Главная

Поиск


?

Вопросы






FAQ

Форум

Авторы

Проза » Современная проза »

Sic erat in fatis (так было суждено)

Даже не знаю, с чего начать. Я никогда не любила писать, у меня просто нет таланта выражать свои мысли на бумаге. Намного проще было бы все наговорить на диктофон, но я нахожу это довольно смешным, зная, что ты разговариваешь с маленьким, записывающим каждое твое слово и каждый шорох в радиусе несколько метров, аппаратом. Тем более, я где-то слышала, что проще, чисто психологически, высказаться на бумаге, нежели произносить слова вслух. Вот поэтому я уселась поудобнее в кресло, забралась я с ногами - так комфортнее - положила на колени ноутбук, и теперь бью пальцами по совершенно неудобной клавиатуре. Я знаю, что мой рассказ будет длинный и запутанный. Признаюсь, я уже подзабыла, как точно все было. Ладно, обо всем по порядку, а начну я, пожалуй, с самого начала…
 отзывы (0) 
Оценить:  +  (0)   
15:54 26.10.10
Даже не знаю, с чего начать. Я никогда не любила писать, у меня просто нет таланта выражать свои мысли на бумаге. Намного проще было бы все наговорить на диктофон, но я нахожу это довольно смешным, зная, что ты разговариваешь с маленьким, записывающим каждое твое слово и каждый шорох в радиусе несколько метров, аппаратом. Тем более, я где-то слышала, что проще, чисто психологически, высказаться на бумаге, нежели произносить слова вслух. Вот поэтому я уселась поудобнее в кресло, забралась я с ногами - так комфортнее - положила на колени ноутбук, и теперь бью пальцами по совершенно неудобной клавиатуре. Я знаю, что мой рассказ будет длинный и запутанный. Признаюсь, я уже подзабыла, как точно все было. Ладно, обо всем по порядку, а начну я, пожалуй, с самого начала…
Знаете, я всегда любила путешествовать, открывать для себя новые места, познавать чужую культуру, знакомиться с новыми людьми, которые часто разочаровывают. Когда-то я интересовалась всем, хотела знать все, поэтому зубрила, именно так зубрила изучаемые предметы. Но больше всего мне нравилась история и искусство зарубежных государств. Меня привлекали тайны этих стран, и я часами просиживала в городской библиотеке в поисках каких-либо до сих пор полностью не раскрытых событий истории. Домой я приходила поздно и уставшая. Родители возмущались, говорили, что так просто нельзя. Но что их действительно напрягало, так это то, что я не хочу заниматься их бизнесом. Они прекрасно понимали: в большей степени я интересуюсь историей и искусством, а никак не ботаникой и агротехникой и не собираюсь в будущем руководить их сетью цветочных магазинов по стране.
Порой я мечтала, свернувшись в кресле и укрывшись одеялом, что когда-нибудь со мной произойдет что-нибудь такое незабываемое, то, что будет трудно даже описать. Когда мне стукнуло, если не ошибаюсь, двадцать лет, я перешла на третий курс исторического факультета. Друзей у меня было мало - хоть пристрелите меня на месте и свалите в канаву на съедение крысам и другой плотоядной живности, но я никогда не любила общаться с людьми, в большей степени я одиночка, и совершенно не боюсь такого слова, как одиночество. Однако есть такие люди, без которых я просто не могу существовать: родные, мой близкий друг - Аркадий, мы с ним еще вместе играли в салки во дворе, две подруги с курса - Ксюша и Аня, и моя старая подруга Лена. Всё! Если я с ними в течение недели не поговорю, то эти дни прожиты зря.
К концу второго курса подруги вытащили меня в клуб в честь окончания летней сессии. Именно тогда я поняла, что громкая музыка, старания двигаться в ритм и много выпивки просто не для меня.
На третьем курсе пошли, в основном, профилирующие предметы и больше времени уходило на зубрежку. Я почти не выходила на улицу, сгорбившись, сидела над энциклопедиями, книгами, научными журналами и конспектировала, конспектировала… в то время как все остальные наслаждались жизнью. В итоге, я сильно посадила себе зрение, пришлось идти в оптику за очками.
В конце лета мне удалось выпросить у родителей поездку за границу. Назвав первую страну, которая пришла мне в голову, папа чуть ли не на следующий день принес мне билет в Румынию.

1
Положив в чемодан последнюю теплую кофту, я застегнула молнию и еще раз оглядела комнату – не забыла ли что крайне необходимое для поездки, со мной такое бывает.
- Рина, ты все взяла с собой? – спросила мать, выглядывая из кухни.
- Ну, да… Вроде бы все. – Заверила я и поставила чемодан возле входной двери.
- Почему бы тебе не помочь мне на кухне, у тебя еще как раз есть время до приезда такси. Жаль отец в командировке, иначе бы он тебя отвез в аэропорт.
Я прошла за мамой в светлую кухню. Когда последняя тарелка упокоилась на сушилке, зазвонил мой мобильный телефон - звонил таксист с ужасным акцентом.
После долгих прощаний с матерью и со словами: «Я вернусь через две недели, и соскучиться не успеешь», - я вышла из нашей огромной квартиры, выкатила за собой чемодан, и направилась к лифту. Когда массивные железные двери закрылись, меня охватило счастье оттого, что я наконец-то уезжаю, но счастье было не от того, что покидаю родной дом, а от того что скоро я россиянка коснусь своими ногами в черных дорогущих туфлях румынской земли. Сколько тайн скрывает эта страна? Эти жуткие легенды (разумеется, я в них не верила, но хотелось бы!), красивые замки…
Усевшись на заднее сидение, я пристегнулась и взглянула через только что протертое стекло на окна нашей кухни. Мама махала мне, придерживая одной рукой шелковую нежно-розовую занавеску. Прикоснувшись к окну кончиками пальцев, я улыбнулась. Машина тронулась, оставив родной дом позади.
Буквально через час (а может дольше?) желтая машина остановилась возле аэропорта. Водитель помог поставить мой чемодан на тележку и получил свои долгожданные деньги, это я поняла по его глазам, которые зажглись при видя наличных.
Толкая перед собой тележку, я вошла в вестибюль, ища глазами мою группу, с которой должна была вылететь из Москвы.
Возле больших весов стояла небольшая группа людей, окружив женщину с короткой стрижкой, державшую в руках табличку.
- Здравствуйте, я Екатерина Светлова, - проговорила я, подходя к группе.
- Так, отлично, - женщина отдала табличку другой женщине и вычеркнула мое имя из списка. – Еще пару человек и можно идти на регистрацию. Кстати, я Натали.
Я кивнула (я всегда так делаю при знакомстве). Группа была из двенадцати человек: две супружеской пары (одна из них присоединилась к нам через несколько минут после моего прихода), два парня лет двадцати пяти, остальные - пятеро школьников с учителем и я.
- Начинается регистрация на рейс номер 145, Москва-Бухарест, – прозвучал в динамиках нудный женский голос.
Мы потянулись в уже выстроившую очередь. Через полчаса мне поставили штамп в паспорте, забрали чемодан и пропустили в зал ожидания (из головы вылетело, как правильно называется). Усевшись на свободное пластиковое кресло, пришлось ждать рейс. Раскрыв книгу, положив ее на колени, я поправила очки и побежала глазами по строкам (как же называлась та книга? Кажется, что-то на «К» или «П»? Не помню…).
Когда я наконец-то уселась в мягкое кресло самолета, руки машинально потянулись к ремням безопасности.
- С вами все в порядке? – спросил симпатичный парень из нашей группы. – Вы бледная.
- Не беспокойтесь, все замечательно! – я попыталась улыбнуться, но это не получилось.
Я поправила кудрявую прядь светлых волос, упавшую мне на лицо.
- Боитесь летать? – снова заговорил парень.
- С чего вы взяли? – я достала сотовый и выключила его.
- Это видно, - пожал плечами он. – Мне кажется, что нам нужно познакомиться. Меня зовут Михаил, но все зовут меня Миша.
Он протянул мне руку, слегка замявшись, я все-таки ее пожала.
- Катя, но все зовут меня Риной.
- Очень приятно, - парень улыбнулся (у него была просто очаровательная улыбка! Я уже не говорю про волнистые темные волосы закрывающие уши).
- На той стороне сидит мой друг, вы одна летите?
- Да.
- Почему Румыния?
- Так захотелось.
- Понятно, - Миша, наверное, понял, что разговорить меня не так легко, достал из сумки журнал и принялся читать, изредка поглядывая на меня.
Закрыв иллюминатор шторой, я почувствовала, как самолет начал разгоняться и вскоре взлетел.
Почти весь полет меня сопровождали довольно странные сны, поэтому периодически я вздрагивала и просыпалась, ловя на себе молчаливый взгляд соседа. Удивительно, но я почти не помню, что мне снилось, а это редкость для меня. Я привыкла помнить «unos suenos» (как говорил мой хороший знакомый), а потом тихо лежать с открытыми глазами и прокручивать происходящее со мной во сне, переживая все заново. А здесь – провал! Это потом для меня такое пробуждение станет нормой, и я даже привыкну к попыткам вспомнить хоть что-нибудь.
- С тобой все в порядке? – услышала я голос Миши после того, как внезапно проснулась в очередной раз. Он сидел, развалившись в кресле и облокотившись на подлокотник, подпирал голову рукой.
- Да, просто дурной сон приснился, - попыталась оправдаться я.
- Я вижу. Скоро идем на посадку, ты точно в норме?
- Я же сказала, - в моем голосе послышалось раздражение, но Миша этого даже не заметил или сделал вид.
Вскоре самолет плавно опустился на взлетную полосу. Посадка оказалась мягкой, и все пассажиры поблагодарили экипаж аплодисментами.
Получив свой багаж, я подошла к Натали. Она выглядела измученной.
- Не люблю летать, не люблю аэропорты, - бормотала она. – Сейчас еще уйму времени потеряем, пока все получат свои шмотки. Эй! Мы здесь!
Натали помахала рукой довольным школьникам, которые шли с видеокамерами и фотоаппаратами.
Я присела на свой чемодан и с любопытством стала наблюдать за людьми: группа китайцев стояла возле больших часов; небольшая компания людей, одетых в одинаковые костюмы и с картами в руках; студенты, с которыми я летела в одном салоне; пожилая пара, державшись за руки, шла к выходу, а носильщик вез на тележке их багаж. Мое внимание привлек мужчина в черной майке и темных штанах. Не знаю почему, но я заинтересовалась и, не отрывая взгляд, следила за ним. Мужчина несколько раз оглядел зал, а затем как будто растворился в толпе туристов из Колумбии (я это поняла по флажками в их руках).
- Рина, - послышался рядом голос Миши, - это мой друг – Женя.
- Привет! – я кивнула высокому блондину.
Он не ответил, но слегка улыбнулся в ответ на мою улыбку.
- Внимание! – Натали жестом подозвала нашу группу к себе. – Возле выхода нас ждет автобус. Направляемся к нему!
Группа расселась в просторном автобусе, а я села одна возле окна почти в самом конце. Пока я доставала из кармана куртки плеер и распутывала наушники, я невольно прислушивалась к женскому голосу с ужасным акцентом, который звучал из динамиков:
- Добрый день! Я Елена. Буду вашим экскурсоводом. Перед тем, как мы с вами въедем в нашу столицу, я хотела бы немного рассказать о нашей стране. Румыния находится в бассейне нижнего Дуная, надеюсь, вы знаете, что такое Дунай! – Елена противно засмеялась и продолжила. – На востоке Румынию омывает Черное море. Наша страна намного меньше вашей, ее территория составляет 237,5 тысяч квадратных километров. Хочу также добавить, что в центральной и северной частях нашей страны находятся, то есть располагаются, да, так будет вернее, располагаются Восточные и Южные Карпаты и Трансильванское плато. Так, теперь немного истории. – Елена перевела дух и осмотрела группу, на ее удивление, все ее внимательно слушали. - В I века до нашей эры по III век нашей эры, люди, населяющие эти места, а именно гето-дакийские племена, вели борьбу против римлян. В начале II века нашей эры область расселения даков попало под господство Рима и была превращена в римскую провинцию Дакию. Потом кто только не оседал на территории Румынии: и племена готов, и гепитов, и авар! Однако это случилось уже после ухода римлян! В XIV веке образовались феодальные государства - это Валахия и Молдова. Да, кстати, - Елена обратилась к Натали, - вы собираетесь в Валахию?
- Да, конечно! – Натали кивнула и снова уткнулась в путеводитель по Румынии.
- Так вот, - Елена стала продолжать, - эти государства попали в XIV под османское иго. Сама же Румыния образовалась в 1859 году, когда княжества Молдовы и Валахии были под властью Александра Кузы, который и получил титул князя румынского. Но его место занял принц Карл, очень, между прочем, интересная личность! – Елена улыбнулась и замолчала, но потом, как будто проснувшись, стала продолжать. – В 1877 году Румыния подписала договор с вашей страной, Россией, против Турции и провозгласила свою независимость.
Под занимательный рассказ экскурсовода автобус въехал в Бухарест. Я прямо-таки прилипла к окну, разглядывая дома и людей. Город выглядел довольно красиво, по крайней мере мне так казалось. Тем временем Елена переключилась на историю Бухареста:
- Дороги в Бухаресте построены по радиально-кольцевому плану. Самая старая часть Бухареста расположена на левом берегу Дымбовицы, там раньше был Цветочный бульвар. Там можно посетить храм Куртя-Веке, построенный в 1559 году, так же можно увидеть церковь Ставрополис 1730 года постройки. Сейчас, если мы выглянем в окна, то можем увидеть новую часть города, тут расположены здания конца XIX и 1-й половины XX веков в стиле национальной романтики, неоклассики и так далее.
Елена прервала свой монолог и снова повернулась к Натали:
- Вы сначала в отель или сразу на экскурсию по городу?
- Сначала в отель, оставим там вещи и пешком пойдем гулять по городу, – ей явно не нравилось, что ее постоянно отвлекают от чтения, поэтому голос казался холодным и недобродушным.
Экскурсовод снова поднесла микрофон к сильно накрашенным алой помадой губам. Мне, если быть честной, уже надоело слушать плохой русский язык, тем более все, что сейчас говорила Елена, я давно знала.
Наверное, стоит рассказать об отеле. Но что именно рассказать? Сколько звезд, какая комната, как обслуживание?
Меня поселили одну в дорогом номере, все было просто замечательно. Шоколад на подушках, мини бар, ванна в золотистых тонах, а из окна потрясающий вид на город.
В отеле было много ресторанов с кухней на любой вкус, однако мы питались в огромном зале со шведским столом.
Положив на поднос миску с хлопьями и взяв чашку с какао, я обвела взглядом зал. За круглыми столиками сидели люди по три человека. Хоть в это время суток народу было мало, но найти свободное место оказалось нелегко.
- Пошли с нами! – пригласил меня Миша, подходя ко мне сзади. – Мы сидим вон за тем столиком!
- Спасибо, - улыбнулась я, садясь на свободный стул рядом с Женей.
- Ты еще с кем-нибудь познакомилась? – спросил Миша, намазывая на маленький кусочек белого хлеба масло.
- Пока нет. А вы?
- Удивительно, но с нами в одной группе есть наши старые знакомые.
- Серьезно? Кто?
Я могу себе представить, как у меня в тот момент блестели глаза от любопытства.
- Одна супружеская пара. Они поселились напротив тебя.
Я нахмурила лоб, пытаясь вспомнить своих соседей. Он – мужчина в теле, с ровной красиво подстриженной бородкой. Она – маленькая, хрупкая и хрупках, но в глазах постоянно горел недобрый огонек.
- Где вы с ними познакомились? – я сначала испугалась, что задаю слишком много совершенно не касающихся меня вопросов, и поэтому заизвинялась. – Прости, это меня не касается! Мне совершенно не интересно, как вы познакомились!
- Да это и не секрет, - спокойно ответил сидящий напротив Миша.
- Все равно, мне не надо это знать! – запротестовала я, заметив, как парни как-то странно переглянулись, я еще больше занервничала, постоянно поправляя очки.
До сих пор молчавший Женя, поднялся из-за стола и, похлопав друга по плечу, ушел. Миша понимающе кивнул и как ни в чем не бывало заговорил про дайвинг, говоря, что интересуется им уже очень давно.

