Главная

Поиск


?

Вопросы






FAQ

Форум

Авторы

Проза » Современная проза »

Икона

 отзывы (0) 
Оценить:  +  (0)   
20:33 24.10.10
Громко взревел давно не чиненный двигатель, маленький скрипучий на все лады автобус медленно тронулся с места и исчез, скрывшись за облаком поднявшейся пыли от потрескавшейся песчаной дороги. Федяков поморщился и, приложив ладонь к лицу, громко чихнули оглянулся на напарника. Тот неотрывно смотрел на уходящий вдаль светло – синий автобус. Взгляд его был каким – то слегка затуманенным, словно в голове роилось великое множество проблем, каждая из которых требовала немедленного разрешения. Он кинул походный рюкзак и, присев на землю, рукой поманил Федякова. Тот нехотя последовал его примеру и, вытащив из кармана замусоленную сигарету из последних, выжидательно взглянул на Сергея. Он молчал, лишь изредка комкал в руках пожелтевшую от старости и постоянной носки тонкую кепку и задумчиво жевал сорванную тут же пожухлую травинку. Федяков не выдержал его настойчивого взгляда и , что – то коротко и зло пробормотав сквозь зубы, упал на землю и прикрыл глаза от яркого палящего солнца. Несмотря на то, что небо было абсолютно чистое, словно заранее вымытое, и лето еще не покинуло своих пределов, жара в воздухе в тот день практически не ощущалась. Или может быть они уже просто успели привыкнут к непривычному для средней полосы палящему зною. Как бы то ни было, но сегодня им казалось, что солнечные лучи будто бы боялись доходить до земли. Отрывались от самого солнца, бесшумно стремились вниз, но на полпути останавливались, замирали, словно натолкнувшись на какую – то невидимую преграду. Слева громко зажужжала мохнатая пчела. Федяков быстро сел и, взмахнув руками над головой, снова кинул взгляд на товарища. Тот по – прежнему оставался невозмутимым . Федяков сплюнул и, согнув ноги в коленях медленно попытался подняться, но его удержала крепкая, покрытая мозолями рука. Он упал обратно на траву
-Сейчас нам нельзя торопиться, - хриплым, каким – то простуженным голосом пробормотал Сергей и успокаивающе похлопал Федякова по плечу. – Тут, брат, дело такое что каждую мелочь проработать надо.
Федяков согласно кивнул и, придвинувшись ближе, замер, уже напрочь позабыв о том, что пару секунд назад собирался уходить. Темные растрепанные головы сблизились.
-Ты думаешь, получится, - прошептал Федяков и судорожно оглянулся, словно их мог кто – то подслушать.
Сергей усмехнулся.
-Я знаю, что нам нужно делать, заживем богато и из долгов выпутаемся.
Глаза обоих путешественников загорелись. Они еще пару минут пошептались о чем – то с заговорщическим видом и, встав на ноги, схватили рюкзаки и медленно направились в сторону леса. Солнце спустилось ниже, озарило бледно – голубое небо ярким закатом. Мимо на высокой скорости проехала машина, обдав путников снопом сухой пыли. Федяков прикрылся рукой и закашлялся, в носу засвербило, ноги налились тяжестью.
-Может, ну ее, эту деревню? – пробормотал он и исподлобья взглянул на напарника. Тот не ответил, лишь только злобно сверкнул на него из под густых черных бровей и упрямо зашагал дальше. Федяков вздохнул и, не придумав ничего лучше, медленно зашагал следом, бесцельно уставившись в сухую от зноя землю уставшими глазами. Он даже не остановился, когда радостно рядом воскликнул чей – то голос, лишь только болезненный толчок в бок заставил его поднять глаза вверх. Впереди, практически пропадая в темноте, мелькнула вывеска с названием деревни.
-Пан-те-е-во, - медленно по слогам прочитал Федяков и оглянулся. Сергей торжествующе поднял обе руки вверх, словно еще раз подтверждая свою правоту. Они медленно вошли в деревеньку, уже почти полностью покрытую мягким одеялом ночи. Со всеми этими постоянными остановками и спорами, не сумели засветло добраться.
