Главная

Поиск


?

Вопросы






FAQ

Форум

Авторы

Фантастика » Фэнтези »

Сказка о благородном рыцаре, огнедышащем драконе и прекрасной принцессе.

Нетипичная сказка.
 отзывы (0) 
Оценить:  +  (0)   
22:02 12.11.10
Я снимаю с трупа своего оруженосца перевязь со своим мечом, арбалет, кошель с его заработанными и частично украденными у меня исподтишка золотыми, с его лошади отцепляю два бурдюка с водой, из седельной сумки достаю завернутые в кожу болты для арбалета. Запрягаю своего коня и привязываю к дереву буцефала оруженосца, напоследок мочусь в костер, заправляюсь, завязывая многочисленные веревочки и застегивая пряжки на поножах. Забравшись в седло, осматриваю место нашего последнего привала: костер, лошадь Таля, сам Таль, из горла которого все еще бьет слабой струйкой кровь, и мальчишка-овцепас из замка на холме. Собственно, из-за этого мальчишки и лишился жизни Таль. Когда я привез оглушенного пастушка, растянул его веревками между вбитыми в землю колышками и положил в костер свой нож лезвием в огонь, Таль уже недовольно косился на происходящее, но у меня было чем с утра похмелиться, поэтому я был в хорошем расположении духа и старательно не обращал внимания на мину моего оруженосца. Позже, когда пастух, не выдержав и часа пыток раскаленным железом, согласился поведать мне все о замке и его хозяине, мой помощник был уже бледен лицом, хотя за восемь лет совместных странствий видел и не такое. Окончательно нервы моего компаньона сдали, когда я одним точным ударом отсек пастушку голову, и тугая горячая струя ударила в лицо Талю. Он начал кричать, проклиная меня за то, что я лишил жизни ни в чем не повинного мальчишку, хотя сам он явно не понимал, что этот мальчишка вполне мог добраться до замка раньше нас и поставить всех в известность о нашем прибытии. Я никогда не умел успокаивать бьющихся в истерике людей, по правде говоря, я их вообще терпеть не могу, да и глупость рассуждений Таля меня взбесила, но так или иначе Таль незамедлительно упал рядом с пастушком в густую траву, хрипя и брызгая кровью из перерезанного горла. Еще не хватало жалеть драконьих овцепасов! Я сначала думал похоронить Таля и пойти одвуконь, но земли вокруг кишат различным зверьем, из-за чего, собственно отару овец помимо мальчишки охраняло еще трое мужиков с дубинами и вилами, оставшихся лежать на выпасе с болтами в спинах; поэтому я решил оставить на поляне и оруженосца и его коня - это давало мне неплохой шанс добраться до замка без происшествий. Зато я прочитал над телом оруженосца молитву.
Замок стоит на черном после пожара холме на другой стороне долины. Ранее он принадлежал одному из влиятельных лордов, но не будет же дракон спрашивать у какого-то лорда разрешения вселиться в его замок. Точно так же, без разрешения, дракон заодно похитил дочь нашего короля, да славится имя его в веках, из-за чего и был нанят я. Нанят, конечно, громко сказано – на всех переговорах присутствовал и подписывал Контракт Драконоборца только Таль, так как у меня в тот день была страшная депрессия, вызванная похмельем и ужасным видом проститутки, чье, мягко говоря, несимпатичное лицо было первым, что я увидел после тяжелого пробуждения. Надо отдать должное мальчишке - пока я снимал головную боль элем и выгонял девку, тот составил Контракт на самых выгодных для нас условиях: принцессу доставить в любом состоянии, главное – доставить, после чего я могу на ней жениться и незамедлительно получить в свои владения ныне захваченный земноогненным замок. Помимо этого, король, да не померкнет память о нем в умах потомков, обещал мне два мешка золотых, однако аванса, гад, не дал, поэтому все предметы первой необходимости (как то: брагу, сменные портянки и арбалет) мне пришлось покупать на деньги, оставшиеся после последнего кутежа. Стоит