Мечтая о своем будущем, я всегда представляла себя в окружении понимающих меня людей. Друзья, приятели, подруги, которые лояльно относятся ко всем моим закидонам, плюсам, минусам и недостаткам – рисовались в моем воображении теплыми красками. Как банально это не звучало бы, но они всегда должны быть на моей стороне, помогать мне и делиться со мной своими переживаниями за чашечкой чая в уютном маленьком кафе. Вот такая я эгоистка!
Но сейчас, разгуливая по невероятно красивым улицам города, я была совершенно одинока. Каждый ехал на отдых с другом или со второй половинкой, а я просто не нашла для такого дела никого.
- Почему ты грустишь? – Миша незаметно подошел сзади и слегка толкнул меня в плечо.
- Все нормально.
- Ты не очень разговорчивая, да? – улыбнулся парень, закрывая рукой глаза от палящего солнца.
- Как и твой друг, - я поискала глазами Женю. – Где он?
- Где-то рядом. Здесь красиво, да?
- Очень. Странно, что ты поехал отдыхать с другом.
- А должен был поехать с девушкой? – засмеялся Миша. – Для нас это что-то типа командировки.
- Да ладно! – удивилась я. Миша был выше меня на две головы, поэтому я очень редко бросала взгляд на собеседника и предпочитала осматривать улицы, дома и прохожих.
- Смотри, какие красивые розы! – Миша взял меня за руку и повел к клумбе возле маленького ресторанчика сплошь усыпанной разноцветными розами. Сорвав одну, мне показалось самую красивую, он протянул ее мне. – Не переживай, это никто не заметил. Ты же любишь розы?
- Откуда ты знаешь? – я почувствовала, что краснею, принимая скромный, но очень красивый подарок.
- Их все любят.
С этим я готова была поспорить, но не стала портить такой, казалось мне, романтический момент. Я была романтиком, да и сейчас им остаюсь. Правда, для меня слово «романтика» почему-то тесно связано с глаголом «люблю». Люблю смотреть на закат, сидя на крыше высотки – ведь это так романтично! Люблю лежать на летней земле и смотреть на звездное небо, люблю загадывать желания, когда падает звезда. Люблю встречать восход солнца на пляже, утопив ноги в теплый песок… Разве не романтично? На мой взгляд – да.
Экскурсия по городу была длинная и немного утомительная. Пройдя большую часть пути пешком, к концу мои ноги завыли от усталости. Дав себе слово, что когда доберусь до своего номера, то сразу же приму горячую ванну, предварительно насыпав побольше морской соли с ароматом какого-нибудь экзотического цветка.
Я так и сделала. Устроившись в широкой ванне под большим облаком пены, я провела в воде больше получаса. Когда вышла из ванной комнаты, обмотавшись белым махровым полотенцем, то обнаружила возле двери записку: «Как освободишься, загляни ко мне. Михаил». Улыбнувшись, я положила бумажку на столик и принялась приводить себя в порядок, начав с сушки волос и заканчивая выбором наряда.
Я потратила на все двадцать минут, а потом еще минут пять ломалась: стучать в дверь или нет? Выбор был сделан и я неуверенно постучалась.
- Привет! – выходя из номера, проговорил Миша.
Я невольно осмотрела его: черная рубашка, потрепанные темные джинсы и стоптанные, но модные кеды. Я почувствовала, что он делает то же самое, бегая взглядом по моему красному платью, длиной чуть ниже колен.
- Ты просил зайти, - ответила я на его приветствие.
- Я собрался посидеть в баре. Не хочешь присоединиться?
Я вдруг почувствовала, что влюбилась в стоящего передо мной человека. Да и сейчас сердце бьется сильнее, когда я вспоминаю его темные волнистые волосы, которые он никогда не забирал в хвостик, как многие его сверстники, и невероятно зеленые глаза; мягкий голос, плавные движения и улыбка.
- Да, с удовольствием.
Мы спустились в тихий кафе-бар и устроились в самом углу под лампой, отбрасывающей красный свет.
- Что будешь? – спросил он, листая меню. – Можно я закажу?
- Только ничего крепкого, - попросила я.
- Один яблочный дайкири и ром с колой, - отдавая меню худому официанту, Миша повернулся ко мне. – Учишься?
- Я перешла на четвертый курс исторического факультета.
- Историк, значит. Это здорово.
В этот момент он как-то уж очень странно на меня посмотрел. Как будто зафиксировал у себя в памяти то, что я только что сказала.
- А ты?
- По образованию я математик.
- Я с математикой не дружу, - честно призналась я. – Я даже порой забываю, как складывать в уме! Слава Богу, что телефон всегда под рукой.
Нам принесли напитки, и Миша произнес первый тост за знакомство. Чокнувшись бокалами, я попробовала коктейль. Он оказался очень даже вкусным.
- Все-таки, почему Румыния? – неожиданно спросил Миша, постукивая пальцем по бокалу.
- Я сейчас назову один из самых популярных ответов: Дракула! – я слегка смутилась, отвечая на этот вопрос. Эта тема была уже изъезжена вдоль и поперек в книгах и в фильмах, поэтому большинство людей реагируют одинаково, но не Миша.
- Почему Цепеш?
- Я думаю, что большинство людей, после одноименного романа рано или поздно решают поближе познакомиться с этой личностью. Я не исключение. Сначала я купила книгу по истории Румынии, прочитала там про его отца, про правление непосредственно самого Влада III. Затем проштудировала много статей в интернете, отрыла там же старые легенды. В общем, он очень интересная личность. Но на самом деле, я еще кое-что искала. Клады.
- Клады? – напряженно спросил Миша.
- Почти в самом начале романа написано про голубое пламя в горах в тех местах, где зарыты сокровища. Мне было пятнадцать, когда я пыталась найти хоть одно упоминание об этом в исторических документах.
- Нашла?
- Нет! Зато нашла про зарытые клады на территории Англии.
- А ты хотела бы вооружиться металлоискателем и погулять с ним в поисках забытых старинных вещей?
- Конечно! И сейчас хочу! Это должно быть что-то невероятное! А то, что ты ощущаешь, когда у тебя в руках находится поистине ценная и старинная вещь, просто не забываемо! Пусть это даже маленькая иголка или может быть большие позолоченные часы с каким-нибудь ангелочком…
Миша хотел что-то сказать, однако у него зазвонил мобильный. Извиняясь, он взял трубку и на иностранном языке (мне показалось, что это был японский) улыбаясь, проговорил что-то в трубку и отключился.
- Что это был за язык? – с любопытством спросила я.
- Китайский, - ответил Миша, убирая телефон в карман.
- Здорово! Я раньше очень хотела учить китайский, но он - тяжелый, пришлось бы сидеть по три часа в день, и мне пришлось отказаться. Скажи что-нибудь по-китайски!
И снова какое-то странное ощущение. Взглянув на Мишу, мне опять показалось, что что-то не то. После моей просьбы он растерялся, слегка приоткрыв рот, и пристально посмотрел на мое радостное лицо.
- Ты же только что слышала, как я разговаривал, - медленно проговорил он.
- Да, но мне все равно хочется еще что-нибудь услышать! –ответила я. – Ладно, потом как-нибудь мне продемонстрируешь свои познания. Может, пойдем?

Рано утром, когда солнце только взошло над городом, мы уселись в автобус и поколесили в нужное направление. Мимо пролетали красочные деревушки и леса. Кое-где мелькали озера и поляны, засеянные кукурузой и разными злаковыми культурами.
Я все время смотрела в окно, постоянно улыбаясь, вспоминая минувшую ночную посиделку в баре. Раз пятнадцать за дорогу я оборачивалась и вглядывалась в лицо моего нового знакомого, Миша молча сидел рядом с другом, положив левую руку на спинку переднего сидения. Они не разговаривали, но у меня создавалось впечатление, что друзья читали мысли друг друга, потому что мимика их лица постоянно менялась.
Мы прибыли в Сигишоару, где первым же делом нас разместили в небольшом отеле. Мой номер находился на последнем этаже.
Я оставила чемодан возле входной двери и медленно прошлась по узкой комнатке, с любопытством осматривая деревянные стены, картины, написанные масляными красками, и, наконец, мой взгляд упал на тяжелые бордовые портьеры, закрывавшие небольшое окно.
Проведя пальцами по грубой ткани, я резко отодвинула штору, и мои глаза ослепил яркий солнечный свет. Зажмурившись, я отвернулась, но потом снова выглянула в окно. Мое сердце бешено забилось, при виде такой красоты. Перед моим взором открывался потрясающий вид на горы. Мне сразу же захотелось оказаться на самой высокой точке и вдохнуть чистый хрустальный воздух.
Я могла еще долго стоять возле окна, заворожено рассматривая поросшие деревьями и кустарниками склоны гор и маленькую старинную кривую улочку перед отелем, как бы обнимающую подножье своими каменными руками. Однако в дверь постучались, и Натали сказала, что мы все собираемся внизу через пятнадцать минут. Но не успела я закрыть дубовую дверь, как в нее снова постучались.
- Привет! – радостно воскликнула стоящая передо мной девушка. – Извини, что отвлекаю тебя, но у тебя случайно нет пленки для фотоаппарата? Я знаю, что они уже давно вышли из моды, что теперь все как один пользуются цифровыми, но я никак не могу отказаться от этой малышки!
Девушка показала мне старый черный фотоаппарат и невольно улыбнулась.
- Так у тебя нет?
- Извините, - виновно проговорила я.
- Ничего, может, в этой дыре еще не знают о существовании цифровых фотоаппаратов! Кстати, меня зовут Софи. Удивительно, я с мужем опять оказалась в номере напротив тебя!
Девушка рассмеялась и заглянула мне через плечо. Мне стало неудобно, и я пригласила соседку войти. Софи, проходя в комнату, бросила на меня мимолетный взгляд.
- Какой красивый у тебя кулончик! Что он значит?
- Это мое счастливое число, - я машинально потянулась к шее и дотронулась до украшения.
- О, а сегодня как раз четырнадцатое число! – энергично сказала Софи. – Может, тебе сегодня повезет! Ой, нам же надо быть уже внизу. Натали такая странная, ужас просто! Ладно, я пойду.
2
Экскурсия прошла просто замечательно. Я побывала в таких потрясающих местах, пропитанных временем и тайной! Наверное, я половину времени провела с открытым ртом и широко раскрытыми глазами, постоянно фотографируя, поэтому к концу дня у меня закончилась в фотоаппарате память. Слава Богу, я взяла с собой три карты памяти, иначе пришлось бы удалять фотографии, чего я очень не люблю делать.
- Проголодалась? – улыбнулся Миша, подняв воротник черной куртки.
- Немного, в кафе нас ждет вкусный ужин, - посмотрев на съежившегося парня, мне самой стало прохладно.
- Да ну этот ужин. Я знаю хорошее местечко. Пошли? – он так пристально посмотрел на меня, что я теперь сжалась не от ветра, а от холода зеленых глаз.
- Пожалуй, я лучше пойду со всеми, - решительно ответила я и направилась за группой.
Но Миша остановил меня, схватив меня длинными пальцами за локоть. Я сразу поняла, что мне совсем не хочется идти со всеми в кафе и согласилась на приглашение.
Мы устроились в маленьком уютном ресторанчике под оригинальным железным светильником в самом углу за круглым столиком. Миша снова не дал мне заказать, попросив у официанта утку и красное вино.
Признаться честно, я не очень понимала, почему он проявляет ко мне такой интерес. Сначала роза, потом бар, а теперь ресторан. Я не была красавицей. Мне всегда казалось, что распущенные темные волосы мне не идут, поэтому резинка была верным другом.
- О чем задумалась?
- О жизни, - честно ответила я, нервно теребя в руках салфетку.
- А что ты хочешь от нее?
- В смысле? – не поняла я.
- Если бы ты случайно познакомилась с человеком, который мог исполнять желания, что бы ты загадала?
В это время официант принес на пробу вино. Миша отвлекся на пару минут, а я думала. А, правда, что бы я загадала?
- Мне с трудом даются иностранные языки, - задумчиво произнесла я, смотря, как Миша пробует вино. – Было бы неплохо, за раз выучить все языки и знать их как свои пальцы.
- То есть, ты хочешь владеть всеми языками в совершенстве?
- Да, хочу, - уже решительнее ответила я, кивнув головой.
- Отлично, это первое желание. А что на счет второго?
- Тебе так нравится эта тема? – усмехнулась я, но мне самой стало интересно, я никогда об этом не думала. Это было так забавно, что я стала перебирать в уме всякую чушь, вспоминая фантастические сериалы и мистические фильмы. – Хорошо, над вторым надо подумать.
- Следом будет третье.
- Третье? – растеряно протянула я. Что-то этот разговор меня начал напрягать.
- Ну да, всегда есть третье. Почему ты не ешь? – Миша указал на мою тарелку вилкой. – Очень вкусно. Здесь всегда хорошо готовили! Ты подумала?
Краем глаза я заметила, что Миша посмотрел на часы, а потом медленно сделал глоток вина.
- Я придумала. Я хочу прожить интересную и насыщенную жизнь, наполненную приключениями.
- Я предлагаю тост! – неожиданно сказал Миша, поднимая бокал. – Время уходит, а мы все никак толком не выпьем. За исполнения желаний!
Мы подняли в воздух бокалы и тихонько ударили их друг об друга.
- А чтобы ты загадал? – поставив фужер на стол, с любопытством спросила я.
- Ничего. У меня все есть, - Миша исподлобья взглянул на меня, рарезая мясо.
- А твой друг всегда молчит? – я сначала растерялась, потому что не ожидала сама от себя услышать такой вопрос. Он просто слетел с моих губ. - Я еще ни разу не слышала его голос. И ни разу не видела, как вы разговариваете.
- Ты хочешь с ним поговорить? Я могу ему позвонить, и он сразу прибежит.
Я промолчала, почувствовав на себе пристальный взгляд. Мне стало как-то не по себе, и решив сменить тему разговора, я изобразила на лице что-то наподобие улыбки и заговорила про политику, подумав, что это самое то.
Подали десерт - лимонный щербет политый сверху шоколадом и украшенный веточкой мяты. Это оказалось очень вкусно, но я смогла осилить только один шарик мороженого.

Почти всю ночь я не спала. Тело все ныло, как если бы я прошла целую сотню миль без остановки, голова была готова расколоться, как кокос, на две половинки. Выпив несколько таблеток обезболивающего, я устроилась на широком подоконнике, прижав к себе ноги и положив на колени голову. Я с грустью смотрела на темную улицу, на которой играл свет от фонарей.
На меня напала грусть. Я сразу подумала о том, что будет, когда я вернусь домой? Ответ был очевиден: университет вместе с курсовыми, зачетами и экзаменами, и совсем никакой личной жизни среди учебы. Иногда мне хотелось просто не вставать утром, проспать или сделать вид, что не услышала будильник или что забыла его завести… Однако «увы», все равно мне приходилось спускать ноги с уютной кровати на ковер в семь утра, видите ли, совесть не позволяла мне так поступать. Один раз я, правда, как говорится: «забила» на занятия, и мы с подругой пошли на новинку в кино. Так я потом целую неделю маялась, не могла простить себе незапланированного выходного, в итоге я все ела, ела и поправилась на несколько килограммов, потребовалось уйма времени, чтобы сбросить лишний вес, отказывая себе в любимом сладком.
Убитая предстоящим будущем, я все-таки решила лечь в постель и постаралась уснуть. Как только моя голова коснулась подушки, мне стало очень холодно. Я зарылась в одеяло и закрыла глаза. Проходили минуты, а я все не согревалась. Но укутавшись одеялом, и став похожей на большого младенца, я не заметила, как заснула. Сколько я спала – не знаю. Я открыла глаза, лежа на спине, и не могла пошевелиться. Ноги, руки, пальцы, все было как каменное. Я не могла даже глазами моргнуть или произнести хоть звук. Мне стало страшно, я слышала, как бьется сердце, и это меня обрадовало, значит, я не умерла, но что со мной было, я так и не поняла. Длилось это все около минуты, но этого мне хватило. За это короткое время я ощутила себя такой беспомощной! Я не способна была даже позвать на помощь.
Когда ступор спал, я, тяжело дыша, резко села на кровати. Сердце бешено колотилось. Мне было страшно. Я быстрым движением включила настольную лампу и огляделась: одеяло валялось на полу, простыня сползла. Пришлось поправлять постель.
Снова устроившись на кровати на боку, я не торопилась выключать свет, и так его не выключила, когда начала погружаться в сон.

- Ты выглядишь усталой, - проговорила Софи, когда мы садились в автобус.
- Да, я плохо спала ночью, - бросила я, усаживаясь в кресло.
Софи устроилась с мужем напротив и повернулась ко мне, устроившись с коленями на сидении.
- Бессонница? Если да, то могу сказать хороший способ от нее избавиться.
- Нет, - улыбнулась я, стараясь не закрыть глаза, - неважно себя чувствовала.
- Что же ты не пришла к нам? Мой муж… Слушай, я забыла! Я же вас даже не познакомила!
Софи ласково толкнула мужчину в плечо и пропела:
- Милый, познакомься, эта девушка Катя.
В ответ мужчина что-то буркнул, уткнувшись в телефон. Софи закатила глаза и положила подбородок на спинку своего кресла.
- Сережа всегда так. Не любит новые знакомства.
Я понимающе кивнула. Софи начала рассказывать историю их знакомства. Что-то про песчаную бурю в пустыне и палящее солнце. Я слушала в пол-уха, делая вид, что меня все это безумно интересует, но я не любила подобные вещи: все эти любовные истории не для меня, поэтому я медленно начинала нервничать, и молиться, чтобы она наконец-то закончила. Однако Софи только дошла до половины их незабываемого романа. Она рассказала про каждую их поездку к морю, про каждое погружение под воду и про каждое катание на байдарках. Я начала щелкать пальцами, пытаясь успокоить себя, но девушка словно не замечала моего состояния, а потом просто одернула меня:
- Ты так заработаешь себе кучу болезней к старости.
- Привычка. Извини, - я развела руками и посмотрела на месте ли шофер, мы уже минут двадцать, как должны были тронуться. – Когда мы уже поедем?
Софи посмотрела на часы и пожала плечами.
- Как-то все неорганизованно. Катя, какой у тебя лак классный! Хамелеон?
- Обычный зеленый лак, - ответила я, но заметив, что лицо Софи удивленно вытянулось, я молниеносно взглянула на свои ногти.
- Ты, наверное, когда покупала лак, не заметила, что он меняет цвет с зеленого на черный.
- Ну что за бред! – воскликнула я, не веря тому, что вижу. – Разве такое бывает?
- Значит, продукция не качественная. Это как краска для волос. Я один раз решила сама покраситься в брюнетку. Купила краску нужного цвета, а после окраски стала ярко красной! Ты представляешь? Мне красный! Так что, я думаю, у тебя такая же ситуация.
Софи растеряно улыбнулась, села на место и что-то прошептала мужу на ухо.
Конечно же, я не поверила тому чуду, что произошел с ней и краской для волос. Мне просто трудно, трудно поверить в то, что зеленый лак для ногтей популярной марки мог поменять цвет на черный! Кому расскажешь – посмеется тебе в лицо. Но самое странное: ногти через несколько минут стали светлеть и стали снова зелеными!
Но все же, я решила убедиться, что лак таки не вступает в реакцию с воздухом, достав из своей вязаной сумки, лежавшей у меня в ногах, флакончик с лаком. Повертев его в руках прямо перед очками, сосредоточено глядя на зеленое вещество в нем, я открутила крышку и вытащила кисточку. В воздухе сразу же запахло лаком, поэтому я задержала дыхание, чтобы не чихнуть.
- У тебя свободно?
Я повернула голову вправо и кивнула. Миша небрежно расселся в соседнем кресле и с огромным любопытством смотрел на мои действия. Я, не обращая внимания на него, продолжала эксперимент, закончившийся очень неудачно. Я уронила кисточку на джинсы, когда автобус тронулся с места.
- Аккуратнее, - улыбнулся мой сосед, забирая у меня флакончик. – Лучше заниматься этим, когда земля не движется, в номере, например.
Он закрыл флакон и предал его мне. Я недовольно фыркнула, доставая теперь уже жидкость для снятия лака, чтобы удалить ужасное пятно на моих черных штанах.
- Как спалось?
Я на мгновение застыла, но потом, отбросив подозрение прочь, радостно улыбнулась:
- Отлично.
- По твоему виду не скажешь.
- Ну, просыпалась пару раз, с кем не бывает? Почему ты не сел с другом?
- Прости, тебе не нравится мое общество? Я могу пересесть.
- Все в порядке. – Сказала я. - Ты не против? – спросила я, указывая на плеер и, не дожидаясь ответа, надела наушники.
Мне было не до разговоров, спать хотелось безумно. Я отвернулась к окну. В ушах звучала расслабляющая музыка, красивая игра на скрипке, медленно, но упорно, усыпляла меня, и, бьюсь об заклад, спустя три трека, я уже уснула.