-Что мы сейчас станем делать? – обескуражено пробормотал Федяков и сосредоточенно запустил руки в волосы, но Сергей уже подошел к ближайшей двери, выкрашенной темно – коричневой масляной краской. Внутри кто – то негромко вскрикнул, послышался обиженный плач проснувшегося ребенка. Дверь резко распахнулась, на пороге показалась полная женщина. Сергей слегка поклонился и, заглядывая глядя разгневанной хозяйке в темные слегка суженные глаза, тихо произнес:
-Хозяюшка, двух путников не пустишь переночевать?
Женщина повела плечом и, оглянувшись на всхлипывающего ребенка, слегка подобрев, покачала головой. – Дом маленький, места , видишь, нет, да и дети плачут.
Сергей не смутился, он осторожно присел на шаткую деревянную скамеечку на покосившемся от старости крыльце и прошептал:
-А посоветуй тогда нам какой – нибудь добрый домишко со славной хозяюшкой, а то мы так устали с дороги.
Женщина в растерянности оглянулась.
-Да, почитай, вся деревня друг у друга на головах живет. Избенки – то, глянь, какие маленькие да и у всех почти маленькие дети есть.
Она замолчала, путники выжидательно переглянулись.
-Ступайте к Маркеловне, - произнесла она, махнув рукой влево. –Вон тот дом, с резным заборчиком. Одна она живет, дети разъехались, навещают ее редко.
Сергей кивнул и с шумом вдохнул воздух.
-Никого у нее не осталось, - продолжала женщина, - только в церковь любит ходить, этим и спасается.
Сергей насторожился, но виду не подал, распрощался с радушной хозяйкой и, выйдя за калитку, прислонился спиной к скрипучему забору и с жадным блеском в глазах взглянув на напарника. – Набожная она, значит, - прошептал он, оглянувшись на вспыхнувшие окна дома неподалеку, - и в доме иконы должны быть.
Он довольно потер руки и силой хлопнул Федякова по плечу. Тот слегка покачнулся, но устояв на гудящих от усталости ногах, первым направился к указанному дому. Он медленно подошел к резной калитке и, неожиданно остановившись, с каким – то странным страхом взглянул на товарища. – Что – то не нравится мне все это, - прошептал он и, развернувшись отошел от забора на несколько метров.
Сергей тяжело вздохнул и, смерив его презрительным взглядом потянул на себя холодное железное кольцо. Калитка со скрипом распахнулась. Федяков медленно зашел во двор и, больно ударившись обо что – то твердое, стоящее на пути, неожиданно замер. Совсем рядом послышался шорох и последующее за ним злобное рычание, напоминающее раскаты грома. Из стоявшей конуры, совсем не заметной в сгустившейся темноте, медленно выползла огромная мохнатая собака и яростно оскалила желтоватые клыки. Напарники попятились к забору, но тут на пороге дома, как спасительный огонек вспыхнул тусклый свет и озарил маленькую сухонькую старушонку, которая держала в руках глубокую миску. Она медленно подошла к будке и, осторожно поставив тарелку на землю, потрепала огромного пса по голове Тот мгновенно упокоился и с резвостью трехмесячного щенка радостно кинулся к плошке. Старуха усмехнулась и, подняв взгляд от земли, с легким удивлением взглянула на путников.
- Чегой – то вы тут полуношничаете? Темень на дворе давно.
Федяков нерешительно качнулся и тихо протянул просительным голосом:
-Не из этих мест мы, матушка, переночевать нам негде.
Сергей позади энергично затряс головой.
- Проходь тогда что ли? – старушка приглашающее махнул рукой и медленно пошла к дому. Напарники, переглянувшись, осторожно направились следом, то и дело оглядываясь на мохнатого пса у калитки. Распахнулась скрипучая дверь, вспыхнула под потолком слабая, слегка мутноватая лампочка, озарившая бедную, но чисто прибранную небольшую комнату. Федяков уронил рюкзак и, с жадностью наблюдая за тем, как старуха, гремя ложками, раскладывает по тарелкам остывшую перловую кашу, спросил:
- Что же ты тут одна – то живешь? Не скучно? Небось, и не помогает никто?
Маркеловна замерла, на губах ее заиграла едва заметная в тонких морщинках улыбка:
- Сразу видно, молодой еще. Жизни не знаешь. Дети выросли, внуков несколько раз в год привозят. Чего еще желать? Звала меня в город, да я все равно не согласилась. Что мне там делать? Все с Божьей помощью. Бывает и скучно, а если уж совсем на душе тягостно становится – достаю икону чудотворную. Помолюсь – и будто камень с души падает.
- Чудотворную? – протянул Федяков и, не удержавшись, покачнулся на шатком стуле. Сергей навострил уши и, незаметно придвинувшись ближе прошептал:
- Откуда же она у тебя, эта икона?
Старуха привычно перекрестилась и быстро пробормотала:
- По наследству от матушки она мне досталась, велели под семью замками беречь, - Маркеловна замолчала, словно поняла, что сказала лишнее. – Спать пора, неча полуношничать, - нарочито сердитым голосом произнесла она и, и быстро погасив свет, забралась под одеяло. Путники устроились на широких лавках. Федяков прикрыл глаза и, чувствуя, как в груди бешено колотится сердце, громко и глубоко задышал, стараясь успокоиться Через несколько минут с кровати Маркеловны послышалось тихое мерное дыхание. Слева раздалось осторожное шуршание, Сергей медленно встал и поманив за собой напарника, отошел в самый темный угол комнаты.
- Слышал про икону чудотворную она обмолвилась, ее – то нам и нужно найти.
Федяков отступил и отрицательно замотал головой. Сергей подступил ближе.
- Ты пойми, - начал убеждать он, - икона многовековая, денег немереных стоит. Один шаг – и заживем в свое удовольствие.
Федяков заколебался и сомнением взглянул в лицо товарищу, почти полностью скрытому в ночной тени.
- Мы же не знаем, где она, не сказала нам этого старуха, - поднял он брови.
Сергей беззвучно усмехнулся и махнул рукой. Он оглянулся по сторонам и, чиркнув спичкой поднес ее к толстой замусоленной свече. Мгновенно вспыхнул дрожащий огонек, заплясал на старых бревенчатых стенах. Тонкий лунный луч пробежал по полу, задержавшись на каждой половице не более, чем на мгновение, и пропал, луна скрылась за тяжелым темным одеялом. В комнате воцарилась пугающая мгла, со всех сторон сгустился сумрак, казалось, он стал еще прочнее, еще насыщеннее. Осталось только пламя неровно вздрагивающей горячей свечи. Федор судорожно вздохнул и ухватил Сергея за рукав, но тот уже передал ему свечку и, оглянувшись на мирно спящую Маркеловну, медленно поднял тяжелую крышку сундука. Она еле слышно скрипнула. Пальцы нащупали аккуратно сложенную одежду. Сергей шепотом выругался, но через несколько секунд ощутил под ладонями что – то твердое, завернутое в тонкую ткань. Он удивленно присвистнул, но тут же прикрыл рот рукой. В комнате воцарилась звенящая тишина. Маркеловна что – то неразборчиво пробормотала во сне и, перевернувшись на другой бок, плотнее укрылась одеялом. Федяков оглядел мрачнеющую с каждой секундой комнату, и ухватив Сергея за руку, показал глазами на угол. Там что – то тревожно зашелестело, будто бы мелькнули чьи – то озлобленные глаза, метавшие маленькие раскаленные добела молнии, по ногам пробежал взявшийся непонятно откуда холодный ветер. Над головой послышался дробный топот, перед лицом мелькнула чья – то темная тень. Федяков вжался в стену и испуганно вскинул глаза. Сергей не шевелился, он по – прежнему то и дело оглядываясь, держал в руках что – то тяжелое, обернутое белоснежной тканью. Он медленно опустился на пол и, развернув невесомую материю, восхищенно ахнул. Федяков, забыв про страх, приблизился к нему. Дрожащее пламя догорающей свечи заиграло на слегка помутневшем от времени Божьем изображении. Напарники переглянулись, свет замерцал, отчего лико выглядело, как живое. Глаза, еще секунду назад смотревшее спокойно и умиротворенно, сейчас сверкнули каким – то странным блеском. Федяков отшатнулся и, пробормотав что – то про себя, снова осторожно накинул на икону белую материю.