отметить, что король, да не выцветет бархат его трона, вполне мог согласиться на поставленные драконом условия, дать два мешка золотом ему, а не мне и получить принцессу обратно, целой и невредимой. Но то ли для короля, да не иссякнет доблесть его, смерть дракона была делом принципа, то ли он подозревал чешуйчатого в нечестности, что на мой взгляд довольно глупо, так как эта особь, судя по старомодному поведению, принадлежала максимум к Четвертому поколению, и поэтому должна была неукоснительно соблюдать Кодекс Дракона, в отличии от драконов поздних поколений, которые срать и плевать огнем хотели на всякие кодексы. Но знать подобные тонкости король, да стоит незыблемо дворец его, конечно не мог. Вообще, за годы драконоборческой практики я заметил, что люди о драконах не знают почти ничего. По их мнению, драконы только и делают, что летают, поливают огнем деревни, жрут их жителей, похищают баб, а на старости лет проводят время в подвале замке, чеша пузо о награбленные драгоценности. Нет, и такое тоже бывает, за исключением убийства и поедания людей, конечно. Людям они предпочитают овец, а тому, кто будет доказывать обратное, можете смело плюнуть в рожу. Дракон до Четвертого поколения никогда не убьет человека. Все дело в том, что сами драконы могут обращаться в людей, в зависимости от цикла кровотока в организме, иначе как бы они крали, например, принцесс из замков, в ворота которых они не могут протиснуться. Так вот, по религии драконов, люди – тоже драконы, только не успевшие перекинуться обратно до окончания цикла, а убивать, а тем более есть сородича ни один дракон не станет. Это я узнал, когда по долгу профессии изучал книги дворцовых ученых о земноогненных. Так же интересен тот факт, что драконы боятся воды – она блокирует выработку воспламеняющихся элементов в их слюне, поэтому максимум, что может сделать испивший воды дракон – это грозно харкнуть на вас. У меня на базе этих знаний есть своя выработанная тактика по уничтожению рептилий, предмет моей гордости, однако она подразумевает участие двух человек. Последние восемь лет вторым был Таль, чем он, кстати, неизменно бравировал в компании гулящих девок, но сегодня придется справляться самому.
В перелеске возле замка я спешиваюсь, снимаю кирасу, перчатки, поножи, расшнуровываю сапоги и раздеваюсь догола. После из сумки, притороченной к седлу, достаю склянку с пахучей мазью, купленной у знакомого купца. Тот с пеной у рта доказывал мне, что мазь эта защищает от слабых ожогов и не позволяет даже сильному пламени сколь-нибудь значимо опалить кожу. Я, понятно, в такие россказни не поверил, но говорливый купец вскоре был связан, лишен портков, и усажен натертым мазью задом в костер. Через две минуты воющий купец был из огня извлечен и пытливо осмотрен. Однако на купеческой заднице не было ничего, кроме нескольких волдырей, и мазь была незамедлительно изъята мною из продажи. Натершись. Я снова одеваюсь. Закрепляю части доспеха и снимаю с пояса флягу, наполненную запасливым Талем самогоном еще в предыдущей деревне. Когда фляга демонстрирует мне дно, я сажусь на коня, готовый к работе.
Почесывая обросший за последний месяц бородой подбородок, перечеркнутый рваным шрамом, я подъезжаю к воротам замка. Двое стражей переглядываются и тот, кто, видимо, посмелее подходит хо мне:
- К кому, ваша Светлость?
- К хозяину, – не люблю идиотов и их вопросы, по мне видно, что я не к стражника мамаше приехал.
- Как вас представить?
- Хоть голым, только ворота открывай поживее.
- Прошу не хамить, а также представиться и назвать цель своего аааагггхххх!!!... – он хрипит и, выпучив бездумные глаза, смотрит на мою руку, сжимающую перевитую сыромятным ремешком рукоять меча, который вошел ему между ребер, пробил легкие и вышел, разъединив надвое позвоночник, из спины.