-Извините! – пробормотала я, задев седого мужчину в сером пиджаке, выходя из музея. Мне показалось, что это был румын.
Он злобно проворочал что-то мне в ответ и ушел. Столкновение было очень болезненным. Мое плечо словно пробило током, в глазах потемнело, язык онемел, а в ушах зазвенело и закололо так, словно в них вставили иголки, наколенные на огне.
- Рина, ты в порядке? – Миша щелкнул у меня перед носом пальцами. Я потеряно посмотрела на него.
- Как тебе экскурсия? – спросил он, беря меня под руку, выводя меня на улицу. – Что с тобой?
- Я в норме, - освободившись от его хватки, сказала я и зашагала за остальной группой.
- Это было довольно интересно, - говорила я, стуча каблуками по каменной тенистой дороге, после того, как Миша терпеливо повторил свой вопрос. – Я узнала много интересного.
- И это говорит историк? – удивился Миша, надевая солнечные очки.
- По-твоему, я все должна знать?
Его улыбка заставила меня смутиться. Я наклонила голову, волосы сразу закрыли покрасневшее лицо. Спустя нескольких минут молчания, я все-таки решилась и заговорила первая, не отрывая взгляд от дороги:
- А как тебе экскурсия? Или ты не любишь программы, расширяющие кругозор?
Ответа я не получила. Оглянувшись, я вздрогнула и осмотрелась по сторонам. Я была одна среди могучих лиственных деревьев, сквозь листву которых, кое-как пробивался солнечный луч. Никакой дороги и в помине не было! Я каким-то образом свернула с нее и очутилась в чаще.
- Эй!
Мой голос эхом пронесся по лесу. Подул северный ветер. Я напряглась. В такое время года, в Румынии было жарко, и холодный ветер был не к месту.
- Миша! Ты где?
Послышались отдаленные голоса и радостно, с облегчением я пошла на звук, ища глазами знакомую каменную дорогу. В туфлях идти по лесу было не очень удобно, я постоянно спотыкалась об ветки и выпирающие из-под земли корни.
Голоса становились все ближе, а мое настроение все портилось, и я готова была проклясть все на свете. Но наконец-то к моему огромному счастью, я вышла на маленькую опушку среди деревьев. На ней был разведен огромный костер, вокруг которого сидели около десяти мужчин.
Шум, созданный мною, заставил их обернуться. Один из них встал и посмотрел на меня. Одет он был смехотворно: в ласины и мешковатую тряпку сверху, лук на плече делал его похожим на Робин Гуда. Остальные зашушукались, показывая на меня пальцами.
Робин Гуд громко задал мне какой-то вопрос. Понять его я не смогла, язык был мне не известен. Но я постаралась ответить на него на английском, рассчитывая на то, что они меня поймут. А ответила я вот что: «Простите, я вас не понимаю. Подскажите, как мне пройти к дороге?»
Внутри у меня что-то екнуло, когда мужчина в мешке направил на меня свой лук со стрелой и выстрелил. Он был очень точен! Стрела воткнулась в ствол дерева, за который я успела спрятаться.
Выругавшись, я схватилась за голову. Думать было некогда, потому что за спиной послышался воинственный клич и топот ног. Я бросилась прочь, лавируя среди деревьев, словно антилопа, спасающаяся от хищника.
Пару раз я упала, уткнувшись лицом в сухую листву. И тогда я решила расстаться со своими туфлями. Бежать босиком оказалось быстрее, но больнее. Маленькие веточки, колючие камни так и впивались мне в ступни.
Укрывшись за большим деревом, я позволила себе отдышаться и выглянуть из убежища. Рядом со мной снова пролетела стрела, вонзившаяся в муравейник позади меня.
Преследующие меня люди, ловко огибая деревья, приближались ко мне с каждой секундой. Мне пришлось опять пуститься в бег.
Пробежав, как мне показалось, большое расстояние, я увидела впереди просвет и ринулась к нему, моля Бога, чтобы там оказались нормальные люди, а не такие сумасшедшие, как те, которые догоняли меня. Я выскочила на опушку, которая переходила в глубокий обрыв. Резко остановившись, я чуть не упала, проскользив на животе несколько метров по сухой земле.
Тяжело дыша, я с минуту лежала на спине. Но потом заставила себя подняться. Выхода не было. Меня прижимали к обрыву злобно улыбавшиеся мужчины. Один из них, как мне показалось, возможно от страха, даже облизал пересохшие губы, словно видел перед собой свинку, крутившуюся на вертеле.
Робин Гуд поманил меня рукой и, очевидно (я не поняла его слов), сказал, чтобы я не глупила. Но я пятилась к краю, с ужасом гляжя на его обросшее смуглое лицо. Он разочарованно сплюнул и поднял лук. Сейчас я была уже уверена, что он не промахнется, а попадет точно в цель, то есть в меня.
Не знаю почему, но я сделала еще один шаг, зная, что попаду в объятия обрыва. Сердце замерло, когда я быстро прыгнула вниз. Могу поспорить, что мужчины с любопытством смотрели на мое падение.
Как я хотела, чтобы у меня выросли крылья! Огромные, черные, ну или белые. Любые! Главное, чтобы я не разбилась. Мне совершено не хотелось умирать, к тому же при очень таинственных обстоятельствах.
Очевидно, мне везло, правда, я бы согласилась умереть сразу, чем терпеть такую боль. Я чувствовала и слышала, как на спине рвется в клочья мой дорогой пиджак, а лопатки выворачиваются с глухим хрустом. Через мгновение я зависла в воздухе, и на несколько секунд воспарив, шлепнулась, распластавшись на влажном песке. Рядом валялись мои сломанные очки, соскользнувшие с носа сразу после того, как я упала. Они странным образом держались на носу во время моих бешенных кульбитов, а здесь, на дне обрыва, соскочили…
- Браво! – послышался рядом голос и аплодисменты.
С огромным трудом я встала и распрямила плечи. Огромные, наверное, метров пяти в размахе крылья распрямились за моей спиной.
- Выше всяческих похвал!
Я попыталась обернуться, но само собой, это было нелегко. Когда же я наловчилась управлять своими новыми частями тела, я увидела сидевшего на массивном валуне своего недавнего знакомого, улыбающегося и потрясенно осматривающего меня.
- Вот это да! Я не думал, что ты способна на такое! Крылья, да причем такие!
- Может, объяснишь? – рявкнула я.
- Конечно.
Миша подошел ко мне и дотронулся до крыльев. Мне стало щекотно, когда его пальцы пробежали по перьям.
- Я не ожидал, что будет такой результат…
Я вопросительно подняла бровь.
- Прости, я должен был сказать с самого начала… Но я всегда был против старых методов. Мой девиз: «Новизна!»
- Прекрати! – вскипела я, со злостью ударив парня кулаком в плечо.
- Позволь представиться, - Миша поклонился и протянул руку. – Я – джинн.
- Ты думаешь, это смешно? – я разозлилась еще больше. – Посмотри на меня! Я – монстр! Пернатый изверг! А ты вздумал издеваться? Как я теперь буду жить в таком виде?
Миша рассмеялся и взял меня за плечи.
- Успокойся, все можно исправить.
- Как ты собираешься это сделать?
- Не я, ты!
Он дотронулся указательным пальцем до моего лба.
- Не трогай меня, псих!
- Если ты будешь вести себя так, я не стану ничего объяснять.
Я замерла, испытывающее посмотрела в его зеленые глаза и мне внезапно стало легче.
- Помоги, - прошептала я.
- Главное, успокойся! Представь, что у тебя нет крыльев. Закрой глаза, и просто представь, что они исчезают.
Я послушно зажмурила глаза и сосредоточилась. Прошло несколько минут, прежде чем мне все-таки удалось увидеть себя со стороны, увидеть, что крылья охватило пламя, и они сгорели.
- Ну вот, видишь! А ты боялась.
Миша одобряюще потрепал меня по плечу. Я раскрыла глаза. Ощущение, что я держу на спине десятикилограммовый рюкзак, исчезло. Я развернулась и посмотрела на длинную полоску пепла.
- А теперь, я готова выслушать все, что ты мне скажешь, - сказала я Мише. – Но прежде скажи, что это было? Я сплю?
- Нет, нет, нет! Никакого сна! Дело вот в чем. Вчера я не случайно завел разговор о желаниях. Помнишь, что ты загадала?
- Да, - я кивнула.
- Беда в том, что ты не успела до полуночи сказать мне свое третье желание, поэтому я позволил себе самому решать, что исполнить.
- Постой, я просила рассказать правду…
- Ты не просила, - перебил меня Миша. – И все, что я сейчас говорю – правда!
- Тогда я тебе не верю. Это сон. Не реально.
- Зануда.
Миша покачал головой.
- Оглянись.
Я медленно повернула голову влево и увидела знакомую каменную дорогу и спускающихся по ней туристов, уходящих прочь от замка Бран, возвышающегося над деревьями.
- Мы все время были здесь? – недоверчиво спросила я, осматриваясь по сторонам. – Там же наш автобус… Как?..
- Волшебство, - Миша поправил волосы, упавшие ему на лицо. – Сколько раз тебе повторять, что я – джинн! Я исполнил твои желания, а ты мне не веришь?..
- В это вериться с трудом.
- Понимаю, но ты все-таки постарайся. Я разнообразил твою жизнь, а ты еще возникаешь! Ты плюешь судьбе в лицо! Ты хоть представляешь, сколько людей загадывают желания, когда находят четырехлистный клевер? А сколько шепчут свое желание бабочке перед тем, как отпустить ее? Я уже не говорю про тех, кто ждет не дождется звездопада, чтобы небо исполнило самое заветное! А тебе выпал такой шанс, но ты не хочешь принять его! Ты не хочешь верить, что это правда!
- А как ты бы себя вел в подобной ситуации?
- Насколько я помню, я радовался.
Я удивленно посмотрела на Мишу, на то, как он нервно заламывает пальцы и постоянно поднимает брови. Он говорил так убедительно, что мне даже показалось это реальностью, но все же я стояла на том, что это – сон.
- И как давно ты?..
- Джинн? Буквально два года…
Миша посмотрел через мое плечо и недовольно поморщился. Я сразу почувствовала на себе чей-то пристальный взгляд.
- Катюша, что с вами? – прозвучал удивленный голос Натали.
Я развернулась и столкнулась взглядами с Натали. Вокруг нее крутились пятеро школьников из нашей группы и, смеясь, указывали на меня.
- Вы в порядке? – Натали сняла с носа солнцезащитные очки, чтобы получше разглядеть мой вид. – Куда делась ваша обувь? Да и пиджак на спине порван…
- Я подралась, - спокойно ответила я, сложив руки.
- Подрались? Боже, с кем? – полное лицо Натали выглядело размытым, мне пришлось сощуриться, чтобы увидеть ее изумленное лицо.
- Поверьте, вам не стоит об этом знать. Мы скоро поедем? Хотелось бы поскорее добраться до гостиницы.
- По графику, мы уезжаем отсюда через двадцать минут. Попросить водителя открыть вам багажник? Вам хотя бы на ноги надеть что-нибудь.
- Это было бы замечательно.
- Ты же не собираешься и в правду идти к автобусу за вещами? – спросил Миша, провожая Натали взглядом.
- Собираюсь. Не ходить же мне в рванье и босиком! К тому же надо достать запасные очки.
- Зачем?
Я почувствовала, что мной начинает овладевать гнев. Закусив губу, чтобы не сорваться, я перевела взгляд парня. Он протянул мне руку и на ладони, сверкая тысячами маленьких звездочек, из воздуха появились очки в серебряной оправе.
- Что это?
- Очки.
- Я не про это, а про то, что ты только что сделал! Как они оказались у тебя на ладони?
- А! – Миша заулыбался и протянул мне очки. – Мой подарок тебе. Наконец-то ты заинтересовалась. Это проще некуда! Так как ты начинающая, тебе для начала надо закрыть глаза и представить предмет, который хочешь создать и, желательно место, в которое поместить его, а то она свалится прямо на тебя.
- Бред…
Но я все же решилась и закрыла глаза. Конечно, все это выглядело очень забавно и смотреть на меня со стороны было очевидно смешно и, представив это, я фыркнула.
- Перестань.
- Ты думаешь, что на дороге надо именно этим заниматься?
- Ладно, давай найдем более романтичное место.
Я открыла глаза. Боже, это был шок! Вокруг меня – песок. Море раскаленного песка, горы белого песка и жаркое солнце на сине-желтом небе.
- Так лучше? – спросил Миша, посмотрев на меня свысока.
- Намного. Только жарко и пить хочется.
- Я не перемещу нас обратно до тех пор, пока ты не добудешь бочку воды.
Миша сел на песок, сложил ноги по-турецки и, как ни в чем не бывало, взял горсть песка. Я с не скрываемым любопытством следила за тем, как он рассыпал его и там, где упали песчинки, появился красно-розовый кальян. Надменно взяв трубку для курения, Миша затянулся, искоса смотря на меня.
- Ты действительно думаешь, что я способна на такое? – я указала на кальян.
- Да. Пока ты не научишься управлять своим новым даром, я от тебя не отстану.
- А тот раз с крыльями?
- Это была чистая случайность.
Я обижено посмотрела на Мишу и села рядом с ним.
- Я не смогу.
- Ты еще не пыталась. Вспомни то, что я тебе сказал. Начинать надо с малого.
Я легла на жгучий песок, думая, что так легче будет сосредоточиться. Не воспринимай я все это как нереальность, я смогла бы создать бочонок с водой раньше чем, меня бы занесло песком.
- Нам через пять минут надо быть возле автобуса, - тихо проговорил Миша.
- Подожди…
Я сосредоточено представляла себе кособокий маленьких бочонок с мутной водой. Вот он рождается из воздуха. Вернее даже не из воздуха, а голубой туманности и опускается рядом с Мишей, который медленно глотал дым и выпускал его кольцами.
- Ба, дорогая, у тебя получилось! – недоуменно процедил он.
Я резко встала, с меня сразу посыпался песок, словно я пролежала тут не пятнадцать минут, а целую вечность.
- Я – гений! - я радостно посмотрела на потемневший от времени бочонок.
- До гения тебе еще далеко! – усмехнулся Миша. – Тебе надо еще долго тренироваться. Теперь, вставай!
Я покорно встала и испытывающее посмотрела на него.
- Ты так смотришь на меня, как будто хочешь меня проглотить живьем.
Он был прав, я просто пожирала его глазами, он казался таким милым, когда начинал играть роль всемогущего.
- Извини, - я покраснела и отвела взгляд.
- Ничего. Надо тебя подштопать, то есть, я хотел сказать, твой наряд. Ну вот, так намного лучше.
Я осмотрела себя и осталась вполне довольной тем, что он просто почистил мой костюм от песка и «заштопал» пиджак.
 отзывы (0) 
Оценить:  +  (0)   
15:51 26.10.10
3
- Итак, Миша, или лучше называть тебя Джинн? – я устроилась на диване в махровом халате после трехчасовой водной процедуры. Миша сидел напротив меня на кресле в обычном спортивном костюме и попивал ароматный кофе, заказанный в номер. – Ты утверждаешь, что исполнил мои три желания.
- Только два, - перебил меня он. – Ты успела загадать только два.
- Хорошо. Но почему я до сих пор не могу говорить по-гречески? Это было мое первое желание, помнишь?
- Исполнить желание не так-то просто. Загадывающий тоже должен приложить руку к его исполнению. Если человек загадывает стать богатым до конца своих дней, он должен постоянно вкладывать то, что у него есть в какие-нибудь новые дела. Можно даже играть в казино. В любом случае, удача всегда будет на его стороне, и деньги ведрами будут сыпаться на его жадную голову.
- А если человек хочет стать бессмертным?
- На этот счет есть особое, ненарушимое правило: мы не дарим жизнь и не отбираем ее.
- Как насчет моего желания?
- Чтобы овладеть тем же греческим языком, тебе необходимо столкнуться с его носителем, в прямом смысле этого слова. То есть, хотя бы пальцем до него дотронуться, и тогда его знания передут к тебе, без вреда для него. И так с каждым носителем любого языка, даже если он из племени тумба-юмба, если оно существует.
- Я сегодня толкнула одного румына… Кстати, ты тоже там был и видел все! – почему-то радостно воскликнула я. – Но мне было больно, меня словно током ударило.
- Привыкнешь.
- Мило. Хорошо, с этим разобрались. А второе желание?
- Ну… Оно в процессе выполнения.
Миша загадочно посмотрел на меня, ставя на журнальный столик пустую чашечку.
- Я думала, что ты расскажешь мне все, - холодно произнесла я, встряхивая мокрые волосы, чтобы быстрее высохли.
- Твое второе желание оказалось непростым. Мне приходилось интенсивно думать. Времени-то было в обрез.
- Как ты стал таким? – после минутной паузы спросила я, разглядывая тонкие черты лица сидящего в кресле юноши.
- Случай свел меня с одним человеком. Это случилось тогда, когда я еще играл профессионально в большой теннис. Раньше у меня был хороший тренер, он мне всегда говорил, что я будущий обладатель кубка Девиса. Но случилось несчастье - учитель попал в аварию и сломал позвоночник. Без него я почти осиротел. Но мне повезло. Меня присмотрел странный, но как говорили, перспективный тренер. Это был высокой черноволосый и достаточно молодой парень. Спустя месяц тренировок, он выпустил меня на чемпионат, и я одержал блистательную победу. Взял золото. Тогда мой тренер сказал мне, что я оправдал все его надежды, потому что только я смог добиться подобных результатов. Он поклялся мне, что готов пойти на все, чтобы исполнить любые мои три желания, даже если ему для этого придется разорвать себя в клочья. Потому что только такие, как он, могут исполнять любые прихоти человека. Звучало безумно! Тренер сказал, чтобы я подумал немного, назвал их до конца дня, иначе он уже ничего не сможет сделать.
Я думал недолго и через час уже продиктовал их в трубку мобильного телефона. Мое первое желание было простое: я хотел понимать людей. Ну там, читать мысли и самое главное, я хотел без труда понимать иностранцев. Не знаю, как объяснить… Ну, понимать их речь, менталитет… Вот… А второе заключалось в том, что бы я стал богатым. Ну, а напоследок я пожелал стать таким же как он. Я хотел исполнять желания.
Следующая ночь выдалась бессонной. У меня все болело, я готов был выпить целую пачку обезболивающих, лишь бы все это прекратилось. К утру все прошло само по себе. Когда я вышел из подъезда, я наткнулся на прелестную девушку, оказавшуюся испанкой. Как только она заговорила, я понял, что тренер меня не обманул, мое первое желание сбылось! Я понимал ее, но более того, я понимал ее чувства, какие она переживала тогда, мог прочитать ее мысли! Она ушла. А вдруг я понял, что по-прежнему не знаю испанский, хотя с девушкой спокойно на нем разговаривал.
- То есть, - перебила я рассказ Миши, - ты хочешь сказать, что когда встречаешь иностранца, при нем ты можешь свободно говорить на его языке, а когда он уходит, то все? Надеюсь, со мной такого не будет…
- У тебя другой случай, - засмеялся Миша, положив ногу на ногу. – Я продолжу? Так вот, исполнение второго желания не заставило себя ждать. Вечером, проверяя электронную почту, я увидел, что мне пришло письмо с предложением купить акции отеля, стоящего на берегу Каспийского моря. Все это стоило всего две тысячи рублей. Деньги надо было перечислить на счет и заполнить кое-какие бумаги, а потом отправить их факсом. Я решил, что даже если это афера, то две тысячи не такая уж и большая сумма. Потом оказалось, что на мой счет каждую неделю начала приходить довольно сносная сумма. К концу месяца у меня оказалось более трехсот тысяч рублей. Я пустил их в оборот и теперь имею по пентхаузу в трех разный странах.
- А как ты понял, что стал джинном?
- В одном из ночных клубов я столкнулся со своим бывшим тренером – я уже тогда бросил заниматься спортом – и рассказал ему про желания. Он только улыбнулся и сказал, что и третье желание уже давно сбылось. Дальше я тебе рассказывать не буду, слишком много теории.
- Хорошо, - я кивнула. – Почему ты решил исполнить именно мои желания?
- Это все судьба, - он развел руками. – На самом деле, мне сказали, что с кем я буду сидеть в самолете – тот мой хозяин. Оказалась это - ты. Я поспешил наладить с тобой отношения, так как для начала должен был познакомиться и узнать, что ты не замышляешь стать новым Гитлером.
Я тихо покусывала губу. То, что это все правда, я поняла после того, как мы приехали в отель. Пролежав в ванной три часа, я прокрутила в голове то, что мне рассказал и показал Миша, и пришла к выводу, что все не так-то и страшно, как казалось в первое время. Пару раз, лежа в теплой ванне с густой ароматной пеной, я попыталась что-нибудь создать, что-нибудь большое красивое и обязательно стеклянное, например, футбольный кубок. Но я, как в песне Аллы Пугачевой, оказалась волшебницей-недоучкой. Хотела кубок – получила чашку с неровными боками и ужасным рисунком.
- Ты знаешь, о чем я думаю? – спросила я Мишу.
- Нет, - честно ответил он. – Но я могу узнать. Это не сложно, мне надо мысленно залезть в твою голову, а дальше дело техники. Опять ты про него?
Я подскочила на диване и вопросительно посмотрела на Мишу.
- Ты опять про Женю? – гневно спросил Миша. – Чем он тебе так угадил?
- Мне просто любопытно, он тоже джинн? – я удивилась, что не почувствовала, как он прочитал то, о чем я думаю. – И почему он всегда молчит? И где он?
- Он уехал. Срочные дела. А молчит он, потому что немой.
- Но у меня создавалось впечатление, что вы общались…
- Не забывай, кто я!
Миша загадочно улыбнулся и посмотрел мне прямо в глаза. Мне почудилось, что я слышу чей-то голос у себя в голове, громкий четкий баритон, и он говорил, что я симпатичная.
«Я – сумасшедшая», - сказала я про себя и стиснула виски пальцами.
- А мне кажется, что нет, - ответил Миша.
- Это был ты? Ты мне только что говорил, что я…
«Да, я!» - не успел Миша ответить, как я бросила в него подушку, угадив ему прямо в руки.
- Что ты не умеешь делать? – спросила я, уварачиваясь от подушки, брошенной Мишей.
- Из волшебства я могу все, а из повседневных дел – нет. Я могу определять время без помощи часов. Я могу летать и на ковре тоже! Хватит думать, что джинны летают только на ковре! И мы не живем в лампах! Мы идем в ногу со временем!
- Перестань читать мои мысли! – взвыла я. Мне стало опасно находиться с ним в одной комнате - он спокойно, без всякого труда мог прочесть все, что я о нем думаю.
- Слушаюсь и повинуюсь, мой повелитель! – Миша соединил ладони и поклонился, как герой индийского кино.
- Ты же исполнил мои желания. Почему до сих пор меня слушаешься?
- Я же сказал, второе желание до сих пор в процессе. Боюсь, что я еще долго над ним буду работать. Кстати, когда у тебя день рождения?
- 12 сентября.
- Надо записать. Я уже знаю, что тебе подарить.
Миша махнул рукой и на журнальном столике появился сверток папируса и гусиное перо в чернильнице. Сто процентная гарантия – выпендреться хотел! А он, важно развернув пожелтевшую бумагу и скрипя пером, записал дату и мое имя. Как только он поставил точку, пергамент охватило такое же пламя, как и мои крылья, и он исчез, не оставив даже пепла, словно не существовал вовсе.
- Ты уж меня извини, но мне надо отдохнуть.
Я, кряхтя, словно древняя старушка, распрямляющая спину, встала с дивана и подошла к двери, открыв ее перед Мишей. В дверном проеме он остановился и повернувшись ко мне сказал:
- До ужина.
Наклонился и нежно поцеловал меня, затем подмигнул и закрыл дверь, оставив меня в шоковом состоянии.

