Главная

Поиск


?

Вопросы






FAQ

Форум

Авторы

Фантастика » Ужасы и мистика »

Попутчик

Последний поезд, последний рейс...
 отзывы (0) 
Оценить:  +  (0)   
02:23 23.10.10
[aj]1.
Когда я приехал на вокзал посадку на поезд уже объявили. Не люблю ожидание, поэтому всегда стараюсь приехать впритык. В тот раз чуть не поплатился, потому что долго искал свой вагон. Не думал, что можно ехать в Благовещенск в вагоне с табличкой «Владивосток – Сов. Гавань». Хотя проводница объяснила мне, что ехать надо в том вагоне, который указан в билете, а не «в том, на котором написано». Вдвойне странно, номера на вагоне не было вообще. Тем не менее, настроение мое не позволяло вступать с ней в полемику. Молча прошел в купе и сел.
Устроился и тут же пожалел о том, что тетка выбила мне одиночный проезд в двухместном. Люблю попутчиков. Есть что-то замечательное в таких вот дорожных знакомствах. Когда делишься с собеседником историями из жизни, слушаешь его истории. И потом еще месяц вспоминаешь это общение с едва знакомым человеком. А каких историй порой не услышишь! Когда-то даже хотел сборник составить, но вскоре забылось. С этими навевающими грусть мыслями я проводил взглядом родной вокзал и приготовился к скучному пути.
Скучать пришлось недолго. Минут через 15 ко мне постучались. Я открыл и увидел перед собой проводницу, уже более опрятную и вежливую, чем предыдущая. Может потому, что это была старшая проводница, а может просто человек хороший.
- Извините, молодой человек, - виновато произнесла девушка. – У нас тут в седьмом ошибочка вышла с билетами. Вы не против, если мы к вам человека посадим до Хабаровска?
- Да, что вы, ради бога. Буду только за.
- Проходите, мужчина, - Крикнула она в сторону. – Еще раз извините, приятного пути.
Попутчик мой появился тут же. Высокий мужчина лет сорока пяти на вид. Ничем не примечательный, таких было большинство в этом поезде. Обычно они путешествуют в старомодных пиджаках и пальто, так что он смотрелся слегка странно в спортивном костюме с легкой спортивной сумкой.
Добрый день, - добродушно поздоровался он и представился. – Вадим Сергеевич.
Добрый, Андрей, - так же добродушно ответил я. Встал, достал из куртки сигареты и вышел из купе.
- Подождите, Андрей, я тоже, пожалуй, перекурю. А то все нервы вымотали с этими перемещениями. Четыре вагона обошли, пока не пристроили.
Курили молча. Хотя догадаться о том, что Вадим Сергеевич любит поговорить, было не трудно. Часто встречаю таких людей в дороге. Общаться с ними, как правило, легко. Этакий «недопенсионер» молодой душой. Ему и спортивный костюм подходит.
Вернулись в купе, скучно проводили пригород. Еще раз забежала проводница, поинтересовалось, хорошо ли мы устроились, и упорхнула. Скучать, впрочем, пришлось недолго. Вадим Сергеевич сделал то, о чем я сам уже начал задумываться – порылся в сумке и вынул бутылку коньяка. Спутник оказался и впрямь охочим до беседы человеком. Его начитанность и жизненный опыт против моих молодецких амбиций. Получилось здорово. Посмеялись, немного поспорили, и бутылка коньяка опустела. Я достал свою. Выпивка и наступивший закат вновь нагнали на меня тоску, Вадим Сергеевич тоже приуныл.
В очередной раз поезд качнуло, и мой собеседник пролил немного на футболку. Полез в сумку, долго в ней рылся и достал платок. Вытер им футболку и положил на стол. Я засмотрелся. Красивый был платок. Большой багрово-бежевый в крупную клетку. На каждой клетке красовалось по иероглифу. Казалось, что это один и тот же символ, но изображенный в каждой клетке по-особенному, не похоже на другие. Где-то в китайском стиле, где-то в арабском, а где-то и вовсе похож на древнеегипетский. Но в тоже время не покидало ощущение, что это один и тот же знак…
- Андрей, вы меня слушаете? – Вернул меня в реальность Вадим Сергеевич.
- Извините, задумался. Платок у вас интересный очень. Откуда, если не секрет?
- Платок-то? Эх, молодой человек, если бы я знал откуда. Послушайте, Андрей, я расскажу вам сейчас одну историю. Только расскажу и все, не буду ничего комментировать, а вы, пожалуйста, не задавайте вопросов, я все равно не смогу на них ответить.
- Как угодно, Вадим Сергеевич, не буду.
- Ну, тогда слушайте. Год назад я ездил отдыхать в Турцию. Чудесные были времена, это был мой единственный выезд за границу за всю жизнь. Здорово отдыхали, и группа попалась чудесная. Но сейчас не об этом. У нас был междугородний переезд автобусом. Все уже были в сборе, но в последний момент в наш автобус посадили постороннего человека. Он отстал от своей группы. Единственное свободное место было рядом со мной, его он и занял. Ехали мы очень весело, все шутили, мой попутчик оказался очень приятным собеседником, надо сказать. Через час или полтора пути случилась трагедия, страшная трагедия, Андрей. Я не помню подробностей, момент аварии был как в тумане. Единственное, что я помню это крик. Синхронный крик пятидесяти с лишним человек. Уже когда я очнулся в госпитале, мне сообщили, что наш автобус столкнулся с грузовиком и рухнул с горы. Авария была страшная, в ней не могло быть выживших. Врач и специалисты сказали, что я родился не в одной рубашке. Тем не менее, к сожалению, или к счастью в живых после катастрофы остался только я. Я видел последствия аварии в выпусках новостей и сам не верил, что жив.
Вадим Сергеевич вдруг осекся и отрешенно посмотрел в окно. Несколько минут он словно собирался с мыслями и продолжил:
- Вся странность этой истории, Андрей, заключается в том, что за полчаса до этой аварии Денис, мой тогдашний сосед, который в последний момент попал в наш автобус, рассказал мне историю, аналогичную той, что я рассказал вам только что. Отличается лишь место действия. Ну и в его истории это был теплоход. И после своего рассказа он подарил мне этот платок. Надо ли говорить, что это было ровно год назад этим самым числом?
- Я закончу теми же словами, что и он. Вы можете мне не верить, смеяться, можете сейчас же бежать к машинисту, смысла ни в том, ни в другом не будет. – С этими словами он протянул мне платок. – С этим поездом случится катастрофа, Андрей, и хотите вы этого или нет, выживете в ней только вы. Главное же, что вам нужно помнить – после трагедии у вас будет еще год. Год, который вы проживете до следующей катастрофы. Той, в которой передадите этот платок еще кому-нибудь. Не задумывайтесь, как это будет, и кому вы должны будете его передать, жизнь сама все устроит. Ну, и как советовал мне предыдущий хозяин, не пытайтесь убежать от нее. Будет только хуже.
С этими словами он отвернулся к стене и уснул. По крайней мере, так мне показалось. Я же сидел опьяненный, то ли коньяком, то ли этим рассказом. Не знаю почему, но мне стало страшно. Ведь это же чушь, но боже как же мне стало страшно. Я даже не пытался разговаривать с Вадимом Сергеевичем, осознавая, что он сумасшедший. И, несмотря на все это, теперь мне было не до сна. Я пошел в вагон – ресторан, стал напиваться. И чем больше пил, тем правдоподобнее мне казалась эта история. Последнее, что я запомнил это вежливая и опрятная старшая проводница, провожающая меня до купе…
В кино, когда просыпаются после аварии в больнице, долго не могут понять, где находятся, и что произошло. Я же все понял сразу. Едва открыл глаза и увидел уставшее и заплаканное лицо своей сестры. Все события в поезде пронеслись в памяти за секунду. Я знал наверняка, что произошла авария и я в больнице.
Сестра примчалась первым же самолетом. Через неделю она рассказала мне, что поезд сошел с рельс и, вспоров леер моста, сорвался в реку. Не выжил никто, кроме меня. С переломами конечностей и ребер, ушибом мозга и удаленной долей печени, но я выжил. Я смотрел последствия аварии и действительно не мог поверить в это. От поезда не осталось ничего. Как мне пояснили, я просто чудом вылетел из поезда через окно. Врачи советовали ставить какие-то свечки в церкви. Хм, всегда был атеистом.
[aj]

