в полете стала выбираться из стебля и разворачиваться в воздухе.
– Это же мантия дракона! – Закричал главный министр и попытался перехватить летящий стебель. Но мантия уже достаточно развернулась, чтобы тот превратился в кучку пепла. Стебель упал и мантия, которая к тому моменту расправила все свои складочки, немного покружила над толпой, угрожающе нависая над особенно рьяными мятежниками, и опустилась на плечи дракона.
Дракон с облегчением выдохнул, и столб огня опалил близко стоявших к нему людей. Те рухнули на пол. Крики о помощи заглушил гул колокола: видевшие со двора столб огня воины, провозгласили победу дракона.
Эола широко раскрыв зеленые глаза, смотрела на дракона. Да, пожалуй, мантия коротковата, хотя она явно подросла, укрыв плечи своего хозяина. Дракон, стараясь не дышать в сторону неожиданной спасительницы, сказал:
– Я так вам всем благодарен. Если бы вы не похитили мантию, она бы, возможно, уже вчера убила бы меня своей тяжестью. А если бы не успели ее вернуть, сегодня до восхода солнца меня растерзали бы мои верные слуги. – Тут он все же не сдержал горестного вздоха и, если бы Эола не прыгнула в каменный колодец прямо на руки Горного потока, от нее не осталось бы и пепла. Только фея не успела закрыть глаза.
***
– Твоя работа. – Пробурчал Вулкан, всматриваясь в магическое зеркало. Это не было вопросом, уж он-то знал, на что способна его супруга с ее буранами и лавинами.
– Как думаешь сыновей из долины возвращать? Сами они теперь вряд ли вернуться. И зачем только ты отпустила их.
– Отпустила, чтобы вернуть мантию твоему дорогому дракону. Чтобы все закончилось миром. А феи ничего себе, хорошенькие. И сыновья наши выросли. Им пора жить своим умом и идти своим путем.
– Если он у них есть.
– Путь или ум? Ты осторожней выражения выбирай. Моих сыновей никто дураками не называл. Хулиганами, да, но не дураками. – Шалости сыновей были предметом особой гордости Горы: их считали самыми озорными из молодых волшебников.
– Я конечно должен буду мириться с Океаном? На радостях.
– Если захочешь. Дракона усмирили, книгу соберут, и все пойдет, как было заведено.
– Если захочу? А если они книгу не смогут собрать?
– Смогут. Маленький тролль упорный, да и невеста ему подстать.– Снеговая гора засмеялась и две небольшие лавины сошли к подножию.
– Ты сама поосторожней смейся, будь добра. Ладно, сама обо всем им скажешь. Я еще, пожалуй, поворчу немного, чтобы не очень-то гордились собой эти молодые.
***
      Только удалившись от дворца дракона и толпы людей на значительное расстояние, волшебники остановились, чтобы перевести дух и обсудить происшествие. Камнепад оглянулся вокруг и вместо брата, всегда всклокоченного, в пене и камнях, увидел чужого высокого светлого волшебника.
– Что же это в вашей долине творится? Ты что с моим братом сделала, как там озерный дед тебя зовет, чума зеленая!? И кто этот новый волшебник? Его с нами не было!
– Да это же я. Я все-таки не удержался и посмотрел в ее глаза. – Горный поток, ставший духом Новой реки, величавым и спокойным, с глубоким низким голосом, всей своей фигурой заслонил Эолу от крутившегося и прыгающего младшего брата.
– Нет, ну надо! Маленькая, зелененькая, а что сделала! Мама предупреждала. Пропал братец. – Не унимался Камнепад.
– Я не нарочно, я просто глаза не успела закрыть, когда прыгала от огня. Я же должна была видеть, куда прыгаю! – Защищалась фея.
– И что ты там увидела? Все вы так говорите. Вон и вторая улыбается так, как будто достала своим гейзером до маминой вершины. – Он покосился на Даринду и почему-то покраснел.
– Всё-таки неплохо у нас получилось. – Даринда сменила тему. – Эффектно и вовремя. Как и положено волшебникам.
– Я когда кинула бамбук, думала, только бы долетел. И тут мантия стала разворачиваться, как живая. Как мы всех там перепугали! Они теперь лет двести будут друг другу сказки рассказывать.
– В основном о том, какие они смелые, и кто кого и как спасал. – Захохотал Камнепад. Он не умел долго думать об одном и том же.
Тут в небе возникла снежная шапка материнской головы.
– Ну что, заговорщики, праздники устраиваем через неделю. Сначала Вулкан мирится с Океаном, потом три месяца играем свадьбы.
– Чьи это свадьбы? – Изумились духи и феи, тем не менее, смущенно отводя глаза от Снеговой горы.
– Там видно будет. – Усмехнулась та ласково, и снег ослепительно засиял в лучах восходящего солнца. – Когда старики все обсудят и уладят. А потом будет праздник возвращения волшебной книги, когда ее соберут.

(продолжение следует, может быть)
 отзывы (1) 
Оценить:  +  (+3)   
06:21 07.11.10
url  Weavers Матёрый писатель
***
Да, за всеми этими событиями все забыли про волшебную книгу. А Маленький тролль и Серебряная нерпа тихонечко сидели в пещере Эолы и нанизывали буквы на нити из мантии дракона. Им надо было найти свою страницу в книге, чтобы превратить нерпу в русалку. А собирать книгу, как и читать, надо по порядку, страницу за страницей. Теперь ни один волшебник, дракон или человек не смог бы оторвать их от этой работы. И когда заклинание исполнится, на свет появится новая сказка.
 отзывы (8) 
Оценить:  +  (+5)   
11:53 08.11.10