После ухода Миши, я решила прилечь на диван. Укрывшись пледом и включив телевизор, я радостно поняла, что знаю румынский, поэтому смотрела боевик с привеликим удовольствием. К концу фильма меня стало клонить в сон, и я не заметила, как уснула. Разбудил меня настойчивый стук в дверь. Спросонья я не сразу поняла, где нахожусь. Прошло несколько минут, чтобы проснуться окончательно.
В номере было темно: свет не включен, а за окном уже стемнело, только телевизор отбрасывал свет.
- Иду!
Я открыла дверь. На пороге стоял разъяренный Миша.
- Ты почему дверь не открывала? – горячился он, проходя ко мне. – Мало того, что ты не пришла на ужин, так ты еще не реагируешь на мой стук! Я думал, что что-то случилось!
- Прекрати! – оборвала его я. – Я уснула, а ты меня разбудил! Я видела интересный сон, а ты оборвал его, поэтому я его не запомнила!
- Не снился тебе сон. Из-за твоего нового дара ты перестала видеть сны. Из-за них могут возникать проблемы.
- Ты лишил меня снов? – я яростно взглянула на него.
- Только не кипятись, - Миша посмотрел на меня у показал на мои руки. – Да, я еще, чисто для себя, сделал так, чтобы ты, сама того не зная, предупреждала меня о своем настроении. Твои ногти будут менять цвет, когда ты будешь злиться, нервничать и так далее…
- Этого только не хватало! – я схватилась за голову. – Зачем это-то надо было делать? А как же чтение мыслей и все такое?
- Ты мне запретила сканировать твой мозг! А твое слово для меня – закон. Ну, по крайней мере, до тех пор, пока ты моя хозяйка…
Я зарычала от ярости, бросаясь на Мишу с кулаками. Пару раз я заехала ему ногтями по щеке, оставив две тонких кровавых полоски. Миша ловко уворачивался от моих ударов и в итоге, когда ему это наскучило, он схватил меня за запястья.
- Перестань!
Я послушно успокоилась, невинно смотря на парня.
- Прости, - я указала на кровоточащую щеку. – Сорвалась…
- Ты голодная? – Миша деликатно перевел тему в другое русло.
- Есть немного… Надо сходить в ресторан. Хотя нет… Время уже позднее, все закрылось…
- Для меня нет ничего невозможного!
Миша щелкнул пальцами, и комната резко стала меняться. Со стен стала сыпаться штукатурка, мебель разваливаться, свет замигал и погас. Внезапно все засветилось и исчезло. Мы оказались на живописной вершине скалистых гор.
- Это потрясающе! - я восторженно любовалась видом.
- Иди сюда! – позвал меня Миша. Он стоял возле белого столика с зажженными свечами.
- Я не могу поверить, - говорила я, садясь за стол. – Жаль, я одета неподобающе.
- А мне твой халат нравиться, - спокойно ответил он, наливая в хрупкие бокалы красное вино. – Тебе он очень идет.
Впервые за все время я засмеялась. Мне было так спокойно на душе, так приятно в обществе Миши, что я забыла обо всех своих переживаниях и уже тогда решила, что надо начинать жизнь заново.
4
Первым дело, когда я приехала в Москву, я заявила родителям, что отныне намерена жить одна. Я готова была урезать время на учебу и устроиться на работу, чтобы оплачивать съемную квартиру. Однако папе не понравилось, что я окончательно перестану зависеть от них, и настоял на том, что будет обеспечивать меня деньгами.
Снимать квартиру я решила не одна, а с подругой, так выходило экономичнее, да и веселее. Подбирали мы место жительство около месяца, главное, что бы было рядом с метро, а остальное не важно, но приветствуется. Лена настаивала на двухкомнатной квартире, говоря, что нам не нужна большая квартира. Однако меня это не устраивало – мне необходима была собственная комната, по понятным причинам. В общем, мы остановились на удобной квартирке в пятнадцати минутах ходьбы от метро.
Она была уютная и, в тоже время, с очень рациональной планировкой. Из маленькой прихожей попадаешь в прямоугольную комнату, она же гостиная и кухня. Напротив двери стояла мягкая мебель со столиком. Возле дальней правой стены, рядом с огромным окном, располагалась кухонная мебель, разделяющая пространство на гостиную и, собственно, кухню.
Слева от стола был длинный коридор, освещенный зелеными бра. Дальше по коридору - довольно большая светлая ванна и маленькая кладовка, мы ее потом стали использовать как шкаф для сезонной одежды и обуви. Напротив ванной были две маленькие уютные комнатушки. Раньше это была одна большая комната, но хозяева умело переделали ее в две спальни.
Нам с Леной сказочно повезло. Нам досталась квартира со всеми удобствами и по низкой цене, потому что хозяевам на ближайшие три года она была не нужна.
Мы заключили все возможные контракты и въехали в апартаменты за неделю до начала занятий в университете. За это время я вывезла почти все свои вещи из дома, оставив маму довольной тем, что у нее появилась свободная комната для зимнего сада.

- Мы с тобой молодцы! – Лена стояла посреди гостиной и с восторгом обводила взглядом комнату. – Нам с тобой жуть как повезло!
- Точно!
Я протянула ей мохито и предложила выпить за наш невероятный успех.
- Единственное, что мне не нравиться, - говорила Лена, задумчиво сжав пухлые губы, - это то, что в моей комнате нет полок для книг!
- Накопим деньги - купим.
- Теперь на счет работы, - Лена подошла к кухонному столу и села на высокий стул. – Я надеюсь, ты будешь не против того, что ко мне будут приходить ученики два раза в день?
- Я тебя о том же хотела просить! – заулыбалась я. – Я думаю, что мы не будем мешать друг другу, ты - в своей комнате, я - в своей.
Я знала, что благодаря своим новым знаниям в области разных языков (правда, после поездки мне удалось «выучить» только два), я могла как следует заработать в области репетиторством. Моя преподавательница английского всегда говорила, что с хорошим знанием языка можно делать деньги, лежа в постели, а если ты их знаешь больше одного, то безбедная старость тебе обеспечена.

- А! Черт возьми!
На кухню с громким топотом вбежала Лена. Я посмотрела на нее и невольно усмехнулась. Волосы торчали в разные стороны, косметика, которую она редко смывала перед сном, была вся размазана по лицу.
- Доброе утро.
Я снова повернулась к соковыжималке и с силой надавила на половинку апельсина.
- Я проспала! – кричала Лена, она судорожно обводила взглядом комнату, не зная с чего начать. То ли браться за расческу, то ли бежать в ванную за молочком для снятия макияжа. В итоге, она схватила мою расческу и убежала в ванную.
Каждое учебное утро начиналось так: Лена вбегала на кухню, ругаясь, что будильник снова ее не разбудил, а потом умывалась, одевалась и, в конечном счете, оставалась дома.
Я же утром предпочитала собираться молча, поэтому Лена очень редко со мной разговаривала по утрам, зная, как я могу огрызнуться.
Взглянув на часы, я налила в стакан апельсиновый сок, за один присест выпила его и, схватив сумку, выбежала на улицу. Погода стояла просто омерзительная. Все утро, а потом и день, и ночь, шел моросящий дождь. Доставать зонтик было глупо, поэтому я подняла воротник жилетки и скорым шагом направилась в метро.
В университете меня встретили с цветами в руках и с праздничными пакетами. Ксюша прыгнула мне на шею.
- Дорогая! С днем рождения!
Она протянула мне подарок и с нетерпением ждала, пока я положу сумку на парту и загляну в пакет. Я вытащила на свет маленькую красиво завернутую коробочку, мне хватило несколько секунд, чтобы разорвать обертку и воскликнуть, при видя дорогих духов.
- Ксюшка, спасибо большое! – я обняла подругу и чмокнула в щеку.
В тот день я получила много подарков от однагруппников: и плюшевые игрушки, и браслетики с кулончиками, и, конечно же, кучу цветов.
День у нас был короткий, было три пары английского языка, на которые я теперь ходила с удовольствием. Мои новые познания языка приводили в восторг старую преподавательницу, которая говорила мне, что я никогда не получу отлично за экзамен.
- Вы летом ходили на курсы? – выпытывала она у меня во время перерывов.
- Нет, - улыбаясь, отвечала я, параллельно читая смски с поздравлениями от друзей.
- Значит, ездили в Соединенные Штаты? У вас произношение американское.
Так было почти каждый раз. Когда она меня видела, то с любопытством рассматривала меня и задумчиво прикусывала нижнюю губу.
- Она меня нервирует, - говорила я подругам, сидя в столовой.
- Да ладно, Ринка, это же классно! Ты теперь лучшая студентка в нашей группе! – говорила Аня, насаживая на вилку картофель-фри. – Как праздновать будешь?
- Как всегда. Сегодня еду к родителям. У нас традиция - все семейные праздники отмечать дома.