Высвободив ногу из стремени, я сталкиваю идиота с лезвия и, пьяно покачиваясь в седле, молча киваю на ворота второму привратнику. Тот, нервно икая, устремляется выполнять указания, а я, в последний раз оглянувшись на залитую жизнерадостным солнцем долину, въезжаю в замок.
Моего коня ставят в стойло слуги бывшего лорда, они же провожают меня внутрь и через некоторое время сообщают, что хозяин ждет меня в зале для аудиенций. Зал для аудиенций, судя по архитектуре, раньше служил для бальных церемоний: высокие расписные потолки, колонны, пол выложен сложной восточной мозаикой, а стены по обеим сторонам зала украшены фресками с изображениями людей, танцующих и пьющих вино. Дракон ждет меня в центре зала – огромная рептилия с желтыми глазами, сложенными за спиной крыльями, которые, вероятно, больше него самого, и матово поблескивающей чешуей. Я иду, часто моргая, чтобы глаза не слезились от едкого драконьего дыхания. Слева к моему ремню на карабинах крепятся бурдюки с водой, справа меч, за спиной на ремне висит арбалет так, что пальцами правой руки я придерживаю его крестовину, сзади к поясу прицеплен эбонитовый жезл длиной чуть больше метра с намотанной на него цепью. Когда я подхожу к дракону на десять шагов, в моей голове звучит его голос: «Кто такой?» Забыл упомянуть, что драконьи связки не приспособлены под человеческую речь, так что общаются они при помощи телепатии. Драконы последних поколений вообще не общаются, а сразу атакуют. К слову, связки дракона вообще ни подо что не приспособлены, поэтому от земноогненного вы не услышите ничего, кроме шелеста крыльев, цокота когтей и рева пламени, а на тех, кто говорит, что слышал драконий рык, ссать я хотел, не слезая с седла. Отвечаю вслух:
- Я – Эрик Рыжий.
«Наслышан, наслышан. И какова же цель твоего, несомненно, важного визита?»
- У меня на тебя Контракт.
«Жаль, я был бы не прочь предложить тебе стать моим гостем, нам было бы, о чем пообщаться. Но раз Контракт, то не будем терять время».
Я учтиво киваю. Все-таки, уважаю драконов ранних поколений: вежливы, гостеприимны, щедры, вопреки мнению живущих в грязных хлевах крестьян. Но работа есть работа. В паре с Талем мы работали на счет, вот и сейчас, когда мы накручиваем круги по залу, следя за движениями друг друга, и ожидая атаки противника, я готовлюсь начать счет. Вот сейчас, сейчас….
Раз!
Дракон открывает пасть и начинает шумно втягивать воздух; щелкнув карабином, срываю с пояса бурдюк и кидаю дракону в голову…
Два!
Тот рефлекторно хватает летящий предмет, сжимает челюсти и вместо огня выдает лишь струю слюны…
Три!
Арбалет в моей правой руке щелкает, болт вонзается в глаз змею, тот садится на задние лапы, а передними инстинктивно елозит по залитой кровью морде, пытаясь прочистить глаз, тем самым загоняя болт еще глубже…
Четыре!
Дракон валится на живот, я тут же запрыгиваю ему на шею, сняв с пояса жезл с цепью…
Пять!
Рептилия снова встает, задирает голову вверх, собираясь дать еще одну струю огня, которая, отразившись от потолка, накроет меня, но щелкает карабин, и в пасть лети второй бурдюк с водой…
Шесть!
Просовываю между челюстей дракона жезл. Цепь перекидываю через его голову и закрепляю на другом конце жезла, теперь земноогненный не сможет сжать челюсти…
Семь!
Нахожу за его левым ухом пульсирующую жилу и вгоняю в нее меч по рукоять, туго бьет кровь, рывком выдергиваю оружие…
Восемь!
Ослепший от боли дракон взвивается под потолок и бьется об него, силясь придавить меня, но я, предвидя угрозу, по цепи перелезаю под челюсть дракона…
Девять!
Вонзаю меч в зоб рептилии, висну на рукояти, и под моим весом меч вспарывает шею и грудь дракона; ощутив под ногами липкий от крови пол, отбегаю на двадцать шагов…
Десять!
Мертвый дракон валится к моим ногам.