- Уходим, быстро, -громким шепотом произнес Сергей и, поудобнее перехватив икону, медленно пошел к двери, внимательно смотря под ноги. Федяков ринулся следом. На улице медленно светало, угасали даже самые яркие звезды. Напарники осторожно вышли во двор и, пробравшись к задней калитке, чтобы не нарваться на собаку, медленно вышли на дорогу. Оглянулись. Вроде, ушли незамеченными. Сергей быстро снял с себя поношенную куртку и, завернув в нее икону для пущей надежности, быстро зашагал по дороге. Вскоре деревня закончилась, замелькали стройные, как на подбор березки, раскинулось широкое, местами выжженное поле. Путники, увидев в нескольких шагах от себя сноп душистого сена, остановились и изнеможенно упали в него. Бессонная ночь и пережитые волнения давали о себе знать. Он наступал все ближе и ближе, веки неумолимо смыкались, перед глазами запрыгали черные точки. Сергей из последних сил положил завернутую икону в стог сена, щедро присыпал травой и погрузился в тяжелый беспокойный сон.
Тревожно стрекотали в высокой траве всполошенные неожиданным ветром кузнечики. Сергей шевельнулся во сне и, вытерев выступивший от жары пот, юркнул под сено рукой и, мгновенно изменившись в лице, вскочил на ноги – иконы не было. Он судорожно заворошил сухое сено, оно полетело в разные стороны. Федяков недоуменно поднял голову и, сладко потянувшись, взглянул на мечущегося напарника. Тот в последний раз нырнул в стог и испуганно прошептал:
- Она пропала, икона пропала, - голос поднялся до крика и сорвался. Он присел на землю и уставился в землю. Федяков вскочил на ноги, разворошил всю копну до основания, но так ничего и не нашел, стоило только признать – чудотворная икона пропала, как будто ее и не было. Он оглянулся на съежившегося Сергея. Тот невидящим взглядом смотрел прямо перед собой и изредка, начинал яростно рвать руками сухое сено. Несколько минут прошли в напряженном молчании. Вскоре на тропинке совсем близко показалась чья – то маленькая слегка сгорбленна фигурка.
- Смотри, старуха, - Сергей вскочил на ноги и в страхе заметался, спрятаться было некуда.
Федяков убрал руки за спину и, стараясь казаться невозмутимым, громко произнес:
- Здравствуй, бабушка, узнала нас?
Маркеловна остановилась.
- Как не узнать, - проговорила она, оглядывая ночных гостей с кривой усмешкой, - только что ж вы так ранехонько убежали? Проснулась, ан и нету никого.
Она перевела дыхание. Федяков с Сергеем стыдливо опустили глаза в землю, чувствуя, как начали пылать щеки.
- Проснулась, а на душе чегой – то так тяжело, дай думаю помолюсь у иконы чудотворной…
Сергей замер и нервно затеребил край тонкой, местами порванной рубахи. Он попытался что – то произнести в свое оправдание, но вместо голоса из горла вырвался какой – то клокочущий звук.
- Достала икону, помолилась, так будто камень с души упал, - закончила Маркеловна.
Путники вздрогнули, чувствуя, как затряслись руки.
- Как достала? Где ж ты ее взяла, - не подумав проронил Федяков, - ведь мы же ее…, - и наткнувшись на пронзительный взгляд товарища в страхе замолчал.
- На месте чудотворная, в сундуке,- улыбнулась старушка, - где же ей еще быть?
Путники не ответили, они лишь с нескрываемым ужасом взглянул на Маркеловну в последний раз и, не сговариваясь, ринулись прочь.
 отзывы (0) 
Оценить:  +  (0)   
20:33 24.10.10