Пока я добиралась до родителей, я замерзла, и настроение у меня было не самое лучшее. В руках у меня были подарки и цветы, так что я еле-еле нажала кнопку лифта, исхитрившись нажать ее головой. Но чтобы позвонить в квартиру мне все-таки пришлось поставить пакеты на пол.
- Катечка! – мама распахнула дверь и помогла внести в квартиру подарки. – Дай я тебя поцелую!
Мама расцеловала меня в обе щеки и радостно сообщила, что гостей сегодня будет много.
- Придет твой дядя с племянницами, крестный…
- Мама! – я прервала ее список. – Я ужасно замерзла. Пойду приму душ, все равно времени у меня еще много.
- Да, конечно! А я цветы поставлю.
Я скинула с ног ботинки и повесила жилетку на вешалку. Пока мама набирала в большую напольную вазу воду для цветов, я залезла в ее шкаф за полотенцем.
Закрыв дверь ванной, я развернулась, и в моей голове возник вопрос: «А где это я?»
Моей старой доброй ванны не было. Я находилась в совершенно непонятном месте. Это была вытянутая кладовая с побеленными стенами, вдоль которых стояли огромные мешки с зерном и мукой. Единственным источником света было маленькое окошко на восточной стене.
Я нервно сжала губы и три раза глубоко вздохнула. В голове сразу пронеслось имя Миши. Кто еще кроме него мог преподнести мне такой подарок на день рождения?
Я решила, что надо разведать обстановку и приоткрыла деревянную дверь. Высунув голову, я уткнулась взглядом в стену, до которой могла спокойно дотронуться рукой. Я раскрыла дверь и вышла из кладовой и попала в коридорчик, который вывел меня в широкий прямоугольный зал с колоннами, задрапированными белой тканью. В центре зала был вырыт неглубокий бассейн с дождевой водой, которая капала из прямоугольных отверстий сверху, а чуть в стороне от бассейна стояло маленькое сооружение, чем-то похожее на алтарь.
Послышались голоса и шаги, поэтому мне срочно нужно было спрятаться куда-нибудь. Надеясь на чудо, я прижалась к стене коридора, но в кладовую не вернулась, чтобы была возможность наблюдать за обстановкой.
Из дубовых дверей вышла женщина в белой тунике и направилась к бассейну. Она села на известковый бортик и зачерпнула воду руками. Умыв лицо, затем шею и руки, она поднялась и направилась в мою сторону. Но, дойдя до колонны, она поправила белые драпри и повернула направо, откуда послышался детский голос.
Я снова зашла в кладовую. Мысленно я высказала все, что думаю о Мише и решила, что обязательно скажу ему это при встрече. Конечно, мне не стоило тут сидеть и ждать, пока он соизволит появиться и вернуть меня к ужину. В любую минуту сюда мог войти хозяин и Бог знает, что он сможет со мной сделать. По моим познаниям в области архитектуры и одежды, я прикинула, что меня «поместили» в Древний Рим.
Немного подумав, я решила, что надо воспользоваться своими новыми способностями и, через секунду на меня упала белая туника с золотой вышивкой на подоле. Я долго не могла понять, как же правильно надевать это одеяние. Потратив больше пятнадцати минут, я все-таки облачилась в тунику. Мою одежду и обувь мне пришлось «удалить» из данной реальности. Я просто представила, как меня учил Миша, что мои джинсы, белый свитер, жилетка и тапочки исчезают и появляются на стиральной машинке у мамы в ванной.
Я собралась с силами и покинула свое убежище. В атриум выходить не спешила. Для начала прислушалась и убедилась, что в доме больше никого нет. Я перебежками добралась до большой колоны и спряталась за ней, потому что в зале появилась молодая девушка с глубокой миской в руке. Не заметив меня, она прошла мимо и скрылась в кладовой, из которой я не так давно ушла.
Приблизительно зная, где располагался вестибул (по-нашему прихожая), а я могла поспорить, что он точно здесь есть, судя по богатой архитектуре, я добежала до следующей колонны и прислушалась. Никого.
- Привет, - послышалось у меня за спиной.
Я медленно повернулась и увидела Мишу. Он стоял, прислонившись к стене.
- Хорошо выглядишь! – усмехнулся он, подходя ко мне.
- Мне кажется, или ты должен мне кое-что объяснить? – я шептала, поэтому мой голос не звучал строго, как хотелось бы.
- Опять объяснения? Сколько можно? Давай хоть день без этого переживем? Кстати, с днем рождения!
Миша гордо протянул мне серый мешочек и скромно улыбнулся.
- Спасибо! – я ловко развязала веревку и сунула руку в мешок, достав оттуда красивый серебряный браслет-кольцо. – Какая прелесть!
Я сразу надела его на правую руку.
- Рад, что тебе понравилось! А теперь, пошли на улицу.
- Ты пойдешь в таком виде? – я окинула парня удивленным взглядом. – Если это все не шутка, то тебе лучше снять джинсы и майку, то есть, я хотела сказать, переоденься.
- Мне не за чем, - пожал тот плечами. – Меня все равно никто не увидит.
- А меня?
- Тебя – да.
Я ничего не ответила, а уверено направилась к прихожей, как будто прекрасно знала, где она находится. Вистибул, кто не знает, это - площадка огороженная стенами из известняка, дверь чуть наклонена внутрь дома, к стенам были прислонены деревянные лавочки.
Я дотронулась пальцами до металлической ручки, но потом отдернула руку.
- Никто ведь не заметит, что я отсюда выхожу?
- Не знаю.
- Как мило! – прошептала я и резко отворила дверь.
В глаза ударили лучи восходящего солнца. Переступив порог дома, я чуть не столкнулась с маленькой девочкой, державшей пучок соломы. Я изумленно уставилась на нее, а она, в свою очередь, на меня, но потом она быстро заговорила на латыни. Я когда-то учила латынь, но сейчас я не понимала ничего из ее речи. Девочка явно задала мне какой-то вопрос, она с любопытством смотрела не меня и ждала, что я хоть что-то скажу. Я растерялась и не знала, что мне делать, но потом сообразила, что могу только дотронуться до нее и тогда переспрошу ее, что она хочет от меня услышать.
- Не стоит! - Миша взял меня под локоть и отвел в сторону. – Я даю тебе дельный совет: никогда, если хочешь освоить язык, никогда не прикасайся к детям, иначе их скудные знания передут тебе, а у тебя только один шанс. Попробуй лучше, на том старичке, что стоит возле стены.
Миша кивнул в сторону бородатого мужчины и подтолкнул меня, чтобы я не медлила. Но я не решалась подойти к старику, ведь он был не один, а с молодым человеком. Они стояли недалеко от пекарни и беседовали. В пекарне было открыто окно с выходящим на улицу прилавком, на котором дымились чаны с водой и едой.
- Ну, давай иди, иди! – подгонял меня Миша.
- Я не могу просто так подойти и дотронуться до него!
- Ты же хочешь «выучить» латынь?
Я молча кивнула и приметила на горизонте молодую девушку, шедшую с мужчиной по мощеной улочке, среди домов. Я направилась им на встречу и как бы случайно слегка задела мужчину плечом, почувствовав при этом сильную боль.
- Извините, - проговорила я мужчине и радостно улыбнулась, поняв, что я сказала это на латыни.
- А теперь, - повернувшись к Мише, сказала я, - куда ты меня переместил? Городок неподалеку от Рима?
- Нет.
Миша взял меня за плечи и развернул в другую сторону. Я подняла глаза к небу и ахнула. Городок, в котором мы находились, стоял у подножья огромного и невероятно красивого вулкана.
- Помпеи? – тихо спросила.
- Молодец! Давай, ты проведешь для меня урок истории? Что ты знаешь об этом чудном городе? Когда он был основан?
Я была слегка ошарашена его просьбой. Задумчиво посмотрев на загорелое лицо Миши. Мы с ним так давно не виделись, а точнее с того момента, как наш самолет приземлился в Москве. Телефонами мы не обменялись, мы даже не смогли как следует попрощаться, потому что на меня набросилась радостная Лена и увела из аэропорта.
- Он был основан в одиннадцатом веке. – Начала я повествование. - Я не сильна в истории Древнего Рима, но если мне не изменяет память то, что касается названия города, мнения расходятся. Многие считают, что имя города произошло от окского слова «pumpe», в переводе значит «пять». Ну, или мало вероятное происхождение названия от греческого слова… - я задумалась, вспоминая лекцию по истории, - не помню, как на греческом, но расшифровывается как «триумфальное шествие» Геракла, проходящего через город из соседнего Геркуланума.
Миша внимательно слушал мою лекцию, слегка наморщив лоб. Мне казалось, что ему интересно то, что я говорю, потому что он постоянно меня перебивал и задавал вопросы об архитектуре, политике и, периодически, указывал мне рукой на какое-нибудь сооружение с требованием, что бы я ему сказала его название и предназначение.
Узкая улочка, по которой мы шли, поднималась в гору. Людей было немного, так как в этот жаркий день многие предпочли остаться дома. У некоторых домов, пожалуй, это были дома бедняков, не было дверей, поэтому мы видели скудную обстановку, а также спящих детей и женщин, готовивших обед на очаге.
- Знаешь, - вдруг сказала я. – Я даже рада, что оказалась здесь! Это просто потрясающе! Увидеть не руины Помпей, а процветающий город!
Сама того не ожидая, я засмеялась. Я сложилась пополам и, не обращая внимания на изумленные лица прохожих, села на корточки и давилась смехом. У меня была истерика. Я не знаю, чем она была вызвана, но продолжалось все это безобразие минут пять, пока возле меня не остановилась девушка с красивыми золотистыми волосами. Она внимательно осмотрела меня и тихо спросила:
- Что с вами?
Я с трудом проглотила смех и выпрямилась.
- Все в порядке, - заверила я ее и посмотрела на Мишу. Он изумленно поглядывал на меня, выразительно постучав указательным пальцем по виску.
- Возможно, это не мое дело, но вы ведете себя странно! – девушка проследила за моим взглядом, слегка наклонив голову.
- Кто бы говорил! – вырвалось у меня.
- Простите? – не поняла девушка.
Я сжала губы, чтобы не сболтнуть ничего лишнего. Мне казалось - девушке совсем не нужно было знать то, что ее город погибнет. К тому же многие историки-теологи считают, что город погиб из-за распутного поведения жителей.
- Рина, - шепнул мне на ухо Миша. – Пошли.
- Идем, - я кивнула.
Мы пошли в сторону от девушки, удивленно смотревшей мне вслед, и даже не подозревающей, что рядом со мной идет еще один человек.
- Пока наше путешествие не подошло к концу, - начал Миша, ведя меня к центру города, - не хочешь осмотреться?..
Его последнюю фразу прервал небольшой толчок. Меня покачнуло, и я припала к стене очередной пекарни. Рядом послышались испуганные голоса жителей.
- Ты в порядке? – спросил Миша, наклонившись надо мной.
- Да. Мне показалось, или только что был подземный толчок?
Ответил мне на вопрос очередная встряска, на сей раз мощнее. Я вжалась в стену и требовательно посмотрела на Мишу.
- За то время, что мы знакомы, я готова поспорить, что сейчас в Помпеях не 62 год - ты перенес меня в 79-й.
- А что было в 62-м? – в его голосе звучали нотки ехидства.
- Мощное землетрясение, уничтожавшее город.
- А в 79-м?
Я прекрасно знала, что он придуряется, делая вид, что не знает, что произошло в этот год. После очередного толчка, я кивнула в сторону вулкана.
- Везувий проснулся в этот год и после этого Помпеи, а также Геркуланум и Стабии превратились в города-призраки!
Я взглянула на черный дым, клубившийся над кратером. Он с молниеносной скоростью покрывал голубое небо, а из жерла начала вытекать ядовито-красная раскаленная лава.
- Знаешь, почему люди долго не хотели покидать город? – прокричала я, заворожено смотря на извержение. – Люди считали, что в первый раз им удалось спастись, значит, они смогут спастись и во второй. Но это была кара Божья. Жители …
Я не успела договорить. Рядом со мной упал огромный камень, расколовшийся от удара на две половины. С неба начал сыпаться пепел, ложившийся мне на лицо черными хлопьями. Идти было трудно, подземные толчки становились все чаще. Нас шатало из стороны в сторону. Горожане, крича и зовя своих родных, в панике прятались в дома и общественные здания в надежде, что известковые стены спасут их от катастрофы.
- Осторожно! – Миша отпихнул меня в сторону, спасая от очередного вулканического булыжника, и благодаря еще одному мощному толчку, мы повалились на землю.
Я с силой оттолкнула Мишу от себя, пригрозив ему, чтобы так больше не делал.
- Больше не спасать тебя?
- Спасать. Только не падая на меня!
Мы с трудом направились к выходу из города. Идти было очень трудно. Во круг все тряслось и рушилось, а в глаза бил пепел. Становилось тяжело дышать, я остановилась и закашляла.
- Еще раз придумаешь что-нибудь подобное, я за себя не ручаюсь!
Я подняла взгляд и увидела в дверях жилого дома молодого кудрявого человека с орлиным носом и вздернутыми бровями. Он хватался за голову и кричал убегающему человеку вслед.
- Ну? – прохрипел Миша, пихнув меня в бок. – Ты чего?
- Я его знаю…
Я, не отрываясь, смотрела на кудрявого парня. Он еще долго что-то кричал, а потом сорвался с места и побежал вон из города.
- Откуда ты его знаешь? Кто это?
- Если я не ошибаюсь, то это Плиний Младший. Он потом расскажет в своих письмах об извержении Везувия… Невероятно!
- Нам пора…
Голос Миши эхом отзывался у меня в голове. Город заполонил белый туман, он поглощал рушившиеся дома, отчаянные крики, пепел, каменный дождь. Когда он рассеялся, я увидела свое отражение в зеркале ванны.

- Сколько можно мыться? – стучала мама по двери ванны. – Катя! Ты там не утонула? Ты там уже больше двух часов!
- Я скоро!
Отмыть от себя сажу было не легкое занятие. Я на это потратила около получаса. Я истратила почти весь гель для душа, чтобы оттереть от себя черноту. Когда, наконец-то, вода стала прозрачная, я выскочила из душа и наскоро вытерлась полотенцем.
- Катя! – снова послышалось из коридора. – Пришли уже первые гости! Выметайся!
- Подожди!
Для меня осталось сделать последнее: избавиться от грязной одежды, в которой я разгуливала по городу. Представив, что она просто исчезает, я сосредоточено посмотрела на тунику. Но она даже не мигнула, а продолжала валяться на полу. Я снова представила картину, и снова ничего. Плюнув на все, я утрамбовала тунику в корзину для грязного белья и вышла из ванны.
- Наконец-то!
Мама схватила меня за плечо и потащила в прихожую.
- А вот и именинница!
- Боже, Катя! Как ты выросла!
Я натянуто улыбнулась маминой подруге тете Свете. Я ее видела очень давно, но знала точно, что с последней встречи она поправилась и обрезала волосы.
- С днем рождения! Ты, наверное, не помнишь моего сына – Арчи, что ты стоишь?
Я улыбнулась невысокому парню, стоящему в дверях с большим букетом, который он мне протянул, слегка смутившись.
- Спасибо.
- Конечно, ты его не помнишь! – громко говорила тетя Света, стягивая с себя пальто и передавая его сыну. – Тебе не было еще и годика, когда я познакомилась с Ксюшей!
Мама нарочито засмеялась и указала, куда направиться гостям.
Не успела я поставить цветы в хрустальную вазу на пианино, как мне пришлось бежать в прихожую и встречать новых гостей.
В целом, ужин прошел хорошо, обо мне говорили мало, что меня очень радовало. Как всегда бывает, после получаса тостов, воспоминаний и похвалы еды, все встали и дружно пошли на кухню развеяться, ну, или просто покурить.
- А ты не куришь? – спросила я Арчи. Мы осталось вдвоем в гостиной.
- Иногда.
- Ты такой загорелый. Отдыхал где?
- Я пять лет жил в Аргентине. Только вчера прилетел. Ты знаешь испанский? – он внимательно посмотрел на меня, устроившись в кресле.
- Да.
Я резко замолчала и отвернулась. Я соврала, испанский я не знала. Пока не знала…
- Verdad? Vamos a charlar un poco ?
Я нервно заломила пальцы и, обогнув стол, направилась к двери.
- Извини, я сейчас! – бросила я парню, через плечо.
Закрывшись в своей бывшей комнате, я нервно металась по ней, огибая горшки с цветами. Мне нужен был человек, телефон которого я не знала, а нужен он мне был срочно.
- Так, хорошо.
Успокоила я себя, встряхнув плечами.
- Миша? – неуверенно сказала я, очень надеясь, что это сработает.
- Я уже поздравлял тебя сегодня.
Я безумно была рада увидеть его.
- Мне очень нужна твоя помощь! – затараторила я. – Мне нужно выучить испанский!
Миша слегка опешил, это было видно по его вытянувшемуся лицу.
- Прости? Я же сказал тебе, как овладеть языком…
- Нет, ты меня не понял! – перебила его я. – Мне нужен человек: испанец, эквадорец, панамец, кубинец… В общем, мне он нужен сейчас!
- Послушай, я…
- Заткнись! Я твоя хозяйка! Забыл? Исполняй мой каприз!
Я требовательно сложила руки на груди. Миша был в состоянии шока после такого заявления. Хотя я согласна, что слегка перегнула палку.
- Ладно, я разрешу тебе читать мои мысли, - добавила я.
- И как это называется? Ты с ума сошла что ли?
Он явно был не в духе, потому что я еще ни разу не слышала от него такую речь. Но в итоге он сломался, после того, как я пару раз попыталась его треснуть.

- Что-то не так? – спросил меня Арчи, когда я вернулась в гостиную.
- Все нормально. Просто услыышала телефон . Так о чем ты там?..
Мы устроились на диване в холле, решив, что для беседы нужно тихое спокойное место. Как уже говорила тетя Света, Арчи знал меня, когда я еще сидеть не могла, ему было шесть, когда наши родители познакомились в гостях у общих знакомых. Он рассказал мне о том, как закончил факультет политологии, о том, как уехал работать в Росарио. И все это было на испанском. Я все отлично понимала. «Надо потом извиниться перед Мишей, за грубое поведение», - мимоходом подумала я.
- У тебя кубинское произношение, - вдруг сказал Арчи. – Не кастильяно. Ты глотаешь окончания, как на Кубе.
- Я учила язык у кубинца.
После этого я все-таки отогнала от себя мысль об извинении, решив, что Миша мог бы свести меня не со стариком из Гаваны, а с симпатичным испанцем из Барселоны.
 отзывы (0) 
Оценить:  +  (0)   
15:52 26.10.10
5
Я проснулась утром, понимая, что никуда не надо идти. Была суббота. Долгожданная суббота, поэтому я позволила себе поваляться в постели до обеда.
Лена уже была на ногах и сидела за ноутбуком, когда я сонная вошла на кухню.
- Добрый день! – пропела она, не отрываясь от монитора. – Как прошел вчерашний ужин?
Я мысленно улыбнулась, вспоминая, как Арчи по-джентльменски отвез меня домой.
- Мадам, у вас загадочная улыбка!
- Ничего подобного.
Я открыла холодильник и окинула грустным взглядом пустые полки.
- Надо сходить в магазин, - заключила я, забирая последний пакет кефира.
- Не уходите от темы!
- Нечего рассказывать.
Лена буркнула что-то в ответ и поманила меня к себе.
- Смотри. Милый, правда?
Я склонила над монитором, разглядывая фотографию черноволосого парня с косой челкой и маленькой бородкой.
- Ничего так, - я пожала плечами, отпивая кефир.
- Я рада, что у нас вкусы разные.
Лена вздохнула, вышла из своего стола на компьютере и ушла в комнату краситься. Я уселась за ноутбук и задумалась. Стоит ли искать то, что мне нужно? Не удержавшись, я зашла в Google и в строке поиска вбила нужное слово.
В дверь позвонили, когда я в захлеб читала нужную информацию. Из комнаты Лены донесся крик, чтобы я «не тупила, а открыла чертову дверь».
Моему удивлению не было предела, когда за дверью увидела Мишу.
- Как? – запинаясь проговорила я, указывая на дверь, а потом на себя. – Как ты узнал, где я живу?
- Очень смешно, - скривил тот губы. – Мне нужно с тобой поговорить.
- Конечно, в чем дело?
Я проследила за тем, как Миша прошел в квартиру, остановился возле картины, а потом, повернувшись ко мне, заговорил. Если быть честной, то его тон, которым он со мной говорил, мне не понравился. Я недовольно сморщила нос.
- Рина, что с тобой твориться? Ты не похожа на ту, с кем я познакомился в Румынии. Что с тобой произошло после приземления самолета в Москве?
- Я тебя не понимаю.
- Ты стала грубой.
Я сделал вид, что не слышала последней фразы. Но, как бы это не звучало обидно, он был прав. Я жутко изменилась, после того, как решила начать все с чистого листа. У меня изменился характер, поведение и поменялся стиль одежды. Очки сменили линзы, а скромность – требовательность и жесткость. Я себе такая нравилась, а вот Мише не очень.
Миша долго разглагольствовал, вбивал мне в голову, что так не годится, но я его не слушала. Когда он закончил, я задала ему самый простой вопрос, на который он ответил положительно, и я принялась готовить чай.
- Я тут кое-что про тебя узнала, - начала я, насыпая в глиняный чайник заварку. – Оказывается, что джинны не бессмертны. А еще вы среднее между ангелами и демонами, следовательно, бываете добрые и злые…
Мой вдохновленный рассказ прервала Лена, вбежавшая со словами: «Как я накрашена?». Ойкнув, она уставилась на Мишу большущими карими глазами.
- Здрасти!
- Привет, - Миша лукаво улыбнулся, окинув ее озорным взглядом. – Я Миша.
Он протянул Лене руку. Она смущенно пожала ее и перевела взгляд на меня.
- Я думала, ты одна.
- Как видишь.
Я вздрогнула, когда услышала в голове Мишин голос:
«Какая у тебя подруга симпатичная!»
«Так скажи ей об этом!» - ревниво подумала я, зная, что он прочитает это.
- А можно я отвечу на твой вопрос? – неожиданно сказал Миша, обращаясь к Лене. – Ты замечательно выглядишь!
Миша победоносно посмотрел на меня, его вид прямо-таки и говорил: «Думала, не скажу?»
- Мы тут обсуждали одну тему.
- Какую? – подалась вперед Лена. После слов Миши она стала раскованнее.
- Рина рассказывала мне, что она вычитала про джиннов. Ты сейчас прольешь чай!
Я не заметила, что пиалушка уже была почти полная, еще чуть-чуть и чай перелился бы.
- Я задумалась, - промямлила я. – Так о чем мы?
- О джиннах. Что ты там еще хотела мне о них рассказать?
- Ничего…
Я чувствовала себя потерянной. Вспомнив утреннюю фразу подруги о разных вкусах, я поняла, что она тогда ошиблась. Одного взгляда на нее было достаточно, чтобы понять: она в него влюбилась.
- А ко мне вчера подошла девушка и заговорила про три желания! – сказала Лена, она нервно теребила прядь темных волос.
- Что, просто так взяла и подошла? – удивилась я, подвигая Мише горячий чай.
- Нет, конечно. Я ехала в метро и освободила место только что вошедшей старушке. Мне все равно на следующей остановке надо было выходить. Когда я вышла из вагона, меня нагнала девушка, очень красивая девушка, и спросила, что я загадала бы, если мне выпала бы такая возможность.
- И что ты ответила? – я затаила дыхание.
- Ничего. Это был очень странный вопрос. Но девушка оставила мне свой номер телефона и попросила скинуть смс, когда я подумаю. Говорит, что это что-то вроде соцопроса.
- Я бы на твоем месте не отвечала! – выпалила я.
«Что ты говоришь?» - Миша грозно посмотрел на меня. – «Тебе не стыдно?»
«Так значит, это все не просто так? Это твоя подруга подошла к Лене?»
«Я могу быть с ней не знаком. Не будь эгоисткой и уговори подругу все-таки отправить сообщение»,
- Леди, мне пора. Дела.
Не притронувшись к чаю, Миша откланялся и ушел.
- Я, кажется, влюбилась… - протянула Лена, смотря на входную дверь.
- Я заметила, - я старательно улыбалась, когда подруга перевела взгляд на меня.
- Надеюсь, что у вас ничего нет? Он же тебе не нравится? Да?
Я грустно кивнула. Я не хотела ей говорить, что это не так и что он понравился мне с первой минуты нашего знакомства.
- А как же парень из Интернета? – тихо спросила я.
- Мне все равно с ним не познакомиться. А хотя, и с этим у меня ничего не выйдет…
У меня сжалось сердце, когда я увидела подругу в таком состоянии. На глазах у нее навернулись слезы.
- Что ты такое говоришь? – я подошла к ней и обняла. – Ты у нас красавица! А ты прекрасно знаешь, что от меня добиться таких слов очень не просто. Значит так, ты сейчас садишься и думаешь над тем, что сказала тебе та девушка из метро, а потом отправляешь ей свое сообщение. Кстати, как ее зовут?
- Софи, кажется…
Я раскрыла рот, не веря тому, что услышала.
- Такая хрупкая, изящная, с длинными черными кудрявыми волосами?
- Точно. Боюсь спрашивать, откуда ты знаешь.
- Все равно не отвечу, - я загадочно улыбнулась. – Так что там с твоими желаниями?