Когда в зал просачивается испуганная челядь, я уже вытаскиваю из разрубленной груди дракона еще бьющееся сердце и укладываю его в специальный, сшитый из кожи мешок, оплетенный внутри особым сбором трав для лучшей сохранности сего ценного груза. Пока прислуга стоит и пытается осмыслить произошедшее, я усаживаюсь на тушу их бывшего хозяина, отколупываю с его спины одну чешуйку размером с ладонь и начинаю очищать иззубренный меч от запекшейся крови. Вскоре из толпы выталкивают для ведения диалога с драконоборцем самого, видимо, ненужного члена общества. Он стоит, трясется, мнет в руках фартук и дрожащим голосом спрашивает:
-А… это… как же, это быть-то таперича? – и съеживается, ожидая повторения судьбы привратника.
Сплевываю под ноги и отвечаю, передразнивая служку:
- А таперича я здесь хозяин. Половина убирает труп, остальные готовят жрать и доводят замок до блеска, а ты, - указываю на него мечом, от чего бедняга чуть не помирает со страху. – Ты проводишь меня к принцессе. Выполнять!
Слуга провожает меня до двери в комнату принцессы, расположенную на вершине одной из башен замка. По дороге он треплется о прелестях работы драконоборца и восхищении передо мной всех обитателей замка, а я пью из горлышка коллекционное вино из коллекции почившего лорда, который, как оказалось, умер своей смертью уже после появления дракона, и размышляю о том, не взять ли этого юнца оруженосцем. Перед дверью я выразительно смотрю на болтающего мальчишку, тот поняв, возвращается к своим обязанностям. Мечом срываю навесной замок.
Принцесса прекрасна. Ее золотистые волосы волнами ниспадают на затянутые в шелк плечи, взгляд гордый, светящийся счастьем, да, милая, я убил змеюку, можешь ничего не бояться…
- Ну, наконец-то! Чего так долго возился-то, идиот?
Да, боюсь, что со счастьем я малость ошибся. Чего-чего, а такой реакции я никак не ожидал.
- Чего ты вылупился смерд? Иди вниз, запрягай лошадей в карету! И помойся, а то с таким кучером я в дороге задохнусь!
Беру себя в руки:
- Успокойся и не ори на мужа.
- Что?! Какого мужа? Ты болен? Хочешь, я позову лекаря? Что ты несешь, кретин?! Мой муж – Якоб, принц Ардевила, а не зачуханный мужлан!!!
Молча протягиваю ей контракт. Ловлю себя на том, что начинаю закипать сам. Она читает и меняется в лице, но не в лучшую сторону:
-Что это за бред?! Тебе еще и замок отходит?! Так, быстро запрягай и вези меня домой, а там я поговорю с папашей, как земли нищебродам за так отдавать! И молись, чернь, чтобы мой настоящий муж не приказал тебя колесовать!
Она продолжает разоряться до тех пор, пока закованный в железо кулак не ломает ей нос, и она не теряет сознание. Как же ты меня, сука, достала.
Когда сознание возвращается к принцессе, она понимает, что привязана за руки и за ноги к кровати спиной кверху. Я в тот момент, когда она начинает извиваться и верещать, срезаю последнюю шнуровку с ее корсета.
- Что ты делаешь, скотина? Отпусти! На помощь!
Получив подзатыльник, она немного успокаивается, но ненадолго.
- Ты что задумал?
- По контракту, все условия которого я выполнил, ты – моя жена, и те пару дней, что я буду отдыхать в замке, мы будем исполнять супружеский долг, независимо от твоего на то желания.
-Сука! Мразь! Выпусти! Если отец узнает…
- Заткнись. Ты же прочитала контракт, там написано, что я должен тебя доставит в ЛЮБОМ состоянии.
- Ты что думаешь, изнасилуешь, отвезешь домой, и ничего тебе за это не будет?! Да тебя, мудака, мой жених на кол посадит на главной площади города!!!
- Не уверен. Видишь ли, твой отец свято уверен, что дракон мог его обмануть, - я уже в ярости, но стараюсь этого не показывать.
- И что?
- Так вот, я скажу, что он действительно его обманул.
- Ты что, не собираешься меня везти домой?!
- Нет. Пожалуй, я отвезу отцу только твою голову, сука.

 отзывы (1) 
Оценить:  +  (0)   
08:22 01.11.10