2.
Из воспоминаний об этих событиях меня вывело приглашение на посадку. И почему именно этот рейс из Владивостока в Питер? Из одного любимого города в другой. И вообще, почему именно самолет? Всю жизнь боюсь летать. Отправили же в командировку.
- Молодой человек, не боитесь вещи в багаж сдавать? – Спрашивает какая-то вредная пенсионерка, из очереди, показывая на мое портмоне.
- Нет, - отвечаю. – Я летать боюсь. А багажа у меня нет.
- Вот молодежь пошла, без вещей в Питер летают. Небось, валютой все портмоне забито.
Настроение не позволяет с ней ругаться. Молча прохожу, протягиваю билет. Интересно, куда посадят…
- Ой, мужчина, у вас какое место? Дайте-ка ваш билетик. Вы знаете у нас путаница небольшая с билетами. Вы не согласитесь другое занять, вы ведь один летите?
- Конечно, девушка, я все понимаю, - отвечаю скороговоркой и прохожу.
Сижу в гордом одиночестве. Думаю. Обо всем думаю вперемешку. О сестре, о начальнике, о Вадиме Сергеевиче, о жене несостоявшейся, о начальнике почему-то с усмешкой думаю. Думаю, и понимаю - взлетели, надо же не заметил, как трогались даже. Рядом девушка сидит, тоже не заметил, как она сесть успела. Молодая, меня года на три моложе. Курносая, личико в веснушках. Но так симпатично это все смотрится. Ей бы не в деловом костюме сидеть, а спортивном. Опять Вадим Сергеевич вспомнился.
- Молодой человек, вы летать боитесь? – Каким-то веселым студенческим голосом говорит мне соседка.
- Да, а как вы догадались?
- У вас лицо вспотело, - отвечает со смехом.
Ну не блестеть же потом, достаю платок, вытираю лицо и ложу его на подлокотник.
- Интересный платок у вас. Где достали не подскажете?
- Всего и не упомнишь, давно это было. Андрей, - и протягиваю руку.
- Светлана.
Ну, хоть поговорить с красивой девушкой последние часы жизни. Хотя какие часы, если выжить должна то, скорее всего, при наборе высоты разобьется. Но мне ведь ей еще рассказать надо. А мы уже взлетели. Так что благодарю судьбу. Теперь уж, наверное, во время приземления…
[/aj][/aj]
 отзывы (0) 
Оценить:  +  (+1)   
01:37 23.10.10