- Как тебе фильм?
Мы с Арчи выходили из университета Сервантеса после просмотра фильма на испанском. В левой руке у меня была зажата красивая роза, а правой я держала под руку Арчи.
Уже был конец октября, улицы уже знатно засыпало снегом, и в этом время суток было уже почти темно.
- Мне понравился фильм. Не обычный конец.
- Когда приедешь ко мне в Росарио, мы будем каждый день смотреть испанские фильмы!
Он уже не раз говорил мне о том, чтобы я приехала к нему в Аргентину. Он обещал показать мне город, близлежащие окрестности и, конечно же, обещал свозить меня в Буэнос-Айрес. Арчи так часто это говорил, что казалось, у него нет сомнений, что я туда прилечу.
Зато я знала точно одну вещь. Я никогда не буду вместе с Мишей. Он сам мне это сказал, заглянув к нам в гости. Я помню этот момент очень отчетливо, он хорошо врезался мне в память. Мы тогда сидели на диване. Он ждал, когда соберется Лена, чтобы пойти с ним в театр.
- Я должен тебе кое-что сказать. После того, как я исполню твое последнее желание, я исчезну из твоей жизни. Ты меня больше не увидишь. К сожалению, с Леной мне тоже придется расстаться, а жаль, она очень хороший и добрый человек! Она еще найдет свою настоящую любовь, увы, это не я…
После этого, у меня все перевернулась. Я очень надеялась, молилась, чтобы мое желание еще долго исполнялось. Я рыдала каждую ночь, сидя на кровати, обняв ноги. Неделю пребывала в депрессии, делая вид, что все нормально, и от этого становилось все хуже. Арчи стал тем человеком, который помог мне выкарабкаться из этого состояния. Мы стали ходить в рестораны, кафе, театры… Мне было так хорошо с ним! Он чудесный человек, мы понимали друг друга с полуслова. И даже сейчас нам не нужны были слова, мы просто медленно шли по усыпанной первым снегом дороге, смеялись и обсуждали фильм.
Он проводил меня до квартиры, поцеловал и попрощался. Я задумчиво смотрела ему в след, пока он не скрылся за дверями лифта.
Открыв дверь, я вошла в темную прихожую. Лены дома не было, она ушла на встречу с подругами, об этом она меня предупредила еще утром.
Я включила свет и непонимающе оглянулась. Снова фокусы Миши, но на этот раз он встретил меня сразу. Он был во фраке серо-голубого цвета, что соответствовало моде того времени, с большими перламутровыми пуговицами и узкими рукавами. Также были надеты кюлоты и высокие кожаные сапоги.
- Приветствую вас! – радостно пропел он. – Я вас надолго не задержу.
- Мог бы предупредить, что я зайду не к себе домой.
- Какие мы злые!
Миша посмотрел на мое черное пальто.
- Ты одета не по моде.
Он взмахнул рукой, и я почувствовала, как моя одежда испаряется, а на ее месте сразу же появлялась другая. Точнее надо сказать, что вместо моих джинсов, кофты на молнии, сапог на каблуках, появилось нежно-розовое платье с узким лифом и пышной юбкой, поверх которой был шлейф. Миша поколдовал и с моей прической. С ней я была похожа на танцовщицу Барбарину Кампанини работы Розальба Карьера.
Миша довольно меня оглядел и протянул веер.
- Эта необходимая принадлежность бального платья, - улыбнулся он.
- Постой, ты хочешь сказать, что мы идем на бал?
- Мы уже тут!
Он взял меня за руку и повел к распахнутым дверям. Я притормозила, восхищенно глядя на то, как красиво танцуют присутствующие в зале. Они двигались плавно, пары выглядели нежно, спокойно и отрешено.
- Мы идем? – спросил Миша.
- Я не умею танцевать вальс, - честно ответила я, сжимая веер.
- Это легко.
Миша положил правую руку чуть выше талии, а левой взял меня за кисть.
- Вальс все умеют танцевать! Иди на меня правой ногой…
Не знаю как, но у меня получилось! Я быстро освоила технику танца. Главное считать: «Раз, два, три… Раз, два, три…» и дело в шляпе!
Вскоре мы кружили вместе с остальными в зале, под огромной люстрой, зажженной тысячью свечами. Это был самый лучший вечер в моей жизни. Я была на балу с человеком, которого не хотела отпускать. Я знала, что он чувствует то же самое, что и я, но не подавал виду, он просто вел, прижав меня к себе.
Когда музыка смолкла, все вокруг потускнело, я поняла, что возвращаюсь. Очутилась я не в прихожей, а в своей комнате. Мне стало ужасно больно. Зачем он так поступил? Это было очень низко с его стороны делать так: сначала говорить, чтобы я не привязывалась, а потом кружить в вальсе!
У меня заболела голова и я села на пол, прислонившись спиной к дверям шкафа. Грустно гладя шелковое платье, я старалась забыть то, что сейчас произошло. Вычеркнуть бал, музыку… Я старалась думать только о радостном лице Арчи. Я постаралась представить его задорные серо-зеленые глаза, короткие волосы, смуглую кожу… Но ничего не выходило. Миша, как назло, всплывал у меня в сознании. Я с силой молотила кулаком по шкафу, словно пыталась выбить Мишу из своей головы.
В дверь постучали. Лена вернулась из кафе и звала пить чай. Я ответила, что приду через минуту, мне надо только дописать доклад. Она удалилась, а я встала, вытерла глаза и переоделась. Свернув платье, я повесила его в шкаф в летний отдел, чтобы реже бросалось в глаза.

6
Этот день я ждала очень давно. Сегодня возвращается друг детства Кеша после раскопок под Новгородом, он на днях позвонил и сообщил, что мы просто обязаны встретиться, пока его не отправят куда-нибудь еще. На самом деле, его настоящее имя было Аркадий, но так как он все свою сознательную жизнь являлся преданным поклонником творчества Иннокентия Смоктуновского, то его все знакомые называли Кешей, да и представлялся он именно так.
Я с нетерпением ждала окончание пар, постоянно поглядывая на часы. Когда же нас наконец-то отпустили, я схватила вещи и выбежала из аудитории, забыв на стуле кофту. Возвращаться не пришлось, Аня протянула мне кофту и пожелала хорошей встречи.
Кеша как всегда, опаздывал. Чтобы не лишиться столика, я заказала кусочек сырного торта и фраппе. Кеша легкой походкой вошел в кафе, снял черную фетровую шляпу, точно ковбой, огляделся и направился ко мне, по пути успев схватить официантку за локоть и сделать заказ.
- Привет, сестренка! – он наклонился и чмокнул меня в щеку. Подвинув стул, он сел слева от меня.
Он ничуть не изменился: надменный взгляд, светлые, и как всегда взъерошенные волосы, самодовольная ухмылка. Я всегда спрашивала себя: почему он подался в археологи? С его внешностью вышел бы отличный актер или телеведущий какого-нибудь шоу, но только не передачи «Новости» или «ЧП», иначе его белоснежная улыбка заставила бы, сама того не желая, забыть вас о дурных вестях.
- Что она так долго? – нетерпеливо сказал Аркадий, оглянувшись, в поисках официантки.
- Ты куда-то спешишь?
- Ну, что ты! Просто я чертовски голоден!
- Забудь о еде! Рассказывай, как раскопки?
- Это было замечательно! За все время, что мы там провели, а если быть точнее, три месяца, два дня, три часа и плюс-минус десять минут, мы нашли только чертову вазу на глубине десяти метров, которая не понятно каким образом оказалась там, потому что ей исполнился максимум год с той поры, что мы ее вытащили на свет, а об этом говорила надпись «Made in China».
Это было любимое занятие: рассказывать что-нибудь так, чтобы слушатель забывал, о чем спрашивал, в общем, нести всякую чушь до последнего. Я к этому привыкла, а вот любой новый знакомый мог бы подумать, что Кеша немного с приветом.
- Ваш заказ, - девушка в белом переднике поставила перед Кешей тарелку с отбивной, бокал апельсинового сока, маленькую чашечку с кофе и два круассана. – Приятного аппетита!
- Наконец-то…
Он схватился за нож с вилкой и набросился на кусок мяса так, словно его до этого год мучили голодом.
- Как сама? Когда я уезжал, ты была молодая красивая, а теперь на тебя смотреть страшно! Вся в морщинах, под глазами синяки…
Он не договорил. Я дала ему подзатыльник и добавила:
- Радуйся, что у тебя мозгов нет, а то выбила бы!
- Ой, ой, ой! Напугала! И вообще, я тут недавно подумывал о женитьбе. Но потом вспомнил, что мои родители развелись из-за какой-то глупости, то ли из-за того, что мама разбила любимый кубок отца, из которого он любил пить шампанское, то ли из-за папиной нелюбви к животным. В общем, я для себя решил, что женюсь только на таком человеке, который не будет ронять мои вещи. Прикинь, что будет, если моя жена случайно опрокинет на ламинат старинную вазу пятнадцатого века? Еще она обязательно должна любить животных, так как я собираюсь купить себе крокодила или игуану, я еще не решил. Но ты сразу отпадаешь, ты вечно все роняешь! Помнишь, как ты толкнула меня, и я уронил чашку с какао? Я весь был мокрый!
- Значит, ты ее разбил!
- Если бы ты меня не толкнула, чашка была бы цела! Ой, извини, телефон.
Он сунул руку в карман и достал мобильник.
- Да? Привет. Да, все как обычно. В девять возле клуба. Пока!
Я сразу догадалась, о чем шел разговор.
- В чем дело? – спросил он, кладя телефон рядом с салфетницей.
- Ты не о чем не забыл?
- Вроде нет… А! Я думал, что прислал тебе приглашение. Нет?
Он снова сунул руку в карман и достал ручку. Взяв белую салфетку, он, загораживаясь от меня, стал на ней что-то писать. Поставив жирную точку, он перечитал написанное и довольный протянул мне.
Взяв салфетку, я прочитала: «Дорогая, Рина (зачеркнуто), сестра (снова зачеркнуто), Рина. Позволь пригласить тебя на мой день рождения, который состоится в клубе 6ого ноября в девять часов по местному времени. Стиль одежды: повседневный (можно, что-нибудь открытое). Подарки приветствуются».
- Очень мило, - протянула я, складывая приглашение пополам. – Боюсь, я не смогу прийти. В это время будет идти мой любимый сериал по телевизору.
- Заключительные серии «Санты Барбары»? Я же сказал, что ты постарела! Ужас, я молодею, а ты, увы, нет!
- Ладно, раз ты настаиваешь, то я приду. Не одна. Возьму с собой друзей, чтобы скучно не было.

Дома меня встретил Миша. Он смотрел телевизор, лежа на диване, а Лена бегала по квартире в поисках книги. После того, как они начали встречаться, Миша почти не вылезал из нашей квартиры, что мне не очень нравилось.
- Привет, - поздоровалась я, входя в квартиру. – Я ненадолго. Скоро убегаю.
- На свидание? – спросил Миша, не отрывая взгляда от телевизора.
- В гости, - поправила его я.
- Ну-ну…
Для того чтобы переодеться, мне потребовалось двадцать минут. Я не слишком-то наряжалась. Что скромничать, я вообще не старалась одевать что-нибудь этакое, а просто надела темные джинсы, черную майку и завязала хвост.
- Ребят, я вернусь поздно. Лен, не закрывай на нижний замок.
- Хорошо!
- Может, не пойдешь?
Вопрос Миши мне показался очень странным, но я не стала обращать на это внимание. Однако когда он повторил его, я занервничала.
- Что такое? Почему ты хочешь, чтобы я осталась дома?
- Не важно. Забудь.
Он замолчал и встал. Подойдя к Лене, он обнял ее за талию. Это было так мило и так больно, что я невольно отвела взгляд.
- Мне пора.
- Постой! – резко остановил меня Миша. – Твой браслет. Тот, что я тебе подарил. Дай поносить Лене.
Я вытаращила на него глаза.
- Зачем?
- Мы собрались в кино, а ей он подойдет к сережкам, правда дорогая? - он нежно поцеловал ее. Только чтобы не видеть этого вновь, я быстро стянула с руки браслет и протянула подруге.
- Теперь я могу идти?
Мрачная я направилась к двери, чувствуя, как к щекам подливает кровь. Открывая дверь, я услышала за спиной шепот, а в голове фразу: «Будь осторожна!»

Я поднялась на последний этаж и уверено направилась к двери. Дорогу до дома Арчи и тети Светы я знала, ибо до этого мне нарисовали четкий план и все расписали, поэтому я без труда нашла их квартиру. А шла я к ним с одной целью: тетя Света оставила для мамы несколько книг по цветоводству, которые должна была забрать я. Вот мы и договорились с Арчи, что я загляну к ним на час-другой.
Подойдя к деревянной двери, я заметила, что она чуть приоткрыта. Я сразу передумала нажимать на кнопку звонка. Отойдя на несколько шагов от квартиры, я достала мобильник и позвонила Арчи.
- Да? – послышалось в трубке.
- Ты где? – шепотом спросила я, повернувшись спиной к их квартире.
- Я забрал маму, и мы направляемся домой. Ты уже там?
- Арчи, у вас открыта дверь! Там кто-то есть… Надо вызвать милицию!
- Что? Рина, если это так, немедленно спускайся вниз и жди нас!
Он повесил трубку. У семьи Нестеровых были одни единственные соседи, жившие напротив. Я решила зайти к ним, чтобы попросить вызвать милицию, но потом вспомнила, как Арчи сказал, что соседи затеяли ремонт, поэтому там временно никто не живет.
Пока я стояла и размышляла, за спиной послышались шаги, и чья-то могучая рука опустилась мне на плечо. Мое сердце сжалось, руки похолодели.
Меня подхватили, как пушинку, и внесли в квартиру Нестеровых. Бросив меня на пол, незнакомец закрыл дверь. Подойдя ко мне, он со злостью ударил меня ногой по животу. Я скорчилась от боли и застонала. Мужчина засопел и включил настольную лампу, стоящую на комоде возле двери.
Я подняла на него глаза, но ничего не увидела, его лицо скрывала маска в виде смеющегося клоуна, только черные глаза блестели в свете лампы.
Он нагнулся ко мне, повернул голову и поднялся. В нем было метра два, не меньше. Мне показалось, что он о чем-то думает, а когда он решил, что делать, присел на корточки около меня.
Он приподнял мне голову, заглядывая в глаза, как будто хотел прочитать через них, то о чем я думаю. Пальцы сдавили шею, и мне стало трудно дышать. Пытаясь расслабить его хватку, я старалась разжать его пальцы, хватая воздух ртом.
Как же я жалела, что у тети Светы была аллергия на собак, иначе здесь сейчас не было этого мужчины.
- П-пожалуйста, - выдавила я, не отводя взгляда от его глаз.
Он опять что-то прошептал и, склонив голову на бок, все выше поднимал меня за шею. Я стала терять силы, в глазах потемнело, я стала задыхаться.
В голове мелькнула мысль, которую я сразу же отогнала. Я была готова в любой момент лишиться чувств или даже распрощаться с жизнью, потому что я уже не старалась освободиться.
Со стороны кухни послышался звон разбившейся посуды и грохот опрокинутого стола. Мужчина повернул голову на звук. Даже не видя его лица, можно было безошибочно угадать, что он растерялся, испугался при видя того, кто появился спустя минуту.
Из-за угла послышался рык и цокот когтей о паркет. Вскоре показалась рыжая полосатая морда, большие голодные глаза и длинные усы. Тигр внимательно посмотрел на мужчину и зарычал, оскалив длинные острые желтые клыки.
Незнакомец убрал от меня руку, и я соскользнула по стенке на пол. Неудачно приземлившись, я подвернула ногу, но боли я не почувствовала: я была сосредоточена на зверюге, направляющейся к нам.
Мужчина было рванул к двери, но тигр в два прыжка преодолел расстояние между ними и приземлился точно на его спину. Злобно он разорвал когтями серый плащ. Я заметила, как материя быстро стала кроваво-красной и тихонько вскрикнула. Тигр медленно и царственно повернул голову в мою сторону и принюхался.
Я замерла и вжалась в стену, старалась не дышать, но это было напрасно. Зверь крадучись направился в мою сторону и приготовился к прыжку, нервно размахивая хвостом. Через секунду он прыгнул, а я машинально закрыла лицо руками, представляя, что передо мной вырастает стена.
Послышался глухой удар, громкое рычание и скрежет когтей. Я опустила руки и увидела вокруг себя двухметровую кирпичную стену, защищающую меня от атак тигра, бродившего рядом.
- Ну и натворила ты тут! - донеслось за кирпичной стеной.
Я поднялась.
- Эй? – позвала я.
Через мгновение стена исчезла, а вместе с ней огромный тигр и тело мужчины. Вообще создавалось впечатление, что никто не вламывался в квартиру Нестеровых. Не было перевернутых ящиков, разбросанных бумаг...
- А теперь, - Миша направился ко мне, протягивая руку. – Пошли.
- А как же?..
- Они забыли про то, что ты им звонила. Ну же! Идем! Через пару минут ты сможешь сюда подняться.

Я до сих пор не знаю, как пережила тот вечер. Поднявшись опять на последний этаж, меня встретил Арчи, радостно улыбаясь. Признаться, я хотела сразу уйти, для меня было сложно оставаться в этой квартире, в которой только что гулял дикий зверь, но работа Миши была превосходна! Он не оставил и следа от того, что происходило здесь несколькими минутами раньше, возможно именно это на меня и давило.
Я сослалась на плохое самочувствие, забрала книги и ушла, заверяя Арчи, что меня не нужно провожать. Идя по темной улице, я слушала музыку, чтобы отвлечься от реальности.
- Рина, ты в порядке? – спросила Лена, когда увидела меня утром. Подруга озабочено посмотрела на меня.
- Да, я… Все отлично.
Я дернула головой, стараясь отогнать плохие мысли. Мне нужно было собраться, чтобы не подать вид, будто что-то случилось.
- Ты свободна в следующую пятницу?
Лена закусила губу, сосредоточено смотря на пол, потом неуверенно кивнула.
- В общем, такая штука. Мой друг Кеша устраивает в клубе праздник в честь его дня рождения, - сладко пропела я. – Мы приглашены.
- Но я его не знаю.
- И что? – я пожала плечами. – Заодно познакомишься. Миша тоже пойдет, только он еще об этом не знает.
- А Арчи? – лицо Лены пронзила озорная улыбка.
- Я его еще не звала… Но позову.
Я плюхнулась на диван и положила ноги на столик прямо на Ленин журнал «Cosmopolitan».
- Как у вас с Мишей? – осторожно спросила я, наблюдая за тем, как изменялось выражение лица подруги. Услышав имя «Миша», она радостно заулыбалась, садясь рядом со мной на край дивана.
- Я тебе еще не говорила об этом, - Лена замялась, обдумывая, говорить или нет, но, судя по тому, как она посмотрела на меня, я поняла, что она все-таки решилась. – Мне кажется, что… Не знаю… Это все так странно.
- Говори уже! – нетерпеливо сказала я.
- Ладно, только обещай не смеяться!
- Обещаю! – я подняла руку.
- В общем, мне кажется, что одно из тех желаний, что я написала той девушке, сбылось. А именно первое.
Я напряглась. Неужели, Лена скажет то, чего я не хочу слышать?
- Мне кажется, что Миша тот человек, с которым мне суждено прожить всю жизнь. Я это поняла, когда он пригласил меня на свидание. Рина?
Я ее не слушала. Лена сказала именно то, чего я боялась услышать.
 отзывы (0) 
Оценить:  +  (0)   
15:53 26.10.10
7
Я не хочу сказать, что эта идея мне нравилась, но я согласилась на прогулку по осенней Москве. Мы договорились сходить погулять в Парк Горького. План был такой: веселиться, есть сладкую вату и стараться не унывать.
Встретившись в три часа возле входа в парк, мы дружной компанией пошли выполнять план. Поначалу все было просто супер: мы фотографировались, кормили голубей, наслаждались удивительно солнечным последним днем октября.
- Смотри! – закричала я, дергая Арчи за руку, показывая прямо перед собой. – Это же Спанч Боб!
Я потащила парня за собой и вынудила его сфотографировать меня с героем мультсериала. Правда, он был страшный, но мне все равно нравился.
- Может, тебе шарик с ним купить? – предложил Арчи.
Я радостно закивала и потом ходила с двумя воздушными шарами Патрика и Боба. Но моей подруге не было так весело, как нам. Лена с Мишей шли сзади нас, держась за руки, и тихо вели беседу. Я помрачнела, зная, что Миша в любой момент может уйти и разбить любовь. Рассеять веру Лены в исполнение желаний.
- Что ты такая грустная? – Арчи обнял меня и поцеловал в макушку.
- Ты можешь сделать кое-что, не задавая при этом лишних вопросов?
- Конечно.
Я объяснила Арчи, что нужно сделать. Он понимающе кивнул и направился к Лене с Мишей, через секунду он забрал Лену и повел в сторону карусели.
- О чем вы говорили? – спросила я Мишу, подойдя к нему.
- Я сказал, что скоро уеду.
- Куда? – нахмурилась я.
- Не важно.
Миша положил мне на плечо руку, и мы тихо пошли по дороге.
- Я тут все время думал, куда тебя отправить в следующий раз?
- Куда угодно, только не надо динозавров и пещерных людей!
- Ну вот…
Миша разочаровано вздохнул и полез во внутренний карман, достав оттуда блокнот и ручку.
- Что это? – я постаралась заглянуть в записи, но Миша прижал блокнот к груди.
- Ничего. Погоди.
Он отвернулся и интенсивно стал водить ручкой по бумаге, зачеркивая в ней что-то. Сгорая от любопытства, я прыгнула ему на плечи и, вырвав из его рук блокнот, отбежала от него подальше.
- Что это? – я удивленно читала список продуктов.
- То, что надо купить.
Миша засмеялся и, соответственно, получил кулаком в плечо.
- Я думала, что тут список мест.
- Вот еще! – Миша забрал у меня блокнот. – Я и так знаю, куда тебя отправить.
Он загадочно улыбнулся и щелкнул пальцами. Я не сразу сообразила, что уже нахожусь не в парке Горького, а в каком-то шатре. Ничего путного мне в голову не приходило.
- На этот раз я не знаю, где я!
Миша появился не как обычно в таких случаях. Он просто зашел в палатку, пригнув голову. Я еле удержалась, чтобы не засмеяться. Миша выглядел очень забавно в так называемых шоссах, то бишь в штанах-чулках. Ноги у него были красивые, как у футболистов. С верху на нем был одет блио - облегающая бежевато-рыжая дорогая рубаха элегантного покроя, приталенная с широкой юбкой, чуть выше колен.
- Ты просто бесподобен! – выдавила я и все-таки рассмеялась.
- Смейся, смейся! – Миша прошел мимо меня и окликнул. – Примерь!
Я от удивления даже потеряла дар речи. Миша держал рыцарские доспехи!
- Ты хочешь, чтобы я это надела?
- Да.
- Ну, уж нет! – я в знак протеста замотала головой, делая несколько шагов назад. – Я, пожалуй, пойду.
Я резко развернулась и сразу же столкнулась с Мишей.
- От меня не скрыться! Надевай.
- Зачем?
- Ты будешь участвовать в турнире.
- Нет! – снова протянула я, отодвигая доспехи, протянутые Мишей. – Я не могу. То есть, нельзя просто так взять и пойти на турнир. Тем более, это забава мужчин!
- Надевай.
Миша терпеливо протягивал мне доспехи. Я долго сопротивлялась, но против магии джинна не попрешь. Он долго терпел мои отказы, но потом не выдержал и швырнул в меня доспехи, которые сразу же оказались на мне. Чтобы я не смогла выругаться, он сразу надел мне на голову шлем. Мой кругозор уменьшился, я теперь могла смотреть только вперед.
Он вытолкнул меня из палатки, я еле удержалась, чтобы не упасть. Ноша на мне была непосильна, ноги подкашивались, а спина готова была сломаться, как щепка, надвое.
- Вон твоя лошадь! – Миша указал рукой в сторону черного скакуна, пьющего воду из кормушки. Конь был в защищающих со всех сторон железных латах. – Там же и твой щит с копьем.
- Может, я лучше останусь здесь и потанцую с теми девушками?
Я постаралась показать на них, но шлем сразу потянул мою голову вниз, но, слава Богу, я справилась с ним.
Девушки, на которых я старалась указать, стояли в кругу и танцевали: подпрыгивали, кружили вокруг себя, а потом снова брались за руки и повторяли все снова. Они были в красивых средневековых платьях, с разрезами по бокам, зашнурованными лентами.
- Это же детский сад! – Миша презрительно посмотрел на веселившихся девушек.
- По крайней мере, это безопасно! А ты собираешься меня отправить на верную смерть!
- Ты умрешь не здесь и не сейчас, - заверил он и нетерпеливо потащил меня к коню.
- Ты знаешь, когда я умру? – я взяла в руки щит и копье.
- Да. – Коротко ответил Миша и помог забраться мне на лошадь.
- Скажи, когда?
- Ты думаешь, что я скажу?
- Ты прав, мне не стоит это знать.
Дальнейшие события развивались так быстро, что я даже не ощутила всю прелесть или ужас происходящего.
Мальчик с горном в руке встал на помост и протрубил трижды, призывая зрителей рассесться по трибунам, расположенным по периметру ристалища. Большую часть деревянных лавочек занимали девушки-простолюдинки и, конечно же, феодальная знать.
Прозвучал сигнал начала так называемой конно-копейной сшибки. Вспоминая фильмы, в которых я могла видеть подобное, я прижала копье к бедру, но потом передумала и зажала его под мышкой. Еле держась в седле, я помчалась на коне навстречу противнику. Я прицелилась и… промахнулась, а вот мой враг попал мне точно в левое плечо.
Дальше я ничего не помнила, я очнулась, стоя посреди парка Горького с воздушными шариками в руках.

- Рина, - Ксюша трясла меня за плечи. – Ну, скажи хоть что-нибудь!
- Оставь ее, - Аня посмотрела мне в лицо.
- Она меня пугает! – говорила Ксеня. – Она не готова к тесту! К тесту, который решит судьбу ее автомата по политологии! А она не готова! Что ты можешь сказать в свое оправдание?
Я грозно посмотрела на подругу. Рыжие волосы были заколоты в пучок, серые глаза изучали мое усталое побледневшее лицо.
Мы сидели в столовой перед тестом, о котором я напрочь забыла, и сейчас мне приходилось все зубрить. Но выходило у меня это с трудом, уже который день голова кричала «SOS», требуя выпить обезболивающее.
- Зай, - ласково проговорила Аня, размешивая тоненькой пластмассовой ложечкой горячий шоколад, - вместе мы все напишем.
Я снова промолчала, пытаясь сосредоточиться на конспекте, сжимая виски пальцами, пытаясь унять боль. Началась она у меня после очередного «подарка» Миши, на этот раз он решил, что будет забавно посмотреть, как я смогу выбраться из горящего дома. Но назло ему, это у меня получилось легко, зато после того, как я надышалась угарного газа, я получила головную боль. Уж лучше бы я сгорела там, чем испытывать тупую пульсирующую боль, по крайней мере, моя смерть была бы на его совести. Но, как говорится, рожденный быть повешенным – не утонет.
Тест я провалила, я смогла ответить только на десять вопросов из пятнадцати, и то подозреваю, что половина ответов окажется неправильной.
Я вернулась домой в жутком настроении, мне казалось, что больше ничто не испортит мне его еще больше, но опять ошиблась. Я совсем забыла о том, что сегодня не просто неудачный день, а шестое число, то есть, поход в клуб на день рождение Аркадия. Как я могла забыть? Если бы не Лена, уже собирающаяся к выходу, я бы вообще не вспомнила про это. И какая я после этого подруга? У меня замерло сердце, когда я поняла, что забыла про подарок.
- Рина, - Лена стояла возле зеркала и красила губы, - ты чего такая грустная?
Я не ответила. План родился сам собой. Я как угорелая влетала в свою комнату и закрылась на замок. Тяжело дыша, я стала размышлять, что подарить Аркадию. Что ему нужно? Что он вообще хотел бы получить от подруги детства? Я нервно зашагала по комнате. Ответ пришел сам собой, мне осталось только «увидеть» его. И voila! Вот он, подарочек, лежит в красивой обертке на столе среди книг и тетрадей. Я довольно вздохнула и начала собираться.

В клубе было достаточно много народу. Продвигаясь среди танцующих, я выглядывала Кешу и заметила его за столом с бокалом пива в руке.
- С Днем Рождения! – пропела я, повиснув у него на шее. – Это тебе!
Я протянула ему подарок и с нетерпением ждала реакции друга. Кеша разорвал упаковку.
- О Боже, Ринка, где ты ее достала? – он восторженно смотрел на рамку с фотографией. Она была сделана перед тем, как мы с Кешой первый раз сильно поругались. Мне тогда было десять лет, а ему четырнадцать. Мы сидели на иве и радостно махали в камеру.
- Где ты ее взяла? – повторил Кеша. – Мы же засветили пленку!
- Давай, это будет мой маленький секрет? – я ему подмигнула. – Я не одна. Это Арчи, Миша и моя подруга Лена.
Аркадий пожал руки ребятам и галантно поцеловал нежную руку Лены.
- Очень приятно, - он подвел нас к группе людей и представил присутствующих: - Мой однокурсник Толя, его девушка Люда. Так, этот парень с ежиком – Стас. Барышня, что покраснела, Маша, а это парень, с которым я познакомился на раскопках, его зовут Женя.
Я уставилась на белокурого парня и не могла не скрыть удивления. Я посмотрела на Мишу, который, как ни в чем не бывало, беседовал с тощим Толей. Женя меня тоже узнал и кивнул.
- Привет. Мир тесен, правда? – спросила я его, стараясь перекричать музыку.
- Точно.
Я не знала, что сказать. Было очень странно увидеть его здесь, к тому же он говорил!
- На минутку, - я схватила Мишу за воротник и отвела в более тихое место.
- Ты чего? – не понял он, поправляя рубашку.
- А то ты не понял! Там Женя! Ж-е-н-я!
- Так ты об этом! – облегченно сказал Миша. – Я думал, что-то серьезное!
- Ты сказал, что, когда джинн исполняет желания хозяев, то они - того. Исчезают и они больше не встречаются!
- Я обманул. Просто они забывают того, кто исполнял желания.
- Ты хочешь сказать, что он тебя не помнит?
- Определенно.
Миша подмигнул мне и пошел к остальным.
Я присоединилась несколько позже. Сначала я подошла к бару и взяла томатный сок. Вся компания сидела за круглым столом. Они смеялись, поднимали тосты, а когда подошла я, Аркадий поднялся, уступая мне место, хотя это было вовсе не нужно, рядом с Арчи и Мишей было достаточно места, чтобы я там поместилась.
- На самом деле, - начал Кеша, гладя меня по голове. – Эта дамочка мне как сестра. Она знает все мои тайны, а я - ее!
Мы с Мишей встретились взглядами. Аркадий продолжал:
- В детстве, у нас была целая группа. Мы так себя называли. Рина, помнишь их? Лизка, Аделка, еще одна Катя. Кстати, из-за чего вы поссорились?
- Не поделили парня, - я дернула плечами.
- А я среди них был как султан! – Аркадий засмеялся.
- И где они сейчас? – спросила Маша, косо глядя на Арчи.
- Лизка где-то в Москве, я часто с ней созваниваюсь. С Аделой мы дружили только летом, когда она приезжала в наш лагерь. Где она сейчас - не знаю. Мы потеряли связь. Катя в Штатах…
Я была согласна с Кешой. Вспоминая моменты детства, я сразу жалею, что прошла та пора, когда мы лазали по деревьям, кидали камешки в воду, играли по ночам в заброшенной церкви. Тогда я очень дружила с Катей. Кеша тогда придумал называть меня Риной, чтобы не было двух Кать в компании. Эта девочка всегда была радостной и не знала страха. Она спокойно могла перекинуться через перила балкона второго этажа. Мы чем-то были похожи: обе ходили с косичками, в рубашках и джинсах. Мы были неразлучны. Однако получилось так, что наши дороги разошлись. Мы сильно поругались из-за парня, который нравился нам обеим.
Лизка была девочка-загадка. Всегда мечтала, летала где-то в облаках. Может, поэтому она и нравилась Кеше. Он называл ее «снегурочкой» из-за светлых волос.
С Аделой мы познакомились в международном лагере, куда нас отправили родители на целое лето. У Аделы не было родителей, и она никогда не знала, что такое семья. Но ее это не волновало, она всегда говорила, что нет места лучшее ее приюта, в котором она жила. Она была англичанкой, но для нас это не стало причиной, чтобы не общаться. За сезон мы научили ее немного говорить на русском так, чтобы понимать друг друга. Мы ездили в этот лагерь на протяжении трех лет, пока его не закрыли. К сожалению, мы не смогли обменяться адресами, считая, что следующее лето не будет последним.

8
- Я должна с тобой поговорить.
Лена заглянула в мою комнату. Я лежала на кровати и читала книгу в свете тусклой лампы. Я отложила книгу и пригласила сесть на кровать.
- Рина, помнишь, что я тебе говорила на счет Миши?
- Да. Что-то случилось? Вы расстались?
- Нет. Я тогда ошиблась. Это не он.
- В смысле? Как не он? – я села, прислонившись спиной к стене.
- Я к тому, что не он мой единственный. Я это поняла вчера в клубе.
- И кто это тогда? – осторожно спросила я, смотря на то, как Лена теребит волосы.
- Это…
- Кеша? – удивилась я.
- Нет. Женя.
- Что? – я подпрыгнула на кровати и изумленно уставилась на подругу. – Женя?
- Ну да. Когда я его увидела, мне стало так тепло. Сердце бешено забилось, а когда я встретилась с ним взглядом, я поняла, что он чувствует то же самое. Мы целый вечер проговорили, пока ты вдавалась в воспоминания с Аркадием, препиралась с Мишей и обнималась с Арчи. В общем, я рассталась с Мишей. Не скажу, что он был расстроен, он как будто знал, что я это сделаю.
Я готова была расцеловать Лену, но решила, что так бурно не следует реагировать, поэтому довольствовалась только объятием.
Лена встала, но уходить не собиралась. Она задумчиво улыбнулась:
- Знаешь, после того, как я познакомилась с Софи, я поняла то - что я загадала обязательно сбудется. Не потому, что я верю в магию и прочие чудеса. Нет, я не могу даже сказать, что действительно верю. Просто, если загадываешь постоянно одно и тоже, это обязательно должно сбыться. И еще…
Лена уже направилась к двери, но остановилась и обернулась:
- Мне кажется, что и второе тоже скоро сбудется. Мама Жени держит салон красоты, и она решила взять меня в визажисты. Кто знает, может это первый шаг на пути к моему собственному салону?
Лена вышла, прикрыв дверь, а я встала и закрылась на замок. Все было здорово. Лена, наконец-то, не будет вздыхать, что она «прожила уже двадцать три года и до сих пор не знает, что такое настоящая любовь». На личном фронте у нее появился не просто просвет, а настоящий рассвет чувств, которого ей не хватало в последнее время. Еще у нее появился шанс открыть свое собственное дело, и она этого добьется, а магия Софи поможет.
Софи. Я тогда и не подозревала, что и она тоже джинн, хотя Миша говорил, что знает ее давно. Я тогда не обратила на это внимание, хотя и могла бы заподозрить что-нибудь, когда она сказала, что именно четырнадцатого числа может кое-что произойти. А тот момент в автобусе... Она, конечно же, поняла, что ногти у меня не просто так поменяли цвет.
Я взглянула на руки. В последнее время я старалась контролировать свое настроение, чтобы не попасть в неловкое положение на виду у друзей, однако все равно предпочитала носить тонкие черные перчатки, ссылаясь на то, что врач запретил мне держать руки на морозе.
Вспомнив о враче, в голове всплыло, что я обещала Мише сделать компьютерную томограмму головы, чтобы узнать причину внезапной боли. Но мне не хотелось терять время на подобное, я уверена, что это просто мигрень.
Я переоделась ко сну и легла под одеяло, выключив свет. Закрыв глаза, я устроилась поудобнее, повернувшись лицом к стене. Я заснула сразу, и проспала бы целую вечность, если сильный взрыв не потревожил мой сон. Я хмуро пробубнила ругательство и потянулась рукой к лампе, опустив руку на шершавую циновку. Окончательно проснувшись, я резко встала на кровати, точнее я была не на любимой мягкой кровати, а в спальном мешке. Вокруг было темно, но догадаться, что я нахожусь в палатке, было не сложно. На расстоянии вытянутой руки кто-то лежал и постанывал.
Я прищурилась и выбралась из спальника. Подкравшись к соседу, я тронула его за плечо, тот снова застонал и попросил стакан воды. Яркая вспышка света, осветившая палатку, помогла увидеть рядом со мной керосиновую лампу и спички. Я не сразу смогла зажечь фитиль, но когда получилось, то увидела перед собой раненого мужчину с кровавой повязкой на голове. Он снова попросил воды, дрожащей рукой показывая на военную форму, лежавшую в углу.
Найдя холодную флягу, я открутила крышку и понюхала содержимое.
- Вот, - я помогла солдату глотнуть воду и аккуратно опустила его голову.
- Рина? – послышался за спиной знакомый голос.
Я поставила лампу около пилотки с красной звездой и подошла к темной фигуре. Миша заговорил первый:
- Ты уже догадалась, где ты?
- И что на этот раз я должна сделать? Взять автомат и стрелять по нацистам? Или, может быть, сесть в танк и направить пушку на лагерь фашистов? Или нет! Конечно, взять гранату и кинуть в кучку немцев. Или же ты хочешь, что бы я сама подорвалась на ней? Мне надоели твои выдумки!
- Рина…
- Заткнись! Я не собираюсь идти туда и воевать!
- Ты не хочешь защитить свою Родину?
- Ее уже защитили. А я не собираюсь убивать. И никогда никого не убью. Я требую, чтобы ты немедленно вернул меня обратно, и перестал перемешать меня во времени.
- Ты же этого не хочешь!
Я могу поклясться, что в глазах Миши блеснул страх, а может быть н понимание.
- Замолчи! И делай то, что я сказала!
Миша потупил взгляд и спокойно взял меня за руку. Прогремел еще один взрыв, послышался шум голосов, крик, треск пулеметов. И все…
Я проснулась, когда солнце уже поднялось над соседним десятиэтажным домом. Голова была тяжелая и сильно болела.
- Доброе утро! – Лена насыпала сахар в чашку. – Как спалось?
- Плохо. Кошмар приснился. Где у нас таблетки?
- О… - протянула Лена, понимающе смотря на меня. – Опять голова болит? Лучше прими контрастный душ.
- Да, ты права…
- Рина, я только что говорила с Мишей. Он уехал.
- С кем, с кем говорила? – не поняла я.
- С Мишей, - повторила подруга.
- А кто это? – я с любопытством посмотрела на подругу, а она удивленно на меня.
- Смешно. Дорогая, ты меня пугаешь.
Лена подошла ко мне и дотронулась ладонью до моего лба.
- Так кто это? – повторила я вопрос.
- Тебе надо сходить к врачу. Мне не нравится, что у тебя постоянные головные боли, да еще ты память начала терять.
- Ничего я не потеряла! Я просто не понимаю, о ком ты говоришь!
- Я, пожалуй, позвоню Жене и скажу, что не смогу с ним встретиться.
Лена потянулась за телефонной книгой и к мобильнику.
- Я звоню врачу и запишу тебя на прием.

Мы сидели в белом коридоре на железных черных лавочках. Мимо ходили медсестры с картами, останавливались, чтобы поговорить с пациентами, и провожали их до нужной двери.
- Екатерина Светлова! – высунулась из-за двери пухлое лицо медсестры. – Проходите.
Я встала, мысленно пожелала себе удачи и прошла в кабинет. В нос сразу ударил запах медикаментов.
- Садитесь.
За столом сидел маленький седой врач с пенсне. Он указал рукой на свободный стул.
- Я вас слушаю.
- У меня… - начала я, но врач меня перебил.
- У вас сильные приступы головной боли и вы начали терять память. Так?
Я кивнула и нервно сглотнула.
- Хорошо…
Врач взял со стола молоточек и направился ко мне. Постучав меня по коленкам и убедившись, что я могу достать кончик носа пальцем руки, разочаровано вздохнул и плюхнулся в кожаное кресло.
- Я выпишу вам направление на томографию. Это дорого, но без нее я не смогу вам ничего сказать.
Я взяла тонкий серо-бежевый листок бумаги и вышла.
- Ну, как? – подскочила ко мне Лена.
- Мне назначили рентген головы.
- Я только что разговаривала с Мишей по телефону. Он передавал тебе привет и сказал, что очень жаль, что ты забыла именно его…
- Да кто это, черт возьми?! – закричала я, почувствовав, что почти все, кто находился в коридоре, повернули головы в нашу сторону.
На глазах навернулись слезы. Неужели я и вправду начинаю терять память? Или это просто злая шутка?
- Тише, - Лена взяла меня за плечи. – Куда нам теперь?
- В кабинет 402.
С меня сняли все металлическое, спросили про металлические импланты, а потом дали белую рубашку и просили переодеться.
- А теперь ложитесь сюда и старайтесь не шевелиться.
Медсестра помогла мне лечь, надела мне на голову белую штуку, похожую на шлем.
- Не волнуйтесь, больно не будет…

Я с замиранием сердца сидела перед врачом и ждала вердикт. Старичок жевал колпачок ручки и кивал.
- Доктор?.. – начала я, но он меня не слушал, продолжая смотреть на рентгеновский снимок перед окном.
- Мда… Дорогуша, у меня плохие новости. У вас опухоль мозга.
- Простите, я не понимаю…
- Если быть точнее, - врач показал пальцем на снимок, - у вас менингиома.
- Но симптомы…
- Уже есть. Головная боль, ухудшение зрения, психоэмоциональное расстройство.
- Откуда вы знаете, что у меня есть этот симптом?
- Я являюсь врачом уже больше двадцати лет. Вы сомневаетесь в моем диагнозе? Тогда идите к другому доктору. Но если вы не поторопитесь, опухоль превратиться в злокачественную. А это значит, жить вам останется только год.
- Лечение есть? – я нервно мяла пальцы.
- Операция. Результат может быть хорошим, но может быть и летальный исход…

Я боялась позвонить родителям и сообщить новость. Боялась сказать об этом друзьям, думала, что они бросят меня. Единственный человек, который был в курсе – Лена, и то потому что она ходила со мной в поликлинику.
Я не знала, как мне поступить. Я не хотела ложиться под нож, но и не хотела умирать. Был еще один способ - лечиться препаратами. Доктор сказал, что это можно, только не известно, поможет или нет.
Я долго не могла дать согласие на операцию. Лена каждый день умоляла меня позвонить в больницу, но я отмахивалась, шутила, что и без этого я смогу выжить, хоть сама понимала, что это невозможно.
Так шли дни, месяцы. Я все время сидела на антибиотиках, а Лене запретила кому бы то ни было рассказывать про заболевание. На людях я радостно улыбалась, делая вид, что все нормально.
Однажды, когда я жарила яичницу с помидорами, в квартиру ворвалась Лена, раскрасневшаяся от мороза. Она скинула мокрый плащ и бросилась ко мне.
- Ринка! Я выхожу замуж!
Она показала красивое кольцо с крупным бриллиантом. Я радостно закричала и бросилась ее обнимать.
- Поздравляю! Я так рада! Когда свадьба?
- Я сказала Женьке, что выйду замуж только после тебя!
Я грустно улыбнулась и погладила ее по щеке.
- Боюсь, что этого не будет…
- Не говори чепухи! Тебе сделают операцию, и ты будешь жить еще долго, долго, а я буду плясать у тебя на свадьбе в качестве подружки невесты.
- Этого не будет, - повторила я и поспешила к плите, на которой уже дымилась сковородка с яичницей.
- Будет! И не спорь! Собирайся, мы идем в клуб.
- Нет, - я покачала головой.
- Да! Надо же отметить мою помолвку. Там будут все, кого ты знаешь, ну, не совсем, конечно, Женя тоже позовет своих друзей. Пошли, я тебя накрашу.
Чтобы выбрать, в чем я пойду, мне пришлось долго рыться в шкафу. Я оглядывала полку за полкой, а когда дошла очередь до летнего отделения, я удивленно посмотрела на розовое платье с растительным орнаментом. Вытащив платье, я приложила его к себе и посмотрелась в зеркало.
- И откуда ты взялось в моем шкафу? – спросила я, покрутившись.
- Рина, ты готова? – послышалось из-за двери.
- Нет, еще пару минут!

По правде сказать, я пошла в клуб без энтузиазма. Лена выбрала такой клуб, где был тихий ресторанчик, зная, что мне не желательно находится рядом с громкой музыкой. Было человек двадцать. Однокурсники Лены, друзья Жени, Аркадий, Арчи и я.
Шампанское лилось рекой, поздравлений было еще больше. Лена вся сияла. Я еще никогда не видела ее в таком состоянии. Они с Женей дополняли друг друга: она – всегда улыбающаяся хохотушка, а он – тихий скромняга. Она – солнце, а он – луна.
- Потанцуем? – шепнул Арчи мне на ухо.
Он повел меня на танцпол.
- Я рад за твоих друзей, - говорил он, красиво двигаясь в такт музыке. – А ты думала о замужестве?
- Я знаю, что не выйду замуж, - спокойно ответила я, прижимаясь к нему.
- Почему ты так в этом уверена?
Я не ответила. На той неделе Арчи сказал, что возвращается в Аргентину. Он предлагал мне поехать с ним, но я отказалась, не называя причину. Возможно, что для меня это будет последний танец с ним.
- Извини, - вдруг сказал Арчи, отстранившись. – Телефон звонит. Я сейчас!
Он чмокнул меня и отошел в сторону. Одной танцевать было как-то нелепо, и я решила, что не плохо будет выпить чего-нибудь крепкого, например Лонг Айленд или Самбуку.
Постучав по барной стойке ладонью, я подозвала молодого бармена и сделала заказ, устроившись на высоком стуле.
- Я думала, ты не пьешь, - сказала сидящая рядом девушка в серебряной обтягивающей блузке.
- Софи? – я узнала в девушке свою бывшую соседку по номеру. – Какая встреча!
- Я тоже тебе рада, - она поднесла к розовым губам бокал с виски. – Я смотрю, ты грустишь.
- Не правда.
Я ответила не уверено. На языке крутился вопрос, который я боялась озвучить.
- Я не думала, что мы еще когда-нибудь встретимся, - произнесла я.
- Я тоже на это не рассчитывала. Я буду говорить откровенно. – Софи немного помолчала, крутя в руках бокал. – Я здесь из-за тебя. Не перебивай! Я знаю, что ты не хочешь делать операцию, знаю, что без нее тебе останется жить год. Ты же сейчас чувствуешь боль? Это приятно? Я не буду тебя уговаривать принять верное и нужное решение. Нет…
Она снова замолчала, обдумывала, как лучше сказать.
- Не в моей компетенции дарить жизнь. Но я могу сделать кое-что другое. Потому что я должна исполнить последнее желание твоей подруги.
Софи допила виски и бросила на меня гневный взгляд.
- Ты – дура! Из-за тебя мне придется делать то, что мне запрещено!
Она резко встала, взяла меня за волосы и пристально стала смотреть мне в глаза. В голове сразу закрутились разные сюжеты, как будто кто-то поставил кассету на перемотку. Когда все закончилось, я схватилась за голову и тяжело задышала.
- Не стоит благодарности!
Софи бросила бармену деньги и гордо удалилась, оставив за собой запах дорогих духов.
- Что это сейчас было? – прошептала я и вздрогнула, когда бармен тронул меня за плечо, протягивая коктейль.
Я расплатилась, забрала напиток и направилась к друзьям, постоянно сталкиваясь с танцующими парами.
- Наконец-то! Вот и она! – Лена помахала мне рукой. – Смотри, кто пришел!
Бокал выскользнул у меня из рук, когда я увидела рядом с Леной высокого парня с ямочками на щеках, пронзительными зелеными глазами и длинными вьющимися волосами.
Стук разбитого стекла заставил всю компанию обернуться ко мне и затихнуть. Я смотрела на них, а они на меня. Я чувствовала себя неловко и хотела развернуться, уйти отсюда, поехать домой и запереться в комнате, но…
- Мы можем поговорить? – спросил Миша, подойдя ко мне.
Я не ответила, а просто последовала за ним. Он сел за свободный столик и сделал заказ. Это мне сразу напомнило вечер в Румынии.
- Я не понимаю. Что ты здесь делаешь? – я чувствовала, как дрожит голос. – И вообще, почему у меня такое ощущение, что я виновата в том, что ты ушел?
- В субботу вечером ты сама сказала, что тебе надоело путешествовать. Когда я думал, как исполнить твое желание, я дал себе слово, что если тебе надоест все это, желание будет считаться исполненным. И я ушел.
- Но ты вернулся. А я разве не должна была забыть о тебе, то есть про тебя?
- Ты и забыла. Но Лена когда-то загадала, что хочет, чтобы все ее родные и близкие ей люди были счастливы. Поэтому Софи вынуждена была вернуть тебе воспоминания, связанные со мной.
- Зря. Я умру.
- Язык тебе нужно вырвать за такие слова! – Миша со злостью стукнул кулаком по столу. – Тебе нужно согласиться на операцию!
- А толку-то?
- Ты не умрешь! Слышишь? Ты не умрешь не от этого. Я могу сказать, как и когда! – он схватил меня за руку. – Я все знаю о твоем будущем!
- Оно изменчиво.
- Ты упряма, но не глупа. Ты должна понимать, что если тебя не станет, все любящие тебя люди будут ненавидеть тебя, за то, что ты сделала. Ты этого хочешь?
- Ты не понимаешь! Мне страшно!
Из глаз потекли слезы.
- Правильно, давай еще поплачем! – Миша поставил стул рядом с моим. – Иди сюда…
Он обнял меня, уткнувшись носом в мою макушку.
 отзывы (0) 
Оценить:  +  (0)   
15:53 26.10.10
9
Лена выглядела великолепно. Красивое кремовое платье, с кружевным верхом замечательно сидело на ней. Католическая фата закрывала счастливое лицо девушки.
- Ты потрясна! – я поправила ей юбку.
- Спасибо. У меня мурашки по коже бегают! А вдруг дождь пойдет?
- Погода сегодня замечательная! На небе ни облачка. Возьми себя в руки!
Лена посмотрела на летнее голубое небо. Сегодня был самый счастливый день в ее жизни. Сегодня должно случиться то, чего ждут все представительницы женского пола. Через несколько минут, Лена выйдет из этой беседки, расположенной на берегу красивого озера, и пойдет навстречу своей судьбе.
- Я уж думала, что это никогда не произойдет, - сказала она, смотрясь в зеркало.
- Что ты такое говоришь? – надулась я.
- Я же дала обещание, что пойду под венец только тогда, когда ты выйдешь замуж. Честно сказать, - она посмотрела на мое отражение, - я боялась, что ты не примешь предложение. Особенно учитывая твое состояние.
- Я не хотела лишать тебя этого дня.
- Я правда рада, что ты решилась на операцию…
- Тук-тук-тук! – шелковая занавеска, заслонявшая вход в беседку отодвинулась, и к нам вошел Миша в черном смокинге. – Уже все ждут!
Лена набралась сил и с гордо поднятой головой вышла на улицу, где ее ждали гости и самое главное арка, оплетенная красными, белыми и розовыми розами, под которой стояла женщина в светло-зеленом платье с папкой в руках, а возле нее маленькая девочка-ангелочек, с голубыми глазищами и белыми кудряшками. В руках она держала красную подушечку с кольцами.
Возле беседки Лену ждал жених. Могло показаться, что Женя выглядел намного радостнее своей невесты, но это было не так. Они были счастливы оба.
После стандартной речи, которую говорят в загсах, женщина указала, где нужно поставить роспись, а потом девочка поднесла кольца. Женя ласково взял Лену за руку и надел ей на безымянный палец кольцо. Она продела тоже самое.
- А теперь вы можете поздравить друг друга! – женщина закрыла папку и довольно посмотрела на целующихся молодоженов.
Послышался вальс Мендельсона и на заднем плане вспыхнул салют из бенгальских огней.
- Все равно я считаю, что твоя свадьба была красивее, - высокомерно сказал Миша, сложив руки на груди. – И платье у тебя красивее было.
- Еще бы. Его ты сделал!
- Удивительно, тогда на балу, создавая платье, я и не думал, что оно окажется еще и свадебным.
- А ты тогда вообще мало думал.
- Я тебя тоже люблю. - Он засмеялся и посмотрел на солнечное небо. – Жаль, что Арчи не смог приехать.
- Он это переживет!
Я на мгновение замерла, перед глазами предстало красивое море на закате солнца, теплый бархатный песок, легкий бриз, развевающий мои волосы и крик чаек вдали. Все произошло так быстро! В один прекрасный момент я поняла, что все, что я когда-то чувствовала к Мише улетучилось, после того, как мои желания были исполнены. Но когда воспоминания вернулись, они не захватили прежние чувства, которые я испытывала к Мише. Может, поэтому я сорвалась и улетела вместе с Арчи в Росарио. Что же на счет джинна, то Миша стал для меня просто отличным другом и человеком, с которым я могла откровенно разговаривать, сидеть по ночам за журнальным столиком и соревноваться, кто создаст самую красивую или причудливую вещь..
- Ты ему скажешь когда-нибудь о том, что с тобой приключилось год назад? – полюбопытствовал Миша, выводя меня из раздумий.
- Ты же знаешь, что нет. Я хочу, чтобы это осталось только между нами.
Так все и осталось. Ни одни живая душа больше не знала о моем маленьком секрете.
 отзывы (0) 
Оценить:  +  (0)   
15:54 26.10.10